Витебское сражение

После освобождения г.Демидова войска 43-и армии с октября 1943 года продолжали вести наступательные и оборонительные бои по освобождению Витебска и всей Белоруссии. В ходе боев освобождены первые крупные населенные пункты Витебской области: Колышки, Ковали, Емельянове и другие. На освобожденной земле Восточной Белоруссии воинов встретили голые остовы печей и труб сожженных деревень и сел. Мирного населения почти не было. Все трудоспособные жители были угнаны на запад. Освободителей встречали старушки и седые деды, маленькие дети и сумевшие спастись от угона молодежь и жители-партизаны, которые снова пробивались в тыл противника и продолжали вести против него нелегкую борьбу. Вместе с партизанами уходили в леса армейские девушки-разведчицы. Особенно славился Суражский партизанский край, где власть советов была восстановлена партизанами почти повсеместно. Два с лишним года немецкой оккупации сыны и дочери Витебщины ни на минуту не прекращали решительной и самоотверженной борьбы с врагом, народ верил в победу Красной Армии.


Войска 43-й армии продолжали движение вперед по Белорусской земле. Уже освобождены: городской поселок Яновичи — воинами 145-й стрелковой дивизии, Велишковичи — воинами 270-й СД. Передовые отряды войск 43-й армии достигли главной оборонительной линии г. Витебска. Мощный заградительный огонь противника задерживал продвижение наших войск и наносил им ощутимые потери в людях и технике. Особенно активно действовала вражеская штурмовая авиация. Она почти ежедневно по несколько раз наносила бомбовые удары по нашей пехоте и танкам. Шла вторая половина октября 1943 года. После длительных и напряженных боев на Калининском фронте установилось относительное затишье и фронт перешел к обороне. Штаб 43-й армии перебазировался ближе к передовой, в с. Понизовье. 20 октября 1943 года Ставка ГКО своим решением упразднила Калининский фронт и создала на его базе 1-й Прибалтийский фронт. Командующим этим фронтом был назначен бывший командующий 11-й гвардейской армией генерал армии Баграмян Иван Христофорович. При назначении на должность генерал Баграмян И.Х. получил одновременно и новую задачу — разгромить Витебскую вражескую группировку, и как можно скорее. По замыслу командующего 1 -м Прибалтийским фронтом предполагалось разбить эту группировку силами нескольких армий: 4- и ударной. 11-й гвардейской и 43-й. Сначала И.Х. Баграмян предполагал осуществить Городокскую наступательную операцию с целью обеспечения выхода войск фронта к Витебску с севера, а с востока должны были наступать на Витебск только войска 43-й армии.

Наступление армий фронта готовилось в течение трех месяцев — с октября но декабрь 1943 года. В течение этого времени войска 43-й армии постоянно укрепляли свои оборонительные позиции на участке: Курино (р. Западная Двина)-Мишутки-Еремиио-ст, Крынки (железная дорога Витебск-Смоленск). Проводилась усиленная работа по материальному и боевому обеспечению войск, пополнению личного состава батальонов и полков; одновременно рылись и углублялис окопы, ходы сообщений, укрытия и щели, землянки, огневые позиции. Велась глубокая разведка огневой системы противника, выявлялись огневые точки, заграждения, минные поля, опорные пункты, склады, скрытые пути подходов, армейские базы снабжения. Так продолжалось до начала ноября месяца. К этому времени 29-я армейская база снабжения была передислоцирована в район ст. Лиозно и ст. Заолына. Вещевой склад зимнего обмундирования еще находился на ст. Старая Торопа. Имея прочную, глубокоэнюлонированную оборону, противник смело предпринимал массированные контратаки своими боевыми группами при поддержке танков и САУ на обороняющиеся порядки 43-й армии, пытаясь улучшить свои огневые рубежи и вернуть потерянные опорные пункты. В одном из таких боев, на правом фланге обороны войск 43-й армии, отбивая очередную атаку врага у д.Холудное Суражского района Витебской области, двадцатилетний парень из Вологодской области бронебойщик гвардии рядовой А.Е, Угловский из 306-й стрелковой дивизии с двумя противотанковыми гранатами бросился под гусеницы прорвавшегося танка врага и ценой своей жизни остановил стальную громаду.

довой Угловский Анатолий погиб смертью храбрых и был с воинскими почестями похоронен в д. Вымно (10 км юго-западнее Яновичи). За этот подвиг посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В конце октября — начале ноября 1943 г. пасмурные дождливые дни сменились ясными. Углублять траншеи и окопы стало значительно труднее. Мешали этой работе и ежедневные налеты вражеских «юнкерсов». Тем временем штабом 1-го Прибалтийского фронта готовилось новое наступление на Витебск. Согласно полученному указанию штаба фронта командующий войсками 43-й армии генерал-лейтенант Голубев К.Д- поставил командирам строительных корпусов и приданных средств конкретные задачи реализации указания командования фронта, в частности: — войскам 92-го стрелкового корпуса (358-я и 332-я СД) генерал-майора Волкова Ф.А. прорвать оборону противника в районе Курино (р. Западная Двина). развить успех ддя охвата города с севера. Сосед справа — войсковые части 4-й ударной армии генерал-майора Швецова В.И.; —войскам 91-го стрелкового корпуса (145-я, 306-я и 32-я СД) гепрал-майора Котсльникова А.В. наступать на участке Курин-Руба, с выходом на правый берег р. Западная Двина и далее продвигаться на Витебск с северо-востока; — войскам 84-го стрелкового корпуса (204-я, 270-я и 262-я СД) генерал-майора Прокофьева Ю-М. нанести отвлекающий удар по немецкий войскам в районе Войтово-Еремино на Вороны и в случае успеха операции наступать на Витебск с востока.

сед слева — части войск 39-й армии генерал-лейтенанта Зыгина А.И. Несколько дней ушло на подготовку войск армии, на частичную перегруппировку сил, пополнение личного состава дивизий, выявление новых огневых точек в обороне противника. Против войск 43-й армии держали оборону крупные силы врага в составе 197-й и 206-й ПД и 4-й АПД. Эта группировка входила в состав 9 АК, державшего оборону Витебска. Накануне 26-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, ранним утром 5 ноября 1943 г., ровно в 8 часов утра раздались залпы армейской артиллерии и минометов — началась 4-часовая обработка вражеских позиций. Затем в воздух были подняты десятки штурмовых самолетов «Ил-2». Дрожала мерзлая земля от мощного бомбового удара по переднему краю обороны противника. Особенно жарко было на правом фланге наступления войск 43-й армии, где ее главные силы должны были нанести основной удар по врагу, прорвать его оборону и, развивая успех, обойти город с севера. Фашисты долго держались на своих позициях, но вот нервы их не выдержали, и они начали покидать первую линию траншей и окопов. Полковые наблюдатели заметили отход противника и дали сигнал атаки — и наши штурмовые отряды совместно с танками устремились за огневым валом. Огонь артиллерии был перенесен в глубь обороны немцев, передовые отряды наступающих достигли первой линии траншей врага, завязалась рукопашная схватка.

отивник, бросая оружие, отходил на вторую линию обороны. Резко ухудшились погодные условия. Танки поэтому снижали скорость движения; снизился и общий темп наступления пехоты и артиллерии. За первый день наступательных боев наши войска продвинулись вперед на 8-10 км, овладели первой линией траншей немцев, но были встречены мощным заградительным огнем танков и артиллерии противника. Фашисты предпринимали яростные контратаки с участием в них крупных танковых сил и поддержкой огнем шестиствольных минометов. Наступление на отдельных участках продолжалось еще несколько дней и затем постепенно прекратилось. На правом фланге войск 43-й армии части 92-го стрелкового корпуса и 145-й стрелковой дивизии успешно переправились через Западную Двину и захватили обширный плацдарм на се правом берегу. Бои и отражение контратак фашистов на этом участке продолжались ежедневно почти весь ноябрь месяц. 21 ноября 1943 года в штаб армии поступил приказ командующего 1-м Прибалтийским фронтом генерала армии Баграмяна И.Х. о переходе войск 43-й армии на другое направление, в район Городка, что севернее Витебска. Штаб 43-й армии во главе с полковником Масленниковым Ф.Ф. под — готовил план реализации этого приказа. По этому плану часть войск армии в составе 84-го СК передавалась левому соседу — 39-й армии, а другая часть в составе 91-го Входила в резерв фронта. 92-й стрелковый корпус генерал-майора Волкова Ф.А. в составе войсковых частей: 145, 306, 179 и 204-й СД, 155-го УР, 105-го танкового полка, 10-й и 39-й танковых бригад должен постепенно передать свои боевые оборонительные позиции войскам 39-й армии и скрытно сосредоточиться в районе Сураж-Велиж, откуда в течение декабря 1943 года — февраля 1944 года передислоцироваться в район Невель-Городок.

Одновременно по приказу командующего фронтом войска 39-й армии с ее новым оборонительным рубежом передавались в состав Западного фронта, который просуществовал до 25 апреля 1944 года. Тем временем войска 4-й ударной армии генерал-майора Швецова В.И. и подошедшая из резерва Ставки ВГК 1 1-я гвардейская армия генерал-лейтенанта Галицкого К.Н. готовились к наступательным боям из района Неволя в Витебском направлении. Наступление войск I -го Прибалтийского фронта в составе 2-х армий: 4-й ударной и 11-й гвардейской началось 13 декабря 1943 г. В течение десятидневных тяжелых наступательных боев в снежную пургу и зимние морозы войска армий продвигались вперед на Витебском направлении, и к исходу дня 24 декабря силами 11-й гвардейской армии (8-й, 16-й гвардейских СК и др.) был освобожден Городок. Войска этой армии приблизились вплотную к Витебскому укрепленному району противника. Боевые части 4-й ударной армии в трудных, малопроходимых условиях замороженной болотистой местности вышли на широком фронте к железной дороге — главной питающей магистрали Витебск-Полоцк-Рига. Но вскоре это наступление было остановлено артиллерийским, танковым и минометным огнем противника. Продвижение войск обеих наших армий прекратилось, а противник по всему 1 -му Прибалтийскому фронту перешел к жесткой обороне.

В конце декабря 1943 г. после тяжелых и изнурительных боев некоторые части 3-й ударной и 11 гвардейской армий но решению Ставки ВГК были отведены с занимаемых оборонительных рубежей. Оборона этих участков была поручена 6-й гвардейской армии генерал-лейтенанта Чистякова И.М. (2-й Прибалтийский фронт, район Пустошка-Невель) и войскам 43-й армии генерал-лейтенанта Голубева К-Д- (1 -и Прибалтийский фронт, район Курино-Еремино). И все же следует отметить, что в итоге оборонительных и наступательных операций Красной Армии осенью 1943 г. и весны 1944 г. на Западном направлении были достигнуты неплохие результаты. Советские войска освободили часть Калининской, всю Смоленскую область и восточные районы Белоруссии. С овладением обширным районом в междуречье Западной Двины и Днепра, «Смоленскими воротами», была создана серьезная угроза флангам немецкой группы армий «Центр», что сыграло огромную роль при проведении последующих операций по освобождению Витебска и всей Белоруссии. Эти успешно проведенные нашими войсками наступательные операции сорвали также планы гитлеровского командования по переброске своих войск из группы армий «Центр» на южные направления. Наоборот, широко развернувшиеся в указанных районах бои требовали переброски на этот участок дополнительно 20 дивизий с других направлений совстско-германского фронта. Не удалось германскому верховному командованию осуществить свой план создания стратегической обороны по «Восточному валу».


www.pobeda.witebsk.by

Танковое сражение юго-западнее Витебска произошло 6-10 июля 1941 года между немецкими 2-й и 3-й танковыми группами 4-й танковой армии группы армий «Центр» и двумя советскими механизированными корпусами 20-й армии Западного фронта. Захват Витебска 9-11 июля немецкими войсками является самостоятельной операцией вермахта, все последующие боевые действия в районе Витебска 12-16 июля являются частью Смоленского сражения.

После взятия Минска и разгрома основных сил советского Западного фронта в Белостокском и Минском «котлах» немецкие моторизованные корпуса начали продвижение к рубежу рек Западная Двина и Днепр с тем, чтобы оттуда начать новое наступление на Московском направлении.

Большинство немецких войск ещё участвовали в ликвидации Минского «котла», поэтому в продвижении на восток приняли участие только подвижные соединения, объединённые штабом 4-й армии (её назвали 4-я танковая армия, командующий: генерал-фельдмаршал Гюнтер фон Клюге).
3-я танковая группа (командующий: генерал-полковник Герман Гот)
57-й мотокорпус выдвинулся в район Полоцка
39-й мотокорпус направился на Витебск; позже в состав корпуса были переданы 12-я танковая и 18-я моторизованная дивизии
2-я танковая группа (генерал-полковник Гейнц Гудериан)
47-й мотокорпус (18-я и 17-я танковые дивизии, вслед за ними 29-я моторизованная дивизия) продвигался в направлении Орши
46-й мотокорпус (10-я танковая и моторизованная дивизия СС «Дас Райх») двигался к Могилеву
24-й мотокорпус (3-я и 4-я танковые дивизии, за ними 1-я кавалерийская и 10-я моторизованная дивизии) наступал в направлении Рогачева и Быхова.


Немецкое командование не предполагало, что на рубеже рек Западная Двина и Днепр заканчивал сосредоточение Второй Стратегический эшелон РККА (22-я, 19-я, 20-я, 16-я и 21-я армии), который был передан в подчинение Западного фронта. 2 июля командующим советским Западным фронтом назначен маршал С. К. Тимошенко (вступил в должность 4 июля), должность начальника Западного штаба с 30 июня занимал генерал-лейтенант Г. К. Маландин из Генерального штаба.
22-я армия (генерал-лейтенант Ф. А. Ершаков; 6 стрелковых дивизий) занимала полосу от Идрицы до Дриссы (ныне Верхнедвинск) и вверх по течению р. Западная Двина до Витебска(и сам город).
20-я армия (командующий: генерал-лейтенант П. А. Курочкин) поначалу имела в своём составе 2 стрелковых корпуса (61-й и 69-й) и 7-й механизированный корпус, а также несколько отдельных стрелковых дивизий. Она занимала полосу обороны от Витебска(вне города) до Могилева. Вскоре в состав армии включили 5-й механизированный корпус, а 61-й стрелковый корпус вместе с полосой обороны в районе Могилева был подчинен штабу 13-й армии (командующий: генерал-лейтенант П. М. Филатов).
19-ю армию генерал-лейтенанта И. С. Конева перебрасывали в район Витебска с Украины.


рмально ей подчинялись 7 стрелковых, 2 танковые и 1 мотострелковая дивизии. Однако реально к началу активных боевых действий армия прибыть не успевала.
16-я армия (командующий генерал-лейтенант М. Ф. Лукин) сосредоточилась в районе Смоленска (как и 19-ю армию, её перебрасывали с Украины). После передачи 5-го мехкорпуса в подчинение 20-й армии в её составе остались две стрелковые дивизии.
21-я армия (командующий: генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко) представляла собой мощный кулак на южном фланге советского Западного фронта. Она включала 4 стрелковых корпуса и 1 мехкорпус, всего 12 стрелковых, 2 танковые и 1 мотострелковая дивизии.

vk.com

Предыстория

В ноябре 1663 года король Ян II Казимир и правобережный гетман Павел Тетеря со 130.000 армией[1] начали поход на Левобережную Украину. В декабре литовское войско Михаила Паца[2], убедившись в невозможности взять Смоленск, выдвинулось в Северскую землю на соединение с войском короля. 27 декабря 1663, узнав о выступлении армии Паца, новгородский воевода, князь Иван Хованский предложил царю Алексею Михайловичу совершить силами своего новгородского полка рейд по землям Великого княжества Литовского от Белой через Поречье, Толочин, Черею, Долгинов или Докшицы до Мяделя или Глубокого и далее до Жмуди, «и те места воевать, и итить без мешкоты, нигде не стоять». Узнав о войне в своих землях, Пац будет вынужден уйти с Украины обратно, и действующим там войскам «от них будет свобода: бес крови те люди будут выручаны»[3].

Однако выступить удалось только в начале 1664 года. Задержка была связана с низкой явкой дворян на службу, большим количеством «нетчиков»[4]. Еще 26 октября 1663 князь писал царю, что в наличной численности в полку только 533 человека, а «ратные люди из Твери к нему не бывали, а новгородцы неближних пятин без московские высылки и долго не будут»

Войдя в Литву, войска Хованского «выжгли и высекли» Дубровну, Оршу, Черею, Толочин, «жгли до самого Борисова»’ и с 16 февраля до 27 марта 1664 разбили в трёх боях несколько литовских полков.

Ход сражения

После этого Хованский собрал полк под Витебском, где войска кормились за счёт подвоза продовольствия и «сбора кормов» на месте до лета.

Главная московская армия под командой воеводы Я. Черкасского предприняла марш на запад только в июне. Ее задачей было демонстрацией своей силы повлиять на ход мирных переговоров, начавшихся в мае.
Чтобы не оказаться в ловушке между двумя московскими корпусами, Пац решил прежде всего разбить слабейшую группировку Хованского.

Переправившись через Лучесу, войско ВКЛ появилось под Витебском, что стало для Хованского абсолютной неожиданностью. Сам польный гетман был во главе авангарда, состоявшим из его хоругви гусар, 6 татарских полков и двух рэгиментов[5] драгун. Целью этой акции было выманить Хованского из укреплений и вынудить его принять сражение в открытом поле. После первых столкновений, которые продолжались до полудня 15 (5) июня, литвины отошли на другой берег Лучесы.
Эта акция принесла желаемый результат, так как Хованский дал втянуть себя в сражение в крайне неблагоприятных условиях. 16 (6) июня он переправился через Лучесу и решился принять бой на значительном расстоянии от Витебска, имея за плечами болотистую реку. Сражение было не долгим. После двух вступительных стычек в третьей атаке конница ВКЛ опрокинула строй московской конницы, атаковавшей без поддержки пехоты. Многие всадники Хованского не отошли в лагерь, а убежали с поля боя по домам (так, например, новгородские казаки уехали в сам Новгород). Сильно поредевшие от дезертирства полки Хованского, у которого осталась почти одна пехота, были разбиты войском Паца, князь с трудом прорвался «обозом» в Витебск, где ему помог витебский гарнизон.

Московские потери были настолько велики, что составили, может, более половины всей армии, которая насчитывала 3 749 человек[6]. В руки победителей попало вся артиллерия (10 орудий) с амуницией, 63 штандарты (в том числе один самого царя), а также много багажа с богатыми трофеями, оставшимися как на поле битвы, так и в шанцах[7] над Двиной, которые после сражения были заняты Пацем.

Последствия

Блестящая победа 16 июня, наверное, наиболее значимая в военной карьере Паца, не принесло, однако, перелома в войне. Польный гетман был вынужден сразу же вернуться в Шклов, чтобы уже противостоять более мощной царской армии, которую из под Смоленска вел Я. К. Черкасский.

Поражение под Витебском вызвало изменение командования Новгородским полком. Вместо князя Якова Черкасского главным воеводой назначался князь Юрий Долгоруков. Хованского, которому было бы «невместно оказаться у князя Юрья в товарищах», отозвали в Москву. К концу 1664 года проявилась неспособность нового воеводы управлять строптивым Новгородским полком, в котором дворяне могли просто отказаться выступить на службу. Князь Иван Андреевич Хованский был возвращён в Новгородский полк в должности полкового воеводы. Князь восстановил контроль над полком и возобновил активные действия в Литве.

В 1682 году князь Иван Хованский возглавил стрелецкий мятеж, получивший название Хованщины. Казнен вместе с сыном Андреем.

Галерея

Примечания

  1. Антуан Грамон. Из истории московского похода Яна Казимира. Юрьев. Типогр. Маттисена. 1929
  2. Михаил Казимир Пац (польск. Michał Kazimierz Pac; ок. 1624 — 4 апреля 1682, Вака под Вильной) — польный гетман литовский в 1663—1667 и великий гетман литовский в 1667—1682 годах.
  3. Курбатов О.А. Из истории военных реформ в России во 2-й половине XVII века. Реорганизация конницы на материалах Новгородского разряда 1650-х – 1660-х гг./Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, М., 2002, стр. 162
  4. лицо дворянского звания и происхождения, уклонявшееся от явки на военную службу. По указам Петра I нетчики лишались вотчин и поместий и объявлялись вне закона. Манифестом 18 февраля 1762 г. обязательная служба дворянства была отменена.
  5. войсковых частей
  6. По состоянию на 8 апреля 1664. Акты Московского государства, изданные Императорскою Академиею наук, СПб., 1901, т.3, стр.562
  7. Небольшие земляные укрепления

www.evitebsk.com

Танковое сражение юго-западнее Витебска произошло 6—10 июля 1941 года между немецкими 2-й и 3-й танковыми группами 4-й танковой армии группы армий «Центр» и двумя советскими механизированными корпусами 20-й армии Западного фронта.

Форсирование Западной Двины и захват Витебска 9—11 июля немецкими войсками является самостоятельной операцией Вермахта, все последующие боевые действия в районе Витебска 12—16 июля являются частью Смоленского сражения.

После взятия Минска и разгрома основных сил советского Западного фронта в Белостокском и Минском «котлах» немецкие моторизованные корпуса начали продвижение к рубежу рек Западная Двина и Днепр с тем, чтобы оттуда начать новое наступление на Московском направлении.

Начальник германского Генерального штаба генерал-полковник Франц Гальдер записал в свой дневник 3 июля:

В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена. Я считаю правильным высказывание одного пленного командира корпуса о том, что восточнее Западной Двины и Днепра мы можем встретить сопротивление лишь отдельных групп, которые, принимая во внимание их численность, не смогут серьёзно помешать наступлению германских войск. Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. Конечно, она ещё не закончена. Огромная протяжённость территории и упорное сопротивление противника, использующего все средства, будут сковывать наши силы ещё в течение многих недель.
…Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдёт не столько о разгроме вооружённых сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы и не дать ему возможности, используя гигантскую мощь своей индустрии и неисчерпаемые людские ресурсы, создать новые вооружённые силы.

Как только война на востоке перейдёт из фазы разгрома вооружённых сил противника в фазу экономического подавления противника, на первый план снова выступят дальнейшие задачи войны против Англии…[1]

Большая часть группы армий «Центр» ещё участвовала в ликвидации Минского «котла», поэтому в продвижении на восток приняли участие только подвижные соединения, объединённые штабом 4-й армии (её назвали 4-я танковая армия, командующий — генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге):

Немецкое командование не предполагало, что на рубеже рек Западная Двина и Днепр заканчивал сосредоточение Второй стратегический эшелон РККА (16-я, 19-я, 20-я, 21-я и 22-я армии), который был передан в подчинение Западного фронта. 2 июля командующим советским Западным фронтом назначен маршал С. К. Тимошенко (вступил в должность 4 июля), должность начальника Западного штаба с 30 июня занимал генерал-лейтенант Г. К. Маландин из Генерального штаба.

Авиация Западного фронта насчитывала 6 авиадивизий армейского подчинения:

Немецкие подвижные соединения продвигались на восток, чтобы занять исходные позиции для последующего наступления. Однако советское командование не собиралось пассивно наблюдать за продвижением немецких войск. Оторванность подвижных немецких соединений от полевых пехотных дивизий давало шанс советскому командованию разбить немецкие войска поэшелонно. Запланированное контрнаступление на Лепель в стык двух немецких танковых групп имело целью разгромить противника и остановить немецкое наступление.

5 июля 1941 года на пути к Витебску продвигавшаяся в авангарде 39-го мотокорпуса немецкая 7-я танковая дивизия (командир — генерал-майор Г. фон Функ) неожиданно натолкнулась на оборонительный рубеж советской 153-й стрелковой дивизии восточнее Бешенковичей и была остановлена. Наступление 3-й танковой группы на Витебском направлении застопорилось.

6 июля немецкая 7-я танковая дивизия вновь безуспешно атаковала позиции советских войск, однако шедшая вслед за ней 20-я танковая дивизия повернула к Улле для форсирования Западной Двины.

С целью остановить продвижение противника на Витебск советское командование (маршал С. К. Тимошенко, генерал-лейтенант П. А. Курочкин) решило нанести по наступающей группировке противника мощный удар силами двух свежих механизированных корпусов из состава 20-й армии Западного фронта.

Общее количество танков в наступавших мехкорпусах превышало 1400 единиц, из которых 47 КВ-1 и 49 Т-34[2].

Частью наступления были также действия 1-й Московской Пролетарской мотострелковой дивизии в районе Толочина против 18-й танковой дивизии вермахта, но обычно их рассматривают отдельно (См. Оборона Борисова (1941)).

Из-за отсутствия взаимодействия между советскими мехкорпусами и даже отдельными танковыми дивизиями боевые действия свелись к разрозненным боям на р. Черногостница, в районе Сенно (в полосе наступления 7-го мехкорпуса) и в районе Толпино, Цотово (в полосе наступления 5-го мехкорпуса).

14-я танковая дивизия 7-го мехкорпуса, двинувшаяся на Лепель вдоль Бешенковичского шоссе, в течение двух дней 6 и 7 июля безуспешно пыталась преодолеть противотанковую оборону немецкой 7-й танковой дивизии на р. Черногостница, и только вечером 7 июля получила приказ поменять направление удара, при этом понесла большие потери, особенно в технике. Всё это время другая танковая дивизия 7-го мехкорпуса (18-я) сражалась с передовым отрядом немецкой 17-й танковой дивизии за Сенно, но 8 июля вынуждена была оставить местечко.

Наступавший на Лепель со стороны Орши 5-й мехкорпус тем временем продвигался вперёд, атаковал растянутую на марше к Сенно немецкую 17-ю танковую дивизию. Однако оставление Сенно вечером 8 июля позволило противнику атаковать 5-й мехкорпус во фланг и тыл, передовые части 5-го мехкорпуса оказались в окружении.

Тем временем, 8 июля в районе Уллы немецкая 20-я танковая дивизия (командир — генерал-лейтенант Х. Штумпф), преодолев сопротивление советской 186-й стрелковой дивизии 22-й армии, форсировала Западную Двину. 9 июля она заняла западную часть Витебска и захватила целым железнодорожный мост.

Вслед за ней через Двину переправились две мотодивизии, одна из которых (20-я моторизованная) поддержала действия 20-й танковой дивизии в районе Витебска.

Именно в связи с наступлением противника севернее Витебска командующий 20-й армией генерал-лейтенант П. А. Курочкин приказал приостановить наступление на Лепель. Г. Гот писал в своих мемуарах:

Форсирование Западной Двины на участке между Бешенковичами и Уллой тремя дивизиями 39-го танкового корпуса, а также овладение Витебском имели решающее значение для всей операции…[3]

10 июля бои в Витебске продолжились. Советская 19-я армия, на которую планировалось возложить оборону Витебска, ещё только выгружалась. К 9 июля в район Рудни и Лиозно прибыли только штабы армии и трёх корпусов, а также 220-я мотострелковая дивизия и отдельные боевые части. Прибыв в район Витебска, командующий армией генерал-лейтенант И. С. Конев обнаружил в городе только батальон Осоавиахима и ополчение.

10 июля в бой за город вступила 220-я мотострелковая дивизия. Стремительной ночной атакой она заняла всю восточную (левобережную) часть города, форсировала реку, однако к исходу дня противник отбросил советские подразделения назад.

11 июля немецкие войска полностью заняли город. 12 июля немецкий 39-й мотокорпус, сосредоточив в районе Витебска три дивизии (7-ю и 20-ю танковую и 20-ю моторизованную), перешёл в наступление на Смоленском направлении.

Несмотря на неудачи предыдущих дней, 12 июля советское командование приказало силами трёх армий (22-й, 19-й и 20-й) вернуть Витебск. Координировать их действия был назначен заместитель командующего войсками Западного направления генерал-лейтенант А. И. Ерёменко. 12—14 июля И. С. Конев и А. И. Ерёменко отправляли советские войска в наступление на Витебск. Однако инициатива продолжала оставаться у противника. 13 июля наступавший на Смоленск с северо-запада немецкий 39-й мотокорпус достиг Демидова (7-я танковая) и Велижа (20-я танковая дивизии), а 12-я танковая дивизия южнее Витебска пробилась на Смоленское шоссе и взяла Рудню. Командный пункт 19-й армии в районе Рудни подвергся удару, командарм Конев и генерал-лейтенант А. И. Ерёменко чудом избежали гибели или плена.

15 июля 7-я танковая дивизия 3-й танковой группы Г. Гота вышла на Московское шоссе в районе Ярцево, а 29-я моторизованная дивизия 2-й танковой группы Гудериана, наступавшая со стороны Копысь, ворвалась в Смоленск. Таким образом, Витебск стал дном нового «котла». Разгромленные части 19-й армии отступали на восток; многие советские солдаты и офицеры попали в плен. Севернее Смоленска пропал без вести командир 25-го стрелкового корпуса генерал-майор С. М. Честохвалов.

16 июля в районе Лиозно, согласно официальной версии, попал в плен Яков Джугашвили — младший офицер 14-го гаубичного артполка 14-й танковой дивизии 7-го мехкорпуса, сын И. В. Сталина.

Потеря Витебска имела для советского командования самые серьёзные последствия — ещё до форсирования Днепра в обороне советского Западного фронта была пробита брешь. Дело усугубил разгром 19-й армии по частям, в стадии сосредоточения. А продолжение попыток вернуть Витебск после того, как немецкие мотокорпуса действовали уже в районе Смоленска, привело к окончательному разгрому соединений 19-й армии.

После потери Витебска советские войска продолжили бои за Смоленск. Сосредоточение Третьего Стратегического эшелона восточнее Смоленска придало импульс, казалось, уже проигранному сражению. Большую часть соединений Смоленского «котла» удалось деблокировать.

С другой стороны, в итоге оборонительной контрнаступательной операции 20-й армии на лепельском направлении, ударные группировки немецкой группы армий «Центр» понесли настолько значительные потери, что их высокий наступательный темп, достигнутый в первые дни войны, очень сильно замедлился. Фактически целую неделю вермахту пришлось «топтаться» на одном месте.

Кроме того, советские танковые дивизии смогли отбросить врага на 30—40 километров в сторону Лепеля и нанести ему весьма существенный урон (некоторые немецкие танковые дивизии потеряли до половины техники). В тот момент для немецких войск сложилась весьма опасная ситуация, возникла реальная угроза тыловым путям снабжения ударных группировок. Немецкое командование в срочном порядке вынуждено было стянуть к району советского контрнаступления не только все имевшиеся в данном регионе подкрепления, но и задействовало части соседних армий. Так, например, только для срыва наступления 5-го мехкорпуса немцы перебросили в район Сенно танковые дивизии из группы Гудериана и целый 2-й воздушный флот.

Цена, которую пришлось заплатить советским танкистам за неделю задержки немецкого наступления, оказалась очень высокой. Без авиационного и артиллерийского прикрытия, с малым запасом топлива и боеприпасов, в жестоких и кровопролитных встречных боях 5-й и 7-й механизированные корпуса потеряли свыше восьмисот танков и большое количество личного состава.

14 июля в докладе Военного Совета советских войск Западного направления Ставке Верховного Главнокомандования указывалось:

Сложившаяся на фронте обстановка показывает, что противник имеет целью окружение нашей витебско-оршанской группировки.Наши войска вследствие длительных отходов, упорных за последнее время боёв, а также укомплектования их наспех, больших потерь вооружения — не устойчивы.Особенно это сказывается при наступлении. Имели место случаи бегства частей от воздействия авиации и передовых танковых отрядов противника.Положение осложняется тем, что прибытие новых соединений замедлено и дезорганизовано железными дорогами. В головных эшелонах прибывают тыловые части, а боевые части длительно задерживаются в пути.

Вследствие этого фронт не имеет резервов и вынужден поспешно вводить на передовую линию части организационно плохо подготовленные. Много дивизий состоит из разных частей. Что касается танковых соединений, они не имеют материальной части и превратились, по существу, в технически слабо оснащённую пехоту…

dir.md

Танковые сражения

Витебское сражение 
<p>(06.07.1941 — 10.07.1941)</p>
<p>‘/></p>
<h3 id=Витебское сражение

(06.07.1941 — 10.07.1941)

Это четырехдневное танковое сражение шло с 6 по 10 июля 1941 года на юго-западных окраинах Витебска, Белоруссия и предшествовало Смоленской операции немецких войск. Оперативная обстановка на фронтах на начало сражения была всецело в руках немецкого командования, однако значительные силы советских войск, сосредоточившиеся на рубежах рек Днепр и Западная Двина готовились контратаковать вырвавшиеся вперед и оторвавшиеся от основных сил немецкие танковые и моторизованные части, в задачи которых входило продвижение на восток, форсирование этих рек и занятие ключевых позиций в глубине советской обороны, а также удержание их до похода основных сил.

В то же самое время главные силы группы армий «Центр» всё ещё были серьёзно скованы боями с окруженными советскими группировками в районе Минска и Белостока. Передовым немецким танковым частям и моторизованной пехоте предстояло встретить серьезное сопротивление при форсировании Днепра и Западной Двины, однако командование Вермахта полагало, что основные силы противника уже разбиты – настолько впечатляющим был разгром и гибель войск советского Западного фронта. Потери СССР казались подлинной военной катастрофой. Восточнее двух вышеуказанных рек немцы предполагали встретить незначительное и разрозненное сопротивление малых групп врага.

Немецкие штабные офицеры однако сильно ошиблись в своих прогнозах, что правда не помешало Вермахту разгромить силы второго эшелона Красной Армии, изготовившиеся к контрнаступлению на позициях в районе Западной Двины и Днепра, но всё же это ярко демонстрирует насколько немецкое командование недооценивало потенциальную мощь противника. Вместо «незначительных и малочисленных групп врага» восточнее Днепра и Западной Двины скапливались силы 5 советских армий (16-я, 19-я, 20-я, 21-я, 22-я армии), в составе которых кроме стрелковых дивизий были танковые, а также механизированные корпуса.

Тем не менее темп немецкого наступления не оставлял советским войскам времени развернуть силы. Непосредственно на Витебск наступали части 39-го моторизованного корпуса, входившего в состав 3-й танковой группы генерал-полковника Германа Гота. Впереди двигалась 7-я танковая дивизия, непосредственно за ней располагались части 20-й танковой и 20-й моторизованной дивизии. Передовые части 7-й танковой в районе Бешенковичей на подступах к Витебску завязали бои с советской пехотой из 153-й стрелковой дивизии и продвинуться дальше не смогли.

Видимо в связи с этим немецкое командование приняло решение обойти очаг сопротивления силами 20-й танковой дивизии, которая изменила направления удара, выдвинувшись севернее к населенному пункту Улла. Таким образом создавалась угроза флангового охвата советских сил, остававшихся в районе Бешенковичей. Тем временем советское командование пыталось вырвать инициативу из рук противника – 6 и 7 июля навстречу наступающим на Витебск немецким частям были брошены два механизированных корпуса из состава 20-й армии(5-й и 7-й). Почти полторы тысячи советских танков нанесли встречный удар на фронте от Бешенковичей до Сенно. Правда количество новых «Т-34В» и «КВ» в ударной группировке было совсем незначительным – 49 и 47 единиц соответственно, однако причины последовавшей неудачи по всей видимости кроются в удручающе плохой организации столь массированного контрудара. Отдельные танковые дивизии совершенно не взаимодействовали между собой, чем и воспользовались немцы, переигрывая противника тактически. Танки советской 14-й танковой дивизии из 7-го механизированного корпуса в ходе наступления натолкнулись на сильное сопротивление немецкой 7-й танковой дивизии, к тому времени уже взявшей Бешенковичи и организовавшей хорошую противотанковую оборону на западном берегу реки Черногостница, которую преодолеть так и не удалось. Только понеся большие потери и утратив возможности эффективного наступления дивизия с опозданием сменила направление удара.

Южнее 18 танковая дивизия из того же мехкорпуса атаковала немецкие танковые части в районе Сенно, но безуспешно – противник прочно закрепился на уже достигнутых позициях. Танки советского 5-го механизированного корпуса в это же время нанесли удар со стороны Орши во фланг двигавшейся на марше к Сенно 17-й танковой дивизии немцев. Сенно к тому времени было уже в руках немцев и вырвавшиеся вперед советские танки 5-го мехкорпуса получили в ответ серию контрударов во фланг и тыл, в результате которых часть их сил оказалась в окружении. К 9 июля для советского командования стало очевидной бесперспективность продолжения контрнаступления и оно было остановлено.

К этому времени 20-я немецкая танковая дивизия прорвав оборонительные позиции советской пехоты в районе Уллы, преодолела Западную Двину и быстрым рывком достигла Витебска заняв часть города, вслед за ней Двину форсировали ещё две моторизованные дивизии немцев. 10 июля в Витебске уже шли бои. Основная масса советских войск, на которые возлагалась оборона города еще только выгружалась. Витебск обороняла в основном 220-я мотострелковая дивизия и части ополчения. Командование Красной Армии катастрофически не успевало реагировать на изменяющуюся ситуацию. На следующий день, 11 июля немцы окончательно выбили остатки советских войск из Витебска.

Попытка силами сразу трёх армий вернуть Витебск к сожалению оказалась ещё более провальной. Учитывая тот факт, что немалая часть немецких сил уже находилась в глубоком тылу наступающих армий и противник обошел Витебск с юга и севера, нетрудно догадаться к какой катастрофе привели подобные решения советского командования. Это сражение противник увы выиграл. Разгромленные части советских армий откатывались на восток, где бои шли уже в районе Смоленска.

Несмотря на поражение Красной Армии в Витебском сражении, общий стратегический и тактический успех немцев, для Вермахта всё складывалось совсем не радужно. Передовые группировки немецкой армии, наступавшие на Витебск были серьёзно потрепаны встречными контрударами советских мехкорпусов. Ряд немецких танковых дивизий потеряли до половины материальной части, однако поскольку поле боя осталось за германскими войсками, следует предположить что немалую часть техники позднее удалось отремонтировать и вернуть в строй. Тем не менее германское командование было вынуждено задействовать значительные силы для отражения мощного контрудара двух советских механизированных корпусов. Вермахт по сравнению с первыми днями войны сильно замедлил наступление, понес весьма ощутимые потери. Очень большими оказались и потери советских танков, атаковавших противника без авиационной, и артиллерийской поддержки, а порой и без адекватного пехотного прикрытия.

Увы, очень дорогой ценой достался советским танкистам и пехотинцам опыт войны с лучшей европейской армией, но это было неизбежно. На тот момент Вермахту действительно не было равных не только в Европе, но и в мире в плане безупречной и слаженной организации армии, четкого и быстрого оперативного командования, хорошего взаимодействия всех родов войск. На фоне полного беспорядка царившего на тот момент в тылах и действующий частях Красной Армии, отсутствия опыта ведения войны со столь серьезным противником как германская армия, а также дезорганизации снабжения и переброски войск, поражение было неминуемым. Но гибель советских армий под Витебском оказалась не напрасной – урон нанесенный Вермахту и замедление темпов его наступления позже дали о себе знать, а советское командование сделало выводы из поражения. Сопротивление советской армии по мере продвижения немцев на восток становилось всё более сильным и энергичным, планы и графики наступления оказывались сорванными, а потери германских войск были намного больше, чем в европейских кампаниях 1939 – 1940 годов. Восточный поход затягивался, что никак не входило в планы Гитлера и его верховного командования – провал «блицкрига» становился всё более очевиден…

www.4tanks.ru

Заградительный отряд  Западного фронта
                                (продолжение)
   Из Оперативной сводки №21 штаба Заградительного отряда Западного направления м. Издешково к 24.00 27.07.41 карта 200000
1.В течении ночи 26.7.41 по наблюдению из Издешково, пролетал непрерывный поток самолетов в восточном направлении. За время дня 27.7.41 пролетело в восточном и западном направлении – 23 самолета типа бомбардировщик.
2.а) город Вязьма формировочный пункт – 2 чел.
б) Командиру 44 СК – 804 чел. из них к/с 19 чел.
в)О тдел укомплектования западного направления 42 чел.
г)Командиру 101 ОТД 2 чел.
д)Командиру 64 СД – 394 чел. из них к/с 25 чел.
е)Командиру 162 СД – 2718 чел. из них к/с 75 чел.
ж)В 123 ЗП – 327 чел. из них ср. к/с 14.
 з)командиру 162 СД – лошадей 26, повозок – 3 шт. Радиост. 5АК 1 шт. – 1 шт. РБ- 1 шт. Винтовок 44 шт. Двухколок – 8 шт.
3. Группа Ленинградских коммунистов и комсомольцев в количестве – 516 чел. мобилизованных по особому заданию ЦКа партии следовали из г. Тамбова в г. Вязьма в распоряжение т. Булганина (прим. авт. — Члена Военного совета фронта). По неизвестным причинам 24.7.41 их эшелон был отправлен на ст. Издешково из г. Вязьма.
По распоряжение начальник Заградительного отряда Западного направления интенданта 1 ранга тов. Маслова группа коммунистов под командованием капитана Анисимова была накормлена и отправлена в распоряжение командира 159 СП ст. Свищево.
По случаю безобразного факта бесцельного хождения людей от пункта к пункту в течение 3 дней даны указания прокурору расследовать и материалы представит для принятия соответствующих мер к виновным.
4. За промежуток с 21.7.41 по 27.7.41 во исполнение приказа начальника Заградительного отряда Западного направления по Издешковскому, Дорогобужскому и Сафоновскому районам проведены следующие мероприятия:
а)Мобилизованы в РККА к/с — 188 чел., рядового и мл. к/с — 5593 чел.
б) то же автомашин — 73.
в)Тракторов — 10.
г)Лошадей — 1358.
д)Повозок – 543.
е)Велосипедов – 9.
Эвакуирован скота и продуктов:
а) Крупного рогатого скота – 10301.
б)Овец – 9132.
в)Лошадей – 587.
г)Тракторов – 16.
д) Зерна – 596 тонн.
Организовано постов ВНОС – 257, конная связь в 37 с/советах. Работают колхозников на оборонных работах и по ремонту дорог и мостов – 4412 чел. Отгружено льна-волокна – 40 тн.
5. Осуждено ВТ – за дезертирство с фронта и самовольный уход – 6 чел. Задержано дезертиров с фронта и находящихся под следствием – 5 чел.
Отпечатано в в 2 экз.
1-й экз.: адресату.
2-й экз.: в дело.
                     Начальник Заградительного Отряда
                       Западного Направления интендант 1 ранга Маслов
         Начальник штаба Заград. Отряда капитан Зайделов   
(ЦАМО ф.208 оп. 2511 ед. хр. лл.2-4)
   Из Оперативной сводки №22 штаб Заградительного отряда Западного направления, м. Издешково к 24.00 28.7.41 года карта 200000:
1.За время дня 27.7.41 года пролетело самолетов противника в восточную и западную стороны, по наблюдению из м. Издешково 5 самолетов типа бомбардировщик.
8.00 28.7.41 года пролетел вражеский самолет и сбросили листовки над территорией Изедшковского района. В 20.00 этого же дня самолет появился вторично и вторично сбросил листовки.
Листовка прилагается.
2.За время 28.7.41 года задержано и оправлено в 123ЗСП – 417 чел, из них 17 ср. к/с, лошадей – 52, повозок парных – 12 шт.
3. Во исполнение приказа начальника заградительного отряда Западного направления Интендант I ранга Маслова, по Издешковскому району эвакуировано крупного рогатого скота – 597 голов, мелкого рогатого скота – 189 голов. Сдано счет мясопоставок – 901 голов, отправлено зерна – 444 тонны.
Работают на оборонных работах м по починке дорог и мостов – 1142 человека. Отгружено кожсырья – 9 тонн.
По Сафоновскому району проводится эвакуация скота, зерна, количество отгружаемого зерна и предполагаемой эвакуации скота на 29.7.41 года – уточняются.
4. По наблюдениям местных властей районов и наличия собранных винтовок, гранат известно, что бойцы оторвавшихся частей и ищущие свои части бросают оружие в поле или закапывают.
По имеющимся фактам производится расследование и усилен надзор за проходящими военнослужащими постов заградительного отряда и партийно-комсомольского района.
5. Есть случаи  когда командиры подразделений и старшины, находящихся на территории Издешковского, Сафоновского и Дрогобужского районов, посылают своих бойцов в совхозы за медом, маслом, курами за которые не платят деньги, а забирают путем запугивания местного населения. С такими случаями мародерства поведена решительная борьба, о чем ставлю в известность.
6. Прибывающие эшелоны с материальной частью для фронта разгружаются самым безобразным образом, вся материальная часть сгруженная стоит открыто не маскирована, а средства передвижения её шли своим ходом.
Командир частей коим принадлежала эта материальная часть, никаких мер  к маскировке не приняли.
7. Передвижными постами заградительного отряда установлено, что отдельные лица населения Сафоновского района кране настроена антисоветски. Задержанные лица выражают безразличное отношение к существующему строю, говоря: «нам все равно что при советской власти, то и при Гитлере, а может быть будет лучше.» Задеражаные переданы органам НКВД для расследования.
Отпечатано в 3 экз.
1-й; 2-й Экз. адресату.
3-й в дело.
Начальник Заградительного Отряда
                       Западного Направления интендант 1 ранга Маслов
         Начальник штаба Заград. Отряда капитан Зайделов   
(ЦАМО ф.208 оп. 2511 ед. хр. лл.6-7)
Из Оперативной сводки №25 Штаб Заградительного отряда Западного направления, м. Издешково, к 24.00 31.07.41 года, карта 200000
1.В течение дня 31.7.41 года авиация противника по наблюдению из м. Издешково активности не проявляла.
Пролетело самолетов противника в Восточном направлении 14 шт. типа бомбардировщик.
В районе Сафонова сбит один наш истребитель. Летчик сгорел.
2.За 31.7.41 года задержано и отправлено в другие части 198 чел., из них в 50 СД – 145 чел., в 133 СД – 4 чел., 123 ЗСП – 21 чел. и армейскую хлебопекарню – 20 чел.
3. Мобилизованное колхозное население Издешковского, Сафоноского и Дрогобужского районов продолжают выполнять работы оборонительного порядка и починку дорог и мостов.
4. 29.7.41  года согласно приказа по 133 СД, от 28 июля 1941 года в Издешковском районе, живущее население, по имеющимся сведениям, стало резать птицу и мелкий скот и даже зарывать в землю живьем.
По приказу начальника заградительного отряда Западного  направления, Интенданта I ранга Маслова на место уничтожения скота, для производства расследования выезжал Опер. Уполномоченный и следователь Заград. отряда  Западного направления. Материал расследования и приказ по 133 СД прилагается.
5.Осуждено ВТ к высшей мере наказания – расстрелу 2 чел.
6. Сегодня 31.7.41 года комендант ст. Издешково и два его помощника в 10.00 убыли в направлении г. Вязьма. Ст. Издешково оставалась без военного надзора около 4-х часов не поставив никого об этом в известность. Имеющийся дорожно-восстановительный батальон в м. Издешково, выставил своего среднего командира и назначив вр. исполняющим дела комендант Жд.ст. Издешково. Причина убытия комендант ст. Издешково и его двух помощников выясняются.
7. Сегодня 31.7.41 года был сбит самолет противника типа тяжелый бомбардировщик. Самолет упал в районе Петровского сельсовета. Захвачено в плен 5 раненных немецких летчиков.
Нач. Заградительного отряда           Вр. Комиссар отряда Западного
Западного направления                     направления   
Интендант I ранга    Маслов             старший политрук Лукиенков
                  Нач. штаба   Заград. Отряда Западного направления
                  капитан                                       Зайделов
             
 Отпечатано в 3 экз.
1-й; 2-й Экз. адресату.
3-й в дело. (РГВА ф.208 оп. 2511 ед. хр. лл.11-12)
Судьба Интенданта I ранга устанавливается.
   Примечание:
             
                                         ПРИКАЗ №0162
Действующая Армия                                                              13 сентября 1941 г.
Содержание: "О поощрении красноармейца 16 пограничного полка войск НКВД Хабибулянц Григория",
   01.09.1941 г. в штабе охраны войскового тыла 20-й армии бежал из- под стражи задержанный, подозреваемый в шпионаже.
03.09.1941  Г. г. красноармеец поста Сафонов-Издешковского  заградительного отряда Западного фронта Хабибулянц Григорий, ныне находящегося на службе в 16 пограничном полку, задержал, показавшегося ему подозрительным неизвестного.
   При задержание неизвестный пытался бежать, но в результате решительных действий красноармейца Хабибулянц и правильного применения им в дело оружия, был ранен и задержан.
   Задержанный оказался бежавшим из-под стражи в охране войскового тыла 20-й армии, государственный преступник.
         ПРИЕКАЗЫВАЮ:
   За бдительное несение службы по охране тыла, решительные и правильные действия по задержанию государственного преступника — красноармейцу 16 пограничного полка Хабибулянц Григорию ОБЪЯВИТЬ БЛАГОДАРНОСТЬ и премировать его 100 руб.
   Приказ объявить всему личному составу Войск Охраны Тыла Западного   фронта.
Начальник Охраны Войскового                          Военный Комиссар Охраны
Тыла Западного фронта                                        Войскового Тыла Западного
полковник               Сухарев                                  фронта
                                                                                 Старший батальонный
                                                                                 комиссар                   Шевченко 
            За Начальника Штаба Охраны Войскового
                                         тыла Западного фронта
            майор                          Греков (РГВА ф.32924 оп.1 д.277 л.65, подлинник)
ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ВОЕННОГО ПРОКУРОРА ВИТЕБСКОГО ГАРНИЗОНА О РЕЗУЛЬТАТАХ ПРОВЕРКИ ПРАВОВОЙ И ОБОРОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ГАРНИЗОНЕ

5 июля 1941 г.
Совершенно секретно

Военному прокурору Западного фронта
диввоенюристу РУМЯНЦЕВУ
Копия: Главному военному прокурору
НОСОВУ
….Мною получено сообщение, что начальник заградительного отряда бороны] — интендант 1 ранга МЫСЛОВ расстрелял без суда и следствия народного судью Толоцинского района тов. АБРАМОВИЧА за то, что последний, получив оружие от НКВД как активист района, стал его разбирать и чистить и произвел нечаянно выстрел в потолок у себя в кабинете. Обком партии требует от меня ареста этого МЫСЛОВА и предания его суду ВТ. Прошу Вашего согласия на арест интенданта 1 ранга МЫСЛОВА с передачей дела в ВТ по ст. 180 УК. ….

Военный прокурор Витебского гарнизона
военюрист 3 ранга ГЛИНКА

(ЦАМО Ф. 208. Оп. 2524. Д. 2. Л. 8-12)

voenspez.ru

Предшествующие события

После взятия Минска и разгрома основных сил советского Западного фронта в Белостокском и Минском «котлах»немецкие моторизованные корпуса начали продвижение к рубежу рек Западная Двина и Днепр с тем, чтобы оттуда начать новое наступление на Московском направлении.

Начальник германского Генерального штаба генерал-полковник Франц Гальдер записал в свой дневник 3 июля:

В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена. Я считаю правильным высказывание одного пленного командира корпуса о том, что восточнее Западной Двины и Днепра мы можем встретить сопротивление лишь отдельных групп, которые, принимая во внимание их численность, не смогут серьёзно помешать наступлению германских войск. Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. Конечно, она ещё не закончена. Огромная протяжённость территории и упорное сопротивление противника, использующего все средства, будут сковывать наши силы ещё в течение многих недель.

…Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдёт не столько о разгроме вооружённых сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы и не дать ему возможности, используя гигантскую мощь своей индустрии и неисчерпаемые людские ресурсы, создать новые вооружённые силы.

Как только война на востоке перейдет из фазы разгрома вооружённых сил противника в фазу экономического подавления противника, на первый план снова выступят дальнейшие задачи войны против Англии…

Силы сторон на Московском направлении к 6 июля

Большая часть группы армий «Центр» ещё участвовала в ликвидации Минского «котла», поэтому в продвижении на восток приняли участие только подвижные соединения, объединённые штабом 4-й армии (её назвали 4-я танковая армия, командующий — генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге):

  • 3-я танковая группа (командующий — генерал-полковник Г. Гот)
    • 57-й мотокорпус ( 19-я танковая и 18-я мотопехотная дивизии, позже к ним присоединилась 14-я мотопехотная дивизия) выдвинулся в район Полоцка
    • 39-й мотокорпус ( 7-я танковая дивизия, вслед за ней 20-я танковая и 20-я мотопехотная дивизии) направился на Витебск; позже в состав корпуса были переданы 12-я танковая и 18-я мотопехотная дивизии
  • 2-я танковая группа (генерал-полковник Г. Гудериан)
    • 47-й мотокорпус ( 18-я и 17-я танковые дивизии, вслед за ними 29-я мотопехотная дивизия) продвигался в направлении Орши
    • 46-й мотокорпус ( 10-я танковая и (моторизованная) дивизия СС «Дас Райх») двигался к Могилеву
    • 24-й мотокорпус ( 3-я и 4-я танковые дивизии, за ними 1-я кавалерийская и 10-я мотопехотная дивизия дивизии) наступал в направлении Рогачева и Быхова.

Немецкое командование не предполагало, что на рубеже рек Западная Двина и Днепр заканчивал сосредоточение Второй стратегический эшелон РККА (22-я, 19-я, 20-я, 16-я и 21-я армии), который был передан в подчинение Западного фронта. 2 июля командующим советским Западным фронтом назначен маршал С. К. Тимошенко(вступил в должность 4 июля), должность начальника Западного штаба с 30 июня занимал генерал-лейтенант Г. К. Маландин из Генерального штаба.

Боевые действия на северном фланге советского Западного фронта. 1-10.VII.1941

  • 22-я армия (генерал-лейтенант Ф. А. Ершаков; 6 стрелковых дивизий) занимала полосу от Идрицы до Дриссы (ныне — Верхнедвинск) и вверх по течению р. Западная Двина до Витебска (включительно).
  • 20-я армия (командующий — генерал-лейтенант П. А. Курочкин) поначалу имела в своём составе 2 стрелковых корпуса (61-й и 69-й) и 7-й механизированный корпус, а также несколько отдельных стрелковых дивизий. Она занимала полосу обороны от Витебска (исключительно) до Могилева. Вскоре в состав армии включили 5-й механизированный корпус, а 61-й стрелковый корпус вместе с полосой обороны в районе Могилева был подчинен штабу 13-й армии (командующий — генерал-лейтенант П. М. Филатов).
  • 19-ю армию генерал-лейтенанта И. С. Конева перебрасывали в район Витебска с Украины. Формально ей подчинялись 7 стрелковых, 2 танковые и 1 мотострелковая дивизии. Однако реально к началу активных боевых действий армия прибыть не успевала.
  • 16-я армия (командующий генерал-лейтенант М. Ф. Лукин) сосредоточилась в районе Смоленска (как и 19-ю армию, её перебрасывали с Украины). После передачи 5-го мехкорпуса в подчинение 20-й армии в её составе остались две стрелковые дивизии.
  • 21-я армия (командующий генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко) представляла собой мощный кулак на южном фланге советского Западного фронта. Она включала 4 стрелковых корпуса и 1 мехкорпус, всего 12 стрелковых, 2 танковые и 1 мотострелковая дивизии.

Планы сторон

Немецкие подвижные соединения продвигались на восток, чтобы занять исходные позиции для последующего наступления. Однако советское командование не собиралось пассивно наблюдать за продвижением немецких войск. Оторванность подвижных немецких соединений от полевых пехотных дивизий давало шанс советскому командованию разбить немецкие войска поэшелонно. Запланированное контрнаступление на Лепель в стык двух немецких танковых групп имело целью разгромить противника и остановить немецкое наступление.

Действия сторон

5 июля 1941 года на пути к Витебску продвигавшаяся в авангарде 39-го мотокорпуса немецкая 7-я танковая дивизия (командир — генерал-майор Г. фон Функ) неожиданно натолкнулась на оборонительный рубеж советской 153-й стрелковой дивизии восточнее Бешенковичей и была остановлена. Наступление 3-й танковой группы на Витебском направлении застопорилось.

6 июля немецкая 7-я танковая дивизия вновь безуспешно атаковала позиции советских войск, однако шедшая вслед за ней 20-я танковая дивизия повернула к Улле для форсирования Западной Двины.

Лепельский контрудар

Боевые действия на северном фланге советского Западного фронта. 1-10.VII.1941

1. Линия Полоцкого УРа.

2. Окружение отряда советской 17-й танковой дивизии в районе Цотово, Толпино.

С целью остановить продвижение противника на Витебск советское командование (маршал С. К. Тимошенко, генерал-лейтенант П. А. Курочкин) решило нанести по наступающей группировке противника мощный удар силами двух свежих механизированных корпусов из состава 20-й армии Западного фронта.

  • 7-й мехкорпус (генерал-майор В. И. Виноградов) имел в своём составе две танковые дивизии: 14-ю и 18-ю.
  • 5-й мехкорпус (генерал-майор И. П. Алексеенко) имел в своём составе две танковые дивизии (13-ю и 17-ю) и отряд 109-й моторизованной дивизии.

Общее количество танков в наступавших мехкорпусах превышало 1400 единиц, из которых 47 КВ и 49 Т-34.

Частью наступления были также действия 1-й Московской Пролетарской мотострелковой дивизии в районе Толочинапротив 18-й танковой дивизии вермахта, но обычно их рассматривают отдельно (См. Оборона Борисова (1941)).

Из-за отсутствия взаимодействия между советскими мехкорпусами и даже отдельными танковыми дивизиями боевые действия свелись к разрозненным боям на р. Черногостница, в районе Сенно (в полосе наступления 7-го мехкорпуса) и в районе Толпино, Цотово (в полосе наступления 5-го мехкорпуса).

14-я танковая дивизия 7-го мехкорпуса, двинувшаяся на Лепель вдоль Бешенковичского шоссе, в течение двух дней 6 и 7 июля безуспешно пыталась преодолеть противотанковую оборону немецкой 7-й танковой дивизии на р. Черногостница, и только вечером 7 июля получила приказ поменять направление удара, при этом понесла большие потери, особенно в технике. Всё это время другая танковая дивизия 7-го мехкорпуса (18-я) сражалась с передовым отрядом немецкой 17-й танковой дивизии за Сенно, но 8 июля вынуждена была оставить местечко.

Наступавший на Лепель со стороны Орши 5-й мехкорпус тем временем продвигался вперёд, атаковал растянутую на марше к Сенно немецкую 17-ю танковую дивизию. Однако оставление Сенно вечером 8 июля позволило противнику атаковать 5-й мехкорпус во фланг и тыл, передовые части 5-го мехкорпуса оказались в окружении.

9 июля в 16.30 в связи с наступлением противника севернее Витебска советское наступление приостановлено. Поступил приказ вывести мехкорпуса из боя. Остатки 5-го мехкорпуса отошли в район Орши, где по приказу командующего 20-й армией П. А. Курочкина заняли рубеж обороны «по-пехотному».

Витебская операция

Тем временем, 8 июля в районе Уллы немецкая 20-я танковая дивизия (командир — генерал-лейтенант Х. Штумпф), преодолев сопротивление советской 186-й стрелковой дивизии 22-й армии, форсировала Западную Двину. 9 июляона заняла западную часть Витебска и захватила целым железнодорожный мост.

Вслед за ней через Двину переправились две мотодивизии, одна из которых (20-я моторизованная) поддержала действия 20-й танковой дивизии в районе Витебска.

Боевые действия на северном фланге советского Западного фронта. 10-18.VII.1941

Именно в связи с наступлением противника севернее Витебска командующий 20-й армией генерал-лейтенант П. А. Курочкин приказал приостановить наступление на Лепель. Г. Гот писал в своих мемуарах:

Форсирование Западной Двины на участке между Бешенковичами и Уллой тремя дивизиями 39-го танкового корпуса, а также овладение Витебском имели решающее значение для всей операции…

10 июля бои в Витебске продолжились. Советская 19-я армия, на которую планировалось возложить оборону Витебска, ещё только выгружалась. К 9 июля в район Рудни и Лиозно прибыли только штабы армии и трёх корпусов, а также 220-я мотострелковая дивизия и отдельные боевые части. Прибыв в район Витебска, командующий армией генерал-лейтенант И. С. Конев обнаружил в городе только батальон Осоавиахима и ополчение.

10 июля в бой за город вступила 220-я мотострелковая дивизия. Стремительной ночной атакой она заняла всю восточную (левобережную) часть города, форсировала реку, однако к исходу дня противник отбросил советские подразделения назад.

11 июля немецкие войска полностью заняли город. 12 июля немецкий 39-й мотокорпус, сосредоточив в районе Витебска три дивизии (7-ю и 20-ю танковую и 20-ю моторизованную), перешёл в наступление на Смоленском направлении.

Витебский «котёл»

Несмотря на неудачи предыдущих дней, 12 июля советское командование приказало силами трёх армий (22-й, 19-й и 20-й) вернуть Витебск. Координировать их действия был назначен заместитель командующего войсками Западного направления генерал-лейтенант А. И. Еременко. 12- 14 июля И. С. Конев и А. И. Еременко отправляли советские войска в наступление на Витебск. Однако инициатива продолжала оставаться у противника. 13 июлянаступавший на Смоленск с северо-запада немецкий 39-й мотокорпус достиг Демидова (7-я танковая) и Велижа(20-я танковая дивизии), а 12-я танковая дивизия южнее Витебска пробилась на Смоленское шоссе и взяла Рудню. Командный пункт 19-й армии в районе Рудни подвергся удару, командарм Конев и генерал-лейтенант А. И. Еременко чудом избежали гибели и плена.

15 июля 7-я танковая дивизия 3-й танковой группы Г. Гота вышла на Московское шоссе в районе Ярцево, а 29-я моторизованная дивизия 2-й танковой группы Гудериана, наступавшая со стороны Копысь, ворвалась в Смоленск. Таким образом, Витебск стал дном нового «котла». Разгромленные части 19-й армии отступали на восток; многие советские солдаты и офицеры попали в плен. Севернее Смоленска пропал без вести командир 25-го стрелкового корпуса генерал-майор С. М. Честохвалов.

16 июля в районе Лиозно, согласно официальной версии, попал в плен Яков Джугашвили — младший офицер 14-го гаубичного артполка 14-й танковой дивизии 7-го мехкорпуса, сын И. В. Сталина.

Последствия

Потеря Витебска имела для советского командования самые серьёзные последствия — ещё до форсирования Днепра в обороне советского Западного фронта была пробита брешь. Дело усугубил разгром 19-й армии по частям, в стадии сосредоточения. А продолжение попыток вернуть Витебск после того, как немецкие мотокорпуса действовали уже в районе Смоленска, привело к окончательному разгрому соединений 19-й армии.

После потери Витебска советские войска продолжили бои за Смоленск. Сосредоточение Третьего Стратегического эшелона восточнее Смоленска придало импульс, казалось, уже проигранному сражению. Большую часть соединений Смоленского «котла» удалось деблокировать.

С другой стороны, в итоге оборонительной контрнаступательной операции 20-й армии на лепельском направлении, ударные группировки немецкой группы армий «Центр» понесли настолько значительные потери, что их высокий наступательный темп, достигнутый в первые дни войны, очень сильно замедлился. Фактически целую неделю вермахту пришлось «топтаться» на одном месте.

Кроме того, советские танковые дивизии смогли отбросить врага на 30-40 километров в сторону Лепеля и нанести ему весьма существенный урон (некоторые немецкие танковые дивизии потеряли до половины техники). В тот момент для немецких войск сложилась весьма опасная ситуация, возникла реальная угроза тыловым путям снабжения ударных группировок. Немецкое командование в срочном порядке вынуждено было стянуть к району советского контрнаступления не только все имевшиеся в данном регионе подкрепления, но и задействовало части соседних армий. Так, например, только для срыва наступления 5-го мехкорпуса немцы перебросили в район Сенно танковые дивизии из группы Гудериана и целый 2-й воздушный флот.

Цена, которую пришлось заплатить советским танкистам за неделю задержки немецкого наступления, оказалась очень высокой. Без авиационного и артиллерийского прикрытия, с малым запасом топлива и боеприпасов, в жестоких и кровопролитных встречных боях 5-й и 7-й механизированные корпуса потеряли свыше восьмисот танков и большое количество личного состава.

Причины неудачи

14 июля в докладе Военного Совета советских войск Западного направления Ставке Верховного Главнокомандования указывалось:

Сложившаяся на фронте обстановка показывает, что противник имеет целью окружение нашей витебско-оршанской группировки.

Наши войска вследствие длительных отходов, упорных за последнее время боев, а также укомплектования их наспех, больших потерь вооружения — не устойчивы.

Особенно это сказывается при наступлении. Имели место случаи бегства частей от воздействия авиации и передовых танковых отрядов противника.

Положение осложняется тем, что прибытие новых соединений замедлено и дезорганизовано железными дорогами. В головных эшелонах прибывают тыловые части, а боевые части длительно задерживаются в пути.

Вследствие этого фронт не имеет резервов и вынужден поспешно вводить на передовую линию части организационно плохо подготовленные. Много дивизий состоит из разных частей. Что касается танковых соединений, они не имеют материальной части и превратились, по существу, в технически слабо оснащенную пехоту…

www.encyclopaedia-russia.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.