Танковое сражение под сенно 1941

Наступая вдоль железной дороги, немцы к исходу дня в районе Будно Рясно отрезали тыловые эшелоны с горючим и боеприпасами.

Таким образом, в результате предпринятого противником удара войска корпуса были поставлены под угрозу окружения. В течение 9 и 10 июля они вели оборонительные бои.

10 июля 5-й мехкорпус приказом штаба 20-й армии был выведен из боя и сосредоточен севернее Орши.

В результате боев 8-10 июля в районе Цотово 5 мехкорпус имел потери: 13 танковая дивизия — 82 танка, 11 машин, 3 трактора, 1 бронемашина; 17- танкова дивизия — 44 танка, 8 тракторов, 20 машин; корпусные части — 111 бронемашин, из них застряло в болотах 20% машин.

В общей сложности потери в людях и технике составили 60%.

Сложные и трудные бои вели части 7-го механизированного корпуса.

5.07.41 г. части 7-го мехкорпуса совершили марш двумя эшелонами в направлении р. Черногостинки. Колонны беспрерывно подвергались бомбежке и обстрелам авиации.

Кроме бомб и пулеметов немцы с самолетов сбрасывали на нашу технику бочки с фосфорной жидкостью и горючим. Нашей авиации в воздухе не было. Поэтому большие потери с нашей стороны во многом объясняют действия вражеской авиации.


В течение ночи с 5.07.41 г. на 6.07.41 г. все части заняли исходное положение для наступления в лесах и рощах восточнее р. Черногостинка.

Утром 6.07.41 г. командир 27 ТП майор Романовский группой и тяжелых и легких танков, совместно с пехотой и артиллерией провел боевую разведку противника, расположенного по западному берегу р. Черногостинка. После неудачной атаки танки отошли в исходное положение, пехота осталась на восточном берегу реки. В этой разведке погиб Герой Советского Союза капитан Хараборкин.

7.07.41 г. 14-й мотострелковый полк утром начал наступление на передний край противника и захватил противоположный берег реки, медленно продвигаясь на запад. В 6.30 27 и 28 танковые полки вышли с исходных позиций в атаку.

В это же время на артпозиции, НП артиллерии, на развернутый резерв командира корпуса, который был на восточном берегу р. Черногостинка, и про-рвавшиеся в глубину обороны танки 27 ТП, на гаубичный артполк дивизии и частей в районе Островно налетели пикирующие бомбардировщики и истребители противника, которые последовательно, волнами бомбардировали танки и пехоту, нанося им значительные потери. Все же танки 27 и 28 ТП, перешедшие через реку Черногостинка, проникли в глубину на 3-5 км, но встреченные из рощ сильным противотанковым огнем вынуждены были отойти на исходные позиции.


К 17.00 7.07.41 г. уцелевшие танки и подразделения сосредоточились на восточном берегу р. Черногостинка. Противник непрерывно бомбил переправы и танки КВ. Группа танков 27 ТП во главе с командиром полка майором Романовским прорвалась через противотанковую оборону противника, ушла в глубину обороны. 27 ТП ввел в бой 51 танк. А всего в бою 7.07.41 г. участвовало 126 танков: из них КВ -1, Т-34 — 24. В бою было потеряно свыше 50% танков и более 200 человек убитыми и ранеными.

8 июля командованию 7-го корпуса стало известно, что противник, сосредоточив севернее Сенно большие силы, перешел в наступление. Там действовали 17-я танковая дивизия немцев и воздушный десант (численностью до пехотного полка) высаженный 5 июля, вооруженный крупнокалиберными пулеметами «Эрликон».

Надо было сдержать, сковать танковые дивизии в районе Сенно. 14-я и 18-я танковые дивизии перешли в наступление с севера на юг.

Вводя в бой новые механизированные части, враг наращивал силы в районе Сенно с каждым часом. Командование 7-го корпуса приняло решение: частям корпуса с боями отойти в район переправы через реку Оболянку у деревни Стриги.

Бои под Сенно 8 июля приобрели характер так называемого «слоеного пирога» — образовалось несколько рубежей наступления и обороны подразделения противника, попавшие в окружение, ринулись на прорыв.

Ожесточенные бои в районе Сенно выявили перевес сил на стороне противника. Нашей 14-й танковой дивизии грозило окружение. Лесными дорогами части 14-й танковой дивизии пробились на восток через Корданы, Короли и заняли оборону в районе Лиозно.


Как и при контрударе, в оборонительных боях части 7-го и 5-го мехкорпусов проявили высокую боевую выучку, стойкость, неукротимое стремление воинов к победе над врагом. Общие результаты боев свидетельствовали, что 5-й и 7-й мехкорпуса в основном выполнили поставленную перед ними задачу: в течение четырех суток, ведя наступательные и оборонительные сражения, изматывали врага (нанеся ему большой урон), заметно снизили ударную силу 47-го и 39-го моторизованных корпусов противника, замедлили его продвижение на линию обороны по Западной Двине и Днепру.

В танковых боях перевес оказался на стороне врага. Это объясняется тем, что его авиация безраздельно господствовала в воздухе и от бомбовых ударов наши части несли потери в танках.

tankyvbou.blogspot.com

Лет 15 назад, будучи собкором республиканской газеты, я вынужден был часто ездить в столицу, иногда – на служебной машине, которая была придана сразу нескольким корреспондентам, использовавшим ее по очереди. На пути в Минск водитель обычно сворачивал на стоянку возле мемориального комплекса «Хатынь», и мы наскоро перекусывали в придорожном кафе. Был там и большой ресторан, который, кажется, назывался «Партизанский бор», но туда мы не заходили: он предназначался для высоких гостей и богатых туристов, и меню там было изысканным и дорогим. Кроме того, вкушать деликатесы поблизости от сожженной вместе с жителями деревни казалось мне святотатством.


Во время одной из таких остановок я незаметно затесался в группу туристов, чтобы вместе с ними послушать экскурсовода. Тем более, что на этот раз им оказался сам директор музея «Хатынь и Курган Славы» Анатолий Белый, с которым я был знаком по Минску, когда он работал в музее Великой Отечественной войны, где работала и моя однокурсница по филфаку, впоследствии кандидат исторических наук Татьяна Грошева.

После экскурсии мы с А. Белым отошли в сторону, разговорились. И я сказал ему, что узнал недавно из одной центральной российской газеты, что деревню Хатынь сожгли, собственно, не немцы, а полицаи, выходцы с Украины.

— Я знаю об этом давно, — согласился директор музея, — но должен повторять официальную версию.

И тут, услышав, наверное, о чем разговор, в диалог вмешался один из туристов, коренастый, очень худой старик с характерными следами ожогов кожи на лице и руках.

— Всю правду о войне никогда не скажут, — вступил он в беседу. – Знаете ли вы, ученые люди, где и когда было крупнейшее в истории танковое сражение?

Озадачил он нас таким вопросом.

— На Курской дуге, — не задумываясь, ответил я.

— Под Прохоровкой, на Белгородском направлении, — уточнил дипломированный историк Анатолий Белый.


— Моб вашу ять с этой Прохоровкой, — замысловато возмутился старик. Спекшаяся кожа на лбу побелела, он полез в пиджак за папиросами, медали на груди звякнули, и я мысленно отметил на его орденских планках ленточки «Красной Звезды» и «Красного Знамени».

— Далась вам эта Прохоровка, — продолжал он. – Да там с обеих сторон было от силы восемьсот танков, хотя врут, что больше тысячи. А под Сенно, где был я в сорок первом, сошлось две с лишним тысячи танков и самоходных орудий. Только нас там раздолбали и погнали на восток, поэтому пишут про Курскую дугу и Прохоровку. А про Сенно молчали и будут молчать.

При мне был карманный диктофон, я включил его и записал нервную речь ветерана. Он утверждал, что в начале войны, в первых числах июля 1941 года, был командиром танка и попал в составе 5-го корпуса 20-й армии генерала Курочкина в битву с немецкой танковой армией, где с обеих сторон было не меньше 2 тысяч боевых машин. И было это 6 июля 1941 года, за 2 года до битвы под Прохоровкой, о которой рассказывается во всех учебниках истории и военных мемуарах советских полководцев. А вот из того, что наговорил тогда на мой магнитофон бывший танкист, следовало, что танковое сражение под Сенно было действительно уникальным по количеству противоборствующих машин. И одним из самых больших по числу жертв со стороны советских войск.

— Наши танки были слабее немецких во всех отношениях, — говорил участник Сенненской битвы.


И моторы уступали немецким по мощности, и броня была тоньше, и пушка похуже. А, главное, у немцев уже хватало опыта. Перли они на нас уверенно, били снарядами с ходу, и наши танки горели, как свечки. Моя машина была подбита минут через десять после начала боя, — рассказал старик. – Механик-водитель погиб сразу, а я обгорел, но успел выбраться из танка. Все наши, кто уцелел тогда, попали в окружение, а после того, как вышли из него, в нашем полку осталось всего шесть танков и около двадцати человек раненых. Отступали кое-как сперва до Дубровно, потом – до Смоленска, а оттуда нас отправили под Москву, где наш корпус был переформирован.

Вернувшись в Витебск, я перенес запись с кассеты на бумагу и уже назавтра, как обещал, почтой отправил текст Анатолию Белому. Вскоре получил от него ответ.

«Судя по всему, старик говорил чистую правду, — писал историк. – Я нашел подтверждения правоте его слов. В шеститомной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг. (т. 2, 1961 г., с. 40) сообщается, что 6 июля 1941 года войска 20-й армии, которой командовал тогда генерал-лейтенант П.А.Курочкин, предприняли контрудар из района Орши по войскам 3-й танковой группы (по нашей классификации – армии) немцев. В контрударе участвовали 7-й и 5-й танковые корпуса, которые имели около 1 тысячи танков. Примерно столько же машин имела и 3-я танковая группа противника. Вот и выходит, — писал А.Белый, — что с обеих сторон в сражении участвовало около 2 тысяч танков – вдвое больше, чем под Прохоровкой.


той же книге сказано, что «в жестоких боях наши механизированные корпуса нанесли врагу большие потери и отбросили его на 30-40 км в сторону Лепеля. Но возле Сенно немцы бросили в контрнаступление 47-й моторизованный корпус». Именно здесь, надо полагать, — писал Анатолий Белый, — и произошла та битва, о которой в Хатыни рассказывал нам ее участник. И, судя потому, что сообщается о ней в официальной истории, это была действительно самая крупная танковая битва Великой Отечественной войны, а следовательно, — и Второй мировой, и всех войн ХХ века. Другое дело, что итоги ее были для советской стороны незавидные. Как сообщается в упомянутом издании, «до 15 атак в день выдерживали наши войска, а затем им пришлось вырываться из окружения и отступать».

Далее в письме А.Белого было следующее: «Советские источники о наших потерях в том сражении не сообщали, но если действительно все наши танки погибли (а в этом сомневаться не стоит), то можно смело говорить о не менее чем 5-ти тысячах погибших — солдат и офицеров. В других капитальных трудах по истории войны, — писал А. Белый, — о танковой битве под Сенно уже ничего нет. Правда, в 12-томной «Истории Второй мировой войны 1939-1945 гг.», изданной при Л. Брежневе, на странице 46 тома 4-го битва под Сенно расценивается как обычный «контрудар наших войск силами 5-го и 7-го механизированных корпусов 20-й армии генерала П.А.Курочкина по дивизии 3-й танковой группы немцев на лепельском направлении в районе Сенно». О количестве танков и жестокости боев – ни слова. Все завуалировано военной терминологией и так мудрено изложено, что даже историку трудно понять».


Тогда, 15 лет назад, историку Анатолию Белому было трудно понять это смутное изложение фактов. Но с позиции нашего нынешнего опыта все очень даже понятно. Другое было время, другие идеологические установки. Каждое слово о войне подвергалось цензуре Главпура – Главного политического управления Министерства обороны СССР.

В тех просеянных цензорами книгах уже ничего не изменить. Но нам, современным белорусам, грешно замалчивать тот несомненный факт, что самая крупная и жестокая танковая битва ХХ века развернулась не где-нибудь, а на Витебщине, под Сенно… И главе нашего независимого государства надо бы не устраивать торжественное открытие музейного комплекса вымышленной непонятно для чего «Линии Сталина», а порадеть об увековечении героев, павших под Сенно в неравном бою с гитлеровскими бронированными полчищами. Правильно, что президент Беларуси возлагает цветы под Прохоровкой в соседней стране. Но почему бы не возложить их под Сенно, где горели, как свечки, советские танки, и где до сих пор нет хотя бы скромного знака в память о той страшной, великой битве моторов и людей?

Сергей Буткевич, Витебский курьер

forum.worldoftanks.ru


 

Дату 10 июля 1941 года историки считают днем окончания битвы под Сенно, еще более известной как Лепельский контрудар.

По состоянию на 6 июля 1941 года основные силы Западного фронта были успешно разгромлены Вермахтом в Белостокском и Минском котлах, а немецкие ударные танковые и механизированные соединения начали продвижение к рекам Западная Двина и Днепр с целью начала нового наступления на Московском направлении.

Для того чтобы сорвать планы немцев Ставка Верховного главнокомандующего в срочном порядке перебросило на этот участок фронта два свежих механизированных корпуса.

Прибывший на Западный фронт маршал Тимошенко С.К. отдал директиву нанести удар по прорвавшимся немецким танковым соединениям в общем направлении на Островно и Сенно.

Слабое взаимодействие между подразделениями в бою, отсутствие связи, недостаточная поддержка авиации, а также умелая оборона немцев, в избытке насыщенная ПТО, все это привело к тому, что действие 5-го и 7-го механизированных корпусов РККА возымели лишь локальный успех. Потеряв за 4 дня боев большую часть танков и личного состава, остатки советских мехкорпусов, которым удалось избежать окружения, отошли в район Орши и заняли оборону вместе с пехотой.

Таким образом, советский контрудар закончился полной неудачей. Сковав действия частей РККА, немецкий 39-й моторизованный корпус форсировал 8 июля Западную Двину тремя дивизиями в районе Уллы, а 9 июля 20-я танковая дивизия 39-го мотокорпуса 3-й танковой группы Г. Гота едва ли не походным маршем вошла в Витебск.


Безвозвратные потери РККА в ходе битвы под Сенно, по оценкам советских источников, составили 832 танка, а также 646 человек (по данным историка А. Исаева) личного состава (в том числе 138 убитых и 357 пропавших без вести). Все эти данные более или менее совпадают с немецкими. В то же время потери Вермахта советские источники завысили неимоверно, записав в уничтоженные 300 танков противника, прибавив ко всему этому еще и «4 полка пехоты». На самом деле потери немцев немецкие историки оценили в 27 танков, подавляющее большинство из которых было восстановлено.

Сейчас можно с уверенностью сказать, что удар двух мехкорпусов РККА под Сенно был абсолютно бессмысленным, практически никакого урона немцам он не нанес и даже не остановил их дальнейшего продвижения, как об этом истерически писали советские источники. Подразделения из состава танковой группы Г. Гота заняли Витебск по плану, и даже при этом не особо напрягаясь. А вот РККА понесла катастрофические потери в танках и квалифицированных танкистах, что негативно сказывалось в боях на протяжении всего 1941 года. К тому же фронт оказался ослабленным, и последующие бои за Смоленск это показали необычайно ярко.

tanki-v-boju.ru

В связи со сложной обстановкой, которая сложилась в начале июля 1941 года, командование Западного фронта предпринимало меры, направленные на создание устойчивой обороны по берегу Западной Двины в районе Полоцкого укрепрайона и на недопущение прорыва вражеских войск у Сенно, Орши, в междуречье Березины и Днепра.

На этом рубеже действовали части 39-го- 47-го вражеских моторизованных корпусов, входившие в состав 3-й и 2-й танковых групп. Сплошного фронта на-ступления у них не было, что характерно для начального периода войны.

Чтобы выправить положение, на рубеж перебросили войска 19-й армии, под командованием И.С. Конева. Но железнодорожный транспорт был перегружен, и сосредоточение соединений этой армии затягивалось. Надо было упредить прорыв моторизованных корпусов врага в район Витебска. В связи с угрозой такого прорыва Военный Совет Западного фронта с согласия ставки принял решение — войсками 20-й армии, которой командовал генерал-лейтенант П.А. Курочкин, нанести контрудар в направлении Сенно — Лепель. Общая глубина удара планировалась более 100 километров.

Для разгрома лепельской группировки, которая оценивалась, как главная, командующему 21 армией ставилась задача силами 5-го и 7-го механизирован-ных корпусов нанести контрудар в направлении Сенно с дальнейшим развити-ем успеха 7-го механизированного корпуса на Кублики, а 5-го — на Лепель.

6 июля в 5 часов 17-я, 13-я танковые и отряд 109-й мотострелковой дивизий выступили колоннами по назначенным маршрутам.

Вначале гитлеровцы не оказывали сопротивления, однако войска продвигались слишком медленно. Шел проливной дождь, на раскисших дорогах созда-вались пробки. С подходом к рубежу Масюки, Обольцы танковые дивизии встретили организованное сопротивление передовых частей 47-го моторизо-ванного корпуса. Стремительной атакой наши войска сбили вражеские отряды и к 20 часам продвинувшись на глубину 14-16 км, вышли на рубеж: 17-я танко-вая дивизия — Серкути, Будино; 13-я — Замошье, Обольцы; отряд 109 мото-стрелковой дивизии — 7 км западнее Вязьмичи.

Утром 7 июля командиры танковых дивизий выслали вперед по одному пе-редовому отряду, уничтожая отдельные очаги сопротивления, они продвину-лись до рубежа Уздорники, Антополье, где встретили организованную оборону.

8 июля войска корпуса возобновили наступление. 17-я танковая дивизия, не-смотря на сильное воздействие авиации, прорвали оборону противника и в те-чение дня успешно продвигались вперед. К 18 часам 34-й танковый полк вел бой на рубеже Спечки, Дубняки, прикрывая открытый фланг корпуса с севера. 33-й танковый и 17-й мотострелковый полки, тесно взаимодействуя, сражались на рубеже ст. Гразино, Топино.

В 16 часов 8 июля 17-я танковая дивизия немцев, при поддержке авиации, с направления Сенно осуществила мощную контратаку по правому флангу 17-танковой дивизии нашего мехкорпуса. Главный удар пришелся по 34-му танко-вому полку, вспомогательный — по правому флангу 33-го танкового полка. В течение трех часов в районе Дубняки, ст. Гразино, Мал. Белица шел ожесто-ченный танковый бой. Понеся потери в танках, фашисты вынуждены были от-казаться от наступления на Мал. Белицу.

Наступая вдоль железной дороги, немцы к исходу дня в районе Будно Ряс-но отрезали тыловые эшелоны с горючим и боеприпасами.

Таким образом, в результате предпринятого противником удара войска корпуса были поставлены под угрозу окружения. В течение 9 и 10 июля они ве-ли оборонительные бои.

10 июля 5-й мехкорпус приказом штаба 20-й армии был выведен из боя и со-средоточен севернее Орши.

В результате боев 8-10 июля в районе Цотово 5 мехкорпус имел потери: 13 танковая дивизия — 82 танка, 11 машин, 3 трактора, 1 бронемашина; 17- танкова дивизия — 44 танка, 8 тракторов, 20 машин; корпусные части — 111 бронемашин, из них застряло в болотах 20% машин.

В общей сложности потери в людях и технике составили 60%.

Сложные и трудные бои вели части 7-го механизированного корпуса.

5.07.41 г. части 7-го мехкорпуса совершили марш двумя эшелонами в на-правлении р. Черногостинки. Колонны беспрерывно подвергались бомбежке и обстрелам авиации.

Кроме бомб и пулеметов немцы с самолетов сбрасывали на нашу технику бочки с фосфорной жидкостью и горючим. Нашей авиации в воздухе не было. Поэтому большие потери с нашей стороны во многом объясняют действия вражеской авиации.

В течение ночи с 5.07.41 г. на 6.07.41 г. все части заняли исходное положение для наступления в лесах и рощах восточнее р. Черногостинка.

Утром 6.07.41 г. командир 27 ТП майор Романовский группой и тяжелых и легких танков, совместно с пехотой и артиллерией провел боевую разведку противника, расположенного по западному берегу р. Черногостинка. После не-удачной атаки танки отошли в исходное положение, пехота осталась на восточ-ном берегу реки. В этой разведке погиб Герой Советского Союза капитан Ха-раборкин.

7.07.41 г. 14-й мотострелковый полк утром начал наступление на передний край противника и захватил противоположный берег реки, медленно продвига-ясь на запад. В 6.30 27 и 28 танковые полки вышли с исходных позиций в атаку.

В это же время на артпозиции, НП артиллерии, на развернутый резерв ко-мандира корпуса, который был на восточном берегу р. Черногостинка, и про-рвавшиеся в глубину обороны танки 27 ТП, на гаубичный артполк дивизии и частей в районе Островно налетели пикирующие бомбардировщики и истреби-тели противника, которые последовательно, волнами бомбардировали танки и пехоту, нанося им значительные потери. Все же танки 27 и 28 ТП, перешедшие через реку Черногостинка, проникли в глубину на 3-5 км, но встреченные из рощ сильным противотанковым огнем вынуждены были отойти на исходные позиции.

К 17.00 7.07.41 г. уцелевшие танки и подразделения сосредоточились на вос-точном берегу р. Черногостинка. Противник непрерывно бомбил переправы и танки КВ. Группа танков 27 ТП во главе с командиром полка майором Рома-новским прорвалась через противотанковую оборону противника, ушла в глу-бину обороны. 27 ТП ввел в бой 51 танк. А всего в бою 7.07.41 г. участвовало 126 танков: из них КВ -1, Т-34 — 24. В бою было потеряно свыше 50% танков и более 200 человек убитыми и ранеными.

8 июля командованию 7-го корпуса стало известно, что противник, сосредо-точив севернее Сенно большие силы, перешел в наступление. Там действовали 17-я танковая дивизия немцев и воздушный десант (численностью до пехотного полка) высаженный 5 июля, вооруженный крупнокалиберными пулеметами «Эрликон».

Надо было сдержать, сковать танковые дивизии в районе Сенно. 14-я и 18-я танковые дивизии перешли в наступление с севера на юг.

Вводя в бой новые механизированные части, враг наращивал силы в районе Сенно с каждым часом. Командование 7-го корпуса приняло решение: частям корпуса с боями отойти в район переправы через реку Оболянку у деревни Ст-риги.

Бои под Сенно 8 июля приобрели характер так называемого «слоеного пи-рога» — образовалось несколько рубежей наступления и обороны подразделения противника, попавшие в окружение, ринулись на прорыв.

Ожесточенные бои в районе Сенно выявили перевес сил на стороне против-ника. Нашей 14-й танковой дивизии грозило окружение. Лесными дорогами части 14-й танковой дивизии пробились на восток через Корданы, Короли и за-няли оборону в районе Лиозно.

Как и при контрударе, в оборонительных боях части 7-го и 5-го мехкорпу-сов проявили высокую боевую выучку, стойкость, неукротимое стремление воинов к победе над врагом. Общие результаты боев свидетельствовали, что 5-й и 7-й мехкорпуса в основном выполнили поставленную перед ними задачу: в течение четырех суток, ведя наступательные и оборонительные сражения, из-матывали врага (нанеся ему большой урон), заметно снизили ударную силу 47-го и 39-го моторизованных корпусов противника, замедлили его продвижение на линию обороны по Западной Двине и Днепру.

В танковых боях перевес оказался на стороне врага. Это объясняется тем, что его авиация безраздельно господствовала в воздухе и от бомбовых ударов наши части несли потери в танках.

Хотелось бы так же отметить, что это было одно из крупнейших танковых сражений в истории Великой Отечественной войны. На 6 июля 1941 г. в бой было выведено 13 и 17 танковыми дивизиями 613 танков (5МК), а 14 и 18 тан-ковыми дивизиями 801 танк (7 МК).

За бои на реке Черногостинке 7.07.41 г. были представлены к правительст-венным наградам 25 человек, в том числе командир батареи, старший лейте-нант Джугашвили Яков Иосифович (сын Сталина).

Основными недостатками в организации контрудара на лепельском и сен-ненском направлении являются:

— из-за того, что на подготовку боя было отведено мало времени штаб 5-го мехкорпуса не имел возможности организовать тесное взаимодействие с 7-м мехкорпусом. К тому же контрудар 5-го и 7-го мехкорпусов не поддержи-вался активными действиями стрелковых соединений армий, а также авиа-цией;

— материально-техническое обеспечение наступления корпусов было органи-зовано недостаточно четко, с большими перебоями, так как тыловые части и подразделения в это время еще не прибыли к месту назначения;

— командиры и штабы дивизий и полков 5-го и 7-го МК не имели практиче-ского опыта организации и ведения боя;

— привлекаемые для контрудара корпуса не действовали вне тактической свя-зи, самостоятельно на разных направлениях;

Боевые действия свидетельствуют о высокой активности наших войск в первый месяц войны. Боевой опыт начального периода войны по применению механизированных корпусов был использован советским командованием в дальнейшей борьбе, позволил определить их роль и место в оборонительных и наступательных операциях фронтов и армий.

www.pobeda.witebsk.by

Битва под Сенно

Битва под Сенно

Нынешней весной журналистские пути—дороги привели меня на российскую Белгородчину. Среди прочих адресов в маршруте той командировки значилось и знаменитое Прохоровское поле — место, где в июле 1943 года во время боев на Курской дуге произошло крупнейшее, о чем, как помним, нам говорили на уроках истории в школе, танковое сражение Великой Отечественной войны. Знакомясь тогда с созданным на месте боев грандиозным мемориальным комплексом, включающим памятник-звонницу, музей сражения и музей военной техники, а также величественный православный храм Святых апостолов Петра и Павла, воздвигнутый в честь погибших на поле ратной славы советских воинов, я и представить не мог, что всего лишь через полгода побываю в местах, где, по мнению некоторых историков, происходило куда более масштабное, чем под Прохоровкой, сражение советских и гитлеровских танковых армад. И было это в самом начале Великой Отечественной под белорусским городом Сенно.

Танковое сражение под сенно 1941

К сожалению, о героических событиях июля 1941-го в Сенно и его округе встретишь не так и много свидетельств. Нет тут такого мемориала, как в Прохоровке. Здесь все гораздо проще: память о подвиге советских воинов 5-го и 7-го механизированных корпусов 20-й армии Западного фронта, принявших участие в танковом сражении под Сенно 6–10 июля 1941 года, увековечивает лишь памятник-танк ИС-3 (аббревиатура расшифровывается как «Иосиф Сталин»). Установлен он был три года назад. Правда, каждый, кто разбирается в военной технике периода Второй мировой войны, не преминет отметить, что данный тип танка не мог участвовать в боях на начальном этапе войны, так как его стали выпускать гораздо позже. Но это, как говорится, к делу не относится.
О перипетиях же и ходе происходившей под Сенно битвы можно узнать из скромно оформленной, но фактически очень богатой музейной экспозиции местного историко-краеведческого музея. Его научный сотрудник Василий Бондаревич на протяжении не одного десятилетия занимается изучением июльских боев 1941 года под своим городом и вместе с коллегами собрал много материалов о малоизвестном танковом сражении.
— К началу июля 1941-го ситуация на фронте для Красной армии сложилась критическая. Разгромив на протяжении первой военной недели основные силы Западного фронта в Белостокском и Минском «котлах» и захватив белорусскую столицу, немецкие войска устремились дальше на восток, к рубежу рек Западная Двина и Днепр, — рассказывает Василий Викторович. — Этот регион был стратегически важен для врага, так как именно оттуда гитлеровцы планировали нанести решающий удар на Смоленск, а затем и на Москву. Для скорейшего же достижения двинско-днепровского плацдарма ударным соединениям вермахта, действовавшим на северо-западном и центральном направлениях, предписывалось вести наступление по двум основным маршрутам — на Витебск, где в авангарде находился 39-й моторизованный корпус из состава 3-й танковой группы генерал-полковника Германа Гота, и на Оршу, куда устремился 47-й моторизованный корпус 2-й танковой группы генерал-полковника Гейнца Гудериана…

Танковое сражение под сенно 1941

Окрыленные успехами первых дней своего восточного блицкрига, немецкие командиры рассчитывали, что и этот рубеж им удастся покорить без особых проблем. Но просчитались. Уже 5 июля продвигавшаяся на Витебском направлении в авангарде 39-го моторизованного корпуса 7-я танковая дивизия генерал-майора Ханса фон Функа восточнее Белыничей наткнулась на оборонительные порядки 153-й стрелковой дивизии, входившей в состав 20-й армии, и была ею остановлена. Немцы не могли поверить, что им не удалось с ходу пробить советский заслон. Поэтому через некоторое время они собрались с силами и атаковали позиции наших войск снова. Но и на этот раз они не сумели достичь успеха. Бойцы же 153-й стрелковой дивизии под командованием полковника Николая Гагена в том ожесточенном сражении не только выстояли, но и подбили около 50 немецких танков, уничтожив при этом более полутысячи гитлеровцев.
Как потом оказалось, этот бой под Бешенковичами стал лишь предвестником более масштабных боевых действий советских войск. Только что назначенный новым командующим Западным фронтом маршал Семен Тимошенко принял решение атаковать врага на дальних подступах к двинско-днепровскому оборонительному рубежу и отдал приказ 7-му и 5-му механизированным корпусам 20-й армии нанести контрудар глубиной более 100 километров в направлении Сенно—Лепель.
— В исторической литературе еще со времен СССР наступление советских войск в начале июля 1941 года на Лепель и Сенно рассматривается как часть Витебского сражения под названием Лепельский контрудар. Но в последние годы его стали именовать битвой под Сенно, — продолжает вводить в курс дела В. Бондаревич.
Оба ударные подразделения 20-й армии — 5-й и 7-й механизированные корпуса, которым был отдал приказ перейти в наступление, до этого не были задействованы в боях на фронтах Великой Отечественной. Они в экстренном порядке были передислоцированы в Беларусь — 5-й корпус из-под Киева в район Орши, а 7-й из Подмосковья — к Лиозно. Уже на новых местах оба корпуса вошли в состав 20-й армии и, согласно приказу командующего Западным фронтом маршала С. Тимошенко, получили конкретные задачи на участие в наступательной операции, начало которой было намечено на утро 6 июля. Так, подразделения 7-го механизированного корпуса должны были атаковать врага на Бешенковичском и Сенненском направлениях, а 5-й мехкорпус — на Лепельском. Противостояли же им значительные вражеские силы — части 47-го и 39-го моторизованных корпусов и стрелковые соединения. В отличие от советских подразделений это были хорошо вооруженные и имеющие большой опыт ведения боевых действий войска.
В назначенный срок 6 июля 14-я танковая дивизия 7-го мехкорпуса под командованием полковника Ивана Васильева перешла в наступление по направлению на Бешенковичи. Ее передовые полки, продвигаясь колоннами по проселочным и лесным дорогам, поначалу встретили незначительное сопротивление врага.

Танковое сражение под сенно 1941

Однако проблемы начались, как только первые танки достигли небольшой речушки Черногостицы. Форсировать ее с ходу не удалось — крутые берега и болотистая местность не позволили это сделать. Кроме того, на противоположном берегу фашисты успели соорудить внушительный оборонительный рубеж.
Безрезультатными оказались неоднократные попытки овладеть противоположным берегом речки. Дивизия несла большие потери: согласно отчету комдива полковника И. Васильева, в бою на речке Черногостице участвовало 126 танков и половина из них была потеряна, также было убито и ранено более 200 человек. Поэтому вечером 7 июля был отдан приказ об изменении направления удара — обойти занятый противником рубеж с юга и с утра 8 июля возобновить наступление на новом направлении во взаимодействии с 18-й танковой дивизией.
Немногим лучше поначалу обстояли дела у подразделений 5-го механизированного корпуса, которому было предписано выступить из района Орши и провести наступление на Лепель южнее Сенно. Но и здесь первый день наступательной операции не задался: удалось преодолеть всего лишь порядка 15 километров.
Как вспоминал позднее генерал-полковник танковых войск Василий Бутков, который в 1941 году был начальником штаба 5-го механизированного корпуса, «6 июля в 5 часов 17-я, 13-я танковые дивизии, отряд 109-й мотострелковой дивизии выступили колоннами по назначенным маршрутам. Вначале гитлеровцы не оказывали активного сопротивления, однако войска продвигались слишком медленно. Шел проливной дождь, на раскисших дорогах создавались пробки. К тому же из-за отсутствия авиационного прикрытия им часто приходилось укрываться в лесах от ударов вражеской авиации.
С подходом к рубежу Масюки и Обольцы танковые дивизии встретили организованное сопротивление передовых частей 47-го моторизованного корпуса противника. Стремительной атакой наши войска сбили вражеские отряды и к 20 часам, продвинувшись на глубину 14—16 км, вышли на рубеж Серкуты, Будно (17-я танковая дивизия); Замошье, Обольцы (13-я танковая дивизия); 7 км западнее Вязьмичей (отряд 109-й моторизованной дивизии)».
К исходу 6 июля танки израсходовали почти весь запас горючего. Поэтому было принято решение приостановить дальнейшее наступление, чтобы в течение ночи на 7 июля дозаправить боевые машины, и с рассветом возобновить наступление. Однако машины, обеспечивающие подвоз горючего, к утру 7 июля к частям не прибыли, и командиры танковых дивизий возобновили наступление силами передовых отрядов, снабдив их танки горючим, слитым с баков других боевых машин. И это был оправданный шаг: атаковали растянутые походные колонны немецкой 17-й танковой дивизии, продвигавшейся из района Лепеля на Сенно, и прорвались в район деревень Цотово и Толпино. В итоге порядки немецкой дивизии оказались разорваны.
Но на следующий день, 8 июля, положение советских ударных танковых дивизий, обеспечивших к тому времени уже 40-километровый прорыв в глубину вражеской обороны, резко ухудшилось. Части немецких 7-й и 17-й танковых дивизий атаковали 5-й мехкорпус во фланг и тыл, и отдельные его подразделения оказались в окружении. На следующий день нашим частям, попавшим в кольцо, пришло подкрепление, и в ночь на 10 июля в ходе встречной атаки 17-го мотострелкового полка и танкового батальона 33-го танкового полка остатки передовых подразделений 5-го мехкорпуса смогли выйти из окружения. После чего с другими частями отошли в район Орши, где по приказу командующего 20-й армией генерал-лейтенанта П. Курочкина заняли новый рубеж обороны.

Танковое сражение под сенно 1941

Продолжались бои, которые вела 14-я танковая дивизия 7-го мехкорпуса на реке Черногостица под Бешенковичами и 17-я, 13-я танковые дивизии и отряд 109-й мотострелковой дивизии, входившие в состав 5-го мехкорпуса, в районе деревень Масюки и Обольцы. Восемнадцатая дивизия 7-го мехкорпуса, возглавляемая генерал-майорам Федором Ремизовым, пришла на помощь бойцам разрозненных подразделений советских войск, сдерживавших натиск врага на восточных окраинах города Сенно.
Благодаря подоспевшим свежими силам, 7 июля удалось у немцев город отвоевать. Фашисты, конечно же, не хотели мириться с утратой своих позиций и одну за другой предпринимали контратаки, чтобы вернуть контроль над стратегически важным для них населенным пунктом. Однако бойцы 18-й танковой дивизии стойко отражали попытки противника овладеть Сенно: на протяжении дня город трижды переходил из рук в руки, но к его исходу все же остался  под контролем советских войск…
Об ожесточенности боев, разгоревшихся в районе Сенно, также свидетельствует докладная записка генерал-майора Вальтера Неринга — командира немецкой 18-й танковой дивизии, воевавшей против подразделений советской 18-й (вот так совпадение!) танковой дивизии: «Потери снаряжением, оружием и машинами необычайно велики и значительно превышают захваченные трофеи. Это положение нетерпимо, иначе мы напобеждаемся до собственной гибели».
— Восьмого июля гитлеровцы бросили против защитников города все имеющиеся у них в этом районе резервы, — продолжает В. Бондаревич. — Снова завязались тяжелые бои. На наши позиции обрушился огонь из танков, орудий и минометов. И что самое неудобное для защитников города — немцы имели мощную поддержку авиации…
Такой напор противника удержать было невозможно, и подразделениям 18-й танковой дивизии пришлось оставить город. Они отошли в восточном направлении, к шоссе Витебск—Орша, где заняли следующий рубеж обороны.
Однако принять бой на новых оборонительных позициях не пришлось. Десятого июля, в связи с захватом противником Витебска, командующий 20-й армией принял решение отказаться от дальнейшего развития контрудара на Лепель и приказал вывести оставшиеся корпуса 14-й и 18-й танковых дивизий и сосредоточить их в районах, занимаемых ими перед началом боевых действий. Таким образом, существенно потрепанные, потерявшие в боях под Сенно и на реке Черногостица более 50 процентов танков и другого вооружения, 14-я и 18-я танковые дивизии 7-го механизированного корпуса были возвращены в район Лиозно.
Военные стратеги и историки в последнее время среди причин неудачи Лепельского контрудара называют следующие: слабая подготовка операции и отсутствие времени на получение необходимой разведывательной информации. Очень плохо была налажена связь, в результате чего участникам контрудара зачастую приходилось действовать вслепую. Значительной части советских танкистов пришлось вступать в бой буквально с колес; крайне неважно был обеспечен подвоз топлива и боеприпасов. Сыграло свою пагубную роль и отсутствие боевого опыта: ведь для большинства солдат и младшего командного состава битвы в районе Сенно стали первым боевым крещением. А ведь им пришлось противостоять уже изрядно «обстрелянному» в европейских сражениях врагу. Кроме того, по многим параметрам советская техника уступала боевым машинам противника. Значительные потери наши войска потерпели и от активных действий фашистской авиации, а советские танки никакой поддержки с воздуха не имели. И даже погода была против советских танкистов: проливные дожди сделали грунтовые дороги труднопроходимыми, и это значительно затрудняло наступление…

Танковое сражение под сенно 1941

Однако, несмотря на то что контрудар не достиг своей конечной цели, советским войскам удалось временно отбросить противника на 40 километров в сторону Лепеля и несколько дней оборонять занятые рубежи, оттянув на себя значительный резерв врага. В результате фашисты потеряли целую неделю, и их наступательный темп сильно замедлился.
Косвенным итогом боев под Сенно стала постепенная перестройка Красной армии. В Директивном письме Ставки командующим фронтов от 15 июля 1941 года уже ставился вопрос о необходимости перехода к системе небольших армий в пять, максимум шесть дивизий без корпусных управлений. Это делало танковые подразделения мобильными, способными решать более успешно поставленные перед ними боевые задачи. Что не замедлило сказаться в последующих битвах Великой Отечественной войны, в том числе и таких переломных, как Прохоровское сражение.

Как это было?
Из воспоминаний генерал-майор танковых войск Василия Гуляева о бое у реки Черногостица:
«Артиллерийский огонь нарастал. Вперед пошли танки… На западном берегу Черногостицы подпрыгивают султаны взрывов. Позиции противников заволокло густой темно-бурой пылью и дымом. В грохоте артиллерийской подготовки неожиданно прогремел раскат необычной силы. Земля вздрогнула и выплеснула в небо гигантский огненный столб. Не иначе, наши артиллеристы накрыли склад боеприпасов.
Ревя моторами, лязгая гусеницами, танковая армада, насчитывающая до ста машин, понеслась к реке. А противник молчал.
Мой БТ-7 уже пошел на переправу. В перископ я вижу на противоположном берегу две наши головные машины.
И тут появились вражеские самолеты. Началась бомбежка. Один из осколков разорвавшейся рядом авиабомбы перебил нам правую гусеницу. БТ-7 завертелся на месте. Его пришлось покинуть. Кстати, рядом оказался КВ (танк «Климент Ворошилов» — С.Г.) лейтенанта Яковлева.
Я опять прильнул к перископу. Хорошо видно, что переправившиеся две машины ведут огонь по фашистам почти в упор. Вот зацепилась гусеницами за берег третья. Но прямое попадание то ли вражеского снаряда, то ли бомбы опрокинуло ее с крутого берега в речку. Это вызвало некоторое замешательство среди тех, кто шел сзади. А авиация противника прямо неистовствовала.
Мелькнула тревожная мысль: «Все пропало!». И в тот же миг я увидел, как кто-то выпрыгнул из одного танка. Маленькая фигурка в черном заметалась между машинами. Это был политрук роты Христофоров. Он размахивал руками, что-то кричал. Оставалось только удивляться, каким образом в этом аду его не задевают осколки…
Христофорову удалось ликвидировать затор. Но в самый последний момент его все-таки настигла смерть. Машины опять полезли на кручу. И снова начали опрокидываться. Я навел перископ на левую переправу. Там такая же картина. Наш танк застрял почти у самого берега. Дорогу ему загородили две другие стальные громадины, завязшие в илистой речке…»

Сергей ГОЛОВКО

7dney.by

    Танковое сражение под сенно 1941

                                                        Битва под Сенно.

 О крупнейшем танковом сражении Второй мировой войны

Именно здесь в 50 с лишним километрах юго-западнее Витебска 6 июля 1941 года в жестоком кровавом бою сошлись не на жизнь, а на смерть более двух тысяч боевых машин СССР и Третьего рейха.

Танковое сражение под сенно 1941

А это более чем в два раза превышает количество техники, которая была задействована в боях на Курской дуге, где согласно официальной советской версии, сражались 1200 советских и немецких танков и самоходных артиллерийских установок.
Впрочем, при любом раскладе получается, что танковое сражение под Сенно является поистине уникальным по количеству задействованной бронетехники за всю историю войн! Однако в отличие от Курской дуги, о которой написано великое множество книг и снято немало кинофильмов, о битве на Витебщине долгое время почти ничего не было известно.

Этому имеется одно простое объяснение: если под Прохоровкой советские войска одержали  победу, ставшую одной из переломных в войне, то в Белоруссии они потерпели сокрушительное поражение и понесли огромные потери.
К началу июля 1941-го ситуация на фронте для советской стороны складывалась критическая. После того как был взят Минск и практически разгромлены основные силы советского Западного фронта, в вермахте полагали, что дорога на Москву для них теперь открыта. В частности, 3 июля начальник германского генштаба генерал-полковник Гальдер записал в своем дневнике следующее: «В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил противника перед Западной Двиной и Днепром выполнена"…

                    Танковое сражение под сенно 1941

 Однако генерал поторопился в оценках – вскоре вермахт ожидал неприятный сюрприз: 5 июля на пути к Витебску передовые немецкие части натолкнулись на ожесточенное сопротивление советских войск и были остановлены. 
Но главным «сюрпризом» для немецких войск стал совершенно неожиданный танковый контрудар неприятеля в направлении Лепеля, который начался рано утром 6 июля. Перед двумя механизированными корпусами 20-й армии Западного фронта советское командование поставило задачу разгромить оторванные от основных сил танковые группы противника и остановить их наступление на Витебск.

                                                               Лепельский контрудар 1941 г.

Ле́пельский контруда́р (также Битва под Сенно) — советское наступление в направлении Лепель (Белорусская ССР) с 6 июля по 10 июля 1941 года, часть Витебского сражения.

Было предпринято с целью остановить продвижение ударных частей вермахта на Витебск. Наступление окончилось неудачей.

                                                                Предшествующие события

После взятия Минска и разгрома основных сил Западного фронта в Белостокском  и Минском котлах немецкие ударные соединения начали продвижение к рубежу рек Западная Двина и Днепр, с тем чтобы затем начать новое наступление на Московском направлении.

Танковое сражение под сенно 1941

На Витебском направлении наступал 39-й моторизованный корпус (командующий —  генерал танковых войск  Р. Шмидт) из состава 3-й танковой группы Г. Гота. Шедшая в авангарде 7-я танковая дивизия (генерал-майор Г. фон Функ) 4 июля взяла Лепель и продолжила продвижение на восток.

  Танковое сражение под сенно 1941  Танковое сражение под сенно 1941

Захват Витебска должен был обеспечить дальнейшее наступление на Смоленск и, далее, на Москву.

Южнее, вдоль Московского шоссе, наступал немецкий 47-й моторизованный корпус (генерал танковых войск Й. Лемельзен;

  Танковое сражение под сенно 1941  Танковое сражение под сенно 1941

в авангарде — 18-я танковая дивизия) 2-й танковой группы Г. Гудериана, имевший целью выйти в район Орши. Для обеспечения связи между 39-м и 47-м мотокорпусами (и стыка между 3-й и 2-й танковыми группами) на Сенно была направлена 17-я танковая дивизия (генерал-майор К. фон Вебер).

Танковое сражение под сенно 1941

                                                    Планы советского командования

Для того чтобы остановить противника, советское командование решило нанести удар по наступающей группировке противника силами двух свежих мехкорпусов.

Прибывший в войска новый командующий Западным фронтом маршал С. К. Тимошенко в своей Директиве № 16 в ночь на 5 июля приказал:

              Танковое сражение под сенно 1941

Подготовить контрудар 7-м и 5-м механизированными корпусами во взаимодействии с авиацией в направлениях Островно и Сенно, для чего 7-й механизированный корпус сосредоточить в районе Лиозно и 5-й механизированный корпус в районе Девино, ст. Стайки, Ореховск. Успех развивать 7-м механизированным корпусом в направлении Камень, Кубличи и 5-м механизированным корпусом — на Лепель…

Глубина ударов была определена: для 5-го мехкорпуса до 140 км — из района Высокое на Сенно, Лепель, и для 7-го мехкорпуса до 130 км — из района Рудня на Бешенковичи, Лепель. После выхода в район Лепеля 7-й мехкорпус должен был нанести удар во фланг и тыл полоцкой группировки противника (57-го мотокорпуса 3-й танковой группы), 5-й мехкорпус должен был развивать наступление на запад, на Гленбоке и Докшице.

Танковое сражение под сенно 1941

С юга наступление обеспечивала 1-я мотострелковая дивизия, которая оборонялась вдоль Московского шоссе против немецкой 18-й танковой дивизии и которую усилили 115-м танковым полком 57-й танковой дивизии. Однако её боевые действия обычно описывают отдельно . Начало наступления намечалось на утро 6 июля.

                                                                     Силы сторон

                                                                            РККА

5-й механизированный корпус (генерал-майор Илья Прокофьевич Алексеенко)

13-я танковая дивизия (полковник Фёдор Устинович Грачев)

17-я танковая дивизия (полковник Иван Петрович Корчагин)

 Танковое сражение под сенно 1941  Танковое сражение под сенно 1941

                                         Танковое сражение под сенно 1941

 Отряд 109-й моторизованной дивизии.

5-й мехкорпус перебрасывался с Украины в район восточнее Орши: танковые части прибыли к 4 июля, другие продолжали выгружаться до 8 июля, основные силы 109-й моторизованной дивизии, тыловые и ремонтные части не прибыли вообще (решением командования мехкорпус обслуживал армейский сборный пункт аварийных машин в Орше). Также на Украине остались разведбат и батальон связи 13-й танковой дивизии. Всего корпус имел на вооружении 927 танков.

7-й механизированный корпус (генерал-майор В. И. Виноградов)

14-я танковая дивизия (полковник Иван Дмитриевич Васильев)

18-я танковая дивизия (генерал-майор Фёдор Тимофеевич Ремизов)

 Танковое сражение под сенно 1941 Танковое сражение под сенно 1941

                           Танковое сражение под сенно 1941   

7-й мехкорпус с началом войны начал выдвижение на запад из Московского военного округа и к 30 июня сосредоточился в районе Лиозно. 1-я мотострелковая дивизия была выведена из подчинения корпуса и переброшена в район Борисова, где сразу вступила в бой . К началу боёв корпус (без 1 мсд) имел на вооружении 507 танков.

В состав советской 20-й армии (командующим накануне назначен генерал-лейтенант Павел Алексеевич Курочкин), кроме двух мехкорпусов, входил 69-й стрелковый корпус (153-я, 229-я и 233-я стрелковые дивизии), занимавший дефиле Витебск—Орша, и несколько отдельных стрелковых дивизий.

   Танковое сражение под сенно 1941

По данным Л. Н. Антонова, 20-я армия была дополнительно усилена 4 артполками и 5 зенитными артдивизионами. Всего она насчитывала более 130 тыс. личного состава, свыше 1000 танков, 1500 орудий и минометов, в т. ч. более 600 минометов и 500 противотанковых пушек.

А. В. Исаев уточнил количество бронетехники: в обоих мехкорпусах на вооружении находилось более 1400 танков, в том числе 47 КВ и 49 Т-34. Кроме того, имелось около 330 бронеавтомобилей.

Действия 20-й армии с воздуха поддерживала 23-я смешанная авиадивизия (169-й и 170-й истребительные авиаполки, 213-й и 214-й бомбардировочные авиаполки, 430-й штурмовой авиаполк Осназ и 401-й истребительный авиаполк Осназ), всего 124 самолета, из них 26 неисправных.

Танковое сражение под сенно 1941

Приказ на поддержку наступления получила также 12-я бомбардировочная авиадивизия, базировавшаяся в районе Витебска, однако к этому времени она уже понесла большие потери в первые часы войны.

Танковое сражение под сенно 1941

По отчету командующего ВВС Западного фронта, на 8 июля (в разгар контрудара) авиация 20-й армии насчитывали 58 самолетов; еще 166 самолетов находились во фронтовом подчинении.

                                                                                Вермахт

С немецкой стороны в танковом сражении юго-западнее Витебска приняли участие сначала 7-я и 17-я танковые дивизии вермахта.

7-я танковая дивизия (генерал-майор Г. фон Функ) имела танковый полк трёхбатальонного состава. К началу июля это было уже изрядно потрепанное соединение: из имевшихся в ней на 22 июня 1941 года 265 танков в строю оставалось 149 единиц.

17-я танковая дивизия (генерал-майор К. фон Вебер) имела танковый полк двухбатальонного состава. По данным А. Исаева, к 4 июля 17-я танковая дивизия насчитывала всего 80 из имевшихся на начало кампании 239 танков и БТР.

9 июля в районе боёв подошла немецкая 12-я танковая дивизия (генерал-майор Йозеф Гарпе), что окончательно склонило чашу весов в пользу противника.

Танковое сражение под сенно 1941

  Танковое сражение под сенно 1941 Танковое сражение под сенно 1941

С воздуха действия немецких войск поддерживал 8-й авиакорпус Вольфрам фон Рихтгофена.

Танковое сражение под сенно 1941

                                                                           ТТХ советских танков

Танковое сражение под сенно 1941

                                                                            ТТХ немецких танков

марка

начало выпуска

двигатель

скорость

вес

орудие

пуле-мет

броня

запас хода

Pz-I А

1934

карб., 57 л.с.

37 км/ч

5,4 т

нет

2х7,9 мм MG-13

6-13 мм

145

Pz-I В

1935

карб.,100

40

6

–**–

2х7,9 мм MG-34

–**–

145

Командирские танки – гибрид Pz-I и Pz-II, вооружение – пулеметное

Pz-II A,B,C

1935

карб.,130-140

40 по шоссе

9,3

1х20мм L/55

1х7,9 мм MG-34

мах 14,5

200 км

Pz-II D,E,F

1937

карб.,140

55

10

1х20мм L/55

1х7,9 мм MG-34

14,5-30

200

Pz-III E

1938

карб.,300

40 по шоссе

19,5

1×37 мм L/46,5

3х7,9 мм MG-34

21-30

165/95

Pz IIIF

1939

карб.,300

–**–

20,3

1×50 мм L/42

3х7,9 мм MG-34

21-30

–**–

Pz IV A,B,C,D

1937

карб.,250-300

38

17,3

1×75 мм L/24

2х7,9 мм MG-34

10-30

200

Pz IV E,F

1940

карб.,300

42

21

1×75 мм L/24

2х7,9 мм MG-34

10-30+30

210

Pz 38(t)

1939

карб.,

42

9,4

1×37 мм

2х7,92 мм

мах 25

250

                                                                                 Боевые действия

Танковое сражение под сенно 1941

File:Vitebsk Senno.jpg

     Боевые действия на северном фланге советского Западного  фронта. 1-10.VII.1941

    1. Линия Полоцкого УРа.

    2. Окружение отряда советской 17-й танковой дивизии в районе  Цотово, Толпино.

Из-за отсутствия взаимодействия между советскими мехкорпусами и даже отдельными танковыми дивизиями боевые действия свелись к разрозненным боям на р. Черногостница, в районе Сенно (в полосе наступления 7-го мехкорпуса) и в районе Толпино, Цотово (в полосе наступления 5-го мехкорпуса).

                                                              Действия 7-го мехкорпуса

Танковое сражение под сенно 1941

14-я танковая дивизия, начав наступление 6 июля, не смогла преодолеть рубеж р. Черногостница восточнее Бешенкович. По итогам боя 6 июля командующий 20-й армией генерал-лейтенант П. А. Курочкин доносил маршалу С. К. Тимошенко: «Отсутствие успеха в корпусе объясняю неумением командования организовать бой, отсутствием взаимодействия между артиллерией и танками, слабой работой штабов, недостаточной поддержкой и прикрытием со стороны авиации, позволяющей авиации противника безнаказанно бомбардировать части корпуса…».

Танковое сражение под сенно 1941

Несмотря на это, весь следующий день 7 июля 14-я танковая дивизия продолжала безуспешно атаковать рубеж р. Черногостница. По отчету комдива-14 полковника И. Д. Васильева, в бою 7 июля участвовало 126 танков: из них КВ — 11, Т-34 — 24. В бою было потеряно свыше 50 % танков и более 200 человек убитыми и ранеными.

Немецкие источники говорят об уничтожении 74 советских танков, что в целом совпадает с советскими данными.

Только вечером 7 июля 14-я танковая дивизия получила приказ поменять направление удара.

Всё это время советская 18-я танковая дивизия вела бой за Сенно с передовым отрядом немецкой 17-й танковой дивизии, но не дождавшись поддержки со стороны 14-й дивизии, вынуждена была 8 июля оставить Сенно.

Танковое сражение под сенно 1941

                                    

                                                                  Действия 5-го мехкорпуса

Дивизии 5-го мехкорпуса также начали наступление 6 июля, но продвигались очень медленно (из-за раскисших после летних ливней дорог) и к 20.00 смогли пройти в направлении Лепеля только 13–15 км. Зато на следующий день они атаковали растянутые походные колонны немецкой 17-й танковой дивизии, продвигавшейся на Сенно, и прорвались в район Цотово и Толпино. В итоге порядки немецкой дивизии оказались разорваны.

Танковое сражение под сенно 1941

Однако оставление Сенно частями 7-го мехкорпуса резко ухудшило положение 5-го мехкорпуса: 8 июля части немецких 7-й и 17-й танковых дивизий атаковали 5-й мехкорпус со стороны Сенно во фланг и тыл, передовые части 5-го мехкорпуса оказались в окружении.

9 июля в 16.30 в связи с наступлением противника севернее Витебска советское наступление приостановлено. Поступил приказ вывести мехкорпуса из боя.

Танковое сражение под сенно 1941

Именно здесь, согласно официальной версии, попал в плен самый знаменитый участник битвы под Сенно – сын Сталина Яков Иосифович Джугашвили, младший офицер 14-го гаубичного артполка 14-й танковой дивизии 7-го мехкорпуса.

                   Танковое сражение под сенно 1941

 Танковое сражение под сенно 1941

Остатки 5-го мехкорпуса отошли в район Орши, где по приказу командующего 20-й армией П. А. Курочкина заняли рубеж обороны «по-пехотному». При выходе из окружения погиб командир 25-го танкового полка 13-й танковой дивизии полковник А. Н. Муравьев. Остатки мотострелкового полка 17-й танковой дивизии вырвались из окружения только 20 июля.

Танковое сражение под сенно 1941

                                                                                       Потери

Согласно данным исследования «Год 1941 — уроки и выводы»(1992), всего за время Лепельского удара советские войска потеряли 832 танка.

А. Исаев приводит потери 5-го мехкорпуса (без учета окруженного отряда 17-й дивизии) в 646 человек (в т. ч. 138 убитых и 357 пропавших без вести).

Согласно журналу боевых действий 5-го мехкорпуса, в результате боев 8–10 июля в районе Толпино и Цотово потери составили:

13 ТД — 82 танка, 11 машин, 3 трактора, 1 бронемашина.

17 ТД — 244 танка, 8 тракторов, 20 машин.

Отряд 109 МСД — 40 танков, 1 машина.

Корпусные части — 11 бронемашин.

Потери противника неизвестны. В том же исследовании 1992 года потери оценены как: до 4 пехотных полков, несколько артбатарей и до 300 танков; однако эти данные явно завышены, так как «4 пехотных полка и 300 танков» — это почти все, чем располагал противник в полосе советского контрудара.

Танковое сражение под сенно 1941

                                                                              Последствия

Советский контрудар закончился неудачей. Сковав действия советских войск, немецкий 39-й мотокорпус форсировал 8 июля Западную Двину тремя дивизиями в районе Уллы. 9 июля 20-я танковая дивизия 39-го мотокорпуса 3-й танковой группы Г. Гота ворвалась в Витебск.

Противнику даже не пришлось менять свои планы. 9 июля 1941 года начальник немецкого Генерального штаба генерал-полковник Ф. Гальдер записал в свой дневник: «На северном фланге 2-й танковой группы противник предпринял ряд сильных контратак с направления Орша против 17-й танковой дивизии. Эти контратаки удалось отбить. Наши потери в танках незначительны, однако людские потери довольно велики…»

Вечером этого же дня он записал: «Ввиду ослабления нажима противника в районе Сенно 2-й танковой группе удастся перейти в наступление в соответствии с планом, а именно — 10.7 на участке от Старого Быхова и севернее…»

Кроме того, тяжёлые потери в двух механизированных корпусах облегчили противнику в последующие дни прорыв в район Смоленска.

                                                                          Оценка

В. Бешанов привел слова, сказанные попавшим вскоре в немецкий плен сыном И. В. Сталина Я. И. Джугашвили — командира батареи 14-го гаубичного артполка 14-й танковой дивизии:

Неудачи русских танковых войск объясняются не плохим качеством материала или вооружения, а неспособностью командования и отсутствием опыта маневрирования… Командиры бригад — дивизий — корпусов не в состоянии решать оперативные задачи. В особой степени это касается взаимодействия различных видов вооруженных сил».

Доклад Арсения Борзикова, генерал — майора танковых войск:

5-й и 7-й мехкорпуса дерутся хорошо, плохо только то, что их потери очень большие. Причем самые серьезные – от авиации противника, которая применяет поливку зажигательной смесью…

                                                              Причины поражения

В чем же причины неудачи советского Лепельского контрудара? По мнению историков и военных специалистов, главная из них заключается в слабой подготовке операции и отсутствии времени на получение необходимой разведывательной информации. Очень плохо была налажена связь, в результате чего участникам контрудара зачастую приходилось действовать вслепую.

Танковое сражение под сенно 1941

Более того – значительной части советских танкистов пришлось вступать в бой буквально с колес. На момент поступления приказа о проведении контрудара многие части направлялись по железной дороге в Киевский особый военный округ, а некоторые эшелоны уже успели разгрузиться западнее столицы Украины.
Кроме того, по многим параметрам советская техника уступала бронетехнике Третьего рейха. Устаревшие танки Т-26, БТ-5, БТ-7,  не могли успешно противоборствовать более современным немецким машинам.

Танковое сражение под сенно 1941

 Танковое сражение под сенно 1941

Танковое сражение под сенно 1941

Танковое сражение под сенно 1941

Советские моторы уступали немецким  по мощности, а 20-миллиметровая танковая броня  пробивалась снарядом любого калибра. Особенно положение усугубляли устаревшие бензиновые двигатели, из-за которых, по словам участников событий, советские танки горели как свечки. И несколько десятков Т-34 и KB ничего здесь не могли изменить.

Танковое сражение под сенно 1941

Значительные потери советские войска потерпели и от активных действий немецкой авиации. Вот что писал в одном из своих докладов генерал-майор танковых войск  Борзиков в своем докладе: «5-й и 7-й мехкорпуса дерутся хорошо, плохо только то, что их потери очень большие. Причем самые серьезные – от авиации противника…»

Танковое сражение под сенно 1941

                                                                      Итоги и уроки Сенно

Неудача танкового прорыва на Лепель привела к потере боеспособности двух советских механизированных корпусов, которых очень недоставало в ходе последующего Смоленского сражения. Кроме того, в результате этого поражения на Западном фронте образовалась огромная брешь, которой сразу же постарались воспользоваться немецкие ударные соединения. Потери были поистине невосполнимы.
По подсчетам современных специалистов, в ходе указанного контрудара советская армия потеряла свыше восьмисот танков и около 5 тыс. солдат и офицеров. Однако и противоположная сторона оказала изрядно потрепанной.

Несмотря на то, что Лепельский контрудар и не достиг своей цели, советским танковым частям удалось временно отбросить противника на 40 километров в сторону Лепеля и несколько дней оборонять занятые рубежи, оттянув на себя значительный резерв неприятеля. В результате чего немецкие войска потеряли целую неделю, и наступательный темп вермахта первых дней войны сильно замедлился.
Еще одним косвенным итогом Лепельского контрудара стала постепенная перестройка Красной армии. Согласно Директивному письму от 15 июля 1941 года, кроме решения о расформировании неповоротливых мехкорпусов ставился вопрос о необходимости перехода к системе небольших армий в пять, максимум шесть дивизий без корпусных управлений и с непосредственным подчинением дивизий командующим армий.
Однако  до сих пор даже в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны крайне мало материалов, касающихся Лепельского контрудара: на небольшом стенде представлены лишь несколько фотографий и скромный макет танка.

                                                                                        Память

На р. Черногостница в месте её пересечения Бешенковичским шоссе установлен памятный знак.

Танковое сражение под сенно 1941

В 2011 году в Сенно в память о советском контрударе 1941 года открыт памятник в виде танка ИС-3.

Танковое сражение под сенно 1941

 

lemur59.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.