Танки первой мировой войны

Есть общепризнанное мнение, что танк как боевая единица появился на свет в качестве средства преодоления затянувшегося «окопного» кризиса в Первой мировой войне. Вооруженная бронированная машина действительно переломила ситуацию, но сама ее концепция изобреталась задолго до большой войны. Где-то в 1904 году в Великобритании появились первые экземпляры самоходных артиллерийских платформ. Машины были призваны выступать в роли мобильного укрепления, способного передвигаться и по пересеченной местности. Идеальной отправной точкой для британцев послужил сельскохозяйственный трактор с гусеничным шасси и более мощным, чем у автомобилей, двигателем. В то же время превращение трактора в боевую машину шло натужно, что не мешало их использовать на фронте в качестве обычных тягачей. Американская фирма Holt (прародитель Caterpillar) выкупила патент на производство и вовсю начала снабжать английскую армию этими самыми тягачами. Тем временем концепция нового оружия неторопливо вытёсывалась в горниле затяжных боев.


Когда Экспедиционная армия США прибыла в Европу, у нее не было собственных танков. Да чего уж там, во всей Америке их не было. Первый серийный бронеавтомобиль компания Armored Motor Car Company изготовила только к 1915 г., и на момент вступления в войну в Штатах был сформирован только один 1-й эскадрон пулеметных бронеавтомобилей, состоящий из восьми единиц техники, входящий в состав корпуса морской пехоты США. Имеющая вполне стандартную компоновку для того времени, эта машина примечательна тем, что ее можно было разобрать на модули и перевезти катерами. Ну, для морпехов делали все ж таки.

Командующему экспедиционными силами генералу Джону Першингу предлагали взять с собой пару экземпляров, но тот отказался. В первом же бою при Камбре, увидев в действии британские танки, Першинг впечатлился, в достаточной мере оценил потенциал и назначил полковника Джорджа Паттона руководить формированием американского танкового корпуса. К сентябрю 1918-го корпус был готов. Всего было создано 8 тяжелых батальонов с британскими танками Mark VI на вооружении и 21 легких, использовавших французские Renault FT-17. В боях поучаствовали только 4 из них. За время своего присутствия экспедиционные войска использовали только иностранную технику. Родной, американской, так и не завезли. Хотя на территории Штатов уже велись интенсивные разработки, делались пробы, ошибки и вообще формировалась собственная школа танкостроения.

Предлагаю ознакомиться с тем, что у них получалось или не получалось. В данной статье затронут период до 1918 года включительно, то есть самая зорька конструкторской мысли, когда инженеры были непугаными и еще толком не знали, как же оно будет правильнее, и упомянуты машины, которые были построены хотя бы в одном экземпляре.


«Холт 75» — это популярная модель полугусеничного трактора того времени. Вот трактор решили обшить броней и получить танк. Конструкция должна была получиться довольно забавной, огромные свесы сильно ограничивали проходимость, а сам танк напоминал скорее самоходный ангар. Мощность холтовского четырехцилиндрового двигателя составляла 75 сил, но это на маховике, а до приводного вала доходило только 50. Весил трактор 12 тонн и в связи с отсутствием фрикционов управлялся при помощи небольшого выдвинутого вперед на раме колеса. Из вооружения планировали поставить одну курсовую пушку калибра 75 мм, туда же два пулемета, еще два пулемета в корму и один во вращающейся башенке установленной сверху. Бронирование около 2-3 мм, а примерная скорость 7-13 км/ч. Дальше прототипа дело не пошло, да и тот сделали чуть ли не из жести. Холт во всем этом процессе участвовал только тем, что у него взяли трактор.

С самими тракторами имеется некоторая путаница. Это был момент появления компании Caterpillar, но при этом слово «катэрпиллер» переводился и переводится как «гусеница», поэтому встречается как в том, так и в другом смысле. В любом случае двигатели абсолютно точно стояли «Холт».



Трехколесный паровой танк уже не на базе холтовского серийного трактора, а построенный и разработанный фирмой Холт. Паровой, кстати, не на дровах, а на керосине, с двумя двухцилиндровыми двигателями мощностью 75 л.с. каждый. Двигаться по полю боя он должен был задним ходом, хотя паровичку, насколько я знаю, все равно, куда дышло толкать, так что эффективность езды от этого не страдала. Разрабатывать его начали еще в 1916, но готов танк был только к 1918 г. В комплект вооружения входила курсовая 75-мм гаубица и пулеметы Браунинга калибра 0.30 в количестве от 2 до 6 (по разным данным). Интересно бронирование, толщина его достигала внушительных на то время 16 мм и только корма, днище и крыша — 6 мм.

История машины сходна со знаменитым танком Лебеденко. Когда зимой 1918 г. американские военные приступили к испытаниям на полигоне в Абердине, этот плод гениальной конструкторской мысли проехал 15 метров и «загруз». 75 коней на каждое колесо оказалось маловато, надо было гусеничный привод брать. Поцокав языками, армейцы отказались от дальнейших работ по проекту.

Все тот же трактор Холт 75 1909 года рождения, только выпускаемый по лицензии фирмой Бест, поэтому называется Best 75 Tracklayer. И тут определение трэклэера трактуется не иначе как гусеничный ход. Вот Бест и сотворили собственную конструкцию, как они ее видели. Громоздкий корпус с размещенными макетами вооружения где-то в районе рулевого колеса и надстройкой на корме. Модель получилась нежизнеспособная, и военные, снова поцокав языками, вежливо отказались. Ну нельзя из трактора сделать хороший танк.


Не остановившись на первой неудаче, инженеры фирмы Бест решили, что вся проблема в компоновке и перенесли вооружение в башню, расположенную на корме. Теперь там, кроме водителя, размещались две пушки и несколько отверстий для пулеметов. Также изменили форму корпуса, и модель танка стала смотреться очень стильно. Тогда не знали слова стимпанк, но, когда военные снова отказались, за машину схватились пропагандисты. Если танк нельзя использовать по назначению, но при этом он выглядит грозно и красиво, то почему бы его не использовать в целях рекламных? Исходя из этих размышлений, CLB 75 успел поработать натурщиком для демонстрации мощи вооруженных сил США. Появилась серия фотографий и даже открыток, на которых он присутствовал. После войны прототип пропал. Скорее всего, был разобран на металлолом.

Очередная холтовская попытка сделать классный танк. Все то же самое. Трактор Холт, накрытый бронекорпусом. Только двигатель на этот раз был мощностью 150 л.с. G-9 напоминал передвижной блиндаж. Имел по пять бойниц на борт и одну в корму. Пушки размещались в башнях и одна на корме, причем известно два варианта компоновки танка: одно- и двухбашенный.

Испытания машины на полигоне около Лос-Анджелеса в очередной раз показали несостоятельность конструкции. Скорость танка даже по прямой не превышала 5 км/ч, а о проходимости речи даже не шло. Не обошлось и без происшествий. В какой-то момент водитель не справился с управлением «танктором» и ухнул машину в кювет, что повлекло за собой разрушение корпуса. Устав цокать языками и окончательно осознав несостоятельность сельскохозяйственного трактора как шасси для боевой машины, военные махнули руками и удалились восвояси.



На этот раз холтовцы достаточно серьезно подошли к задаче и построили уже танк, а не бронетрактор. Рулевое колесо упразднили, а гусеничное шасси существенно переработали. Бензоэлектрическая (gas — это бензин) схема применялась вынужденно. Фрикционов не было, вот и поставили на каждую гусеницу свой электродвигатель, чтобы можно было ими управляться, а 90-сильный мотор совместили с генератором. Хотя танк удачно поворачивал, такая схема приводов переусложнила конструкцию, та сильно грелась и часто выходила из строя. Но сама идея, вероятно, подсмотренная у французов, была интересной. Корпус представлял собой обыкновенную бронекоробку с толщиной листа от 6 до 15 мм. Для лучшего охлаждения в корме поставили откидной лист, но открытым его в бою держать никто бы не стал. Вооружение танка составляли два пулемета Browning 0.30, установленные по бортам, и 75 мм пушка Vickers, размещенная в лобовом листе корпуса.

Испытания показали, что 90 л.с. (это без учета потерь в трансмиссии) для 25-тонной машины явно недостаточно. От дальнейшей доработки проекта отказались.


Первый случай, когда в дело включились непосредственно армейские инженеры. Вполне естественно, что танк имел большое лобби и активно проталкивался на всех уровнях. За основу была взята конструкция британских ромбовидных Mark и, в принципе, машина получилась похожей, но имела два характерных отличия.

В силу того, что бензиновые и дизельные двигатели находились в зародышевой стадии, предпочтение было отдано отработанной паросиловой установке, работавшей на керосине. К тому времени развитие паровых движителей было если не на пике, то на очень большой высоте, и такой мотор вполне мог конкурировать с системами внутреннего сгорания. Достаточно того факта, что суммарная мощность спаренных двухцилиндровых паровичков достигала 500 л.с. Каждый двигатель имел привод на свое ведущее колесо, и управление танком осуществлялось простым «газу правым — газу левым».

Второй интересной особенностью стало вооружение. В качестве основного вместо пушки выбрали огнемет. Вероятно, этот танк стал одним из (если не первым) огнеметным. В конструкции «главного калибра» для выброса огнесмеси вместо баллонов со сжатым газом использовали отдельный бензиновый двигатель мощностью 35 л.с., который создавал давление около 110 атм. и позволял метать заряд на расстояние до 27 метров. Дополнительно в бортовых спонсонах установили 4 пулемета Browning. Экипаж насчитывал 8 человек, бронирование — 15 мм, боевая масса — 45 т.

Первая презентация широкой публике состоялась 17 апреля 1918 года на параде в Бостоне и все бы хорошо, но танк сломался. Причиной поломки стала ненадежность силовой установки. После ремонта машину загрузили на пароход и отправили на испытания в Европу, но и там до поля боя он не доехал. Просто побоялись отправлять. В дальнейшем работы по проекту свернули и итоговая судьба прототипа неизвестна.


Без сомнения, один из самых интересных «военных» американских танковых проектов. Тщательно проанализировав практику применения британских марков на полях сражений, конструкторы пришли к выводу, что хотя большие линейные размеры и позволяют преодолевать огромные траншеи с воронками, они же и способствуют существенному увеличению площади поражения, а также увеличению массы. Инженеры предложили вынести шасси в отдельную конструкцию, а двигатель и экипаж поместить в серединку небольшой коробушки, подвешенной между гусеницами. Идея, конечно, здравая, но довести ее до логического конца не получилось.

Первый прототип был существенно легче первоосновы, имел меньшую массу, большую тяговооруженность и проходимость, но при этом обладал рядом и собственных конструктивных недостатков. Таких как: вынесенный отдельно узел трансмиссии, слабое вооружение и излишне «тряская» ходовая. «Детские» болезни конструкции можно было излечить, но война закончилась, и военные утратили интерес к прототипу, отдав предпочтение собственной версии французского FT-17. Опытный экземпляр «скелетного» танка, к счастью, сохранился и ныне хранится в Абердинском танковом музее.


Насмотревшись на успехи французов с их Renault FT-17, дядюшка Форд тоже захотел себе такой. Первые работы над легким танком начались в 1917 году, а первый прототип был готов к середине 1918 г. Машина вышла похожей на своего идейного вдохновителя как по компоновке, так и по устройству шасси. Единственным принципиальным отличием было отсутствие башни, а 37мм пушка и пулемет располагались в лобовом листе корпуса. Бронирование лба — 13, а бортов 10 мм. Двигателей стояло целых два, но автомобильных, мощностью по 45 л.с. каждый. Целью была максимальная унификация с автомобилями марки, чтобы впоследствии производить новые танки тысячами. И правительственный заказ на 15 тысяч сделали, вот только война не вовремя закончилась.

Вполне естественно, что машина принять участие в боевых действиях не успела. К 11 сентября 1918 изготовили только 15 экземпляров, из которых 10 поехали в войска, где быстро доказали свою ненадежность и слабую проходимость. К середине 20-х их списали и заменили на М1917.

Когда окончательно определились с недостатками легкого танка Форда, военные заказали новую машину, в которой эти оплошности должны были быть устранены. Масса нового танка возросла до 7,5 т, но зато он получил вращающуюся башню с тем же набором вооружения (37-мм пушка и пулемет) и более мощные (по 60 л.с.) спаренные двигатели. Бронирование сохранилось на прежнем уровне. В связи с окончанием войны работы по проекту были свернуты, и предпочтение отдали более удачному «американскому Рено».


Тоже весьма интересная машина, включившая в себя несколько передовых решений и вполне способная стать первой серийной собственной американской разработкой. Первые работы по ней начали еще в декабре 1915 на Oakland Motor Car Company под руководством главного конструктора Гамильтона. Уже тогда для нового танка разработали собственное гусеничное шасси, отойдя от привычной практики использования тракторного. Шасси вышло удачным и достаточно надежным. Ходовую часть защитили бортовыми бронелистами (!), а лобовая деталь и командирская башенка были установлены под углами, что для того времени тоже было весьма передовым решением. Размещение основного вооружения (пушка 37 мм или пулемет) планировали в лобовом листе корпуса. В конце 1917 года опытный образец поступил на испытания, но его банально «задробили» из-за конкуренции с фордовским 3-тонным и удачным французским FT-17. Из-за бесперспективности дальнейшие работы над машиной были прекращены.

Известная американская контора Студебеккер, которая уже в первую мировую специализировалась на выпуске грузовиков, предложила и свой вариант бронированной машины. Этот «танк» изначально планировался исключительно как бронированный грузовоз, но получилось нечто похожее на британские ромбические Марки, только ниже и длиннее. Вполне естественно эту платформу попытались проработать и как танковую, но ничего путного из обоих вариантов не вышло. Гусеничный бронированный Студебеккер так и остался в единственном опытном экземпляре.


По славной традиции лицензию на французский Renault FT-17 покупали все кому не лень, очень уж танк был хорош. Так и в США, углядев перспективу наживы (а производственные мощности французов не могли обеспечить всех желающих), быстро купили документацию и пообещали наделать целую кучу танков за короткий срок, всем раздать еще и себе оставить. Производственный процесс закономерно столкнулся с кучей проблем, начиная от несовместимости метрических чертежей с дюймовыми, неготовности промышленности изготавливать ряд узлов, ну, и банальные «распил и откат» существенно отдалили сроки триумфа. Серийное производство наладили только к осени 1918 года, когда война близилась к финалу, воюющие державы планировали сокращать военные бюджеты, а танки, кроме США, уже никому не были нужны. Раз никому не надо, а деньги вложены, начали делать для себя. Всего наделали 950 единиц, из которых: 526 с пулеметами Browning, 374 с пушками Vickers 37 мм и еще 50 машин связи (TSF). Танки конструктивно почти не отличались от прототипа, за исключением нескольких несущественных деталей. В боевых действиях участия «американские Рено» не принимали.

Совместная американо-англо-французская разработка. Фактически из американского там были только двигатель Liberty, элементы ходовой, трансмиссии и электрооборудование. Танк должен был получиться достаточно удачным сам по себе, так, например, в нем впервые применили систему создания избыточного давления для защиты экипажа от ОМП. Также схема размещения вооружения выполнена по наиболее рациональной схеме, а удлиненный корпус позволял преодолевать траншеи длиной до 5,5 метров. Двигатель отделили от боевого отделения перегородкой, чтобы поберечь экипажи. Для сборки запланировали строительство завода в 200 милях от Парижа. Но, как это часто бывает с совместными проектами, война закончилась быстрее, чем ожидали и интерес в совместной работе мгновенно угас. Из готовых комплектов с 1919 по 1920 США построили около 100 танков, которые в боевых действиях участия не принимали и к началу Второй мировой были все переданы в Канаду в качестве учебных.

Собственно, на этом разнообразие американских танков, сконструированных в период Первой мировой войны, себя исчерпало. Можно разве что упомянуть нереализованные и нереальные идеи 200-тонного гусеничного «Trench Destroyer» с экипажем из 30 человек и холтовского 150-тонного полевого монитора на колесном ходу, вооруженного 152 мм орудиями. Но эти проекты скорее сродни немецкому Ratte, такие же бессмысленные и бестолковые.

Использованы материалы:
http://www.history-of-american-wars.com/world-war-1-tanks.html#gallery[pageGallery]/0/
http://en.wikipedia.org/wiki/Tank_Corps_of_the_American_Expeditionary_Force
http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/usa/_usa.htm
http://alternathistory.org.ua/taxonomy/term/114
http://www.militaryfactory.com/armor/ww1-us-tanks.asp
https://ru.wikipedia.org/wiki/Mark_VIII

topwar.ru

Танки — новое прогрессивное оружие для боя

Первые танки Первой мировой войны появились в 1916 году. Такого технического результата добились английские и французские инженеры. Прежде чем говорить об их характеристиках, надо разобраться, почему появились первые танки в Первой мировой войне. Боевые действия бурно начались, но активность продолжалась буквально месяц. После этого бои стали в основном носить позиционный характер. Такое развитие событий не устраивало ни одну из воюющих сторон. Существовавшие на тот момент методы ведения боевых действий, а также военная техника не позволяли решить задачу прорыва фронта. Надо было искать кардинально новое решение задачи.

Танки первой мировой войны«>

Военное руководство Англии (да, в общем-то, и Франции) с опаской воспринимало инициативы инженеров по постройке бронированной машины на колесах или на гусеницах, но со временем генералы осознали необходимость повышения уровня технического оснащения своих армий.

Британские танки Первой мировой войны

За время войны английские инженеры создали несколько моделей бронемашин. Первый вариант получил название «Марк-1». «Боевое крещение» состоялось 15 сентября 1916 года во время битвы на Сомме. Первые танки Первой мировой войны были еще технически «сыроватые». По плану необходимо было использовать в бою 49 танков. Из-за технических проблем 17 танков не смогли принять участие в сражении. Из 32 танков 9 смогли прорвать немецкую оборону. После первого боя сразу стали видны проблемы, которые надо было устранить:

— Броня должна быть более крепкой. Металл танка «Марк-1» мог выдержать попадание пуль и осколков от снарядов, но в случае прямого попадания снаряда по машине экипаж был обречен.

— Отсутствие отделенного от «салона» машинного отделения. Во время движения температура в танке была 50 градусов, все выхлопные газы также шли в салон.

Танки первой мировой войны«>

Что мог этот танк? В принципе, пока еще немного: преодолевать проволоку и траншеи шириной до 2 метров 70 сантиметров.

Модернизация британских танков

Первые танки Первой мировой войны модернизировались уже по ходу боевых действий. Танки «Марк-1» больше в боях не использовались, потому что сразу в конструкцию начали вносить изменения. Что удалось усовершенствовать? Понятно, что в условиях продолжения боевых действий моментально улучшить конструкцию танков не представлялось возможным. К зиме 1917 года началось производство моделей «Марк-2» и «Марк-3». Эти танки имели более мощную броню, которую обычный снаряд уже пробить не мог. Кроме этого, на танки были установлены более мощные орудия, что постепенно повышало эффективность их боевого использования.

Танки первой мировой войны«>

В 1918 году началось серийное производство модели «Марк-5». Танки Первой мировой войны постепенно становились более боеспособными. Например, управлял танком теперь только водитель. Улучшились технические характеристики скорости, потому что инженеры установили новую коробку передач на четыре скорости. В этом танке уже не была температура внутри настолько высокая, потому что установили систему охлаждения. Мотор уже в некоторой степени отделялся от основного отсека. Командир танка находился в отдельной рубке. Также оснастили танк очередным пулеметом.

Танки Российской империи

В России, которая также принимала участие в боевых действиях, работа над созданием танка кипела полным ходом. Но стоит отметить, что российские танки Первой мировой войны так и не появились на полях боев, хотя и были очень нужны царской армии. Главная причина — абсолютная техническая неприспособленность. Российский инженер Лебеденко отметился тем, что в 1915 году создал наибольший по размерам танк в мире массой более 40 тонн. Он получил название «Царь-танк». Во время испытаний на полигоне у танка, оснащенного двумя двигателями по 240 л/с, заглох мотор. Завести его так и не смогли. Особых технических характеристик, кроме своей габаритности, модель не имела.

Танки первой мировой войны«>

Немецкие танки времен Первой мировой войны

К концу Первой мировой войны своими танками обзавелась и проигравшая в войне Германия. Речь идет о модели А7В. Если просмотреть танки Первой мировой войны, фото которых есть в этой статье, можно увидеть, что по тем временам эта модель была очень современной. Передняя часть танка защищена броней в 30 мм, что усложняло задачу пробить эту машину. Командир находился на верхней площадке (1,6 метра над уровнем земли). Дальность стрельбы составляла до двух километров. Танк был оснащен 55-миллиметровой пушкой, в боекомплекте которой было 100 осколочно-фугасных снарядов. Кроме этого, пушка могла стрелять бронебойными и картечными снарядами. С помощью пушки танк мог легко разрушать боевые укрепления противника.

Танки первой мировой войны«>

21 марта 1918 года состоялся танковый бой между немцами и англичанами. Немецкие первые танки Первой мировой войны, как оказалось, были намного боеспособней английских «Марк-5». Понять причину огромного преимущества немцев легко: у англичан на танках не было пушек, поэтому они не могли настолько эффективно стрелять по противнику.

Предвестник прогресса

Французский танк «Рено» 1917 года выпуска уже был похож по форме на современный. Танк, в отличие от английских моделей, мог давать задний ход. Вход и выход экипажа осуществлялся уже через люк (английские танки времен Первой мировой войны были оснащены дверьми сбоку танка). Башня танка уже могла вращаться, то есть стрельба проходила по разным направлениям (танк мог стрелять и вправо-влево, и вперед).

Первые танки Первой мировой войны и не могли быть абсолютно технически совершенными, потому что всегда к идеалу человечество двигается путем ошибок и доработок.

www.syl.ru

В 1915 году на полях сражений появились первые танки. Первой мировой войны никто не ждал, к ней не готовились, и тем более трудно было предвидеть характер грядущих битв.

немецкие танки первой мировой войны

Задача – прорыв обороны

Уже осенью 1914 года Суинтон, офицер британской армии, откомандированный во Францию, начал понимать, что главной проблемой наступающей пехоты будет преодоление расстояния между передними краями атакующих и обороняющихся сил. Идти в полный рост на противника, укрытого за брустверами окопов полного профиля и вооруженного скорострельными пулеметами, трудно, а к концу этого пути от любого подразделения останется не более половины личного состава. Чем-то солдатские тела нужно прикрыть, и для выполнения этой задачи он предложил простейшее решение. Нужно взять обычную сельхозмашину, трактор марки «Холт», произведенный в США, и обшить его броней. Интересно, что такие первые танки Первой мировой войны вынужденно были воспроизведены в 1941 году при обороне Одессы, их называли «НИ» («на испуг»).

Идея была не очень удачной, так как требования к ходовой части при проектировании сельскохозяйственной техники не соответствовали сложности пересеченной местности, по которой предстояло двигаться во время наступлений. Но задача от этого не потеряла актуальности, просто решать ее нужно было иначе.

танки времен первой мировой войны

Первые — англичане

Главное, что учли конструкторы Несфильд и Мэкфи, проектируя принципиально новый образец боевой техники — это способность преодолевать широкие рвы и траншеи. Известный по фильмам о Гражданской войне ромбовидный силуэт бронированных чудовищ как раз и стал проявлением оригинальности инженерного мышления английских изобретателей. Первые танки Первой мировой войны и назывались «Большой Вилли» и «Марк», их отличительной чертой, помимо характерной трапециевидной формы бронекорпуса, стало расположение вооружений по бокам, в специальных выступах. Тогда же и возникло название нового вида бронетехники (англ. «Tank»), в переводе означающее «бак» или «чан».

первые танки первой мировой войны

Франция не сдается!

Французские танки времен Первой мировой войны проектировались с большим разнообразием технических решений и фантазии. Первоначально их собирались строить как тихоходные подвижные артиллерийские мини-батареи, своим силуэтом защищающие пехоту и оказывающие ей огневое содействие. Однако вскоре конструкторы пришли к выводу о необходимости постройки относительно легких машин, способных к быстрому маневру. «Рено — ФТ17» в наибольшей степени соответствует современным представлениям об этом классе вооружений, хотя бы потому что имеет поворотную артиллерийскую башню, расположенную над бронекорпусом. Подобные машины королевской румынской армии участвовали в нападении на СССР в 1941 году, когда два FT-17, сохранившиеся со времен Гражданской, давно стали экспонатами советских музеев.

Немцы наседают

Что касается боевых качеств, которыми обладали немецкие танки Первой мировой войны, то их характерным отличием было мощное артиллерийское вооружение, ставшее впоследствии визитной карточкой германской бронетехники. Главный образец, A7V, был огромен, в него следовало заходить как в вагон бронепоезда, через дверь. За работой двигателей постоянно следили два механика, кроме них внутри корпуса находился артиллерийский расчет. Командир, пулеметчики и водитель составляли вместе с ними многолюдный экипаж. Машина была неповоротливой и тихоходной.

Общие пороки разных конструкций

Все первые танки Первой мировой войны обладали серьезным недостатком: в них практически нельзя было долго находиться из-за сильной загазованности и высокой температуры, создаваемой работой двигателя, находящегося в одном пространстве с экипажем. Еще не были созданы мощные моторы, а технологии сборки не предполагали других способов сочленения деталей, кроме клепки. Бронирование выдерживало попадание пули, иногда легкого снаряда, действие же любой полевой артиллерии калибра свыше трех дюймов оказывало губительное действие на технику и личный состав.

В России танки начали строить позже, чем в других промышленно развитых странах, но добились в этом деле очень серьезных успехов. Но это уже другая история…

fb.ru

Paths of Glory — стратегический варгейм на карточном движке, посвященный Первой Мировой Войне на Европейском и Ближневосточном ТВД. Игроки выступают в роли монархов и маршалов Великой войны: один игрок — за Центральные державы, второй — за страны Антанты. Им предстоят принять участие в кровавых битвах в траншеях Западного фронта, на равнинах и в болотах Польши, горах Балкан и пустынь Аравии… Сражениях, которые сформировали мир, который мы знаем сегодня.

Танки первой мировой войныПримечание разработчика:
Кодовое название операции наступления в мае 1918 года против французов, в результате которой немцы были отброшены за реку Марну впервые с 1914 года.

Историческая справка:
Весеннее наступление (в германской историографии известно как Kaiserschlacht) — последнее наступление германской армии на Западном фронте Первой мировой войны, предпринятое под командованием Эриха Людендорфа 21 марта — 18 июля 1918 года. Целью наступления было прорвать линию обороны сил Антанты до прибытия в Европу войск США.

В ходе наступления планировалось провести четыре последовательных операции, известных под названиями «Михаэль», «Жоржетта», «Гнайзенау» и «Блюхер-Йорк».

Операция «Блюхер-Йорк», вошедшая в историю как Третья битва на Эне (27 мая — 6 июня 1918 года) — сражение между германскими и союзными (англо-франко-американскими) войсками во время Первой мировой войны, третья фаза Весеннего наступления германской армии.

Эта операция проводилась сразу же после второй фазы Весеннего наступления — Битвы на Лисе. Германским войскам (1-я и 7-я армии) противостояли французские, британские и американские войска (6-я французская армия, 9-й британский корпус и две американские дивизии).

27 мая началась артиллерийская подготовка, которая нанесла большой урон британским войскам, затем германцы применили газовую атаку. После этого германской пехоте удалось продвинуться вперед. Германским войскам сопутствовал успех, через 3 дня после начала наступления они захватили 50 000 пленных и 800 орудий. К 3 июня германские войска приблизились на 56 км к Парижу.

Однако вскоре наступление стало затихать, наступавшим не хватало резервов, войска были утомлены. Союзники оказывали ожесточённое сопротивление, в бой вводились вновь прибывшие на Западный фронт американские войска. 6 июня ввиду этого германским войскам был дан приказ остановиться на реке Марне.

На главную страницу проекта: СЮДА.

© GMT Games; © ru.wikipedia.org; © january31

january31.livejournal.com

Инерция

Англичане и французы пытались разорвать замкнутый круг, разрабатывая и массово производя танки. Немцы пошли другим путем, сделав ставку на небольшие, но отважные и самостоятельные группы пехотинцев. Визитной карточкой бойца штурмовой группы стала осознанная, применяемая по личной инициативе, а не по приказу, смелость. Правда, начало Первой мировой армия кайзера встретила в совершенно другом виде.

Танки первой мировой войны Постер к немецкому фильму про штурмовые отряды, снятому в 1934 году, — отличный пример героизации штурмовиков Великой войны в Третьем рейхе.

В 1914 году еще были сильны сословные перегородки. Кайзеровская армия была готова разбиться в лепешку, но не допустить к командованию кого-либо за пределами традиционной офицерской касты. Родовитых людей, которые могли бы стать младшими офицерами, не хватало. Подразделения становились большими и плохо управляемыми. Например, пехотный взвод под командованием лейтенанта насчитывал 80 человек.

Прусская военная аристократия воспитывалась в традициях XVIII века — никакого доверия солдату. Стоит отвести взгляд, считали германские офицеры, и солдат тут же будет пить, воровать или вовсе дезертирует. Помогающие лейтенантам унтер-офицеры стояли на более высокой ступени, но этого было недостаточно, чтобы «классический» прусский офицер начала войны позволил им руководить какой-то частью боя. Нежелание терять прямой контроль над солдатами или делегировать эти полномочия унтер-офицерам толкало командиров младшего уровня к тактике плотного строя.

Это хорошо ложилось в опыт победоносной Франко-прусской войны 1870−1871 годов, когда успех приносили яростные штыковые атаки. В 1914 году они уже не работали: развитие стрелкового оружия ставило крест на любых попытках атаковать сомкнутыми рядами. Хрестоматийным примером стала атака 2-й гвардейской пехотной дивизии под городом Ипр 11 ноября 1914 года. Вышколенная гвардия шла плотным порядком, выказывая демонстративное презрение к смерти. Ее встретили магазинные винтовки, пулеметы и артиллерия британцев. Гвардейцы падали целыми группами. За счет тотального численного перевеса немцам удалось взять первую линию траншей. Но потери были настолько велики, что британцы следующей же контратакой легко отбили захваченное.

Танки первой мировой войны MP18 стал одним из первых массово производимых пистолетов-пулеметов. До конца войны в войска поступило не менее 10 тыс. единиц. Оружие хорошо показало себя при штурмах окопов.

Как правильно бежать на пулеметы

Но отдельные офицеры учли довоенный опыт других армий и отказались от плотных штыковых атак еще до начала боевых действий. В этом помогала децентрализация кайзеровской армии. Командиры полков обладали почти полной свободой обучения солдат и вводили рассыпной строй сразу в нескольких местах независимо друг от друга.

Преимущества рассыпного строя иллюстрировала атака 43-й пехотной бригады, произошедшая в Восточной Пруссии 8 сентября 1914 года. 15 из 16 рот первой линии шли рассредоточившись — не единой массой, а группами по 30−40 человек. Сами группы тоже продвигались максимально неплотно, чтобы затруднить прицеливание вражеским стрелкам. Из 2250 бойцов этих 15 рот атаку пережило подавляющее большинство — погибло лишь 25 человек. Но имелась еще одна, шестнадцатая рота. Ей командовал офицер запаса, человек старой школы. Ослушавшись командира бригады, он повел роту в традиционном плотном строю и жестоко за это поплатился, потеряв более 150 солдат.

Но это случилось на Восточном фронте, еще не успевшем полностью закостенеть в прочных оборонительных линиях. Для условий Запада с его глубоко эшелонированной обороной одного рассыпного строя было мало. Требовалось что-то большее — новая тактика, которая кардинально изменит не только действия, но и самоощущение солдата на поле боя. Лучше всего ее разработка удалась гауптману (капитану) Вильгельму Рору, в августе 1915 года вступившему в должность командира первого в кайзеровской армии штурмового батальона. Он предложил разделить огромные взводы на маленькие отряды по 3−10 человек. Капитан отошел от, казалось, незыблемого правила войны, решив, что по крайней мере на стадии пересечения ничейной земли отряды должны двигаться самостоятельно, не пытаясь любой ценой поддерживать взаимодействие между собой. Это позволяло использовать складки местности, уменьшая потери.

www.popmech.ru

Иоганн стал Иваном

Бренинги известны благодаря старинной аптеке в центре города, до сих пор работающей на ул. Баумана. Но были они не только фармацевтами. Аптекарю Арнольду Бренингу казанцы обязаны уникальными снимками города начала прошлого века, железнодорожного Романовского моста через Волгу в 1911-1913 годах. Он фотографировал и семью известного коллекционера Дмитрия Лихачёва, чьи собрания легли в основу городского музея. Одним из первых в России Бренинг начал делать цветные фото. Сыновья, дочь и внучка Арнольда Ивановича стали выдающимися музыкантами, педагогами. Всё, чем занимались Бренинги, они делали гармонично, легко, не ставя во главу угла свою выгоду.

Иоганн Бренинг. Фото: Из личного архива/ Татьяна Бренинг

Прадед Татьяны, поволжский немец Иоганн, приехал в Казань из Саратова в 17 лет. Устроился провизором в аптеку Грахе. И настолько преуспел в этом деле, что через несколько лет хозяин Казанского завода минеральных вод Юнг сам предложил молодому человеку купить аптеку на Проломной: «Ничего, расплатишься! — сказал заводчик, вручая деньги оторопевшему юноше. — Ты парень деловой, я тебе верю». Вскоре Иоганн стал для казанцев просто Иваном Ивановичем, его жена 
Иоганна, председатель женского благо­творительного общества, — Анной Васильевной. 

«В табели учеников семьи Бренинг смотреть страшно! — смеётся Татьяна Арнольдовна. — От «отлично» рябит в глазах». В семье было принято учиться хорошо. Когда сын Иоганна Арнольд заканчивал химический факультет Казанского университета, золотые медали получили всего два выпускника: Бренинг и его друг, будущий академик Александр Арбузов. 

Аптека на Проломной. Фото: Public Domain

Пилюли для бабая

В науку Арнольд не пошёл. После смерти отца нужно было возглавить семейное дело. Арнольд поставил дело так, что в получаемой выручке были заинтересованы все работники аптеки. Каждый был ещё и пайщиком, получавшим свой процент дохода. Девизом Арнольда Ивановича были слова: «Иметь в наличии всё, чтобы ни один клиент не ушёл без нужного лекарства!». Чтобы помогать жителям татарских деревень, не говорящим по-русски, Арнольд выучил татарский язык.

«Если в аптеку придёт бабай, сразу ведите его ко мне в кабинет, я с ним объяснюсь», — предупредил он коллег. Скоро аптека стала одной из лучших в городе. В 1916 году Арнольд победил в соревновании аптекарей, выдав за день лекарства по 251 рецепту.  

Арнольд и Артур Бренинги — студенты Казанского университета. Фото: Из личного архива/ Татьяна Бренинг

После революции 1917 года к Бренингам пришли люди в кожанках и заявили, что аптека теперь народная собственность. «Ну, раз ваша, так ваша! — спокойно ответил Арнольд Иванович. — Только у меня дома осталось несколько комплектов аптечного белья и кое-какие лекарства. Я их вам сейчас принесу». На него посмотрели как на сумасшедшего. Поставили у сейфа часового и сказали: «Завтра придём твои капиталы считать!». Когда наутро вскрыли сейф, нашли 83 рубля. От Арнольда потребовали отдать спрятанные деньги, и он открыл аптечные подвалы, переполненные заготовленными впрок лекарствами. Благодаря этим запасам три следующих года все казанские аптеки не чувствовали недостатка в дефицитных в Первую мировую медикаментах.

Семейному делу Бренинг остался верен и при советской власти. Работая в аптекоуправлении, он восстанавливал аптечное дело в Казани после Гражданской войны.

Казань. 1912 год. Благодаря увлечению Бренинга фотографией городу осталось множество снимков. Фото: Public Domain

Калоши с проволокой

В 1937 году в семью пришла беда. Бренинга обвинили в распространении фашизма и подготовке яда для отравления советских людей. «Вещдоками» стали Библия Арнольда Ивановича, фото трёх  военнопленных в австрийских шинелях, работавших в аптеке, и лекарства из домашней аптечки. Жене сообщили, что Бренинг осуждён на 10 лет без права переписки. И только много лет спустя семья узнала, что Арнольд Иванович был расстрелян в том же 37-м году, хотя был ни в чём не виноват. 

Особенно трудно пришлось Бренингам в войну. Многие соседи смотрели на них как на врагов. Как вспоминает один из сыновей Рудольф, когда он выходил во двор играть, в него летели камни. Дети кричали: «Бей немца!». Семью буквально спас домоуправ Максудов. Ольгу Фёдоровну, жену репрессированного, он назначил сануполномоченной по дому. Пусть назначает ночных дежурных у ворот, отвечает за уборку двора и улицы, затемнение окон. Она пыталась отказаться: «Как же вы можете мне, немке, жене репрессированного, предлагать такую должность?». Домо­управ только махнул рукой: «Не беспокойтесь, я ведь знаю, кому можно доверять!».

Молодожены Арнольд Иванович и Ольга Федоровна Бренинги. 1915 год. Фото: Из личного архива/ Татьяна Бренинг

Непростой была и судьба сына Арнольда Ивановича — тоже Арнольда. Как и многих других немцев, во время войны его, 18-летнего парня, отправили в Трудовую армию.

Панно с изречением на немецком: «Не бойся. Главное — верь». Фото: Из личного архива/ Татьяна Бренинг

С 1942 по 1948 год он рубил лес по колено в холодной воде, работал в кузнице, до первых заморозков  собирал оставшийся в полях урожай. В голоде, холоде, в калошах на босу ногу, прикрученных, чтобы не упали, проволокой.

«Мой отец выжил, потому что в нём звучала музыка, — рассказывает Татьяна Бренинг. — Его стремление заниматься музыкой было настолько сильно, что это спасло ему жизнь. У него был великолепный внутренний слух. Он сочинял, что называется, в голове. Какой-нибудь клочок бумаги разлинует, напишет на нём ноты, пошлёт записочкой домой. Сестра Ольга Арнольдовна переписала его сочинения. Их отослали в Союз композиторов». В Москве решили, что человеку, сочинившему такую музыку, надо обязательно учиться дальше. Арнольд смог вернуться домой, поступил в консерваторию.

«Отец играл наизусть все симфонии Гайдна, Моцарта, Скрябина, — вспоминает Татьяна Бренинг. — А ещё у него был особый  талант педагога. Он, конечно, умел сердиться, но только не на учеников. Изо дня в день занимался — терпеливо, доброжелательно с казалось бы слабым ребёнком. И тот за 4 года вырастал — с отличием оканчивал училище».  

Аптека Бренинга. Фото: Public Domain

«Болеро» на железной коробке

О сестре Арнольда Арнольдовича Ольге в Казани до сих пор ходят легенды. Лучший концерт­мейстер города, игравшая так, что зал замирал от восторга, талантливая художница, человек большого сердца. Строгая, требовательная к себе и коллегам-музыкантам, Ольга старалась помочь бездомным животным. В доме всегда жили подобранные ею собаки и кошки, что вызывало вечные жалобы соседей.

Казанские старожилы и гости города и сейчас помнят высокую статную женщину в длинных элегантных платьях, выходившую по вечерам на прогулку со своими питомцами на поводке. До самой своей болезни подбирала, выхаживала больных птиц, не оставляла в беде ни одну свою приятельницу. Оказавшись прикованной к постели, мужественно переносила свой недуг. Больше всего страдала из-за того, что не может подойти к фортепиано и сыграть.

«Однажды я услышала из комнаты тёти Оли какой-то стук, — вспоминает Татьяна Арнольдовна. — Заглядываю и вижу, как она выстукивает пальцами по железной коробке из-под печенья сложнейший ритмический рисунок. «Вот звучит в голове «Болеро» Равеля, — говорит. — Никак не уходит, решила хоть так сыграть!». Музыка помогала ей в самые трудные минуты». 

У Татьяны Бренинг двое сыновей. Они далеки от искусства, получили техническое образование. Но каждый окончил и музыкальную школу. «Музыка делает человека сильным, — говорит Татьяна Арнольдовна. — Я счастливый человек, потому что играю с учениками прекрасную музыку, и всё в мире сразу встаёт на свои места. Я получаю силы, веру в себя».

Использованы материалы книги Р. Бренинга «История моей семьи»

www.kazan.aif.ru

http://weaponscollec…ovoy-voyny.html

 

1322120787_1280245980_mark_i_1916.jpg
 

В Англии
Первые проекты

Ответа на вопрос, как; какими средствами прорвать фронт, искали во всех воюющих армиях. Одним из первых попытался ответить на него английский полковник Свинтон, находившийся с начала войны во Франции.

20 октября 1914 года Свинтон обратился в военное министерство с предложением построить бронированную машину на гусеницах, использовав для этого американский трактор Холт. В своей докладной записке Свинтон наметил контуры новой машины и указал задачи, которые она сможет решать в войне.

Военное министерство отнеслось к этим проектам весьма осторожно. В феврале 1915 года оно организовало испытания гусеничных тракторов для проверки их проходимости. Тракторы не выдержали весьма суровых технических условий, которые были поставлены на испытаниях, и опыты прекратились.

«Большой Вилли». Одновременно работу по созданию танка вёл инженер Триттон совместно с представителем Комитета сухопутных кораблей лейтенантом Вильсоном. Осенью 1915 года они построили опытный образец танка. Недостатком его, как и всех предыдущих образцов, была малая ширина преодолеваемого рва. Эту задачу нельзя было решить, используя обычную тракторную гусеницу. Но к лету 1915 года было предложено придавать гусенице ромбовидную форму. Этим изобретением Мэкфи и Несфильда воспользовались Триттон и Вильсон. Они приняли также размещение вооружения в боковых полубашнях (спонсонах), предложенное Дейнкуртом, одним из работников Комитета, создававшим первые опытные образцы танков.
 

В январе 1916 года появилась новая машина «Большой Вилли», названная так в честь лейтенанта Вильсона. Эта машина и стала прототипом первого боевого английского танка «Марка I».

Таким образом изобретение танка не было результатом работы одного человека, а явилось плодом деятельности ряда людей, часто даже не связанных между собой.

2 февраля 1916 года в Хатфильдском парке, недалеко от Лондона, были произведены испытания «Большого Вилли». Строительство первого танка держалось в большом секрете. Все, кто соприкасался с новым военным изобретением, были обязаны хранить глубокую тайну. Но уже в начальный период постройки «Большого Вилли» потребовалось как-то назвать машину. По виду она походила на большую цистерну или бак. Ее хотели назвать «водовоз», но это могло вызвать улыбку. Свинтон, ставший к тому времени секретарём комитета имперской обороны и внимательно следивший за опытными работами, предложил несколько названий: «резервуар», «цистерна», «чан» (по-английски tank).

Во Франции

Примерно тогда же, когда Свинтон обратился в военное министерство со своим предложением, полковник Этьен, начальник артиллерии 6-й дивизии французской армии, написал главнокомандующему о том, что он считает целесообразным применить на фронте «бронированные повозки, обеспечивающие продвижение пехоты». Через год он повторил свое предложение: «Я считаю возможным, — писал он, — создание орудий с механической тягой, позволяющих перевозить через все препятствия и под огнём со скоростью, превосходящей 6 км в час, пехоту с оружием, амуницией и пушкой».

К письму Этьен приложил свой проект. Он хотел построить «сухопутный броненосец» весом 12 т на гусеничных цепях, вооруженный пулемётами и пушкой. Характерно, что даже название машины у англичан и французов было одинаковое. «Броненосец должен иметь скорость до 9 км/час, преодолевать окопы до 2 м шириной и разрушать неприятельские блиндажи.. Кроме того, машина сможет буксировать на подъемы до 20° семитонную бронированную повозку, в которую можно посадить команду из 20 человек с вооружением и амуницией».
У Этьена, так же как и у Свинтона, мысль о создании гусеничного танка возникла в результате наблюдения за работой трактора Холт.

Первые танки во Франции стала строить фирма Шнейдер. Вскоре затем заказ был передан «Обществу железоделательных и сталелитейных заводов», мастерские которого находились в Сен-Шамоне. Поэтому первые два французских танка получили название Шнейдер и Сен-Шамон.
 

В других странах

В других странах — США, Германии, Италии танки появились уже после того, как английские и французские машины прошли испытания на полях сражения первой мировой войны и были признаны всеми как новое мощное оружие современного боя.

Некоторые страны стали строить свои танки по образцу английских и французских: танки США являлись копией английского танка марки V и французского танка Рено; итальянские танки также представляли собой копию танка Рено.

В других странах разрабатывали свои конструкции, используя опыт танкостроения в Англии и Франции; Германия создала танк марки А-7, конструкции инженера Фольмера.

Бронированные автомобили

Один из наиболее существенных бронированных автомобилей Первого периода Мировой войны был Остин. Строящийся в нескольких вариантах, Остин был основной бронированный автомобиль Российской Армии, тогда это был наиболее многочисленный автомобиль, используемый всеми сторонами в гражданской войне в России, главным образом Советами. В отличие от траншейной войны на Западном Фронте, условия на Востоке сделали возможныvb маневр, и бронированные автомобили стали играли гораздо более важную роль, сопоставимую танкам. Множество Остинов также использовалось Британцами, принимающими участие в боях 1918. Захваченным Austins использовались несколькими другими армиями.

Mk. I (Британия) 1916 г. Конструктор лейтенант W. G. Wilson.

Танк не имел машинного отделения. Экипаж и двигатель находились в одном корпусе. Температура внутри танка поднималась до 50 градусов. Экипаж терял сознание от выхлопных газов и порохового дыма. Противогаз, или респиратор входили в стандартное снаряжение экипажа.
 

Четыре человека (один из которых был командиром танка) управляли танком. Командир управлял тормозной системой, два человека управляли движением гусениц. Из-за сильного шума команды передавались сигналами рук.
Сообщение между танком и командным пунктом осуществлялось голубиной почтой — для этого в спонсоне было специальное отверстие для голубя, или с донесением посылали одного из членов экипажа. Позднее начала применяться семафорная система.
 

Первое боевое применение состоялось 15 сентября 1916 года. 49 танков Mark I должны были прорвать германскую оборону под Сомме. Только 32 танка смогли начать движение. 9 танков добрались до германских позиций. Танк преодолевал проволочные заграждения и траншеи шириной 2,7 метра. Броня держала попадания пуль и осколков снарядов, но не могла выдерживать прямого попадания снаряда.

После первого боя под Flers-Courcelette были внесены изменения в конструкцию танка. Новые версии получили наименования Mark II и Mark III. Mark III получил более мощную броню. Mark III производился в начале 1917 года. Использовался в первых линиях атаки в ноябре 1917 в битве при Комбраи.

После появления Mark IV, Mark I, Mark II и Mark III использовались в качестве учебных танков и для «специальных» нужд. Многие были переделаны в транспортные танки. В битве за Камбраи Mark I применялся в качестве командного танка — в одном из спонсонов устанавливалось оборудование для беспроводной связи. Имел две модификации Female и Male. Female был вооружен только пулеметами — вместо пушек два Vickers и четыре Hotchkiss.

Mark V Tank Британия

Разработан и производился в октябре 1917 г. фирмой Metropolitan Carriage and Waggon Company LTD. Сильно отличалася от предшественников. На нем установили четырехскоростную, планетарную коробку передач системы Вильсона и специальный танковый мотор «Рикардо». Отныне машиной управлял только водитель — обошлись без бортовых коробок передач. Отличительным признаком МkV стали воздухозаборники системы охлаждения, смонтированные по бортам, радиатор сблокировали о мотором. Рубку командира увеличили, а в корме разместили еще один пулемет. Первые МkV начали поступать в войска в мае 1918 года. Имел командирскую «башню». Входил в состав 310 танкового батальона армии США. Имел отделение для перевозки пехоты. Но из-за плохой вентиляции солдаты оказывались небоеспособны. Танк переделали для перевозки грузов и оборудования. После войны использовался в саперном варианте и в качестве мосто-укладчика. Оставался на вооружении армии Канады до начала 30-х годов. Экспериментальный вариант Mark D со «змеиными» траками. Использовался в армиях: Франции, США, Эстонии, Белоруссии, СССР, Германии.
 

Было произведено 400 экземпляров: 200 Male и 200 Female.

Для преодоления 3,5 метровых германских траншей Линии Гинденбурга был создан удлинённый вариант Mark V* (Star)- Tadpole Tail. Было построено 645 экземпляров из заказанных 500 Male и 200 Female. Вес Tadpole составлял 33 тонны (Male) и 32 тонны (Female). На версии Tadpole установили специальное отделение для перевозки пехоты. Это было первое применение бронетехники для доставки пехоты. Первое боевое применение — 8 августа 1918 в битве при Амьене.

Версия Mark V** (Star-Star) появилась в мае 1918. На Mark V** был установлен более мощный двигатель. Было построено 197 экземпляров из заказанных 750 Male и 150 Female.

Производитель — фирма FAMH из города Сен-Шамон. Первые машины «Сен-Шамон» (образца 1916 г.) имели цилиндрические командирскую и водительскую башенки, а бронелисты бортов доходили до земли, прикрывая ходовую часть. Крыша была плоская. Двигатель и динамо располагались в средней части корпуса, за ними — электромоторы. Ведущее колесо было в корме, там же находился и второй пост управления. Вооружение — 75-мм пушка специальной конструкции (из 400 было выпущено 165 танков с этой артсистемой), которая в дальнейшем была заменена полевой 75-мм пушкой «Шнейдер». Стрельба могла производиться в узком секторе прямо по курсу, так что перенос огня сопровождался поворотом всего танка.
 

Для борьбы с пехотой по периметру корпуса располагались 4 пулемета. После первых испытаний в середине 1916 г. выявилась необходимость некоторых изменений. Бронелисты бортов, прикрывающие ходовую часть, сняли для улучшения проходимости. Гусеницы расширили с 32 до 41, а потом и до 50 см. В таком виде машина пошла в производство. В 1917 г. уже в ходе выпуска «Сен-Шамон» опять модифицировали: плоская крыша получила наклон к бортам, чтобы с нее скатывались вражеские ручные гранаты, вместо цилиндрических башенок поставили прямоугольные. Было также усилено бронирование — 17-мм бронелисты в отличие от предшествующих 15-мм не пробивались новыми германскими бронебойными пулями марки «К». Затем заменили и артсистему на полевую 75-мм пушку «Шнейдер». Концерн FAMH получил заказ на 400 машин. Выпуск прекращен в марте 1918 года. К концу войны в строю оставалось 72 танка.

 

Поначалу немцы заимствовали английское название «Tank», затем появились «Paпzerwagen», «Panzerkraftwagen» и «Kampfwagen». А 22 сентября 1918 года, то есть незадолго до окончания войны, официально был утвержден термин «Sturmpanzerwagen». Германское командование рассматривало множество прототипов танков, и гусеничных, и колёсных. Базой танка стал австрийский трактор Holt, производимый по американской лицензии в Будапеште. Интересно, что Holt также был базой британских и французских тяжелых танков.

Первую удлиненную версию, оснащенную двумя двигателями Daimler мощностью 100 л.с. каждый, разработал Josef Vollmer. Первая демонстрация состоялась весной 1917 г. После испытаний в конструкцию танка были внесены некоторые изменения. Для уменьшения веса 30 мм. броню оставили только в носовой части (изначально 30 мм. броня предполагалась по всему корпусу), в других частях толщина брони варьировалась от 15 до 20 мм.Толщина и качество брони позволяли противостоять бронебойным винтовочным пулям (типа француз
 

ской 7-мм АРХ) на дальностях от 5 м и больше, а также осколочно-фугасным снарядам легкой артиллерии. Командир машины размещался на верхней площадке слева; справа и чуть позади него — механик-водитель. Верхняя площадка находилась на высоте 1,6 м над полом. Артиллеристы и пулеметчики размещались по периметру корпуса. Входившие в состав экипажа два механика располагались на сиденьях спереди и сзади от двигателей и должны были следить за их работой. Для посадки и высадки экипажа служили откидные двери в правом бортy — впереди и в левом — сзади. Под дверью снаружи приклепывались две узкие стyпеньки. Внутри корпуса на верхнюю площадку вели две лестницы — спереди и сзади. Пушка имела длину ствола 26 калибров, длину отката 150 мм, наибольшую дальность стрельбы 6400 м. В боекомплект, кроме 100 выстрелов с осколочно-фугасными снарядами, входили 40 бронебойных и 40 картечных. Осколочно-фугасные снаряды имели взрыватель с замедлителем и могли использоваться против полевых укреплений. Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 487 м/с, бронепробиваемость — 20 мм на дальности 1000 м и 15 мм на 2000 м. A7V первой постройки кроме корпусов отличались и типом установки орудия.Стандартные 7,92-мм пулеметы MG.08 (системы Максима) крепились на вертлюжных установках с полуцилиндрическими масками и винтовыми механизмами вертикального наведения. Угол горизонтального наведения пулемета составлял ± 45°.

Было заказано 100 машин. К октябрю 1917 г. было изготовлено 20 танков.

Первый танковый бой межу A7V и британской самкой MarkIV состоялся 21 марта 1918г. под Сант Этьеном. Бой показал полное превосходство A7V, оснащенного 57 мм. пушкой на британским танком, оснащенным только пулемётами. Центральное расположение пушки у A7V также оказалось более выгодным, чем расположение пушек в боковых спонсонах британских танков. К тому же танк обладал лучшим соотношением мощность/вес.
Однако, A7V оказался менее успешной боевой машиной. Он плохо преодолевал траншеи, имел высокий центр тяжести и клиренс всего 20 см.

Renault FT 17 (Франция 1917 г.)

Первый легкий танк. Производились на заводах Berliet.

Несколько слов о конструкции танка. Он имел корпус простой формы, собиравшийся на каркасе из уголков и фасонных деталей. Ходовая часть состояла из четырех тележек — одной с тремя и трех с двумя опорными катками малого диаметра на борт, которые собирались на продольной балке. Подвеска — блокированная, налистовых рессорах. Шесть поддерживающих катков объединялись в обойме, задний конец которой крепился на шарнире. Передний конец подрессоривался спиральной пружиной, обеспечивавшей постоянство натяжения гусеницы. Ведущее колесо располагалось сзади, а направляющее, выполненное из дерева со стальным ободом, спереди. Для повышения проходимости через рвы и окопы танк имел съемный «хвост» на оси, поворотом вокруг которой он закидывался на крышу моторного отделения.
 

Во время марша на хвосте мог располагаться полезный груз или 2—3 пехотинца. На танке был установлен карбюраторный двигатель «Рено». Вращающий момент через коническое сцепление передавался на механическую коробку передач, имевшую четыре скорости вперед и одну назад. Вход и выход экипажа осуществлялся через трехстворчатый носовой люк (в кормовой части башни имелся еще запасной). Стрелок пушки или пулемета располагался в башне стоя или полусидя в брезентовой петле, которую позже заменили регулируемым по высоте сиденьем. Башня, имевшая грибовидный откидывающийся колпак для вентиляции, вращалась вручную. Боеукладка снарядов (200 осколочных, 25 бронебойных и 12 шрапнелей) или патронов (4800 штук) располагалась на днище и стенках боевого отделения. Помимо сложной и трудоемкой при изготовлении литой башни, выпускалась клепаная, восьмигранная.

 

1 — 6,5-мм спаренный пулемет «Фиат» обр. 1929 года, 2 — направляющее колесо, 3 — ведущее колесо, 4 — домкрат, 5 — «хвост», 6 — люк водителя, 7 — двухстворчатый башенный люк, 8 — глушители, 9 — педаль тормоза, 10 — стеллажи для боекомплекта, 11 — двигатель, 12 — радиатор, 13 — бензобак, 14 — 37-мм пушка, 15 — фальшборт.
Боевая масса — 5,5 т, экипаж — 2 чел., двигатель — «Фиат», 4-цилиндровый, водяного охлаждения, мощность 50 л. с. при 1700 об/мин, скорость — 24 км/ч, запас хода — 95 км.
Вооружение: два пулемета 6,5 мм, боекомплект — 2000 патронов.
Толщина брони—6—16 мм
 

С самого начала выпуска FT-17 производился в четырех вариантах: пулеметном, пушечном, командирском («радиотанк» TSF) и огневой поддержки («Рено» BS) с 75-мм пушкой в открытой сверху и невращающейся башне. Впрочем, последним в боях поучаствовать не довелось — ни один из 600 заказанных танков не был выпущен до конца войны.

Выпущено 1025 машин.

Танк выпускался по лицензии в США под названием Ford Two Man. В Италии под названием FIAT 3000.
В 1919 году один экземпляр был захвачен красноармейцами и послан Ленину. Тот отдал соответствующее распоряжение — и на заводе Красное Сормово танк тщательно скопировали и выпустили с двигателем АМО и броней Ижорского завода под именем «Борец за свободу товарищ Ленин». Правда, в пути некоторые детали и агрегаты были утеряны, поэтому, к примеру, коробку передач пришлось конструировать заново.
Задачу удалось выполнить, но лишь отчасти: было построено всего 15 экземпляров, причем, по заключению одной из комиссий, они были «неудовлетворительны по качеству, неудобны по владению оружием, частично совершенно невооружены».

Austin сентябре 1914

В Бирмингем, построил новый бронированный автомобиль, специально под Российские требования. Это был вооруженый двумя пулеметами в независимых башенках, помещено рядом с друг другом, с обеих сторон корпуса. Российская Армия заказала 48 автомобилей, и они были произведены к концу 1914. Транспортное средство использовало шасси с двигателем НА 30 Л.С. и управляемой тыловой осью. После первого боевого опыта, все транспортные средства были полностью восстановлены, изменяя всю броню на новую, более толстую 7mm броню. Форма брони осталась той же. С новой более тяжелой броней, двигатель и шасси оказались слишком слабы. Автомобиль мог фактически ехать только по дорогам. Несмотря на эти недостатки, строительство автомобиля рассматривалось первоочередное. Все другие бронированные автомобили, купленные Русскими за границей были оценены хуже, или даже бесполезными. Это предлагает, что строительство Остина, должно быть действительно succesfull, чтобы выиграть Российское признание, несмотря на ошибки.

Российское правительство заказало следующую партию 60 улучшенных транспортных средств. Были поставлены с августа 1915. Они использовали более сильное 1.5t шасси с двигателем НА 50 Л.С., и имели более толстую броню, которая не нуждалась в дальнейшем усовершенствовании. Корпус был сокращен, и новая форма крыши выше водителя не ограничивала горизонтальный угол огня.

С другой стороны, удаление тыловой двери доступа корпуса был недостаток, делая более трудный доступ, через только одну дверь. Также после боевого опыта, признано, что бронированные автомобили должны быть оснащены вторым постом водителя для движения назад. Поэтому, скоро после их прибытия в Россию все транспортные средства были изменены. Видимое изменение было дополнение тылового ‘приложения’. ‘Приложение’ разместил пост тылового водителя, и также имел дополнительные двери. Некоторые автомобили были оборудованы фарой на крыше, в бронированном покрытии.

21 декабря 1914 в России начали формировать из » автомобильные взводы МГ «. Первоначально, каждый взвод состоял из трех бронированных автомобилей Остин, с поддержкой 4 грузовиков, передвижного цеха, грузовика танкера и 4 мотоциклов, один с коляской. Команда взвода была приблизительно 50 человек.Дальнейшие взводы сформировались с 1915 весны, представил новую организацию , с двумя Аустинами и один вооруженный оружием автомобилем (Garford с мая 1915 или Lanchester с 1916 весны). Восемь уже существующих взводов получили дополнительные Garford трем Аустины.

Получив боевой опыт с английскими Аустинами, Пулковский завод в Санкт-Петербурге разработал собственный, улучшенный тип бронированного корпуса, с более толстой броней. Существенная особенность были башенки, помещенные, по диагонали чтобы уменьшать ширину автомобиля. Автоматы могли также быть подняты для зенитного огня.

Первый был поставлен с задержкой, в январе 1917. В течение следующих месяцев, работа шла очень медленно, из-за хаоса в стране. Наконец, когда производство было перемещено нв Ижевский завод, 33 бронированных автомобилей были построены 1919- 1920.
 

Эти автомобили называли в России как » Putilovskiy Ostin «, или «Ostin-Putilovets», в то время как наиболее общее название(имя) в Западных источниках: Putilov. Эти названия не использовались ни в каких Российских документах относительно того времени, хотя в 1918-21 назывались только: » Russkiy Ostin » (Русский Остин).

 

russobalt.org


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.