Танк прага

  Немецкий легкий танк PzKpfw 38(t)

В середине 30-х гг., в период модернизации чешской армии, военное ведомство привлекло большие средства для увеличения числа легких танков. Как уже говорилось выше, «подмоченная» репутация танка LT vz 35, произведенного фирмой «Шкода», препятствовала увеличению выпуска этой модели. Поэтому министерство вооружения объявило о конкурсе проектов на создание нового улучшенного легкого танка. Две модели представила «Шкода», еще четыре — ЧКД. Военные предпочли модель TNHP-S, производства фирмы ЧКД, Первоначально фирма предназначала свой танк на экспорт, однако он оказался востребован чешской армией.


Новый танк с честью выдержал трехмесячные испытания, продемонстрировав способность пройти более 5584 км (из них 1553 км по пересеченной местности) без сколько-нибудь серьезных поломок’. Кроме того, танк оказался очень прост в обслуживании, ему требовалось всего полчаса ежедневного ухода. По результатам испытаний в июле 1938 г. 150 боевых машин этой модели были заказаны чешской армией, и новый танк получил название LT vz 38. Первые 20 танков появились на свет уже в конце 1938 г. Однако неблагоприятная внешнеполитическая ситуация привела к тому, что дальнейшее производство LT vz 38 было заморожено». Только в конце мая 1939 Г, после оккупации Чехословакии, возобновился выпуск этих танков для нужд гитлеровской Германии. 22 мая 1939 г. появились на свет девять серийных машин. Новые танки произвели неизгладимое впечатление на немцев. Они по всем параметрам превосходили немецкие PzKpfw 1 и PzKpfw II.

Руководство вермахта потребовало от фирмы ВММ (Bohmisch-Mahrische-Maschinenfabrik — так немцы назвали ЧКД) немедленно закончить заказ на 150 машин и приниматься за производство еще 325 единиц. На немецкой службе чешский танк получил название PzKpfw 38(t).

Стоит заметить, танк PzKpfw 38(t) а именно чешский легкий танк LT vz 38 изобрел русский инженер-конструктор Сурин Алексей Михайлович (закончил Политехнический институт в Киеве), который после Октябрьской революции эмигрировал в Чехию, где и основался. По сути, Сурин изобрел танк LT vz 38, который изобрел русский танк, который воевал против России.


Предоставим слово отставному полковнику Икену: «Чешские офицеры в Миловицах рассказали нам о замороженном серийном производстве нового легкого танка. Этот танк, впоследствии получивший название PzKpfw 38(t), имел боевую массу 9,7 тонны и вооружение, сходное с моделью PzKpfw 35(t). Высшее командование вермахта пока ничего не знало о новом танке. По окончании нашего визита в Миловицы мы, не снимая формы и личного оружия, посетили завод ЧКД, пионера Богемско-Моравской тяжелой индустрии. С 1907 г. под именем Пражского автомобильного завода это предприятие: выпускало различные транспортные средства — автомобили, тяжелые грузовики и трактора. Кстати, именно этот завод произвел впечатление солидного, но очень старого предприятия.

Типичная картина периода окончания словацкого восстания 1944 г. Дороги усеяны подбитыми остовами немецких танков, включая такие, как этот словацкий PzKpfw 38(t). Немцам потребовалось два месяца, чтобы подавить восстание, оставшиеся в живых повстанцы в октябре 1944 г. ушли в Татры. Ныне на площади города Банска Быстрица, бывшего центра вооруженного восстания, в намять о событиях 1944 г., стоит танк PzKpfw 38(t)S.

Вахтер на ломаном немецком объяснил нам, что завод закрыт, а все работы остановлены. Однако, впечатленный нашими требованиями, он вызвал инженеров из проектного отдела.


смотря нa отсутствие у нас соответствующих документов, эти люди любезно согласились показать нам завод. Во время экскурсии они рассказали о новом танке, только недавно запущенном в серийное производство. Я сразу же оценил преимущества этого танка с ведущими передними колесами, новой трансмиссией Вильсона, с четырьмя парами опорных катков, с листовыми рессорами и эффективной полуавтоматической 37-мм пушкой. Я немедленно доложил о новом танке майору Томалю, танковому эксперту при ОКХ (*ОКХ — Oberkommando des Heeres — Верховное командование сухопутными войсками Германии. — Прим. пер.). Немедленно была создана комиссия ОКХ в составе членов комитетов по совершенствованию вооружений WA Pruf 6 и распределению военных заказов WAB6.

В апреле 1939 г. комитет по вооружениям принял решение о передаче фирмы ЧКД под свою юрисдикцию. С этого момента фирма была переименована в ВММ. Аннексия прошла без эксцессов и сопротивления со стороны персонала фирмы. В том же апреле со сборочных линий ВММ сошли первые 100 танков PzKpfw 38(1). Несмотря на очевидные достоинства этих простых и надежных машин, комитет по танкостроению WA Pruf 6 не оказывал должной поддержки их производству, по крайней мере, до тех пор, пока не сосредоточил в своих руках все вопросы их использования на службе вермахта.

ww2history.ru

Танк LТ-38

LT vz.38 — ТNHР —
Panzerkampfwagen 38(t) —
Pz.Kpfw.38(t).

LТ vz.38 Танк LТ-38 разработан в 1938 году концерном «ЧКД-Прага» под обозначением TNHP. Отличался простой, рациональной конструкцией. В его ходовой части с каждого борта использовались четыре опорных катка большого диаметра, сблокированных попарно на листовых рессорах. Ведущие колеса с трансмиссией располагались в передней части корпуса. Для облегчения ремонта трансмиссии в полевых условиях в передней части корпуса был сделан большой люк. Вооружение состояло из 37-мм полуавтоматической пушки и двух 7,92-мм пулеметов.

В качестве силовой установки использовался шестицилиндровый карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения. Первоначально танк поставлялся чехословацкой армии, а после оккупации Чехословакии Германией его производство продолжалось уже для нужд вермахта. До 1942 года вермахту было поставлено 1411 таких машин под маркой танк 38(t). Но особую известность танк получил в связи с тем, что его простое надежное шасси широко использовалось для создания самых разнообразных самоходно-артиллерийских установок, бронетранспортеров, ремонтно-эвакуационных машин и другой техники. Одних только так называемых «истребителей танков» типа «Хетцер» с начала 1944 года и до конца войны было выпущено 2500 единиц. После войны эти вооруженные 75-мм пушкой установки поставлялись армии Швейцарии под обозначением G13.


танк LТ vz.38 (ТNHР)

Лучшим чехословацким легким танком был LТ vz.38 или TNHP производства фирмы ЧКД. Это была последняя модель, полностью отработанная до оккупации страны фашистской Германией и в 1938 году заказанная чешской армией. Однако по условиям мюнхенского договора Чехословакия должна была ограничить производство вооружения, поэтому подготовка к серийному производству боевых машин LТ — TNHP была приостановлена.

танк LТ vz.38

Ко времени оккупации Чехии и Моравии 15 марта 1939 года со сборочной линии завода фирмы ЧКД сошли всего 3 предсерийных машины. После оккупации Чехословакии фашистской Германией производство легкого танка ТNНР было продолжено для нужд гитлеровской армии, в которой он получил обозначение Рz.Kрfw.38(t) Ausf. A. Первые 9 серийных машин под обозначением 38(t) Ausf. А покинули стены завода BMM 22 мая 1939 года. Всего же до начала второй мировой войны было построено 98 танков этой модификации.


легкий танк LТ vz.38

Рz.Kрfw.38(t) представлял собой легкий танк с экипажем из трех человек (Словакия) или четырех (Германия, Венгрия, Румыния). Толщина брони не превышала 10-25-мм. Рz.Kрfw.38(t) имел ходовую часть типа «Кристи», которая состояла из четырех обрезиненных сдвоенных опорных катков большого диаметра (775-мм). Каждая пара опорных катков подвешивалась индивидуально на листовых рессорах. В передней части корпуса располагалось ведущее колесо с 19 зубьями, в задней — колесо натяжения с механизмом натяжения. В верхней части корпуса находились два маленьких поддерживающих катка.

Танк Рz.Kрfw.38(t)

В качестве силовой установки танки оснащались 6-цилиндровыми рядными карбюраторными двигателями типа «Прага» ЕРА мощностью 125 л. с. при 2200 об/мин. Танк Рz.Kрfw.38(t) Ausf. A развивал по дороге максимальную скорость 48 км/ч и 20-25 км/ч при движении по бездорожью. Вооружение состояло из 37-мм полуавтоматической пушки «Шкода» А-7 и 7,92-мм пулемета ZВ 53 (vz. 37), которые размещались в башне, и второго такого же пулемета в лобовом листе корпуса. Башня танка не имела силового привода, перемещение орудия в вертикальной плоскости, а также поворот башни выполнялись вручную. Командир имел в своем распоряжении наблюдательную башенку с четырьмя смотровыми щелями, закрытыми пуленепробиваемым стеклом, и перископ.


Попасть внутрь машины можно было либо через люк в командирской башенке, либо через люк над местом механика-водителя с правой стороны корпуса. Некоторые исследователи (Чарльз К Климент и Хилари Л. Дойл) утверждают, что в аварийной ситуации танк можно было покинуть через люк в противопожарной перегородке, ведущий в силовое отделение, из которого можно было выйти наружу, подняв верхние защитные крышки.

Танк Рz.Kрfw.38(t)

Радиостанция размещалась слева в передней части корпуса. Танк Рz.Kрfw.38(t) Ausf. A, как и LT vz. 38, имел штыревую антенну, которая обеспечивала устойчивую радиосвязь на дальности до 5-9 км, и «боевую» поручневую антенну с радиусом действия 1 км, закрепленную на левом борту корпуса. Несколько позже немцы стали оснащать танки своими радиостанциями FuG 5 и FuG 2. Системы внутренней связи не было, поэтому командиру приходилось общаться с механиком-водителем при помощи разноцветных сигнальных огней.


LТ vz.38

И, наконец, немцы установили дополнительное бронирование пулемета в виде кольца, которое монтировалось вокруг его маски. В остальном танк не претерпел никаких изменений по сравнению с тремя предсерийными LT vz. 38.

LТ vz.38

По основным параметрам чешские танки LT vz. 35 и LT vz. 38, безусловно, превосходили ту технику, которой располагала гитлеровская армия в 1938-1939 годах (т.е. Pz.I и Pz.II). Таким образом, захват чехословацкой промышленности и материальной части чехословацких танковых частей способствовал значительному усилению фашистской армии. На основе чешского LT vz. 38 немцы построили ряд модификаций, а также использовали его шасси для производства самоходных артиллерийских установок.

Еще до захвата Чехословакии Германией были выпущены конструктивно близкие к модели LT vz. 38 танки LTP и LTH. Танк LTP имел боевой вес 7,5 т.


рма его башни приближалась к цилиндрической, а командирская наблюдательная башенка располагалась в ее правой части. Такие танки поставлялись Перу. Танк LTH был вооружен 24-мм пушкой и двумя пулеметами. Боевой вес LTH составлял 7,5 т. С незначительными изменениями танк TNHP начал производиться в Швеции под обозначением m/41. Производство Т-21 было организовано в Венгрии, где вместе с новым вооружением он стал называться «Туран» I (с 40-мм пушкой) и «Туран» II (с 75-мм пушкой). При этом его лобовая броня была увеличена до 60-мм.

LТ vz.38

Тактико-технические характеристики


Боевая масса
Размеры:  
длина
ширина
высота
Экипаж
Вооружение
Боекомплект
Бронирование:  
лоб корпуса
лоб башни
Тип двигателя
Максимальная мощность
Максимальная скорость

42 км/час

Запас хода

Bapианты

  • TNHP Первоначальный экспортный вариант для Ирана, первого покупателя (в 1935 году изготовлено 50 штук)
  • LTP Экспортный вариант для Перу
  • LTH Экспортный вариант для Швейцарии
  • LT vz. 38 Обозначение в Чехословацкой армии (на вооружение принят не был)
  • Strv m/41 Производились по лицензии в Швеции
  • Sav m/43 Штурмовое орудие на базе LT vz. 38, производилось в Швеции
  • PzKpfw 38(t) A-D Танк производства Германии
  • PzKpfw 38(t) E-G Pz 38(t) с увеличенной до 50 мм толщиной фронтальной брони
  • PzKpfw 38(t) Ausf S Производился для Швеции, но был конфискован Германией
  • SdKfz 138 Marder III САУ с открытой сзади рубкой на шасси танка PzKpfw 38(t) с 75-мм немецкой пушкой
  • SdKfz 139 Marder III САУ с открытой сзади рубкой на шасси танка PzKpfw 38(t) с 76,2-мм советской пушкой
  • SdKfz 138/1 Grille САУ со 150-мм немецкой пехотной пушкой; текже был разработан вариант танка снабжения для перевозки боеприпасов
  • SdKfz 140 Flakpanzer 38(t) ЗСУ с 20-мм зенитной пушкой
  • SdKfz 140/1 Разведывательный танк
  • SdKfz 141/1 Разведывательный танк с 20-мм орудием, взятым от бронемобиля SdKfz.222
  • Jagdpanzer 38(t) Hetzer Истребитель танков с 75-мм противотанковой пушкой L/48
  • G-13 Швейцарское обозначение Hetzer’ов, проданных Чехословакией Швейцарии после войны.

Источники:

  • М.Б. Барятинский. Легкие танки Второй Мировой;
  • Г.Л. Холявский «Полная энциклопедия танков мира 1915 — 2000 гг»;
  • LT vz.38 Pz.Kpfw. 38(t) Praga [MBI];
  • PzKpfw 38(t) LT vz.38 [Wydawnictwo Militaria 8];
  • Thomas L. Jentz: Die deutsche Panzertruppe 1933-1942;
  • Chris Bishop, The Encyclopedia of Weapons of World War II.

pro-tank.ru

После победы в конкурсе на легкий танк для чехословацкой армии фирма ČKD заполучила контракт на выпуск P-II, принятого на вооружение как LT vz.34. Вскоре был объявлен новый конкурс, который обернулся для ČKD разочарованием. Легкий танк P-II-a чехословацким военным не приглянулся. На этот раз победу праздновала Škoda со своим легким танком Š-II, принятым на вооружение как LT vz.35. Впрочем, ČKD удалось добиться того, что половина контракта на производство LT vz.35 все равно оказалась в ее руках.

Параллельно конструкторы фирмы работали по экспортной программе, где компании сопутствовал успех. Именно работы по экспортным танкам привели к созданию LT vz.38 — самого совершенного чехословацкого танка предвоенного периода. Детище ČKD стало самым массовым танком чехословацкой разработки и, одновременно, самым известным чехословацким танком. Появившимся, однако, слишком поздно для того, чтобы помочь армии своей страны.

Танк прага

На экспортной базе

10 сентября 1935 года иранская делегация, прибывшая в Прагу, подписала соглашение о закупке у ČKD 50 танкеток AH-IV и 50 легких танков TNH. На тот момент это была одна из крупнейших сделок по экспортной поставке танков. Уже в этот момент ČKD заметно облегчила свое положение: теперь даже поражение в конкурсе на создание танка категории II-a не оставляло ее без большого заказа.

Ориентация на зарубежных заказчиков вскоре принесла фирме дополнительные дивиденды. Вслед за иранцами заказы пришли от Румынии, которая заинтересовалась танкетками AH-IV. Модифицированная версия машины, получившая обозначение AH-IV-R, была принята на вооружение румынской армией как R-1. Заинтересовались танкетками и шведы. Переработанная машина получила обозначение AH-IV-Sv, шведская армия приобрела 45 таких танкеток, принятых на вооружение как Strv m/37. Это был самый массовый образец шведской бронетанковой техники на начало Второй мировой войны.

Танк прага

Схема шасси Praga TNH-S/LT vz.38

Крупный заказ позволил ČKD сблизиться с некоторыми шведскими производителями. Впрочем, сотрудничество в военно-промышленной сфере между Чехословакией и Швецией началось куда раньше, но тогда оно касалось в первую очередь вооружения: шведов интересовали пушки фирмы Škoda. На сей раз интерес уже ČKD проявляла интерес к продукции шведской промышленности. Дело в том, что ставившиеся на чехословацкие легкие танки двигатели, разрабатывавшиеся для грузовиков Praga, имели недостаточную мощность.

Шведская фирма Scania-Vabis c 1936 года выпускала обновленную модель грузового автомобиля Scania-Vabis 335. На него устанавливались моторы Scania-Vabis 1664 объёмом 7,75 литров и мощностью 140 лошадиных сил. Первыми на эти моторы обратили внимание шведские военные. Как раз в 1936 году они принимали решение о закупках легких танков Landsverk L-60. Их двигатель Büssing-NAG L8V-G военным не понравился, поскольку имел зарубежное происхождение. Его место как раз и занял Scania-Vabis 1664. Переработанный танк, получивший обозначение L-60-S, был принят на вооружение как Strv m/38.

Этим же мотором заинтересовались и конструкторы ČKD. Относительно компактный и мощный, он отлично подходил для установки в легкие экспортные танки.

Танк прага

Внутренности башни

В то время, как ČKD осваивала внешние рынки, у Škoda дела шли не самым лучшим образом. Хотя для LT vz.35 тоже нашлись зарубежные заказчики, с заказом для чехословацкой армии начались проблемы. Летом 1937 года из войск начали поступать массовые жалобы на LT vz.35. Всплывали недостатки конструкции, нередко причиной рекламаций был заводской брак.

Дело приняло настолько серьезный оборот, что заказ на 103 танка третьей серии было решено придержать. Министерство обороны Чехословакии одобрило сделку только 7 ноября 1937 года. Окончательный заказ на эти машины был значительно сокращен. В результате каждый из производителей, поделивших заказ, построил по 149 LT vz.35, хотя первоначально чехословацкая армия планировала заказать около 600 машин данного типа.

Танк прага

Таким TNH-S был в 1940 году. Орудие демонтировали, вместо него стоял макет ствола от Praga TNH

Решение об аннулировании заказа на 300 LT vz.35, анонсированное министерством обороны Чехословакии 30 октября 1937 года, совпало с выдвижением требований на разработку нового танка. Обе фирмы решили выставить на конкурс экспортные версии своих танков. Škoda предложила Š-II-aR, фактически тот же самый LT vz.35, доработанный по румынскому заказу. Что же касается ČKD, то ей пришлось строить новую машину с нуля. Дело в том, что опытный образец TNH отправился в Иран, где его разобрали и использовали как учебное пособие.

Это, впрочем, было и к лучшему, поскольку за прошедшее с его постройки время прогресс на месте не стоял, как и требования военных. Им (требованиям) TNH соответствовал не полностью, особенно это касалось толщины его брони. Используя задел по проектированию экспортных танков, конструкторское бюро ČKD под руководством Алексея Сурина в кратчайшие сроки спроектировало новую машину. Для удешевления работ при ее постройке использовалась неброневая сталь. Впрочем, бюджет все равно оказался очень немаленьким – 1 020 000 чешских крон, на четверть больше цены серийного танка.

Танк прага

Подобные препятствия не представляли для TNH-S никаких проблем

На испытания улучшенный танк, получивший обозначение TNH-S, вышел уже в конце 1937 года. В целом его конструкция повторяла конструкцию TNH, но с рядом оговорок. В новый танк установили мотор Praga TNHPS, копию шведского Scania-Vabis 1664. Новый двигатель развивал мощность 125 лошадиных сил, то есть почти на треть больше, чем мотор TNH. Выросла толщина брони – ее довели до 25 мм, стандартной величины для легких чехословацких танков того периода. Длина машины увеличилась на 5 см.

Серьезной переделке подверглось место стрелка-радиста: подобно немецкому Pz.Kpfw.IV, лобовой лист подбашенной коробки был выдвинут немного вперед. Это одновременно позволило разместить на крыше люк. Также переделке подверглись смотровые приборы, ставшие более совершенными.

Танк прага

Эта же машина с левого борта

На испытания машина поступила с макетной башней от TNH. На этом этапе проверялись ходовые возможности танка, так что башня была не столь важна. Вместо вооружения использовался балласт массой 380 килограмм. Для начала, TNH-S прошел 550 километров заводских испытаний. Далее последовал этап полигонных испытаний. В качестве места проведения был выбран армейский полигон в Миловице, куда танк прибыл 18 января 1938 года. Машина получила временный регистрационный номер P-10.074.

Спустя 6 дней на полигон прибыл еще один танк, P-II-R, получивший регистрационный номер P-10.071. Эта машина служила «подстраховкой» — она представляла собой дальнейшее развитие LT vz.34. В нее установили такой же двигатель и планетарную коробку передач Praga-Wilson, как и на TNH-S. Впрочем, быстро стало ясно, что танк на базе экспортных решений явно лучше.

Дальнейшие испытания TNH-S продолжились в испытательном центре, находившемся неподалеку от Вишкова. Надо сказать, что испытывавшие его чехословацкие танкисты были уже знакомы с конструкцией детища ČKD. Дело в том, что испытатели до того тестировали TNH по иранскому заказу и в целом остались им довольны. А новая машина оказалась еще лучше. В общей сложности опытный образец TNH-S прошел 5 тысяч километров.

В самом конце марта 1938 года машина вернулась на завод ČKD в Либень, где на нее установили башню от LT vz.35 с 37-мм пушкой Škoda A7. Также машина получила ряд улучшений, которые внесли в конструкцию по итогам испытаний. В частности, перегревавшаяся коробка передач Praga-Wilson получила масляную систему охлаждения.

Стоит отметить, что танки Škoda прошли от 2814 до 3419 км, при этом выявилось множество дефектов и недостатков. А машина разработки ČKD к тому же времени прошла 5584 км без единой серьезной поломки. Неудивительно, что выбор чехословацких военных стал склоняться в сторону TNH-S. 6 мая танк отправился на артиллерийский полигон в Глбоку (Словакия), где были проведены огневые испытания пушки A8. В ходе испытаний была достигнута скорострельность 7 выстрелов в минуту. Далее состоялся визит танка на завод Škoda в Пльзень, где на полигоне Болевец за 3 дня из пушки произвели 470 выстрелов.

Танк прага

Грамотно спроектированные люки доступа к моторному отделению позволяли работать с танком, не пачкая ноги в грязи

В окончательном виде танк предстал перед комиссией 1 июля 1938 года. К тому моменту машина получила новую башню, по конструкции имевшую много общего с теми, что устанавливались на LT vz.34 и LT vz.35. Сильнее всего изменилась командирская башенка. Перископический смотровой прибор переместили с люка на крышу башни, изменились смотровые приборы. Башенный люк переделали: он стал простым по конструкции, а от идеи воздухопритока, который находился между закрытым люком и башенкой, отказались.

В готовом виде машину презентовали на полигоне в Киже. В комиссию входили генералы Воженилек и Нетик, возглавлявшие, соответственно, первый и второй департаменты министерства обороны. По итогам презентации комиссия министерства обороны единогласно приняла танк на вооружение как Lehký tank vz.38, сокращенно LT vz.38. Тогда же была принята на вооружение и пушка A 8, которая получила обозначение 3.7 cm kanon PÚV vz.38.

Накануне большой беды

Принятие на вооружение LT vz.38 происходило в условиях высокой напряженности в отношениях Германии и Чехословакии. С 11 на 12 марта 1938 года немецкие войска вступили на территорию Австрии. Австрийская армия не сопротивлялась. Австрийская оборонная промышленность после этого была тесно интегрирована в немецкую военную машину.

По-иному ситуация развивалась весной 1938 года на западе Чехословакии. Немцы все настойчивее требовали автономии Судетской области, где большой процент населения составляли немцы. К 20 мая вермахтом был составлен план нападения на Чехословакию. Войны не произошло, но напряжение все больше нарастало. Чехословакия провела частичную мобилизацию, летом 1938 года неоднократно проводились военные учения, в том числе с массированным использованием танков. Великобритания, формальный союзник Чехословакии, еще с мая всячески давила на ее правительство. Чем это закончилось, хорошо известно.

Танк прага

Первый серийный образец LT vz.38, позже он попал на вооружение Вермахта как Pz.Kpfw.38(t) Ausf.A

Приготовления к серийному производству LT vz.38 начались еще в апреле 1938 года. Уже к тому моменту было понятно, какой танк выиграет конкурс. 24 апреля ČKD представила калькуляцию стоимости производства 150 танков с началом выпуска в феврале 1939 года. Это была первая партия, впоследствии предполагалось заказать как минимум столько же.

Вот только ценник на новый танк чехословацким военным совсем не понравился. 640 180 чешских крон ($25 600) – столько запросили за один LT vz.38. Это примерно на треть превышало стоимость LT vz.35. Естественно, чехословацкие военные захотели цену снизить. Справедливости ради следует отметить, что с точки зрения цены всё было не так уж и плохо: к примеру, экспортная цена советских Т-26 в то время была $20 000, а БТ-5 — $30 000.

Переговоры о снижении цены LT vz.38 длились два месяца, но сильно уменьшить ее было невозможно. По вооружению и подвижности LT vz.38 превосходил LT vz.35, а такие его более дорогие компоненты, как двигатель и коробка передач, оказались явно лучше, чем у танка Škoda. В результате цену заказчик смог сбить, но весьма незначительно. Согласно контракту č.j.26300 V/3.odd.8 от 22 июля 1938 года, ČKD поставляла 150 танков двумя партиями. 100 танков первой партии с броней производства POLDI Hütte из Кладно стоили 620 146 крон за штуку, а 50 машин с броней производства VHHT (Vítkovické horní a hutní těžířstvo) из Витковице – 619 570 крон.

Стоит отметить, что в эту сумму не входила цена вооружения. Каждую пушку 3.7 cm kanon PÚV vz.38 Škoda продавала за 103 500 крон.

Танк прага

Поручневая антенна была штатным элементом комплектации LT vz.38

Местом для сборки LT vz.38 был определен завод ČKD в районе Праги Либень, там же, на котором выпускались LT vz.34 и другие танки этой фирмы. Поставщиком двигателей и коробок передач выступал завод Praga, выпускавший автомобили и грузовики. Первые танки ожидалось получить еще в конце 1938 года, поскольку внешнеполитическая обстановка накалялась, и новые боевые машины требовались как воздух. Дело дошло до того, что чехословацкие военные собирались выкупить легкие танки LTP, предназначенные для перуанской армии.

Впрочем, после Мюнхенского сговора обороты резко сбавились. Тем не менее, уже в середине ноября поступили первые комплекты бронелистов из Кладно. VHHT с поставками задержалась – первые комплекты брони стали поступать только к концу зимы 1939 года. Первые десять LT vz.38 были готовы к 15 мая 1939 года. Правда, вооружения на них не оказалось – Škoda традиционно сорвала сроки поставок. Но и с вооружением эти танки ни на что уже повлиять не смогли бы. Судьба Чехословакии была решена в Мюнхене еще осенью 1938 года.

«Ниже наших стандартов»

После Мюнхенского сговора чехословацкая армия, до того часть разработок державшая в секрете, радикально изменила свое поведение. Понимая, что усиливать собственную армию теперь практически бесполезно, государство разрешило оружейным компаниям вести агрессивную экспортную политику. При этом в накладе оно не оставалось – 3% выручки от любых экспортных сделок шло в их казну.

Все это касалось и танка LT vz.38, который вполне вписывался в общую линейку экспортных танков ČKD. Для демонстрации было решено использовать опытный образец TNH-S, который 11 июля осмотрели на заводе. Выяснилось, что после 7740 километров пробега износ деталей оказался небольшим. После ремонта и небольшой модернизации танк, позже получивший обозначение TNH-P, был готов к демонстрации зарубежным заказчикам.

Танк прага

TNH-P на испытаниях в Фарнборо, март 1939 года

Первыми, как ни странно, интерес к нему проявили англичане. Еще в сентябре 1938 года начались переговоры между Alvis Straussler и Škoda о лицензионном производстве LT vz.35. После снятия секретности с LT vz.38 стало понятно, что в Чехословакии есть и более интересный танк. Переговоры с ČKD начались в конце 1938 года.

28 февраля 1939 года TNH-P в сопровождении лейтенанта Богуслава Коларя (он курировал тему LT vz.38 по линии чехословацкого министерства обороны) отправился в Англию. Машина была полностью укомплектована, за исключением боеприпасов. На танк установили радиостанцию с двумя антеннами (поручневой и штыревой), кроме того, его привели к стандартам экспортных танков. Подобные машины имели светло-серую окраску, при этом вооружение и смотровые приборы выделялись черным цветом. Как Praga LTP и другие экспортные танки, машина получила комплект габаритных фонарей и большую фару по центру лобового листа. Довершали картину резиновые грязевые щитки. Без боеприпасов машина имела массу 9,15 тонн, а в полностью укомплектованном виде – 9,7 тонн.

Танк прага

Машина имеет массу отличий от серийного LT vz.38

Опытный образец TNH-P доставили на полигон Mechanisation Experimental Establishment (MEE) в Фарнборо. Всего танк прошел 466 километров, из них 165 по пересеченной местности. В ходе испытаний отмечалась легкость управления и высокая маневренность. Тем занятнее выглядел вердикт:

«Попытка построить малозаметную машину с приборами наблюдения, защищенными от обстрела пулями, привела к созданию тесной боевой машины, управляемость которой ниже наших стандартов»

Танк прага

Крепление ЗИП также отличалось от LT vz.38

Подобный вердикт ничего, кроме смеха, не вызывает. Достаточно вспомнить, что за танки в тот момент производились в Великобритании. Ближе всего по характеристикам к TNH-P находились Cruiser Tank Mk.III и его более совершенный вариант Cruiser Tank Mk.IV. Кроме удельной мощности, он ни в чем чехословацкий танк не превосходил. При сопоставимом бронировании (впрочем, и здесь английские танки немного уступали) вооружение обеих машин оказалось слабее вооружения чехословацкого. Да и просторными английские танки назвать очень сложно. И это не считая того факта, что английские крейсерские танки страдали от постоянных поломок, а TNH-P работал как часы.

Спустя всего год эти танки встретились лицом к лицу на поле боя в районе Абвиля, где всё стало предельно понятно. Весьма комично на фоне этого вердикта выглядит и запрос английской военной миссии в 1942 году. Среди трофейных немецких танков, которые по просьбе англичан передала советская сторона, оказался Pz.Kpfw.38(t) с башенным номером 543. Этот танк из состава 19-й танковой дивизии был подбит 16 октября 1941 года в бою под Сергеевкой, позже его отремонтировали на ремзаводе №82 (г. Москва).

Танк прага

Словаки принимают первые LT-38, осень 1940 года

Опытный образец TNH-P вернулся в оккупированную немцами Чехию. К тому моменту Словакия стала формально независимым государством. Что же касается серийных LT vz.38, то они оказались в руках новых хозяев. Производство LT vz.38 для немцев является темой для отдельной статьи. Ее стоит вынести за рамки этого материала, а здесь лучше поговорить о выпуске танков для Словакии.

В 1940 году у этой страны появилась возможность приобрести, на правах союзника Германии, некоторое количество танков для своей армии. Разумеется, речь зашла о LT vz.38, к тому моменту официально обозначавшихся уже как Pz.Kpfw.38(t) Ausf.A. Словаки испытали опытный образец TNH-P. С машины демонтировали орудие, поставив вместо него макет 37-мм пушки A 4 beta.

Танк прага

Словацкие танки на параде. Мартин, 14 марта 1941 года. Как можно заметить, поручневых антенн у этих машин нет

В общей сложности словаки заказали 10 танков, которые в словацкой армии получили обозначение LT-38. Построенные для Словакии машины практически полностью повторяли по конструкции LT vz.38, которые предполагалось выпускать для армии Чехословакии. Разница была лишь в том, что от поручневой антенны новые заказчики отказались. Машины получили серийные номера V-3000 – V-3009. В июне 1941 года эти танки участвовали в нападении на Советский Союз, 6 из них было потеряно в ходе боевых действий.

Танк прага

LT-38 V-3000, уничтоженный в ходе боев за Липовец, 22 июля 1941 года

Один из оригинальных LT vz.38 дожил до наших дней. Этот танк с серийным номером 8 довольно много повоевал, имеет попадание от советского противотанкового ружья. После окончания Второй мировой войны танк был принят на вооружение армии Чехословакии как LT-38/37. Ныне он находится в коллекции Технического музея в Лещанах. Совсем недавно машина прошла очередной этап реставрации, в ходе которого машину привели в соответствии с оригинальной конфигу­рацией.

Автор выражает признательность Юрию Тинтере (Jiri Tintera), Чехия, за помощь в подготовке материала.

alternathistory.com

Был ГТ-МУ, стал Panzer 38(t)

В качестве базы для создания копии чешского танка был выбран советский гусеничный легкобронированный авиадесантируемый бронетранспортер ГТ-МУ. В основном из-за схожих катков и подходящего по габаритам корпуса.

Фото: nnre.ru
Бронекорпус № 1361 одного из серийных танков в цехах завода. Фото: nnre.ru

Корпус гусеничной машины пришлось значительно укоротить, при этом задняя часть была позаимствована у собрата ГТ-с (гусеничный транспортер-снегоболотоход).

Танк прага

Работой по воссозданию Panzer 38(t) руководили главный механик-реставратор Якушев Владимир и механик-реставратор Александр Микалуцкий. Они и рассказали 42.TUT.BY об особенностях этой машины.

Александр Микалуцкий:

 — В начальный период Второй мировой войны это был один из самых современных танков вермахта, он превосходил советский БТ-7 по бронезащите, маневренности и мощи вооружения. Приборы наблюдения у чешского танка тоже были лучше. А вот броня — плохая. Чешская броневая сталь была хрупкой, и из-за этого нельзя было радикально усилить защищенность. При наваривании дополнительных листов она просто лопалась.

Нашу копию мы строим из обычной 10-мм незакаленной стали. Заклепки на броне будем имитировать. Самое сложное — сделать башню. Для этого нужно правильно рассчитать длину листа, так как работаем без автогена, а башня у танка имеет несколько граней.

Владимир Якушев

— За время работы в поисковом отряде доводилось находить несколько чешских Panzer 38(t). В Беларуси их часто использовали в противопартизанских действиях, так как во второй период войны бороться с советскими Т-34−85 и ИС они уже не могли.

Всего мы нашли три чешских танка, все на Витебщине, где сопротивление немцам со стороны партизан было особенно сильным. Машины лежали в болотах в Городокском и Россонском районах. Из трех танков удалось собрать один — немцы перед тем, как бросить, подорвали боевые машины. Этот экземпляр сейчас выставлен в музее города Тольятти.

Что касается собираемого сейчас танка, то для максимального сходства переносим двигатель в заднюю часть — на ГТ-МУ, он располагался справа от механика водителя. С таким расположением было бы невозможно поставить башню. Кстати, у башни будет ручной привод, как это было на аутентичных Panzer 38(t) в начале 40-х.

Броня хрупка

Первоначально Panzer 38(t) Ausf. A, В, С имели сравнительно слабое бронирование: толщина броневых листов лобовой части корпуса достигала 25 мм, бортовой — 15, кормы — 12, крыши — 10, днища — 8.

После вторжения в СССР быстро выяснилось, что таких миллиметров недостаточно, броня чешской машины пробивалась 45-мм пушкой БТ-7 на всех дистанциях боя. Выходить победителем Panzer 38(t) помогали только лучшая выучка экипажа и хорошие приборы наблюдения, позволяющие обнаруживать противника раньше.

Фото: worldwarphotos.info
Фото: worldwarphotos.info

Перед началом советской кампании чешские конструкторы усилили лобовую броню танка до 50 мм (бортовую до 30 мм). Такую защиту получила часть машин версии D и все танки модификации Е, выпускавшиеся с ноября 1941 по май 1941 года.

Но такое усиление защиты не слишком помогло экипажам Panzer 38(t), хрупкая броня при попадании в нее снарядов давала массу осколков с обратной стороны, которые ранили танкистов.

Фото: worldwarphotos.info
Фото: worldwarphotos.info

Такое качество брони делало фатальным и противостояние полковой артиллерии, чьи фугасные снаряды, взрываясь на броне, проламывали ее. Тот же эффект давали и противотанковые гранаты.

Кроме того, в лобовом листе было много ослабленных зон — большие смотровые приборы и шаровые установки пулеметов при попадании в них 45-мм снаряда просто вдавливались внутрь.

Танк прага

Плюсы у Panzer 38(t) тоже были. Во-первых — великолепное пулеметное вооружение с хорошими углами вертикальной наводки, которое не позволяло близко подобраться к танку. Во-вторых, большинство люков были уплотнены кожей, что значительно затрудняло поражение танка «коктейлем Молотова». В-третьих, великолепная маневренность, делающая Panzer 38(t) трудной мишенью.

Топливные баки оснащались бронированными коробами, между боевым и моторным отделениями располагалась облицованная асбестом перегородка.

Вооружение

37-мм пушка А-7 фирмы «Шкода» для конца 30-х годов имела неплохие характеристики: бронебойный 850 г снаряд (начинка 8 г взрывчатки), имея начальную скорость 741 м/с, пробивал расположенную под углом в 30 градусов 28-мм бронеплиту на дальности в 600 м.

Фото: worldwarphotos.info
Фото: worldwarphotos.info

Польская компания показала, что таких характеристик явно недостаточно. Поэтому в новом снаряде Pzgr. Patr 37(t) был усилен заряд — до 13 г взрывчатого вещества внутри — и поставлен новый баллистический колпачок. Применение последнего позволило увеличить начальную скорость снаряда до 750 м/с, при этом возросла и бронепробиваемость. Со 100 м снаряд пробивал 41 мм броню и 33 мм с 500 м, все под наклоном в 30 градусов.

Фото: worldwarphotos.info
Изолированные стальные кассеты значительно снижали вероятность детонации боекомплекта. Фото: worldwarphotos.info

Существовал и подкалиберный снаряд Pzgr. Patr 37 40/37 (t) с карбид-вольфрамовым сердечником и донным трассером. Он развивал начальную скорость в 1020 м/с и пробивал со 100 м 64-мм бронеплиту. Но стрелять дальше 400 м им было бесполезно.

Ходовые качества

125-сильный двигатель Praga Typ TNHPS/II обеспечивал танку удельную мощность в 13 л. с. на тонну. Емкости баков в 220 литров хватало, чтобы пройти 250 км по дороге или 160 км по бездорожью. На пересеченной местности танк разгонялся до 15 км/ч, на шоссе — до 42 км/ч.

Фото: worldwarphotos.info
Фото: worldwarphotos.info

Управлять танком было довольно комфортно, если бы не одно «но» — коробка передач. Немцы решили на ставить на Panzer 38(t) сервопривод ради надежности конструкции и экономии. Поэтому для переключения передач на холодной или «непритертой» КПП требовалось большое усилие — порядка 60 кг (у Т-34 этот показатель был вдвое меньше).

Фото: worldwarphotos.info
Фото: worldwarphotos.info

Подвеска танка оказалась неприхотливой и надежной. И чаще выходила из строя от огня противотанковых средств, нежели из-за дорожных условий. Проходимость машины была на высоте, примечательно, что для движения по грязи льду предусматривались дополнительные грунтозацепы, которые на практике использовались редко.

Подводя итог, отметим, что Panzer 38(t) был одной из лучших машин на начало Второй мировой войны. Великолепная маневренность и проходимость (по этим показателям чешский танк наголову превосходил советский Т-34), а также простота конструкции и надежность делали это танк простым и эффективным инструментом ведения войны.

Несмотря на материалы не самого лучшего качества, многочисленные приборы наблюдения позволяли танку заметить противника раньше и открыть огонь на упреждение или отступить, если на горизонте маячил советский КВ.

Именно Panzer 38(t) стал рабочей лошадкой вермахта, вынесшей всю тяжесть боев французской компании и первого периода советской кампании. Но и с окончанием войны эти танки не закончили свою карьеру, прослужив в швейцарской армии до 1957 года.

Читайте также: Поле боя. Почему «Королевский тигр» так и не стал королем танковых сражений?

42.tut.by

Танки Pz.Kpfw.38(t) сыграли важную роль в ходе сражений на советско-германском фронте 1941 года. К 22 июня 1941 года в немецких частях находилось 772 машины этого типа, которые использовались в пяти немецких танковых дивизиях. Неудивительно, что построенные в Чехии танки стали объектом пристального изучения со стороны советских специалистов. Данный материал посвящен исследованию трофейных Pz.Kpfw.38(t), а также их использованию в Красной Армии.

Из-под Крапивни на полигон

Во второй половине 30-х годов между Чехословакией и СССР развилось плотное сотрудничество в военной сфере. Сотрудничество шло взаимовыгодное: благодаря ему в чехословацких ВВС появились бомбардировщики Avia B-71 (чехословацкая версия СБ), а Красная Армия получила орудия особой мощности БР-17 и БР-18 (лицензионная версия орудий фирмы Škoda).

Развивалось сотрудничество и в сфере бронетанковой техники. Особый интерес здесь имела та же фирма Škoda, которая в лице Советского Союза видела потенциального покупателя для своих танков LT vz.35. Дело дошло до испытаний опытного образца в СССР, но сделка не состоялась, в том числе из-за опасений Škoda по поводу возможности нелицензионного выпуска LT vz.35. На деле для СССР этот танк был вчерашним днем, хотя отдельные его узлы и детали вызывали интерес. В частности, советские инженеры обратили внимание на подвеску, которую испытывали на Т-26, и трансмиссию.

Довольно плотным было и советское сотрудничество с фирмой ČKD. До испытаний ее танков в СССР дело не дошло, но компания снабжала советскую сторону довольно подробный информацией по своим боевым машинам и тягачам. Например, в Автобронетанковом управлении Красной Армии были хорошо осведомлены о ходе работ по среднему танку V-8-H.

После оккупации Чехии Германией сотрудничество прекратилось, но кое-какие материалы по тамошним разработкам в СССР все же попадали. Это стало возможным благодаря работе советской внешней разведки и чешским инженерам, которые, мягко говоря, весьма неоднозначно восприняли оккупацию своей страны Германией. В конце 1940 года удалось добыть образцы брони легкого танка LT vz.38, которые отправили в Ленинград на изучение специалистам НИИ-48. По итогам изучения был сделан вывод, что чешская сталь не представляет интереса для советской танковой промышленности.

Весной 1941 года Главное бронетанковое управление Красной Армии (ГАБТУ КА; с лета 1940 года так стало называться Автобронетанковое управление – прим. ред.) получило подробный материал по танкам TNH-P (LT vz.38), TNH-Sv (будущий Strv m/41) и Pz.Kpfw.38(t) Ausf.E. Помимо тактико-технических характеристик, была получена информация о конструкции корпуса и башни Pz.Kpfw.38(t) Ausf.E. Таким образом, к началу Великой Отечественной войны советские военные имели подробную информацию по этому танку, массово использовавшемуся немецкой армией.

Познакомиться с Pz.Kpfw.38(t) поближе советским специалистам удалось в начале августа 1941 года. 23 июля начались ожесточенные бои в районе деревни Крапивня Смоленской области. С немецкой стороны здесь сражалась 20-я танковая дивизия, в составе которой были Pz.Kpfw.II (в основном модификации Ausf.C), Pz.Kpfw.IV (в основном модификаций Ausf.D-E) и Pz.Kpfw.38(t). Также совместно с дивизией действовал 643-й противотанковый батальон, на вооружении которого находились истребители танков Panzerjäger I. С советской стороны немцам противостояли 107-я и, чуть позже, 102-я танковые дивизии.

В целом качественное превосходство было на немецкой стороне: несмотря на то, что в составе 107-й тд имелись КВ-1 и Т-34, основой силой являлись Т-26 и БТ. Это во многом объясняет, почему потери советской стороны оказались большими, чем у немцев. Тем не менее, удача от 20-й танковой дивизии отвернулась. Понеся тяжелые потери в боях в районе Крапивни, дивизия в последних числах июля была вынуждена отступить, потеряв при этом от 30 до 40 танков. Подбитые машины стали советскими трофеями. В «Красной Звезде» и других советских газетах появились материалы с фотографиями разгромленной немецкой техники.

По одному танку каждого типа было отправлено на научно-испытательный полигон в Кубинку. Следует добавить, что под Крапивней началась история бронеавтомобиля БА-64. Среди трофеев оказались немецкие броневики Sd.Kfz.222 и Sd.Kfz.223. Итогом изучения Sd.Kfz.223 стало начало работ по созданию похожего по классу броневика, который заменил БА-20.

Помимо этого, прямо на месте военный совет Западного фронта провел работы по изучению немецких танков. Помимо Pz.Kpfw.IV (в документах он шел как «танк средний тип IV обр.37 г.»), изучался Pz.Kpfw.38(t) Ausf.E. Первым делом танк обстреляли из противотанкового ружья Рукавишникова. Выяснилось, что пулей Б-39 с 300 метров танк не пробивается, а пуля БС-41 из 7 выстрелов пробила борт танка во всех случаях. При стрельбе из 45-мм пушки в лобовую часть на дистанции 500 метров один снаряд срикошетировал от экрана, сделав в нем вмятину и трещину, еще два в том же месте броню пробили. В целом был сделан вывод, что наличное противотанковое вооружение вполне может бороться с этими машинами.

Также было составлено довольно точное описание танка, правда, его боевую массу явно переоценили, указав ее как 18–20 тонн. Были указаны и слабые места машины. Таковыми являлись крыша моторного отделения, а также ведущее колесо, при попадании в которое часто имели случаи заклинивания. Слабой оказалась и защита моторного отделения от бутылок с зажигательной жидкостью.

Следующий этап изучения происходил уже на Полигоне в Кубинке, куда отправилась машина с башенным номером 44. Она также относилась к модификации Ausf.E. Интересно, что специалисты Полигона также ошиблись с боевой массой, изначально оценив ее в 14 тонн. Уже позже цифру скорректировали до 11 тонн. Отмечалась высокая культура производства, особое внимание было уделено планетарной коробке передач Praga-Wilson и планетарным механизмам поворота. Вместе с тем, по боевым возможностям и общей конструкции, по мнению специалистов полигона, машина не сильно отличалась от LT vz.35. Лобовая защита танка могла поражаться любыми типами артиллерии, а его борта были признаны уязвимыми для огня крупнокалиберных пулеметов. Дальнейшая судьба машины с башенным номером 44 неизвестна.

Хрупкий чешский болотоход

На более детальное изучение трофейного танка осенью 1941 года времени не нашлось. В тот момент у Полигона были совсем другие приоритеты. Осенью 1941 года его эвакуировали в Казань, а вместе с ним – и часть трофейной техники. Среди нее оказался и танк с башенным номером 624, также из состава 20-й танковой дивизии. Вероятнее всего, этот танк тоже был в числе трофеев, захваченных в сражении у Крапивни. Машина досталась Полигону в нерабочем состоянии, для ее ремонта понадобилось несколько месяцев. Закончился он только к весне 1942 года, хотя, судя по некоторым признакам, полностью работоспособным танк так и не стал.

Летом 1942 года было решено провести совместные испытания иностранных и трофейных танков. Принимал в них участие и Pz.Kpfw.38 (t). За время испытаний, проходивших в июле 1942 года, машина прошла 120 километров, то есть меньше всех участников. Это наводит на мысль о том, что ее техническое состояние было далеким от идеального. Об этом говорит и максимальная скорость, составившая на булыжном шоссе всего 30 км/ч. Соответствующими оказались и средние скорости, составившие 25 км/ч по шоссе, 16 км/ч по проселку и 13 км/ч по бездорожью. Расход горючего при этом оказался наименьшим среди участников – 132, 169 и 185 литров соответственно. Максимальный угол преодолеваемого подъема составил 20 градусов, а крена – 25 градусов.

В целом можно сказать, что советских военных чешский танк не впечатлил. Даже если бы он был полностью исправен, характеристики вряд ли сильно улучшились. Кроме того, в случае с преодолением подъемов ограничивающим фактором оказалась не мощность двигателя, а сцепление гусениц с грунтом. В этом отношении танк оказался равным американским Light Tank M3 и Medium Tank M3. Примерно та же картина была и с максимальным углом крена. Он ограничивался сбрасыванием гусениц, и здесь Pz.Kpfw.38(t) оказался в числе аутсайдеров. Аналогичный максимальный угол крена показал Medium Tank M3, остальные машины оказались в этом плане лучше.

В случае с преодолением водной преграды сослаться на плохое техническое состояние было уже сложно. Итоги оказались печальными: пройдя 35 метров, танк погрузился на 1350 мм, вода быстро залила его моторное отделение, и мотор заглох. Вытаскивать машину пришлось с помощью тягача. Справедливости ради, немецкий Pz.Kpfw.III Ausf.H прошел еще меньше – 30 метров.

Реабилитировался чешский танк в ходе испытаний на преодоление болота. Машина несколько раз прошла болотистую местность вдоль и поперек, уверенно двигаясь по сложным участкам.

В сентябре-октябре 1942 года были проведены испытания обстрелом трофейных танков. Кроме того, испытывались и огневые возможности пушек трофейных танков. При стрельбе из 37-мм пушки KwK 38(t) бронебойными снарядами по StuG III Ausf.B лобовой лист толщиной 50 мм не пробивался со всех дистанций, при этом борта успешно поражались на дистанции 850 метров. В случае использования подкалиберного снаряда лоб немецкой самоходной установки пробивался на дистанции 400 метров.

Далее был проведен обстрел корпуса Pz.Kpfw.38(t) с башенным номером 121. В целом толщина брони чешского танка выглядела вполне достойно, но лишь до тех пор, пока не был проведен обстрел. Наиболее стойко броня показала себя против бронебойных снарядов 2-фунтовой (40 мм) английской пушки. На дистанции 200 метров из нее не удалось пробить ни лобовой лист корпуса, ни лоб подбашенной коробки, но при этом попадания сопровождались трещинами. Это означало, что после нескольких таких попаданий броня все равно будет пробита. При стрельбе из ДШК с дистанции 200 метров по корме корпуса было получено 100% пробитий. На дистанции 200 метров при стрельбе по борту корпуса в районе моторного отделения из 13 попаданий удалось добиться 4 пробитий. При сокращении дистанции до 150 метров из 9 попаданий не пробили броню всего 2 пули.

Результаты стрельбы по чешскому танку из 45-мм пушки примерно соответствовали результатам обстрела, произведенного в августе 1941 года. На дистанции 200 метров из трех выстрелов два увенчались сквозным пробитием. На дистанции 400 метров пробивался первый лист. Что же касается бортов, то они уверенно пробивались на дистанции до 1000 метров. Похожим образом показала себя броня Pz.Kpfw.38(t) при обстреле из 37-мм пушки американского легкого танка M3.

Впрочем, к тому моменту основным противником Pz.Kpfw.38(t) были советские средние танки Т-34, встреча с которыми не сулила для него ничего хорошего. По танку с дистанции 800 метров из пушки советского среднего танка был выпущен всего один снаряд, чего оказалось достаточно. Лобовой лист подбашенной коробки сорвало и разбило на куски. Стрельба осколочно-фугасными снарядами дала очень похожий эффект. При попадании рвало клепаные соединения и гнуло листы. Попадание в правый борт башни раскололо его на куски.

Полученные результаты не должны сильно удивлять. Проблемы с броней у чехословацких танков начались еще в 30-е годы, и к началу войны их так и не удалось устранить. По результатам обстрела был сделан вывод, что чешская броня хрупкая. То же самое в своем заключении отразили и специалисты НИИ-48, изучавшие осенью 1942 года зарубежные танки. Исследования показали, что присадки никеля, повышающие вязкость стали, сведены в этой броне на нет. Дополнительная проблема заключалась в том, что корпус и башня Pz.Kpfw.38(t) собирались при помощи клепаных соединений. При попадании снаряда внутренняя часть заклепки отрывалась и превращалась в поражающий элемент.

Итоги изучения Pz.Kpfw.38(t) в СССР позволяют сказать, что этот танк рядом историков явно переоценен. В конце 30-х годов он действительно был одним из лучших танков в своем классе, но при этом проблема с броней значительно снижала его боевую эффективность. Кроме того, в 1940 – 1941 годах появилось несколько танков аналогичного класса, которые были явно не хуже. Прежде всего, это касается Light Tank M3. По совокупности характеристик он явно превосходил Pz.Kpfw.38(t), в первую очередь за счет подвижности. Больше того, и Strv m/41, шведский близнец Pz.Kpfw.38(t), был лучше его, особенно это касается танков второй серии. В отличие от чешской брони, шведская проблемами с хрупкостью не страдала.

Со звездой на борту

Данный материал будет не полным, если не упомянуть в нем об использовании трофейных Pz.Kpfw.38(t) в Красной Армии. По-настоящему массово танки этого типа стали попадать в руки советских трофейщиков в конце 1941 года, когда началось контрнаступление под Москвой. Трофеев оказалось настолько много, что в декабре 1941 года на территории завода «Подъемник» был организован бронетанковый ремонтный завод (БТРЗ) №82, основной задачей которого стал ремонт иностранной и трофейной техники. Эта специализация предприятия сохранилась до конца войны. Кроме того, ремонтом трофейной техники занимались и на территории, которую ранее занимал эвакуированный в Свердловск завод №37. Постепенно на старых площадях был организован филиал завода №37.

В целом трофейные чешские танки, которые в советских документах чаще всего назвались «Прага», оказались вполне надежными машинами. Другое дело, что далеко не все из них доставались заводу в состоянии, которое позволяло их отремонтировать. Чаще всего речь шла о достаточно серьезно поврежденных танках. Не стоит после этого удивляться, что из 53 завезенных на ремзавод №82 «Праг» удалось отремонтировать всего 13 штук. Филиал завода №37 отремонтировал еще 3 танка.

В феврале 1942 года появилась идея перевооружения трофейных танков советскими орудийными системами. В случае с «Прагой» предполагалось поставить либо 20-мм автоматическую пушку ТНШ, либо 45-мм танковую пушку. В качестве исполнителя работ выступало КБ завода №592 под руководством Е. В. Синильщикова и С. Г. Перерушева. Судя по документам, дальше задания дело здесь не продвинулось, поскольку более приоритетной задачей являлся проект САУ 122-СГ (СГ-122) на базе StuG III. Вместе с тем, часть танков, судя по фотографиям, получила советские пулеметы ДТ. Для обеспечения экипажей информацией об устройстве трофейных танков была издана краткая инструкция по эксплуатации.

Вероятнее всего, первый случай боевого применения трофейных Pz.Kpfw.38(t) имел место в Крыму. По крайней мере, несколько таких танков из состава 22-й танковой дивизии вермахта удалось захватить, и они попали в распоряжение Крымского фронта. Что же касается машин, которые поступили с ремзавода №82, то массово их применила в бою всего одна часть – ООТБ (отдельный особый танковый батальон). В некоторых публикациях он называется ООТБ литер «Б», но это уже другая часть, которая находилась в составе 31-й армии. Что же касается ООТБ, то он был отправлен в 20-ю армию.

Батальон сформировали в июле 1942 года, его командиром стал майор Ф.В. Небылов. Батальон полностью состоял из трофейных танков: помимо 10 Pz.Kpfw.38(t), в нем находилось 2 StuG III, 12 Pz.Kpfw.III и 6 Pz.Kpfw.IV. Характерной деталью «Праг» ООТБ были большие белые звезды, которые наносились на лобовой лист корпуса и борта башни. Такой отличительный знак был крайне необходим, поскольку трофейные танки могли подбить свои же.

По состоянию на 31 августа в батальоне было 8 «Праг, 6 Pz.Kpfw.IV, 10 Pz.Kpfw.III и 2 StuG III. К тому моменту батальон действовал совместно с 354-й стрелковой дивизией. 3 сентября батальон поддерживал наступление 1203-го стрелкового полка 354-й стрелковой дивизии в районе деревни Опокино. На следующий день одна «Прага» была подбита артиллерией, еще две машины оказались подбиты вражеской авиацией. Из оставшихся танков один находился в распоряжении командира 354-й сд. На следующий день было подбито еще 2 трофейных танка, но при этом 1, поврежденный ранее, удалось ввести в строй. Днем позже количество боеспособных «Праг» удалось довести до 5, из них 2 требовали ремонта. Экипажи окопали машины и использовали как неподвижные огневые точки. В тот момент батальон находился северо-восточнее деревни Черниково.

На протяжении следующей недели танки держали оборону совместно с 331-й стрелковой дивизией. По состоянию на 25 сентября в строю оставалось 3 «Праги». Из потерянных ранее танков 2 остались на территории противника, не так давно их фотографии «всплывали» на одном из интернет-аукционов. Позже эти машины удалось эвакуировать. Батальон до конца октября 1942 года имел примерно такой же состав, после чего его расформировали. Федор Васильевич Небылов закончил войну в звании гвардии подполковника, занимая к тому моменту должность заместителя командира 67-й гвардейской тяжелой танковой бригады. В ее составе он дошел до Берлина.


Источники:

  • Материалы ЦАМО РФ
  • Материалы РГАКФД
  • Фотоархив автора

warspot.ru

Моделист Конструктор выпуск январь №1 2001

Походная электростанция
Поняга, рюкзак и колесо
Горнолыжный тормоз
Трактор с комфортом автомобиля
Биогаз на ферме
Спасет и трактор, и автомобиль
Вешалка в вариациях
Настольный сверлильный
Аэродинамика — карбюратору!
Домик-гномик
Повторитель стоп-сигнала
Советы со всего света
Звонки по расписанию
Пульт не подведет
Калорифер за несколько минут
Электробагги для начинающих
Противоградовая «Алазань»
Аэрокаталог
Самурай выбирает меч
Охотник за субмаринами
Танк из Праги
Приложение — Миноносцы и эсминцы

Танк из Праги. Легкий танк LT vz.38

    В период между двумя мировыми войнами одним из крупнейших в Европе производителей вооружения была Чехословакия. На заводах этой страны изготавливались и широко экспортировались в другие страны отличные образцы стрелкового оружия, артиллерийские орудия, тягачи, грузовики и танки.

    Выпуском танков в Чехословакии занимались две фирмы: «Шкода» и ЧКД. Пражская ЧКД приступила к производству бронетанковой техники в начале 30-х годов. В отличие от «Шкоды», вооруженческой фирмой ЧКД никогда не была, но поставляла для армии грузовики и гусеничные артиллерийские тракторы. Именно поэтому, когда начали искать производителя для купленной в Англии танкетки «Карден-Ллойд» Mk VI, заказ достался ЧКД. Впрочем, выпуск этих танкеток, получивших обозначение LT vz.33 (Р-1), оказался непродолжительным и немногочисленным: с января по октябрь 1934 года — 70 машин.

    Тем не менее, производство бронетехники на фирме посчитали перспективным, и в 1934 году ЧКД уже в инициативном порядке предложила армии легкий танк собственной разработки, вооруженный 37-мм пушкой и двумя пулеметами. Его приняли на вооружение под армейским обозначением LT vz.34 (легкий танк образца 1934 года), и фирма выпустила их в количестве 50 экземпляров.

    Тем временем «Шкода» разработала свой образец легкого танка S-II-a, который понравился военным больше, чем машина ЧКД. Не желая оставаться в стороне от борьбы за военный заказ, ЧКД предложила очередной проект — Р-II-а, представлявший собой модернизированный танк LT vz.34.

    Однако военные предпочли S-II-a и еще до завершения испытаний двух прототипов, проходивших в июле 1935 года на полигоне в Миловицах, выдали заказ фирме «Шкода» на 160 танков. И вот тут-то разыгрался скандал! Фирма ЧКД обвинила концерн из Плзеня в подтасовке результатов испытаний с целью проталкивания своей конструкции. Дабы разрешить этот спор (а заодно и снять обвинения с себя — ведь кто-то закрыл глаза на подтасовку), министерство обороны Чехословакии приняло решение производить танк S-II-a, уже получивший к тому времени армейское обозначение LT vz.35, на заводах обеих фирм. Это поистине «соломоново решение» примирило стороны. Однако военные и не подозревали, что скандал был ни чем иным, как инсценировкой, поскольку между двумя фирмами существовало тайное соглашение о взаимопомощи в производстве вооружения. В части танков это означало, что объемы их производства на обеих фирмах должны быть одинаковыми. Поэтому первый заказ на 160 машин поделили поровну.

    Несмотря на гарантированное таким образом участие в производстве танков для чехословацкой армии, ЧКД продолжила разработку новых образцов, причем сориентированных в основном на экспортные поставки. Одной из таких машин стал легкий танк TNH. В 1935-1937 годах 50 единиц этого типа было изготовлено для армии Ирана. Танк TNH представлял собой модернизированный вариант LT vz.34 с измененной ходовой частью, в которой, в отличие от прототипа, использовались опорные катки большого диаметра. (В иранской армии танки TNH использовались вплоть до 1957 года.)

    В 1938 году этим танком заинтересовались и чехословацкие военные. Испытания улучшенной версии TNHP завершились удачно, и 1 июля 1938 года новую машину приняли на вооружение под армейским обозначением LT vz.38 в качестве стандартного легкого танка чехословацкой армии. Всего было заказано 150 танков, из которых первые 20 нужно было сдать к концу года, а остальные 130 — к концу мая 1939-го.

    Выполнению этих планов сильно мешали экспортные поставки, отвлекавшие фирму ЧКД от выполнения заказа для чехословацкой армии. Речь здесь идет об изготовлении партий танков для Перу, Швейцарии и Литвы. Первые боевые машины для перуанской армии были готовы 8 августа 1938 года. После объявления мобилизации в сентябре 1938 года танки были реквизированы чехословацкой армией, но затем все-таки отправлены в Перу. Эта страна получила 24 машины LTP.

    Первым в эту латиноамериканскую страну прибыл танк, названный «Лима». После сборки и регулировки узлов и агрегатов, проведенных под руководством чешского инженера Чевички, машина подверглась испытаниям на высоте 3725, а позднее — 4500 м над уровнем моря.

    Свою службу в частях перуанской армии LTP начали с участия в… военном перевороте. В 1946 году Перу собиралась закупить еще 24 машины этого типа, поскольку, по мнению военных, они были лучше американских «стюартов». Готовых танков в Чехословакии в то время уже не нашлось, а вот поставки запчастей продолжались вплоть до 1950 года.

    Поразительно, но последние, правда не подтвержденные, упоминания о службе LTP в перуанской армии относятся к 1988 году!

    Контракт со Швейцарией на поставку танков LTH заключили 16 декабря 1937 года. С августа 1938 по апрель 1939 года ЧКД изготовила 24 машины, вооруженные, в отличие от чехословацкого прототипа, 20-мм пушками «Эрликон».

    Такими же пушками предполагалось вооружить и 21 машину LTL для Литвы, изготовление которых планировалось начать в апреле 1939 года.

    В результате всех этих экспортных усилий к 15 марта 1939 года — началу оккупации Чехии и Моравии немецкими войсками было выпущено только три танка LT vz.38 для чехословацкой армии. Первые девять машин нулевой серии покинули цеха завода БММ (немцы переименовали ЧКД в Богемско-Моравскую машиностроительную фабрику) 22 мая 1939 года. Интерес, проявленный руководством панцерваффе к чехословацкой боевой машине, оказался не случайным.

    При массе 9,7 т LT vz.38 вооружался 37-мм пушкой «Шкода» А-7 с длиной ствола в 42 калибра и двумя 7,92-мм пулеметами vz.35. Боекомплект состоял из 72 выстрелов и 2700 патронов.

    На танке использовался двигатель «Прага» ЕРА, шестицилиндровый, карбюраторный, рядный, жидкостного охлаждения мощностью 125 л.с. при 2200 об/мин. Это позволяло танку развивать скорость до 48 км/ч на шоссе и около 20 км/ч по пересеченной местности. Запас хода составлял 230 км. Танк оснащался шестискоростной планетарной коробкой передач (пять скоростей вперед и одна — назад) и многодисковым главным фрикционом сухого трения.

    Ходовая часть включала четыре обрезиненных опорных катка на борт, подвешенных попарно на листовых полуэллиптических рессорах, два поддерживающих катка, ведущее колесо переднего расположения и направляющее колесо.

    В каждую гусеницу входили 93 трака шириной 293 мм. Длина опорной поверхности составляла 2900 мм, а удельное давление на грунт — 0,57 кг/см2.

    Толщина броневых листов лобовой части корпуса достигала 25, бортовой — 15, кормы — 12, крыши — 10, днища — 8 мм. Бронезащита башни колебалась в пределах 15-25 мм.

    Таким образом, по своим тактико-техническим характеристикам легкий LT vz.38 не уступал, а частично даже превосходил немецкий средний танк Pz.III, выпускавшийся в то время в мизерных количествах. К явным недостаткам чехословацкой машины можно отнести устаревшую для конца 30-х годов технологию изготовления корпуса и башни — клепкой на каркасе из уголков. Экипаж танка состоял из трех человек, что не обеспечивало полного разделения труда.

    Тем не менее, руководству фирмы БММ приказали срочно закончить первую партию из 150 машин, заказанных еще для чехословацкой армии. Эти танки получили обозначение Pz.Kpfw.38(t) Ausf.A и отличались от LT vz.38 лишь наличием немецкой радиостанции. Экипаж был увеличен до четырех человек.

    Ausf.B выпускался с января по май 1940 года. Всего собрали 110 машин, имевших в деталях незначительные отличия от предыдущего образца.

    Следующая серия танков, получивших обозначение Ausf.C, также состояла из 110 машин. Она строилась с мая по август 1940 года. Эти танки отличались наличием германской радиоантенны и измененным расположением глушителя.

    На 105 машинах модификации D был введен прямой лобовой лист корпуса. На части танков лобовую броню довели до 50 мм. Вооружение, двигатель, ходовая часть остались без изменений.

    С ноября 1940 по май 1941 года выпустили 275 танков модификации Е — вариант D с увеличенной толщиной брони (лоб корпуса и башни — 50 мм, борта корпуса и башни — 30 мм). Боевая масса достигала 9,87 т. На левой надгусеничной полке монтировался ящик для инструментов большего размера. Водитель и наводчик получили более совершенные приборы наблюдения.

    Следующая модель F, изготавливавшаяся с мая по октябрь 1941 года, от предыдущей практически не отличалась. Несколько раньше была выпущена и серия танков модификации S в количестве 90 штук. Предназначавшиеся для Швеции, эти танки должны были быть готовы к февралю 1940 года. К заказчику они так и не попали, поскольку были реквизированы вермахтом.

    Не получив заказанных танков, Швеция, тем не менее, в конце 1940 года приобрела лицензию на их производство, а в 1941 — 1943 годах шведская фирма Scania-Vabis изготовила 220 единиц.

    Чехословацкие лицензионные танки эксплуатировались в Швеции до 1957 года, после чего были выведены в резерв. В 1960-1963 годах шасси боевых машин послужило базой при изготовлении бронетранспортеров Pbv 301, которые, в свою очередь, находились на вооружении шведской армии до середины 70-х годов. Демонтированные танковые башни по сей день используются в качестве огневых точек в системе шведской береговой и аэродромной обороны.

    Последней же серийной модификацией, выпущенной на БММ, стала Ausf.G. От варианта Е она отличалась отсутствием ящика ЗИП. Было изготовлено 324 машины. В июле 1942 года, после выпуска 1414 танков всех модификаций, производство Pz.38(t) прекратили.

    Кроме того, БММ изготовила 21 танк LT-40 для словацкой армии, а также 15 танков TNH n.А. в 1942 году. Последний был предложен вермахту в качестве скоростного разведывательного; он имел 37-мм орудие и скорость 60 км/ч при броневой защите 35 мм. Боевая машина была испытана, но в серию так и не пошла. В дальнейшем БММ выпускала уже только самоходные орудия.

    Кроме линейных танков, для германской армии выпускались также и командирские Pz.Bef.Wg.38(t), количество которых составляло 5 процентов от общего числа произведенных машин. Главные их отличия состояли в рамочной антенне над моторным отделением и в отсутствии лобового пулемета в корпусе.

    Уцелевшие башни от подбитых и недостроенных танков использовались для вооружения дотов. Всего с 1941 по 1944 год было использовано 435 таких башен со штатным вооружением.

    Боевое крещение танки Pz.38(t) получили во время польской кампании; в ней участвовали 59 машин 67-го танкового батальона 3-й легкой дивизии вермахта. К началу наступления на Францию они находились в строю уже двух немецких танковых дивизий: 7-й и 8-й (соответственно 106 и 123 единицы).

    На 22 июня 1941 года в пяти немецких танковых дивизиях первой линии имелось 623 танка Pz.38(t). Почти все они к концу года были потеряны. В начале 1942 года оставшиеся машины этого типа объединили во вновь сформированную 22-ю танковую дивизию. Она воевала в Крыму, а затем в приволжских степях. В ноябре в ходе боев в районе г. Калач-на-Дону дивизия была разгромлена. В 1943-1944 годах оставшиеся в строю танки Pz.38(t) использовались, главным образом, в полицейских и учебных целях. Часть танков, снятых с вооружения панцерваффе, немцы передали своим союзникам — Венгрии, Болгарии, Румынии и Словакии.

Легкий танк LT vz.38

Легкий танк LT vz.38

    Легкий танк LT vz.38:

    1, 31 — 7,92-мм пулеметы ZB 53 vz.35; 2 — люк стрелка-радиста; 3 — буксирный трос; 4 — жалюзи воздухопритока к вентилятору; 5, 10 — откидные листы крыши моторного отделения; 6 — кувалда; 7 — «боевая» антенна; 8 — зеркало заднего вида; 9 — запасные траки; 11 — домкрат; 12 — бортовой прибор наблюдения; 13 — сигнал; 14 — ящик для инструмента; 15 — прибор наблюдения механика-водителя; 16 — антенный ввод; 17 — шаровая установка курсового пулемета; 18 — люк доступа к агрегатам трансмиссии; 19 — буксирный крюк; 20 — курсовой визир механика-водителя; 21 — глушитель; 22 — прибор наблюдения стрелка-радиста; 23 — лопата; 24 — устройство для ручного запуска двигателя; 25 — крышка вентилятора; 26 — кирка; 27 — люк командира; 28 — перископический прибор; 29 — прибор наблюдения; 30 — 37-мм пушка А-7 (vz.37); 32 — прибор наблюдения. На общих видах (слева) укладка инструмента и ЗИП условно не показана

Варианты стволов курсовых пулеметов (увеличено)

    Варианты стволов курсовых пулеметов (увеличено)

Левый борт корпуса

    Левый борт корпуса

Правый борт корпуса

    Правый борт корпуса

Лоб корпуса

    Лоб корпуса

Башня

    Башня

Корма корпуса

    Корма корпуса

Легкий танк Pz.38(t) Ausf.C. 25-й танковый полк 7-й танковой дивизии (Pz.Rgt.25, 7.Panzer Division)

    Легкий танк Pz.38(t) Ausf.C. 25-й танковый полк 7-й танковой дивизии (Pz.Rgt.25, 7.Panzer Division), Франция, май 1940 г.

Легкий танк Pz.38(t) Ausf.C. 3-й батальон 10-го танкового полка 8-й танковой дивизии (Pz.Rgt.10, 8.Panzer Division)

    Легкий танк Pz.38(t) Ausf.C. 3-й батальон 10-го танкового полка 8-й танковой дивизии (Pz.Rgt.10, 8.Panzer Division), Восточный фронт, август 1941 г.

Легкий танк Прага болгарской армии. 9-я рота Танковой бригады

    Легкий танк «Прага» болгарской армии. 9-я рота Танковой бригады. София, январь 1945 г.

Крыша моторного отделения

    Крыша моторного отделения

Лобовая часть корпуса

    Лобовая часть корпуса

mkonline.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.