Танк мс 1

МС-1

главное.jpg

В середине 20х годов СССР медленно начинает приходить в себя после ужасов гражданской воны. Уничтоженная экономика и промышленость, которая состоит из десятка полуразрушенных заводов, оживает. У СССР появляются, пока очень слабые, но всё же силы на создание собственных бронетанковых сил.

Возникают идеи производить «Рено-русский», но его уже считают тяжёлым, медленным и дорогим. Нужен новый танк! И в СССР начинают его проектировать.

Опыт, полученный при создании копии Рено FT-17 помогает советским инженерам в 1927 году построить первый образец танка МС-1. Танк действительно получился значительно дешевле, легче и подвижнее конкурента — FT-17. Однако преимущества эти не делали МС-1 значительно лучше француза. Армейское руководство это понимает и уже в 1929ом танк, вполне справедливо, признаться устаревшим. Требования к технике возрастают и начинаются разработки новых машин. Но, поскольку выкидывать почти тысячу танков попросту глупо, МС-1 активно используют вплоть до конца 30-х. На них получают опыт инженеры, на них учатся будущие танковые асы и, конечно, они участвуют в боях.


Впервые Т-18 были применены в бою в ходе «конфликта на КВЖД» в ноябре 1929 года. Там они показали себя удовлетворительно. Это неудивительно, в целом, они ещё соответствовали времени. Т-18 так же приняли участие в боях первых дней ВОВ. Конечно, толку от них итак было мало, а учитывая крайний износ всех МС-1, оставшихся в строю, вряд ли они нанесли противнику хотя бы какой-то урон. Однако, есть немаловажная деталь, значительную часть танков переделали в закопанные огневые точки. И в этом виде, по отзывам, они проявили себя неплохо.

t18-31.png

Модификации и различные машины на базе Т-18:

1930 год

ХТ-18. Один танк переоборудовали в химический, добавив на хвосте танка спец. оборудование. Танк мог заражать, и дегазовывать, а так же ставить дымовую завесу.

1937 год

Т-18 образца 1937 года. Один Т-18 оборудовали двигателем от Т-38 (40 л.с.) и переделали башню – изменили колпак башни и убрали кормовую нишу. Танк стал чуть легче и немного быстрее. Дальше дело не пошло. «А смысл?» — справедливо подумали инженеры.

1938 год


Т-18М образца 1938 г. На некоторые МС-1 установили новые двигатели (50 л.с.) и 45 мм пушки. Казалось бы, бессмысленная модернизация нескольких десятков танков, оставшихся в строю. Однако, смысл был. Эти Т-18 были переданы укрепрайонам и уже являлись не танками, а подвижными огневыми точками. Они не должны были идти в атаку на вражеские укрепления, а только служить заменой обычным ДОТам и ДЗОТам. В такой роли почти все их недостатки нивелировались, а у Т-18 появлялся шанс ещё несколько лет быть полезными.

Машины на базе Т-18 (см. соответствующие статьи):

ОТ-1

Интересные факты:

На первых образцах МС-1 ставился 6,5-мм пулемет, разработанный конструкторами В. Федоровым, Д. Ивановым и Г. Шпагиным. Особенности конструкции которого привели к тому, что во многих источниках пишут о двух пулемётах. Дело в том, что пулемёт этот двуствольный.

IMG_3920_18_19.jpg

1927 год

Масса: 5,3 тонны

Вооружение: 37мм пушка + 6,5мм пулемёт

Экипаж: 2 человека

Броня: корпус около 16/16/16

              Башня около 16/16/16

Подвижность: двигатель 35 л.с.

                           6,6 л.с. на тонну


                           макс. скорость 16 км/ч

Выпущено: 959

Спецификация: лёгкий танк.

vsetanki.com

  • Боевая эффективность
  • ТТХ
  • Боевые действия на КВЖД

Начало

БОЕВАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ МС-1

Огневая мощь. Пушка фирмы Гочкис (Франция), усовершенствованная на Обуховском заводе и пулемет системы В.Федорова с двумя стволами, а с 1929 года — системы Дегтярева (ДТ) составляли артиллерийско-стрелковое вооружение машины. Малый калибр орудия (37 мм) и небольшой вес выстрела позволили достичь скорострельности до 10-12 выстрелов в минуту, что считалось вполне достаточным для ведения боя. Осколочный снаряд обеспечивал поражение живой силы, расположенной открыто или в легких полевых фортификационных сооружениях, разрушение построек, кирпичных стен домов, легких мостов и наплавных сооружений, а также нанесение повреждений железнодорожным составам, речным судам, а в отдельных случаях (если имелись возможности точного прицеливания по движущейся цели) и бронированным средствам.


ратковременный опыт применения МС-1 в бою, к сожалению, не позволил проверить эффективность последнего показателя из-за отсутствия боевых столкновений с танками и бронеавтомобилями. С помощью пулеметного вооружения достигалось уничтожение живой силы, находящейся вне укрытий, и подавление аналогичных огневых точек противника. Боекомплект вполне обеспечивал выполнение боевых задач.

Недостатком вооружения являлось отсутствие оптических прицелов, в результате чего снижалась точность ведения огня. Однако маневр им по вертикали и горизонтали считался вполне удовлетворительным. В то же время метод наводки орудия в цель плечевым упором исключал сколько-нибудь эффективную стрельбу с ходу.

Защищенность. МС-1 был защищен лучше, чем ранее созданный бронеавтомобиль БА-27. Броня танка не пробивалась пулями обычных стрелковых калибров. Но через открытые смотровые щели для наблюдения происходило поражение экипажа свинцовыми брызгами от них. Единственным смотровым оптическим прибором был перископ механика-водителя "броневой глаз". В условиях малой насыщенности обороны противника противотанковыми пушками МС-1 мог успешно сопровождать пехоту, не подвергаясь серьезной опасности прямого попадания артиллерийского снаряда.

Подвижность. Первоначальную максимальную скорость в 16 км/ч у МС-1 удалось повысить в 1930 году до 22-24 за счет применения более мощной энергетической установки. Запас хода по шоссе, преодолеваемый брод и подъем были не меньше, чем даже на танках, выпускаемых отечественной промышленностью в начале 30-х годов. Кроме того, среднее удельное давление (0,37 кгс/см2) оказалось самым низким среди серийно производимых легких танков и обеспечивало хорошую проходимость по местности.


Общие выводы. МС-1, обладая защищенностью от ружейно-пулеметного огня, а также средствами для подавления пулеметных точек и уничтожения живой силы, мог успешно действовать в боевых порядках стрелковых подразделений, поддерживая их огнем. Его скорость примерно в три раза выше, чем у пехоты на марше и такая же, как у кавалерии. Эти машины для рассматриваемого периода оказались достаточно подвижными и способными выполнять боевые задачи на всю глубину.

Для сравнения можно привести отдельные показатели танков Великобритании, Франции и Италии, находившихся на вооружении одновременно с МС-1 (см. таблицу 1).

Не следует забывать что работа над машинами началась в 1924 году. Никаких тактико-технических заданий заказчика тогда не существовало. Конструкторы руководствовались зарубежным опытом и собственными представлениями о танкостроении. И все же наш первенец по своим боевым качествам не уступал иностранным образцам. Судите сами.

В Великобритании легкий танк MkII появился только в 1929 году.


был слабее бронирован (10 мм) и вооружен только одним 7,62 мм пулеметом. Экипаж составлял два человека. Французский "Рено FТ" с ходовой частью типа "Кегресс-Хинстин", по защите и экипажу равнялся Т-18, но почти в полтора раза, а после модернизации нашего танка в два раза уступал по скорости. Даже выпущенный в 1927 году "Рено NС1", не обладал лучшими скоростными данными чем Т-18, хотя и был лучше бронирован. При этом он отставал по вооружению, так как часть машин выходила только с двумя пулеметами. У итальянского танка "Фиат 3000А" выпуска 1923 года, защищенность, скорость передвижения и численность экипажа соответствовали МС-1. Однако последний превосходил по вооружению. В первоначальном варианте "Фиат" имел только два пулемета, а пушка на нем появилась только в 1930 году. Таким образом, в 1929 году легкий танк сопровождения пехоты Т-18 оказался на уровне зарубежных образцов.

А в каком же отношении находились боевые показатели нашего танка после его модернизации в 1930 м году? На вооружении армии Великобритании в тот период стоял легкий двухбашенный танк "Виккерс А", имевший пулеметное вооружение и скорость 35 км/ч. Его бронирование не превышало 17 мм, то есть фактически было равно МС-1. Легкий пехотный танк Франции D-1 выпуска 1931 года, по скорости уступал нашему танку, но в два раза превосходил его по бронезащите, а также имел короткоствольную 47-мм пушку и два пулемета. При этом по размерам и весу он оказался во столько же раз больше МС-1.


Пушечный легкий танк "Ансальдо: М11" итальянская армия получила только двумя годами позже. На нем стояло 37-мм орудие и два пулемета. То есть вооружению только французский D-1 с его 47-мм пушкой и с более высокой начальной скоростью снаряда превосходил первенца отечественного серийного танкостроения. К тому же "француз" оснащался радиостанцией, которую не имел танк Красной Армии. Но D-1 выпустили в очень небольшом количестве и применялся он только в Северной Африке в боях 1940 года.

Проводимая в 1938 году модернизация привела к созданию танка Т-18М. Установленная на нем 45-мм пушка почти уравнивала его с французским D-1, так как по бронепробиваемости и защите от пушек такого же калибра они стали идентичными. И все таки Т18М в серию не пошел. Его обогнали более перспективные отечественные машины.

Например, танк БТ-5 имел лобовую броню даже меньшей толщины, нем МС-1, но его 45-мм пушка с большей начальной скоростью снаряда оснащалась телескопическим и перископическим прицелами. С их помощью значительно повышались меткость стрельбы и ее действительная дальность. Кроме того, за счет применения приводов наведения механического типа увеличивался маневр огнем. А по маневренности БТ-5 вообще не имел себе равных в мире.




Тактико-технические характеристики танков МС-1
Показатели Т-18 Т-18 Т-18М
Год выпуска 1927 1930 1933
Боевая масса, т 5,9 5,9 5,8
Экипаж, чел. 2 2 2
Габаритные размеры,мм:
длина 3500 3500 3520
ширина 1800 1800 1750
высота 2200 2200 2080
Длина опорной поверхности гусеницы, мм 1700 1700 2050
Клиренс, мм 305 305 300
Максимальная скорость, км/ч 16,4 22 24
Преодолеваемый подъем, град 35 35 35
Преодолеваемый брод, м 0,8 0,8 0,8
Среднее удельное давление кг/см2 0,37 0,37 0,37
Максимальная толщина брони, мм:
башни, носовой части, бортов и кормы 16 16 14
крыши и днища 8 8 8
Вооружение
пушка: марка «Гочкис» «Гочкис» обр. 1932 г.
калибр, мм 37 37 45
начальная скорость осколочного снаряда, м/с 442 442 335
начальная скорость бронебойного снаряда, м/с 760
дальность стрельбы, м:
прямой наводкой 2000 2000 3600
наибольшая 4800
скорострельность, выстр/мин 10-12 10-12 12
боекомплект, выстрелов 104 102 неизвестно
масса снаряда, кг:
осколочного 0,51 0,51 1,42
бронебойного 2,13
пулеметы:
количество, тип, марка 1
с двумя стволами
сист. Федорова
1
сист. Дегтярева
ДТ
1
ДТ
калибр, мм 6,5 7,62 7,62
боекомплект, патронов 2016 2016 1449
Энергетическая установка:
тип, марка карбюраторный,
возд. охл.
карбюраторный,
возд. охл.
М-1
водян. охл.
максимальная мощность, квт/л.с. 26/35 29/40 41/50
Запас хода по шоссе (по топливу), км 120 120 120

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ТАНКОВ МС-1 В КОНФЛИКТЕ НА КВЖД (ноябрь 1929 г.)

Об участии танковых частей и подразделений в бою зачастую рассказывается только с точки зрения их тактического применения. При этом нередко опускается даже тип, а соответственно и боевые возможности машин.

Вероятно, учет этих данных заставил бы историков под другим углом зрения рассматривать успех или неудачу атаки, наступления, оборонительных действий. Ведь противоборствующие танки имеют различные тактико-технические характеристики. Кроме того, части и подразделения по организационной структуре в разное время имели свои особенности. Это относится как к количеству боевых машин, так и их типажу.

Все вышесказанное убедительно говорит о том, что назрела необходимость более подробно рассказать о действиях танков различного типа в тех или иных видах боя, проанализировать их боевые возможности и воспользоваться документальными фактами и воспоминаниями очевидцев. Первый наш рассказ о танке сопровождения пехоты МС-1.

Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД) проложена Россией в 1987-1903 годах по контракту, заключенному в соответствии с русско-китайским военным договором 1896 года. На ее строительство Россия израсходовала 375 миллионов рублей золотом. Работы по прокладке КВЖД способствовали оживлению экономики северо-восточных районов Китая, возникновению и росту городов.

В мае 1924 года в Пекине было подписано советско-китайское соглашение, по которому КВЖД рассматривалась как совместное коммерческое предприятие. Однако уже со следующего года наши партнеры встали на путь нарушения этого соглашения, совершив ряд провокаций на КВЖД, а также границах Приморья и Забайкалья.

К концу лета 1929 года Мукденская армия насчитывала уже 300 тысяч человек. Пограничные конфликты в районе станции Манчжурия стали происходить все чаще, причем со стороны противника применялись артиллерия и бронепоезда. 15 ноября его батальон под прикрытием артиллерии пытался захватить советский поселок Абагайтуевский и разъезд N 86. Как стало известно, китайское военное руководство планировало нанести внезапный удар из района Чжалайнор-Манчжурия, дойти до Байкала и перерезать Транссибирскую магистраль, взорвав туннели. Командование Особой Дальневосточной армией вынуждено было принять соответствующие контрмеры.

Забайкальская группа ОДВА к данному времени сосредоточилась в районе Даурия — Борзя — Абагайтуевский. В нее входили 35-я и 36-я стрелковые дивизии, 5-я Отдельная кавалерийская бригада, 26-я легкобомбардировочная эскадрилья, 18-й корпусной артиллерийский дивизион, 18-й корпусной саперный батальон, 1-я железнодорожная рота, Отдельный бурят-монгольский кавалерийский дивизион, три бронепоезда. В лагере под Читой в резерве стояла 21-я Пермская стрелковая дивизия и отдельная рота танков МС-1. Необходимо отметить, что части были укомплектованы по штатам мирного времени. Всего в них насчитывалось 6033 человек пехоты и 1599 кавалерии. На вооружении группы имелось 166 ручных и 331 станковых пулеметов, 88 орудий, 32 самолета и 9 танков МС-1.

Против Забайкальской группы ОДВА китайское командование развернуло группировку в 59 тысяч солдат. На ее вооружении было: 170 пулеметов, 70 орудий, 100 бомбометов, два бронепоезда и три самолета. Непосредственно в районе Чжалайнор, Хайлар и станции Манчжурия противник держал группировку в 15-17 тысяч человек.

Обстановка в районе боевых действий. На сопредельной стороне лежала открытая, однообразная местность, трудная для ориентирования днем и особенно ночью. Восточная часть района (долина между реками Аргунь и Мутная протока) оказалась залита дождями. Когда ударили 20-градусные морозы, все пространство превратилось в ледяное поле. Кроме того, в районах Чжалайнор и Манчжурия китайцы возвели мощные фортификационные сооружения, полагая, что если их первоначальное наступление будет неудачным, то они постараются измотать противника в боях на укрепленных позициях, а затем нанести решительный удар.

Общая глубина обороны противника достигла от двух до пяти километров. Были отрыты противотанковые рвы шириной до четырех метров, а между ними установлены минные поля и фугасы. Китайские подразделения оборудовали окопы полного профиля с траверсами от продольного обстрела с легкими перекрытиями. Все пулеметы и бомбометы находились в укрытиях, которые перекрывались одним — двумя рядами из бревен или рельсов с полутораметровой земляной насыпью. Грунт был скован морозом, и снаряды полевых орудий почти не оставляли следов на перекрытии.

В этих условиях командование Забайкальской группы решило внезапным ударом изолировать гарнизоны станции Манчжурия и Чжалайнор, а затем последовательно разгромить противника как в них, так и в Хайларе.

Ход боевых действий. Танковая рота — очень небольшое подразделение, чтобы можно было достаточно подробно проследить ведение им боевых действий, тем более проходивших почти шестьдесят лет назад. Однако попробуем сделать это по воспоминаниям очевидцев и редким боевым документам. Генерал армии И.И. Федюнинский, в то время командир 6-й стрелковой роты 106-го Сахалинского полка З6-й стрелковой дивизии, в ночь на 17 ноября получил задачу скрытно выдвинуться к разъезду Абагайтуй и разрушить железнодорожные пути. В дальнейшем предстояло обойти станцию Манчжурия и нарушить сообщение по железной дороге со станцией Хайлар.

Рота готовилась к штурму небольших сопок. Командиры взводов намечали ориентиры и направления движения. "Взводы уже изготовились для атаки, когда у нас в тылу послышался шум двигателей и вскоре из-за сопки вынырнули два наших танка МС-1. Я жестом приказал им остановиться — вспоминал И. Федюнинский. — Командиры танков доложили, что отстали от своего подразделения и не знают что делать. — Поддержите атаку роты, — распорядился я и указал задачи. Заметил, что бойцы мои заметно повеселели. С танками идти на врага вернее".

Атаку роты противник встретил интенсивным огнем. Однако выяснилось, что он допустил ошибку: на подступах к укреплениям образовались большие непростреливаемые пространства. Поддерживаемые танками, ведущими огонь с коротких остановок, стрелки почти без потерь ворвались на позиции китайцев и через вертикально расположенные дымоходы забросали гарнизоны дотов гранатами. Одновременно 107-й стрелковый полк атаковал сопку N 9 и начал продвигаться в направлении сопки Железная. Однако танковая рота (без двух танков) не смогла своевременно выйти на исходный рубеж. Непривычные для танкистов условия передвижения в темное время суток по лишенной ориентиров степи замедлили марш. Продвижение полка задержалось. Но к двенадцати часам дня, когда танкисты поддержали его атаку, он нарастил силу удара и овладел сопкой N 9, вышел на линию сопок Жаба и Кольцо, которыми к середине дня овладел 108-й Белорецкий стрелковый полк.

На следующий день, 18 ноября, пополнив боекомплекты и дозаправившись топливом, танкисты снова активно включились в боевые действия. 108-й Белорецкий стрелковый полк, развернувшись у сопок Мать и Дочь, при поддержке танковой роты и авиации устремился в атаку. К 12 часам совместно с 5-й Кубанской кавалерийской бригадой, обошедшей Чжалайнор, город удалось взять. Вот что рассказал о его штурме командир полка Соловьев: "При занятии первых укрепленных высот противника он оказал сильное сопротивление. Три наших батареи били по высотам, куда мы шли в атаку. Но артиллерийский огонь не устрашал китайцев, отстреливались они храбро. Наш полк вел бой за первое укрепление около трех часов. Благодаря поддержке танков развязка была ускорена. Когда бойцы увидели, что танки ползут по блиндажам китайцев, они бросились вперед, и блиндажи были заняты".

После взятия Чжалайнора советское командование все внимание обратило на гарнизон станции Манчжурия. 19 ноября в пять часов утра 108-й Белорецкий стрелковый полк изготовился к атаке. Ощущался острый недостаток в артиллерии и успех действий мог. быть обеспечен только стремительным маневром и тесным взаимодействием с танками. Вот как рассказал об этом маршал Советского Союза В.И. Чуйков, принимавший участие в боевых действиях:

"На рассвете началась артиллерийская подготовка, поддержанная ударами с воздуха. Артподготовка длилась час. Я не могу сказать, что удар был внезапным. Китайское командование, видимо, узнало о передвижении наших войск. Там, где позиции были хорошо оборудованы, китайские войска изготовились встретить нашу атаку.

Наиболее успешно наступала, 36-я стрелковая дивизия, поддержанная ротой танков МС-1. Этот бой вообще был самым интересным. Мы впервые могли наблюдать взаимодействие пехоты с танками".

Автор воспоминаний, видимо, не наблюдал действия танков 17 и 18 ноября. Поэтому о них он и не упоминает. Ошибается он и в количестве танков.

"После артподготовки, — вспоминает Чуйков, — с исходных позиций двинулись 10 танков. Их атака была внезапной для китайских солдат, удивила она в не меньшей степени и красноармейцев. Я находился на наблюдательном пункте рядом с Блюхером. Мы видели, как китайские солдаты и офицеры высунулись почти в полтора роста из окопов, чтобы разглядеть танки. Мы ожидали, что они в панике побегут, но удивление было, видимо сталь сильно, что оно как бы парализовало их волю.

Красноармейцы не успевали за танками, а некоторые, как зачарованные смотрели на двигавшиеся стальные черепахи, изрыгавшие огонь. Прошу читателей вспомнить, что шел всего лишь 1929 год. Крестьянские парни, служившие в армии, знали о танках только понаслышке. Это был год, когда на наших полях появлялись первые тракторы, и люди верили слухам, что от них пропахнет керосином хлеб.

Танки беспрепятственно дошли до китайских позиций и открыли огонь вдоль окопов. Пулеметный огонь отрезвил китайцев. Они в панике побежали. Десять танков прорвали оборону противника без каких-либо потерь с нашей стороны. Наши части с опозданием двинулись за танками, подавляя сопротивление в отдельных узлах китайской обороны, значительно парализованных танковой атакой".

Как заметил М.М. Литвинов, наркоминдел СССР, "Последний отпор, данный нашими военными частями китайским налетчикам, убедил, кажется, манчжурских генералов, что противостоять Красной Армии с шансами на успех они не могут, и они сделали из этого надлежащие выводы. Сделаем выводы и мы. А они таковы.

Первые отечественные серийные танки МС-1 выполнили поставленные перед ними задачи. Штурм укрепленных позиций показал, что они в достаточной мере защищены от огня стрелкового оружия, способны эффективно поддерживать наступающую пехоту, подавлять огневые точки и уничтожать живую силу противника. Одновременно наличие танков в боевых порядках атакующих оказывало им известную моральную поддержку. Об этом свидетельствует донесение командира 108-го Белорецкого стрелкового полка: "Своими действиями танки оказывали большую моральную поддержку бойцам и своим огнем и видом вносили полную деморализацию в ряды противника… В очистке блиндажей во многом помогли те же танки — двумя-тремя выстрелами в упор внутрь блиндажа, прекращая всякое сопротивление противника".

Трехсуточные бои в условиях низких температур Забайкалья показали удовлетворительные эксплуатационные качества боевых машин В то же время отдельные конструктивные недоработки часто приводили к выходу машин из строя. Из десяти танков, принимавших участие в боевых действиях, по этим причинам в разное время из строя вышли семь.

Выяснилось, что весьма несовершенным является диоптрический прицел, обеспечивающий прицельный огонь только на дальностях до 750-800 метров. Необходимо было повысить могущество действия снаряда танковой пушки по цели.

Кроме того, в донесении командира 108-го Белорецкого стрелкового полка отмечалось, что китайские солдаты в отдельных случаях "вплотную подпускали к себе танки, продолжая вести огонь в упор и забрасывая ручными гранатами." Это также наводило на мысль повысить защитные качества танка, увеличить его подвижность.

Некоторые выводы из опыта боев были реализованы в танке образца 1930 года. Тогда же была организована первая механизированная бригада, командиром и комиссаром которой был назначен в мае 1930 года Н. Судаков.

Начало

armor.kiev.ua

В качестве силовой установки советского легкого пехотного танка Т-18 (МС-1) использовали рядный четырехцилиндровый четырехтактный карбюраторный двигатель конструкции А. Микулина с воздушным охлаждением. Мощность двигателя на танках ранних периодов выпуска составляла порядка 35 лошадиных сил, на танках после 1930 года при форсировании двигателя на выходе удалось добиться мощности в 40 лошадиных сил, что позволяло танку двигаться по шоссе с максимальной для него скоростью до 22 километров в час. Двигатель размещали в моторно-трансмиссионном отделении танка поперечно, что дало возможность в какой-то мере сократить длину корпуса. Два топливных бака с общим объемом в 110 литров устанавливали в надгусеничные ниши.

Легкий танк Т-18 (МС-1) имел трансмиссию механического типа, которая состояла из следующих основных узлов и механизмов:

главного (основного) однодискового фрикциона, который работал по принципу сухого трения;

трехступенчатой механической коробки передач;

механизма поворота по типу конического дифференциала;

двух ленточных тормозов, которые служили как для поворота, так и для торможения танка;

двух бортовых однорядных передач, которые встраивались в ступицы ведущих колес.

Ходовая часть легкого пехотного танка Т-18 (МС-1) по каждому борту включала в себя ленивец, ведущее колесо, семь сдвоенных обрезиненных опорных катков с малым диаметром и три сдвоенных обрезиненных поддерживающих катка. На танках образца 1930 года в конструкцию включили четвертый поддерживающий каток. Шесть задних опорных катков блокировались по два на балансиры, которые подвешивались на закрытые защитными кожухами вертикальные цилиндрические пружины. Опорный каток спереди закреплялся на отдельный рычаг, соединявшийся с передней тележкой подвески и амортизировавшийся отдельно взятой наклонной пружиной. Амортизацию в виде стальных листовых рессор имели и два или три (в зависимости от периода производства) поддерживающих катка спереди.

Гусеницы легкого танка Т-18 (МС-1) изготавливались из стали путем литья. По типу они были крупнозвенчатые с гребневым зацеплением. Каждая гусеница состояла из 51 трака, имевших ширину в 300 миллиметров.

fishki.net

Легкий танк т 18 (мс 1). Литература

По танку нашел замечательную книжку  «Первые советские танки». Авторы: М. Свирин и А. Бескурников. История создания танка, много фотографий, чертежей, сведений по мат. части.

В книге относительно подробно дана мат. часть по внутреннему устройству танка. Для себя пока не решил, буду ли заниматься интерьером. Скачать книгу Первые советские танки

Легкий танк т 18 (МС-1). Чертежи модели в масштабе 1/35

Сделал очень полезное дело, подобрал все более-менее приличные чертежи легкого танка т-18 и его узлов и привел их к масштабу 1:35. Прилично так повозился с подгонкой, чисткой исходников и версткой.

Скачать чертежи легкого танка Т-18 (МС-1) в масштабе 1:35.
Размер архива около 19Мб

Все чертежи готовы к распечатке, нужно просто распечатать в 100% масштабе. Формат: A4, 300dpi. Кроме того в архиве есть файл в формате PSD (Фотошоп), где все разложено по слоям.

Видео по танку Т-18 (МС-1)

Ребята с UFO Garage сделали модельку танка Т-18 МС-1 в масштабе 1:1. На канале много видео о стройке. Очень близко к оригиналу получилось. Пушка танка, кстати, сделана из пенопласта 🙂

Еще один восстановленный танк Т-18 (МС-1) на ходу находится в музее «Техника XX века в Приморском крае». Судя по чертежам и историческим фотографиям, танк очень качественно восстановлен.  Правда, как говорят сами музейщики, башня на танк установлена от позднего танка 1930 года. Ну и гусеницы, скорее всего, самодел.

Дневник постройки

Исторические фотографии легкого танка Т-18 (МС-1)

Отобрал фотографии с хорошим качеством, которые могут быть полезны для постройки.

Все материалы по легкому танку Т-18 (МС-1) необходимые для постройки модели

По этой ссылке вы можете скачать все материалы, валки, фотографии, примеры постройки моделей (фото взяты с сайта karopka.ru), чертежи и т.д., которые я посчитал полезными для будущей постройки этой модели. Размер архива около 110Мб.

P.S. Интернет большой и я уверен, что нашел далеко не всю информацию. Буду очень признателен, если кто-то интересовался этим танком и у него есть другие фотографии и материалы по этой модели!

izkorobka.ru

История создания МС — 1

В середине 20-х годов прошлого века танки в СССР были поделены не классическим для сегодняшнего дня образом: Тяжелые, Средние и Легкие, а другим способом: Малые, Основные и Маневренные. МС-1 был как раз танком класса “Малый”, отсюда и часть его названия.

В 20-е годы СССР очень  требовались собственные танки, но ни специалистов, ни базы для того, чтобы начать работы, не было. Был, правда, танк «Рено Русский», который разработали во время гражданской войны. Его отвергли, если верить выписке из одного отчета по этому танку:

«…весьма неудовлетворительны по качеству изготовления, неудобны по владению оружием, а частично и совершенно не вооружены..»

Поэтому решено было купить один из образцов подобной техники из-за границы. Первым обратили взгляд на французский танк Reno FT-17, который уже вовсю пользовался успехом в Европе. Но он обладал рядом недостатков: большой вес (военное командование СССР планировало переправлять танки на грузовиках), маленькая скорость и плохое вооружение(37-мм пушки имели прицельную дальность в 400 м). После отклонения танка  Renault, нашли танк, который более всего подходил для опытного образца нового советского танка —  итальянский Fiat 3000. В результате был куплен один образец машины и отправлен в КБ на завод «Большевик». В марте 1927 года был построен опытный образец под обозначением Т-16.

Испытания выявили ряд недостатков ходовой части, и после их исправления танк назвали Т-18. Предположительно 20-25 мая танк был отправлен в Москву на гос.испытания. Стоит отметить, что пушки у танка не было до сих пор, то есть испытания проводились с макетом орудия.  Орудие в конце концов поставили такое же как  у французского Рено.

МС-1 был принят на вооружение 6 июля того же года. Производился до 1931 года. Эксплуатировался вплоть до 1950-ых годов.

Вооружение

  • Пушка 37 мм
  • Боекомплект, сн. — 96
  • Начальная скорость полета бронебойного снаряда,  м/с, — 600
  • Начальная скорость полета подкалиберного снаряда,  м/с, — 705
  • Прицельная дальность, м, — Примерно 500
  • Углы вертикальной наводки, град.: -8°…+30°

Бронепробиваемость

  • Бронебойный, на расстоянии 100 м, мм/град. — 29/60°
  • Бронебойный, На расстоянии 500 м, мм/град. — 23/60°
  • Бронебойный, На расстоянии 1 км, мм/град. — 16/60°
  • Скорострельность, выстр./мин – до 6

Дополнительное вооружение

Два 6.5-мм пулемета Федорова. Один спарен с пушкой. Другой установлен в правой лобовой части башни.

Тактико-Технические Характеристики

  • Масса, т — 5,3
  • Экипаж, ч — 2. Командир (он же наводчик и заряжающий),  Механик-водитель.
  • Длина корпуса, мм  — 3500
  • Ширина корпуса, мм — 1760
  • Высота, мм  — 2030

Бронирование

Лоб корпуса, мм/град. 16
Борт корпуса, мм/град. 16
Корма корпуса, мм/град. 16
Днище, мм 8
Крыша корпуса, мм 8
Лоб башни, мм/град. 16
Борт башни, мм/град. 16
Корма башни, мм/град. 16
Крыша башни, мм 8

Ходовые качества

  • Мощность двигателя, л. с. — 25
  • Максимальная скорость, км/ч — 16
  • Запас хода по шоссе, км — 100
  • Удельная мощность, л. с./т  — 6,6
  • Преодолеваемый подъём, град.  — 36°

Модификации

  • Т-18 обр. 1929 г. — Боекомплект увеличен до 104 снарядов.
  • Т-18 обр. 1930 г. — Немного уменьшены размеры. Вместо двух пулеметов Федорова, установлен один пулемет Дягтерева. Более мощный двигатель в 40 л.с., в результате чего максимальная скорость возросла до 22 км/ч.
  • Т-18М — Размеры танка увеличились, он стал больше даже чем обычный МС-1. Боекомплект увеличился до 112 снарядов, но вследствие этого уменьшился боезапас для пулемета на 500 патронов. Новый двигатель мощностью в 50 л.с. значительно улучшил ходовые характеристики. Максимальная скорость возросла до 24 км/ч.

Машины на базе МС-1

  • СУ-18 — Самоходная установка. Обладало 76-мм полковой пушкой. Не принята на вооружение по причине того, что шасси МС-1 не выдерживало выстрела 76-мм пушки.
  • ТТ-18 — Телетанк. Управлялся с помощью трехкомандного управления: “Вправо, влево, стоп”. На вооружение не принят по той причине, что при очень малой массе танк в движении качало из стороны в сторону из-за самых мелких кочек и камней, и таким образом он не мог двигаться прямо, как требовало комиссия.
  • ХТ-18 — Химический танк. Обладал химической защитой от различных отравляющих газов. На вооружении у него был распылитель, который мог распылять отравляющий газ и образовывать дымовые завесы. Баки с веществом на 60 литров позволяли заразить или задымить практически 2 км протяженной местности. Не принят на вооружение в пользу ОТ-1.
  • Также МС-1 использовался в качестве транспортира боеприпасов и инженерных машин.

Боевое применение

Конфликт на КВЖД (октябрь-декабрь, 1929 г.) — Во время боев танковые соединения вели себя не скоординировано, однако за все время конфликта не понесли потерь. Поврежденные танки удалось отремонтировать.

Великая Отечественная война(1941-1942) — На начало ВОВ на вооружении стояло 160 танков МС-1 и 450 неподвижных боевых точек (на базе МС-1). Последние данные об использовании МС-1 относятся к декабрю-февралю 1941-42 г. В Битве за Москву принимало участие 9 танков МС-1. Больше эти танки не участвовали в сражениях.

Фотографии танка МС-1

Танк в культуре

Танк МС-1 является легким советским танком первого уровня в игре World of Tanks.

tanki-tut.ru

История создания бронированной машины, ставшей отправной точкой в истории отечественного танкостроения

После того, как в 1924 году командование РККА поставило перед только что созданным Танковым бюро задачу разработать танк массой в 3 тонны, способный развивать скорость до 12 км/ч и нести 16-мм броню, 37-миллиметровую пушку и пулемет, в СССР началась история проектирования собственных танков. Но от этого момента до создания первого опытного образца первого советского крупносерийного танка МС-1, он же Т-18, прошло еще три года — и прошли они не впустую.

Танки МС-1 из первой серии в 30 машин во время ноябрьского парада в Москве в 1929 году. Фото с сайта http://forum.guns.ru

Танковую программу — в три года!

Довольно быстро стало понятно, что при заданных требования к бронированию и вооружению танка ему потребуется довольно мощный двигатель, который неизбежно увеличит общую массу машины. Так что к сентябрю 1926 года, когда в Москве открылось совместное совещание командования РККА, руководства ГУВП Всесоюзного совета народного хозяйства (ВСНХ) и Орудийно-арсенального треста ВСНХ, посвященное вопросам оснащения Красной Армии новыми системами вооружения и машинами, прежде всего танками, массу будущего Т-18 решено было увеличить до 5 тонн. Остальные же требования остались без изменений — их было вполне реально выполнить.

Правда, при этом нужно было уложиться в другие рамки — денежные. Согласно трудам отцов коммунистической идеологии, со временем передовое общество должно было избавиться от этого пережитка капитализма, но пока с ним приходилось мириться. Так вот, за три месяца до «танкового» совещания в Москве, 2 июня 1926 года военное командование и руководство ГУВП разработали и приняли трехлетнюю программу танкостроения. Напомним: прошло всего два года с момента, как в стране вообще озаботились разработкой танков, а тут — сразу целая программа! Но дело в том, что советская военная разведка в то время уверенно прогнозировала начало очередной советско-польской войны в течение ближайших лет, и СССР нужно было как можно быстрее укреплять свои вооруженные силы. А поскольку Польша, опираясь на передовой опыт одной из ведущих танковых держав того времени — Великобритании — спешно создавала свою танковую промышленность, отставать от нее Советскому Союзу никак было нельзя.

Принятая трехлетняя программа танкостроения предусматривала создание и выпуск в течение этого времени 112 танков и такого же количества танкеток, а общая сумма расходов на ее выполнение достигала 5 млн рублей. Отсюда следовало, что каждый танк должен был стоить не дороже 18 тысяч рублей, а танкетка — втрое дешевле. И потому, хотя у «Красного Сормова» фактически был готовый проект собственного танка, от него решено было отказаться: его цена была почти в два с половиной раза выше заложенной в программе — 36 тысяч рублей.

Как известно, сократить расходы на выпуск серийной продукции можно несколькими способами, в том числе за счет упрощения конструкции и использования более современных комплектующих, а также за счет унификации узлов и элементов. Именно по этому пути и пошли создатели первого советского крупносерийного танка МС-1, сумев на основе лучшего легкого танка Первой Мировой войны создать вполне удачную конструкцию советской бронемашины. Но добиться этого им удалось не вдруг.

Танки Т-18 в колонне бронетехники во время парада на площади Урицкого в Ленинграде в ноябре 1933 года. Помимо МС-1, вверху слева видны танкетки Т-27, на переднем плане в центре — два бронеавтомобиля Д-12 и бронеавтомобиль Д-8 (между ними), справа — бронеавтомобиль Д-13, внизу слева — бронеавтомобиль БА-3. Фото с сайта http://tanki-v-boju.ru

Начать надо с того, что в структуре Танкового бюро ГУВП Совнархоза не было ни одного человека, который имел бы опыт проектирования и строительства танков. Впрочем, таких людей и во всей стране фактически не было, если не считать инженеров «Красного Сормова», которым выпало в начале 1920-х приспосабливать к производству на своем заводе некомплектный FT-17 — просто потому, что Россия не успела стать танковой державой в годы Первой Мировой войны. Так что создавать первый отечественный танк приходилось методом проб и ошибок, которые неизбежны даже в том случае, когда речь идет об адаптации уже построенной другими машины. Поэтому в помощь специалистам Танкового бюро выделили и инженеров Петроградского государственного орудийного, оптического и сталелитейного завода «Большевик» (завод № 232), который с 26 октября 1926 года подчинялся Орудийно-арсенальному тресту ВСНХ СССР.

Т-16 превращается в Т-18

Совместные усилия специалистов двух структур довольно быстро принесли свои плоды: к сентябрю 1926 года, к тому самому «танковому» совещанию в Москве, проект танка, получившего индекс Т-16, был готов. Причем в его создании участвовали уникальные специалисты. Так, проектирование двигателя для танка занимался Александр Микулин — будущий академик и Герой Социалистического труда, прославившийся разработкой авиационных двигателей. За проектирование трансмиссии отвечал Владимир Заславский — будущий автор первого советского учебного пособия по конструированию и расчету танков и первый заведующий кафедрой танков и тракторов Военной академии механизации и моторизации РККА (позднее — Военная академия бронетанковых войск). А над конструкцией ходовой части танка работал Николай Магдесиев, который с 1915 года руководил конструкторским бюро Обуховского завода, переименованного позднее в «Большевик».

Опытный образец танка МС-1 во время испытаний в подмосковной Немчиновке. Фото с сайта https://www.snariad.ru

И все-таки, какими бы гениальными инженерами и конструкторами не были создатели Т-16, отсутствие опыта неизбежно сказалось на характеристиках их первого творения. Вышедший на заводские испытания в марте 1927 года опытный экземпляр танка не достиг заданных тактико-технических характеристик: он оказался недостаточно быстрым и маневренным, а двигатель постоянно выходил из строя. Впрочем, ничего иного от него и ждать было нельзя. Как вспоминал гораздо позднее Александр Микулин, он был потрясен, узнав, что такой сложный агрегат рабочие «Большевика» умудрились собрать, не имея многих необходимых контрольных инструментов, в том числе аэротермометра и гигрометра. Не слишком удачной оказалась и конструкция подвески, мало отличавшейся от подвески французского и итальянского вариантов и имевшей не самые лучшие пружины.

В итоге решено было не тратить время на доводку и устранение найденных недостатков Т-16, а направить силы на совершенствование конструкции подвески и двигателя, фактически создавая на базе «шестнадцатого» новую машину. На это ушло два месяца, за которые Николай Магдесиев успел кардинально переделать ходовую часть танка, добавив к ней еще один каток и сменив конструкцию пружин подвески. За то же время Александр Микулин успел разобраться с причинами частых поломок двигателя и усовершенствовать его конструкцию, благодаря чему ресурс мотора существенно вырос, как и надежность.

В итоге доработанный танк получился чуть за счет удлинения ходовой части более длинным, чем Т-16, но все равно существенно короче, чем его прародители. Достаточно сказать, что он был на 60 см короче FT-17 и на 10 см короче Fiat-3000. Добиться этого удалось, не просто разместив двигатель поперечно, но и выполнив его заодно с трансмиссией (в общем картере), что усложнило конструкцию, но позволило выиграть в габаритах. Выигрывал отечественный танк и по высоте силуэта, будучи на два сантиметра ниже «француза» и на семь — «итальянца».

При этом по ширине советская машина превосходила и итальянскую, и французскую, а если учесть, что в отличие от них она имела бронекорпус, нависающий над гусеницами, то понятно, что боевое отделение было просторнее, чем у них. При этом вооружение у танка было завидным: помимо 37-миллиметровой пушки «Гочкис», доработанной трудившимся на Кировском заводе конструктором-изобретателем артиллерийских орудий Павлом Сячинтовым и получившей индекс ПС-1, в его башне размещался и спаренный 6,5-миллиметровый пулемет конструкции Владимира Федорова (создателя первого в мире автомата).

Танк МС-1 без вооружения и бронеавтомобили БА-20 (слева и в центре) и «Фиат-Ижора» образца 1917 года (на самом дальнем плане) во время больших маневров под Бобруйском в 1929 году. Фото с сайта https://www.aviarmor.net

В таком виде второй опытный экземпляр совместной разработки Танкового бюро и КБ завода «Большевик», получивший индекс Т-18, вышел на испытания, которые проходили с 11 по 17 июня 1927 года в подмосковной Немчиновке. В отличие от Т-16, новая машина гораздо лучше проявила себя в ходе испытательных пробегов и упражнений, и по их результатам 6 июля была принята на вооружение РККА под названием «малый танк сопровождения образца 1927 года МС-1 (Т-18)», или МС-1, сохранив за собой также и индекс Т-18.

«А нынче есть и у нас!»

Надо признать, что на испытаниях под Москвой МС-1 кое в чем проявил себя не лучшим образом. Наибольшей проблемой для первого отечественного крупносерийного танка стал двухметровой ширины ров глубиной чуть больше метра. С этим препятствием машина никак не могла справится, несмотря даже на «хвост» — специальное приспособление для преодоления траншей, унаследованный от «Рено» и «Фиата». Встретившись с такой траншеей, МС-1 прочно застревал в ней и самостоятельно выбраться уже не мог, а только с помощью другого танка или трактора. Было ясно, что в боевых условиях такая неприятность однозначно приведет к повреждению или гибели танка, а то и двух, если экипаж второго решит помочь боевым товарищам.

Заправка маслом танков МС-1 первых модификаций в строевых частях. Фото с сайта http://voenchel.ru

И все-таки, даже с учетом такой неприятной неспособности к преодолению траншей, МС-1 показал себя вполне пригодным к боевой работе танком. Он был очевидно более маневренным, чем Renault FT-17 и Fiat-3000, скорость на шоссе с твердым покрытием развивал весьма солидную — до 15 км/ч, а вооружение позволяло новинке вполне успешно выполнять свою основную задачу по сопровождению наступающей пехоты. Некоторые исследователи указывают, что 37-миллиметровой пушки с невысокой начальной скоростью снаряда было явно недостаточно для того, чтобы МС-1 мог бороться с танками противника. Но это явная натяжка, потому что вплоть до середины 1930-х, если не дольше, господствующей доктриной применения танков предусматривалось, что «танки с танками не воюют». Достаточно сказать, что до того же времени не было и речи о специализированной противотанковой артиллерии: ее реальная опасность выявилась только по итогам применения танков в ходе Гражданской войны в Испании в 1936-39 годах. Так что сетования по поводу непригодности орудия МС-1 для борьбы с другими танками просто не имеют под собой основания. А для иных задач этой пушки вполне хватало: ее фугасные и осколочные снаряды вполне обеспечивали поражение живой силы противника на дистанции до полукилометра.

Одним словом, баланс достоинств и недостатков первого отечественного крупносерийного танка оказался положительным, и 1 февраля 1928 года завод «Большевик» получил заказ на выпуск 108 танков МС-1 в течение ближайшего года. При этом к осени из них должны были быть готовы 30 машин, средства на постройку которых собирал Осоавиахим — добровольная общественная оборонная организация, сыгравшая немалую роль в судьбе многих технических изобретений и новинок в период индустриализации СССР (в частности, эта же организация финансировала разработку и постройку уникального советского самолета-амфибии Ш-2, о чем подробно рассказано в материале «Шаврушка» Ш-2: на все крылья мастер»).

С этой задачей рабочие «Большевика» справились в срок: к ноябрю 1928 года три десятка первых танков МС-1 покинули ворота сборочного цеха. Именно эти машины и приняли участие в первомайском параде на Красной площади в 1929 году, став зримым воплощением стихотворного лозунга «Дави империализма гиену, могучий рабочий класс! Вчера были танки лишь у Чемберлена, а нынче есть и у нас!». А непосредственно перед этим парадом к выпуску МС-1 подключилось второе предприятие — Мотовилихинский машиностроительный завод. Правда, поскольку пермское предприятие практически по всем пунктам, от трансмиссии и двигателя до гусениц зависело от поставок с «Большевика» (который, кстати, и сам получал бронекорпуса для Т-18 с Ижорского завода), а на ленинградском заводе и без того с трудом справлялись с выполнением военного заказа, темпы поставок танков в армию не выдерживались. Достаточно сказать, что в 1929 году оба предприятия должны были сдать 133 машины, а сдали всего 96. Но и это было гораздо лучше, чем ничего — ведь до сих пор танков отечественного производства РККА просто не получала.

Погрузка танков Т-18 на железнодорожные платформы для доставки к месту службы. Фото с сайта https://www.aviarmor.net

Малый, но — первый

Несмотря на то, что серийное производство МС-1 шло недолго — всего четыре года, за это время его успели выпустить аж 959 штук. Такого широкомасштабного производства танков Советский Союз до сих пор не знал. И без всякого преувеличения можно сказать, что создание и освоение в производстве Т-18 стало настоящим прорывом для советского танкостроения, фактической точкой отсчета его существования. И далеко не каждая страна может похвастаться столь масштабным началом!

Да, этот танк был создан на основе двух других, но он во многом был вполне оригинальной разработкой, а не просто копией или адаптацией чужого изобретения. Да, уже к концу 1929 года МС-1 фактически устарел, а к 1931-му, когда в производство были запущены легендарные танки Т-26 и БТ-2 (тоже, кстати, созданные на базе иностранных разработок: английского Vickers Mk.E и американского «трактора Кристи» М.1931), окончательно потерял боевую ценность. Но в истории отечественного танкостроения и в истории советских танковых войск Т-18 принадлежит особая роль — роль первопроходца.

Именно МС-1 выпала трудная честь стать первым в истории РККА серийным танком — участником боевых действий. В 1929 году одна рота МС-1 в количестве 10 машин была отправлена на Дальний Восток, чтобы поддержать действия советских пехотинцев, противостоявших китайским войскам, оккупировавшим КВЖД. В боях приняли участие девять машин (один танк был потерян в результате неправильной разгрузки и стал источником запчастей для остальных), три из них были подбиты, но со своей ролью МС-1 справились. Появление бронированных машин в рядах советских войск оказалось неожиданностью даже для наших пехотинцев, не говоря уже о китайских солдатах, и во многом успех применения бронетанковых сил в этом конфликте был результатом сильного морального воздействия на противника. Впрочем, точно так же было и во время Первой Мировой войны, и во время Гражданской войны, да и вообще одержать психологическую победу над врагом бывает порой намного важнее, чем боевую.

Танки МС-1 последней модификации, с кормовой нишей башни, во время маневров в конце 1930-х. Фото с сайта http://oruzhie.info

После конфликта на КВЖД первые советские крупносерийные танки быстро покинули части первой линии, превратившись в учебные. В «гусеничные парты» Т-18 начали превращаться еще в самом начале 1930-х, когда 103 машины поступили в распоряжение Осоавиахима и военно-технических учебных заведений. Но большинство машин этой модели ожидала другая судьба.

Многочисленные попытки модернизировать МС-1, чтобы продлить возможные сроки их боевого применения, фактически окончились провалом. Увы, танк, построенный на базе лучшей машины Первой Мировой войны, уже через 10 лет после ее окончания стремительно устаревал: несмотря на ставшую классической компоновку, он попросту не мог выполнять те задачи, которые ставились перед танками накануне Второй Мировой. И ни повышение мощности двигателя, ни модернизация пушки, ни замена двуствольного пулемета Федорова на 7,62-миллиметровый танковый пулемет Дегтярева не могли ему в этом помочь. Но Т-18 еще мог послужить своей стране — и послужил, превратившись в бронированные огневые точки. В марте 1938 года было принято решение использовать таким образом при строительстве укрепрайонов вдоль советских границ 700 танков этой модели. Их перевооружали новыми 45-миллиметровыми пушками, демонтировали ходовую часть и по самую башню закапывали в землю.

Превращенный в бронированную огневую точку танк МС-1 с 45-миллиметровой пушкой в одном из западных военных округов. Фото с сайта https://www.aviarmor.net

В таком виде часть МС-1 успела принять участие в конфликте у озера Хасан, а большинство встретили начало Великой Отечественной войны в западных военных округах. Тогда же пошли в свои последние бои и немногочисленные комплектные МС-1, оказавшиеся там же: в тяжелейшие дни июня-июля 1941 года для сопротивления немецкому вторжению годилось любое оружие. Судя по всему, последние Т-18 участвовали в боях с немцами в июле 1941 года под Ровно, хотя некоторые исследователи говорят о танках этой модели, участвовавших в битве под Москвой.

Но даже если боевая история МС-1 закончилась в июле 1941-го, это все равно была долгая и славная служба своей стране. Первый советский крупносерийный танк, он не только стал своего рода «партой» для отечественных танкостроителей, но и первой машиной в судьбе многих знаменитых советских танкистов, и символом советских танковых войск в трудный период механизации Красной Армии. И можно с полным основанием говорить о том, что все остальные легендарные советские танки — воевавшие в Испании Т-26 и БТ, вынесшие на своей броне главную тяжесть войны Т-34 и служившие символом Советской Армии Т-55, прошедшие Афганистан и Чечню Т-72 и новейшая «Армата» — все они являются наследниками МС-1. Малого, но — первого.

topwar.ru

МС-1

МС-1 идут по улице Владимирская в Москве. 1932 годТанк МС-1 (Т-18) стал не только первым массовым советским танком, но и первым серийным образцом бронетехники, полностью разработанным в Советской России. Часть конструктивных решений была позаимствована у зарубежных машин FIAT 3000 и Renault FT, но МС-1 отличался от них в лучшую сторону и вполне соответствовал мировому уровню танкостроения середины 1920-х годов.

МС-1 на параде. 1929 годПервые танки Renault FT прибыли в Россию 12 декабря 1918 года. 20 бронированных машин, которые входили в состав 3-й роты 303-го полка штурмовой артиллерии, были выгружены в порту Одессы вместе с французскими и греческими пехотными частями. 18 марта 1919 года четыре танка этой роты были захвачены в бою у станицы Берёзовская недалеко от Одессы. Силы интервентов позорно бежали с поля боя, и наступающей 1-й Заднепровской бригаде Никифора Григорьева (впоследствии поднявшей мятеж против большевиков) достались богатые трофеи. Один из танков было решено направить в подарок в Москву лично Владимиру Ленину. Оставшиеся три танка увезли в Харьков (в то время — столицу Советской Украины). Вождю мирового пролетариата очень понравилась «французская новинка», и в середине апреля 1919 года возникла идея продемонстрировать танк на первомайском параде в Москве. Для этого пришлось затребовать с Украины ещё один «Рено» (первый доставленный оказался некомплектным и не на ходу). Второй танк привезли в Москву в последнюю неделю апреля, и его механиком-водителем был назначен бывший авиатор Б. Россинский. Разобравшись за одну ночь с особенностями конструкции незнакомой машины, Россинский вместе с двумя помощниками собрал из двух танков один «ходовой», а затем с честью выполнил поставленную задачу, открыв тем самым эру первомайских танковых парадов в СССР. Было принято правительственное постановление о производстве танков Renault FT в РСФСР, и 10 августа того же года совместным решением Совнаркома и Совета военной промышлености завод «Красное Сормово» в Нижнем Новгороде стал специализированным предприятием — изготовителем танков.

МС-1 в разрезеТанк, принимавший участие в первомайском параде, прибыл на завод 29 сентября 1919 года в разобранном виде в трёх железнодорожных вагонах. Проверка комплектности выявила отсутствие некоторых деталей — по всей видимости, их банально украли в пути. Неприятным сюрпризом для инженеров оказалось отсутствие у Renault FT коробки перемены передач. Техническую документацию, включая перепроектирование утерянных деталей и разработку технологического процесса производства, создала специально организованная группа инженеров Сормовского завода во главе с Н. И. Хрулёвым и П. И. Салтановым. Все проектно-технические работы были завершены через три месяца, и в декабре сборка танков «Русский Рено» началась. В 1920–1921 годах было изготовлено 15 танков, причём каждый из них получил собственное имя. Первый, ставший наиболее известным, назывался «Борец за свободу товарищ Ленин» и был преподнесён в подарок Льву Троцкому (в те годы председателю Реввоенсовета РСФСР). От французского танки отличались тем, что были вооружены пушками разных типов, бывшими на тот момент в наличии у молодой страны Советов. Башню характерной шестигранной формы воспроизвели без изменений, хотя во Франции танки Renault FT уже были модернизированы и получили коническую башню. Из-за отсутствия промышленной базы для производства бронетанковой техники выпуск танков ограничился 15 экземплярами. Броневые, как они тогда назывались, подразделения Красной Армии долгое время комплектовались трофейными английскими машинами.

Двигатель Т-18, устанавливавшийся на МС-1Заправка танков МС-1. 1931 годВесной 1924 года было создано Танковое бюро при Главном управлении военной промышленности (ГУВП), и  6 мая 1924 года оно приступило к работе. В коллективе конструкторов на тот момент не было ни одного человека, ранее занимавшегося проектированием бронетанковой техники, и полностью отсутствовала необходимая документация. В сентябре 1926 года состоялось совещание командования РККА, Главного управления военной промышленности (ГУВП) и Орудийно-арсенального треста (ОАТ) по вопросу системы оснащения Красной армии новыми боевыми машинами. Это совещание известно как «танковое», так как на нём были выработаны требования к новым танкам для РККА. На совещании рассматривались образцы различных зарубежных боевых машин с целью выбора прототипов для массового выпуска в СССР. Задачам сопровождения пехоты более или менее отвечал французский танк Renault FT («Русский Рено»), но он, по мнению большинства присутствовавших, обладал рядом серьёзных недостатков. Для прототипа лучше подходил итальянский танк «Фиат-3000», обладавший меньшим весом и большей скоростью, чем его французский собрат. Танк внимательно изучали специалисты Танкового бюро с 1925 года в рамках инициативных работ над проектом 3-тонного малого танка. Рассмотрение проекта Конструкторского бюро OAT (бывшее Танковое бюро) показало, что по основным параметрам танк отвечает выдвинутым требованиям, но вооружение у него должно быть пушечно-пулемётным, а мощность двигателя должна составлять не менее 35 л. с. Танку, который предстояло создать, присвоили индекс Т-16.

Школа бронетанковых войск. 1930-е годыВ марте 1927 года из ворот опытной мастерской завода «Большевик» (бывший Обуховский орудийный и сталеплавильный завод) в Санкт-Петербурге выехал танк Т-16. Он имел, по сравнению с танком «Русский Рено», значительно меньшую длину корпуса, меньшую массу, лучшую подвижность и гораздо меньшую себестоимость (цена «Русского Рено» составляла 36 тысяч рублей). По сравнению с «Фиат 3000» изменениям подверглись силовая установка, ходовая часть, вооружение. Карбюраторный мотор «Фиат» (в танке «Русский Рено» стояла его копия производства завода АМО) был заменён на новый, созданный талантливым инженером А. А. Микулиным, работавшим в то время в Научном автомоторном институте (НАМИ). Однако испытания Т-16 выявили множество недостатков силовой установки и ходовой части. Второй прототип был закончен к маю того же года и получил обозначение Т-18. 11–17 июня 1927 года прошли государственные испытания танка в районе деревни Ромашково и станицы Немчиновка в Подмосковье — пробег по пересечённой местности, так как оружие для танка поставлено не было. Танк прошёл испытания успешно и по их итогам 6 июля был принят на вооружение под обозначением «Малый танк сопровождения обр.1927 года» («МС-1»). Первые 30 машин создавались на средства организации Осоавиахим и приняли участие в парадах 7 ноября 1929 года в Москве и Ленинграде под неофициальным названием «Наш ответ Чемберлену».

Корпус и башня МС-1 в музее Задорожного (Москва)Всего в 1927–1932 годах было изготовлено 959 танков МС-1 (Т-18), из которых  четыре передали в распоряжение ОГПУ, два — Четвёртому управлению и один — Военно-Химуправлению РККА. Танки поступали в создаваемые танковые батальоны и полки общевойсковых соединений, а также в механизированные соединения (полки и бригады). МС-1 активно использовались для боевой подготовки войск (103 машины были сразу по изготовлении переданы в распоряжение Осоавиахима и других военно-технических учебных заведений). Первым серьёзным испытанием для МС-1 стали Большие бобруйские манёвры 1929 года. Несмотря на крайне тяжёлые, изнурительные условия проведения манёвров, танки успешно прошли все испытания, хотя мелких поломок и отказов механизмов было предостаточно. Их перечень послужил дополнительным стимулом для модернизации танка, которая была проведена в 1929–1930 годах. Техническое задание, полученное конструкторами, предусматривало увеличение скорости танка как минимум до 25 км/ч, установку 37-мм орудия большой мощности, замену пулемёта на более современный, изменение конструкции подвески. Башня была полностью перепроектирована и получила командирскую башенку новой конструкции, а также нишу в задней части, предназначенную для установки радиостанции.

Корпус МС-1 изнутри (музей Задорожного, г. Москва)Танковой роте из 10 «Малых сопровождения» довелось принять участие  в конфликте на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД) в ноябре 1929 года. Забайкальская группа Отдельного дальневосточного военного округа (ОДВА) насчитывала 6091 человека пехоты и 1599 кавалерии при поддержке 88 орудий калибра 76,2 мм и выше (не считая полковых), 32 самолётов, 3 бронепоездов и 9 танков Т-18 (в район Читы осенью 1929 года прибыло 10 танков Т-18, один из которых был сильно повреждён при разгрузке и разобран на запчасти для ремонта других). Несмотря на посредственную организацию боевых действий, недостаток топлива и боеприпасов, танки неплохо зарекомендовали себя в бою. Командование ОДВА оценило деятельность танковой роты как удовлетворительную, но отмечались недостаточная подготовка механиков-водителей, неумение командиров ориентироваться на местности и отсутствие между ними связи. Стрельба из танковых пушек показала «никуда не годное могущество снаряда против полевых укреплений». Больше пользы было от пулемётов, которые оказались эффективными и для уничтожения живой силы противника, и для его деморализации. Были высказаны пожелания по увеличению калибра танковой пушки, увеличению числа пулемётов, улучшению проходимости, скорости и бронирования танка. Что ж, танковым войскам ещё только предстояло превратиться в самый эффективный инструмент ведения войн середины ХХ века.

МС-1 с 45-мм пушкой. 1931 годНа базе МС-1 было разработано немало специальных машин. Правда, из-за того что танк стремительно устаревал, большинство разработок так и не вышло из стадии проектов и экспериментальных образцов. Был построен «химический танк» для постановки дымовых завес. Танк под обозначением «ТТ-18» участвовал в экспериментах с телеуправлением танков (самоходная мина, машина для выпуска отравляющих веществ). Проекты танкеток, бронетранспортёров, штурмовых и инженерных машин так и остались на бумаге. Был разработан проект артиллерийской САУ (СУ-18, о которой мы обязательно поговорим отдельно). Элементы конструкции МС-1 (Т-18) легко узнаются в советских артиллерийских тягачах и гусеничных тракторах того периода.

МС-1 с 45-мм пушкойМодернизация танка, проведённая в 1938 году, результатов не дала, и встал вопрос о дальнейшем использовании МС-1. Из 959 построенных машин к этому моменту в войсках и учебных подразделениях осталось 862, остальные были разобраны на запчасти либо сданы в металлолом. Танки перевооружались 45-мм пушками образца 1932 года. Машины, полностью выработавшие моторесурс, передавались в распоряжение укрепрайонов (УР) для использования в качестве неподвижных огневых точек, а сохранившие способность двигаться МС-1 предполагались к использованию в составе УР в качестве своеобразных передвижных артустановок. На немецких фотографиях из частных фотоальбомов иногда встречаются МС-1 разной степени боеготовности, захваченные в 1941 году наступающими немецкими войсками.

Разукомплектованный танк МС-1Демонстрация возможностей танковой ловушкиДокументальных свидетельств об участии МС-1 в боях Великой Отечественной войны мало. Например, Осовецкий укрепрайон (№ 66) Западного особого военного округа (Беларусь) в 1941 году имел 36 бронебашенных установок (в том числе от МС-1), вооружённых танковой пушкой 45 мм, а также 2 танковые роты (1-ю, состоявшую из 25 танков МС-1 в районе Кольно, и 2-ю — из 18 танков МС-1 в районе Беляшево). 2-я рота танков МС-1 в июне 1941 года успешно сражалась с немецкими боевыми машинами, значительную часть которых составляли лёгкие танки, бронеавтомобили и бронетранспортёры. Имеются свидетельства о том, что танки МС-1 принимали участие в битве за Москву осенью-зимой 1941 года. Заменой МС-1 в войсках стал танк непосредственной поддержки пехоты Т-26, принятый на вооружение в 1931 году.

К настоящему времени сохранилось не более двух десятков МС-1 в экспозициях различных музеев и в виде памятников. Остовы танков и отдельные их детали иногда находят военные археологи, несколько машин в настоящее время находятся на реставрации. Из-за того что все сохранившиеся на сегодня МС-1 встретили войну «не на ходу» (в составе укрепрайонов), есть серьёзные проблемы с восстановлением «родной» подвески. До сих пор не найдено ни одного звена гусеницы МС-1, плохо с поиском катков, амортизаторов и т. п., поэтому у всех отреставрированных танков ходовая часть не соответствует оригинальной.

Обсудить материал вы можете здесь.

Рендеры данной машины во всех разрешениях находятся здесь.


Если вы хотите создать такую модель своими руками, распечатайте 2-ю страницу брошюры на листе бумаги формата А4. Если формат будет иной, то масштаб модели изменится. Процесс склейки танка несложен и не требует специальных навыков. Он займёт у вас 1–2 часа, и по завершении работы вы получите прекрасный сувенир — маленький «Малый сопровождения — 1» (он же Т-18). Такой, как на фотографии вверху статьи.

 

Не забудьте поделиться фотографиями получившихся моделей МС-1! Кроме того, если вы хотели бы увидеть инструкцию по склейке ещё какой-либо модели танка, оставляйте свои пожелания на форуме.

Скачать брошюру с развёрткой модели и исторической статьей (6,22 МБ).

worldoftanks.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.