Танк бт

Семейство легких колесно-гусеничных танков БТ («быстроходный танк») хорошо знакомо не только любителям истории. Этот танк стал олицетворением советской танковой промышленности предвоенных лет. Узнаваемый силуэт и впечатляющие по сей день динамические характеристики данного танка делают его достаточно известным. Успел танк стать и кинозвездой, танки БТ были показаны в популярном предвоенном фильме «Трактористы». Первенцем в линейке танков БТ стал БТ-2, который серийно выпускался на Харьковском паровозостроительном заводе (ХПЗ) с 1932 по 1933 годы. Также данный танк называли «Русский Кристи», и такое название боевой машине было дано совсем не случайно.

Превращение американского прототипа в серийный советский танк

18 июля 1929 года Реввоенсовет СССР утвердил новую «Систему танко-тракторного и автоброневого вооружения РККА», которой утверждалась организация бронетанковых вооружений Советского Союза, а также классификация танков и их функции в будущих военных конфликтах:


— разведывательный танк — быстрая, вездеходная, дешевая боевая машина (танк или танкетка), возможно, плавающая;
— общевойсковой танк — основной танк Рабоче-Крестьянской Красной Армии;
— оперативный танк — танк прорыва, он должен был не втягиваться в бои с танками и противотанковой артиллерией противника, а идти в прорыв с десантом на броне и развивать наступление, круша тылы противника;
— танк качественного усиления ТРГК (танков резерва главного командования) — мощный средний танк, обладающий сильным вооружением;

— мощный танк особого назначения также относился к ТРГК. Представлял собой тяжелый танк прорыва с мощным артиллерийским вооружением, способный выдерживать огонь вражеской противотанковой артиллерии.

На тот момент времени Советский Союз почти не производил танков, которые отвечали бы выдвинутым требованиям. В стране надлежало практически с нуля создавать целую танковую отрасль, готовить и обучать специалистов (конструкторские и производственные кадры), подготовить промышленную базу и КБ для обеспечения армии современной бронетехникой в сжатые сроки. 22 ноября 1929 года в стране было образовано Управление по моторизации и механизации РККА, первым руководителем которого стал комкор И. А. Халепский. Он был ярым сторонником ускорения производства в СССР танков за счет приобретения и лицензирования новейших образцов техники за рубежом. Для советского танкостроения такой подход он считал своеобразным «допингом».

6 декабря 1929 года Серго Орджоникидзе, который являлся председателем главы Наркомтяжпрома, принял решение о выделении денежных средств на приобретение иностранных танков.


е 30 декабря того же года закупочная комиссия под руководством Халенского и начальника инженерно-конструкторского отдела УММ С. А. Гинзбурга отправилась в США, где провела переговоры с американским конструктором, изобретателем и бизнесменом Джоном Уолтером Кристи о возможности покупки нескольких экземпляров его танка М1931 и последующего лицензирования производства танка в Советском Союзе. Данная боевая машина во многом была передовой с точки зрения примененных конструкторских решений. В танке появилась подвеска, которая была запатентована Кристи, плотная компоновка агрегатов, использование сварки при сборке корпуса, поперечное расположение двигателя. К тому же танк мог передвигаться на колесах (по шоссе) и на гусеницах (по пересеченной местности). В то время это был самый быстрый в мире танк (скорость движения более 70 км/ч на колесах и более 45 км/ч на гусеницах).

При этом о танке у членов комиссии сложилось двоякое впечатление: с одной стороны их впечатляли скоростные характеристики боевой машины, с другой на роль «оперативного танка», куда его прочили, танк все-таки не подходил. Возможно, ситуацию тогда переломил интерес к танку со стороны польских военных. Марьян Русинский капитан польской армии еще до визита в США советской делегации посетил предприятие Кристи, где ему продемонстрировали прототип танка М1928 и проект его модернизированного варианта М1931. Боевая машина так понравилась поляку, что уже 26 февраля из Польши прибыла делегация, возглавляемая начальником Военного Института Конструкторских Исследований (WIBI) полковником Тадеушем Коссаковским, которая подписала с Кристи договор на поставку готового экземпляра танка и лицензию на его выпуск в Польше. При этом поляки сделали аванс в размере 50% стоимости танка.


К удивлению польской стороны, американцы расторгли договор в одностороннем порядке, вернув аванс. Причиной стало решение советской стороны все-таки купить танк М1931 Кристи, тем более что дело с созданием в стране собственного «оперативного танка» не ладилось. Проект танка Т-24 и его внедрение в производство на ХПЗ шло очень медленно. Но, по всей видимости, главной причиной расторжения американо-польского договора стало сильное желание советской стороны, которая до 17 сентября 1939 года рассматривала Польшу в качестве основного вероятного противника. Наличие у польской армии собственного самого скоростного в мире танка не входило в планы советских военных и руководства страны, поэтому на то, чтобы перекупить танк и увести его из-под носа у поляков денег не пожалели.

В США были заказаны два танка М1931 общей стоимостью 60 тысяч долларов, а также запчасти к ним на сумму 4 тысячи долларов. Еще 100 тысяч долларов Советский Союз обязывался заплатить за право выпускать данные танки на протяжении 10 лет. Кристи должен был лично приехать в СССР для оказания помощи в налаживании серийного производства своего танка, однако, будучи настоящим капиталистом, американский изобретатель относился к первому в мире социалистическому государству, мягко говоря, не совсем одобрительно. Возможно, заключить эту сделку конструктора заставили очень сложные финансовые обстоятельства, в которых он оказался в тот момент времени, в связи с отказом американской армии от закупки танков его конструкции.


М1931 были отправлены из США в Советский Союз 24 декабря 1930 года. Дипломатические отношения между странами на тот момент еще отсутствовали, поэтому поставкой занималась компания Amtorg Trading Corporation — акционерное общество, которое было зарегистрировано в штате Нью-Йорк на советские капиталы и специализировалось на закупке и поставке в СССР новейшего оборудования, вооружений и технологий. В Советский Союз танки прибыли без башен, помимо этого, комплект документации американцами был передан не в полном объеме. Но в этой ситуации советскую сторону выручила служба внешней разведки — недостающие чертежи танка были тайно приобретены у помощников Кристи и переправлены в СССР. В результате американцу не доплатили 25 тысяч долларов, а он в ответ отказался ехать в Советский Союз, на этом сотрудничество Кристи и страны Советов завершилось.

В начале 1931 года танки оказались в СССР, в целях секретности машины получили обозначение «Оригинал 1» и «Оригинал 2». Один из прибывших танков был разобран для всестороннего подробного изучения, а второй отправлен на прохождение полигонных испытаний.


я имитации отсутствующей башни на корпусе боевой машины разместили дополнительный балласт массой 800 кг. 14 марта 1931 года танк был показан представителям командования РККА, произведя на них благоприятное впечатление. В мае-июне 1931 года танки Кристи прошли испытания в Советском Союзе, по результатам которых был составлен отчет, который требовал усовершенствования конструкции и устранения ряда недоработок боевой машины. Это сделало невозможным прямое копирование танка, как советское руководство планировало изначально. Башню танка с артиллерийским вооружением вообще предстояло создавать с нуля. Для доводки американского танка было создано специальное КБ под руководством Н. М. Тоскина. Николай Михайлович Тоскин — военный инженер 2-го ранга — эрудированный и энергичный инженер внес большой вклад в создание и доработку конструкции танка БТ-2, а также формирование и становление танкового конструкторского бюро на ХПЗ.

Именно в Харькове решили наладить производство нового танка, получившего обозначение БТ-2. К производству нового танка на ХПЗ приступили в начале 1932 года. Серийное производство легких колесно-гусеничных танков БТ-2 сразу же столкнулось с большим количеством самых разных трудностей. В то время СССР только начинал осваивать в полной мере тяжелую промышленность. Для производства передового на тот момент танка стране не хватало буквально всего — станков, подготовленных кадров, качественных материалов. Возникали проблемы с выпуском качественной брони и формированием из нее башен и корпусов. Проявились проблемы с двигателями, производство М-5 было прекращено. На танки начали устанавливать моторы, выработавшие свой ресурс в авиации, также в США пришлось срочно закупать запасы уже устаревшего двигателя «Либерти». Вспылили проблемы и с артиллерийским вооружением, советская промышленность не могла наладить выпуск 37-мм орудия Б-3 в надлежащих объемах.


Несмотря на все трудности, американец прижился в СССР. Благодаря стараниям советских конструкторов и инженеров, он превратился в серийный легкий танк БТ-2, первый в многочисленной линейке танков БТ. По мере решения производственных проблем, его выпуск в Харькове рос. В 1932 году здесь собрали 396 танков, в 1933 году — еще 224 боевых машины (всего 620 танков). Производство БТ-2 было прекращено в связи с началом выпуска более совершенного БТ-5, который получил новую башню с 45-мм танковым орудием.

Конструкция танка БТ-2

БТ-2 был необычным танком. Его смело можно отнести к боевым машинам с наибольшей удельной мощностью — 35,4 лошадиных сил на тонну. Для примера, у танка Т-80У данный показатель составлял 27,2. При этом максимальная их скорость по шоссе была примерно сопоставима — 70 км/ч (БТ-2 мог развивать такую максимальную скорость при движении на колесном ходу). Знаковой была для советского танкостроения и подвеска конструкции Кристи, которая использовалась на танках БТ-2. Она определила развитие отечественного танкостроения на последующие 15 лет — все легкие танки серии БТ и последовавшие за ними средние танки Т-34 и Т-34-85 были оснащены именно такой подвеской. Отказались от нее только в самом конце войны, когда в СССР создавались танки Т-44 и Т-54.


БТ-2 представлял собой легкий однобашенный колесно-гусеничный танк классической компоновки, оснащенный пушечно-пулеметным вооружением и обладающий противопульной броней. От носа к корме танк можно было разделить на 4 отделения: управления, боевое, силовое и трансмиссионное. От боевого отделения силовое было отгорожено перегородкой с шиберами (дверцами), за ним располагалось трансмиссионное отделение, также отделенное перегородкой с вырезом под вентилятор.

Броневая защита танка была противопульной, она обеспечивала защиту от пуль стрелкового оружия, а также осколков снарядов и мин малого и среднего калибра. Корпус танка собирался из броневых катаных листов толщиной 6, 10 и 13 мм. Лоб, башня и борта корпуса имели бронирование 13 мм, корма — 10 мм, днище корпуса — 6 мм. Броневой корпус танка служил одновременно и каркасом, на который монтировались все его механизмы. Корпус имел коробчатую форму и собирался на заклепках из отдельных бронелистов. Для обеспечения поворота передних управляемых колес передняя часть корпуса танка была сужена с боков. Носовая часть боевой машины состояла из стальной отливки, к которой приклепывались и приваривались передние бронелисты и днище. Помимо этого отливка служила и картером для монтажа рычагов и рейки рулевого управления. Башня танка имела цилиндрическую форму и была клепаной, передняя ее часть была скошена.


Экипаж танка состоял из 2-3 человек. Механик-водитель размещался в центре отделения управления в носовой части боевой машины. Командир боевой машины, он же наводчик и заряжающий, находился в боевом отделении в средней части корпуса танка и башне. Экипаж, состоявший из 3-х человека, как правило, имели танки БТ-2 с пушечным вооружением. В этом случае командир танка выполнял функции наводчика, а третий член экипажа — заряжающего и пулеметчика. Посадка и высадка членов экипажа из танка осуществлялась через люк мехвода и люк в крыше башни.

Силовая установка танка была представлена 12-цилиндровым авиационным четырехтактным карбюраторным V-образным двигателем жидкостного охлаждения марки «Либерти» (или его производимым в Советском Союзе аналогом М-5-400). Максимальная мощность данного двигателя составляла 400 л.с. (294 кВт) при 1650 об/мин. Пуск двигателя осуществлялся либо двумя электрическими стартерами «МАЧ» мощностью 1,3 л.с. каждый, которые были установлены на коробке передач, либо одним электрическим стартером «Сцинтилла» мощностью 2 л.с., также было возможным запустить двигатель вручную при помощи заводной рукоятки.

Трансмиссия танка БТ-2 была механической, она состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения (сталь по стали), четырехступенчатой КПП (4 передачи вперед и одна назад), двух одноступенчатых бортовых редукторов, двух многодисковых бортовых фрикционов с ленточными тормозами и двух шестеренчатых редукторов (гитар) привода к задним опорным каткам — ведущим при колесном ходе боевой машины.


Танк БТ-2 оснащался индивидуальной пружинной («свечной») подвеской, получившей впоследствии широкую известность как «подвеска Кристи». Относительно каждого борта танка располагалось 3 вертикальных пружины между наружным бронелистом и внутренней стенкой борта корпуса, еще одна пружина располагалась горизонтально внутри корпуса в боевом отделении танка. Вертикальные пружины были связаны с задними и средними опорными катками через балансиры, а горизонтальные пружины — с передними управляемыми катками танка.

Танк БТ-2 отличался наличием комбинированного колесно-гусеничного хода. Его ходовая часть состояла из пары передних направляющих колес диаметром 550 мм, пары задних ведущих колес диаметром 640 мм и четырех пар сдвоенных опорных катков, обладавших диаметром 815 мм. Опорные катки танка были снабжены резиновыми бандажами. Каждая танковая гусеница состояла из 46 траков, 23 из которых были плоскими, а 23 — снабжены одним гребнем, ширина гусеницы составляла 263 мм. Переход танка БТ-2 с гусеничного хода на колесный производился экипажем боевой машины за 30-40 минут — в этом случае привод передавался на заднюю пару опорных катков, а ведущими колесами становилась уже передняя пара. При переходе с гусеничного на колесный ход каждую гусеницу экипаж танка разъединял на 4 части и укладывал на надгусеничные полки, после чего закреплял ремнями в трех местах.


Основным вооружением танка БТ-2 была 37-мм пушка Б-3 с клиновым затвором. Это орудие имело немецкие корни. 28 августа 1930 года через подставную немецкую фирму «Бютаст», специально созданную для работы с Советским Союзом, СССР приобрел у немецкой же компании «Рейнметалл» 6 артиллерийских систем, среди которых была и 37-мм противотанковая пушка, которой в недалеком будущем предстояло стать известной противотанковой пушкой 3.7см PaK 35/36, самой массовой в немецкой армии до 1942 года. Советский аналог данного орудия получил заводской индекс 1-К. Орудие производилось на подмосковном заводе №8 имени Калинина. На его базе и была создана танковая пушка Б-3 (заводской индекс 5-К), которая устанавливалась на танки БТ-2.

Пушка Б-3 позволяла вести огонь осколочными снарядами на дальность до 2000 метров, с боевой скорострельностью 12-15 выстрелов в минуту. Бронебойный снаряд данного 37-мм орудия обладал начальной скоростью 700 м/с и на дистанции 1500 метров пробивал по нормали 13-мм броню. Вспомогательным вооружением танка БТ-2 был 7,62-мм пулемет ДТ, который устанавливался в отдельной шаровой опоре, расположенной справа от орудия. Наведение пушки и пулемета на цель в вертикальной плоскости осуществлялось с помощью плечевого упора, а поворот башни в горизонтальной плоскости производился при помощи планетарного механизма поворота с ручным приводом. В боекомплект танка входило 92 выстрела к орудию и 2709 патронов (43 диска по 63 патрона).

Однако освоение танковой пушки Б-3 советской промышленностью происходило «со скрипом». Поэтому пушечными были изготовлены всего 208 танков (по другим данным 180), из них 60 боевых машин имели исключительно пушечное вооружение (не имели пулемета ДТ). В итоге большая часть танков БТ-2 имела лишь пулеметное вооружение, таких танков было 412. В качестве основного вооружения на них использовалась спаренная пулеметная установка ДА-2 калибра 7,62-мм. Первоначально на части танков, вооруженных данной установкой, сохранялся автономный 7,62-мм пулемет ДТ в шаровой установке, но впоследствии из-за неудобства использования двух пулеметных установок он был просто демонтирован, на его месте устанавливалась броневая заглушка.

В результате серийные танки БТ, которых было произведено всего 620 штук, имели 4 варианта установленного вооружения:

— пушечное (только 37-мм орудие Б-3);
— пушечно-пулеметное (37-м орудие Б-3 + 7,62-мм пулемет ДТ в шаровой установке);
— пулеметное (спаренная пулеметная установка ДА-2);
— усиленное пулеметное (спаренный пулемет + пулемет ДТ в шаровой установке).

Специальных средств наблюдения и связи на танке БТ-2 просто не было. В боевой обстановке мехвод осуществлял наблюдение за местностью через смотровую щель, а командир — через прицел. Радиостанции на танк не устанавливались, внешнюю связь боевые машины должны были поддерживать с помощью флажковых сигналов. Для этого в башне был размещен специальный люк. Внутренняя связь между танкистами осуществлялась при помощи световой сигнализации.

Служба и боевое применение танков БТ-2

Танки БТ-2, поступившие в войска, достаточно быстро начали рассматривать, скорее как учебные машины. Процесс их освоения личным составом в начале 1930-х годов шел достаточно тяжело. Не особенно высокое качество сборки танков, которое было помножено на низкую квалификацию обслуживающего их персонала, приводили к постоянным поломкам. Устранение неисправностей часто затруднялось дефицитом нужных запасных частей. Несмотря на недостатки динамика танка БТ-2 впечатляла.

Фишкой танка БТ-2 являлись его «прыжки» — при разгоне и с трамплина боевая машина могла пролететь над землей расстояние до 40 метров. Естественно, после таких перегрузок подвеска и опорные катки танка быстро выходили из строя, но данный элемент эффектно смотрелся на показных учениях, танкисты с гордостью показывали его не только высокому начальству РККА, но и иностранным гостям. При этом «прыжки» имели и практическое применение — БТ-2 могли стремительно форсировать небольшие водные преграды, линии траншей, рвы, для того чтобы поддержать огнем и маневром вырвавшиеся вперед пехотные части.

Впервые легкие танки БТ-2 приняли участие в боевых действиях в 1939 году в районе реки Халхин-Гол. 3 июля 1939 года японские войска заняли господствующую высоту Баин-Цаган, расположенную на западном берегу реки, они создали угрозу ударом вдоль берега отрезать, а затем разгромить советско-монгольские части, которые занимали позиции на восточном берегу реки. Жуков, который на тот момент командовал первой армейской группой, принял решение атаковать японские части силами 11-й легкотанковой бригады, которая была укомплектована в основном танками БТ-2 и БТ-5. После длительного и очень изнурительного марша бригада без поддержки пехоты пошла в лобовую атаку на противника. Легкотанковая бригада понесла большие потери, что обуславливалось отсутствием поддержки пехотинцев. В бой было брошено 132 танка БТ-2 и БТ-5 из них 46 было потеряно сгоревшими, 36 подбитыми, но бригада смогла выполнить задачу, разгромив переправившиеся японские части. При этом массированная танковая атака деморализовала японцев. Данная атака продемонстрировала, что подобная атака допустима в качестве крайней мере, когда это вызвано оперативными соображениями.

Достаточное количество этих боевых машин приняло участие и в Польской кампании 1939 года, не вызвав особых нареканий. Приняли они участие и в советско-финской войне 1939-1940 годов. В составе первой легкотанковой бригады на тот момент имелось 82 танка БТ-2. Большинство этих танков во время войны вышло из строя по техническим причинам из-за поломок, но были и боевые потери боевых машин (2 танка утонули, еще 2 были уничтожены огнем противотанковых средств финской армии).

На 1 июня 1941 года на вооружении РККА оставалось 580 линейных танков БТ-2, в том числе 396 машин находились в западных приграничных округах. Из этих 580 танков на ходу было только 366 машин, они использовались только в качестве учебных; еще 119 танков БТ-2 требовали среднего, а 30 — капитального ремонта; еще 72 танка являлись чисто учебными, их использовали только в качестве учебных стендов и макетов. С началом Великой Отечественной войны все находившиеся в войсках учебные танки БТ-2 были возвращены в строй. БТ-2 входили в состав моторизованных и танковых дивизий механизированных корпусов и участвовали в сражениях почти по всему фронту. Основная их масса была потеряна в боях лета-осени 1941 года. Отдельные боевые машин данного типа встречались на фронте в 1942-1943 годах (имеется фотография пулеметного танка БТ-2 в бою, которая датирована летом 1942 года). Помимо этого часть танков использовалась на Ленинградском фронте, к примеру, летом 1943 года их было еще 12. По некоторым данным, часть этих машин воевала еще в 1944 году.

К сожалению, до наших дней ни один экземпляр танка БТ-2 не сохранился. Лишь в Кубинке имеется интересный «гибрид», который, возможно, является прототипом опытного танка, переходной машины БТ-2М: на шасси легкого танка БТ-5 установлены подбашенный лист и башня танка БТ-2.

Источники информации:
http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/bt-2.htm
http://tanki-v-boju.ru/tank-bt-2
http://warspot.ru/1974-bronirovannyy-amerikanets-na-sluzhbe-sssr
http://pro-tank.ru/bronetehnika-sssr/legkie-tanki/85-bt-2
Издание: Павлов М. В., Желтов И. Г., Павлов И. В. Танки БТ. М.: Экспринт, 2001.
Материалы из открытых источников

topwar.ru

Намного более удачным мог оказаться вариант с пушкой Ф-32. Данное орудие было разработано в ОКБ-92 под руководством Грабина, который использовал в своём проекте качающуюся часть дивизионной пушки Ф-22 образца 1936 г. с укороченным стволом. При сравнении Л-11 и Ф-32 выяснилось, что грабинская пушка имеет более низкую стоимость, при высокой надежности, скорострельности, и хороших баллистических показателях. При её производстве использовались недефицитные материалы, а совместимость многих узлов с пушкой Ф-22 позволяло быстро наладить серийное производство Ф-32. Испытания, проведенные также на БТ-7А, полностью подтвердили эти выводы. Пушка устанавливалась в стандартной «артиллерийской» башне, но ствол Ф-32 изготовлялся из высоколегированной стали, а длина отката составляла всего 30 см. Несмотря на малую длину отката в башне было тесно, а работа заряжающего стала вдвойне опаснее. Желательна была бы установка на танк башни больших размеров. Однако несмотря на все эти сложности, машина в сентябре 1939 года успешно прошла полный цикл испытаний. Работа орудия была признана полностью удовлетворительной и пушка Ф-32 была рекомендована к установке на советские танки (и в частности БТ-7). После пересмотра полученных данных пушка Грабина была принята на вооружение в январе 1940 г. и, спустя несколько месяцев, началась её установка на танки новых типов. С БТ-7А в этом случае ситуация прояснилась довольно быстро. От переоснащения старых танков новыми орудиями отказались в пользу реализации на новых танков КВ и Т-34.

По сути линейку БТ (как и Т-26, Т-28) просто бросили в надежде на новые танки. Которые еще и даже не начали к тому моменту выпускать. А когда начали выпускать КВ и Т-34, то они имели полный перечень «детских болезней» — они были ненадежны, часто ломались, были дороги в производстве и пр. На устранение многочисленных недостатков и полноценное освоение в производстве ушли годы, и притом годы тяжелого военного времени, когда решалась судьба СССР. Потенциал модернизаций освоенных в производстве еще в 30-х годах БТ, Т-26 и Т-28 не был использован. И совершенно напрасно. Так у БТ надо было в начале 30-х годов сменить свечную подвеску (вместе с «гитарами» Кристи) на более совершенную, оснастить танк более просторной башней лучшей обзорности с 76 мм пушкой, а после усилить бронирование до 55 мм по варианту БТ-СВ-2 «Черепаха». У танка Т-26 заменить подвеску на более совершенную, усилить бронирование, поставить двигатель мощностью 180 л.с. и башню с 76 мм пушкой. Помимо этого на базе Т-26 мог бы получиться отличный бронетранспортер и САУ. У танка Т-28 надо было убрать две пулеметные башни — сделав однобашенным, укоротить корпус, усилить бронирование до 80 мм, поставить торсионную подвеску. И вооружить Т-28 — 76 мм пушкой Ф-32/Ф-34 или 85 мм Ф-30. Совсем бы также не помешало установка командирских башенок на эти танки, что значительно бы улучшило обзорность из танков и управляемость танковых соединений. Однако ничего этого реализовано в серийном производстве не было.

tankyvbou.blogspot.com

  Советский танк БТ

С начала 1930-х годов советская военная доктрина строилась на теории Глубокой Операции. Эта теория была разработана в конце 20-х годов. Автором её был Владимир Кириакович Триандафиллов, который в 1926–1931 годах был начальником Оперативного управления Штаба РККА. Труды Триандафиллова «Размах операций современных армий», М., 1926 и «Характер операций современных армий» М., 1929 стали теоретической основой предвоенного построения не только и не столько советских, сколько германских вооруженных сил. Там эта теория явилась логичным дополнением к немецкой теории Молниеносной войны.

Под теорию Глубокой операции создавались передвоенные воинские уставы, такие как, например, Временный полевой устав 1936, РККА (ПУ-36), а также полевой устав ПУ-39 Под эту теорию создавались танковые и воздушно-десантные войска.
Однако танки конца 20-х годов под теорию глубокой Операции никак не подходили – скорость их была слишком мала, а запас хода весьма ограничен. Для претворения в жизнь теории Глубокой Операции требовался совершенно иной танк, и в 1932 году такой танк поступил на вооружение РККА.

В основу этого танка легла разработка американского конструктора Уолтера Кристи, которую он сам в 1928 году назвал «танк 1940 года». Кристи нашел техническое решение, позволявшее увеличить оперативную подвижность танков – иными словами, скорость при движении по дорогам. Он увеличил диаметр опорных катков, передние два из которых управлялись, до размеров автомобильных колес, а гусеницу сделал съемной. При движении со снятыми гусеницами тяговое усилие с помощью цепи Галля передавалось с ведущего колеса на заднюю пару катков, которые служили ведущими колесами.

В погоне за скоростью изобретатель оснастил танк авиационным мотором, позволившим получить и до сих пор непревзойденные удельные мощности – более 40 лошадиных сил на тонну – и скорость по шоссе на колесах до 113 км/ч.

Машины этого американского инженера, построенные в 1931 году, испытывались в армии США, но на вооружение так и не были приняты. Специалисты считали, что при больших скоростях управлять ими очень трудно, да и бронирование танков было недостаточным.

Но этому танку было суждено обрести вторую родину. Советское торгпредство купило эти машины у конструктора и под видом тракторов вывезло их в СССР. Там эта модель под обозначением БТ-2 заочно была принята на вооружение 23 мая 1931 года, когда еще не было изготовлено ни одного экземпляра.

Советские конструкторы вели работы по дальнейшему улучшению боевых свойств танка. И в результате в 1933 году появился БТ-5, вооруженный 45-мм пушкой образца 1932 года и спаренным пулеметом. На машине установили двигатель отечественного производства – двенадцатицилиндровый авиационный мотор М-17, сделанный на основе более старого М-5, являвшегося копией американского «Либерти» и ставившегося на туполевские самолеты-разведчики Р-3. Такие двигатели М-17 стояли на знаменитых поликарповских самолетах Р-5, и по выработке летного ресурса их ставили на танки. При этом путем ограничения подачи газо-воздушной смеси мощность их снижали с 615 до 400 л.с. Правда, вскоре этих двигателей не стало хватать и промышленность специально для танков БТ начала выпускать танковый вариант мотора, названный М-17Т.

БТ-5, кроме того, имел башню улучшенной формы, усиленные детали ходовой части. Командирские БТ-5 имели радиостанции с поручневой антенной. Это, кстати, сослужило плохую службу в боях: противник, видя издалека эти танки, старался вывести их из строя в первую очередь. Впоследствии антенну заменили на штыревую.

В 1935 году в Красную Армию начал поступать танк БТ-7. На нем установили тот самый мотор М-17Т, вновь сконструированный главный фрикцион, ленточные плавающие тормоза, что значительно повысило его ходовые качества. Толщину брони и запас хода также увеличили. Через три года с начала выпуска БТ-7 стал производиться с коническими башнями для увеличения пулестойкости. За два года до начала Великой Отечественной войны на модификации БТ-7М установили специально созданный дизель-мотор В-2 вместо устаревшего М-17Т, снятого с производства. Скорость танка возросла до 62 км/ч на гусеницах и 86 на колесах, запас хода – до 600 км на гусеницах и до 700 км на колесах, а масса – до 14,6 т.

Производство БТ-7М прекратили весной 1940 года, вместо него в серию была запущена знаменитая тридцатьчетверка, унаследовавшая от своего предшественника ряд элементов трансмиссии и ходовой части, а также и двигатель. Незадолго до появления Т-34 появился экспериментальный танк А-20. Тот же Суворов выдвинул гипотезу, что индекс «А» следует читать как автострадный. Просто г-н Резун, вероятно, не знал, что этим индексом обозначались у нас экспериментальные образцы до их принятия на вооружение. Что представлял собой этот А-20? Этот танк стал переходной моделью между БТ-7М и Т-34. Корпус он имел уже тридцатьчетверочный, а башня с сорокопяткой была еще бэтэшная.

Ходовая часть танка состояла из четырех катков с каждого борта. Позднее, когда появилась пушка Л-11, для нее изготовили новую башню. Танк потяжелел, и пришлось добавить пятый каток. Модель назвали А-32. Однако при проведении испытаний выяснилось, что со сброшенными гусеницами танк, достигший 28 тонн, ходить не сможет даже по асфальту – слишком велико было давление на дорогу. Поэтому-то и создали чисто гусеничный образец А-34. После сравнительных испытаний А-32 и А-34 последнюю модель под индексом Т-34 и приняли на вооружение, заменив при этом Л-11 на более удачную Грабинскую Ф-32. Однако опорные катки больного диаметра и отсутствие поддерживающих катков продержались в нашем танкостроении аж до Т-62 включительно. Многими достоинствами обладал БТ. Единственное, чего он не мог делать, – он не умел летать.

В начале Великой Отечественной танки БТ были одними из самых распространенных в РККА. По численности они уступали лишь танку Т-26. Однако уже к октябрю 85% имевшихся в войсках танков БТ было потеряно. Тем не менее, танки БТ принимали участие в битве за Москву, Сталинград, вели бои на Северном Кавказе. В 1943 году они использовались на Ленинградском фронте, принимали участие в снятии блокады в 1944. Причем это были не только БТ-7, но и БТ-5. Так, по состоянию на 1.07.1943 года в составе Ленинградского фронта насчитывалось 28 боеспособных танков БТ-5. Еще один БТ-5 находился в составе Волховского фронта. Всю войну танки БТ прослужили в тылу в учебных подразделениях. Последний раз БТ-7 приняли участие в бою при разгроме Квантунской армии в августе 1945 года. Например, в составе 6-й гвардейской танковой армии, совершившей бросок через Большой Хинган, было 211 БТ-7. Заключительным аккордом боевой службы танков БТ стал победный парад в Харбине. Но и после этого танки БТ служили в Народно-Освободительной Армии Китая, а некоторым из них удалось даже повоевать в Корее.

ТАНК БТ НА СЛУЖБЕ ВЕРМАХТА

 

ww2history.ru

Разработчик: КБ ХПЗ
Год начала работ: декабрь 1932
Год выпуска первого прототипа: январь 1934
Серийно выпускался с 1935 по 1940 год включительно. Оставался на вооружении до сентября 1945 г.

В 1935 году была принята на вооружение и запущена в серийное производство новая модификация танков БТ, получившая инекс БТ-7.Рассказывает wofmd.com Танк выпускался до 1940 года и был заменен в производстве танком Т-34. По сравнению с танком БТ-5, у него изменена конфигурация корпуса, улучшена броневая защита, установлен более надежный двигатель. Часть соединений броневых листов корпуса уже выполнялась методом сварки.
Выпускались следующие варианты танка:
– БТ-7 – линейный танк без радиостанции; с 1937 года выпускался с конической башней;
– БТ-7РТ – командирский танк с радиостанцией 71-ТК-1 или 71-ТК-З; с 1938 года выпускался с конической башней;
– БТ-7А – артиллерийский танк; вооружение: 76,2-мм танковая пушка КТ-28 и 3 пулемета ДТ;
– БТ-7М – танк с дизельным двигателем В-2.

Всего было выпущено более 5700 танков БТ-7. Они применялись во время освободительного похода в Западную Украину и Белоруссию, в ходе войны с Финляндией и в Великой Отечественной войне.

Танк БТ-7 .
Создание и модернизация

В 1935 году ХПЗ начал выпуск следующей модификации танка – БТ-7. У этой модификации была улучшена проходимость, повышена надежность и облегчены условия эксплуатации. Кроме того, БТ-7 отличался более толстой броней.

Танки БТ-7 имели переконструированный корпус, с большим внутренним объемом, и более толстую броню. Для соединения бронеплит широко использовалась сварка. На танк установили двигатель М-17 ограниченной мощности и с измененной системой зажигания. Была увеличена емкость топливных баков. БТ-7 имел новые главный фрикцион и коробку передач, разработанную А.Морозовым. Бортовые фрикционы использовали переменные плавающие тормоза конструкции профессора В.Заславского. За заслуги ХПЗ в области танкостроения в 1935 году завод наградили Орденом Ленина.

На БТ-7 первых выпусков, как и на БТ-5, устанавливали цилиндрические башни. Но уже в 1937 году цилиндрические башни уступили место коническим цельносварным, характеризующимся большей эффективной толщиной брони. В 1938 году танки получили новые телескопические прицелы со стабилизированной линией прицеливания. Кроме того,на танках начали использовать раздельнозвенные гусеницы с уменьшенным шагом, которые лучше себя показывали во время быстрой езды. Применение новых гусениц потребовало изменить конструкцию ведущих колес.

Некоторые радиофицированные БТ-7 (с цилиндрической башней) оснащались поручневой антенной, однако БТ-7 с конической башней получили новую штыревую антенну.
В 1938 году некоторые линейные танки (без радиостанций) получили дополнительный пулемет ДТ, расположенный в башенной нише. При этом пришлось несколько сократить боезапас. Некоторые танки оснастили зенитным пулеметом П-40, а также парой мощных прожекторов (как у БТ-5), расположенных над пушкой и служащих для подсветки цели. Однако на практике такие прожектора не использовались, поскольку выяснилось, что они не были удобны в обслуживании и эксплуатации. Танкисты называли БТ-7 “Бетка” или “Бетушка”

Последней серийной моделью танка БТ стал БТ-7М.
Опыт боев в Испании (в которых участвовали танки БТ-5) показал необходимость иметь на вооружении более совершенный танк, и весной 1938 года АБТУ приступило к разработке преемника БТ – скоростного колесно-гусеничного танка, имеющего подобное вооружение, но лучше защищенного и более пожаробезопасного. В результате появился прототип А-20, а затем А-30 (несмотря на то, что военные были против этой машины). Однако эти машины скорее были не продолжением линии БТ, а началом линии Т-34.

Параллельно с выпуском и модернизацией танков БТ на ХПЗ приступили к созданию мощного танкового дизеля, который в будущем должен был заменить ненадежный, капризный и пожароопасный карбюраторный двигатель М-5 (М-17). Еще в 1931-1932 годах КБ НАМИ/НАТИ в Москве, возглавляемое профессором А.К.Дьячковым, разработало проект дизеля Д-300 (12-цилиндрового, V-образного, мощностью 300 л.с.), специально предназначенного для установки на танки. Однако только в 1935 году на Кировском Заводе в Ленинграде построили первый прототип этого дизеля. Его установили на БТ-5 и провели испытания. Результаты оказались неутешительными, поскольку мощность дизеля была явно недостаточной.

На ХПЗ конструированием танковых дизелей занимался 400-й отдел, возглавляемый К.Чепланом. 400-й отдел сотрудничал с кафедрой двигателей ВАММ и ЦИАМ (Центральный Институт Авиамоторов). В 1933 году появился дизель БД-2 (12-цилиндровый, V-образный, развивающий 400 л.с. при 1700 об/мин, расход топлива 180-190 г/л.с./ч). В ноябре 1935 года дизель установили на БТ-5 и провели испытания.

В марте 1936 года дизельный танк продемонстрировали высшим партийным, правительственным и военным работникам. БД-2 требовал дальнейшей доводки. Несмотря на это, он уже в 1937 году был принят на вооружение, под названием В-2. В это время шла реорганизация 400-го отдела, закончившаяся появлением в январе 1939 года Харьковского Дизелестроительного Завода (ХДЗ), известного также под названием Завода №75. ИменноХДЗ и стал главным производителем дизелей В-2.

С 1935 по 1940 год было выпущено 5328 танков БТ-7 всех модификаций (не считая БТ-7А). Они состояли на вооружении бронетанковых и механизированных войск Красной Армии практически всю войну.

Танк БТ-7. Устройство

Корпус танка собирался из броневых и стальных листов и представлял собой жесткую коробчатую конструкцию с двойными бортовыми стенками, продолговатой, суженой закругленной носовой частью и трапециевидной кормой. Все неразъемные соединения корпуса были выполнены преимущественно сварными и в меньшей степени клепаными. Корпус состоял из днища, носа, бортов, кормы, крыши и внутренних перегородок.

Башня. На танках БТ-7 выпуска 1935 и 1936 гг. устанавливалась сварная цилиндрическая башня, идентичная по конструкции со сварной башней танка БТ-5. Существовало два типа башен – линейная, имевшая снарядную укладку в нише, и радиобашня, у которой в нише находилась радиостанция. Кроме того, на танках выпуска 1937 г. в нише располагался пулемет ДТ. Часть башен оборудовалась также установками для стрельбы по воздушным целям из пулемета ДТ.

Вооружение. На танках выпуска 1934-1937 гг. устанавливалась 45-мм танковая пушка 20К образца 1932/34 гг.
Пушка снабжалась вертикальным клиновым затвором с полуавтоматикой инерционно-механического типа, ножным и ручным спусками, корытообразной люлькой, гидравлическим тормозом отката, пружинным накатником и секторным подъемным механизмом. С пушкой был спарен 7,62-мм пулемет ДТ. Они размешались в общей маске, с углами возвышения от -8° до+25°.

На танках выпуска 1937 г. (с конической башней) в нише башни располагался еще один пулемет ДТ в шаровой установке.

Кроме того, на части танков выпуска 1937-1939 гг. монтировался пулемет ДТ на зенитной танковой турельной установке П-40. Она позволяла осуществлять плавное слежение пулеметом за целью как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскостях со скоростями наведения более 50° в секунду. Угол вертикального наведения от -5° до +90°, горизонтального – 360°. Стрельба из пулемета производилась стрелком с пола или со специальной подножки с помощью зенитного прицела. Спаренная установка снабжалась двумя общими прицелами: танковым перископическим панорамным прицелом обр. 1932 г. ПТ-1 и телескопическим прицелом ТОП или ТОП-1 обр. 1930 г.

 

Боеукладка танка располагалась на полу боевого отделения, на боковых стенках корпуса, в нише башни, на стенках башни. Укладка 45-мм снарядов на полу боевого отделения находилась между передней перегородкой и передней балансирной трубой и состояла из двух симметрично расположенных ящиков, в которых были установлены специальные обоймы, заполненные снарядами. Обоймы имели вид чемоданчиков с тремя перегородками, являвшимися опорами для патронов, и крышкой с откидной застежкой и брезентовой ручкой. В каждую обойму укладывались три снаряда. Каждый ящик содержал 14 обойм, таким образом, в двух ящиках насчитывалось 84 снаряда.

Стреляные гильзы убирали обратно в обоймы, а обоймы – в ящики, чтобы не загромождать ими боевое отделение. На танках, выпускавшихся с 1937 г., можно было выбрасывать стреляные гильзы через специальное окно в правом боковом листе боевого отделения, для чего его заслонка открывалась в сторону навесного борта.

 

На стенках боевого отделения с помощью специальных планок с резиновой прокладкой и клипс крепилось 34 снаряда: на левой стенке – 15, на правой – 19. Снаряды располагались вертикально в два ряда. На стенках башни, по обе стороны от ниши, вертикально размещалось по семь снарядов, закрепленных так же, как и на стенках корпуса. На танках с конической башней укладка снарядов на ее стенках отсутствовала.
Укладка снарядов в нише цилиндрической башни состояла из двух стальных коробок по 20 снарядов в каждой (5 рядов по 4 шт.). В нише конической башни снаряды укладывались в трех коробках-стеллажах по 12 штук в каждой. На танках выпуска 1937 г., имевших кормовой пулемет, центральный стеллаж отсутствовал. Таким образом, боекомплект танка без радиостанции состоял из 172 снарядов. У танков с рацией – из 132 снарядов соответственно. В боекомплект пулеметных патронов входили 38 магазинов – 2394 патрона.

 

Двигатель и трансмиссия. На танке БТ-7 устанавливался 12-цилиндровый карбюраторный четырехтактный двигатель М-17Т (выпускался по лицензии фирмы ВМW). Его мощность при 1550-1650 об./мин. – 400 л.с. Сухая масса двигателя – 550 кг. Топливо – авиационный бензин марки Б-70. Емкость бензобаков – 790 л (бортовые баки – 250 л, кормовой – 400 л, дополнительные 4 на крыльях – 140 л).

Система охлаждения – водяная, принудительная, с помощью центробежного насоса М17. Емкость радиаторов около 100л.
Приводы управления танком – механические. Для поворота на гусеничном ходу служили два рычага, воздействовавшие на бортовые фрикционы и тормоза; для поворота на колесном ходу – штурвал. При движении на гусеничном ходу штурвал снимался и укладывайся в отделении управления у левого борта танка.

Ходовая часть танка БТ-7 по своей конструкции первоначально была почти идентична ходовой части танка БТ-5, но со временем подверглась ревизии.
Схема подвески осталась без изменений, однако в ее конструкцию были внесены некоторые улучшения, повышавшие надежность. Например, были усилены пружины подвески ведущих колес колесного хода, на которые приходилось около 30% массы танка.

Электрооборудование. Источники электрической энергии – два параллельно соединенных аккумулятора, работавших параллельно с генераторами постоянного тока мощностью 336 Вт (на танках 1-й серии генератор мощностью 270 Вт).

Средства связи. На танках с цилиндрической башней устанавливалась радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной, а на танках с конической башней – со штыревой антенной. Для внутренней связи имелось переговорное устройство ТПУ-3, ТСПУ-3 или ТПУ-2. Аппараты переговорного устройства соединялись с помощью переходных колодок (с проводом, длина которого позволяла повернуть башню два раза) или вращающегося электроконтактного устройства ВКУ-1 или ВКУ-ЗА.

Танк БТ-7. Боевое применение

На июнь 1941 года БТ-7 (особенно модели 1937 года и более поздние) были хорошими танками. Из трёх основных оценочных параметров – вооружение, маневренность, броневая защита – он уступал только в последнем (и то не во всём). Факты боевого применения БТ-7 дают основания утверждать, что при грамотной тактике и хорошей подготовке экипажа он мог успешно противостоять немецким танкам всех типов в начале войны.

оенофкепао
Советский легкий танк БТ-7М из 1-го взвода 1-й роты 1-го батальона 53-го танкового полка 81-й моторизованной дивизии 4 механизированного корпуса Юго-Западного фронта, брошенный в селе из-за неисправности во время марша на дороге Яворов – Немиров в Львовской области. На башне танка тактический знак в виде белого ромба с буквенно-цифровым кодом «А-1».

В боевых действиях против гитлеровского вермахта использовались до 1944 года. В 1945 году “бэтэшки” участвовали в боях с японскими войсками в Маньчжурии.Боевое крещение БТ-7 получил на Халхин-Голе в составе 6-й и 11-й танковых бригад. Причём последняя совершила 500км-й марш к месту боевых действий на колёсах. В целом танки получили хорошие отзывы, однако отмечались сложность управления, требовавшая высокий уровень подготовки механиков-водителей, недостаточность броневой защиты и неудовлетворительная оснащённость средствами связи. Все эти недостатки подтвердились в польской кампании в сентябре 1939 года и войне с Финляндией. С другой стороны, танк не имел себе равных в маневренности. Танк стал гордостью и заслуженным символом автобронетанковых войск РККА в предвоенные годы, поскольку в наибольшей степени соответствовал представлению о танках как о главной ударной силе сухопутных войск.

ru_a6000_14.eyxdx4zdlvcwo048w4sg08kcg.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

Немецкие солдаты рассматривают советский легкий танк БТ-7 из 5-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса, брошенный в местечке между Алитусом и Вильнюсом. Машина имеет на крыше башни знак для воздушного опознавания в виде белого креста.

Боевая обстановка Великой Отечественной войны диктовала для слабобронированного БТ-7 соответствующую тактику действий – ведение огневого боя из засад, с использованием естественных и искусственных укрытий, что увеличивало “живучесть” танка и позволяло подпустить вражеский танк на дистанцию, когда от 45-мм снаряда не спасала бы уже 30-мм броня. Высоким потерям танков способствовал устав танковых частей, по которому и в наступлении и в обороне стрельба с места допускалась крайне редко (поэтому к тактике танковых засад перешли только осенью 1941 года, когда было потеряно около 85 % танков).

ru_a5000_51.aej3p0s22lkosgw488c44o0os.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

Немецкий солдат позирует рядом с советским легким танком БТ-7М.

Ещё одним фактором была недостаточная подготовка экипажей. Это усугублялось тем, что в конструкцию танка вносили изменения, упрощающие производство, но ухудшающие эксплуатацию. Например ввели вместо 4-х скоростной 3-х скоростную коробку передач, в связи с чем танк потерял в маневренности, а из-за неудачной конструкции переключать передачу получалось только у опытного водителя, в большинстве же случаев приходилось останавливать танк. Парк одних БТ-7 в июне 1941 года количественно превосходил весь танковый парк вермахта. СССР наращивала выпуск машин, когда Германия повышала уровень подготовки экипажей.

Танки БТ-7 принимали участие в битве за Москву, Сталинград, вели бои на Северном Кавказе. В 1943 году они использовались на Ленинградском фронте, принимали участие в снятии блокады в 1944. Всю войну прослужили в тылу в учебных подразделениях. Последний раз БТ-7 принял участие в бою при разгроме Квантунтской армии в августе 1945 года. Например в составе 6-й гвардейской танковой армии, совершившей бросок через Большой Хинган (было около 211 БТ-7). Заключенным аккордом 10-летней боевой службы стал победный парад в Харбине.

1_03.4zogzo3pv44k8so4k4kcooc0c.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

Финские солдаты производят досмотр захваченной советской техники и сбор оружия. На переднем плане танк БТ-7, у которого складируются 7,62-мм винтовки Мосина.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ЛЕГКИХ ТАНКОВ
БТ-7 и БТ-7М

БТ-7
(1935 г.)
БТ-7М
(1938 г.)
БОЕВАЯ МАССА 13000 кг 14650 кг
ЭКИПАЖ, чел. 2
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 5660 5880
Ширина, мм 2230 2290
Высота, мм 2417 2447
Клиренс, мм 390-410 390
ВООРУЖЕНИЕ одна 45-мм пушка 20К и 7,62-мм пулемет ДТ (спаренный) одна 45-мм пушка 20К и три 7,62-мм пулемета ДТ (спаренный, курсовой, зенитный)
БОЕКОМПЛЕКТ 146188 выстрелов и 2349 патронов 146188 выстрелов и 18272331 патрон
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический прицел ТМФД и панорамный ТП-1 телескопический прицел ТОП и панорамный ТП-1
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса – 15-20 мм
борт корпуса – 13 мм
крыша корпуса – 10 мм
корма корпуса – 13 мм
днище – 6 мм
лоб башни – 15 мм
борт башни – 15 мм
корма башни – 13 мм
крыша башни – 10 мм
лоб корпуса – 15-22 мм
борт корпуса – 13 мм
крыша корпуса – 10 мм
корма корпуса – 13 мм
днище – 6 мм
лоб башни – 15 мм
борт башни – 15 мм
корма башни – 13 мм
крыша башни – 10 мм
ДВИГАТЕЛЬ М-17Т, карбюраторный, 12-цилиндровый, мощностью 400 л.с. В-2, дизельный, 12-цилиндровый, мощностью 400 л.с.
ТРАНСМИССИЯ механического типа: четырехступенчатая коробка передач, главный фрикцион, два бортовых фрикциона и два однорядных бортовых редуктора механического типа: трехступенчатая коробка передач, главный фрикцион, два бортовых фрикциона и два однорядных бортовых редуктора
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 4 опорных катка с приводом на задний и двумя поворотными катками, переднее направляющее и заднее ведущее колесо, крупнозвенчатая гусеница со стальными траками (на один борт) 4 опорных катка с приводом на задний и двумя поворотными катками, переднее направляющее и заднее ведущее колесо, мелкоозвенчатая гусеница со стальными траками
СКОРОСТЬ 51,6 кмч на гусеницах
72 кмч на колесах
62 кмч на гусеницах
86 кмч на колесах
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 220 км на гусеницах
450 км на колесах
630 км на гусеницах
1250 км на колесах
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Подъём, град. 42° 36°
Спуск, град. 37° 36°
Высота стенки, м 0,55 0,75
Глубина брода, м 1,20 1,20
Ширина рва, м 2,40 2,50
СРЕДСТВА СВЯЗИ радиостанция 71ТК-1 с поручневой антенной (только на командирских танках)

 Основные модификации танка БТ

Танки серии БТ послужили основой для разработки большой гаммы опытных машин по отработке установки различных видов вооружений, включая пушечное, ракетное и химическое, бронетранспортеров; командирских машин и многих других. За время производства легких колесно-гусеничных танков БТ было выпущено более 50 типов машин различного назначения, из них 12 модификаций находились в серийном производстве, которое было начато выпуском танка БТ-2. В ходе дальнейшей модернизации в конструкцию танка были внесены значительные изменения и усовершенствования, повысившие его тактико-технические характеристики.

wofmd.com

О выполнении задания инженеры 4-го танкового полка рапортовали в письме Сталину и Ворошилову:

«Большевики, бойцы и командиры УВО докладывают Вам: Ваши указания об усовершенствовании движителя танков выполнены. Мы дали изобретению имя: танк БТ-ИС (Иосиф Сталин). Вам т. Сталин принадлежит идея реконструкции движителя танка БТ в этом направлении. Об этом нам рассказал наш любимый полководец-большевик командующий войсками УВО т. Якир. Он вызвал нас к себе и в длительной беседе разъяснил нам Вашу идею, рассказал о всем значении этого усовершенствованного движителя БТ для дела обороны страны и поставил задачу: спроектировать и построить новый движитель. Выполнить Вашу волю т. Сталин, в кратчайший срок для нас стало делом чести, делом партийного долга».

Лыжно-катковый танк БТ

Одновременно с проектом нового колесно-гусеничного движителя танка БТ-ИС группа Цыганова выполняла чертежи и модель (также в 1/5 натуральной величины) танка БТ с лыжно-катковым движителем, состоявшим из серии катков соединенных между собой шарнирной цепью Галля. На катки могли также одеваться обрезиненные гусеницы.

Опора танка на катки осуществляется с помощью лыж, которые для предельной их гибкости сделаны составными из отдельных звеньев на шарнирах. Этот тип движителя дает машине скорость в два раза большую, нежели имеет танк БТ с обычными гусеницами при одном и том же моторе М-5.

Расчетная скорость на гусеницах — 105 км/ч. Машина обладала бесшумностью хода и прекрасной маневренностью, совершая полный поворот на месте вокруг центра одной из своих катковых цепей. Помимо того, благодаря такому движителю удалось достичь высокой плавности хода и рекордно низкого удельного давления на грунт, что позволило бы машине обладать проходимостью большей чем у гусеничных, колесных и колесно-гусеничных машин.

И первое и второе изобретения, при сравнительно небольших затратах могли быть применены на всех уже существующих типах машин БТ и, само собой разумеется, на всех машинах, находящихся в производстве.

Однако если работа по изготовлению танка БТ по первому колесно-гусеничному варианту была организована на харьковском танкоремонтном заводе № 48, то изготовить катковую гусеницу для БТ ленинградский Опытный завод № 185 отказался. Поэтому проект лыжно-каткового танка в металле реализован не был.

БТ-2-ИС

В целях повышения живучести и проходимости, серийной машины БТ-2, на пересеченной местности по заданию командующего войсками УВО И. Э. Якира группой энтузиастов, возглавляемой изобретателем воентехником второго ранга Н. Ф. Цыгановым, весной 1934 г. были начаты работы по созданию колесно-гусеничного танка БТ-2-ИС. Для улучшения ходовых качеств танка при движении на колесах, ведущими были сделаны три пары опорных катков. Для подвода мощности к каткам внутри машины вдоль бортов корпуса проходили карданные валы, от которых по вертикальным валам вращение передавалось на опорные катки.

На протяжении четырех месяцев, работая зачастую по 16-18 часов в сутки, группа конструкторов-энтузиастов, в которую вошли Н. Ф. Цыганов, М. Ф. Березкин, В. Г. Матюхин, А. Л. Бессонов, А. В. Куркин, А.Подсолихин, Г. А. Федченко, С.Латманизов, Л. И. Орел, П. Т. Шинаев, А. В. Данченко, В.Красников В. З. Иткин и пр, в одном из выделенных командованием Харьковского военного округа помещений танкоремонтного завода, вела проектные и экспериментальные работы по усовершенствованию колесно-гусеничного движителя БТ-2.

Принимая во внимание всю важность изобретения Н. Ф. Цыганова, начальник мастерских, друг и боевой товарищ Николая Островского, по гражданской войне, герой его некогда известного романа, комбриг Н. Н. Лисицин взял на себя общее руководство по изготовлению машины БТ-2-ИС. С утра и до поздней ночи самоотверженно трудились и главный инженер мастерских Срыбнис, и танко-техник Аронсон, и конструктор Васильев. Три сборочных бригады под руководством Орла, Богуславского и Данченко в сжатые сроки осуществили к июню 1935 г. монтаж опытного танка.

В отличие от серийного танка БТ-2 опытный образец отличался прежде всего, отсутствием вооружения, измененной конструкцией корпуса и установкой нового дополнительного привода на вторую, третью и четвертую пары опорных катков, являвшихся ведущими при движении танка на колесном ходу. Первая пара опорных катков, как и на серийной машине, была управляемой.

Подвод крутящего момента к трем парам ведущих колес колесного хода осуществлялся от бортовых редукторов через полужесткую зубчатую муфту к валу угловой коробки и через муфту на промежуточный валик и вторую муфту к валу первой верхней коробки. От верхней коробки крутящий момент передавался последовательно ко второй и третьей верхним коробкам. От верхних коробок через телескопические карданные валы крутящий момент передавался к колесным редукторам опорных катков.

В результате установки дополнительного привода в межбортовом пространстве, а также дополнительного топливного бака в корме танка, корпус машины претерпел некоторые изменения. Кроме того, была введена бронировка дополнительного привода. Помимо дополнительного привода в межбортовом пространстве были установлены дополнительные топливные баки (по одному с каждой стороны). В ходовой части машины были изменены балансиры опорных катков, элементы подвески и ведущие колеса гусеничного движителя.

Проходимость на колесном ходу по пашне в сравнений с БТ увеличилась в 4-5 раз. Танк БТ-2-ИС был способен преодолевать подъемы до 25°. Радиус поворота на колесном ходу же уменьшился в двое (до 5-6 метров).

Все лето и осень ушли на испытания и доработку опытной машины. О достигнутых положительных результатах, полученных во время испытаний БТ-2-ИС, 15 ноября 1935 г. было доложено Наркому Обороны.

Вскоре К. Е. Ворошилов и Г. К. Орджоникидзе подписали совместный приказ, обязывающий руководство ХПЗ оказать всемерную помощь группе Цыганова в дальнейшем проведении работ по усовершенствованию колесно-гусеничного хода танка БТ.

И если «консервативные» военные всячески поддерживали идею Н. Ф. Цыганова, то как показал ход дальнейших событий, руководство ХПЗ осталось, мягко говоря, равнодушным к ней. Ведь кому нужна была «чужая головная боль».

Сейчас остается лишь констатировать, что танк БТ-2-ИС по сравнению с базовыми танками обладал более высокой маневренностью при движении на колесах и повышенной живучестью на поле боя при повреждениях ходовой части, однако надежность привода к колесам еще была низка. Танк БТ-2-ИС был изготовлен в единственном экземпляре.

БТ-5-ИС

Пытаясь еще больше повысить боевые свойства танков БТ, Н. Ф. Цыганов в начале 1936 г. приступает к созданию опытного образца танка БТ-5-ИС. Работы по созданию танка БТ-5-ИС были направлены прежде всего на повышение проходимости серийного танка БТ-5, увеличение его запаса хода и обеспечение возможности движения танка на одной гусенице.

Основным конструктивным отличием танка БТ-5-ИС от базовой машины было наличие трех пар опорных катков, являющихся ведущими при движении на колесном ходу, что давало возможность использовать более 75 % массы танка в качестве сцепного веса. Переход на колесный движитель производился за 13-15 минут и не требовал «губительной» остановки танка во время боя и выхода из машины экипажа под огнем противника. Уравнивание скоростей движения на колесах и гусеницах осуществлялось специальным механизмом — синхронизатором. Танк мог двигаться на всех передачах на гусеницах при включенном колесном ходе. Поворот машины на месте при воздействии на рычаг управления был одинаковым как на колесах, так и на гусеницах, но от возникавшего при перемещении бокового сдвига появлялись перенапряжения в резиновых бандажах опорных катков.

Частичным переделкам подвергся корпус за счет установки новых подкосов, увеличения расстояния между боковыми стенками, установки кормового бензобака и бронировки картера бортовой передачи. Изменились ведущий вал бортовой передачи, балансиры опорных катков, подвеска, ведущие колеса гусеничного хода. Был введен ряд новых механизмов трансмиссии колесного хода: синхронизатор, угловая коробка, верхние коробки, карданные валы, привод ведущих колес колесного хода, привод переключения синхронизатора. Система питания топливом переделана с трех бензобаков поочередно на питание от каждого бака в отдельности (по желанию), бензобаки изготовили новые. Вращение к трансмиссии колесного хода передавалось от конической пары ведущего вала бортовой передачи к синхронизатору. От него через полужесткую зубчатую муфту — валу угловой коробки, а затем через муфты и промежуточный валик — валу первой верхней коробки. От последней вращение передавалось последовательно ко второй и третьей верхним коробкам. От верхних коробок с помощью карданов и составных карданных валов к приводу ведущих колес и от него самим колесам. Тип и конструкция подвески БТ-ИС сохранилась та же, что и у БТ-5, с той лишь разницей, что гитару заменили задним балансиром.

alternathistory.com

История создания[править | править код]

Предшественники[править | править код]

Своим возникновением БТ обязаны американскому конструктору Дж. У. Кристи, который предложил оригинальную концепцию быстроходных танков.

Тема колёсно-гусеничных боевых машин в конце 1920-х — начале 1930-х годов была весьма актуальна, так как танки той эпохи отличались медлительностью. Скорость первых танков не превышала 10 км/ч, такая скорость считалась достаточной для сопровождения пехоты и прорыва оборонительной полосы противника, но переброска танков на другие участки фронта была весьма проблематичной: помимо низкой скорости, танки отличались крайне ненадежными гусеницами, их ресурс зачастую не превышал 100 км.

С низкой скоростью и ненадежностью гусениц было связано широкое использование бронеавтомобилей в межвоенный период. Военным была крайне необходима боевая машина, обладающая высокой скоростью. несмотря на наличие у бронеавтомоблией многочисленных недостатков, только они могли занять нишу быстроходных боевых машин.

Для повышения мобильности танков задействовались тяжелые грузовики, на них танки перевозились к полю боя, но такой способ требовал дополнительных расходов.

Австро-венгерский офицер лейтенант Гюнтер Бурштыну[1] был одним из первых. кому пришла в голову идея оснастить бронемашину одновременно и колесным, и гусеничным движителем, он выдвинул данный проект в 1911 году. Подобный танк-гибрид мог по хорошей дороге двигаться на колёсах, словно автомобиль (с соответствующей скоростью), а при движении по бездорожью колёса поднимались и танк шёл на гусеницах. Идея Бурштына осталась нереализованной, но не была забыта.

Так, в 1920-е годы во Франции была выпущена серия лёгких танков «Chenilette St-Chamond M1921 M1928» с колёсно-гусеничным движителем. Машина показывала выдающиеся результаты: на гусеницах «Сен-Шамоны» могли развить скорость в 8 км/ч, а на колёсах — 30 км/ч. Поучаствовали в создании колесно-гусеничных танков и чехословацкие конструкторы, создав в 1924 году танк KH-50. В 1926 году в Великобритании было предложено новое решение: на танке «Виккерс» поджимался не колёсный движитель, а гусеничный. В следующем году был создан танк, у которого одновременно поднимался один движитель и опускался другой. В Польше в 1927 был создан экспериментальный WB10. В 1931 году в Швеции был выпущен танк L-30, у которого смена движителя происходила всего за 20 секунд, причём операция могла проводиться прямо на ходу.

Конструкторы многих стран пытались найти самое удачное решение «колёсно-гусеничной проблемы», однако созданные машины в основном оставались лишь смелыми экспериментами: развитие техники не стояло на месте и чисто гусеничные танки постепенно избавлялись от «детских болезней». Скорость хода по шоссе у лёгких танков достигла 40—50 км/ч, ресурс гусениц повысился, а колёсно-гусеничные гибриды отличались сложностью и ненадёжностью.

Рождение БТ[править | править код]

Революционное решение нашёл американский конструктор Уолтер Кристи: он предложил увеличить диаметр опорных катков до размера автомобильных колёс, установить привод на задние катки, а два передних катка сделать управляемыми. Танк со снятыми гусеницами превращался в нормальную колёсную машину с колёсной формулой 2×8, подобная схема не требовала механизмов подъёма и опускания движетелей: экипаж просто снимал гусеницы и закреплял их на надгусеничных полках. Для повышения энерговооруженности на танк был установлен авиационный двигатель — при массе 9 тонн машина образца 1931 года могла разгоняться до 110 км/ч и выше. Подобные показатели привлекли к новинке внимание, но армия США танки Кристи отвергла, посчитав ненадёжными.

В СССР проекты Кристи были встречены со вниманием, в это время в начале 1930-х годов в СССР шёл лихорадочный поиск удачной концепции танка. Попытки создать танк своими силами не увенчалась успехом — советские танкостроители не имели достаточного опыта в создании боевых машин: неудачей увенчалось создание танка Т-24, а танк МС-1 был скорее опытным образцом. В результате Советское правительство предприняло попытки закупить технику и технологии за границей.

5 декабря 1929 года на основании доклада Председателя Реввоенсовета К. Е. Ворошилова комиссия под руководством заместителя председателя Совета народных комиссаров Г. К. Орджоникидзе принимает решение командировать за границу представителей военного ведомства и промышленности для приобретения образцов вооружения и получения технической помощи по их производству[2].

30 декабря 1929 года комиссия во главе с начальником Управления механизации и моторизации РККА И. А. Халепским отправляется в Германию, Чехословакию, Францию, Англию и США[2].

Во Франции танкостроение развивалось очень медленно: основой танкового парка являлся FT-17, отличившийся в годы Первой Мировой, и машины на его базе. В Германии танкостроение отсутствовало — стране по условиям капитуляции было запрещено иметь и разрабатывать танки. В Англии существовал удачный танк «Виккерс — 6 тонн», который не попал на вооружение английской армии, но охотно продавался за рубеж. Советской стороной была закуплена лицензия на производство, развитием «Виккерса» стал советский танк Т-26.

Тем не менее, наибольший интерес у советских военных вызвал проект Кристи. Его скоростной танк M.1940 подходил для обширных пространств СССР, возможность быстро перебрасывать танковые подразделения на большие расстояния казалась РККА заманчивой.

28 апреля 1930 года подписан договор о закупке танков M.1940 между «U.S. Wheel Track Layer Corporation» и «Amtorg Trading Corporation», представляющей интересы СССР в США. СССР заплатил $60 000 за «два военных танка», $4000 за «запасные части к купленным танкам» и $100 000 лично конструктору Кристи — за продажу прав на производство, передачу патентов и услуг по техническому содействию[2].

Вернувшись из США, в июне 1930 года И. А. Халепский представляет в Реввоенсовете свой доклад, в котором, в частности, говорится[2]:

Принимая во внимание, что танк «Кристи» по своим скоростям перекрывает все танки в мире, что его собираются строить поляки, мы можем попасть в очень невыгодное положение с точки зрения тактического применения танковых частей. В связи с этим мною настоятельно предлагается форсировать организацию производства танка «Кристи» путём сохранения производства мотора «Либерти» на авиационных заводах и подготовки производства прочих агрегатов на Ярославском автомобильном заводе.

Согласно договору, Кристи был обязан поставить обе машины к сентябрю 1930 года, однако сборка и испытания затянулись до 24 декабря. В СССР танки прибыли без башен и вооружения, а комплект документации оказался неполным, за что с Кристи было удержано $25 000. Это послужило причиной его отказа приехать в СССР. Весной 1931 года многочисленные делегации руководящего состава РККА на полигоне под Воронежем ознакомились с экземплярами «Оригинал-1» и «Оригинал-2». Динамические характеристики танка очень понравились военным: танк отличала очень высокая для того времени скорость и большой запас хода, танк выгодно отличался на фоне тихоходных МС-1 и Т-26.

По результатам демонстрации старшему и высшему начсоставу РККА 14 марта — 16 мая 1931 года Испытательный отдел Управления механизации и моторизации РККА заключил, что танк БТ («Кристи») «представляет исключительный интерес машины с универсальным движителем, требует как боевая машина большей разработки и введения ряда конструктивных усовершенствований и изменений».

17 мая 1931 года в СССР составлен план выполнения решений правительства по организации производства танка БТ («Кристи») на Харьковском паровозостроительном заводе им. Коминтерна.

Окончательное же решение о производстве танка «БТ-Кристи» на ХПЗ было принято в протоколе КО «О танкостроении» от 23 мая 1931 года, где особо оговаривалось: «Разрешить РВС ССР ввести танк Кристи в систему авто-броне-танко-тракторного вооружения РККА в качестве быстроходного истребителя (Б-Т).»[3]

И уже 1 июня 1931 года председатель НТК УММ РККА И. А. Лебедев направляет директору ХПЗ Л. С. Владимирову утверждённое начальником УММ РККА И. А. Халепским, задание на проектирование колёсно-гусеничного лёгкого танка БТ («Кристи»). Это решение поставило крест на строительстве средних танков «ТГ» немецкого конструктора Э. Гротте и харьковских средних танков Т-24. Возглавляющий танковую группу на Харьковском паровозостроительном заводе И. Н. Алексенко подал заявление об уходе, считая, что КБ должно продолжать усовершенствовать узлы Т-24 и выпускать свои средние гусеничные танки, а не «навязанные» иностранные — лёгкие, колёсно-гусеничные[4]. Коллектив ХПЗ также не горел желанием заниматься новым направлением. Из воспоминаний конструктора ХПЗ А. А. Морозова[5]:

…первое впечатление от «американского танка»: какая-то повозка. Без пушки, без башни.

— Утконос, — сказала, кажется, Юля Саранча. Все засмеялись.
— Недоносок, — добавил Володя Дорошенко.

Кто-то за моей спиной возразил:

— Может оно и хорошо. Будет нам над чем ломать головы.

Так и вышло. Танк БТ-2 заметно изменился в сравнении с «утконосом».

В 1931 году танк Кристи с новыми башнями БТ-2 («Быстроходный Танк — 2») приняли на вооружение и запустили в серийное производство. Три первых советских БТ-2 были впервые показаны публике на параде в Москве 7 ноября 1931 года. Один из них загорелся и не смог пройти по Красной площади.

Развитие серии БТ[править | править код]

Серию БТ продолжили — были усилены бронирование и вооружение, была установлена рация (сначала — только на командирских машинах), на БТ последних серий стоял дизельный двигатель.

Колесно-гусеничный движитель активно использовался при разработке новых советских танков. Существовали варианты его использования на Т-26 и среднем танке Т-28, причем была выпущена экспериментальная серия последнего.

Возникла идея создать танк с тремя движителями — плавающий. Одни из первых советских плавающих танков были созданы именно на основе БТ (ПТ-1А). Существовал также проект танка с четырьмя движителями — колёсно-гусеничный, плавающий, способный двигаться по рельсам.

Проводились многочисленные работы по улучшению движения танка на колёсах. Так, разрабатывался привод на все колёса (кроме управляемых) — танк при этом превращался в колёсную машину с колёсной формулой 6×8 (идея реализована при создании А-20). Создавались экспериментальные БТ, способные двигаться при утере одной из гусениц — с одного борта при этом привод был на колёса, а с другого — на ведущее колесо гусеничного хода. При этом, движение гусеницы было синхронизировано с вращением колёс другого борта.

Проблемой всех танков серии БТ была слабая броня. Некоторые источники говорят о том, что советское руководство того времени увлеклось теорией, что быстрота танка компенсирует его слабое бронирование. Тонкая противопульная броня в танкостроении 1930-х считалась нормой. Такой бронёй были защищены все без исключения танки того времени, включая средние и даже тяжёлые, так как до середины тридцатых удачных ПТО не имела ни одна страна мира, и поэтому не существовало необходимости в противоснарядном бронировании. Даже когда появились серьёзные средства противотанковой борьбы, военные не забеспокоились — серьёзных войн с применением танков не было и боевой опыт их применения не накопился. Тем более что усилить броню означало увеличить массу танка, а двигатели того времени не могли позволить такую роскошь.

Исключением были БТ, на которых стояли самые мощные танковые двигатели своего времени. Однако и у БТ было ограничение — колёсный движитель не позволял наращивать массу машины. Даже стандартные БТ не могли двигаться по слабому грунту на колёсах, но нормально шли на колёсах по любой твёрдой дороге, чему свидетельством — многочисленные фотографии с манёвров 1930-х годов.

Конец эры БТ[править | править код]

Советские конструкторы понимали слабость бронирования БТ — это стало особенно очевидно в ходе войны в Испании. Именно для улучшения защищённости танка они, начиная с БТ-7 поздних серий, начали ставить броню с рациональными углами наклона. Стремление максимально защитить танк при сохранении приемлемого веса нашло отражение в колёсно-гусеничном танке БТ-20 (другое название — А-20). Однако втиснуть надёжное бронирование в заданные весовые ограничения (18 тонн) было невозможно.

Инициатором усиления бронирования и вооружения нового танка вступило руководство АБТУ во главе с участником Испанской войны Д. Г. Павловым. КБ Харьковского завода, работавшего над новой машиной, разработало альтернативный танк с чисто гусеничным движителем — А-32. Руководителем КБ был М. И. Кошкин, так как в январе был арестован предыдущий руководитель КБ (А. О. Фирсов).

В августе 1938 года проекты А-20 и А-32 были представлены на заседании Главного военного совета РККА при Наркомате обороны. Военные одобрили колёсно-гусеничный танк, но И. В. Сталин приказал провести сравнительные испытания обоих вариантов танка.

В мае 1939 года А-20 и А-32 были изготовлены, а в июле прошли государственные испытания. И даже по окончании испытаний военные продолжали колебаться — отказаться от колёсно-гусеничного движителя они не решались. Ситуацию решило следующее испытание, прошедшее в сентябре на испытательном полигоне под Москвой. На испытание М. И. Кошкин представил усиленный вариант гусеничного А-32 — Т-32 (с 76-мм пушкой Л-10 и толстой бронёй). Новый танк произвёл фурор — в нём удачно соединились и скорость, и бронирование, и мощное вооружение. После того, как лично К. Е. Ворошилов заявил, что «именно такая машина нужна Красной Армии», судьба танка была решена. По результатам испытаний Т-32 был доработан (в частности, ещё более усилено бронирование) и запущен в производство под названием Т-34.

На этом в СССР закончилась эпоха быстроходных танков. С появлением Т-34 производство танков БТ было свёрнуто (хотя на танкоремонтных заводах танки БТ продолжали восстанавливать минимум до середины 1942 года).

Разновидности БТ[править | править код]

  • БТ-2: Первый вариант БТ, по сути — пробная серия. Выпускался в 1931—32 гг. Вооружён 37-мм пушкой и пулемётом ДТ. Экипаж — 2 чел.
  • БТ-4 модификация танка БТ-2, разработанная в харьковском КБ под руководством инженера А. О. Фирсова
  • БТ-5: Усиленное бронирование, и вооружение (45-мм пушка и пулемёт ДТ; на некоторых танках был второй ДТ в нише башни, на некоторых — ещё и зенитный ДТ). Экипаж — 3 чел. Выпускались в варианте линейного танка и командирского (с рацией).
  • БТ-5ПХ: Танк подводного хода — отличался приспособлениями, позволяющими преодолевать водные преграды по дну. Экспериментальный.
  • ПТ-1А: Плавающий танк. Экспериментальный.
  • БТ-5А: Танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне. Экспериментальный.
  • БТ-7: Сварной корпус несколько изменённой формы. Новый двигатель -М-17 (лицензионный BMW-VI). Вооружение — как у БТ-5. Выпускался, как и БТ-5 в варианте с рацией и без рации.
  • БТ-7А: Танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне.
  • ОТ-7: Огнемётный танк.
  • БТ-7М (предсерийные машины именовались БТ-8): Дизельный двигатель В-2. Целью установки дизельного двигателя на танке было повышение топливной экономности, запаса хода и снижение пожарной опасности при эксплуатации и боевых повреждениях.
  • БТ-9: Танк легкий быстроходный колёсно-гусеничный, представляет собой прообраз А-20. Проект был отклонен осенью 1937 года.

Кроме того, испытывалось большое количество экспериментальных танков на основе БТ (ракетоносные, экранированные, радиоуправляемые и т. д.). Также, на основе БТ создавались экспериментальные и мелкосерийные бронированные машины (инженерные машины, мостоукладчики, машины управления, БРЭМ и т. д.).

В некоторых источниках утверждается, что существовал вариант танка с двумя башнями (как у первых Т-26). Однако это не соответствует действительности. Двухбашенных БТ не было ни в макетах, ни в проектах.

Другие колёсно-гусеничные танки[править | править код]

Несмотря на сложность колёсно-гусеничной системы, танки БТ были в целом довольно удачными машинами и пользовались популярностью в войсках. Кроме того, колёсно-гусеничные танки ввиду высокой скорости идеально вписывались в декларируемую генералитетом РККА «доктрину глубокой операции». Всё это привело к своеобразному «буму» колёсно-гусеничной техники, проявившемуся, среди прочего, в поисках возможностей перевода уже имеющихся в производстве танков на колёсно-гусеничный ход. В рамках проектных работ этого направления были созданы следующие опытные образцы:

  • Т-46 — лёгкий колёсно-гусеничный танк, близкий конструктивно к лёгкому танку Т-26;
  • Т-29 — средний колёсно-гусеничный танк, трёхбашенный, созданный с использованием узлов и агрегатов среднего танка Т-28.

Применение и оценка[править | править код]

БТ прошли славный боевой путь, приняв участие во всех конфликтах и войнах, в которых принимал участие СССР с начала 1930-х годов до 1945 года. БТ повоевали и в Испании, где показали полное превосходство над немецкими и итальянскими танками (точнее — пулемётными танкетками). Они отлично показали себя в столкновениях с японцами, продемонстрировав отличные качества для нанесения глубоких и охватывающих ударов (в соответствии с теорией глубокой операции).

45-мм пушки гарантированно поражали любую бронетехнику того времени. Броня БТ надёжно защищала от пуль и осколков, но при столкновении с войсками, насыщенными ПТО (как, например, в Финляндии), начинались проблемы. Мало того, что БТ не выдерживали попадания бронебойных снарядов, машины оказались ещё и легковоспламеняющимися из-за установленных вдоль бортов БТ бензобаков с целью увеличения запаса хода. При попадании снаряда в борт, возгорание было почти неизбежно.

Тем не менее, танк доказал свои высокие боевые качества, а гибель машины от огня ПТО считалась тогда неизбежным злом.

БТ по достоинству оценили англичане. После посещения Киевских манёвров 1936 года, в которых приняли участие сотни танков БТ, английское военное ведомство приобрело у Кристи один танк его конструкции. На его основе создан танк A13, который (в разных вариантах) стал основой английских танковых сил. Развитием A13 стали знаменитые английские танки «Кромвель» и «Крусейдер».

БТ активно применялись и в начале Великой Отечественной войны. По своим боевым качествам они наголову превосходили немецкие лёгкие танки Pz-I и Pz-II. При сравнении с Pz-III, Pz-IV, 38(t) и 35(t) видно, что БТ превосходят их по мощностным характеристикам. А. Б. Широкорад в книге «Танковая война на восточном фронте» отмечает, правда, что Pz-III на полигоне 1939 года оказалась неприятным сюрпризом для советских инженеров и военных. Германский танк при меньшей удельной мощности развивал равноценную с БТ скорость; а его цементированная броня оказалась крепким орешком для «мягких» советских снарядов. Танки БТ по огневой мощности были сравнимы с Pz-III (37- или 50-мм орудие), в то время как Pz-IV вообще не предназначался для борьбы с бронетехникой (до 1942 года эти танки вооружались короткоствольным 75-мм орудием). Но на дистанции действительного огня и БТ, и немецкие танки могли поражать друг друга — броня на всех была тонкая. И здесь против БТ работала его «слепота», вообще характерная для советских танков того времени. Отсутствие командирской башенки не позволяло командиру наблюдать за полем боя. То, что командир совмещал функции наводчика, также не повышало боеспособность танка. Вопреки навязанному литературой мнению танки БТ были достаточно сильно вооружены. Танковая пушка калибра 45 мм появилась в результате глубокой переделки купленного в 1930 году у фирмы Рейнметалл 37 мм противотанкового орудия, состоявшего на момент 22 июня 1941 года на вооружении Вермахта. Результатом переделки стал тяжелый осколочно-фугасный снаряд, которым не мог похвастать прототип, и незначительное увеличение бронепробиваемости. Плохая оптика не позволяла в полной мере использовать возможности артсистемы, но. даже «Пантера» T-V имела проекции, поражаемые «сорокопяткой». (А. Б. Широкорад «Энциклопедия отечественной артиллерии»)

Иван Васильевич Болдин вспоминает в своих мемуарах как три танка БТ, с боеприпасами, но без горючего, подкараулили колонну немецких танков, и нанесли ей значительные потери.[6] Таким образом, танки БТ, при грамотном использовании, тогда ещё являлись вполне эффективным оружием.

Судя по всему, причины массовой гибели БТ в начале войны стоит искать не в конструктивных недостатках машины, а в общем ходе боевых действий. Неисправные БТ бросались при отступлении, подбитые машины невозможно было восстановить, танковые подразделения не получали боеприпасов и ГСМ. В таких обстоятельствах массово гибли не только БТ, но и Т-34 и КВ. В ходе тяжёлых боёв 1941 — начала 1942 БТ были почти полностью истреблены. К середине 1942 года о них уже нет никаких упоминаний.

Брошенные и подбитые БТ охотно восстанавливались противником. Финны, кроме того, выпустили небольшую серию 114-мм САУ на шасси БТ-7 (BT-42).

Последний раз БТ пошли в бой в ходе Советско-японской войны в 1945 году. На Дальнем Востоке к тому времени сохранилось некоторое количество этих танков и они показали себя эффективными при разгроме Квантунской группировки[7].

Сравнительные характеристики колёсно-гусеничных танков[править | править код]

ТТХ колёсно-гусеничных танков[8]
Характеристика М.1928 «Кристи» М.1931 (T.3) «Кристи» БТ-2 БТ-5 БТ-7 (вып. 1937) БТ-7А ПТ-1 Т-29
Экипаж
3 4 5 5
Размеры
Боевая масса, т 7,8 10,5 11,3 11,5 13,8 14,65 14,2 28,8
Длина корпуса, мм 5180 5500 5660 7100 7370
Ширина корпуса, мм 2130 2230 2290 2990 3220
Высота, мм 1830 2280 2200 2250 2420 2450 2690 2820
Клиренс, мм 450 360 350 400 390 425 500
Вооружение
Калибр пушки, мм 37 45 76,2
Длина ствола, калибров 45 46 16,5
Боекомплект, выстрелов 126 92 72 (115 — без радиостанции) 132 (172 — без радиостанции) 188 88 67
Пулемёты, количество 2 1 1 + 1 зенитный 4 5
Пулемёты, калибр мм 7,62
Боекомплект 3000 2709 2394 3402 6930
Бронирование, мм
Лоб корпуса 12,7 13 22 20 10 30
Борт корпуса 16 13 10 13 10 20
Корма 16 10 20 13 10 30
Башня 16 13 15 10 30
Дно 10 6
Крыша 6 5 8
Подвижность и проходимость
Двигатель «Либерти»
338 л. с.
М-5
400 л. с.
М-17Т
450 л. с.
В-2
500 л. с.
М-17Ф
500 л. с.
Ёмкость топливных баков, л 132 337 360 650 580 400 660
Максимальная скорость по шоссе на колёсах, км/ч 112 75 72 86 90 57
Максимальная скорость по шоссе на гусеницах, км/ч 68 44 52 62 55
Запас хода по шоссе на колёсах, км 185 240 300 200 500 900 230 328
Запас хода по шоссе на гусеницах, км 120 240 200 120 230 400 183 230

См. также[править | править код]

  • БТ-2
  • БТ-5
  • БТ-7
  • БТ-7А
  • БТ-СВ
  • ПТ-76
  • колёсно-гусеничные танки

Литература[править | править код]

  • Васильева Л. Н., Желтов И., Чикова Г. Ф. Правда о танке Т-34. — Москва: Региональная культурно-просветительская общественная организация «Атлантида — XXI век», 2005. — 480 с. — 5000 экз. — ISBN 5-93238-079-9.
  • Павлов М. В., Желтов И. Г., Павлов И. В. Танки БТ. — М.: Экспринт, 2001. — 184 с. — (Военный музей). — 5000 экз. — ISBN 5-94038-019-0.

ru.wikipedia.org


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.