Танк бт 7а

Военный журнал

Танки

Самолеты

Танк БТ-7В 1935 году была принята на вооружение и запущена в серийное производство новая модификация танков БТ, получившая инекс БТ-7. Танк выпускался до 1940 года и был заменен в производстве танком Т-34. (Также читайте «Средний танк Т-44) По сравнению с танком БТ-5, у него изменена конфигурация корпуса, улучшена броневая защита, установлен более надежный двигатель.


сть соединений броневых листов корпуса уже выполнялась методом сварки. 
Выпускались следующие варианты танка:
— БТ-7 — линейный танк без радиостанции; с 1937 года выпускался с конической башней;
— БТ-7РТ — командирский танк с радиостанцией 71-ТК-1 или 71-ТК-З; с 1938 года выпускался с конической башней;
— БТ-7А — артиллерийский танк; вооружение: 76,2-мм танковая пушка КТ-28 и 3 пулемета ДТ; 
— БТ-7М — танк с дизельным двигателем В-2.

Всего было выпущено более 5700 танков БТ-7. Они применялись во время освободительного похода в Западную Украину и Белоруссию, в ходе войны с Финляндией и в Великой Отечественной войне.

Танк БТ-7

Танк БТ-7 .
Создание и модернизация

В 1935 году ХПЗ начал выпуск следующей модификации танка — БТ-7. У этой модификации была улучшена проходимость, повышена надежность и облегчены условия эксплуатации. Кроме того, БТ-7 отличался более толстой броней.

Танк БТ-7

Танки БТ-7 имели переконструированный корпус, с большим внутренним объемом, и более толстую броню.


я соединения бронеплит широко использовалась сварка. На танк установили двигатель М-17 ограниченной мощности и с измененной системой зажигания. Была увеличена емкость топливных баков. БТ-7 имел новые главный фрикцион и коробку передач, разработанную А.Морозовым. Бортовые фрикционы использовали переменные плавающие тормоза конструкции профессора В.Заславского. За заслуги ХПЗ в области танкостроения в 1935 году завод наградили Орденом Ленина.

Танк БТ-7

На БТ-7 первых выпусков, как и на БТ-5, устанавливали цилиндрические башни. Но уже в 1937 году цилиндрические башни уступили место коническим цельносварным, характеризующимся большей эффективной толщиной брони. В 1938 году танки получили новые телескопические прицелы со стабилизированной линией прицеливания. Кроме того,на танках начали использовать раздельнозвенные гусеницы с уменьшенным шагом, которые лучше себя показывали во время быстрой езды. Применение новых гусениц потребовало изменить конструкцию ведущих колес.

Танк БТ-7

Некоторые радиофицированные БТ-7 (с цилиндрической башней) оснащались поручневой антенной, однако БТ-7 с конической башней получили новую штыревую антенну.
В 1938 году некоторые линейные танки (без радиостанций) получили дополнительный пулемет ДТ, расположенный в башенной нише.


и этом пришлось несколько сократить боезапас. Некоторые танки оснастили зенитным пулеметом П-40, а также парой мощных прожекторов (как у БТ-5), расположенных над пушкой и служащих для подсветки цели. Однако на практике такие прожектора не использовались, поскольку выяснилось, что они не были удобны в обслуживании и эксплуатации. Танкисты называли БТ-7 «Бетка» или «Бетушка».

Танк БТ-7

Последней серийной моделью танка БТ стал БТ-7М.
Опыт боев в Испании (в которых участвовали танки БТ-5) показал необходимость иметь на вооружении более совершенный танк, и весной 1938 года АБТУ приступило к разработке преемника БТ — скоростного колесно-гусеничного танка, имеющего подобное вооружение, но лучше защищенного и более пожаробезопасного. В результате появился прототип А-20, а затем А-30 (несмотря на то, что военные были против этой машины). Однако эти машины скорее были не продолжением линии БТ, а началом линии Т-34.

Танк БТ-7


Параллельно с выпуском и модернизацией танков БТ на ХПЗ приступили к созданию мощного танкового дизеля, который в будущем должен был заменить ненадежный, капризный и пожароопасный карбюраторный двигатель М-5 (М-17). Еще в 1931-1932 годах КБ НАМИ/НАТИ в Москве, возглавляемое профессором А.К.Дьячковым, разработало проект дизеля Д-300 (12-цилиндрового, V-образного, мощностью 300 л.с.), специально предназначенного для установки на танки. Однако только в 1935 году на Кировском Заводе в Ленинграде построили первый прототип этого дизеля. Его установили на БТ-5 и провели испытания. Результаты оказались неутешительными, поскольку мощность дизеля была явно недостаточной.

Танк БТ-7

На ХПЗ конструированием танковых дизелей занимался 400-й отдел, возглавляемый К.Чепланом. 400-й отдел сотрудничал с кафедрой двигателей ВАММ и ЦИАМ (Центральный Институт Авиамоторов). В 1933 году появился дизель БД-2 (12-цилиндровый, V-образный, развивающий 400 л.с. при 1700 об/мин, расход топлива 180-190 г/л.с./ч). В ноябре 1935 года дизель установили на БТ-5 и провели испытания.

Танк БТ-7

В марте 1936 года дизельный танк продемонстрировали высшим партийным, правительственным и военным работникам. БД-2 требовал дальнейшей доводки. Несмотря на это, он уже в 1937 году был принят на вооружение, под названием В-2. В это время шла реорганизация 400-го отдела, закончившаяся появлением в январе 1939 года Харьковского Дизелестроительного Завода (ХДЗ), известного также под названием Завода №75. Именно ХДЗ и стал главным производителем дизелей В-2.


Танк БТ-7

С 1935 по 1940 год было выпущено 5328 танков БТ-7 всех модификаций (не считая БТ-7А). Они состояли на вооружении бронетанковых и механизированных войск Красной Армии практически всю войну.

Танк БТ-7

wikiwar.ru

Желательность вооружения танков БТ и большей части советских танков пушками калибра 76 мм и более для многих руководителей РККА было очевидно еще к середине 30-х годов. Так маршал М. Н. Тухачевский (являющийся, кстати, большим поклонником артиллерийских танков), выступал за оснащение БТ пушками калибра 76 мм. Начали вестись работы по перевооружению танков.


Один из первых проектов БТ-7 предполагал наличие 76,2-мм короткоствольного орудия в башне новой конфигурации. Из имевшихся на то время артсистем такого калибра, пригодных для установки на танк, в серийном производстве существовали только КТ-28 и ПС-3. Последняя выглядела более перспективно, но её выпуск постоянно затягивался и в конечном итоге был отменен совсем. Можно было попробовать установить пушку Л-7, но ленинградский завод не справился с техническим заданием и её отправили на доработку. Так что, единственным подходящим вариантом оказалась КТ-28, но вместо неё можно было установить стандартную 45-мм пушку 20К.

Первый опытный образец БТ-7 сдали к 1 мая, второй — к 7 ноября 1934 года. На этих танках была установлена оригинальная по конструкции башня в форме эллипса со скошенной крышей. В нише башни размещалась укладка барабанного типа на 18 снарядов и радиостанция. Справа от пушки размещался пулемет ДТ в шаровой установке. Ещё один ДТ устанавливался в лобовом листе корпуса в качестве курсового. После того, как обе машине прошли полный испытательный цикл, были подведены неутешительные итоги. В варианте с 76,2-мм пушкой боевое отделение оказалось слишком тесным даже для экипажа из 3-х человек, боезапас был явно недостаточным, масса танка существенно увеличилась. После недолгих раздумий для серийной постройки была выбрана модификация с 45-мм пушкой и башней от БТ-5 — в таком виде серийные БТ-7 просуществовали на конвейере до 1937 г.

Работы по усилению вооружения на некоторое время приостановили, но осенью 1934 года, после начала испытаний артиллерийского танка Т-26-4, было принято решение установить на БТ-7 аналогичную башню с пушкой КТ-28.


Башня изготовлялась методом сварки и имела форму цилиндра с овальной нишей сзади. Её корпус состоял из двух полугруглых листов, крыши и ниши. Стыки листов с наружной стороны защищались броневыми накладками. Передний лист имел большой вырез под установку пушки, две смотровые щели и два круглых отверстия для стрельбы из револьвера. С правой стороны выреза был приварен цилиндр, в дно которого устанавливалось яблоко для монтажа пулемета. Посадка командира танка и заряжающего осуществлялась через люк посреди крыши. В передней части крыши предусмотрели отверстия для командирской панорамы, флажковой сигнализации, вентилятора и перископического прицела. Перед установкой на БТ-7 в конструкцию башни внесли несколько изменений, усилив крышу, доработав башенный погон и предусмотрев установку кормового пулемета.

Боекомплект машины состоял из 50 выстрелов и 3339 патронов к пулеметам ДТ. Наведение орудия на цель осуществлялось как с помощью телескопического прицела ТОП, так и с помощью перископического прицела ПТ-1.

Первый опытный образец «артиллерийского» БТ, который получил обозначение БТ-7А, поступил на испытания на полигон ХПЗ в середине октября 1935 г. В целом, танк зарекомендовал себя с хорошей стороны: ходовые характеристики остались практически на уровне серийного БТ-7, а огневая мощь увеличилась. За время испытаний было произведено 197 выстрелов. В протоколе по результатам заводских испытаний представителем 5-го отдела АБТУ майором Сакс была отмечена «необходимость удлинения брони маски пушки вниз на 30 мм» для уменьшения зазора между корпусом и башней. Впрочем, проблема вооружения танков БТ более мощным орудием этим не решалась и здесь не лишним было бы напомнить об истории пушки КТ-28 («Кировская танковая»).


Эта артсистема проектировалась для танка Т-28 на базе полковой пушки образца 1927 года. Вполне естественно, что для этого потребовалось внести серию серьёзных доработок. Так, длину отката сократили с 1000 до 500 мм, количество жидкости в накатнике увеличили с 3,6 до 4,8 литров, толщину стенок салазок довели до 8 мм, а также ввели новый подъёмный механизм, ножной спуск и новые прицельные приспособления, удовлетворяющие условиям работы танкового экипажа. При длине ствола 16,5 калибров начальная скорость 7-кг осколочно-фугасного снаряда составляла 262 м/с, шрапнельный 6,5-кг снаряд вылетал со скоростью 381 м/с. При таких характеристиках борьба с танками противника (за исключением самых легких) была весьма затруднительна, но КТ-28 вполне годилась для разрушения ДОТов и борьбы с пехотой. Собственно, именно по этим причинам КТ-28 рассматривали в качестве временной меры до появления в серийном производстве более мощных артсистем, но как мы знаем, этого не произошло и пушка Кировского завода устанавливалась на все тяжелые танки Т-35 и большую часть средних Т-28.


С танком БТ-7А история несколько затянулась. Вначале предполагалось, что артиллерийские танки БТ поступят на вооружение в 1935 году, но из-за происшествия с опытным образцом Т-26-4 (разрыв снаряда в стволе) серийное производство отложили почти на три года. Лишь 31 августа 1937 г. была выпущена головная серия, предназначавшая, по большей части, для проведения войсковых испытаний. Поскольку мнение военных о БТ-7А было положительным на Харьковском паровозостроительном заводе организовали массовый выпуск и к моменту завершения производства 10 января 1938 года было собрано 155 машин.

Тем не менее, в военная приёмка приняла 122 танка, так как остальные находились в ожидании орудий КТ-28, выпуск которых прекращался. За весь 1938 год удалось получить только 10 пушек, что довело количество принятых машин до 132. Судьба остальных невооруженных БТ-7А не ясна. Скорее всего, их переделали в обычные БТ-7.

После прекращения работ по ПС-3 и КТ-28 следующим шагом стало создание полуавтоматического танкового орудия Л-10, разработанное группой инженеров под руководством С.Малахова. Его проектирование было начато ещё в 1935 г., но силу различных причин до начала серийного производства прошло чуть меньше трех лет. Как и в случае с КТ-28, пушка Малахова не отличилась высокими характеристиками и была принята на вооружение РККА только как временная мера. Тем не менее, это совсем не помешало перевооружить Л-10 большинство средних танков Т-28.


л даже поднят вопрос об оснащении этим типом орудия тяжелых Т-35, но из-за отсутствия существенных преимуществ перед КТ-28 от этой идеи быстро отказались. Видя, что ситуация не улучшается, АБТУ РККА выдало ЛКЗ в начале 1938 г. новое задание на разработку танковой пушки. Здесь снова решили пойти по пути наименьшего сопротивления, взяв за основу Л-10 с увеличенной длиной ствола и усиленным казенником. Полученное таким образом орудие Л-11 сохранило почти все недостатки предшественника: низкую поражающую способность, использование «полкового» выстрела и т. д.

В апреле 1938 г. Л-11 рекомендовали в серийное производство с учетом, что выявленные недостатки будут устранены. Перед этим, были проведены испытания на танках Т-28 и БТ-7А, для которых это орудие и предназначалось. Впрочем, едва успев начаться, новый виток перевооружения Т-28 завершился очередными неприятностями. На войсковых маневрах 1939 г. выявился один из самых неприятных дефектов Л-11. Дело в том, что объём тормоза отката этого орудия был связан через отверстие с атмосферным воздухом, а при активных манипуляциях это отверстие перекрывалось, что приводило к вскипанию жидкости и разрыву тормозного цилиндра. С таким дефектом все танки, оснащенные Л-11, считаться боеспособными не могли. В дальнейшем в конструкцию пушки ввели резервное отверстие, но основной массы проблем это не решило. Что касается оснащение танков БТ-7А новым видом пушки, то здесь работы были прекращены уже на начальной стадии и опытный образец так и остался в единственном экземпляре.

Намного более удачным мог оказаться вариант с пушкой Ф-32. Данное орудие было разработано в ОКБ-92 под руководством Грабина, который использовал в своём проекте качающуюся часть дивизионной пушки Ф-22 образца 1936 г. с укороченным стволом. При сравнении Л-11 и Ф-32 выяснилось, что грабинская пушка имеет более низкую стоимость, при высокой надежности, скорострельности, и хороших баллистических показателях. При её производстве использовались недефицитные материалы, а совместимость многих узлов с пушкой Ф-22 позволяло быстро наладить серийное производство Ф-32. Испытания, проведенные также на БТ-7А, полностью подтвердили эти выводы. Пушка устанавливалась в стандартной «артиллерийской» башне, но ствол Ф-32 изготовлялся из высоколегированной стали, а длина отката составляла всего 30 см. Несмотря на малую длину отката в башне было тесно, а работа заряжающего стала вдвойне опаснее. Желательна была бы установка на танк башни больших размеров. Однако несмотря на все эти сложности, машина в сентябре 1939 года успешно прошла полный цикл испытаний. Работа орудия была признана полностью удовлетворительной и пушка Ф-32 была рекомендована к установке на советские танки (и в частности БТ-7). После пересмотра полученных данных пушка Грабина была принята на вооружение в январе 1940 г. и, спустя несколько месяцев, началась её установка на танки новых типов. С БТ-7А в этом случае ситуация прояснилась довольно быстро. От переоснащения старых танков новыми орудиями отказались в пользу реализации на новых танков КВ и Т-34.

По сути линейку БТ (как и Т-26, Т-28) просто бросили в надежде на новые танки. Которые еще и даже не начали к тому моменту выпускать. А когда начали выпускать КВ и Т-34, то они имели полный перечень «детских болезней» — они были ненадежны, часто ломались, были дороги в производстве и пр. На устранение многочисленных недостатков и полноценное освоение в производстве ушли годы, и притом годы тяжелого военного времени, когда решалась судьба СССР. Потенциал модернизаций освоенных в производстве еще в 30-х годах БТ, Т-26 и Т-28 не был использован. И совершенно напрасно. Так у БТ надо было в начале 30-х годов сменить свечную подвеску (вместе с «гитарами» Кристи) на более совершенную, оснастить танк более просторной башней лучшей обзорности с 76 мм пушкой, а после усилить бронирование до 55 мм по варианту БТ-СВ-2 «Черепаха». У танка Т-26 заменить подвеску на более совершенную, усилить бронирование, поставить двигатель мощностью 180 л.с. и башню с 76 мм пушкой. Помимо этого на базе Т-26 мог бы получиться отличный бронетранспортер и САУ. У танка Т-28 надо было убрать две пулеметные башни — сделав однобашенным, укоротить корпус, усилить бронирование до 80 мм, поставить торсионную подвеску. И вооружить Т-28 — 76 мм пушкой Ф-32/Ф-34 или 85 мм Ф-30. Совсем бы также не помешало установка командирских башенок на эти танки, что значительно бы улучшило обзорность из танков и управляемость танковых соединений. Однако ничего этого реализовано в серийном производстве не было.

Проблем и ошибок в предвоенном СССР считать — не пересчитать. И не только в станках дело — за что не хватились под пальцами ползет. Решения управленческие при этом принимались неидеальные совсем. Ну не умели тогда в СССР без потери боеспособности перевооружать армию. Наглядный пример этого — история с принятием на вооружение КВ и Т-34. Идей плавной, поэтапной модернизации еще не ценили, этому научила только война.
 
Дислокация

Поскольку выпуск артиллерийских танков БТ-7А сильно затянулся в строевые части они попали достаточно поздно. Например, к 29 января 1938 года в составе 45-го механизированного корпуса насчитывалось 13 радийных и 11 линейных БТ-7А, что равнялось их штатной численности. Вероятно, артиллерийские танки распределили между двумя механизированными бригадами (133-й и 134-й) — в каждой по 12 танков, соответственно, каждый из трех танковых батальонов имел по 4 машины в роте сопровождения.

К июлю 1938 года 27 артиллерийских танков находились в распоряжении Ленинградского военного округа (ЛВО) и ещё 3 отправили в Приволжский округ. Кроме того, к сентябрю 1939 года 17 БТ-7А числилось за Белорусским военным округом и 4 были в составе 2-й армии. Впоследствии, после начала формирования механизированных корпус нового состава, многие БТ-7А «кочевали» по округам, не раз меняя место службы.

Часть танков отправили также на Дальний Восток, где на 1 сентября 1940 года имелось 28 машин, входивших в состав 8-й и 31-й кавалерийских дивизий (по 4 единицы), а также в 48-й легкотанковой бригаде (16 единиц). Ещё четыре БТ-7А было придано другим подразделениям. Позднее, когда на основе 48-й лтбр начало формирование 58-й танковой дивизии, в неё включили и БТ-7А, но в октябре 1941 года, при переформировании по июльским штатам, количество артиллерийских танков сократилось до 10. Дальнейшая их судьба неизвестна.

В процессе производства и эксплуатации некоторое количество БТ-7А переделали в «радийные» путем установки радиостанции 71ТК-3 с поручневой антенной на башне, при этом боекомплект уменьшался до 40 выстрелов и 2016 патронов. Всего армия получила 11 «радийных» танков БТ-7А. Приборы прицеливания БТ-7А состояли из телескопического прицела ТОП и панорамного ТП-1. В ряде случаев на крыше башни монтировалась зенитная установка с 7,62-мм пулеметом ДТ.

Боевое применение

Несмотря на свою немногочисленность танки БТ-7А приняли участие практически во всех конфликтах, которые Советский Союз вёл в 1939—1940 гг. Наиболее полно раскрыть их потенциал удалось во время Зимней войны. В период с 30 ноября 1939 г. по 13 марта 1940 года шесть артиллерийских танков из состава 1-й лтбр активно использовались для огневой поддержки наступающих танков и пехоты, а также для стрельбы по ДОТам финнов и контрбатарейной борьбы. Интересно, что все 6 машин в ходе боёв получили боевые повреждения (4 повреждены артиллерией и 2 подорвалось на фугасах), но все они были отремонтированы и вновь возвращены в действующую армию.

По состоянию на 15 сентября 1940 года распределение танков БТ-7А по остальным военным округам сложилось следующим образом (дробное число — количество на 1 июня 1941 г.):
ПриВО — 22
ЗапОВО — 22
КОВО — 1731 (к 1 мая 1941 года 2 находилось в составе 8-й тд 4-го мк и 4 в 12-й тд 8-го мк)
ПрибВО — 2120 (13 «линейных» и 8 «радийных»)
ЛВО — 1212
МВО — 33
ЗабВО — 1919
ОрВО — 5 (на 15 августа, из них 2 — в составе Орловского бронетанкового училища)
ДВФ — 2428

Таким образом, общее число БТ-7А после трех лет эксплуатации практически не уменьшилось и составило 117 танков, правда, далеко не все из них находились в технически исправном состоянии.

alternathistory.com

Броневой корпус:

1 — внутренняя стенка корпуса, 2,8 — подкосы, 3 — площадка под амортизатор, 4 — поддон бензобака, 5 — развал в зоне радиатора, 6 — кронштейн ленивца, 7 — зубчатый венец натяжного механизма, 9—дверки люка механика-водителя, 10 — буксирный крюк, 11 — передний щиток надгусеничной полки.

КОРПУС танка собирался из броневых и стальных листов и представлял собой жесткую коробчатую конструкцию с двойными бортовыми стенками, продолговатой суженой закругленной носовой частью и трапециевидной кормой. Все неразъемные соединения корпуса были выполнены преимущественно сварными и в меньшей степени клепаными.

Корпус состоял из следующих основных узлов: днища, носа, бортов, кормы, крыши и внутренних перегородок.

В верхних и нижних листах носа были сделаны вырезы, образующие люк для посадки водителя. Люк закрывался двухстворчатой дверкой с массивными приваренными петлями. Для герметичности дверки по краям люка в специальных пазах крепилось резиновое уплотнение.

Верхняя створка двери открывалась изнутри танка вверх и могла фиксироваться в любом положении на зубчатом секторе, приваренном к крыше корпуса. Для облегчения открывания она снабжалась уравновешивающей пружиной.

Борта корпуса имели двойные стенки. Наружные — броневые, съемные; внутренние — стальные 4-мм листы, с внешней стороны которых было приварено по 6 подкосов. К подкосам крепились вертикальные рессоры и съемные наружные броневые листы. Второй и третий внизу соединялись между собой броневой планкой, являвшейся нижней опорой (поддоном) расположенных в этом месте бортовых бензобаков. Между четвертым и пятым подкосами находились масляные баки. Между вторым и третьим подкосами внутренние щенки корпуса выполнялись с развалом для дополнительного подвода воздуха к радиаторам. В кормовой части 4-мм лист имел отверстия для выхода воздуха при движении танка с закрытыми жалюзи, в передней верхней части с левого борта — отверстие для крепления в нем сигнала, а с правого борта — люк с дверкой для удаления из танка стреляных гильз.

На внутреннем листе в местах, не защищенных наружными броневыми листами (у гитары и балансиров), наваривались броневые накладки.

Наружная съемная навесная броня, состоявшая из пяти отдельных листов, крепилась к подкосам винтами с конусной головкой.

Крыша над боевым отделением состояла из трех сваренных друг с другом броневых листов, образующих круглое отверстие нижнего погона башни. Крыша над двигателем — съемная, она включала в себя средний лист, два колпака над радиаторами и поперечную планку. Для доступа к двигателю (чистка свечей, регулировка карбюраторов, заправка водой и т.д.) в средней части листа имелся большой прямоугольный люк, закрывающийся крышкой на петлях В передней части крышки крепилась ручка, которая одновременно служила ограничителем угла склонения пушки при стрельбе назад. В средней части крышки был установлен воздухоочиститель.

Надрадиаторные колпаки устанавливались над отверстиями для входа воздуха в радиаторы, защищая их от поражений.

НЕКОТОРЫЕ ДАННЫЕ ПУШКИ

Длина ствола 46 калибров

Масса бронебойного снаряда 1,425 кг

Масса осколочного снаряда 2,135 кг

Масса патрона с бронебойным снарядом 2,5 кг

Масса патрона с осколочным снарядом 3,3 кг

Начальная скорость бронебойного снаряда 760 м/с

Начальная скорость осколочного снаряда 335 м/с

Дальность прямого выстрела 3600 м

Дальность выстрела, макс 4800 м

Скорострельность 12 выстр./мин

Масса тела орудия с затвором и полуавтоматикой около 113 кг

Масса собранной системы ло 313 кг

Крыша трансмиссионного отделения состояла из двух броневых листов жалюзи и расположенного над ними сетчатого колпака. Задний лист жалюзи имел два выреза для прохода выхлопных труб. С правого 6opia танка проходила тяга управления поворотом жалюзи. Крыша над кормовым бензобаком — съемная, она крепилась винтами с конусной головкой к уголкам внутренних стенок корпуса и заднею листа кормы.

Внутри корпуса танка имелись три поперечные перегородки: моторная, вентиляторная и кормовая. Последняя — между трансмиссионным отделением и кормовым бензобаком. Между отделением управления и боевым находилась распорная арка, усиливавшая подбашенный лист.

БАШНЯ. На танках БТ-7 выпуска 1935 и 1936 годов устанавливалась сварная цилиндрическая башня, идентичная по конструкции со сварной башней танка БТ-5.

Начиная с 1937 года танк выпускался со сварной башней конической формы. Существовало два типа башен — линейная, имевшая снарядную укладку в нише, и радиобашня, у которой в нише находилась радиостанция. Кроме того, на танках выпуска 1937 года в нише располагался пулемет ДТ. Часть башен оборудовалась также установками для стрельбы по воздушным целям из пулемета ДТ.

Корпус башни состоял из двух полукруглых броневых листов, крыши и ниши. Полукруглые листы сваривались встык и образовывали усеченную конусную часть корпуса. Стыки листов с наружной стороны защищались накладками. Передний полукруглый лист башни имел амбразуру для спаренной установки пушки и пулемета. Кроме того, в переднем листе находились два смотровых отверстия и под ними два круглых отверстия для стрельбы из личною оружия, закрываемых стальными грушами.

Задняя стенка ниши — съемная, крепилась четырьмя болтами с конусными головками. В верхней части задней стенки также было предусмотрено отверстие для стрельбы из личного оружия.

В средней части крыши над конусной частью башни располагались два овальных люка для посадки экипажа. На танках с зенитной установкой пулемета был только один левый овальный люк. Вместо правого люка монтировалась зенитно-пулеметная установка со своим круглым люком.

Крышки овальных люков имели уравновешивающие пружины, значительно облегчавшие их открывание и закрывание. Ось, пружина и петли крышек люков частично защищались специальными броневыми листами. Крышки люков фиксировались в открытом положении в передней части крыши находились три круглых отверстия. Правое предназначалось для установки командирской панорамы, среднее в центре для вентиляции и левое — для перископического прицела. Над нишей в крыше имелось круглое отверстие, и сюда же приваривался броневой стакан для защиты вво да антенны. На танках без радиостанции это отверстие закрывалось заглушкой.

Поворот башни осуществлялся вручную с помощью червячною поворотного механизма.

ВООРУЖЕНИЕ. На танках выпуска 1935 1937 годов устанавливалась 45-мм танковая пушка 20К образца 1934 года.

Пушка снабжалась вертикальным клиновым затвором с полуавтоматикой инерционно-механического типа, ножным и ручным спусками, корытообразной люлькой, гидравлическим тормозом отката, пружинным накатником и секторным подъемным механизмом.

На танках выпуска после 1937 года устанавливалась 45-мм пушка обр. 1938 г., в целом идентичная своей предшественнице, но конструктивно более доработанная, с электрозатвором, обеспечивавшим производство выстрела ударным способом и с помощью электротока.

С пушкой был спарен 7,62-мм пулемет ДТ. Они размещались в общей маске, с углами возвышения от -8° до +25°.

На танках выпуска 1937 года (с конической башней) в нише башни располагался еще один пулемет ДТ в шаровой установке.

Кроме того, на части танков выпуска 1937 1939 годов монтировался пулеме т ДТ на зенитной танковой турельной установке П-40.

Она позволяла осуществлять плавное слежение пулеметом за целью как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскостях со скоростями наведения более 50° всекунду. Угол вертикального наведения от -5° до +90°, горизонтального 360°. Стрельба из пулемета производилась стрелком с пола или со специальной подножки с помощью зенитного прицела.

Спаренная установка снабжалась двумя общими прицелами: танковым перископическим панорамным прицелом обр. 1932 г.

ПТ-1 и телескопическим прицелом обр. 1930 г. ТОП или ТОП-1. Прицелом ТОП-1 (или ТОО) со стабилизированной в вертикальной плоскости линией прицеливания оснащались только танки, имевшие пушки с электрозатвором.

Боеукладка танка располагалась на полу боевого отделения, на боковых стенках корпуса, в нише башни, на стенках башни.

Укладка 45-мм снарядов на полу боевого отделения находилась между передней перегородкой и передней балансирной трубой и состояла из двух симметрично расположенных ящиков, в которых были установлены специальные обоймы, заполненные снарядами. Обоймы имели вид чемоданчиков с тремя перегородками, являвшимися опорами для патронов, и крышкой с откидной застежкой и брезентовой ручкой.

В каждую обойму укладывались три снаряда (на танках с конической башней четыре). Каждый ящик содержал 14 обойм, таким образом, в двух ящиках насчитывалось 84 (112) снаряда.

Стреляные гильзы убирали обратно в обоймы, а обоймы — в ящики, чтобы не загромождать ими боевого отделения. На танках, выпускзви1ихся с 1937 года, можно было выбрасывать стреляные гильзы через специальное окно в правом боковом листе боевого отделения, для чего его заслонка открывалась я сторону навесного борта.

Компоновка танка БТ-7:

1 — педаль главного фрикциона, 2— колонка рулевого механизма, 3 — нижняя дверка люка механика-водителя, 4 — рычаги управления бортовыми фрикционами и тормозами, 5 — рычаг кулисного механизма переключения скоростей, 6 — рулевое колесо, 7 — верхняя дверка люка механика-водителя, 8 — смотровой прибор механика-водителя, 9 — сиденье механика-водителя, 10 —рукоятка для открывания и закрывания жалюзи, 11 — укладка пулеметных дисков на стенке башни, 12 — перископический прицел, 13 — колпак вентилятора, 14 — укладка пулеметных дисков на стенке корпуса, 15 — подъемный механизм пушки, 16 — укладка снарядов на стенке корпуса, 17 — подножка с педалями и приводом для производства выстрела, 18 — сиденье наводчика, 19 — радиостанция, 20 — колпак над всасывающей трубой, 21 — выхлопной коллектор, 22 — щиток над радиатором, 23 — главный фрикцион, 24 — стартер, 25 — отверстия для выхода воздуха при закрытых жалюзи, 26 — кормовой бензобак, 27 — картер бортовой передачи, 28 — коробка передач, 29 — двигатель, 30 — магнето, 31 — укладка снарядов на полу боевого отделения, 32 — ручной огнетушитель, 33 —тело пушки, 34— люлька пушки, 35 — поручневая антенна, 36 — укладка снарядов на стенке башни, 37—стационарный огнетушитель, 38 — гильзоулавливатель с мешком, 39 — заглушка отверстия для стрельбы из револьвера, 40 — пылеуловитель, 41 — защитная сетка жалюзи, 42 — подмоторная рама, 43 — крышка люка под двигателем.

Схема рулевого управления колесного хода.

На маневрах Белорусского военного округа. 1936 год.

Схема бронирования танка БТ-7.

На стенках боевого отделения с помощью специальных планок с резиновой прокладкой и клипс крепилось 34 снаряда: на левой стенке — 15, на правой — 19. Снаряды располагались вертикально в два ряда.

На стенках башни, по обе стороны от ниши, вертикально размещалось по семь снарядов, закрепленных так же, как и на стенках корпуса. На танках с конической башней укладка снарядов на ее стенках отсутствовала.

Укладка снарядов в нише цилиндрической башни состояла из двух стальных коробок по 20 снарядов в каждой (5 рядов по 4 шт.). В нише конической башни снаряды укладывались в трех коробках- стеллажах по 12 штук в каждой. На танках выпуска 1937 года, имевших кормовой пулемет, центральный стеллаж отсутствовал.

Таким образом, боекомплект танка без радиостанции с цилиндрической башней состоял из 172 снарядов, с конической башней — из 188 снарядов. У танков с рацией — из 132 и 146 снарядов соответственно.

В боекомплект пулеметных патронов входили 38 магазинов — 2394 патрона.

ДВИГАТЕЛЬ И ТРАНСМИССИЯ. На танке БТ-7 устанавливался 12-цилиндровый карбюраторный четырехтактный авиационный двигатель М-17Т (выпускался по лицензии фирмы BMW). Его мощность при 1550— 1650 об/мин — 400 л.с.; диаметр цилиндра — 160 мм. Ход поршней левой группы цилиндров — 199 мм, правой — 190 мм. Цилиндры были расположены V-образно, под углом 60°. Степень сжатия 6. Сухая масса двигателя — 550 кг.

Топливо — авиационный бензин марки Б-70. Емкость бензобаков — 790 л (бортовые баки — 250 л, кормовой — 400 л, дополнительные 4 на крыльях — 140 л).

Подача топлива — принудительная, шестеренчатым насосом 18ПБ-1 или насосом коловратного типа БНК-5Б (БНК-5). Карбюраторов — два, марки К-17Т.

Масляный насос — шестеренчатый. Емкость двух масляных баков — 48 — 50 л.

Система охлаждения — водяная, принудительная, с помощью, центробежного насоса М17. Емкость радиаторов около 100 л.

Механическая силовая передача состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения (сталь по стали), четырехскоростной коробки передач (начиная с 1937 года на танках устанавливалась трехскоростная КП), двух многодисковых бортовых фрикционов с ленточными тормозами, двух одноступенчатых бортовых передач и двух редукторов привода к ведущим колесам колесного хода.

Приводы управления танком — механические. Для поворота на гусеничном ходу служили два рычага, воздействовавшие на бортовые фрикционы и тормоза; для поворота на колесном ходу — штурвал. При движении на гусеничном ходу штурвал снимался и укладывался в отделении управления у левого борта танка.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ танка БТ-7 по своей конструкции первоначально была почти идентична ходовой части танка БТ-5. Однако начиная с 1937 года в нее начали вноситься существенные изменения. Ширину резинового бандажа ленивца увеличили с 38 до 62 мм, а резинового бандажа ведущих колес колесного хода и опорных катков — с 52 до 75 мм. Была введена мелкозвенчатая гусеница из 70 стальных штампованных траков (35 плоских, 35 гребневых). В связи с этим изменилась конструкция ведущего колеса гусеничного хода. Оно получило шесть роликов для зацепления с гребнями траков вместо имевшихся ранее четырех. Диаметр его уменьшился до 634 мм, был ликвидирован резиновый бандаж. Резиновые же бандажи опорных катков диаметром 830 мм достигли ширины 110 мм.

БТ-7А

Схема подвески осталась без изменений, однако в ее конструкцию были внесены некоторые улучшения, повышавшие надежность. Например, были усилены пружины подвески ведущих колес колесною хода, на которые приходилось около 30% массы танка.

ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ Источники электрической энергии — два параллельно соединенных аккумулятора 6СТ-128 (на танках ранних выпусков 60ТА-УШБ), работавших параллельное генераторами постоянного тока ДСФ- 500, ДСФ-500ХПЗ или ДСФ-500-Т мощностью 336 Вт (на танках 1-й серии генератор ГА-4561 мощностью 270 Вт).

Потребители электрической энергии — электростартеры СМС (3,5 л.с.) или СТ-61 (4 л.с.), мотор-вентилятор, умформер радиопередатчика, телефонные аппараты, приборы звуковой и световой сигнализации, прожекторы, аппаратура внутреннего и внешнего освещения танка.

СРЕДСТВА СВЯЗИ. На танках с цилиндрической башней устанавливалась радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной, а на танках с конической башней — со штыревой антенной. Для внутренней связи имелось переговорное ус тройство ТПУ-3, ТСПУ-3 или ТПУ-2. Аппараты переговорного устройства соединялись с помощью переходных колодок (с проводом, длина которого позволяла повернуть башню два раза) или вра щающегося электроконтактного устройства ВКУ 1 или ВКУ-ЗА.

СПЕЦИАЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. Система противопожарного оборудования танка БТ-7 была аналогична танку БТ-5.

Танки БТ-7М 1-й мотострелковой Пролетарской дивизии перед тактическими учениями. Московский военный округ. Июнь 1940 года.

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Великая Отечественная война 1941-1945 гг.

Советский легкий танк БТ-7, таранивший немецкую штабную машину, август 1941 года/ Этот БТ-7 протаранил Horch 901, пренадлежащий штабу 25 танкового полка 7 танковой дивизии Вермахта

Танк бт 7а

На 1 июня 1941 года в западных приграничных округах имелось 3243 БТ-7 и БТ-7М. Бт-7 были наиболее современными танками серии БТ, состоявшими на вооружении РККА. Количество их в механизированных корпусах западных военных округов очень сильно колебалось: (ЛВО) 1-й МК — 383 ед., 10-й МК — 62 ед.; (Приб. ВО) 3-й МК — 410 ед., 12-й МК — 239 ед.; (Зап. ОВО) 6-й МК — 250 ед., 13-й МК — 13 ед., 17-й МК — 24 ед., 20-й МК — 13ед.; (Од. ВО) 2-й МК — 354 ед., 18-й МК — 75ед.; (КОВО) 4-й МК — 297 ед., 8-й МК — 260 ед., 9-й МК — 90 ед., 15-й МК — 471 ед., 16-й МК — 126 ед., 22-й МК — 173 ед., 24-й МК — 4 ед. Такие механизированные корпуса как 9, 11, 13, 18, 19, 24-й насчитывали в своем составе от 220 до 295 танков, (при штатной численности 1031 ед.), в основном старых типов. А 17-й и 20-й МК из-за малого количества машин (соответственно 36 и 93) вообще нельзя было назвать механизированными соединениями.

Танк БТ-7 из состава 4-го МК подбитый на улице г. Немиров. 24.06.41.

Танк бт 7а
Наиболее упорные бои и сражения в первые недели войны развернулись на северо-западном, западном и юго-западном направлениях.

В полосе действий войск Северо-Западного фронта боевые действия начались ударом 22 июня всей германской группы армий «Север», 3-й танковой группы и части сил левофланговых корпусов 9-й полевой армии группы армий «Центр» (в общей сложности 40 дивизий). В первом эшелоне наступали 25 дивизий, в том числе 6 танковых. Основными направлениями ударов противника стали шауляйское и вильнюсское.

24 июня 1941 года, бой на улице г. Немиров, на переднем плане расчет 37-мм противотанкового орудия РаК 35/36, справа возле домов раздавленные пехотные орудия SIG 33 13-й роты 211-го пехотного 71-й немецкой дивизии. Вдалеке подбитый советский танк БТ-7 из состава 4-го МК.

Танк бт 7а

Этот же танк ближе

Танк бт 7а
На правом фланге Северо-Западного фронта против войск 8-й армии наступала 4-я танковая группа (41-й и 56-й моторизованные корпуса) и 18-я полевая армия германских войск. Основной удар 4-й танковой группы (3 танковых и 2 пехотных дивизии) пришелся на позиции 125-й советской стрелковой дивизии прикрывавшей шауляйское направление, она была смята и стала отходить на восток. Передовые отряды танковых дивизий противника уже к 9.00 22 июня захватили Таураге.

На левом фланге Северо-Западного фронта, где оборонялась 11-я армия ситуация была не лучше. В направлении на Вильнюс наносила удар 3-я танковая группа и часть сил 9-й полевой армии противника. Против 5-ти советских стрелковых полков три танковых, одна моторизованная и шесть пехотных дивизий немцев. Советские части были не в состоянии отразить удар такой мощи и стали, неся большие потери в живой силе и технике, отступать.
Застрявший в болоте и брошенный экипажем танк БТ-7 из состава 4-го МК

Танк бт 7а
Таким образом, оборона Северо-западного фронта была прорвана.

Командующий Северо-Западным фронтом генерал-полковник Ф.И. Кузнецов решил силами 12-го и 3-го механизированных корпусов нанести контрудар по вклинившемуся противнику в районе юго-западнее Шауляй. Согласно решению командира 12-го МК генерал-майора Н.М. Шестопалова 23 и 28-й ТД была поставлена задача во взаимодействии с соединениями 10-го и 11-го СК и 2-й ТД 3-го МК, нанести фланговый удар по 1-й и 6-й ТД противника в общем направлении на Скаудвиле.

Готовность к наступлению была определена на 4.00 23-го июня. Решение на проведение контрудара было верным, но не принимало в расчет реально сложившейся ситуации. Танковые дивизии корпуса должны были наступать с различных направлений, удаленных друг от друга на 60-70 км. 23-я ТД, вооруженная 333 танками Т-26, вначале(!) должна была вместе с 10-м СК уничтожить противника в районе Плунге, Кулей, а затем нанести удар из района лесов юго-западнее м. Тверы в направлении Скаудвиле, а 28-я ТД, имевшая на вооружении 239 танков БТ-7 — из района Рауденай (35 км северо-западнее Шауляй). Это усложняло вопрос организации и взаимодействия между ними, а также затрудняло управление контратакующими частями со стороны командования корпуса.

Брошенные ввиду невозможности эвакуации танки БТ-7

Танк бт 7а
Боевые задачи танковым дивизиям были поставлены слишком глубокие — до 70 км. Времени на подготовку контрудара практически не отводилось, что крайне отрицательно сказалось на организации боевых действий корпуса. Решение на проведение контрудара было принято командиром корпуса без проведения рекогносцировки и разведки местности в полосе наступления. По этим же причинам не было отработаны вопросы организации взаимодействия как внутри корпуса, так и с общевойсковыми соединениями. Так как местность в полосе наступления была открытая, и не обеспечивала скрытности передвижения танковых частей, то требовалось тщательное прикрытие контратакующих танковых дивизий истребительной авиацией, как в исходном положении, так и на марше, а также в ходе нанесения контрудара. Однако, штабами всех уровней (фронта, армии, корпуса) в этом направлении ничего сделано не было.

К вечеру 22 июня, противнику наступавшему против войск Северо-Западного фронта удалось достигнуть значительных успехов. Части 4-й танковой группы силами передовых подразделений 56-го моторизованного корпуса захватили преправу на р. Дубисса у Айраголы. На шауляйском направлении противник вышел в район севернее Таураге, и продвинулся на глубину 25-35 км, угрожая отрезать дивизии 8-й армии от войск 11-й армии. Соединения 3-й танковой группы противника продвинулись на 55км, овладели районом Алитус и создали угрозу флангам Северо-Западного и Западного фронтов.

Брошенные советские танки БТ-7А. Украина 1941 г.

Танк бт 7а
Танк бт 7а
22 июня колонна 28-й танковой дивизии (ТД) подверглась первой бомбардировке, в результате из строя вышли 10 танков. Боевые действия 28-й ТД, под командованием И.Д. Черняховского, по осуществлению контрудара начались утром 23 июня. Выступив из района Рауденай, 28-я ТД к 10.00 вышла на рубеж Варняй — Ужвентис. Но сразу в наступление перейти не смогла, так как не было горючего для танков. До 15.00 дивизия стояла на этом рубеже и только с подвозом ГСМ возобновила наступление.

Двигаясь из Ужвентис на Скаудвиле, при подходе к Калтиненай, где вели бой разрозненные подразделения 125-й СД, передовые танки авангардного 55-го ТП встретили противника. Комдив решил развернуть 55-й ТП и во взаимодействии с частями 125-й СД с ходу атаковать немцев. К 22.00 полк успешно атаковал части 1-й ТД противника в двух направлениях. Одна группа в составе 17 танков БТ-7 уничтожила до двух рот пехоты и около 10 орудий и отбросила его на 5 км к югу. Вторая группа в составе 23 танков БТ-7 также успешно атаковала немцев и перерезала дорогу Калтиненай — Россиены, где уничтожила до роты мотоциклистов. В самом начале боя, при встречном выдвижении танков, немцам удалось сжечь 2 БТ-7 и 3 Т-26. Сам комдив полковник Черняховский в это время, находясь непосредственно в боевых порядках(!), руководил боем из своего командирского БТ-7РТ.

БТ-7 Черняховского, укрывшись в складках местности, сближался с танками противника. Вот, немецкий Pz-IV примерно с 800 метров подбил другой БТ-7. Танк комдива, развернув башню, выстрелил — рикошет. Тогда, зайдя в борт немцу, с 300-400 метров БТ-7 Черняховского поджег его. Одновременно танк БТ-7 сержанта Карло, вынырнув из низины, также в борт подбил еще два Pz-IV. Части 28-й ТД в бою 23 июня уничтожили и подбили 14 танков противника. Потери 55-го ТП составили 13 танков. Причем, комдив буквально находился на своем командирском танке в гуще боя!

Полностью сгоревший советский легкий танк БТ-7 на трассе Холм — Локня

Танк бт 7а

В результате отсутствия связи с соседями и незнания общей обстановки перед фронтом своих частей Черняховский решил не вводить в бой дополнительные силы и приказал отвести 55-й ТП в лес 1 км севернее Пашиле с намерением атаковать противника утром 24 июня. От ударов авиации немцев 28-я ТД в течении 23 июня потеряла 27 танков БТ-7.

В бою у Пашиле 25 июня 28-я ТД наносила удар в направлении Каркленай — Полугуе — Ужвентис и была встречена сильнейшим огнем противотанковой и полевой артиллерии противника. Часть танков 55-го и 56-го ТП прорвались в глубину расположения противника и разгромили на марше выдвигавшуюся колонну 8-го моторизованного полка, уничтожив при этом 3 тяжелых и 14 противотанковых орудия. В результате 4-х часового боя танковые полки 28-й ТД уничтожили до 2-х батальонов пехоты, 450 солдат противника было взято в плен, захватили 6 тяжелых и 24 противотанковых орудия, несколько танков и других единиц техники. В ходе этого боя было подбито, застряло в болоте, и было добито артиллерией противника 48 танков БТ-7. В этот день 28-я ТД понесла самые большие потери в личном составе и технике. В район сбора не вернулись 84 танка. В бою погибли командир 55-го ТП майор С. Онищук, комбаты майор Александров и капитан Иволгин, помощник комдива по технической части подполковник Соболев со своей ремонтной бригадой. Погибла вся 3-я рота 1-го батальона 55-го ТП и ее командир лейтенант Мотвиненко. К 15.00 25 июня в 28-й ТД осталось около 30 исправных танков.

Сгоревший БТ-7, на заднем плане подбитый немецкий танк PzKpfw.IV

Танк бт 7а
Контрудар 12-го и части сил 3-го МК имел ограниченный успех на тактическом уровне, лишь замедлив наступление противника на шауляйском направлении.

В числе причин обусловивших неудачный исход контрудара механизированных корпусов можно назвать:
1. Недостаток времени на подготовку контрудара.
2. Танковые дивизии 12-го МК действовали рассредоточенно, изолированно друг от друга.
3. Боевые действия механизированных корпусов проводились под постоянными ударами вражеской авиации, при полном отсутствии авиационного прикрытия с нашей стороны.
4. Отсутствие разведки противника, незнание положения своих войск и поспешность принятия решений приводило к ненужному изматыванию войск и разбрасыванию сил.
5. Неудовлетворительно организованная связь привела к незнанию реальной обстановки командованием фронта и армии, к запаздыванию решений.

Два неисправных танка БТ-7 брошенные на ж/д станции. Лето 1941 года.

Танк бт 7а
После проведенного контрудара, части и соединения механизированных корпусов Северо-Западного фронта выполняли задачи, главным образом, по прикрытию отхода общевойсковых соединений на северо-восток. Так, например, 28-я ТД занимала оборону на южном берегу р. Мужа. К вечеру 27 июня колонна вражеских танков начала обходить правый фланг дивизии. С фронта огонь открыла немецкая артиллерия. В ходе боя танкисты 28-й ТД подбили 6 танков и уничтожили 2 орудия противника, ценой потери 8 танков БТ-7. В течении этого дня штаб дивизии получил от различных вышестоящих штабов три противоречивых приказа, ни один из которых не был выполнен. За период с 22 июня по 7 июля 1941г. боевые потери 28-й ТД составили 133 танка, по техническим причинам вышли из строя еще 68 машин. К 1 июля 1941 года 12-й мехкорпус практически перестал существовать — в нем осталось 35 танков, 22 орудия и порядка 600 человек личного состава. В последующем 12-й МК, в следствии потери боеспособности из-за понесенных потерь был выведен в резерв командующего Северо-Западным фронтом.

Не менее трагическая судьба постигла и 1-й МК (ЛВО). К началу войны в корпус входили 1-я и 3-я ТД, 163-я МСД, 5-й мотоциклетный полк и другие части корпусного подчинения. Наиболее показательна судьба 3-й ТД (38 — Т-28, 232 — БТ-7, 68 — Т-26, 50 — БА-10, 24 — БА-20).

Советский танк БТ-7, Ленинград осень 1941г.

Танк бт 7а

Разгром 1-го МК и 3-й танковой дивизии начался 17 июня 1941 г. В этот день из состава 1-го МК была изъята 1-я ТД. 22 июня корпус совершил марш из мест постоянной дислокации (Струги Красные, Псков и Черех) в район Красногвардейска. 27 июня из состава 1-го МК, еще не вступившего в бой, были изъяты 3-й ТБ 25-го ТП 163-й МСД, зенитный дивизион 3-й ТД и 20 бронеавтомобилей. 30 июня корпус переподчинили командующему Северо-Западным фронтом, который на следующий день изъял(!) 163-ю МСД из состава корпуса и переподчинил ее командующему 27-й армией. 4 июля по приказу начштаба фронта 3-ю ТД покинул 3-й мотострелковый полк, а 5-й мотоциклетный полк — две мотоциклетные роты. Тем не менее, в этот же день командующий фронтом поставил задачу остаткам 1-го МК быть готовыми к нанесению удара в направлении Псков- Остров.

На следующий день в 15.25 5-й и 6-й ТП 3-й ТД атаковали г. Остров с севера и северо-востока. В результате боя с танками и артиллерией противника полки овладели г. Остров и вышли на левый берег реки Великая. Во время атаки полки не имели авиационной и артиллерийской поддержки. Пехоты для удержания занятого рубежа и очищения города от немцев не было (имелось до двух батальонов, сформированных из отходивших бойцов 111-й СД). К концу боя дивизия потеряла до 50% материальной части.

Подбитые и сгоревшие грузовики, танки БТ-7 и KB после боя под Великой. KB ранних выпусков с пушкой Ф-32 и экранированной башней. Северо-западный фронт, Псковское направление, август 1941 г.

Танк бт 7а

Через полчаса при сильной артиллерийской и авиационной поддержке противник перешел в контратаку. Практически не имея пехоты, дивизия 2 часа упорно оборонялась. Однако под ударами пикирующих бомбардировщиков и сильнейшим артиллерийским и минометным огнем, неся большие потери, в 19.00 3-я ТД оставила г. Остров. К утру 6 июля в дивизии осталось: в 5-м ТП — 1 Т-28 и 14 БТ-7, в 6-м ТП — 2 КВ (10 КВ были получены накануне) и 26 БТ-7. В этот день 3-я ТД была подчинена командиру 22-го СК, а на следующий день переподчинена командиру 41-го СК. При этом командир 22-го СК оставил в своем распоряжении 5-й танковый полк и в дивизию его не вернул! 6-й ТП ушел в 41-й СК, — таким образом, с 7 июля 3-я ТД как самостоятельная боевая единица перестала существовать. Трудно сказать, кто внес больший вклад в разгром 1-го МК — немцы или наше собственное командование. Тем более это обидно, потому что БТ-7 был способен на равных вести бой с германскими танками.

Так, 23 июня 1941 г. ,лейтенант Совик из 93-го ТП 47-й ТД, семь раз ходил в атаку на БТ-7, уничтожив три танка, две автомашины, три орудия и до 200 человек пехоты противника. 25 июня сводная группа 9-го ТП 5-й ТД, в составе 4 БТ-7 и 6 БА-10, под командованием капитана Новикова, получив приказ захватить Ошмяны, обошла противника с тыла и атаковала Ошмяны с запада. В этом бою старший лейтенант Веденеев на БТ-7 уничтожил 5 вражеских танков и 4 ПТО!

Через два дня экипаж БТ-7 в составе старшего сержанта Найдина и красноармейца Копытова, из той же 5-й ТД находились в засаде. Обнаружив колонну из 12 вражеских танков, они подбили головную машину в колонне, а затем последнюю. Воспользовавшись растерянностью немцев, экипаж подбил и остальные 10 танков!

В полосе Западного фронта 250 танков БТ-7 в составе 6-го МК приняли участие в контрударе советских войск в районе Гродно 23-25 июня 1941г. Контрудар закончился фактически с тем же результатом, что и аналогичный наносимый в полосе Северо-Западного фронта. Причины провала были те же.

На Юго-Западном фронте танки БТ-7 приняли самое непосредственное участие в первом встречном танковом сражении ВОВ в районе Луцк — Броды — Ровно, 23 — 26 июня 1941г. Большое количество танков БТ-7 имелось в соединениях 4,8,15 и 22-го МК. Особенно хорошо действовали танкисты 15-й ТД полковника В. Полозкова. Дивизия входила в состав 16-го МК комдива А. Соколова. Танкисты 15-й ТД первые в РККА начального периода ВОВ (не от хорошей жизни) применили тактику танковых засад.

В середине августа 1941 г. в боях за Новгород полковник Черняховский также успешно применял метод танковых засад. Так, в бою 15 августа расположив на обратных скатах холмов свой последний резерв — 5 танков БТ-7, которые по словам самого командира 28-й ТД он держал «для эмблемы», Черняховский в критический момент боя вывел танки на гребни высот. Менее, чем за 10 минут танкисты подбили 2 немецких танка и обратили в бегство атакующую пехоту противника, не понеся потерь.

По выводам комиссии ГБТУ от 1953 г., причинами неоправдано высоких потерь РККА в танках вообще, и в легких танках БТ в частности, в ходе приграничных сражений лета 1941 г. являлось: низкая техническая готовность и неграмотное использование танков (неподготовленные лобовые атаки), плохое взаимодействие родов войск, а также отсутствие системы эвакуации и ремонта поврежденных машин.

В пяти приграничных округах 7% танков БТ нуждались в капитальном, а 10,3%- в среднем ремонте. Заявки промышленным наркоматам от округов на запчасти были приняты всего на 31%. Исправные танки БТ в приграничных округах составляли 82,7% от их общего количества. К тому же при крайней изношенности ходовой части и ограниченном моторесурсе танкам порой приходилось совершать изнурительные форсированные марши. Так, протяженность маршрута выдвижения на рубеж нанесения контрудара 6,9 и 8-го МК, где процент танков БТ был наиболее велик, составила 90,200 км и 500 км соответственно. И это при том, что межремонтный пробег большинства танков старых типов не превышал 500 км. Поэтому, если в составе 6-го и 9-го МК в контрударе приняло участие от 70 до 90% танков, то в 8-м МК — всего 48%.
Танки БТ-7 брошенные экипажами в парке. Начало войны, лето 1941

Танк бт 7а
Например, 15-й МК, значительную часть танкового парка которого составляли танки БТ, в период с 22 июня по 1 августа совершил свыше 1500км маршей. Корпус не выходил из боев. При этом, осмотр и текущий ремонт танков не производился (!). В 10-й ТД 15-го МК из имевшихся к 22.06.41г. 181 танка БТ выступило в поход по боевой тревоге — 147 машин, потеряно в боях — 54, оставлено при отходе по разным причинам — 46 единиц. Причем большинство танков досталось противнику по причине таких технических неисправностей, устранение которых в полевых условиях при наличии организованного ремонта не вызвало бы никаких затруднений.

Потери танков БТ-7 в 8-й ТД 4-го МК к 1 июля 1941г. распределялись следующим образом. Из имевшихся 31 танка подбито в бою — 2(!), пропало без вести — 1, завязло в болоте — 1, оставлено и уничтожено экипажами — 12(!), эвакуировано на танкоремонтные заводы — 3, потеряно по неустановленным причинам — 1.

В период с 7 по 9 июля 1941 г. танки БТ-7 приняли участие в контрударе 5-го и 7-го МК под Сенно и Лепелем. Так, наряду с КВ и Т-34 танки БТ-7 имелись на вооружении 27-го и 28-го ТП 14-й ТД полковника И. Васильева, входившей в состав 7-го МК (вторая ТД этого корпуса была полностью укомплектована Т-26). Первые батальоны полков были укомплектованы танками новых типов, вторые и третьи — БТ. На период боевых действий 7-му МК были приданы 36-я МСД и два ОТБ ( в каждом по 40 БТ-5 и БТ-7). Танковые дивизии 7-го МК генерал-майора В. Виноградова были переброшены в район Витебска. Туда же были перенацелены и части 5-го МК генерал-майора И. Алексеенко, начавшего передислокацию в начале июня 1941 г. из ЗабВО. Корпус был укомплектован на 100% по штатам мирного времени и имел 924 танка, из них 33 КВ и Т-34, остальные БТ-7 и Т-26. В 7-м МК имелось 715 танков. В первом же бою у Черногостицы 28-й ТП 14-й ТД, имевший по прибытии только танки БТ-7 и доукомплектованный 5 танками КВ и 20 танками Т-34, уничтожил 56 противотанковых орудий и более полка пехоты противника. В бою 6 июля 1941 г. командир 27-го ТП майор С. Романовский бросил танки БТ-7 в обход деревень Тепляки и Панариво, а более защищенными танками Т-34 атаковал противника в лоб. Бой длился более часа и завершился полным разгромом немцев. Противник потерял 8 легких и 1 средний танк, несколько тяжелых орудий. Потери полка составили 5 танков БТ-7, сгоревших вместе с экипажами.

При переходе к обороне майор Романовский действовал так же грамотно: батальоны БТ были окопаны и встречали атакующего противника огнем с места из укрытий, а для проведения контратак привлекались танки КВ и Т-34. Всего за период боев с 30 июня по 20 июля 1941 г. 14-я ТД уничтожила 122 танка, 11 бронеавтомобилей, 50 противотанковых и 36 полевых орудий противника.

Д695874остаточно яркий след оставили танки БТ-7 при обороне Одессы. Танки Приморская армия получала прежде всего из ремфонда Южного фронта. Первый эшелон (12 танков БТ-7) поступил в Одессу в первых числах августа 1941г. Танки восстанавливались на заводе им. Январского восстания. Где проходили капремонт и экранировку (по инициативе представителя бронетанкового отдела Приморской армии ст. лейтенанта Г. Пенежко) 30-мм листами корабельной стали, запас которых был на заводе им. Марти. Экранировался корпус и башня, экраны служили неплохой защитой от огня румынских батальонных орудий. Танки с экранированной башней (листы полуметровой ширины устанавливались по обе стороны от маски орудия) имели причудливо-устрашающий вид. Всего за время обороны было отремонтировано и поставлено в строй 42 танка. Преимущественно БТ-7 и БТ-5. В ходе боев за Одессу танки БТ-7 и БТ-5 успешно боролись с легкими немецкими Pz-II, средними Pz-III, Pz-38t и даже французскими танками, состоявшими на вооружении 4-й румынской армии. Наиболее частым тактическим приемом были танковые и танкокавалерийские засады, а при благоприятных условиях и контратаки. В конце одесской эпопеи 14 исправных танков БТ были эвакуированы в Крым.

В вермахте трофейные БТ-7 получили индекс PzKpfw БТ-7 742 (r)

Танк бт 7а
Танк бт 7а
К осени 1941 г. количество БТ-7 в танковых частях сильно сократилось. Несмотря на это, оставшиеся машины применялись в боях с не меньшей эффективностью, чем новейшие Т-34. В 4-й (1-й гвардейской) танковой бригаде под командованием М. Катукова БТ-7 успешно использовались в танковых засадах при ведении оборонительных боев под Мценском. 9 октября, часть танков БТ-7 роты лейтенанта Самохина была закопана в землю, другая находилась в укрытии в качестве резерва. Дуэль между советскими и германскими танками продолжалась 4 часа, но немцы были вынуждены отступить.

В ноябрьских боях под Москвой Катуков столь же грамотно использовал имевшиеся танки БТ и в наступлении. Так, в бою за Скирманово 12.11.1941г. бригада атаковала противника в трехэшелонном боевом порядке: в первом эшелоне шли танки КВ и Т-34, во втором — Т-34 и БТ, в третьем БТ. Первый эшелон, состоявший из тяжелых и средних танков, действовал как таран. Второй эшелон использовался в качестве САУ (т.к. на тот момент на вооружении РККА САУ не было). Третий составлял резерв.

Танки БТ-7 1-й гвардейской ТБр, готовятся к атаке. Ноябрь 1941 г.

Танк бт 7а
Танки БТ-7 принимали участие в историческом параде на Красной площади 7 ноября 1941 г. На парад были привлечены 70 танков БТ-7 из состава 31-й (командир — полковник А.Кравченко, будущий командующий 6-й гвардейской танковой армии) и 33-й ТБр (командир — подполковник С. Гонтарев) .

В конце ноября 1941 г. 1-я гв. ТБр поддерживала 316-ю СД генерала И.Панфилова, оборонявшуюся на Волоколамском направлении. Вот что пишет об этом сам М.Е. Катуков:

«17 ноября они (немцы) бросили на правый фланг дивизии Панфилова 30 танков. Им удалось потеснить оборонявший этот район 1073-й СП и занять Голубцово, Ченцы, Шишкино, Лысцево. Панфилов приказал восстановить положение и выбить гитлеровцев прежде всего из Лысцево. Для выполнения задачи, поставленной генералом Панфиловым, Гусев (командир 1-го ТБ) сколотил небольшую группу под командованием старшего лейтенанта Лавриненко. В нее вошли три танка Т-34 и три БТ-7. Договорившись с командиром стрелкового полка о взаимодействии, старший лейтенант Лавриненко решил построить свою группу в два эшелона. В первом шли БТ-7 Заики, Пятачкова и Маликова. Во втором эшелоне — «тридцатьчетверки Лавриненко, Томилина и Фролова. До Лысцево оставалось с полкилометра, когда Маликов заметил на опушке леса у села гитлеровские танки. Подсчитали — восемнадцать! Немецкие солдаты, толпившиеся до этого на опушке леса, побежали к своим машинам: они заметили наши танки, идущие в атаку. Началось сражение между шестью советскими танками и восемнадцатью немецкими. Продолжалось оно, как мы узнали потом, ровно восемь минут. Но чего стоили эти минуты! Немцы подожгли машины Заики и Пятачкова, подбили «тридцатьчетверки» Томилина и Фролова. Однако наши танкисты нанесли гитлеровцам еще больший урон. Семь фашистских машин горели на поле боя, охваченные пламенем и копотью. Остальные уклонились от дальнейшего боя и ушли в глубь леса….Лавриненко, а за ним и Маликов на большой скорости ворвались в селение Лысцево. Вслед за ними туда вошли и наши пехотинцы».

13 декабря 1941 г. произошел вообще уникальный случай. БТ-7 из 27-го бронетанкового дивизиона 20-й горно-кавалерийской дивизии находился в головном разведдозоре в районе Денисиха — Троицкое (район Кубинки). Экипаж БТ-7 обнаружил два немецких танка Pz-III. Двумя последними бронебойными снарядами командир БТ-7 Н. Обухин подбил один из них. Второй, продолжая движение, прошел мимо советского танка. Тогда командир танка БТ-7 принимает решение таранить вражескую машину. Механик-водитель П. Трайнин, лобовой частью корпуса ударяет по ведущему колесу Pz-III. У немецкого танка лопнула гусеница, но он начал разворачивать башню в сторону БТ-7, тогда Трайнин вторично таранит его и протащив юзом вражеский танк метров 8, сбрасывает его с обрыва в реку Озерни. После чего БТ-7 снова скрывается в лесу, осуществляя скрытное наблюдение. Только БТ-7 вернулся на прежнее место, из рощи напротив появился третий танк Pz-III, который на высокой скорости двигался по следам, проложенным первыми двумя танками. Увидев горящий танк, Pz-III остановился и немецкие танкисты, открыв башенный люк, стали осматривать местность в бинокль. Один из членов немецкого экипажа даже вышел из танка. И тут БТ-7 на высокой скорости, вылетел из леса и протаранил вторую машину, ударом лобовой части советский танк срезал ведущее колесо и порвал гусеницу вражеского танка. Немецкий экипаж бросился бежать, и был расстрелян из пулемета. Двигатель БТ-7 от удара заглох и завелся лишь с четвертой попытки. Это был единственный за всю историю Великой Отечественной войны задокументированный случай, когда экипажу легкого танка БТ-7 удалось результативно таранить два средних танка противника.

В ходе контрнаступления Красной Армии зимой 1942-1943 гг. под Москвой танки БТ-7 входили в состав ряда отдельных танковых бригад. Как правило, ими были укомплектованы вторые батальоны бригад.

В составе 16-й ОТБр на Волховском фронте, к концу февраля 1942 г. имелось 17 танков БТ-7. На Ленинградском фронте отдельные машины воевали вплоть до окончательного снятия блокады. Танки БТ-7 были первыми танками, переправившимися на захваченный советскими войсками плацдарм у Невской Дубровки. 30 сентября 1941 года 6 танков БТ-7 в составе 10-й СБр форсировали Неву в районе поселка Отрадное. До тех пор, пока саперы не построили переправу для танков Т-34 и КВ, «бэтэшки» оставались единственным подвижным средством усиления пехоты на Невском пятачке. Танки БТ-7, имел на вооружении 48-й ОТБ, участвовавший в декабрьских боях 1941 г. на Невской Дубровке, 287-й ОТБ действовавший с ноября 1941 г. и в течении всего 1942 г. на Ораниенбаумском плацдарме, а также 51-й и 86-й ОТБ. Там же, на Ораниенбаумском плацдарме отдельные сохранившиеся танки БТ-7 в составе 98-го ОТП приняли участие в общем наступлении Советской армии в январе 1944 г.

Ремонт танков БТ в осажденном Ленинграде выполнялся на ремонтном заводе №27. Восстанавливая танки БТ, ввиду отсутствия штатных двигателей М-17Т, в них устанавливали на танки дизели В-2. Необходимые запчасти снимались с подбитых и не подлежащих восстановлению танков Т-34. Параллельно, за счет экранирования, усиливалась броня башен, лобовой части корпуса и иногда борта. Для экранировки БТ-7 использовались броневые листы Ижорского завода.

Заключительной главой в почти пятнадцатилетней боевой биографии танков серии БТ стала Манчжурская наступательная операция, в ходе которой в августе 1945 г. советские войска разгромили Квантунскую армию японцев. К началу операции в войсках 1-го Дальневосточного фронта имелось 474 танка БТ-7, причем 377 из них было в исправном состоянии. В войсках Забайкальского фронта в тот момент имелось 49 танков БТ-5 и 422 танка БТ-7 различных модификаций. Все они входили в состав вторых полков и вторых батальонов танковых дивизий и танковых бригад (первые батальоны были укомплектованы Т-34).

Бт-7 на улице манчжурского села. 1945 год

Танк бт 7а
За время боевых действий по освобождению Манчжурии и Кореи безвозвратно были потеряны только 10 танков БТ-7. Основная часть танков вышла из строя по техническим причинам (154 БТ-5 и БТ-7). Еще 35 танков БТ-7 были подбиты огнем артиллерии.
БТ-7 на параде в честь победы над Японией в г.Ворошилов-Уссурийский

Танк бт 7а

Источники:
«Бронеколлекция» №5 1996
«Танк БТ-7. Наставления автобронетанковых войск РККА». М. Госвоениздат НКО СССР 1938 г.
«Танк БТ-7. Руководство службы». М. Воениздат НКО СССР 1941 г.
М. Павлов, И. Желтов, И. Павлов «Танки БТ» М. Экспринт 2001 г.
М. Барятинский «Советские танки в бою» М. Яуза 2006 г.

mihalchuk-1974.livejournal.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.