Танк а20

В октябре 1937 г. в связи с появлением новых средств противотанковой обороны (крупнокалиберный пулемет, 37-мм и 45-мм противотанковые пушки) АБТУ РККА заводу № 183 (до второй половины 1936 г. — ХПЗ) было выдано задание на разработку нового колесно-гусеничного танка с более мощным бронированием, способным обеспечить защиту экипажа танка от огня крупнокалиберного пулемета ДК.

Необходимость разработки такого танка диктовалась тем обстоятельством, что дальнейшее увеличение толщины брони танка БТ-7 было невозможно, поскольку увеличение массы машины вело к перегрузке трансмиссии и элементов ходовой части. Тем более, что прямое увеличение толщины броневых листов корпуса БТ-7 не давало полноценного удовлетворения всех требований, поставленных заказчиком к новому танку. После проработки конструкторским бюро завода № 183 проекта танка БТ-20, в октябре 1938 г., завод предъявил чертежи и макеты двух разработанных согласно предложениям комиссии АБТУ вариантов (колесно-гусеничного и гусеничного) танков, которые были рассмотрены Главным Военным Советом 9 и 10 декабря 1938 г.


Опытный колесно-гусеничный танк А-20

Коллективом КБ завода № 183 к 15 января 1939 г. были выполнены рабочие чертежи корпуса и башни опытного колесно-гусеничного танка А-20 и начата разработка чертежей нового образца чисто гусеничного танка с более мощным вооружением, который первоначально имел заводской индекс А-20Г (Г — гусеничный), а впоследствии ему было присвоено новое обозначение — танк А-32. Ведущим инженером проектов А-20 и А-32 был А.А.Морозов.

27 февраля 1939 года на заседании Комитета Обороны состоялось обсуждение чертежей и макетов танков А-20 и А-32. В ходе обсуждения представленных главным конструктором завода №183 М.И.Кошкиным проектов большинство присутствовавших военачальников (включая и заместителя Наркома Обороны Кулика) отдали предпочтение проекту танка А-20, как танку, обладавшему большей оперативной подвижностью. Однако, М.И.Кошкин, привыкший твердо и до конца отстаивать свои взгляды, в присутствии Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И.В.Сталина высказал свои сомнения в отношении требований заказчика изготовить в металле лишь один колесно-гусеничный танк и выступил с инициативой изготовить и представить на государственные испытания две спроектированные заводом машины — А-20 и А-32. В свою очередь, И.В.Сталин предложил не стеснять инициативу завода и разрешил изготовить опытные образцы по обоим представленным проектам. Постановлением КО при СНК СССР № 45 от 27.02.1939 г. чертежи танков А-20 и А-32, а также их изготовленные макеты, были утверждены для производства.


Новые формы броневого корпуса машин, представляющие из себя сочетание наклонно расположенных броневых листов, воплотили богатый опыт, накопленный при проектировании и разработке опытных колесно-гусеничных танков БТ-ИС и БТ-СВ (БТ-СВ-2). Это удачное решение конструкции корпуса танков А-20 и А-32, резко повышающее защищенность машин от огня противотанковых средств обороны, впоследствии стало общепринятым для преобладающего большинства танков, выпускаемых как отечественными, так и зарубежными танковыми заводами.

По своей массе колесно-гусеничный танк А-20 подпадал уже под категорию средних танков. Танк имел классическую схему общей компоновки. Механик-водитель располагался в отделении управления у левого борта, справа от него находился пулеметчик. В башне слева от пушки размещался командир танка (он же наводчик орудия) и справа от пушки — заряжающий.

Основным оружием танка являлась 45-мм танковая пушка обр.1938 г., боекомплект которой составлял 152 выстрела. С пушкой был спарен пулемет ДТ, второй пулемет ДТ размещался в шаровой установке справа в верхнем лобовом листе корпуса. Боекомплект к пулеметам из 2079 патронов находился в 43 пулеметных дисках. Машина была разработана с учетом возможности размещения на башне зенитной турели П-40. Для ведения стрельбы из пушки использовался телескопический стабилизированный прицел и перископический прицел. Башня имела двускоростной поворотный механизм с ручным и электрическим приводами. Для наблюдения за полем боя у командира танка была установлена командирская панорама.


Броневая защита — противопульная, защищающая от пуль 12,7-мм пулемета ДК. Корпус танка сваривался из катаных броневых листов толщиной 20 мм в носовой части. Броневые листы имели рациональные утлы наклона: лобовой — 56°, верх-ней части борта — 35° и кормовой части 45°. Башня конической формы в лобовой части имела броню толщиной 25 мм. Крыши моторного и трансмиссионного отделений были выполнены съемными и крепились к корпусу при помощи болтов. Задний лист кормы также был съемным.

В кормовой части корпуса устанавливался дизель В-2 мощ-ностью 500 л.с. (368 кВт). В состав трансмиссии входил много-дисковый главный фрикцион сухого трения, четырехступен-чатая коробка передач, два бортовых фрикциона и два одно-рядных простых бортовых редуктора. Агрегаты и узлы транс-миссии и ходовой части были частично заимствованы у легко-го танка БТ-7М.

Подвеска танка индивидуальная, пружинная. В состав ко-лесно-гусеничного движителя входили восемь опорных катков с наружной амортизацией, направляющие колеса с червячны-ми механизмами натяжения гусениц и ведущие колеса гусе-ничного хода. При движении на колесном ходу передние кат-ки были управляемыми, а остальные три пары — ведущими. Ведущие колеса гусеничного движителя имели гребневое за-цепление с гусеницами.


Машина боевой массой 18т развивала максимальную ско-рость по шоссе 74,4 км/ч как на гусеничном, так и на колесном ходу, по грунтовой дороге на гусеничном ходу — 57 км/ч. За-пас хода по шоссе составлял на гусеничном ходу 400 км, на ко-лесном — 900 км.

На танке в нише башни устанавливалась радиостанция 71-ТК и переговорное устройство ТПУ-2. Кроме того, для тан-ка была разработана установка оборудования для подводного вождения, а также прорабатывалась возможность установки огнеметного оборудования.

Опытный образец колесно-гусеничного танка А-20 был со-бран без установки основного вооружения 26 мая 1939 г, В пер-вых числах июня начались его заводские испытания, продол-жавшиеся до 15 июля 1939 г. За время заводских испытаний танк прошел свыше 800 км и показал максимальную скорость движения 85 км/ч.

В середине июня 1939 г. начались заводские испытания первого опытного образца гусеничного танка А-32, которые продолжались до 16 июля 1939 г.

Схема общей компоновки танка А-32 была аналогичной танку А-20. В носовой части корпуса располагались механик-водитель (слева) и стрелок-радист. В башне слева от пушки на-ходился командир танкав(он же наводчик орудия) и справа от нее — заряжающий.

Основным оружием являлась 76,2-мм нарезная танковая пушка Л-10, с которой был спарен пулемет ДТ. Второй пулемет ДТ размещался в шаровой установке справа на верхнем лобо-вом листе корпуса. В боекомплект входили 72 выстрела к пуш-ке и 1638 патронов к пулеметам ДТ, снаряженных в 26 пулемет-ных дисках.


Броневая защита — противопульная. Сварной корпус танка, выполненный из катаной брони толщиной 25 и 20 мм, имел большие углы наклона лобового, кормового и бортовых листов. Толщина броневых листов сварной башни достигала 25 мм.

В кормовой части корпуса, вдоль его продольной оси устанавливался дизель В-2 жидкостного охлаждения мощностью 500 л.с. (368 кВт). В состав трансмиссии входили: многодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по стали), четырехступенчатая коробка передач, два бортовых фрикциона и два простых однорядных бортовых редуктора.

Подвеска танка — индивидуальная, со спиральными пружинами, расположенными в бортовых нишах корпуса. Гусеничный движитель машины имел десять опорных катков с наружной амортизацией, направляющие колеса с червячными механизмами натяжения гусениц, ведущие колеса гребневого зацепления с крупнозвенчатыми гусеницами.

На опытном образце танка А-32 радиостанция не устанавливалась. В качестве внутреннего переговорного устройства использовалось ТПУ-2.

Во время испытаний 19-тонный танк развил максимальную скорость до 70 км/ч и прошел в общей сложности свыше 350 км на одной заправке. Высокие динамические качества машины позволили представителям военной приемки выдвинуть предложение о возможном усилении броневой защиты за счет увеличения толщины брони на 10 мм, что привело к увеличению массы танка до 19,6 т.


15 июля 1939 г. танк А-20 был передан военному представительству АБТУ на войсковые испытания, а двумя днями позже начались полигонные испытания танка А-32, которые проводились в районе Харькова до 23 августа. За время полигонных испытаний танки прошли А-20 — 4000 км, A-32 — 3000 км. За время испытаний оба образца по надежности механизмов показали равноценные результаты. Комиссия, проводившая испытания признала танки А-20 и A-32 пригодными к эксплуатации в РККА. «Танк A-32, как имеющий запас по увеличению веса, целесообразно защитить более мощной броней, соответственно повысив прочность отдельных деталей, устранив отмеченные недостатки, зафиксированные в отчете». По окончании войсковых испытаний танки были подвергнуты текущему ремонту и 5 сентября отправлены на НИИБТ полигон в Кубинку.

К моменту окончания полигонных испытаний на заводе № 183 был собран второй опытный образец A-32, который был вооружен 45-мм танковой пушкой. Учитывая результаты ранее проведенных испытаний и пожелания заказчика, конструкция этой машины была подвергнута заводом некоторой доработке с целью получения максимально возможного утолщения броневых листов корпуса и башни, способных обеспечить более надежную защиту от огня существовавшей на тот период в зарубежных армиях противотанковой артиллерии калибра 37 и 45 мм.

Этот образец, догруженный до 24 тонн, в июле-августе 1939 г. был подвергнут дополнительным пробеговым заводским испытаниям с целью выявления надежности агрегатов и отдельных деталей при возможном увеличении толщины брони до 45 мм. Испытания подтвердили полную допустимость увеличения массы танка без ущерба для его механизмов и узлов. Догрузка машины производилась за счет установки дополнительного балласта на специально приваренных кронштейнах по обоим бортам корпуса и носовой части, а также размещения части балласта на крыше башни.


По результатам испытаний танка А-32 Наркоматом обороны 15 сентября 1939 г. перед правительством был поставлен вопрос об изготовлении к 1 декабря 1939 г. на заводе № 183 партии танков А-32 в количестве 10 машин с броневой защитой толщиной 45 мм.

Помимо установки более мощного вооружения на первом опытном образце А-32, в октябре 1939 г. в КБ завода № 183 для машины был разработан проект установки огнеметно-дымового прибора ОДП. Монитор огнемета устанавливался вместо лобового пулемета ДТ без выреза брони и должен был иметь бронировку наружной части аналогичную броневой защите корпуса.

Анализ боевых действий и опыт применения танков в боях в Испании и на Карельском перешейке подтвердили необходимость дальнейшего усиления броневой защиты танков и увеличения огневой мощи. Образец чисто гусеничной машины А-32, как отвечающий этим требованиям и имеющий перспективы дальнейшего повышения его боевых свойств, наконец, получил должную оценку заказчика и был принят как основной тип среднего танка для вооружения танковых частей РККА. Постановлением КО при СНК № 443 от 19 декабря 1939 г. заводу № 183 к 15 января 1940 г. предписывалось изготовить и предъявить на испытания два гусеничных танка с толщиной брони 45 мм, с установкой 76,2-мм танковой пушкой Л-11, а танк А-32 с этой толщиной брони именовать Т-34. Этим же постановлением танк Т-34 был принят на вооружение РККА.


К началу войны было выпущено 1225 танков Т-34, из них 967 машин находилось в пяти приграничных округах. Средние танки Т-34 предвоенного выпуска широко использовались в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны, пока на смену им не пришли модификации машины военного периода.

Принимал участие в боевых действиях и последний представитель отечественных колесно-гусеничных танков — опытный танк А-20. При подходе немцев к п.Кубинка, где находился НИИБТ полигон ГАБТУ РККА, из машин, имевшихся на полигоне и не отправленных в тыл, в ноябре 1941 г. был сформирован отдельный танковый батальон. Этот батальон входил в состав 22-й тбр. В одну из танковых рот, которой командовал лейтенант Семенов, был включен танк А-20. Бригада входила в подвижную группу подполковника Ермакова и вела бои в районе Павловской слободы. 1 декабря 1941 г. танк А-20 получил боевые повреждения, но спустя четыре дня вновь вступил в строй. Вместе с 22-й тбр до середины декабря А-20 поддерживал конницу Доватора, но вновь получил боевые повреждения и был эвакуирован в тыл для ремонта. На этом его следы теряются.

armor.kiev.ua


karopka.ru

  Советский средний танк А-20

Советский средний танк А-20

В августе 1938 г. ЦК ВКП(б) поручает Комитету Обороны к июлю 1939 г. предстааи1ь новые образцы танков с противоснарядным бронированием. Проектирование этих образцов поручается танковому КБ Харьковского тракторного завода и Кировскому заводу в Ленинграде. В январе 1937 г. в Харьков из Ленинграда переехал танковый конструктор М.И. Кошкин, сменивший необоснованно репрессированного талантливого конструктора А.О. Фетисова. К этому времени коллекти конструкторов имел опыт проектирования танков серии БТ. Кроме того, был опыт их боевого применения в республиканской Испании и в результате сделаны определенные выводы по дальнейшему развитию колесно-гусеничных машин. Уже было известно, что из-за ненадежной конструкции трансмиссии и привода на ведущие опорные катки танк либо буксовал, либо зарывался в грунт. Военный инженер Н.Ф. Цыганов пробовал добавить один каток к гусеничному варианту, но это был не ведущий, а «пассивный» каток, и опыт ничего существенного не дал.

Еще ранее по инициативе Цыганова были предприняты попытки улучшения конструкции колесно-гусеничных танков. Цыганов был весьма напористым и энергичным изобретателем и мог заражать своими идеями и других. Прежде всего он предложил синхронизировать работу гусеничного и колесного движителей. По его мысли, это позволило бы в случае потери в бою одной гусеницы продолжить движение на другой гусенице и на колесах. Другая его идея состояла в установке на танке наклонно расположенных броневых листов не только в лобовой и кормовой части, но и вдоль верхней части бортов корпуса. Именно такая схема установки бортовой брони перешла затем в основных решениях к последующим разрабатываемым моделям танков.

Осенью 1937 г. Автобронетанковое управление (АБТУ) РККА выдало заводу №183 (ранее Харьковский паровозостроительный завод) задание на разработку нового колесно-гусенично-го танка с более мощным бронированием, который должен был в ближайшее время прийти на смену танкам БТ. Прямое увеличение толщины брони сопровождалось перегрузкой трансмиссии и элементов ходовой части, что не отвечало требованиям заказчика. КБ, возглавляемое конструктором М.И.Кошкиным, начало работы над опытным колесно-гусеничным танком под индексом А-20. На основе своего опыта по проектированию средних танков типа Т-29 Кошкин выступал против сложной в эксплуатации и изготовлении колесно-гусеничной машины. Он настаивал на создании чисто гусеничного танка: более простая конструкция позволила бы значительно увеличить производство боевых машин (их могли бы выпускать машиностроительные заводы).

4 мая 1938 г. Комитету Обороны СССР были представлены два проекта: колесно-гусеничный танк А-20, разработанный согласно требованиям ГАБТУ, и чисто гусеничный А-20Г, впоследствии получивший индекс А-32.

Совещание проходило с участием Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И.В. Сталина,членов Политбюро, военных высокого ранга и работников промышленности.

Технический проект А-32 внешне почти не отличался от А-20, за исключением ходовой части, имевшей 5, а не 4, как у А-20, опорных катков на борт. Каждому из танков были присущи свои достоинства и недостатки. Поэтому сделать выбор в пользу одного из них было очень непросто.

На совещании слово было предоставлено А.А. Ветрову, военному инженеру-танкисту, окончившему бронетанковую академию. С июля 1937 по май 1938 г. он воевал в Испании, был заместителем командира Интернационального танкового полка. В своем докладе он стал говорить о достоинствах и конструктивных недостатках наших танков, в основном о необходимости повысить надежность работы механизмов, увеличить бронезащиту танков, сделав ее снарядостойкой, повысить надежность КПП. усилить вооружение, средства связи. Сталин заметил, что именно это интересно услышать от инженера-танкиста, получившего боевой опыт в Испании, и спросил, как проявила себя ходовая часть танков, прежде всего колесно-гусеничных. Ветров высказался в пользу чисто гусеничного танка, обосновав это тем, что колесно-гусеничный движитель слишком сложный и ненадежный и часто выходил из строя. Такое же мнение высказал и М.И Кошкин, умевший твердо отстаивать свои убеждения.

Он подверг критике требование заказчика изготовить в металле лишь один колесно-гусеничный танк и предложил представить на государственные испытания две спроектированные заводом машины — А-20 и А-32.

В процессе обсуждения большая часть присутствующих на заседании военных специалистов склонялись к
принятию проекта танка А-20 как машины, отличавшейся большей оперативной подвижностью. Такого же мнения придерживались начальник Автобронетанко-вого управления комкор Д.Г. Павлов и другие выступавшие, дружно восхвалявшие достоинства колесно-гусеничного танка.

Точку а этом споре поставил Сталин, В конце заседания он одобрительно отозвался о проекте нового танка А-20 и предложил принять его за основу с учетом замечаний воевавших в Испании танкистов. Затем он взял в руки макет танка и, обернувшись к членам Политбюро, сказал: «Думаю, что, кроме представленного нам колесно-гусеничного образца с мощным дизельным двигателем и 76-мм, а не 45-мм пушкой, следует разработать и изготовить схожий танк, но на гусеничном ходу. После сравнительных испытаний двух образцов окончательно решить вопрос о принятии на вооружение армии показавшего лучшие результаты танка. К этой работе привлечь танкистов с боевым опытом».

Спустя три месяца КБ Харьковского завода разработало технические проекты обоих танков — А-20 и А-32. В августе 1938 г. они были обсуждены на заседании Главного военного совета РККА при Наркомате обороны. В состав совета входили К.Е. Ворошилов, В.К, Блюхер, СМ. Буденный. ПИ. Кулик, Л.З. Мех-лис, И.В. Сталин, И.Ф. Федько, Б.М. Шапошников, Е.А, И.Даденко, К.А. Мерецков. Все высказались в пользу танка А-20, а Сталин снова предложил построить и испытать оба варианта машины.

В августе Комитетом Обороны было издано постановление «О системе танкового вооружения-, предписывающее к июлю 1939 г. изготовить и представить на государственные испытания опытные образцы новых танков.

Танковые КБ Харьковского завода были обьединены в одно, которое возглавил М.И. Кошкин, заместителями его были назначены А.А. Морозов, Н.А. Кучеренко, А.в. Колесников и В.М. Дорошенко.
Весной 1939 г. опытные машины А-20 и А-32 были изготовлены и летом прошли государственные испытания. И снова, как ни странно, госкомиссия не смогла сделать окончательного вывода о том, какая же машина должна быть поставлена на вооружение армии: оба образца были одинаковыми по своим боевым характеристикам. Не могли прийти к окончательному решению и в Главном бронетанковом управлении. Правительством было решено провести испытания на самом высоком уровне. До этого, чтобы легче было принять решение, какому танку отдать предпочтение — колесно- гусеничному А-20 или гусеничному А-32, их представляли одинаковыми по массе (19 т) и вооружению (с 45-мм пушкой).

Силовая установка — дизель В-2 мощностью 500 л.с. — располагалась в кормовой части корпуса. В состав трансмиссии входили: многодисковый главный фрикцион сухого трения, четырехступенчатая коробка передач, два бортовых фрикциона и два однорядных простых бортовых редуктора. Агрегаты и узлы трансмиссии и ходовой части в некоторой степени заимствованы у легкого танка БТ-7М.
Колесно-гусеничный А-20 имел классическую схему общей компоновки. Экипаж в составе 4 человек располагался следующим образом: механик-водитель — в отделении управления у левого борта, пулеметчик — справа от него, в башне слева от пушки — командир танка (он же наводчик), справа от пушки — заряжающий.

Боекомплект 45-мм пушки составлял 152 выстрела, с ней был спарен пулемет ДТ. второй пулемет ДТ размещался в шаровой установке, справа в верхнем лобовом листе корпуса. Боекомплект к пулеметам из 2079 патронов находился в 43 пулеметных дисках. Была предусмотрена возможность размещения в башне зенитной турели П-40. Имевшиеся телескопический стабилизированный и перископический прицелы предназначались для ведения стрельбы из пушки. Башня была оборудована двухскоростным поворотным механизмом с ручным и электрическим приводами. У места командира для наблюдения за полем боя имелась командирская панорама.
Корпус танка сваривался из катаных броневых листов толщиной 20 мм а носовой части. Рациональные углы наклона броневых листов составляли: лобовой — 56°, верхней части борта — 35°. кормовой части — 45″. Башня конической формы в лобовой части имела броню толщиной 25 мм, Съемные крыши моторного и трансмиссионного отделений крепились к корпусу при помощи болтов. Задний лист кормы также был съемным.

Подвеска танка индивидуальная, пружинная. В состав колесно- гусеничного хода входили восемь опорных обрезиненных катков, направляющие колеса с червячными механизмами натяжения гусениц и ведущие колеса гусеничного хода. При движении на колесном ходу вступали в действие три пары ведущих опорных катков. Ведущие колеса гусеничного хода имели гребневое зацепление с гусеницами. Поворот осуществлялся по принципу гусеничной машины за счет торможения ведущих катков на одном из бортов.
На танке, в нише башни, были расположены радиостанция 71-ТК и переговорное устройство. Разрабатывалась возможность установки оборудования для подводного вождения и огнеметного устройства.

Летом 1939 г. танк А-20 был передан военному представительству АБТУ на войсковые, а затем полигонные испытания, после чего признан пригодным к эксплуатации в РККА.

Таким образом, опытный танк А-20 стал последним представителем отечественных колесно-гусеничных машин. Ему пришлось принимать участие в боевых действиях начала Второй мировой войны. При подходе немцев к Кубинке, где находились НИИБТ и полигон Автобронетанкового управления РККА, из машин, не отправленных в тыл, был сформирован отдельный танковый батальон, включенный в состав 22-й танковой бригады. В одну из танковых рот под командованием лейтенанта Семенова входил танк А-20. Танковая бригада в составе подвижной группы подполковника Ермакова вела бои в районе Павловской слободы. 1 декабря 1941 г. танк получил о бою повреждение, но через 4 дня снова вступил в строй. До середины октября в составе 22-й бригады танк А-20 поддерживал конницу Доватора, вновь получил боевые повреждения и был отправлен в тыл для ремонта. Далее следы его теряются.

___________________________________________________________________________________
Источник данных: автор Архипова М.А. «Полная энциклопедия танков и бронетехники СССР»

 

ww2history.ru

В истории советского танкостроения особое место занимает серия машин, увенчавшаяся знаменитым «оружием Победы» — танком Т-34–85. В этой эволюции малоизвестным переходным звеном от лёгких танков серии БТ к средним Т-34 были опытные А-20 и А-32.

Анализ конструкции советских танков А-20 и А-32, разработанных и изготовленных в Харькове на заводе №183 им. Коминтерна, интересен прежде всего как иллюстрация долгой и кропотливой работы Михаила Ильича Кошкина и его подчинённых над созданием одного из лучших танков времён Второй мировой войны. Об этих опытных танках, а также о том, как сложилась их судьба, и пойдёт речь в этой статье.

Пролог

Из доклада начальника Автобронетанкового управления Красной армии (далее АБТУ РККА) Д. Г. Павлова народному комиссару обороны СССР К. Е. Ворошилову от 20 сентября 1939 года:

«ТАНК А-20 – колёсно-гусеничный, с тремя парами ведущих колёс.

Танк прошёл на заводских и полигонных испытаниях 4200 км. В процессе испытаний выявлены следующие недостатки: а) Необходимо усилить бортовые фрикционы и тормоза. б) Изменить конструкцию крепления ленивца. в) Слаб подшипник редуктора колёсного хода. г) Недостаточна обзорность из танка. Заводом указанные недостатки устраняются.

Танк А-20 имеет большие преимущества по сравнению с существующими танками БТ – по броне, мотору, эксплуатационным и боевым качествам.

Танк принять на вооружение РККА. Изготовить установочную партию в количестве 15 шт. к 1-му января 1940 года, подготовив производство серийного выпуска в 1940 году.

ТАНК А-32:

Танк прошёл на заводских и полигонных испытаниях 3000 км.

В процессе испытаний выявлены те же недостатки, что и на танке А-20.

Танк А-32 заданным тактико-техническим требованиям соответствует, но так как при испытаниях выявлены резервы для усиления брони корпуса, целесообразно усилить броню до 45 мм и ей равнопрочной.

Танк принять на вооружение РККА. До 1-го января 1940 года сделать опытную партию танков А-32 с 45-мм бронёй в количестве 5 шт.».

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 928. Л. 41 – 42]

Тернистый путь от БТ-20 к А-20

Работа над проектом танка А-20 была начата на заводе №183 в конце 1937 года на основании полученных от АБТУ РККА тактико-технических требований (ТТТ) на проектирование и изготовление лёгкого колёсно-гусеничного быстроходного танка БТ-20 от 11 октября 1937 года. Согласно тактико-техническим требованиям, новый танк предназначался для вооружения мехсоединений и мехполков конницы и должен был обладать следующими основными характеристиками:

  • – тип танка – колёсно-гусеничный быстроходный лёгкий с тремя парами ведущих колёс и синхронизированным гусеничным и колёсным ходом;
  • – боевая масса – 13–14 тонн;
  • – двигатель – дизель БД-2 (впоследствии получивший индекс В-2);
  • – максимальная скорость движения как на гусеничном, так и на колёсном ходу – 70 км/час;
  • – основное оружие – 45-мм танковая пушка со стабилизатором либо 76,2-мм танковая пушка;
  • – толщина лобовой брони корпуса – 25 мм, бортовых листов корпуса не менее 16 мм, крыши и днища – 10 мм, башни – 20 мм, при этом броневые листы должны располагаться под наклоном не менее 18˚;
  • – экипаж танка из трёх человек: командира, механика-водителя и заряжающего-пулемётчика.

Для выполнения этого ответственного задания в начале ноября 1937 года в Харькове на заводе №183 было сформировано конструкторское бюро «24» (КБ-24) под руководством М. И. Кошкина.

Разработка эскизного проекта танка БТ-20 была проведена конструкторами КБ-24 в период с ноября 1937 года по март 1938 года, и во второй декаде марта 1938 года в АБТУ РККА состоялось его рассмотрение специально созданной комиссией. В результате обсуждений 25 марта эскизный проект танка БТ-20 был утверждён с рядом замечаний.

Необходимо отметить, что проектирование танка БТ-20 шло в тот период, когда в Наркомате обороны активно обсуждался вопрос о перспективах развития отечественного танкостроения. Опыт боевого применения советских танков Т-26 и БТ-5 во время гражданской войны в Испании вызвал необходимость создания танков с повышенным уровнем защиты и совершенствования их ходовой части. И если решение о необходимости создания танка, способного противостоять бронебойным пулям калибра до 12,7 мм, практически ни у кого не вызывало сомнений, то по поводу выбора типа движителя для него единого мнения не было. Одна часть специалистов отстаивала идею использования на перспективных танках чисто гусеничного движителя, а другая – комбинированного – колёсно-гусеничного. Причём каждая из сторон приводила в качестве доказательства своей правоты достаточно веские аргументы.

Здесь хотелось бы отметить, что дискуссия по вопросу применения комбинированного колёсно-гусеничного движителя была вызвана, прежде всего, не приверженностью военных «лихим кавалерийским атакам» на быстроходных танках БТ, а ограниченным ресурсом их гусеничного движителя, составлявшим на тот момент всего от 300 до 500 км. Столь небольшой ресурс объяснялся несовершенной конструкцией траков гусениц, приходивших в негодность и требовавших замены после указанного километража. В случае обеспечения промышленностью гарантийного срока службы гусеничного движителя не менее 3000 км АБТУ РККА было готово отказаться от требования по установке на танках колёсного хода, так как он был достаточно сложен в изготовлении.

Для принятия окончательного решения, какому типу движителя для танка отдать предпочтение, в марте 1938 года на имя председателя СНК СССР В. М. Молотова от народного комиссара обороны К. Е. Ворошилова поступила докладная записка с предложением о пересмотре принятого в 1937 году Постановления Комитета обороны №94 «О типах танков…». Относительно проектирования нового лёгкого танка в ней, в частности, говорилось:

«Танк, предназначенный для действий совместно с пехотой (конницей) и в составе самостоятельных танковых соединений, должен быть один. Для этой цели необходимо разработать два типа танков: один чисто гусеничный и другой – колёсно-гусеничный. Всесторонне испытать их в течение 1939 г. и после этого принять на вооружение взамен БТ и Т-26 тот, который будет отвечать всем требованиям».

[РГВА. Ф. 4. Оп. 14. Д. 1974. Л. 1]

В конце апреля 1938 года в Москве в Наркомате Обороны состоялось совещание конструкторов и представителей Автобронетанкового, Артиллерийского, Инженерного и Химического Управлений, Управления Связи, Военной академии механизации и моторизации РККА и представителей войсковых частей по вопросам усовершенствования системы танкового вооружения РККА. На этом совещании были детально разработаны характеристики новых танков и выработаны ТТТ на изготовление их опытных образцов, и в том числе уточнены ТТТ на танк БТ-20.

Согласно новым требованиям, конструкция танка БТ-20 должна была подвергнуться значительным изменениям. Так, например, для обеспечения защиты от 12,7-мм бронебойных пуль со всех дистанций броневые листы корпуса и башни утолщались, а углы их наклона увеличивались. Экипаж танка за счёт включения в него стрелка-радиста увеличивался до четырёх человек. В связи с этими изменениями боевая масса танка возрастала до 16,5 т – тем самым проектируемый танк из класса лёгких перешёл в класс средних танков. В новой системе танкового вооружения ему отводилась следующая роль: танк предназначался для самостоятельных действий в составе танковых соединений и для действий в тактическом взаимодействии с другими родами войск.

С получением уточнённых ТТТ коллектив КБ-24 незамедлительно приступил к переделке в основном уже законченного проекта колёсно-гусеничного танка БТ-20. Катализатором в ускорении этих работ явилось Постановление Комитета обороны 198сс «О системе танкового вооружения РККА», принятое 7 августа 1938 года. Во втором пункте этого Постановления относительно танка БТ-20 было указано:

«В целях дальнейшего совершенствования танков создать по тактико-техническим данным АБТУ, выработанным на танковом совещании и утверждённым Народным Комиссаром Обороны, три опытных образца танков – два гусеничных и один – колёсно-гусеничный с 6-ю ведущими колёсами (приложение № 2). Один из гусеничных танков изготовить химическим.

а) Обязать НКОП изготовить и передать НКО на испытания опытные образцы танков к 1 июня 1939 года.

Деревянный макет танка предъявить макетной комиссии к 1 октября 1938 года.

б) Обязать НКО подвергнуть опытные образцы танков всесторонним сравнительным испытаниям и выбрать для представления на вооружение один образец, наиболее полно удовлетворяющий предъявляемым к танку требованиям»

[ГА РФ. Ф. 8418. Оп. 28. Д. 35. Л. 215 – 216].

Таким образом, завод №183 обязывался разработать и изготовить не один опытный колёсно-гусеничный танк БТ-20, а три – один колёсно-гусеничный и два гусеничных.

В результате танк БТ-20 в металле изготовлен не был, а вместо него в конце октября 1938 года завод №183 предъявил проекты двух вариантов танка – колёсно-гусеничного и гусеничного, получивших заводские индексы А-20 и А-20Г соответственно. Чертежи этих опытных машин были рассмотрены на совещании Главного Военного Совета (ГВС) РККА, состоявшегося 9 и 10 декабря 1938 года. С учётом высказанных на совещании ГВС замечаний, коллективом КБ-24 к 15 января 1939 года были изготовлены рабочие чертежи колёсно-гусеничного танка А-20 (за исключением корпуса и башни) и начато изготовление рабочих чертежей гусеничного танка А-20Г. И, несмотря на нехватку конструкторов, уже к середине февраля 1939 года КБ-24 завершило изготовление рабочих чертежей и макетов обоих вариантов танка.

Из бумаги в металл

Для рассмотрения и утверждения макетов новых образцов танков, разработанных промышленностью, 27 февраля 1939 года в Кремле состоялось заседание Комитета обороны под председательством В. М. Молотова. После рассмотрения макетов тяжёлых танков «100» и «СМК» на заседании обсуждались чертежи и макеты танков А-20 и А-20Г, представленные А. А. Морозовым. В ходе обсуждения большинство присутствовавших на заседании военачальников отдавали предпочтение колёсно-гусеничному танку А-20, обладавшему большей оперативной подвижностью, чем гусеничный танк А-20Г.

В тот момент, когда чаша весов окончательно склонилась в пользу колёсно-гусеничного варианта, начальник КБ-24 завода №183 Михаил Ильич Кошкин, привыкший твёрдо и до конца отстаивать свои взгляды, в присутствии Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И. В. Сталина высказал свои сомнения в отношении требования военных изготовить в металле только один колёсно-гусеничный вариант танка и выступил с инициативой изготовить и представить на государственные испытания обе спроектированные заводом №183 машины. В итоге И. В. Сталин одобрил предложение М. И. Кошкина и Постановлением Комитета обороны №45 от 27 февраля 1939 года разработанные чертежи и макеты танков А-20 и А-20Г были окончательно утверждены для изготовления опытных образцов.

Для обеспечения скорейшего выполнения правительственного задания по изготовлению опытных образцов танков А-20 и А-20Г, а также в связи с прекращением выпуска на заводе №183 тяжёлых танков Т-35, в начале мая 1939 года танковые КБ-24 и КБ-520 объединяются в единое конструкторское бюро КБ-520, после чего следуют кадровые перестановки. Народный комиссар среднего машиностроения И. А. Лихачёв утверждает М. И. Кошкина на введённую на заводе №183 новую должность – главного конструктора завода. Начальником КБ-520 назначается А. А. Морозов, а его заместителями – Н. А. Кучеренко и А. В. Колесников.

В результате напряжённой работы опытного отдела завода №183 в конце мая 1939 года танк А-20 был собран (без установки вооружения), обкатан на стенде и испытан на колёсном ходу на территории завода пробным пробегом. Ему был присвоен заводской номер 0367–5.

Танк А-20 представлял собой колёсно-гусеничный танк с 6-ю ведущими колесами и синхронизированным колёсным и гусеничным ходом, что позволяло танку двигаться даже при отсутствии одной из гусениц. Боевая масса танка составляла 18 тонн. Корпус в большинстве своём был выполнен из наклонных броневых листов, защищавших от бронебойных пуль калибра 12,7-мм на всех дистанциях. Как видно из таблицы, по сравнению с серийно выпускавшимся танком БТ-7, толщина основных броневых листов танка А-20 и углы их наклона были увеличены.

Вооружение танка состояло из 45-мм танковой пушки со стабилизатором выстрела («прибор 70») и 2 пулемётов ДТ. Боевое отделение, отделение управления, а также диаметр шариковой опоры башни А-20 относительно танков БТ-7 были существенно увеличены, что позволило улучшить условия работы экипажа и разместить в отделении управления четвёртого его члена – стрелка-радиста.

Заводские испытания танка А-20Г, которому к тому времени был присвоен заводской индекс А-32, были начаты немного позже, во второй декаде июня 1939 года. Танк А-32 (заводской номер 0365–3) отличался от танка А-20 в основном следующим:

  • боевая масса танка равнялась 19 тоннам;
  • на танке вместо 45-мм пушки 20К со стабилизатором выстрела была установлена 76,2-мм пушка Л-10;
  • отсутствовал колёсный привод;
  • установкой дополнительных (пятых) опорных катков на борт.

Броневая защита танка А-32 была идентичной защите танка А-20, за исключением вертикальных бортовых листов корпуса, толщина которых была увеличена с 25 до 30 мм.

Кроме этого, из-за отсутствия передних поворотных колёс корпус танка в передней части не имел сужения (как на А-20), что обеспечило большую свободу в размещении экипажа в отделении управления.

При создании опытных танков А-20 и А-32 конструкторами завода №183 были частично использованы предложения Н. Ф. Цыганова и А. Я. Дика по улучшению конструкции быстроходных танков БТ. К таким предложениям, прежде всего, относятся: схема привода на три пары ведущих колёс, увеличение количества опорных катков до пяти на борт, наклонное расположение пружин в узлах подвески, а также рациональная форма корпуса и башни с наклонным расположением броневых листов. Однако следует отметить, что ни Н. Ф. Цыганов, ни А. Я. Дик непосредственного отношения к проектированию танков А-20 и А-32 не имели.

Полигонные испытания танков А-20 и А-32 прошли в районе Харькова в период с 18 июля по 23 августа 1939 года. Испытывала новые боевые машины комиссия под председательством начальника 1-го отдела АБТУ РККА майора Е. А. Кульчицкого. В ходе испытаний комиссией был выявлен ряд мелких недостатков и недоработок в конструкции опытных танков, но в целом новые боевые машины получили высокую оценку.

По результатам полигонных испытаний комиссия дала следующее заключение:

«Танки, опытные образцы А-20 и А-32, отвечают т.т.требованиям к ним предъявленным.

Как А-20, так и А-32 пригодны для эксплоатации в условиях РККА.

Танк А-32, как имеющий запас по увеличению веса, целесообразно защитить более мощной бронёй, соответственно повысив прочность отдельных деталей и изменив передаточные отношения. При этом усиленные детали должны быть максимально использованы и на А-20.

Все отмеченные в отчёте недостатки необходимо устранить, для чего срочно представить в АБТУ на утверждение перечень работ с указанием сроков»

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 1606. Л. 35].

После завершения полигонных испытаний танки А-20 и А-32 прошли техническое обслуживание и 5 сентября 1939 года были отправлены с завода №183 на полигон в подмосковную Кубинку для показа военно-политическому руководству страны.

А-32 «тяжелеет» и превращается в легенду

Сразу после успешно проведённого показа техники на полигоне в Кубинке, состоявшегося 22 сентября 1939 года, в Автобронетанковом управлении и в Наркомате среднего машиностроения, в ведении которого находился завод №183, закипела работа по подготовке документов для принятия на вооружение Красной армии танков А-20 и А-32 и организации их серийного производства. И уже 25 сентября 1939 года в АБТУ РККА был подготовлен проект постановления Комитета обороны «О новых образцах танков и бронеавтомобилей». Согласно этому документу, АБТУ РККА предложило принять на вооружение бронетанковых войск танк А-20 в первоначальном виде, но с устранением указанных в отчёте по полигонным испытаниям недостатков, и танк А-32 с увеличенной до 45 мм толщиной броневых листов.

На вопросе усиления броневой защиты танка А-32 остановимся отдельно. Как уже было сказано выше, в ходе полигонных испытаний танков А-20 и А-32 выяснилось, что танк А-32 имеет существенный резерв для увеличения массы. В связи с этим в середине августа 1939 года, не дожидаясь окончания испытаний, командованием АБТУ РККА было дано задание заводу №183 произвести предварительные расчёты о возможности установки на танк А-32 броневых листов толщиной 45 мм. Такое усиление брони, по мнению военных, гарантировало полную защиту экипажа и внутреннего оборудования танка от действия 37-мм противотанковой артиллерии. Желание военных «одеть» новый танк в противоснарядную броню было вызвано, прежде всего, тем, что в конце 30-х годов в зарубежных армиях наблюдался неуклонный рост противотанковой артиллерии, как в количественном, так и в качественном выражении. Броня же танков А-20 и А-32 могла обеспечить защиту только от крупнокалиберных 12,7-мм бронебойных пуль. Расчёты, произведённые конструкторами КБ-520, показали, что установка на танк А-32 броневых листов толщиной 45 мм вполне возможна, при этом боевая масса машины возрастала до 24 тонн. В результате 28 сентября 1939 года АБТУ РККА заключило с заводом №183 договор №8/678 на проектирование и изготовление двух танков с усиленной броневой защитой, получивших заводской индекс А-34.

Для проверки надёжности работы узлов, агрегатов и отдельных деталей при увеличенной массе танка, а также определения влияния увеличения массы танка на его динамику с 14 октября по 17 ноября 1939 года на заводе №183 были проведены испытания второго опытного образца танка А-32, догруженного до массы, равной 24 тоннам.

Второй образец танка А-32 (заводской номер 0367–7) был собран в начале октября 1939 года в опытно-производственном цехе «530» завода №183. Эта машина отличалась от первого образца танка А-32 (заводской номер 0365–3), проходившего полигонные испытания вместе с танком А-20 в июле–августе 1939 года, тем, что на ней вместо 76,2-мм пушки Л-10 была установлена 45-мм танковая пушка 20К. Кроме того, второй опытный образец танка А-32 не был полностью укомплектован, на нём отсутствовали оптические приборы, механизм подъёма пушки, привод управления жалюзи, средства связи, пулемёты, боеукладка, запасные части и возимый инструмент. Для увеличения массы до 24 тонн на испытуемом танке А-32 разместили дополнительный груз, который был уложен на специально приваренных кронштейнах по обоим бортам, на носовой части корпуса танка, а также на крыше башни.

На основании получаемых в ходе испытаний догруженного образца танка А-32 результатов и вырабатываемых комиссией рекомендаций в октябре – ноябре 1939 года в конструкцию узлов, систем, механизмов, агрегатов и деталей проектируемого танка А-34 были внесены многочисленные изменения. По итогам заводских испытаний догруженной машины комиссия подтвердила целесообразность изготовления двух опытных образцов танка А-34. Как показали испытания, имевшийся резерв машины А-32 позволял увеличить массу танка без существенного снижения его боевых качеств.

Таким образом, опытный танк А-32 послужил базой для создания нового среднего танка с противоснарядной защитой, принятого на вооружение Красной армии в декабре 1939 года под названием Т-34 и ставшего одним из символов нашей Победы в Великой Отечественной войне.

Оба построенных танка А-32 после всех испытаний прошли капитальный ремонт и в 1940–1941 годах использовались на заводе №183 для обучения вождению экипажей танков Т-34. В списке эвакуированной в Нижний Тагил техники эти машины не значатся. Принимали ли они участие в обороне Харькова от немецко-нацистских захватчиков — на данный момент неизвестно.

А-20: на страже Москвы

Судьба же танка А-20 сложилась не столь блистательно. После проведения полигонных испытаний конструкторы КБ-520 приступили к устранению недостатков в конструкции танка А-20, выявленных в ходе этих самых испытаний. Завод постепенно начинал готовиться к освоению серийного выпуска этой машины. Однако к середине ноября 1939 года, когда в ходе испытаний догруженного образца танка А-32 была подтверждена полная возможность усиления его броневой защиты, преимущества гусеничного танка А-34 перед колёсно-гусеничным А-20 стали очевидными, и от принятия танка А-20 на вооружение Красной армии было решено отказаться.

В апреле 1941 года танк А-20 по распоряжению ГАБТУ КА был передан с завода №183 в музей полигона в подмосковной Кубинке. Но на этом «жизнь» боевой машины не завершилась, в дальнейшем танк А-20 принял непосредственное участие в обороне Москвы. В первых числах октября 1941 года, когда обстановка на подступах к столице стала критической, танк А-20 был включён в состав танковой роты Семёнова, сформированной из музейных машин полигона, которая 7 октября убыла из Кубинки в распоряжение начальника Можайского укрепрайона. В конце ноября 1941 года танк А-20 из роты Семёнова был передан в 22-ю танковую бригаду, входившую в состав 5-й армии, и участвовал в боях в районе Павловской Слободы.

3 декабря 1941 года танк получил повреждения и был эвакуирован на 25-ю подвижную ремонтную базу, а через день, 5 декабря, отремонтированный А-20 вновь вернулся в строй в распоряжение заместителя командующего 5-й армии по танковым войскам. Дальнейшая судьба этой машины неизвестна.

Неоспорим тот факт, что работа коллектива конструкторов завода №183 им. Коминтерна под руководством Михаила Ильича Кошкина по созданию опытных танков А-20 и А-32 явилась большим шагом вперёд в деле развития отечественного танкостроения. Результатом этой работы стали создание и организация серийного производства легендарной «тридцатьчетвёрки», считающейся лучшим средним танком Второй мировой войны.

warspot.ru

Перейдем к описанию легких танков четвертого уровня, которые на сегодняшний день доступны игрокам «World of tanks». Начнем с советской бронетехники, а именно с одного из лучших в своем классе А-20. За него говорят многочисленные рекомендации игроков, которые считают именно эту модель бронетехники лучшим в игре разведывательным танком. Эта машина обладает всем тем, чем должен обладать качественный «светляк». Прекрасная скорость и маневренность, неплохое орудие, способное не только уничтожать вражескую артиллерию, но и больно кусать даже СТ или ПТ пятого уровня. Одним словом, А-20 любим и уважаем многими игроками.

Танк А-20 разрабатывался на основе чертежей машины БТ-20, которая так и не была создана. Зато в 1939 году были готовы образцы нового танка. Этот колесно-гусеничный танк (в отличии от гусеничного А-32) оказался более быстрым на ровных участках, но уступал А-32 в проходимости болотистых участков. Позже конструкторские бюро перешли на выпуск средних танков Т-34. В боевых действиях танк не применялся.

А-20 World of tanks

Что ж, история А-20 не такая героическая, каким может быть поведение этой машины на поле боя в «Мире танков». Уникальность танка обуславливается разнообразием улучшений, которые можно на него установить. В отличии от немецкого конкурента (имеется в виду «Леопард»), А-20 не является тупиком в развитии советской техники, так как с него переходят на Т-34. Несмотря на это, имеет смысл делать танк элитным, исследовав все доступные модули. Во-первых, это увеличит скорость прокачки и позволит быстрее пересесть на средние танки. Во-вторых, ТОПовый А-20 – это универсальный легкий танк, который многие игроки, качающие советскую ветку, оставляют в ангаре навсегда.

Наши топы:

Топ MMORPG 2018 и Топ браузерных игр 2018

Только сев на танк, проведя несколько боев, многие игроки приходят в недоумение – стоковая комплектация настолько слаба, что танк является легкой добычей для соперников. Но не стоит отчаиваться, ведь с каждым новым установленным модулем машина все больше будет соответствовать своему званию одного из лучших в игре «светляков». Начинать следует с ходовой части «А-20» образца 1940 года. В стоковом варианте машина плохо слушается руль, так что эта деталь не только позволит устанавливать более тяжелое оборудование, но и улучшит маневренность. Следующая наша цель – ТОПовая рация «12LL». Легкий танк обязан не просто обнаруживать противника, но и передавать информацию о нем союзной бронетехнике. Сделать это без этого улучшения будет затруднительно. Помните, что если САУ уничтожают обнаруженного вами противника, часть опыта за нанесенный урон достается и «светляку».

Следующее улучшение – башня «А-20бис». Великолепный модуль – увеличивает и скорость вращения, и укрепляет броню, и делает танк более дальнозорким. Некоторые устанавливают башню даже раньше рации, хотя предпочтительнее наш вариант. Немного не повезло этой модели с двигателем – ТОПовый «В-2-34» лишь на 20 лошадиных сил мощнее стокового, так что особой прибавки в скорости мы не получим, тем не менее, установить его следует в обязательном порядке, хотя и не в первую очередь.

Что касается вооружения, то помните, что А-20 является легким танком, так что не стоит рассчитывать на то, что он сможет уничтожать врагов пачками. Максимум, на который можно рассчитывать, это расстрел САУ и плохо бронированных ПТ. Большинство игроков предпочитает устанавливать 37 миллиметровую автоматическую пушку «Ш-37», так как она считается ТОПовой. На самом деле, если вам важнее количество урона в единицу времени, то лучше использовать 76-миллиметровое орудие «Л-11». В общем, выбор пушек зависит исключительно от предпочтений игрока, так как сложно подобрать этому танку универсальное орудие. Поскольку стрелять часто придется на ходу, особой точности вы не добьетесь, а из какой пушки промахиваться не так уж важно. Тем не немее, именно два описанных выше оружия представляются наиболее оптимальным вариантом.

Тактика игры на А-20 – это классический вариант игры за активного «светляка». Помогают долго прожить и навредить противнику многочисленные положительные стороны этого танка. Первый из них – великолепная скорость в 72 километра в час. Раскроем один секрет – набрать ее за считанные секунды можно, если найти хотя бы минимальный спуск. Второй плюс – неплохая маневренность (только если у вас установлена улучшенная ходовая часть). Если в стоке поворачивать на танке сложно, так как он плохо слушается рычаги управления и сильно теряет скорость, то с ТОПовой ходовой частью «светляк» становится не только быстрым, но и очень вертким, что позволяет сбивать прицел и оттягивать на себя внимание всей команды противника на протяжении долгого времени.

Третье преимущество – большой выбор орудий. Пусть они и не столь точные и бронебойные, но та же автоматическая пушка будет очень раздражать соперников, не говоря уж про артиллерию, которая боится даже стокового орудия. Самый главный минус – слабая броня толщиной всего в 20 миллиметров. А-20 пробивают практически все машины пятого и выше уровней. А часто случается так, что уже второе (иногда и первое) попадание превращают этот прекрасный танк в груду покореженного металла. Так что использовать скорость и маневренность следует с умом, постоянно находясь в движении и поиске укрытий. Ими могут быть не только дома или камни, но и естественные неровности местности, и сгоревшие танки. Еще один факт – особого смысла в желании «закружить» противника нет, так как опытные игроки быстро раскусят ваш план и сумеют сделать один прицельный выстрел. К недостаткам следует отнести и балансировщик, который часто закидывает наш легкий танк к тяжелой технике пятого-шестого уровня. Тут уж ничего не поделаешь, приходится переведаться и с ИС, и с «Тигром», и с КВ.

До сих пор у игроков, проведших на А-20 тысячи боев, нет единого мнения, как именно следует «светить» на этой машине. Можно делать это в начале боя, но сначала следует убедиться, что союзные самоходные артиллерийские установки уже зарядились и свелись в нужном квадрате. Это будет очень активный «свет», так как придется постоянно метаться по вражеской базе, подставляя под огонь противников. Обычно в таких вариантах танк долго не живет. Можно подождать, пока не будут обнаружены основные силы противника, после чего спокойно ехать во вражеские тылы и уничтожать артиллерию одну за другой. Можно и вовсе в одиночку захватить вражескую базу, прокравшись к ней мимо увлеченно перестреливающихся с союзными тяжелыми танками противников. А можно повесить на себя маскировочную сеть, вооружиться стереотрубой и замереть в кустах посреди карты, вспомнив о понятии «пассивного света». Можно укрыться вблизи вражеской базы, дождаться, когда основные силы противника ввяжутся в бой и ворваться на открытое пространство, уничтожая САУ. Обычно 3-4 выстрелов хватает для того, чтобы превратить даже артиллерию шестого-седьмого уровня в обломки.

Если вы давно играете на А-20, ту можно качать навыки экипажу. Сначала учим маскировку, которая позволит прятаться даже на ходу. Следующий навык – ремонт. Он не так необходим, так как со сбито гусеницей танк если и выживет, то только благодаря ремонтному комплекту, который следует брать с собой в каждый бой. Что касается пожаротушения, то его можно и не изучать, так как танк практически не горит.

mmolabel.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.