Т 56 танк

Характеристики средних танков Т-54 и Т-55

Средние танки Т-54 и Т-55 Страна: СССР Тип: Основной танк Дата выпуска: 1958 г. (Т-54 — 1946 г.) Длинна: 6,2 м, с пушкой 9 м Ширина: 3,27 м Высота: 2,35 м Броня, лоб: 100 мм Броня, борт: 60-80 мм Броня, башня: 160-200 мм Экипаж: 4 человека Двигатель: дизельный В-55, 580 л.с. Дальность хода: 500 км Максимальная скорость: 50 км/ч Масса: 36 тонн Вооружение: 1х 100-мм Д-10Т2С (43 выстрела), 1× 12,7-мм пулемет ДШКМ, 2× 7,62-мм пулемета СГМТ


Характеристики даны для Т-55

Ещё буквально десяток лет назад любой мальчишка попроси его нарисовать танк, рисовал  знакомую «черепашку» с круглой башенкой, в которой можно было угадать силуэт пожалуй самого известного советского танка со времен Т-34 (и кстати, его прямого потомка) — среднего танка Т-55.

Т-55 и его прототип Т-54 — танки рекордсмены. Ни одна боевая машина со времен Второй Мировой войны не выпускалась такими огромными сериями, не состояла на вооружении у такого числа стран, и не принимала участие в таком громадном количестве конфликтов, как Т-55. А началась его история ещё во время Великой Отечественной.

В 1943 году был создан «переходный» танк Т-44, который, хотя и был значительно лучше и удобнее Т-34-85, не мог в полной мере считаться танком нового поколения, прежде всего из-за 85-мм орудия доставшегося ему по наследству. Почти одновременно с этим была разработана и 100-мм танковая пушка, которой в 1944 году оснастили опытный танк Т-34, получивший обозначение Т-34-100, успешно испытанный, но не запущенный в серию.

Для прорыва оставалось всего ничего — поставить новое орудие на шасси от Т-44.


е в марте 1945 г. «объект 137» вышел на испытания и произвел настоящую танковую революцию — шутка ли, Советский Союз получил танк по характеристикам близкий к немецкому тяжелому «Тигру II», но в два раза меньше по весу! Такой машины не было в то время ни у одной страны мира, причем можно смело говорить — даже на стадии опытных образцов. В 1946 году «объект 137» был принят на вооружение и пошел в серийное производство под индексом Т-54. Он все ещё был очень похож на Т-44, а знакомый и привычный нам силуэт приобрел только в 1951 году с установкой новой башни.

В некотором роде Т-54 также был переходной машиной — до гордого звания «ОБТ» (основной боевой танк) машина не дотягивала совсем чуть-чуть.

В 1955 году начали производство улучшенной версии танка — Т-54А, затем Т-54Б.

В 1958 году после очередной порции улучшений, модернизированный Т-54 сменил название на Т-55.  Эта модель в различных вариантах оставалась в производстве до 1977 года, а всего было изготовлено порядка 30000 машин (только Т-55, включая лицензионные) — совершенно фантастическая цифра.

Конструкция и особенности танка Т-55

Компоновка танка классическая, с поперечным размещением силовой установки. Как, в свое время, и Т-34 и Т-44, Т-55 изготавливался сваркой из гомогенных катаных плит, но отличался отсутствием ослабленных зон в лобовом листе, наклоном бортов, отсутствием смотровых щелей  и надгусеничных ниш. Ослабленную зону вокруг люка механика-водителя устранили за счет смещения башни к центру танка и переноса люка на подбашенный лист.


Башня Т-54 была изначально удачной, отличаясь большей равномерностью защиты в курсовых углах. А её дальнейшее развитие — полусферическая башня образца 1951 г. вообще, на 30% превосходила по степени защиты башни танков «современников» из-за рубежа.

Первые серийные танки оснащались 100-мм пушкой Д-10Т с повышенной дульной энергией, созданной на основе морского зенитного орудия Д-10 в 1944 году. Именно такими пушками вооружались серийные ПТ САУ СУ-100. Боевая скорострельность орудия достигала 7 выстрелов в минуту, начиная с Т-54Б оно имело двухплоскостную стабилизацию пушки (Д-10Т2С). Позднее прицеливания была дополнена прицелом с независимой вертикальной стабилизацией, лазерным дальномером, баллистическим вычислителем, подсветочными инфракрасными прожекторами, ночным прицелом и приборами наблюдения для всех членов экипажа.

На первых сериях Т-54 стояло сразу 4 пулемета — спаренный с пушкой СГМТ, ещё двумя СГМТ в бронекоробах, управляемых дистанционно механиком-водителем и зенитным ДШК на крыше башни. С 1949 года на Т-54 убрали дистанционные пулеметы (зато добавили курсовой), с запуском в серию Т-55 отказались от зенитного, а вскоре, и от недавно добавленного курсового. Зенитный пулемет в конечном итоге к Т-55 «вернулся», в модификации Т-55М. Теперь это был НСВТ.


Двигатели Т-54/Т-55:  В-54/В-55 — далекие потомки того самого В-2, дизеля которым комплектовались ещё танки конца 30-х годов. Обеспечивая машине скорость до 50 км/ч и запас хода до 500 км, он также значительно превосходил зарубежные аналоги.

Ходовая часть  танка состояла из пяти сдвоенных опорных катков с резиновыми бандажами (на первых Т-54 — аналогичных Т-34-85, на более поздних машинах — цельнолитых из алюминиевого сплава, с пятью ребрами жесткости) на торсионной подвеске.

Т-54Б был первым танком получившим оборудование подводного хода, позволявшее преодолевать водные преграды глубиной до 5 м и шириной до 700 м, а Т-55 — защиту от поражающих факторов ядерного оружия.

Спецмашины созданные на базе танков Т-54 и Т-55

СУ-122-54 («Объект 600») — полностью бронированная противотанковая самоходная установка, спроектированная в 1949 г. с учетом опыта работ над СУ-85 и СУ-100 и концептуально схожая с ними. Принята на вооружение в 1954 г., выпущено 77 машин до 1957 г. Комплектовалась 122-мм нарезной пушкой Д-49 с электромеханическим досылателем, обеспечивавшим скорострельность в 3-4 в/мин. Вспомогательное вооружение — два 14,5-мм пулемета КПВТ. В 1974 г. САУ была снята с производства. Неудачной была даже не сама машина, а сама концепция САУ такого рода в условиях современной войны.

ЗСУ-57-2 («Объект 500») — бронированная зенитная самоходная установка. Производилась с 1955 г.


базе Т-54 с уменьшенным до 4 узлов подвески по бортам и значительно более тонкой броней. На машине устанавливалась полноповоротная, открытая сверху сварная башня с  двумя 57-мм автоматическими орудиями С-60 (спаренная установка обозначалась как С-68) , снабженными дульным тормозом. РЛС в комплекте не было. В качестве средства ПВО ЗСУ-57 не отличалась эффективностью, но вполне могла использоваться как боевая машина огневой поддержки.

ТО-54 («Объект 481») — огнеметный танк, на котором спаренный пулемет был заменен на огнеметную установку АТО-1. Запаса огнесмеси в 460 л хватало на 20 огнеметных выстрелов. По сравнению с базовым танком боеукладка орудия уменьшена до 19 выстрелов.

ТО-55 («Объект 482») — усовершенствованный вариант ТО-54 на основе Т-55. Установлен огнемет АТО-200.

БТС-2 — бронированный тягач с демонтированной башней и дополнительным оборудованием. Долгое время являлся основной БРЭМ в Советской Армии. Также на базе Т54/55 выпускались танки-мостоукладчики МТУ-1 и МТУ-20, самоходный кран СПК-12Г, артиллерийский тягач АТ-Т и ряд других машин.

Оценка танка Т-55

Любопытно, что о боевой эффективности танка Т-55, который прошел через громадное количество больших войн и маленьких конфликтов, говорить сложнее всего. В арабо-израильских войнах, вьетнамской и т.п. конфликтах, пока танк ещё был вполне современен, им как правило управляли далеко не лучшие танкисты, ведомые далеко не лучшими стратегами. Все это выливалось в громадные потери советских машин.


С другой стороны, применение уже заведомо устаревшей к началу 80-х годов машины в Афганистане, или Ирано-Иракском конфликте, а также в Сомали, Анголе и т.п. против зарубежных образцов примерно сходных по классу и дате выпуска, явно показывали, что если Т-55 и не превосходит «Центурионы», «Паттоны» и «Чифтены», то уж и не уступает им ни на грамм.

По этим причинам, а также потому, что за полвека боевой службы танк претерпел столько изменений, что машина 1946 г. и 1977 г. выпуска оставались похожи лишь основными конструктивными решениями, подвести какой-то общий знаменатель по-типу «хороший танк/плохой танк» с Т-55 не удастся никак. Для своего времени это без сомнения был прорыв, однако производить Т-55 практически до конца 70-х, когда у СССР уже были и вовсю несли службы более современные машины, было спорным решением.

То, что Т-55 и сейчас продолжают нести службу в разных частях света и даже проходят «локальные» модернизации в иностранных армиях, по большей части объясняется не незаменимостью этой машины или сверх-выдающимися (по современным меркам) качествами, а тем, что их в свое время наклепали столько, что хватило бы ещё на десяток войн по типу той же ирано-иракской.

Список военных конфликтов в которых принял участие Т-55

1967 год, Шестидневная война — использовалась Египтом, однако использовались танки совершенно не эффективно. Это не помешало израильтянам по достоинству оценить Т-55 — в качестве трофеев Израилю достались 82 (!) исправных танка, которые после незначительных переделок (по унификации) встали на вооружение под названием «Тиран».


1968 год, Венгрия — использовались в составе Советской Армии совместно с танками Т-54 для подавления восстания в ходе операции «Дунай».

1969 год, «Война на истощение»— Т-55 применялись применялись с обеих сторон и Египтом и Израилем.

1970 год, «Чёрный сентябрь» — сирийские Т-55 показали полное превосходство над иорданскими танками британского производства «Центурион».

1971 год, 3-я индо-пакистанская война — Т-55 применялись индийскими войсками.

1973 год, арабо-израильская война — Т-54 и Т-55 применялись как Египтом и Сирией, так и Израилем.

1977 год, «Война за Огаден» — сомалийские Т-55 прекрасно воевали против американских «Уокер Бульдог» и «Паттон 2», однако понесли большие потери при встрече с дружественными эфиопам кубинцами воевавшими на… Т-62.

1978 год, Чадско-ливийский конфликт — применялись армией Ливии.

1979-1989 г., Афганская война — применялись советской армией.


1980-1988 г, Ирано-Иракская война — Т-55 состоял на вооружении Ирака и очень хорошо показали себя против британских «Чифтенов» армии Ирана.

1982 год, Ливанская война — применялся армией Сирии.

1987 год, гражданская война в Анголе — Т-55 очень удачно применялись армией Анголы, впрочем, противостоящие им войска ЮАР были вооружены в основном БМП собственного производства «Ратель».

1991 год, Война в Персидском заливе — силы вторжения уничтожили значительное количество Т-55 , однако о эффективности танка и даже количестве уничтоженных единиц судить чрезвычайно трудно — во-первых «собственно» Т-55 насчитывалось всего около 300-500 штук из примерно 1500-2000 машин (прочие были китайскими копиями Т-54/55, танками Тип 59 и Тип 69). Во-вторых, западные источники насчитывают до 4000 уничтоженных иракских танков, что, по законам арифметики военного времени почти в 2 раза превышает весь иракский танковый парк.

1991 год, конфликт в Нагорном Карабахе, — использовались войсками Азербайджана.

1991 год, Война в Хорватии — применялись как югославами, так и хорватами. Явно превосходили состоящие на вооружении Хорватии американские «Паттоны» (что впрочем и не мудрено).

1992 год, конфликт в Приднестровье — Т-55 молдавской армии ограниченно использовались в ходе противостояния.


1992 год, война в Абхазии — использовались как войсками Грузии, так и Абхазии.

1992 год, Боснийская война — использовались с обеих сторон.

1999 год, Косовская война — использовались армией Югославии.

2003 год, война в Ираке — неудачно и очень ограничено использовались армией Ирака.

2008 год, Война с Грузией — использовались войсками Южной Осетии.

2011 год, гражданская война в Ливии — использовались вооруженными силами Ливии.

2012 год, гражданская война в Сирии — использовались вооруженными силами Сирии.


Источник: компиляция по информации из открытых источников сети интернет

armedman.ru

В конце 1941 года в США начали проектировать лёгкий истребитель танков, базой для которого стал Light Tank M3. Работы, увенчавшиеся созданием оснащённых 76-мм пушкой T56/Т57 GMC, в конце концов, зашли в тупик. Выяснилось, что база лёгких танков семейства M3 слабо подходит для подобных машин. Впрочем, к моменту выхода T56 GMC на испытания по Абердинскому полигону уже ездил совсем другой истребитель танков — Т49 GMC. И хотя ему тоже не довелось пойти в серию, дальнейшее развитие его конструкции привело к созданию одного из самых известных американских истребителей танков военного времени.


Тенденция к росту

В мае 1941 года фирма Marmon-Herrington Company, Inc. получила задание на разработку авиадесантного танка. Уже в августе был готов полноразмерный макет боевой машины, получивший обозначение Light Tank T9. Дальнейшее развитие этого проекта привело к созданию авиадесантного танка M22, известного также под английским обозначением Locust. Это был единственный авиадесантный танк специальной разработки, который в годы Второй мировой войны был применён по назначению.

Лёгкий, низкий и достаточно длинный, Light Tank T9 заинтересовал военных в качестве базы для создания лёгкого истребителя танков. В отличие от базы Light Tank T3, в данном случае речь не шла об использовании орудия большого калибра. На дворе стояла вторая половина 1941 года, и на тот момент огневой мощи 37-мм танковой пушки M5 хватало для того, чтобы бороться с большинством танков противника. О том, что в СССР уже производятся Т-34 и КВ-1, а немецкие инженеры вовсю работают над танками с толстым противоснарядным бронированием, американские военные ещё не знали.

Осенью 1941 года была запущена программа по разработке лёгкого истребителя танков, получившего обозначение 37 mm Gun Motor Carriage T42. Эскизный проект новой самоходной установки был готов к 27 октября. Исходная концепция истребителя танков мало отличалась от базового Light Tank T9. В основном разница заключалась в более просторной башне, открытой сверху. В башне находилась всё та же спарка из 37-мм пушки M5 и пулемёта Browning M1919, ещё один пулемёт находился в корпусе.

Подобный концепт, впрочем, долго не прожил. Расчёты показывали, что для постройки подобная схема не подходит. Новая башня требовала удлинения корпуса, да и длину опоры ходовой части стоило увеличить для повышения продольной устойчивости. 7 ноября 1941 года был подготовлен документ, в котором расписывались возможные пути улучшения конструкции T42 GMC. Длину корпуса и опорной поверхности гусениц предлагалось увеличить на 30 см, а клиренс — с 28 до 35,5 см. Кроме того, предполагалось переделать подвеску.

Переработанный проект T42 Gun Motor Carriage был подготовлен к 11 декабря 1941 года. Длина его корпуса выросла до 3917 мм, а опорные катки, согласно рекомендации, получили индивидуальную пружинную подвеску. Башню практически без изменений взяли от колёсного истребителя танков T22 Gun Motor Carriage, позже превратившегося в средний бронеавтомобиль M8. Впрочем, даже с такими переделками американские военные всё равно не видели в T42 GMC стабильной платформы для противотанковой пушки. Подготовленный по итогам изучения документ с рекомендациями по улучшению машины ещё сильнее изменил её облик.

Первый эскизный проект модифицированного T42 GMC был подготовлен к 29 декабря 1941 года, а 5 января Marmon-Herrington представила улучшенную версию. Носовая и кормовая части корпуса остались без изменений, а вот общая длина выросла до 4715 мм. Корпус перспективной самоходной установки превысил по длине Light Tank M3, став более стабильной платформой. Несколько переделали и башню, хотя в целом она осталась аналогичной той, что ставилась на T22 GMC.

Гораздо более существенным переделкам подверглась ходовая часть. Гладеон Барнс нанёс ответный удар Гарри Ноксу, «продавив», причём вполне обоснованно, свою разработку. В документах указывается, что танк получил подвеску Кристи, но это не совсем так. Для самоходной установки предполагалось использовать подвеску, которую Барнс разработал в 1933 году для Combat Car T4 и Converible Medium Tank T4. Представляла она собой переделанную подвеску Кристи, причём получилась более компактной и эффективной по сравнению с последней. Также T42 GMC получила по 4 опорных катка диаметром почти 840 мм с каждого борта. Переделаны оказались и ведущие колёса. Одним словом, от исходного Light Tank T9 в новой машине осталось немного – частично корпус, а также двигатель.

Согласно расчётам, боевая масса T42 GMC должна была составить около 6,5 тонн. Она должна была иметь броню толщиной 22 мм в лобовой части корпуса и башни, борта и корма имели толщину 9,5 мм. Такая тонкая броня стала платой за высокую манёвренность.

Всё по-новой

Столь радикальные переделки исходного проекта 37 mm Gun Motor Carriage T42 привели к тому, что дальнейшая работа по нему компании Marmon-Herrington стала терять смысл. Небольшая фирма из Индианаполиса и так была по горло занята работами по Light Tank T9, который, в соответствии с требованиям военных, стали серьёзно переделывать. Логичным решением стала передача в марте 1942 года работ по T42 GMC другому подрядчику – Buick, одному из подразделений автомобильного гиганта General Motors. К тому моменту Buick полностью свернул производство автомобилей и сконцентрировался на военных заказах. Его основное производство переориентировалось на выпуск авиационных двигателей. Впрочем, конвейер можно было догрузить и другой продукцией.

1 апреля, когда конструкторское бюро Buick только приступало к работам по созданию собственной версии T42 GMC, Комитет по вооружению внёс очередную радикальную правку в требования. 37-мм пушка M5 отныне не считалась достаточным вооружением для лёгкого истребителя танков. Такой неутешительный вывод был сделан по итогам анализа использования американских танков британской армией в Северной Африке, а также сведений о новых танках, полученным разведкой. Для решения проблемы было предложено установить в T42 GMC английскую 6-фунтовую (57-мм) пушку QF Mk.III. Установка такой пушки с зимы 1942 года прорабатывалась для лёгкого танка Light Tank T7E2.

Новая пушка, одобренная Барнсом, стала причиной того, что в текущем виде T42 GMC оказался неприемлемым. Использование более мощного орудия означало значительное увеличение массы самоходной установки, а это, в свою очередь, требовало усиления шасси и применения более мощной силовой установки. САУ T42 GMC ушла в небытие. Вместо неё Buick получила контракт на разработку и изготовление двух образцов самоходной установки 57 mm Gun Motor Carriage T49. Кстати, в документах её изредка называли Christie GMC, что может сбить исследователей с толку.

В мае-июне 1942 года обсуждался альтернативный вариант 76 mm Gun Motor Carriage T50, в основе которого использовалась конструкция T49 GMC. Башню в этом истребителе танков убирали, а вместо неё устанавливали 76-мм зенитную пушку с горизонтальным сектором обстрела по 15 градусов в каждую сторону. Благодаря этому проекту можно проследить эволюцию T49 GMC.

В то время, как её ходовая часть оставалась копией ходовой T42 GMC, корпус был уже значительно переделан. В документах это не указывается, но силовая установка, скорее всего, тоже уже была другой. Внимательно рассмотрев проект, Комитет по вооружениям от него отказался. В текущем состоянии самоходная установка имела высокий центр тяжести, а это негативно сказывалось на стабильности платформы. Не устраивало военных и то, что установка совсем не имела щитового прикрытия. Кроме того, ограниченный сектор обстрела негативно сказывался на манёвренности огня.

Значительные правки, которые вносились в конструкцию самоходной установки, привели к тому, что макет, продемонстрированный Buick в июне 1942 года, не имел ничего общего с исходным T49 GMC. Длина корпуса увеличилась до 5280 мм, что вызвало увеличение числа опорных катков до пяти. Башню разработали с нуля, да и корпус по своей конструкции был полностью новой разработкой. Число членов экипажа довели до пяти человек. Даже подвеска оказалась другой: в её основе по-прежнему лежала система Кристи, но при этом свечи были выедены наружу. Такое решение позволило частично избавиться от одной из проблем подвески Кристи – большого занимаемого объёма пространства в корпусе.

Первоначально военные встретили разработку Buick в штыки. Был составлен список необходимых изменений. Предлагалось переделать место механика-водителя по образцу бронемашины M8, убрать курсовой пулемёт, переделать систему связи, сделать башню открытой и сократить экипаж до 4 человек. Тем не менее, уже в середине июня 1942 года было дано добро на изготовление T49 GMC практически в той же конфигурации, что и представленный макет.

Опытный образец 57 mm Gun Motor Carriage T49 был готов в июле 1942 года. Разработкой орудийной установки для него занимался арсенал Рок-Айленд, и к моменту постройки опытной машины система не была готова. По этой причине САУ с регистрационным номером USA 6029910 в первый испытательный пробег пошла без орудийной установки.

Боевая масса машины составила 14,4 тонны, то есть более чем в 2 раза превысила массу T42 GMC. Для компенсации увеличившегося веса на машину была установлена спарка моторов Buick Series 60. Каждый из этих 8-цилиндровых рядных моторов объёмом 5,24 литра имел мощность 165 лошадиных сил. Ранее они под тем же обозначением использовались на легковых автомобилях. Благодаря использованию автомобильных двигателей потенциальный запуск T49 GMC в серию не представлял проблем.

Суммарной мощности моторов в теории хватало, чтобы разогнаться до 55–60 миль в час (88–96 км/ч). Испытания, впрочем, показали более скромную максимальную скорость — 53 мили в час (84,8 км/ч), что, тем не менее, являлось выдающимся показателем. В то время развить такую скорость не был способен ни один гусеничный танк. Картину портили проблемы с потерей мощности в гидротрансформаторе, что снижало скорость до ещё более низких показателей – 38 миль в час (60,8 км/ч). Проблему предполагалось устранить путём установки гидравлической трансмиссии.

Несмотря на обнаруженные проблемы, самоходная установка получилась не в пример удачнее T56 GMC. Установка полностью вращающейся башни обеспечивала высокую маневрённость огня орудийной установки. Отлично показала себя и модифицированная подвеска Кристи. К слову, отчёт по T49 лишний раз убеждает в предвзятости американский военных к якобы плохой свечной подвеске. Отчёт по испытаниям T49 GMC прямо говорит о том, что такая подвеска работала лучше, чем альтернативная система Нокса.

Ходовые испытания показали, что старт САУ дается хуже, чем Light Tank M5, но дальше T49 GMC вырывался вперёд, заметно обгоняя лёгкий танк на финише. Одним словом, машина получилась перспективной.

Почти принятый

В тот момент, когда T49 GMC проходил испытания, Истребительное командование (Tank Destroyer Command) задумалось о целесообразности использования 57-мм пушки M1. Разница в бронепробитии с 37-мм орудием была минимальной, чего, впрочем, не скажешь о могуществе снаряда. Итогом дебатов стало решение о постройке второго образца T49 GMC с установкой в него 75-мм пушки M2A3. Согласно первоначальному решению, машина должна была строиться со штатной башней, поскольку орудийная установка вполне в неё вписывалась. Чуть позже от этой идеи отказались, поскольку закрытая башня создавала проблемы с выводом пороховых газов при стрельбе.

Окончательное решение по переделке T49 GMC было принято Комитетом по Вооружению 10 октября 1942 года. Согласно ему, 75-мм пушка M2A3 устанавливалась в открытую сверху башню, «позаимствованную» у колёсного истребителя танков T66 CMC. С нуля строили только вторую машину, а в качестве базы для пилотного образца использовали опытный T49 GMC, отправленный с Абердинского полигона обратно на Buick. В ходе переделки курсовой пулемёт из корпуса убрали, как и предписывали требования июня 1942 года. Что же касается опытного образца машины, получившей обозначение 75 mm Gun Motor Carriage T67, то его закончили в ноябре 1942 года. Технически обе машины были идентичны. Увы, в оригинальной конфигурации их фотографий не сохранилось.

T67 GMC поступила на Абердинский полигон в ноябре 1942 года. Несмотря на немного увеличившуюся массу, её характеристики остались примерно на том же уровне, что и у T49 GMC. Испытания стрельбой, проведённые на полигоне, показали, что направление, заданное Истребительным командованием, оказалось верным. Сделанное «с запасом» шасси позволило установить более мощную пушку с удовлетворяющими данными по точности огня.

Успешное проведение огневых испытаний заставило задуматься о том, что платформа T67 GMC может быть вполне пригодна и для более мощного орудия. Таковым было 76-мм танковое орудие M1, имевшее баллистику зенитной пушки. Его установили уже к концу ноября 1942 года, и дошедшие до наших дней фотографии T67 GMC показывают машину именно в такой конфигурации. Для компенсации ещё больше увеличившейся боевой массы подвеску на истребителе танков усилили. Испытания показали, что установка ещё более мощного орудия мало сказалась на точности стрельбы и динамических характеристиках. Эти результаты стали смертным приговором для установки T56/T57 GMC, которая по условиям работы была сущим кошмаром для своего экипажа. В отличие от этой САУ, T67 GMC обеспечивала удовлетворительный комфорт 5 членам экипажа и не вызывала никаких вопросов относительно своей роли на поле боя.

Всё описанное выше красноречиво говорит о том, что T67 GMC с установкой 76-мм пушки M1 вполне могла пойти в серию с минимальными изменениями. Тем не менее, конец истории этого истребителя танков оказался печальным – в серию он не пошёл. Официальная версия гласит, что из-за проблем с трансмиссией машину решили переделывать, заодно поменяв и мотор. Фактически же появившаяся в результате переделки T70 GMC, принятая на вооружение как M18 GMC, он же Hellcat, была во многом другой машиной. Концептуально повторяя T67 GMC, эта машина имела другие корпус, башню, подвеску, и мотор, а новая трансмиссия вместе с ведущими колёсами на ней перекочевала вперёд. Сложно согласиться, что одна лишь доработка трансмиссии состоит из всех этих значительных переделок.

Не исключено, что одной из целей произошедшей модернизации была унификация будущей T70 по двигателю с M4 Medium Tank. И там, и там устанавливался двигатель Continental R-975, правда, немного разных модификаций. Новый мотор оказался почти на четверть мощнее спарки Buick Series 60, позволил немного расширить боевое отделение и сдвинуть башню чуть назад. С другой стороны, ценой всех этих переделок оказалась примерно половина года, потерянная на переделку и испытания. При этом какой-то принципиальной разницы между T67 и T70 не было. В условиях войны, когда противник постоянно совершенствует свою технику, полгода – это очень много.


Источники и литература:

  • NARA
  • Stuart History of the American Light Tank, Vol. 1, R.P. Hunnicutt, Presidio Press, 1992
  • Фотоархив автора

warspot.ru

Танк Т-54 разработали в 1946 году в Нижнем Тагиле в КБ под руководством А.А. Морозова. За основу был взят средний танк Т-44. В процессе разработки танку было присвоено обозначение «Объект 137». На вооружение Армии СССР он был принят в 1946 году. Серийное производство организовали в Омске, Нижнем Тагиле и Харькове. В ходе производства танка проводилась модернизация танка, однако марка не изменялась.

В танке была реализована классическая схема компоновки и традиционное размещение экипажа в башне: командир и наводчик находились слева от пушки, заряжающий – справа. Двигатель располагался в кормовой части поперечно, что позволило за счет сокращения размеров моторно-трансмиссионного отделения увеличить боевое отделение и установить на средний танк 100-миллиметровую пушку.

В отличие от всех предыдущих танков при установке пушки она заводилась в амбразуру башни дульным срезом вперед. Амбразура башни наклонена в сторону носовой части корпуса, поэтому она имела небольшую ширину, равную 400 миллиметрам. Таким образом, была улучшена защищенность лобовой части башни, но при этом усложнялась замена пушки в «полевых» условиях.

Благодаря общей схеме компоновки танка башня была смещена в сторону кормы и расположить люк механика-водителя на подбашенном листе корпуса. Это позволило в значительной степени усилить противоснарядную стойкость носовой части корпуса за счет отсутствия в верхнем лобовом листе люка, его толщина увеличилась до 120 миллиметров, а угол наклона составлял 60 градусов. При этом смещение влево от продольной оси корпуса люка механика-водителя потребовало от водителя определенных навыков вождения во время преодоления ограниченных проходов.

Полусферическая литая башня первоначально имела в нижней части «заман» (обратный скос) по всему периметру. Обратный скос являлся ослабленной зоной броневой защиты, поэтому его устранили на последующих выпусках танков во время модернизации. Повышение защищенности танка с условием ограниченности массы в 36 т. было достигнуто и плотной компоновкой систем и агрегатов.

Вооружение танка включало спаренные 100-миллиметровую нарезную пушку Д-10Т и пулемет СГ-43, пару 7,62-миллиметровых курсовых пулеметов СГ-43, размещенных на надгусеничных полках в броневых коробках, и 12,7-миллиметровый зенитный пулемет ДШК. В боекомплект пушки входило 34 выстрела с бронебойными и осколочными снарядами. Бронебойным снарядом на дальности 2 тыс. метром пробивалась вертикально расположенная броня толщиной 155 миллиметров. Конструкция пушки была настолько удачной, что ее более 40 лет без особых изменений устанавливали на серийных модификациях Т-54 и Т-55.

Двигатель В-54 являлся развитием конструкции дизельного двигателя типа В-2. Запас хода танка равнялся 330 километрам при запасе топлива 730 литров.

Танки первых выпусков оснащались механической трансмиссией состоящей из входного редуктора со стальным картером и принудительной смазкой, сухого многодискового главного фрикциона, пятиступенчатой коробки передач имеющей два инерционных синхронизатора, простых однорядных бортовых редукторов и механизма поворота. В качестве механизма поворота применялись двухступенчатые планетарные механизмы, которые обеспечивают получение двух расчетных радиусов поворота и возможность увеличения силы тяги (кратковременного) при прямолинейном движении за счет одновременного перевода в первое положение рычагов управления без переключения передач.

Торсионная индивидуальная подвеска танка с лопастными гидроамортизаторами на задних и передних узлах. Мелкозвенчатая 90 траковая гусеница с открытым металлическим шарниром имела развитые грунтозацепы и цевочное зацепление с ведущим колесом. Первоначально ширина гусеницы составляла 500 миллиметров.

В танке применялась полуавтоматическая углекислотная система противопожарного оборудования. Снаружи кормовой части корпуса были установлены две дымовые шашки МДШ. Средствами связи являлись радиостанция 10-РТ-26, для внутренней связи использовалось танковое переговорное устройство ТПУ-47. Средний танк Т-54 разрабатывали без учета возможности передвижения под водой.

Модернизация Т-54

Во время модернизации среднего танка Т-54 на нем была установлена новая башня, которая не имела по нижнему периметру обратных скосов, и оснащалась одним курсовым пулеметом в отделении управления вместо пары пулеметов, которые размещались на надгусеничных полках. Телескопический прицел ТШ-20 заменили на прицел ТШ2-22 имеющий 3, 5 и 7-кратное увеличение. Кроме того, с 51-го года были введены танковый форсуночный подогреватель, воздухоочиститель, имеющий эжекционный отсос пыли, гусеницы шириной 580 миллиметров и измененную конструкцию гитары. Для сохранения заданной массы среднего танка толщину верхнего лобового листа корпуса уменьшили до 100 с 120 миллиметров. Максимальную толщину лобовой части башни (200 миллиметров) и бортовых листов корпуса (80 миллиметров) не изменяли.

На базе Т-54 создали огнеметный танк ТО-54 и командирский танк Т-54К. Командирский танк разработали в 54-м году и приняли на вооружение в 58-м году. От линейного танка он отличался наличием коротковолновой радиостанции Р-112 а также бензоэлектрического зарядного агрегата который служил для питания потребителей в случае длительной работы на стоянке. Был сохранен курсовой пулемет СГМТ.

С использованием агрегатов и узлов танка Т-54 разработали и серийно производились ЗСУ-57-2 и СУ-122, мостоукладчик МТУ, самоходный кран СПК-12Г и бронетягач БТС-2. Часть танков приспособили для навешивания каткового минного трала ПТ-54, снегоочистителя СТУ, танкового бульдозера БТУ и индивидуальных плавсредств ПСТ-54.

Было создано две модификации танк Т-54 – Т-54А и Т-54Б. Танк Т-54 а также его модификаций экспортировался в 39 стран.

Средний танк Т-54А

В Нижнем Тагиле КБ под руководством Л.Н. Карцева разработали средний танк Т-54А, который в 1955 году был принят на вооружение. Серийное производство велось с 55-го по 57-й годы в Нижнем Тагиле, Харькове и Омске.

Впервые в отечественном танкостроении на серийно выпускаемый танк установили пушку Д-10ТГ имеющую стабилизатор в вертикальной плоскости «Горизонт» СТП-1 и эжектор для продувки ствола после выстрела. Данные тех. решения стали началом большой работы конструкторских коллективов в данной области и в конце первого послевоенного периода танки, которые стояли на вооружении Советской Армии, оснащались двухплоскостным стабилизатором пушки для ведения прицельного огня во время движения и эжектор снижающий загазованность боевого отделения.

В силовую установку ввели ступенчатый воздухоочиститель, а также управляемые жалюзи радиаторов позволяющие поддерживать оптимальный режим работы двигателя.

Для механика-водителя ввели инфракрасный прибор ночного видения ТВН-1, который был принят в 1951 году на вооружение. Средствами связи являлись радиостанции ТПУ Р-120 и Р-113.

На базе танка Т-54А создали командирский танк Т-54АК, принятый в 1958 году на вооружение. Данный танк производился серийно и от линейной модели отличался наличием у командира машины доп. радиостанции Р-112 и в отделении управления зарядного агрегата. Установку курсового пулемета СГМТ сохранили.

Средний танк Т-54Б

В Нижнем Тагиле в конструкторском бюро возглавляемый Л.Н. Карцевым был разработан средний танк Т-54Б. Приказом Минобороны СССР от 11.09.1956 году данный танк приняли на вооружение. Серийное производство организовали в период с 1957 по 1959 года в Нижнем Тагиле, Харькове и Омске.

Основным вооружением являлась пушка Д-10Т2С имеющая двухплоскостной стабилизатор СТП-2 «Циклон». В боекомплект пушки, входили осколочно-фугасные, бронебойно-подкалиберные и бронебойно-кумулятивные снаряды.

Ввели: инфракрасные ночной прибор командира ТКН-1 и ночной прицел наводчика ТПН-1-22-11, вращающийся полик боевого отделения, который улучшил условия работы в башне, новую конструкцию механизма поворота башни. Кроме того в оснащение танка были введены инфракрасные прожекторы: смонтированным на командирской башенке ОУ-З, на орудийной маске Л-2.

В топливную систему добавили третий наружный бак, поэтому запас возимого топлива увеличился до 1212 литров, а запас хода – до 430 километров. На данном серийном танке впервые в отечественном танкостроении было установлено оборудование для подводного вождения (ОПВТ), которое позволяло преодолевать по дну преграды, максимальная глубина которых составляет 5 метров, а ширина 700 метров. Время движения под водой было ограничено, так как существовала опасностью перегрева двигателя, поскольку при установке ОПВТ герметизировали крышу моторно-трансмиссионного отделения. Некоторые танки приспособили для работы с минными тралами КМТ-4М и -5М.

Танк Т-54Б послужил основой для создания командирского танка Т-54БК, который приняли на вооружение в 58-м году. От линейного танк отличался установкой доп. коротковолновой радиостанции Р-112, зарядного агрегата АБ-1-П/30 и навигационного оборудования. Сохранили установку курсового пулемета СГМТ.

Средний танк ОТ-54

На базе танков Т-54 и Т-55 был создан танк ОТ-54 имевший автоматические огнеметы АТО-54 и АТО-200 установленные в башне танка вместо спаренного пулемета. Выброс огнеметной смеси производился порционно струйно, при одном выстреле выбрасывалось около 6-8 литров смеси. Такая конструкция давала возможность расширить огневые возможности при сохранении всех характеристик линейного танка по вооружению, подвижности и защите, без изменения его внешнего вида.

Танки, которые оснащались данными огнеметными системами, были способны метать огнесмесь на дальность 160 метров со скоростью до двадцати выстрелов в минуту.

Средний танк Т-54M

Модернизированным вариантом Т-54 являлся средний танк Т-54М. 18.03.1977 года данный танк приняли на вооружение приказом Минобороны СССР и выпускался заводами кап. ремонта.

Модернизированный танк отличался использованием агрегатов, приборов и систем, разработанных для Т-55 к которым относились 100-миллиметровая нарезная пушка Д-10-Т2С (боекомплект составлял 43 выстрела), лазерный дальномер КДТ-1, стабилизатор вооружения «Циклон» М, прицел наводчика имеющий стабилизированную линию прицеливания, ночные ИК-приборы наводчика и командира, два пулемета ПКТ (боекомплект 3, 5 тыс. патронов) и зенитный пулемет ДШКМ (боекомплект 300 патронов).

В танке были установлены двигатель В-55 (В-55В) мощностью 580 лошадиных сил (426 кВт), а также системы ТДА, ППО и ПАЗ. Все танки приспосабливались для навешивания минных тралов КМТ-4 или -6. Боевой вес модернизированных машин увеличился до 36,5 тонн.

Танк Т-54М являлся базой для командирского танка Т-54МК. Среди отличий: дополнительная коротковолновая радиостанция Р-112, ТНА-4 и зарядного агрегата.

Танк Т-54А прошел аналогичную модернизацию и получил называние Т-54АМ.

Тактико-технические характеристики:
Боевая масса 36,4 т;
Экипаж 4 человека;
Длина с пушкой вперед — 9000 мм;
Длина корпуса – 6040 мм;
Ширина – 3270 мм;
Высота по крышу башни – 2400 мм;
Клиренс – 425 мм;
Пушка – Д-10ТГ;
Калибр – 100 мм;
Боекомплект:
100-мм снаряд – 34;
12.7-мм патрон – 200;
7.62-мм патрон – 3500;
Марка двигателя – В-54;
Тип двигателя – дизельный;
Мощность двигателя – 520 л. с.;
Максимальная скорость – 50 км/ч;
Запас хода – 440 км;
Преодолеваемый подъём – 30 градусов;
Преодолеваемая стенка – 800 мм;
Преодолеваемый ров – 2700 мм;
Преодолеваемый брод – 1400 мм.

topwar.ru

Военный журнал

Танки

Самолеты

Танк Т-54Еще в 1944 году, когда серийно выпускался танк Т-44, конструкторское бюро А. Морозова в Нижнем Тагиле получило задание приступить к разработке новой боевой машины. Учитывая короткие сроки, отведенные на проектно-конструкторские работы (серийный выпуск новых танков планировалось начать во второй половине 1945 года), было принято решение взять за основу корпус существующего Т-44, усилив его лобовое бронирование до 100-мм.

В 1945 году был изготовлен опытный образец новой машины (объект 137). В отделении управления было изменено расположение приборов наблюдения механика-водителя. Вместо смотровой щели в лобовой плите корпуса непосредственно перед люком появились два перископа. Такое решение положительно сказалось на прочности передней верхней плиты и улучшило обзор местности с места механика-водителя. Наиболее существенным изменениям подверглось силовое отделение. Вместо старого дизеля В-2 на машине была установлена его модернизированная модель В-54 V-образный 12-цилиндровый дизель жидкостного охлаждения мощностью 520 л. с.

Танк Т-54

Запуск двигателя осуществлялся с помощью электрического стартера, но возможен был и аварийный пуск с помощью сжатого воздуха. Силовая передача осталась такой же, как и на Т-44, но с планетарным механизмом поворота. На Т-54 сохранилась и ходовая часть его предшественника. Увеличение массы до 35,4 т не повлекло за собой необходимости усиления торсионных валов. Удельное давление на грунт также изменилось в допустимых пределах. В апреле 1946 года танк Т-54 приняли на вооружение, в следующем году началось его серийное производство. Уже теперь, по прошествии десятилетий, можно с уверенностью сказать, что в то время, когда Т-54 поступил на вооружение частей Советской Армии, он значительно превосходил все существовавшие машины своего класса.В 1951 году была установлена литая полусферическая башня без обратных скосов с улучшенным уплотнением погона и устройство для крепления минного трала. Модель Т-54 образца 1951 года получила распространение за пределами СССР и производилась по лицензии в Польше, Чехословакии и Китае. После проведенной модернизации танк получил пушку Д-10ТГ с эжектором вблизи дульного среза и стабилизатор пушки в вертикальной плоскости «Горизонт», что позволило увеличить точность огня.

Танк Т-54

Был введен также автоматизированный электропривод поворота башни с двойным управлением от наводчика и командира. Наведение пушки в вертикальной плоскости стало осуществляться с помощью электрического привода. Боевая масса танка незначительно возросла. Модернизированная таким образом машина получила обозначение Т-54А. Постепенно до уровня Т-54А были доведены все Т-54. В новой модели танка наводчик располагал модернизированным прицелом-дальномером ТШ-2А-22. На машине стала применяться активная система ночного видения, которая при необходимости устанавливалась вместо снимавшихся перископов.

Танк Т-54

Т-54А мог преодолевать водные преграды глубиной до 5 метров, хотя процесс подготовки занимал довольно много времени. Для откачивания воды, которая могла проникнуть в корпус машины, предусматривался водяной насос. Воздух к двигателю и в боевое отделение подавался по трубе, которая монтировалась на башне, а в обычных условиях хранилась в сложенном виде на корме. Герметизация силового отделения вела к перегреву двигателя, что ограничивало ширину преодолеваемых водных преград до 1000 м. Повышение безопасности экипажа обеспечивала новая полуавтоматическая система пожаротушения. Благодаря сети тепловых датчиков о пожаре становилось известно в самые короткие сроки — система автоматически сигнализировала о возникновении очага пожара, после чего механик-водитель вручную приводил в действие систему тушения огня.

Танк Т-54

В 1956 году на вооружение был принят танк Т-54Б, оснащенный друхплоскостным стабилизатором вооружения СТП-2 и штатной системой ночного видения. Если механику-водителю приходилось заменять один из своих перископов на прибор ночного видения, то командир танка и наводчик располагали комбинированными дневно-ночными приборами наблюдения В качестве стандартного оборудования появился инфракрасный прожектор. Башню оборудовали вращающимся поликом. Изменения по сравнению с предыдущей модификацией касались лишь внутренней части машины и были вызваны установкой стабилизатора и связанных с ним агрегатов. Стабилизированная 100-мм пушка получила обозначение Д-10Т2С.

В 1952 году был создан и спустя два года принят на вооружение ОТ-54 (огнеметный) с боевой массой 36,5 т. На нем вместо спаренного с пушкой пулемета устанавливался автоматический пороховой огнемет АТО-1. Из-за резервуара на 460 л огнесмеси боекомплект пушки Д-10Т сократился до 19 выстрелов Танк мог произвести 20 огневыстрелов по 20 л на дальность 160 м.Модернизированные Т-54М получили лазерный дальномер, новые ночные и дневные приборы прицеливания и наблюдения, стабилизатор вооружения «Циклон-М», гирополукомпас, двигатель В-55В мощностью 580 л. с., системы противоатомной защиты и противопожарного оборудования, а также термодиффузионную дымовую аппаратуру.

В 1949 году на базе танка Т-54 изготовили самоходную артиллерийскую установку СУ-122/54. Ее полностью закрытый корпус был сварен из броневых катаных плит. 122-мм пушку впервые в советском танкостроении снабдили эжектором. Интересной особенностью было использование 14,5-мм пулеметов КПВТ в качестве зенитного и спаренного с пушкой. В состав экипажа входили два заряжающих. СУ122/54 была принята на вооружение в 1954 году и выпускалась с 1955 по 1977 год. На базе Т-54 создали бронированный тягач БТС-2 (1951 г.), самоходный кран СПК-12Г (1961 г.) и мостоукладчик МТУ (мостоукладчик танковый универсальный).

Танк Т-54

С 1947 по 1958 год выпущено около 17000 Т-54 всех модификаций. Эти машины состояли на вооружении в армиях стран — участниц бывшей организации Варшавского договора. Кроме того, они поставлялись в Албанию, Конго, Египет, Эфиопию, Финляндию, Гвинею, Анголу, Гвинею-Бисау, Индию, Лаос, Северную Корею, Ливию, Мали, Марокко, Мозамбик, Монголию, Никарагуа, Нигерию, Пакистан, Сомали, Судан, Сирию, Уганду, Вьетнам, Йемен, Югославию, Афганистан, Алжир, Бенин, Центрально-Африканскую Республику, Того, Ирак, Замбию и Зимбабве. Как ни один другой танк послевоенного периода, Т-54 имеет богатую боевую биографию. В составе египетской и сирийской армий Т-54 участвовали в арабо-израильских войнах 1956, 1967, 1973 и 1982 годов. В 1971 году они воевали в составе индийских войск против пакистанцев. В 1980-1988 годах Т-54 участвовали в боевых действиях на ирано-иракском фронте. Во время сомалийско-эфиопского конфликта в 1978 году Т-54 находились на вооружении обеих сторон. В начале 70-х годов Т-54 широко применялись Народно-освободительной армией ДРВ против американцев и войск Южного Вьетнама, а в 1979 году отражали вторжение китайских войск.

Танк Т-54

Характеристики среднего танка Т-54/Т-54Б

Боевая масса, т 36,5
Экипаж, чел 4
длина с пушкой вперед 9000
ширина 3270
высота 2400
клиренс 425/468
лоб корпуса 100
лоб башни 115-190
  Т-54 100-мм нарезная пушка Д-10Т; два 7,62-мм пулемета СГ-43; 12,7-мм пулемет ДШК-М
Т-54Б 100-мм нарезная пушка Д-10Т2С; два 7,62-мм пулемета СГМТ, 12,7-мм пулемет ДШК
  34 выстрелов, 3500 патронов калибра 7,62-мм, 200 патронов калибра 12,7-мм
Двигатель В-54/В-54Б, дизельный, V-образный, 12-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощность 520л. с.
Удельное давление на грунт, кг/см.кв 0,81
Скорость по шоссе, км/ч 50
Запас хода по шоссе, км 400
высота стенки, м 0,80
ширина рва, м 2,70
глубина брода, м 1,40

Модификации танка Т-54:

  • Т-54 (1946). 100-мм нарезная пушка Д-10Т, спаренная с пулеметом СГ-43, два 7,62-мм курсовых пулемета СГ-43, размещенных в броневых коробках на надгусеничных полках, и 12,7-мм зенитный пулемет ДШК. Прицел ТШ-20 с 4 кратным увеличением. Двигатель В-54 мощностью 520 л.с. Планетарные, двухступенчатые механизмы поворота. Лопастные гидроамортизаторы на передних и задних узлах. Мелкозвенчатая гусеница, состоявшая из 90 траков с открытым металлическим шарниром и имевшая цевочное зацепление с ведущим колесом (вместо гребного на Т-34 и Т-44). Углекислотная полуавтоматическая система противопожарного оборудования. Снаружи кормовой части корпуса устанавливались две дымовых шашки МДШ. В качестве средств связи использовались радиостанция 10-РТ-26 и танковое переговорное устройство ТПУ-47.
  • Т-54 (1949). Новая форма башни, заман (обратный скос броневого листа в нижней части башни танка или иной боевой машины) сохранили только в кормовой части. Один курсовой пулемет в отделении управления вместо двух, размещавшихся на надгусеничных полках. Танковый форсуночный подогреватель, воздухоочиститель с эжекционным отсосом пыли, гусеница шириной 580-мм (вместо 500-мм). Толщина ВЛД уменьшена с 120-мм до 100-мм.
  • Т-54 (1951). Новая полусферическая башня. Прицел ТШ2-22 с переменным 3, 5 и 7-кратным увеличением, изменена конструкция гитары.
  • Т-54А. Пушка Д-10ТГ со стабилизатором в вертикальной плоскости (СТП-1 «Горизонт»). Эжектор для продувки ствола от пороховых газов после выстрела. Прибор ночного видения механика-водителя ТВН-1.
  • Т-54Б. Пушка Д-10Т2С со стабилизатором СТП-2 («Циклон») в двух плоскостях наведения. Инфракрасные ночной прицел наводчика ТПН-1-22-11 с прожектором Л-2, смонтированным на орудийной маске и ночной прибор командира, спаренный с прожектором ОУ-3 на командирской башенке. Вращающийся полик боевого отделения. Оборудование для подводного вождения. Запас возимого топлива возрос до 1212 л, а запас хода танка — до 430 км.

Источники:

  • Воениздат МО СССР «Методика определения технического состояния танка Т-54»;
  • Танк Т-54Б. Дополнение к руководству по материальной части и эксплуатации танка Т-54А;
  • Г.Л. Холявский «Полная энциклопедия танков мира 1915 — 2000 гг»;
  • Шунков В. Н. «Танки»;
  • Средний танк Т-54 [Бронеколлекция 4(67) 2006];
  • М. Б. Барятинский. Средний танк Т-54;
  • П. Н. Сергеев. Т-54/55. Советский основной танк;
  • М. В. Павлов, И. В. Павлов. Отечественные бронированные машины 1945-1965 гг;
  • Steven Zaloga: T-54 and T-55 Main Battle Tanks;
  • Czołg średni T-54A. Opis i obsługiwanie, Wyd. MON, Warszawa 1971.

wikiwar.ru

В сентябре 1942 началось серийное производство лёгкого танка М3А3 Стюарт и в том же месяце Артиллерийский Комитет решил разработать на основе нового танка самоходную артиллерийскую установку с 3-дюймовым орудием. Работа началась над двумя пилотными проектами – Т56 и Т57. По-сути это были идентичные машины, но с разной силовой установкой. Т56 оснащался 12-цилиндровым двигателем Continental W-670, который являлся более мощным вариантом двигателя W-670-9A, стоявшего на лёгком танке М3А3. Мотор выдавал наибольшую мощность в 288 л.с. при 2600 оборотах в минуту. Пилот Т57 получил двигатель Continental R-975-C1 с наибольшей мощностью в 400 л.с. при 2400 оборотах в минуту.

Обе машины основывались на лёгком танке М3А3, у которого демонтировали башню, переместили моторное отделение с кормы в середину корпуса (сразу за водителем), а в освободившемся сзади пространстве установили 3-дюймовое орудие М7. Лобовая и бортовая броня корпуса осталась неизменной. Задний лист толщиной ½ дюйма мог откидываться и служить платформой, на которой стоял заряжающий во время боя.

Пилотный Т56 был готов раньше и в ноябре 1942 поступил на Абердинский полигон для испытаний. 3-дюймовое орудие М7 имело горизонтальные углы наведения по 15 градусов влево и вправо и вертикальные углы наведения от -5 до +25 градусов. Орудие оснащалось бронещитом толщиной ½ люйма и прикрывавшим боевое отделение спереди, с боков и сверху. Возимый боекомплект к орудию – 40 выстрелов. Предусматривалась установка ещё пулемёта .30 cal для защиты от вражеской пехоты и авиации, однако на пилотных моделях Т56 и Т57 его не было.

Результаты тестов оказались провальными. Представители Специального Бронетанкового Управления и Абердинского полигона единудушно констатировали, что 3-дюймовое орудие оказалось слишком тяжёлым для шасси лёгкого танка.

Пилотная САУ Т57 прибыла на Абердинский полигон позже, в декабре 1942. Т57 имел более мощный двигатель и не имел орудийного бронещита. Однако, к тому времени Специальное Бронетанковое Управление уже подготовило негативный доклад по пилоту Т56, а поскольку модели были практически одинаковые, то пилот САУ Т57 даже не стали испытывать, сходу от него отказавшись. В феврале 1943 Артиллерийский Департамент закрыл программу по обоим пилотам Т56 и Т57.

3 inch Gun M7
3-дюймовая пушка М7
размещение Motor Carriage Т56 и Т57, на тумбовом лафете
длина каморы (без нарезов) 23.15 дюйма
длина нарезной части 126.85 дюйма
длина каморы (до края снаряда) 21.5 дюйма
длина канала 128.5 дюйма
длина ствола 150 дюйма, 50 калибров
длина отката затвора 8.1 дюйма
длина от среза ствола до задней части затвора 151.1, 52.7 калибра
дополнительная длина нет
общая длина 158.1 дюйма
диаметр канала 3 дюйма
объём каморы 205.585 куб. дюймов (АРС М62), 203.5 куб. дюймов (НЕ М42А1)
общий вес гаубицы 1990 фунтов
тип затвора полуавтоматический, вертикальный
нарезы 28 нареза, правосторонние, 1 оборот/40 калибров
боеприпасы унитарные
запал ударного типа
вес всего боеприпаса APC M62 Projectile (APCBC/HE-T) — 27.24 фунта
HVAP M93 Shot (APCR-T) — 20.77 фунта
AP M79 Shot (AP-T) — 26.56 фунта
HE M42A1 Shell (HE) — 24.91 фунта
HC B1 M88 Shell, Smoke — 15.4 фунта
вес снаряда APC M62 Projectile (APCBC/HE-T) — 15.44 фунта
HVAP M93 Shot (APCR-T) — 9.40 фунта
AP M79 Shot (AP-T) — 15.00 фунта
HE M42A1 Shell (HE) — 12.87 фунта
HC B1 M88 Shell, Smoke — 7.38 фунта
наибольшее давление пороховых газов 38,000 фунтов на кв.дюйм
наибольшая скорострельность 15 выстрелов/мин
начальная скорость APC M62 Projectile (APCBC/HE-T) — 2600 футов/сек
HVAP M93 Shot (APCR-T) — 3400 футов/сек
AP M79 Shot (AP-T) — 2600 футов/сек
HE M42A1 Shell (HE) — 2800 футов/сек
HC B1 M88 Shell, Smoke — 900 футов/сек
дульная энергия снаряда, KE= 1/2 MV2 APC M62 Projectile (APCBC/HE-T) — 724 ft-tons
HVAP M93 Shot (APCR-T) — 753 ft-tons
AP M79 Shot (AP-T) — 703 ft-tons
HE M42A1 Shell (HE) — 699 ft-tons
HC B1 M88 Shell, Smoke — 41 ft-tons
далность стрельбы APC M62 Projectile (APCBC/HE-T) — 16.100 ярдов
HVAP M93 Shot (APCR-T) — 13.100 ярдов
AP M79 Shot (AP-T) — 12.770 ярдов
HE M42A1 Shell (HE) — 14.780 ярдов
HC B1 M88 Shell, Smoke (при 12-градусном возвышении) — 2.000 ярдов
APC M62 Projectile (APCBC/HE-T) — бронебойный с колпачком и баллистическим колпачком, каморный, трассирующий
HVAP M93 Shot (APCR-T) — бронебойно-подкалиберный, трассирующий
AP M79 Shot (AP-T) — бронебойный, трассирующий
HE M42A1 Shell (HE) — фугасный
HC B1 M88 Shell, Smoke — дымовой
бронепробиваемость 3-дюймовой пушки М7 по гомогенной броне под углом 30 градусов
тип снаряда название вес, фунтов начальная скорость, футов/сек дальность, ярдов
500 1000 1500 2000
бронебойный, каморный APC M62 Projectile (APCBC/HE-T) 15.44 2600 93 мм 88 мм 82 мм 75 мм
бронебойный, подкалиберный HVAP M93 Shot (APCR-T) 9.40 3400 157 мм 135 мм 116 мм 98 мм
бронебойный AP M79 Shot (AP-T) 15.00 2600 109 мм 92 мм 76 мм 64 мм

www.vn-parabellum.com

На “мирные” рельсы

К концу войны в СССР был разработан новый танк, призванный составить основу танковых войск послевоенного периода, — Т-44. Фактически эта машина представляла собой “высшую эволюционную точку” всего семейства моделей и вариантов знаменитой “тридцатьчетверки”. Проектирование Т-44 началось в конце 194З-го под руководством А. Морозова.

После испытаний и доработок Т-44 с пушкой 85 мм приняли на вооружение в июле 1944 года. Для его серийного производства в Харьков из Кирова был перевезен 38-й завод с оборудованием и персоналом. К концу года удалось выпустить 25 новых танков, а всего до конца войны — более полутора сотен. Их выпуск продолжился до 1947 года и составил 1 800 единиц.

Сразу же после войны делались попытки усовершенствовать Т-44, установив на него 100-миллиметровую пушку ЛБ-1 и стальные противокумулятивные экраны, закрывавшие борта и ходовую часть. Но модель получилась переутяжеленной и на вооружение ее не приняли. Тем более что на подходе была принципиально новая машина.

К проектным работам танка Т-54 приступило “Морозовское” КБ, все еще пребывавшее в эвакуации на Урале после того, как “сорокчетверка” была передана промышленности для серийного производства. Новинка получила улучшенную броню и намного более мощное артиллерийское вооружение (100-миллиметровая пушка Д-10Т). Вариант танка, выведенный для испытаний на подмосковный полигон в Кубинке, произвел на очевидцев такое же впечатление, какое всего за 6 лет до этого произвел своей новизной Т-З4. Главными эпитетами в адрес Т-54 были слова “обтекаемость” и “красота”. Действительно, его “зализанные” формы, непривычная еще глазу приземистость, длинноствольная пушка убеждали — это действительно будущее танковых войск.

Первая серийная версия “пятьдесятчетверки” получила обозначение Т-54-1 (образца 1946 года), а ее промышленное производство началось лишь год спустя. Машина помимо формы и вооружения удивляла и другими новшествами — например уровнем защиты. При весе в 36 т (лишь на 4 т больше, чем у Т-З4-85) танк имел лобовую броню корпуса 120 мм и лобовой части башни 200 мм, на нем была установлена противопожарная система. Впрочем, Т-54-й оказался “сырым”. Во время эксплуатации возникло такое количество трудностей, что в 1949-м его производство остановили, успев дать армии лишь незначительную партию машин, которые в 60-х годах были списаны.

Следующая модификация, Т-54-2 (образца 1949 года), получила башню практически полностью сферической формы, при той же толщине брони ее снарядостойкость увеличилась. Добавились также новые устройства — подогреватель двигателя и масла для облегчения зимнего запуска. Были улучшены условия работы водителя при плохой видимости и при движении на местности без ориентиров за счет оснащения танка гирополукомпасом. Новые, более широкие гусеницы дали возможность повысить проходимость. С 1947 по 1950 год было построено 1 700 экземпляров Т-54-2.

Окончательно знаменитая техническая надежность и внешний облик Т-54 сформировались к следующей модификации — Т-54-3 (образца 1951 года). Этот танк стал современным в полном значении этого слова. Он получил “классическую” башню полностью сферического типа, а также приобрел качественную оптику и новейшую аппаратуру постановки дымовой завесы с системой дистанционного управления. Это был лучший средний танк своего времени, высоко оцененный военными специалистами во всем мире. Так, известный западногерманский эксперт по бронетанковой технике Зенгер унд Эттерлин особо отмечал подвижность Т-54, рациональные формы башни и корпуса, заслужившие его самую положительную оценку, и мощное вооружение, превосходившее тогда орудия всех других машин аналогичного класса. В “серии” Т-54-3 находился до 1954 года. 

Т 56 танк

Т-54
Наиболее совершенная модификация танка Т-54-3, или Т-56 образца 1951 года. Эта версия машины оказалась одним из самых “узнаваемых” участников локальных войн в 60—70-е годы XX века.

Дыхание “холодной войны”

Соединенные Штаты в первые послевоенные годы также создали новейшие танки М-46 и М-47, оказавшиеся развитием последнего американского танка М-26 “першинг”, который ограниченно использовался в самом финале второй мировой. М-46 — это фактически модернизированный М-26, получивший более мощный двигатель, обновленную гидромеханическую силовую передачу, новые приборы управления огнем. Модернизированная пушка калибром 90 мм имела улучшенные баллистические характеристики. Броня сохранилась такой же, как на “першинге”: лоб корпуса и башни — 102 мм. В ходовой части добавился еще один каток.

М-46, получив номер “1”, оказался родоначальником целого семейства танков, объединенных названием “паттон”. Следующий за ним “паттон-2” (М-47) отличался от предшественников более радикально: новый корпус имел увеличенные углы наклона лобовой брони, а также башню новой конструкции. Пушка и броня сохранили прежние параметры, как на М-46. Однако бронестойкость танка возросла так же, как и эффективность орудия, подвергнутого очередным усовершенствованиям.

Англичане в самом конце войны создали танк “центурион”, который оказался одной из лучших и наиболее удачных машин в истории мирового танкостроения. Он же стал самым тяжелым (50 т) из первых послевоенных машин, но в то же время самым легковооруженным — на модели МК-3 1947 года устанавливали пушку калибра 83,8 мм. Впоследствии “центурион” многократно модернизировался не только в самой Англии, но и в армиях других стран. Вот эти: машины, появившиеся на излете второй мировой войны или в первые годы после ее окончания, и составили основу бронесил не только государств-разработчиков, но и их многочисленных клиентов на десятилетия вперед. Наиболее внушительными подмостками для дебюта новейших западных танков оказались ландшафты корейского театра военных действий в самом начале 50-х.

Корейский синдром

К началу войны Корейский полуостров был разделен на две части — Север, оказавшийся в советской сфере влияния, и Юг — в американской, которые разделялись 38-й параллелью. К концу июня 1950-го армия “северян” имела до 260 танков Т-34-85, что делало ее основной “танковой” силой не только в регионе, но и в Азии того времени в целом. Танковые бригады были хорошо подготовлены советскими специалистами (их в КНДР насчитывалось примерно 3 000 человек) и, что особенно важно, располагали собственными офицерами, корейцами по происхождению, с большим опытом второй мировой войны, из числа бывших военнослужащих Красной Армии. “Южане” не могли похвастаться ни подобным оружием, ни кадрами из-за отсутствия в их войсках танков и фронтовиков, как таковых, а потому 25 июня 1950 года оказалось для Сеульской армии и американцев примерно тем же, что июнь 1941-го для советских войск, хоть и в гораздо меньших масштабах.

Часть вины лежала на американских военных советниках, которые во многом предопределили начальные поражения на первом этапе конфликта, считая, что сильно пересеченный рельеф Страны утренней свежести, преимущественно горный, вообще не позволяет применять танки. Несмотря на многочисленные просьбы своих союзников о поставках тяжелой бронетехники, американцы оставались глухи к ним. Поэтому у “южан” к моменту внезапного наступления противника было лишь около 30 полугусеничных бронетранспортеров М-3 и колесных бронеавтомобилей М-8. Впрочем, к началу конфликта южнокорейская армия испытывала общую нехватку не только танков, но вообще современного оружия. Разгром южнокорейских частей и взятие Сеула на третий день боев оказались шоком для американцев, но одновременно и весьма эффективным способом избавления от иллюзий “танконедоступности” корейского театра военных действий. Американцы сделали максимум возможного в подобном положении. Из Японии, где дислоцировались соединения 8-й армии США, морским путем пошли танки. Это были почти исключительно машины второй мировой — легкие М-24 “чаффи” и “шерманы”. Из современных удалось найти только 3 штуки М-26 “першинг”. Тем временем мощные ВВС США пытались ударами с воздуха замедлить продвижение противника.

Большим минусом для американцев и их союзников оказалось то, что танки прибывали сравнительно небольшими группами — ротами и их тут же вводили в бой. Однако эти подкрепления сыграли определенную стабилизирующую роль. Перелом начал происходить в августе, когда в Корее высадились боевые части, укомплектованные по полному штату — с танками “першинг”, как, например, экспедиционная бригада морской пехоты численностью более 6 тысяч человек, имевшая на вооружении более сотни этих современных танков. Она вместе с силами 2-й американской пехотной дивизии смогла остановить северокорейцев на южном фланге фронта.

Новый поворот

Т-34-85 в боях с новейшей бронетехникой США в целом показал себя вполне достойно. Случались эпизоды, когда в столкновениях с М-46 “тридцатьчетверки” несли меньшие потери, хотя их противником был танк с более мощным орудием и броней.

В целом американские специалисты оценили Т-34-85 как “превосходный танк”, наиболее близким аналогом которого по боевым возможностям был, по их мнению, “файерфлай”. Насчет сравнения Т-34 с М-26 и М-46 в американской профессиональной среде господствовало мнение, что советский танк уступал этим машинам следующего поколения. Хотя встречаются и другие суждения, которыми признается превосходство Т-34 по знаменитому со времени второй мировой “комплексу боевых свойств”.

Вероятно, на эту последнюю оценку повлияла недостаточная техническая надежность “першинга” и “паттона-1”, частые поломки ходовой части. По крайней мере, “шерманы” пользовались большим доверием экипажей. М-47, упоминавшийся выше, содержал в себе новшества, порожденные как раз Корейской войной. Но в ней “паттон-2” не участвовал, поскольку его доводка и принятие на вооружение самой американской армии пришлись уже на середину 1952 года. В 1953-м М-47 стал поступать на вооружение стран НАТО, прослужив там вплоть до середины 80-х годов.

Расстановка сил

На первом этапе боев Т-34-85 часто вызывал панику в рядах южнокорейцев, да и самих американцев. Это случалось от отсутствия боевого опыта, морально-психологического воздействия «тридцатьчетверок» и малой эффективности имевшейся артиллерии. Средства ПТО были поначалу представлены 37- и 57-миллиметровыми пушками и легкими базуками калибра 2,36 дюйма. Да и позже случалось, что расчеты, вооруженные мощными 3,5-дюймовыми базуками, предпочитали как можно быстрее переместиться на другие участки местности. Дело дошло до того, что во время боев за город Тэчжон командир 24-й дивизии, ветеран второй мировой войны генерал Уильям Дин, был вынужден занять место в окопе рядом с солдатами, чтобы практически показать, как можно действовать базукой против танка.

Тем временем американские войска с союзниками продолжали усиливаться. Подкрепления с тяжелым вооружением, в том числе с танками «першинг» и наиболее мощными вариантами танка «шерман» — М-4аЗе8 «файерфлай» (Firefly), прибывали по морю каждый день. 17 августа произошел бой «першингов» с Т-34-85, который с помощью авиации США закончился победой американцев. Это был первый случай, когда «янки» удалось добиться очевидного и притом «сухого» результата со счетом 4:0 в свою пользу.

1 сентября «северяне» перешли в новое наступление. В период боев ранней осенью произошли новые крупные столкновения «тридцатьчетверок» с «першингами». Потери несли обе стороны, хотя если верить американским источникам, большими они были у северных корейцев. Вскоре «силы ООН» начали крупное наступление на противника, венцом которого явился крупный десант в район порта Инчхон. Преимущество в количестве танков перешло к ним и оказалось многократным. Так, к исходу 1950 года только у американцев имелось свыше 1 300 танков, из которых наиболее современными были приблизительно 300 «першингов» и 200 «паттон-1» М-46. У северных корейцев оставалось несколько десятков Т-34-85.

Новое оружие и успехи коалиции развеяли «танкобоязнь». М-26, М-46 и 3,5-дюймовые базуки доказали свою эффективность в борьбе с «поздними» вариантами Т-34. Война снова покатилась на север, и теперь уже армия «северян» испытала трагедию военных неудач. Пхеньян оказался в руках коалиции в октябре. Американцы освоили использование танковых подразделений, как правило, в боевых порядках пехоты. Чаще всего это были роты танков, реже, когда позволял характер местности, — батальоны.

В дальнейшем, когда на стороне Северной Кореи выступил Китай, а это произошло 26 октября, война вновь развернулась на юг. Положение на фронте поменялось буквально за несколько часов, когда на противника обрушилось 500 тысяч китайских «добровольцев». Окончательно линия фронта стабилизировалась в районе 38-й параллели примерно через год после начала конфликта.

Впоследствии до окончания войны 27 июля 1953 года противники вели боевые действия в основном вдоль стабилизировавшейся линии фронта и уже не решались на масштабные наступательные действия.

Машины для новых условий

В конце Корейской войны в СССР полным ходом шло крупносерийное производство Т-54-3. Конструкторское бюро в Нижнем Тагиле возглавил новый руководитель — Л. Карцев. К модернизации танка подталкивали новые внешние условия. Первое — появление ядерного оружия. Отныне именно оно становилось главным в войне будущего, танкам же отводилась роль средства, всемерно развивающего на полях сражений результаты атомных ударов. Второе условие было связано с неприятным для наших «вооруженцев» фактом: выяснилось, что 83,8-миллиметровая пушка британского «центуриона» МК-3, получившего новый бронебойный снаряд, превзошла по результативности борьбы с танками орудие Т-54. Работы над новой пушкой Д-ЮТг, двухплоскостным стабилизатором «циклон» и системой противоатомной защиты (ПАЗ) велись одновременно в период с 1952 по 1956 год.

Бронепробиваемость орудия и точность стрельбы из него в итоге удалось существенно улучшить. В конструкции танка появились приборы ночного видения, более совершенная связь, эжектор для продувки ствола после выстрела. Позже к ним добавился прибор ночного видения не только для водителя, но и для командира. Так последовательно появились Т-54А и Т-54Б, который официально приняли на вооружение в 1956-м с вновь модернизированным орудием Т-10Т2С и улучшенными приборами ночного видения. С 1955 года в целях повышения оперативной мобильности танка начались испытания ОПВТ — оборудования для подводного вождения танка, которые доказали практическую способность машины преодолевать участки дна шириной до 700 м на 5-метровой глубине. Т-54Б заменил собой Т-54А в 1957 году и сходил с конвейера вплоть до 1959 года. ОПВТ на нем стало уже стандартным элементом комплектации. Позже всего на танке появилась система ПАЗ (противоатомная защита), что диктовалось новизной проблемы и, следовательно, необходимостью многочисленных испытаний.

Оказалось, например, что в радиусе до 400 м от эпицентра подрыва «маломощного» тактического заряда в 2—3 кт (эквивалент 2—3 тыс. т обычной взрывчатки) Т-54 полностью поражается. На больших дистанциях танки оставались исправными, но животные, которых помещали на сиденьях экипажа, погибали от ударной волны на дистанции до 700—1 000 м, если мощность атомного устройства находилась в «верхних» пределах до 15 кт. Необходимой оказалась надежная герметизация танка. По техническим условиям предстояло добиться быстрого создания внутри танка (за десятые доли секунды) избыточного давления, которое бы превышало наружное. В конце 1956-го ПАЗ была готова к установке на серийные танки. К тому времени на «пятьдесятчетверке» появились очередные новинки — увеличилась с 520 до 580 л.с. мощность двигателя, возрос боекомплект, запас хода, улучшилась и ходовая часть. Так появился танк Т-55, который на стадии испытаний назывался Т-54М (модернизированный). Советская армия получила бронетехнику, готовую к использованию в атомной войне.

Как приблизить Ближний Восток

За время, прошедшее с окончания Корейской войны, в СССР произошли большие внутриполитические изменения. За 4 с небольшим месяца до завершения конфликта умер Сталин и к власти пришла группа во главе с Н. Хрущевым. Несмотря на радикальную смену лиц в верхах, во внешней политике Советский Союз был по-прежнему ориентирован на противоборство с «империализмом во главе с США».

Другим вектором этой борьбы оказалось ближневосточное направление. К середине 50-х годов закончилась полная переориентация советской политики в этом регионе — с Израиля на арабские страны. И первым испытанием на прочность стал так называемый «Суэцкий кризис». Израиль отказался строить на своей территории «социалистическое государство», следовательно, необходим был новый союзник…

Еще в первой половине 50-х США выдвинули концепцию, предполагавшую вступление стран Ближнего и Среднего Востока в военные блоки под руководством Запада, что сулило им «защиту от коммунизма». Инициативу поддержали Франция с Великобританией, что было крайне недальновидно, поскольку антибританские настроения в регионе тогда достигли апогея.

В этой ситуации в СССР было принято решение поддержать антиимпериалистические движения и «разоблачить антиарабскую сущность» американской политики. Для этого без затруднений сдали в архив устаревшие идеологические штампы типа «арабские страны — агенты империализма», их лидеры — «продажные арабские националисты». И в 1954-м президент Египта — крупнейшей арабской страны — Г. Насер объявил курс на построение социализма. Началось стремительное проникновение СССР на Ближний Восток.

Уже в следующем, 1955, году в Египет стали поступать большие партии вооружений, в том числе тяжелых, на огромную тогда сумму в четверть миллиарда долларов. Только сухопутные войска получили 230 танков, 100 самоходок и 200 бронетранспортеров. Считается, что танками были только Т-34-85, однако, по некоторым сведениям, египтяне приобрели и некоторое количество Т-54-3.

Так или иначе, но на начало 1956 года египетские вооруженные силы превосходили по численности израильские вчетверо. Израильтяне тогда располагали в основном оружием американского, британского и французского производства. На вооружении танковых частей состояли английские «центурионы» ранней версии и американские «шерманы».

"Центурион"

Этот британский танк оказался одним из самых «удачных» в истории мирового танкостроения.В 50-е и 60-е годы участвовал в корейском конфликте и войнах на Ближнем Востоке. Представляет собой эталонное воплощение английской «танковой философии»: на первом месте — бронезащита и вооружение, на втором — скорость. Выпускался более чем в 12 вариантах и модификациях.

Синай для «Мушкетера»

Получив такое количество вооружений, Насер начал на Ближнем Востоке политическую войну против «международного империализма». Ему удалось добиться вывода британских войск из зоны Суэцкого канала, кроме того, он создал под своей эгидой объединенное командование арабских стран, куда помимо Египта вошли Сирия с Иорданией, и поддержал палестинцев, которые совершали с территории Синая и сектора Газа нападения на территорию Израиля. Максимум напряженности в отношениях с Англией и Францией был достигнут в конце июля 1956-го, когда Египет разорвал договор с Великобританией о передаче ей Суэцкого канала в концессию сроком на 99 лет. Лондон и Париж — основные держатели акций канала, — расценив этот шаг как угрозу своим стратегическим интересам, приступили к подготовке военной операции под кодовым обозначением «Мушкетер».

Израиль также начал подготовку к удару по Египту с целью уничтожения палестинских баз на Синайском полуострове и разблокирования морского побережья. План военной кампании назвали «Кадеш» («Очищение»). Израильская наземная группировка включала 9 бригад, из них 3 бронетанковые. На вооружении состояли 2 основных типа танка — легкие французские АМХ-13 послевоенного выпуска и средние американские «шерманы», некоторое количество которых было модернизировано в «шерман-50».

Египетские войска на Синае насчитывали две пехотные дивизии, одну танковую и одну пехотную бригады. Танковый парк арабов был также «смешанным» и состоял из техники советского, английского и американского производства. Главной ударной силой считались танковые подразделения на Т-34-85 и самоходные батареи на СУ-100. Израильтянам противостояли хорошо знакомые им «шерманы». Английских танков «валентаин», доставшихся в наследство от второй мировой, было немного (около 30 штук), гораздо меньше, чем 76,2-миллиметровых самоходок «арчер», построенных с использованием шасси этого танка.

Союзники по «тройственной» коалиции придумали по-своему остроумный, изощренный план завязки военного конфликта с Египтом, предоставлявший им в глазах мирового общественного мнения «законное» право начать войну. Идея состояла в том, что израильские войска выступают первыми и вторгаются на Синай. После завязки боев с египтянами Англия и Франция обращаются к участникам конфликта с требованием немедленного прекращения огня. Если хоть одна из сторон его отклоняет, то англо-французские войска уже через несколько часов «принимают меры», предусмотренные англо-египетским соглашением об обеспечении «безопасности» канала.

Кроме того, партнеры пребывали в уверенности, что СССР и США не вмешаются в ход событий: Москва из-за венгерских событий, перешедших к этому времени в военную плоскость, а Вашингтон — из-за президентских выборов, находившихся в самом разгаре.

Торжество «Цахала»

В ночь на 30 октября израильские войска перешли к действию. Основной удар наносился в направлении города Суэц, в самой южной точке канала. Ключом к нему был горный перевал Митла, который планировалось захватить в первую очередь. Израильтяне выбросили воздушный десант численностью 400 человек. Это был батальон 202-й десантной бригады полковника А. Шарона (нынешнего израильского премьера). К исходу первой ночи задачу удалось выполнить. После подхода основных сил израильтян, имевших тяжелое вооружение, египтяне сдали передовые позиции без боя, едва увидев наступающие колонны.

Уже к 5 ноября сопротивление группировки египетских войск было в основном сломлено, а весь Синайский полуостров — захвачен. Англо-французы наносили авиационные удары по целям в глубине египетской обороны, в том числе и по крупным городам.

Потери арабских войск только на Синае составили, как считается, около 3 тыс. убитыми и ранеными. Израиль признал потерю примерно 1 тыс. человек, из которых убитыми насчитывалось 200 солдат и офицеров. «Размен» потерь в технике отражает пропорцию 4:1 в пользу «Цахала» — израильской армии. Ее бригады вывели из строя и частично захватили 400 танков, бронетранспортеров, орудий и грузовиков. Среди них насчитывалось 40 единиц Т-34-85 и 20 — СУ-100. Множество техники оказалось брошенной на поле боя. Палестинские базы удалось уничтожить. В целом победа «Цахала» была очевидной. В списках трофеев только танков и бронированных машин числилось: 27 — Т-34-85, 6 — СУ-100, 52 — «шермана», 15 — «вален-тайнов» (без орудий), 40 — «арчеров».

От полного военного разгрома и вероятной капитуляции Египет спасло «незапланированное» и резкое советское вмешательство. СССР предъявил Англии, Франции и Израилю ультиматум, содержавший угрозу «применить силу, сокрушить агрессоров и восстановить мир», если боевые действия союзников не прекратятся через 24 часа. Кроме того, в посланиях Хрущева лидерам этих стран содержались намеки на возможное применение ракетной техники. На Западе это восприняли как однозначный ядерный ультиматум и «от греха подальше» решили отступить. Впоследствии Д. Шепилов — один из высокопоставленных советских деятелей того времени, вспоминал, что все угрозы были не более чем правдоподобным блефом. На самом деле Хрущев не собирался доводить дело до конфликта и уж тем более — до атомного.

Египет, избежав катастрофы, начал с помощью СССР системно готовиться к будущим столкновениям с Израилем. В 1957 году в советских академиях появились новые слушатели — египетские офицеры, а из СССР на Ближний Восток пошли массированные поставки уже вполне современного оружия послевоенной разработки. До 1959 года египетские бронечасти получили 150 новеньких Т-54.

Так на Ближнем Востоке завязывался узел противостояния, который еще многие годы будет порождать серьезные вооруженные конфликты послевоенной эпохи, в которых найдется место крупнейшим танковым сражениям, будут практически «обкатываться боем» танковые новинки сверхдержав. Но пока — в конце 50-х — острота интереса высшего советского руководства к бронетанковому вооружению резко притупилась. Оборонщиков поставили перед необходимостью сократить объем исследовательских работ, закрыть ряд перспективных тем, связанных с развитием танков. «Главное сухопутное оружие» на время вышло из фавора.

Александр Коршунов | Иллюстрации Юрия Юрова

www.vokrugsveta.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.