Т 37 танк

Первый в СССР и мире серийный плавающий танк Т-37А имел уникальные технические характеристики и боевые возможности, но все же не был лишен недостатков. Несовершенство конструкции привело к старту разработки нескольких новых плавающих бронемашин, и некоторые из них позже поступили на вооружение. Также были созданы несколько менее удачных образцов, которым не удалось выйти из стадии испытаний. Вместе с другими машинами своего класса до войск не добрался плавающий танк П.И. Шитикова Т-37Б.

В 1932 году московский завод №37 (ныне НИИ дальней радиосвязи) получил первые заказы на выпуск серийных малых танков Т-37А. Почти одновременно с этим конструкторское бюро предприятия приступило к изучению вариантов модернизации этой машины, а также к созданию совершенно новых образцов. Итогом этих работ стало появление нескольких опытных образцов боевых бронированных машин с теми или иными особенностями и отличающимися характеристиками.

В 1934 году с инициативным предложением выступил сотрудник КБ И.П.


тиков. На тот момент он участвовал в разработке плавающего танка Т-43-2, но решил внести свой вклад в более старый проект. Он предложили новый вариант модернизации малого плавающего танка Т-37А. В этом проекте предлагались некоторые новые идеи и решения, в том числе не применявшиеся в отечественной практике ранее. Серьезная переработка исходного проекта, как ожидалось, могла привести к улучшению конструкции с одновременным получением повышенных технических и боевых характеристик.

Любопытно, что И.П. Шитиков разрабатывал свой проект самостоятельно, без активного участия других специалистов. Эта особенность работ стала поводом для критики: руководство завода №37 посчитало, что создать танк в одиночку – пусть даже и на основе существующего образца – не удастся. По этой причине проект не получил поддержки, однако его автор не опустил руки.

Вскоре конструктор отправил письмо на имя наркома обороны К.Е. Ворошилова. В нем он утверждал, что обновленный танк отличается от серийных более высокими расчетными характеристиками. В частности, удалось уменьшить массу при сохранении прежнего уровня защиты, а также повысить ходовые характеристики. В соответствии с распоряжением Ворошилова, предложением Шитикова занялись специалисты Управления по моторизации и механизации Красной Армии.

Обсуждение проекта с участием разработчика и представителей УММ завершилось с неоднозначными результатами. Предлагаемый танк действительно имел некоторые преимущества перед серийными образцами, но при этом не был лишен заметных недостатков. Его следовало переработать и внести определенные коррективы, после чего можно было рассчитывать на получение желаемых результатов. В итоге предложение одобрили и приняли к реализации. Новый этап проектных работ, уже при поддержке армии, стартовал в начале 1935 года.


Изначально проект обозначался по фамилии автора – «плавающий танк И.П. Шитикова». Впоследствии ему присвоили обозначение Т-37Б. Оно указывало на определенную преемственность с существующим образцом. Позже был создан и проект с литерой «В», однако он так и остался на бумаге.

Одной из главных проблем серийного Т-37А была перегрузка двигателя. Повышенная нагрузка на силовую установку приводила к перегревам и поломкам. Таким образом, перспективный танк нуждался в более мощном двигателе, а также должен был иметь уменьшенную массу. Кроме того, следовало улучшить характеристики на воде. Такие задачи были решены с использованием уже известных или новых идей.

Проблему массы предложили решать при помощи переработанной конструкции корпуса. Его планировалось собирать из броневых листов толщиной 4,7 и 9 мм с наиболее мощной защитой в лобовой проекции. Листы соединялись между собой заклепками или сваркой; стыки дополнительно герметизировались. Форма корпуса была определена с учетом получения максимальных внутренних объемов при одновременном сохранении минимальной массы. Компоновка машины соответствовала некоторым другим проектам того времени. В передней части корпуса планировалось поместить трансмиссию, за ней последовательно находились два рабочих места танкистов, а в корме помещалась силовая установка.


Корпус танка Т-37Б лишь частично напоминал агрегаты Т-37А. Вновь использовали изогнутый нижний лобовой лист, над которым помещалась наклонная верхняя деталь. Также применили вертикальные борта, соединявшиеся с наклонной изогнутой кормовой деталью. При этом была переделана крыша корпуса. Наклонный верхний лобовой лист фактически переходил в наклонную крышу. На последней сзади предусматривался небольшой кожух для выхлопной трубы и глушителя. Для сокращения массы конструкторы отказались от подбашенной коробки традиционного вида. Теперь она представляла собой невысокое кольцо в центральной части крыши.

Впервые в отечественной практике танк получил башню конической формы. Броневые детали купола собирались под углом 45° к горизонтали. Спереди на башне предусматривался прямоугольный кожух для пулеметной установки. Крыша башни была выполнена выгнутой наружу и имела люк.

Серийный танк Т-37А оснащался карбюраторным двигателем ГАЗ-АА мощностью 40 л.с., характеристики которого были недостаточными. Новый танк нуждался в более мощной силовой установке, но пригодные моторы отсутствовали. По этой причине И.П. Шитиков и его коллеги оснастили свой танк спаркой двигателей ГАЗ-АА, а также готовой трансмиссией, заимствованной у серийного грузового автомобиля.

В корме корпуса параллельно у бортов установили пару двигателей ГАЗ-АА. При помощи карданных валов и редукторов крутящий момент передавался на агрегаты трансмиссии, находившиеся в передней части машины. В составе трансмиссии имелись четырехступенчатая коробка передач, коническая главная передача и дифференциальный механизм поворота. Мощность выдавалась на ведущие колеса переднего расположения.


Ходовая часть танка Шитикова основывалась на агрегатах Т-37А, но имела серьезные отличия. На каждом борту помещалось по четыре опорных катка, сблокированных попарно. Четвертый каток отличался увеличенным диаметром и был вынесен назад. Он также выполнял функции направляющего колеса. Первый и второй катки каждого борта соединялись при помощи балансиров по схеме «ножницы», подобно устройствам танка Т-37А. Подвеска третьего и четвертого катка основывалась на наработках по танку Т-33. Во всех случаях использовались балансиры и пружины.

На кормовом листе корпуса предусматривалась установка отдельного водоходного движителя. Он представлял собой трехлопастной гребной винт, помещенный в цилиндрическом канале. Последний обозначался как направляющий аппарат и мог вращаться вокруг вертикальной оси, управляя вектором тяги. На случай попадания воды внутрь корпуса в обитаемом отсеке установили помпу.

Как и другие малые танки того времени, бронемашина Т-37Б не имела мощного вооружения. В шаровой установке башни предлагалось помещать пулемет ДТ калибра 7,62 мм. При помощи спинного упора наводчик мог поворачивать башню в любом направлении. Вертикальная наводка изменялась в пределах от -8° до +14°. В боевом отделении удалось разместить стеллажи для 24 дисковых магазинов емкостью более 1500 патронов. Иное вооружение отсутствовало.


Танк Шитикова должен был управляться экипажем из двух человек. Механик-водитель находился в передней части обитаемого отсека, непосредственно за трансмиссией. На марше и в бою он должен был следить за дорогой при помощи небольшого прямоугольного лючка в подбашенной коробке. В боевой обстановке использовалась опускаемая крышка с щелью. Второй член экипажа являлся командиром и отвечал за использование вооружения. Его место находилось непосредственно за водителем, внутри башни. Он мог следить за обстановкой как через открытый верхний люк, так и при помощи смотровых щелей.

Корпус Т-37Б не имел люков для экипажа. Попадать внутрь танка предлагалось через единственный люк в крыше башни. Сначала в танк должен был забираться водитель, затем – командир. Высадка осуществлялась в обратном порядке. Сравнительно небольшие габариты танка в известной мере облегчали посадку и высадку.

За счет переделки корпуса новый плавающий танк был заметно меньше базового образца. Его длина незначительно превышала 3,5 м, ширина была менее 2 м, высота – не более 1,8 м. Изначально боевая масса указывалась на уровне 2,5 т, но на практике этот параметр достиг 2,8 т. Несмотря на это, скорость на шоссе должна была достигать 45 км/ч. Скорость на воде – до 6 км/ч. Запас хода по хорошей дороге – 200 км.


В первых месяцах 1935 года И.П. Шитиков при участии специалистов УММ завершил переработку имеющегося проекта, и вскоре завод №37 изготовил опытный танк нового типа. Следует отметить, что эта машина так и осталась в единственном числе. Новые прототипы, не говоря уже о серийной технике, не строились.

Во время испытаний было установлено, что Т-37Б действительно имеет преимущества перед машиной с литерой «А». Два 40-сильных двигателя позволяли показывать более высокие ходовые и динамические характеристики. Однако на этом преимущества фактически заканчивались.

Трансмиссия, соединяющая два отдельных двигателя, оказалась недостаточно надежной и постоянно ломалась. Ходовая часть показала себя плохо и регулярно нуждалась в мелком ремонте. Кроме того, с танка неоднократно слетали гусеницы. Запас плавучести имеющегося корпуса оказался недостаточным, а кроме того, не оправдала себя новая форма его крыши. Во время плавания вода заливала лобовую деталь и даже попадала в лючок механика-водителя. Также оказалась недостаточной маневренность на воде, обеспечиваемая поворотным кольцевым каналом.

Вооружение в виде одного пулемета все еще считалось приемлемым, но углы наводки оказались недостаточными. Из-за специфического расположения рабочих мест экипажа командир-стрелок не мог развернуть башню для ведения огня назад. Кроме того, наличие всего одного люка резко затрудняло посадку и эвакуацию экипажа.

В существующем виде танк Шитикова Т-37Б не представлял интереса для армии. Он действительно имел некоторые преимущества перед серийной или опытной техникой, но выявленные недостатки не позволяли реализовывать их на практике. После недолгих испытаний единственного опытного образца проект было решено закрыть. Все усилия промышленности следовало сосредоточить на других проектах плавающих танков.


Впрочем, И.П. Шитиков не отказался от своих идей. Всего за несколько недель он внес коррективы в имеющийся проект и уже в июне 1935 года вновь обратился в Наркомат обороны. Новый вариант малого плавающего танка он обозначил как Т-37В. От предыдущего он, прежде всего, отличался компоновкой внутренних объемов. Теперь все устройства трансмиссии помещались в кормовом отсеке; там же на бортах находились ведущие колеса. Ходовая часть теперь имела менее оригинальный вид и включала по две тележки на каждом борту. Обитаемый отсек был изменен, и теперь башня, сдвинутая к левому борту, могла свободно поворачиваться в любом направлении. Также имели место другие мелкие доработки.

Специалисты рассмотрели второе предложение, и на этот раз их решение оказалось весьма суровым. Проект посчитали недостаточно проработанным, и потому непригодным для дальнейшего развития. Кроме того, на таком решении, вероятно, сказался опыт недавних испытаний. Проект Т-37Б мог избавиться от принципиальных недостатков только в результате самой серьезной переработки.

Получив новый отказ, И.П. Шитиков вернулся к полноценной работе над другими проектами в составе конструкторского коллектива. Вскоре при его участии конструкторское бюро завода №37 представило новые образцы техники. Тем не менее, и на этот раз он не отказался от идеи самостоятельной разработки бронемашины. Примерно через год начались работы по проекту перспективного бронированного транспортера на основе плавающего танка Т-37Б. Этот проект был доведен до испытаний опытного образца, но тоже не получил одобрения от потенциального заказчика.


Малый плавающий танк Т-37А имел определенные недостатки, и это учитывалось при разработке новых образцов бронетехники. Тем не менее, не все варианты модернизации и обновления существующей конструкции справлялись с такими задачами. Так, проекты Т-37Б и Т-37В не оправдали ожиданий, и потому развитие направления плавающих танков продолжилось при помощи иных разработок.

По материалам:
http://aviarmor.net/
http://bronetechnikamira.ru/
https://strangernn.livejournal.com/
Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. Отечественные бронированные машины. XX век. – М.: Экспринт, 2002. – Т. 1. 1905–1941.

topwar.ru

Т-37А – советский малый плавающий танк (в некоторых источниках назывался танкеткой) периода 30-х – начала 40-х годов прошлого столетия. В названии буква «Т» обозначает слово «танк», число «37» – тип разработанного танка по порядку, а буква «А» – его  модификацию. Иногда в советской литературе он именовался, как «Т-37», но это делалось ошибочно, так как под индексом «Т-37» был разработан совершенно другой танк, работы над которым дальше прототипа не продвинулись.


История и предпосылки создания.

В начале 1931 года британской фирмой «Виккерс» были проведены испытания малого плавающего танка. Данное событие привлекло внимание Управления моторизации и механизации РККА, так как плавающий танк неплохо вписывался в тогдашнюю доктрину оснащения РККА и в будущем должен был заменить малый танк Т-27, который к этому периоду уже морально устарел. В конструкторское бюро ленинградского завода «Большевик» советскими представителями в Великобритании была доставлена информация о плавающем танке «Виккерс, включая фотографии и техническое описание. На основании этой информации ленинградскими конструкторами была сначала разработана документация по танку Т-33, который не пошел в серию из-за своей сложности и дороговизны, а затем и Т-37А, который 11 августа 1932 года Постановлением Совета труда и обороны СССР был принят на вооружение Красной Армии даже без создания прототипа. Главным конструктором будущего танка, который находился в то время на бумаге, назначался Н.Н. Козырев, а предприятием, на котором планировалось выпускать машины, –  2-й автомобильный завод ВАТО в Черкизове. Первые машины были выпущены уже в конце 1934 года, а в последующем танк был запущен в серию.


Компоновка.

Малый плавающий танк Т-37А имел необычную для большинства танков РККА компоновку, но она большинством специалистов считается классической для плавающих танков того периода. Отделение управления располагалось в средней части корпуса танка и объединялось с моторным и боевым отделениями. Трансмиссионное отделение размещалось в носовой части корпуса. В корме корпуса находилось кормовое отделение с системами охлаждения, топливным баком и привод гребного винта, обеспечивающим движение по воде.

Экипаж малого плавающего танка Т-37А состоял из двух человек: командира танка и механика-водителя. Место механика-водителя находилось в левой части корпуса в отделении управления. Командир танка располагался в башне, смещенной от продольной оси вправо, который в бою осуществлял наблюдение за местностью через приборы и вел огонь из башенного пулемета. Если танк оснащался радиостанцией, то командир выполнял еще и функции радиста.

Для посадки-высадки механик-водитель и командир имели свои люки, размещенные соответственно в корпусе танка и крыше башни, механик-водитель так же располагал смотровым люком в лобовой части корпуса.

Бронезащита корпуса и башни.

Броневая защита танка Т-37А разрабатывалась по противопульному принципу. Его бронирование следует классифицировать, как лёгкое противопульное равнопрочное. Оно защищало танк и его экипаж только от основных винтовочных калибров, и было полностью бессильно перед попаданием в танк боеприпасов более крупного калибра и крупных осколков.

Бронекорпус малого плавающего танка Т-37А имел достаточно простую коробчатую форму, который собирался из листов стали путем их склепывания и сваривания на общий каркас корпуса и между собой с использованием подкладных уголков. Для сборки бронекорпуса применялись цельно катаные листы из броневой стали толщиной 4 миллиметра для днища и крыши, а также толщиной 8 и 6 миллиметров – для формирования лобовой части корпуса, кормы и бортов соответственно. Начиная с марта 1934 года, лобовая часть корпуса и лобовое возвышение рубки механика-водителя  начали формировать из броневого листа толщиной в 10 миллиметров, что усилило противоосколочную защиту танка и его экипажа. Борта корпуса танка Т-37А углов наклона к вертикали не имели, а лобовая и кормовая части, а так же лоб возвышающейся рубки механика-водителя были наклонены незначительно.

Башня малого плавающего танка Т-37А собиралась также при помощи сварки и заклепочных соединений из броневых листов, их креплением на каркас и между собой. Толщина броневого листа, формировавшего крышу башни, достигала 4 миллиметров. Ее лоб, корма и борта формировались из цельного броневого листа, изогнутого в виде цилиндра, толщина которого не превышала 8 миллиметров. Башня имела нишу в лобовой части и была смещена в правую сторону относительно продольной оси корпуса. Ее установка производилась на шариковую опору крыши подбашенной коробки. Повороты башни осуществлялись вручную при помощи рукояток и делительного механизма. В лобовой части башни выполнялось отверстие под установку маски (толщина брони 8 миллиметров) пулемета.

Вооружение.

В качестве основного и единственного вооружения малого плавающего танка Т-37А использовался 7,62-миллиметровый танковый пулемет ДТ, разработанный в 1929 году. Он устанавливался в шаровую установку маски в лобовую часть башни. Качание шарового яблока позволяло наводить пулемет при стационарном положении башни в пределах 30 градусов в горизонтальной плоскости и в диапазоне от −20 до +30° в вертикальной. Боекомплект к пулемету включал в себя 2142 патронов, которые укладывались в 34 дисковых трехрядных магазина по 63 патрона в каждый. Магазины размещались в укладках по левому борту корпуса и бортов башни.

Ходовая часть, двигатель и трансмиссия.

В качестве силовой установки малого плавающего танка Т-37А использовался рядный четырёхтактный четырёхцилиндровый карбюраторный двигатель ГАЗ-АА  с жидкостным охлаждением, который мог развить максимальную мощность до 40 лошадиных сил. В качестве топлива для него использовался бензин второго октанового ряда, которое заливалось в бак, расположенный в кормовой части корпуса. Указанный двигатель позволял развивать танку Т-37А скорость до 40 километров в час при движении по шоссе и до 6 километров в час на плаву.

Малый плавающий танк Т-37А оснащался трансмиссией механического типа, в состав которой входили такие узлы и механизмы:

главный однодисковый фрикцион, работающий по принципу сухого трения;

четырёхступенчатая механическая коробка передач (при четырех скоростях вперед и одной – назад);

ступенчатый карданный вал;

главная передача конического типа;

тормоза механизмов поворота колодочного типа, располагавшиеся вне бронекорпуса танка;

дифференциальный механизм поворота.

Ходовая часть малого танка Т-37А по каждому борту включала в себя по четыре одиночных опорных катков, покрытых резиной, по три обрезиненных поддерживающих катка, обрезиненному ленивцу и одиночному ведущему колеса, выполненному в виде звёздочки. Опорные катки подвешивались сблокированные попарно по схеме «ножницы». При этом каждый опорный каток монтировался на одном конце балансира треугольной формы, а другой конец балансира укреплялся на шарнир непосредственно к корпусу танка,  третий конец балансира сопрягался попарно пружиной со следующим балансиром тележки.

Гусеница малого плавающего танка Т-37А по своему типу была двухгребневая при цевочном зацеплении при открытом шарнире. Каждая из двух гусениц танка собиралась из 86 литых стальных траков с развитыми грунтозацепами, имевших ширину в 200 миллиметров и шаг в 87 миллиметров. Траки изготовлялись с помощью литья из ковкого чугуна.

Боевое применение.

Малые плавающие танки Т-37А впервые были применены в боевых действиях конфликта в районе реки Халхин-Гол. Тогда в распоряжении РККА их численность по информации различных источников колебалась от 15 до 25 машин. Какой-либо другой информации об их применении в этом конфликте нет. Известно, что танки зарекомендовали себя плохо, увязая в песчаных грунтах. Слабое бронирование и сравнительная тихоходность не позволяла с успехом использовать Т-37А при наступлении и в обороне. По некоторым источникам потери данных танков на данном театре военных действий составили 17 машин.

Аналогичным образом танки Т-37А зарекомендовали себе и в Польской кампании. В источниках отмечается, что, невзирая на слабое сопротивление польской армии, в боях за город Хелм было потеряно три машины.

В ходе Зимней войны с Финляндией малые плавающие танки Т-37А зарекомендовали себе с хорошей стороны только при проведении разведывательно-дозорных мероприятий и форсировании водных преград. Однако, при наличии у противника средств ПТО, танки Т-37А несли потери, как в материальной части, так и в экипажах.

На начальном этапе Великой Отечественной войны большая часть танков Т-37А, находящихся на вооружении всех прифронтовых округов, в следствии хаотичного отступления частей РККА, была безвозвратно потеряна. Отдельные экземпляры Т-37А продолжали службу в частях и подразделениях вплоть до 1944 года и использовались в основном для охранения и разведки. Последнее боевое использование малых плавающих танков Т-37А произошло в 1944 году в ходе операции по захвату плацдарма на реке Свирь. Учитывая ход и развитие операция, есть основания говорить об этом использовании танков Т-37А, как успешном.

По мимо РККА, танки Т-37А состояли на вооружении финской, немецкой, венгерской и румынской армий (захваченные в Зимней войне и на начальном этапе ВОВ). Так же стоит отметить, что по одному такому танку имели даже Турция и Швеция.

tanki-v-boju.ru

  Советский легкий танк Т-37А.

Опыт эксплуатации в войсках танкеток Т-27 показал, что для эф­фективного использования оружия оно должно размещаться в башне кругового вращения. Кроме того, для выполнения задач по разведке желательно, чтобы боевая машина была плавающей. В 1933 году такая машина была принята на вооружение Красной Армии под названием «малый плавающий танк Т-37А». Танк имел клепаный (или сварной) герметичный корпус из катаных броневых листов. Трансмиссия располагалась в передней части корпуса; боевое отделение и отделение управления были выполнены совмещенными, механик-водитель располагался слева, командир — справа по ходу движения.

Автомобильный двигатель «Форд-АА» располагался сзади, вдоль оси танка. Для увеличения плавучести к надгусеничным полкам слева и справа крепились поплавки, заполненные пробкой. Движение на плаву обеспечивалось гребным винтом, маневрирование — рулем. При этом лопасти гребного винта могли поворачиваться, обеспечивая таким образом реверс хода на плаву. За время серийного производства было выпущено 1909 линейных танков, 643 радиотанка Т-37 ТУ с радиостанциями, а также 75 так называемых «химических» танков с огнеметной установкой.

Танк Т-37А. История создания и модернизация.

В конце 1930 года на английской фирме Vickers Armstrong разработали проект легкого плавающего танка. Его прототип, изготовленный к началу апреля следующего года, прошел успешные испытания на реке Темза близ Челси. Первоначально новая машина именовалась в документах, как «Vickecrs-Carden-Loyd amphibious tank».

Танк имел клепаный корытообразный корпус и башню с пулеметом, заимствованную у 6-тонного Vickers Model А. Плавучесть машины обеспечивалась за счет водоизмещения корпуса и установленных вдоль его бортов массивных поплавков из бальзы. Блокированная подвеска состояла из двух двухкатковых тележек (на борт). В качестве упругого элемента использовались четвертьэллиптические листовые рессоры. Ведущие колеса распологались впереди, а в качестве направляющих колес использовались вторые катки задних тележек (следует отметить, что конструкция ходовой части во многом была заимствована у легкого 3-тонного трактора, разработанного фирмой Vickers в 1929 году). На танке устанавливался карбюраторный 90-сильный двигатель Maсdows EST, позволяющий 2,75-тонной машине развивать скорость до 50 км/ч на суше и до 9 км/ч на плаву. Движение на плаву осуществлялось при помощи гребного винта и кольцевого руля. Двигатель с радиатором и четырехскоростной коробкой перемены передач были размещены в корпусе справа, а слева находилась рубка механика-водителя и башня.

После окончания испытаний опытного образна в конструкцию амфибии был внесен ряд изменений, и в сентябре 1931 года фирма Vickers Armstrong по заказу британской армии изготовила два танка, получивших обозначения А4Е11 и A4E12, различавшихся между собой конструкцией гребных винтов и рулей. Однако английское военное министерство не проявило большого интереса к плавающим машинам, ограничившись закупкой двух вышеупомянутых образцов. Поэтому фирма Vickers проявила активную рекламу своей плавающей машины, фото которой часто мелькали в военных журналах и газетах того времени. Как и в случае с 6-тонным танком Vickers Model А, фирма рассчитывала на зарубежные заказы из стран «второго мира». Надежды руководителей фирмы Vickers Armstrong оправдались, правда, объем закупок был значительно меньше, чем в случае с 6-тонным танком Vickers.

29 амфибий закупил Китай, по два танка приобрели Голландия и Сиам (Таиланд). Один плавающий Vickers-Carden-Loyd был отправлен для испытаний в Финляндию, военные которой проявили интерес к танку-амфибии. Но после всесторонних испытаний финны отказались от закупки машины и ее вернули Великобритании.

Среди стран, заинтересовавшихся амфибией Vickеrs-Cardеn-Loyd был и Советский Союз. Получив информацию об испытаниях нового английского плавающего танка, руководство Управления механизации и моторизации РККА 5 февраля 1932 года заказало фирме Vickers через представителей советской внешнеторговой фирмы Arcos Ltd. (All Russian Cooperative Society Limited) восемь амфибий. В июне 1932 года были отправлены в СССР первые из заказанных танков, а последние машины прибыли 22 октября того же года.

Прибывшие амфибии прошли испытания на НИБТ полигоне под Москвой, а также были отправлены на заводы и в танковые части для изучения. Первые амфибии Vickers-Carden-Loyd прибыли в Советский Союз уже тогда, когда были изготовлены и проходили испытания опытные образцы советских плавающих танков Т-33, Т-41 и Т-37. Поэтому утверждение о том, что большинство технических решений первых образцов отечественных амфибий (в особенности Т-33) было скопировано у английской машины, является некорректным.

Учитывая опыт, накопленный при проектировании машин Т-41 и Т-37. Управление механизации и моторизации РККА приняло решение о разработке нового плавающего танка для принятия его на вооружение Красной Армии. Предполагалась что машина по компоновке будет аналогична Т-41, но с подвеской от танка Т-37. Постановлением Совета труда и обороны СССР от 11 августа 1932 года, еще до изготовления опытного образца, на вооружение Красной Армии был принят новый легкий плавающий танк, получивший обозначение Т-37А.

Создание и организацию серийного производства Т-37А поручили 2-му заводу ВАТО в Mоскве. Сюда передали весь материал по Т-37 разработки ОКМО, а также одну прибывшую из Англии амфибию Vickers-Carden-Loyd. Руководил работами главный конструктор танка Т-41 Н. Козырев.
Несмотря на уже имевшийся на заводе №37 опыт серийного производства танкеток Т-27, развертывание выпуска танка Т-37А шло с большими трудностями. Новая машина была сложнее, чем Т-27, а возможности завода были достаточно ограничены. Тем не менее, готовой план по плавающим танкам на 1933 год, полученный от руководства Спецмаштреста, составлял 1200 машин. Кроме того, параллельно с освоением танка Т-37А завод №37 продолжал выпуск Т-27 (при плане на 1933 год в 507 штук завод изгоговил 914 Т-27) — что,естественно, создавало дополнительные сложности.

Возникли проблемы и с производством бронекорпусов Т-37А на Подольском крекинго-электровозостроительном заводе (до этого он выпускал корпуса танкеток Т-27). Дело в том, что корпуса Т-37А должны были изготавливаться при помощи штамповки с последующей цементацией. Первый опытный штампованный корпус, изготовленный из обычной (не броневой) стали, был готов 25 февраля 1933 года, но наладить их выпуск на заводе не сумели. Пришлось искать другие способы, например — гнуть броневые листы на специальных приспособлениях, что потребовало дополнительного времени и средств. Естественно все это отразилось на выполнении задания по выпуску Т-37А на заводе №37: за первое полугодие 1933 года было изготовлено всего 30 танков (из них 12 Т-41) вместо запланированных 225 машин.

По поводу этого заместитель наркома обороны СССР М. Тухачевский сообщал в своем докладе «О ходе выполнения танковой программы за первое полугодие 1933 года» следующее:
«…Причины невыполнения программы…по танку Т-37: неподача Подольским крекинг-заводом корпусов, неподготовленность техпроцесса,подача недоброкачественного стального литья броня. Программа по корпусам Т-27 выполнена полностью, по Т-37 подано в течение первого полугодия вместо 250 запланированных только один кондиционный корпус. Основной причиной такого положения является переход на штамповку и цементацию без достаточно серьезных предварительных опытов и подготовительных работ. В настоящее время можно сказать, что завод штамповкой овладевает. Дальнейшее выполнение программы зависит oт подачи кондиционного бронелиста с Кулебакского завода, который до мая-июня бронелиста не подавал из-за отсутствия ферросплавов. В настоящее время на заводе имеются кондиционные ферросплавы и завод начал подавать броневой лист».

Тем не менее, производство Т-37А шло с большим трудом. Представители УMM РККА, посетившие завод №37 в середине октября 1933 года, докладывали: «Заканчивается сдача первой опытной группы Т-37, всего, вместе с Т-41,- 45 машин. К концу года будет, вероятно, не более 800 танков». Однако прогноз был оптимистичным — к 1 января 1934 года завод №37 изготовил всего 126 Т-37А (из них 2 радийных) и 12 Т-41,7 ноября 1933 года первые амфибийные танки Т-37А вместе с Т-41 были продемонстрированы во время парада на Красной площади.

В «Отчете о работе заводов Спецмаштреста за 1933 год» о выпуске танков на заводе №37 были сказано следующее:
«На смену снятой с производства танкетки Т-27 завод имеет совершенно новый тип плавающей машины Т-37, которая значительно превосходит по сложности и трудоемкости Т-27. Причины невыполнения плана следующие:отсутствие точно разработанного технологического процесса, абсолютное отсутствие организации производства,неудовлетворительное состояние производственного планирования,несвоевременная поставка кооперированными заводами полуфабрикатов и их низкое качество. Отсутствие системы в работе завода заставило завод прибегать к штурмовщине, то есть напряженной работе в конце месяца, квартала и года и абсолютно спокойной работе в начале этих периодов».

Машины Т-37А выпуска лета-осени 1933 года (в документах того времени иногда именовались танками первой партии или первого выпуска) несколько отличались от более поздних машин, они имели борта корпуса с выштамповками в верхней части, но на них отсутствовал волноотражательный щиток на верхнем листе корпуса и поплавки над гусеницами (вместо последних были установлены плоские надгусеничные полки).

Все танки первой партии имели большое количество недостатков и с большим трудом принимались представителями военной приемки. Учитывая их низкое качество изготовления, руководство Управления механизации и моторизации РККА приняло решение о «передаче всех этих машин в учебные подразделения для подготовки экипажей».

В 1934 году руководством Спецмаштреста были приняты меры по улучшениию выпуска плавающих танков, на заводе №37 началась постройка двух новых цехов, которые оснащались закупленным за границей оборудованием, несколько увеличилось число рабочих и инженеров. Но, несмотря на это, производство Т-37А шло с большими трудностями.

Так, в отчетных документах треста специального машиностроения за 1934 год о работе завода №37 сообщалось следующее:
«Абсолютно неудовлетворительное как техническое, так и общее руководство заводом в конце 1933 и начале 1934 года создали серьезный прорыв в 1-м полугодии 1934 года…

Смена руководства завода и руководства отдельных участков при напряженной и упорной работе всего коллектива, создали в начале второго полугодия перелом в работе, который и послужил основным фактором выполнения программы по главным изделиям.»

В ходе серийного производства в конструкцию Т-37А был внесен ряд изменений. Так, первоначально корпуса танков собирались из брони толщиной 4-мм-6-мм-8-мм, а с марта 1934 пода перешли на листы 4-мм-6-мм-8-мм-10-мм, увеличив толщину бортов с 8-мм до 10-мм. Начиная с 1935 года на танках Т-37А стал использоваться штампованный кормовой лист корпуса (до этого его гнули на специальном прессе), передний лист башни стал крепиться на болтах, а надгусеничные поплавки стали изготавливать пустыми, без набивки их пробкой (такие корпуса в документах того времени иногда назывались «безпоплавковыми»).

В ходе серийного производства танки Т-37А оснащались двумя типами корпусов и башен — клепаным и сварным. Первый тип изготавливался на Подольском крекинго-электровозном заводе имени Орджоникидзе и был наиболее массовым. Во время приемо-сдаточных испытаний все танки, догруженные до полной боевой массы и с экипажем из двух человек, совершали 25 километровый марш на подмосковное Медвежье озеро, здесь проходили испытании на плаву.

Сварные корпуса производились Ижорским заводом в Ленинграде, но объем их производства был небольшой. Дело в том, что подольский завод в 1933-1935 годах не мог обеспечить изготовление необходимого количества корпусов для обеспечении выпуска танков Т-37А. Для ликвидации этого, в производстве плавающих танков в 1934 году к производству бронекорпусов Т-37А подключили и Ижорский завод, имевший мощную производственную базу и большой опыт работ в этой области.
Однако Ижорский завод, и без того загруженный изготовлением корпусов для БТ, Т-26, Т-28 и броневиков (не считая заказов военно-морского флота), не справлялся со спущенным планом по Т-37А.

Только к 1936 году, после проведенной реорганизации и введения в строй новых цехов, Подольский крекинго-электровозостроительный завод имени Орджоникидзе смог полностью обеспечивать бронекорпусами программу по выпуску плавающих танков.

Наряду с линейными танками, с 1934 года выпускались и радийные танки, оснащенные радиостанцией 71-ТК. Первые два радийных Т-37А были готовы осенью 1933 года и участвовали в ноябрьском параде на Красной площади. Они имели поручневую антенну, установленную на надгусеничных полках. Ввод антенны находился за люком механика водителя, а с введением надгусеничных поплавков его перенесли вперед на верхний лист корпуса. Для предохранения антенны при движении танка по лесу и кустарнику в передней части поплавков установили специальные защитные ограждения в виде треугольных рамок.

Всего за 1932- 1936 год было изготовлено 1909 линейных и 643 радийных танка Т-37А.

В 1935 году в конструкторском бюро завода «Компрессор» был разработан комплект съемной химической аппаратуры для танка Т-37А. В зависимости от заправки ее можно было использовать для огнеметания или постановки дымовых завес . 21 мая того же года на научно-испытательном химическом полигоне прошло испытание танка с этой аппаратурой. Она состояла нз резервуара емкостью 37 литров,баллона сжатого воздуха — 3 литра, приспособления для дачи давления (редуктор, манометры), брандспойта с резиновым шлангом, зажигательным приспособлением и горелкой, трубопровода для дымопуска. Масса всей аппаратуры составляла 89 кг. При полной зарядке резервуара огнесмесью можно было произвести 15 выстрелов на дальность до 25 метров.

Брандспойт установки размешался на верхнем наклонном переднем листе корпуса справа и за счет шарнирного соединения имел углы наведения от -5 до +15 градусов по вертикали и 180 градусов по горизонтали. Для производства выстрела или дымопуска была введена ножная педаль, которая находилась у командира танка.

Вся аппаратура были изготовлена съемной, она могла устанавливаться на Т-37А с минимальными переделками. После проведения испытаний были изготовлено 75 таких танков (34 в 1935-м и 41 в 1936 годах). В документах того времени эти танки походили как «Т-37 химические». Однако эксплуатация химических Т-37А оказалась недолгой — уже в 1938 -1939 годах большая часть оборудования с них была демонтирована. По состоянию на 1 апреля 1941 года в Красной Армии числилось всего 10 Т-37 химических, из них 4 находились на складах.

Примерно с 1934 года начали разрабатываться различные варианты доставки танков Т-37А по воздуху посадочным способом. Таким образом предполагалось использовать эти машины в составе воздушно-десантных подразделений, для захвата различных объектов в тылу противника. Доставку танков предполагалось осуществлять путем их подвески под фюзеляжем бомбардировщиков ТБ-3. В 30-е годы было разработано большое количество различных вариантов подвесок, большая часть из которых осталась в опытных образцах. Лишь вариант ПГ-12, разработанный в Экспериментальном институте НКТП под руководством П. Гроховского, был использован для доставки нескольких танков по воздуху в ходе так называемых больших Киевских маневров, проходивших в сентябре 1935 года. Следует отметить, что во время полета экипажи Т-37А находились не в танках, как пишут некоторые источники, а в самолете. После посадки танкисты быстро отцепляли боевую машину и шли в бой.

Еще одной интересной работой по десантированию Т-37А были опыты по сбросу танков на воду. Такие испытания были проведены в октябре 1936 года на Медвежьих озерах под Москвой. Работы но проектированию подвески и механизма сброса велись под руководством начальника проектно-конструкторского сектора научно-испытательного отдела ВАММ имени Сталина военного инженера 3 ранга Ж. Котина (через два года он возглавит КБ Кировского завода в Ленинграде). Сброс танка в воду осуществлялся с минимально возможный высоты — 15-20 метров. Для предохранения танка при ударе о воду под днищем машины монтировались специальные амортизирующие приспособления различных типов: дубовые брусья, брезентовый экран с сосновыми рейками и еловый лапник , уложенный мскту экраном и днищем тика. В ходе испытаний был проведен сброс на воду трех Т-37А с различными вариантами амортизации, из которых наиболее удачным оказался вариант с еловым лапником. Тем не менее, все три танка получили серьезные повреждения днища при ударе о воду и затонули. Поэтому дальнейшие эксперименты по сбросу на воду Т-37А были прекращены.

Электрооборудование выполнено по однопроводной схеме, напряжение бортовой сети 6В. Система зажигания батарейная. Пуск двигателя производился из отделения управления с помощью электрического стартера или специального рычага механизма пуска. Экипаж танка состоял из двух человек: командира-стрелка и механика-водителя. Командир размещался в боевом отделении или отделении управления рядом с механиком-водителем. Поскольку управление Т-37А было дублированным, вождение могли осуществлять оба члена экипажа, что повышало живучесть машины. Танк был оснащен специальным оборудованием: водооткачивающим шестеренчатым насосом с приводом от коробки передач трансмиссии, обеспечивающим сохранение плавучести корпуса при получении пробоин в части, находящейся под водой.

Танк находился в серийном производстве с 1933 по 1936 год. За это время заводом №37 было выпущено 1909 линейных танков, 643 радиотанка Т-37ТУ и 75 химических ОТ-37. С последними, правда, не все ясно. Дело в том, что химическими в то время назывались огнеметные танки. Однако, никаких дополнительных данных о существовании огнеметного варианта Т-37 пока обнаружить не удалось. В рамках развития конструкции танка были изготовлены опытные образцы Т-37Б и Т-37В, а кроме того, опытная самоходка СУ-37 с 45-мм пушкой.

Основные модификации танка Т-37А:

Т-37 — опытный плавающий танк (1932 г.)
Т-37А — линейный плавающий танк (выпущено 1909 машин, 1933-1936 гг.)
Т-37РТ — танк с радиостанцией 71-ТК-1 (1934-1936 гг.)
ОТ-37 (БХМ-4) — химический (огнеметный) танк (выпущено 75 машин, 1935-1936 гг.)
СУ-37 — самоходно-артиллерийская установка (опытный образец, 1935 г.)
ТМ — плавающий танк, дальнейшее развитие Т-37 (1936 г.)
По состоянию на 1 января 1941 года в РККА находилось 2225 танков Т-37А всех модификаций. Всего промышленностью было выпущено 2627 танков.

Боевое применение легких танков Т-37А

 

ww2history.ru

Танк Т-37А.  История создания и модернизация

В конце 1930 года на английской фирме Vickers Armstrong разработали проект легкого плавающего танка. Его прототип, изготовленный к началу апреля следующего года, прошел успешные испытания на реке Темза близ Челси. Первоначально новая машина именовалась в документах, как «Vickecrs-Carden-Loyd amphibious tank».
Танк имел клепаный корытообразный корпус и башню с пулеметом, заимствованную у 6-тонного Vickers Model А. Плавучесть машины обеспечивалась за счет водоизмещения корпуса и установленных вдоль его бортов массивных поплавков из бальзы. Блокированная подвеска состояла из двух двухкатковых тележек (на борт). В качестве упругого элемента использовались четвертьэллиптические листовые рессоры. Ведущие колеса располагались впереди, а в качестве направляющих колес использовались вторые катки задних тележек (следует отметить, что конструкция ходовой части во многом была заимствована у легкого 3-тонного трактора, разработанного фирмой Vickers в 1929 году). На танке устанавливался карбюраторный 90-сильный двигатель Maсdows EST, позволяющий 2,75-тонной машине развивать скорость до 50 км/ч на суше и до 9 км/ч на плаву. Движение на плаву осуществлялось при помощи гребного винта и кольцевого руля. Двигатель с радиатором и четырехскоростной коробкой перемены передач были размещены в корпусе справа, а слева находилась рубка механика-водителя и башня.

Танк Т-37А

После окончания испытаний опытного образна в конструкцию амфибии был внесен ряд изменений, и в сентябре 1931 года фирма Vickers Armstrong по заказу британской армии изготовила два танка, получивших обозначения А4Е11 и A4E12, различавшихся между собой конструкцией гребных винтов и рулей. Однако английское военное министерство не проявило большого интереса к плавающим машинам, ограничившись закупкой двух вышеупомянутых образцов. Поэтому фирма Vickers проявила активную рекламу своей плавающей машины, фото которой часто мелькали в военных журналах и газетах того времени. Как и в случае с 6-тонным танком Vickers Model А, фирма рассчитывала на зарубежные заказы из стран «второго мира». Надежды руководителей фирмы Vickers Armstrong оправдались, правда, объем закупок был значительно меньше, чем в случае с 6-тонным танком Vickers.

Танк Т-37А

29 амфибий закупил Китай, по два танка приобрели Голландия и Сиам (Таиланд). Один плавающий Vickers-Carden-Loyd был отправлен для испытаний в Финляндию, военные которой проявили интерес к танку-амфибии. Но после всесторонних испытаний финны отказались от закупки машины и ее вернули Великобритании.
Среди стран, заинтересовавшихся амфибией Vickеrs-Cardеn-Loyd был и Советский Союз. Получив информацию об испытаниях нового английского плавающего танка, руководство Управления механизации и моторизации РККА 5 февраля 1932 года заказало фирме Vickers через представителей советской внешнеторговой фирмы Arcos Ltd. (All Russian Cooperative Society Limited) восемь амфибий. В июне 1932 года были отправлены в СССР первые из заказанных танков, а последние машины прибыли 22 октября того же года.

Танк Т-37А

Прибывшие амфибии прошли испытания на НИБТ полигоне под Москвой, а также были отправлены на заводы и в танковые части для изучения. Первые амфибии Vickers-Carden-Loyd прибыли в Советский Союз уже тогда, когда были изготовлены и проходили испытания опытные образцы советских плавающих танков Т-33, Т-41 и Т-37. Поэтому утверждение о том, что большинство технических решений первых образцов отечественных амфибий (в особенности Т-33) было скопировано у английской машины, является некорректным.Учитывая опыт, накопленный при проектировании машин Т-41 и Т-37. Управление механизации и моторизации РККА приняло решение о разработке нового плавающего танка для принятия его на вооружение Красной Армии. Предполагалась что машина по компоновке будет аналогична Т-41, но с подвеской от танка Т-37. Постановлением Совета труда и обороны СССР от 11 августа 1932 года, еще до изготовления опытного образца, на вооружение Красной Армии был принят новый легкий плавающий танк, получивший обозначение Т-37А.

Танк Т-37А

Создание и организацию серийного производства Т-37А поручили 2-му заводу ВАТО в Mоскве. Сюда передали весь материал по Т-37 разработки ОКМО, а также одну прибывшую из Англии амфибию Vickers-Carden-Loyd. Руководил работами главный конструктор танка Т-41 Н. Козырев.
Несмотря на уже имевшийся на заводе №37 опыт серийного производства танкеток Т-27, развертывание выпуска танка Т-37А шло с большими трудностями. Новая машина была сложнее, чем Т-27, а возможности завода были достаточно ограничены. Тем не менее, готовой план по плавающим танкам на 1933 год, полученный от руководства Спецмаштреста, составлял 1200 машин. Кроме того, параллельно с освоением танка Т-37А завод №37 продолжал выпуск Т-27 (при плане на 1933 год в 507 штук завод изготовил 914 Т-27) — что,естественно, создавало дополнительные сложности.

Возникли проблемы и с производством бронекорпусов Т-37А на Подольском крекинго-электровозостроительном заводе (до этого он выпускал корпуса танкеток Т-27). Дело в том, что корпуса Т-37А должны были изготавливаться при помощи штамповки с последующей цементацией. Первый опытный штампованный корпус, изготовленный из обычной (не броневой) стали, был готов 25 февраля 1933 года, но наладить их выпуск на заводе не сумели. Пришлось искать другие способы, например — гнуть броневые листы на специальных приспособлениях, что потребовало дополнительного времени и средств. Естественно все это отразилось на выполнении задания по выпуску Т-37А на заводе №37: за первое полугодие 1933 года было изготовлено всего 30 танков (из них 12 Т-41) вместо запланированных 225 машин.

Танк Т-37А

По поводу этого заместитель наркома обороны СССР М. Тухачевский сообщал в своем докладе «О ходе выполнения танковой программы за первое полугодие 1933 года» следующее:
«…Причины невыполнения программы…по танку Т-37: неподача Подольским крекинг-заводом корпусов, неподготовленность техпроцесса,подача недоброкачественного стального литья броня. Программа по корпусам Т-27 выполнена полностью, по Т-37 подано в течение первого полугодия вместо 250 запланированных только один кондиционный корпус. Основной причиной такого положения является переход на штамповку и цементацию без достаточно серьезных предварительных опытов и подготовительных работ. В настоящее время можно сказать, что завод штамповкой овладевает. Дальнейшее выполнение программы зависит oт подачи кондиционного бронелиста с Кулебакского завода, который до мая-июня бронелиста не подавал из-за отсутствия ферросплавов. В настоящее время на заводе имеются кондиционные ферросплавы и завод начал подавать броневой лист».

Тем не менее, производство Т-37А шло с большим трудом. Представители УMM РККА, посетившие завод №37 в середине октября 1933 года, докладывали: «Заканчивается сдача первой опытной группы Т-37, всего, вместе с Т-41,- 45 машин. К концу года будет, вероятно, не более 800 танков». Однако прогноз был оптимистичным — к 1 января 1934 года завод №37 изготовил всего 126 Т-37А (из них 2 радийных) и 12 Т-41,7 ноября 1933 года первые амфибийные танки Т-37А вместе с Т-41 были продемонстрированы во время парада на Красной площади.

Танк Т-37А

В «Отчете о работе заводов Спецмаштреста за 1933 год» о выпуске танков на заводе №37 были сказано следующее:
«На смену снятой с производства танкетки Т-27 завод имеет совершенно новый тип плавающей машины Т-37, которая значительно превосходит по сложности и трудоемкости Т-27. Причины невыполнения плана следующие:отсутствие точно разработанного технологического процесса, абсолютное отсутствие организации производства,неудовлетворительное состояние производственного планирования,несвоевременная поставка кооперированными заводами полуфабрикатов и их низкое качество. Отсутствие системы в работе завода заставило завод прибегать к штурмовщине, то есть напряженной работе в конце месяца, квартала и года и абсолютно спокойной работе в начале этих периодов».

Машины Т-37А выпуска лета-осени 1933 года (в документах того времени иногда именовались танками первой партии или первого выпуска) несколько отличались от более поздних машин, они имели борта корпуса с выштамповками в верхней части, но на них отсутствовал волноотражательный щиток на верхнем листе корпуса и поплавки над гусеницами (вместо последних были установлены плоские надгусеничные полки).

Танк Т-37А

Все танки первой партии имели большое количество недостатков и с большим трудом принимались представителями военной приемки. Учитывая их низкое качество изготовления, руководство Управления механизации и моторизации РККА приняло решение о «передаче всех этих машин в учебные подразделения для подготовки экипажей».
В 1934 году руководством Спецмаштреста были приняты меры по улучшению выпуска плавающих танков, на заводе №37 началась постройка двух новых цехов, которые оснащались закупленным за границей оборудованием, несколько увеличилось число рабочих и инженеров. Но, несмотря на это, производство Т-37А шло с большими трудностями.

Так, в отчетных документах треста специального машиностроения за 1934 год о работе завода №37 сообщалось следующее:
«Абсолютно неудовлетворительное как техническое, так и общее руководство заводом в конце 1933 и начале 1934 года создали серьезный прорыв в 1-м полугодии 1934 года…
Смена руководства завода и руководства отдельных участков при напряженной и упорной работе всего коллектива, создали в начале второго полугодия перелом в работе, который и послужил основным фактором выполнения программы по главным изделиям.»

Танк Т-37А

В ходе серийного производства в конструкцию Т-37А был внесен ряд изменений. Так, первоначально корпуса танков собирались из брони толщиной 4-мм-6-мм-8-мм, а с марта 1934 пода перешли на листы 4-мм-6-мм-8-мм-10-мм, увеличив толщину бортов с 8-мм до 10-мм. Начиная с 1935 года на танках Т-37А стал использоваться штампованный кормовой лист корпуса (до этого его гнули на специальном прессе), передний лист башни стал крепиться на болтах, а надгусеничные поплавки стали изготавливать пустыми, без набивки их пробкой (такие корпуса в документах того времени иногда назывались «безпоплавковыми»).

В ходе серийного производства танки Т-37А оснащались двумя типами корпусов и башен — клепаным и сварным. Первый тип изготавливался на Подольском крекинго-электровозном заводе имени Орджоникидзе и был наиболее массовым. Во время приемо-сдаточных испытаний все танки, догруженные до полной боевой массы и с экипажем из двух человек, совершали 25 километровый марш на подмосковное Медвежье озеро, здесь проходили испытании на плаву.

Сварные корпуса производились Ижорским заводом в Ленинграде, но объем их производства был небольшой. Дело в том, что подольский завод в 1933-1935 годах не мог обеспечить изготовление необходимого количества корпусов для обеспечении выпуска танков Т-37А. Для ликвидации этого, в производстве плавающих танков в 1934 году к производству бронекорпусов Т-37А подключили и Ижорский завод, имевший мощную производственную базу и большой опыт работ в этой области.
Однако Ижорский завод, и без того загруженный изготовлением корпусов для БТ, Т-26, Т-28 и броневиков (не считая заказов военно-морского флота), не справлялся со спущенным планом по Т-37А.

Танк Т-37А

Только к 1936 году, после проведенной реорганизации и введения в строй новых цехов, Подольский крекинго-электровозостроительный завод имени Орджоникидзе смог полностью обеспечивать бронекорпусами программу по выпуску плавающих танков.

Наряду с линейными танками, с 1934 года выпускались и радийные танки, оснащенные радиостанцией 71-ТК. Первые два радийных Т-37А были готовы осенью 1933 года и участвовали в ноябрьском параде на Красной площади. Они имели поручневую антенну, установленную на надгусеничных полках. Ввод антенны находился за люком механика водителя, а с введением надгусеничных поплавков его перенесли вперед на верхний лист корпуса. Для предохранения антенны при движении танка по лесу и кустарнику в передней части поплавков установили специальные защитные ограждения в виде треугольных рамок.
Всего за 1932- 1936 год было изготовлено 1909 линейных и 643 радийных танка Т-37А.

Танк Т-37А

В 1935 году в конструкторском бюро завода «Компрессор» был разработан комплект съемной химической аппаратуры для танка Т-37А. В зависимости от заправки ее можно было использовать для огнеметания или постановки дымовых завес . 21 мая того же года на научно-испытательном химическом полигоне прошло испытание танка с этой аппаратурой. Она состояла из резервуара емкостью 37 литров,баллона сжатого воздуха — 3 литра, приспособления для дачи давления (редуктор, манометры), брандспойта с резиновым шлангом, зажигательным приспособлением и горелкой, трубопровода для дымопуска. Масса всей аппаратуры составляла 89 кг. При полной зарядке резервуара огнесмесью можно было произвести 15 выстрелов на дальность до 25 метров.

Брандспойт установки размешался на верхнем наклонном переднем листе корпуса справа и за счет шарнирного соединения имел углы наведения от -5 до +15 градусов по вертикали и 180 градусов по горизонтали. Для производства выстрела или дымопуска была введена ножная педаль, которая находилась у командира танка.
Вся аппаратура были изготовлена съемной, она могла устанавливаться на Т-37А с минимальными переделками. После проведения испытаний были изготовлено 75 таких танков (34 в 1935-м и 41 в 1936 годах). В документах того времени эти танки походили как «Т-37 химические». Однако эксплуатация химических Т-37А оказалась недолгой — уже в 1938 -1939 годах большая часть оборудования с них была демонтирована. По состоянию на 1 апреля 1941 года в Красной Армии числилось всего 10 Т-37 химических, из них 4 находились на складах.

Танк Т-37А

Примерно с 1934 года начали разрабатываться различные варианты доставки танков Т-37А по воздуху посадочным способом. Таким образом предполагалось использовать эти машины в составе воздушно-десантных подразделений, для захвата различных объектов в тылу противника. Доставку танков предполагалось осуществлять путем их подвески под фюзеляжем бомбардировщиков ТБ-3. В 30-е годы было разработано большое количество различных вариантов подвесок, большая часть из которых осталась в опытных образцах. Лишь вариант ПГ-12, разработанный в Экспериментальном институте НКТП под руководством П. Гроховского, был использован для доставки нескольких танков по воздуху в ходе так называемых больших Киевских маневров, проходивших в сентябре 1935 года. Следует отметить, что во время полета экипажи Т-37А находились не в танках, как пишут некоторые источники, а в самолете. После посадки танкисты быстро отцепляли боевую машину и шли в бой.

Танк Т-37А

Еще одной интересной работой по десантированию Т-37А были опыты по сбросу танков на воду. Такие испытания были проведены в октябре 1936 года на Медвежьих озерах под Москвой. Работы но проектированию подвески и механизма сброса велись под руководством начальника проектно-конструкторского сектора научно-испытательного отдела ВАММ имени Сталина военного инженера 3 ранга Ж. Котина (через два года он возглавит КБ Кировского завода в Ленинграде). Сброс танка в воду осуществлялся с минимально возможный высоты — 15-20 метров. Для предохранения танка при ударе о воду под днищем машины монтировались специальные амортизирующие приспособления различных типов: дубовые брусья, брезентовый экран с сосновыми рейками и еловый лапник. В ходе испытаний был проведен сброс на воду трех Т-37А с различными вариантами амортизации, из которых наиболее удачным оказался вариант с еловым лапником. Тем не менее, все три танка получили серьезные повреждения днища при ударе о воду и затонули. Поэтому дальнейшие эксперименты по сбросу на воду Т-37А были прекращены.

Танк Т-37А

Электрооборудование выполнено по однопроводной схеме, напряжение бортовой сети 6В. Система зажигания батарейная. Пуск двигателя производился из отделения управления с помощью электрического стартера или специального рычага механизма пуска. Экипаж танка состоял из двух человек: командира-стрелка и механика-водителя. Командир размещался в боевом отделении или отделении управления рядом с механиком-водителем. Поскольку управление Т-37А было дублированным, вождение могли осуществлять оба члена экипажа, что повышало живучесть машины. Танк был оснащен специальным оборудованием: водооткачивающим шестеренчатым насосом с приводом от коробки передач трансмиссии, обеспечивающим сохранение плавучести корпуса при получении пробоин в части, находящейся под водой.

Танк находился в серийном производстве с 1933 по 1936 год. За это время заводом №37 было выпущено 1909 линейных танков, 643 радиотанка Т-37ТУ и 75 химических ОТ-37. С последними, правда, не все ясно. Дело в том, что химическими в то время назывались огнеметные танки. Однако, никаких дополнительных данных о существовании огнеметного варианта Т-37 пока обнаружить не удалось. В рамках развития конструкции танка были изготовлены опытные образцы Т-37Б и Т-37В, а кроме того, опытная самоходка СУ-37 с 45-мм пушкой.

 
Боевая
масса, т
Экипаж, чел.
Длина
корпуса, мм
Ширина, мм
Высота, мм
Клиренс, мм
Вооружение
Боекомплект,
патронов
лоб корпуса
борт корпуса
крыша
башня
Двигатель
Мощность, л.с.
по шоссе
на плаву
Запас хода
по шоссе, км

Основные модификации танка Т-37А:

  • Т-37 — опытный плавающий танк (1932 г.);
  • Т-37А — линейный плавающий танк (выпущено 1909 машин, 1933-1936 гг.);
  • Т-37РТ — танк с радиостанцией 71-ТК-1 (1934-1936 гг.);
  • ОТ-37 (БХМ-4) — химический (огнеметный) танк (выпущено 75 машин, 1935-1936 гг.);
  • СУ-37 — самоходно-артиллерийская установка (опытный образец, 1935 г.);
  • ТМ — плавающий танк, дальнейшее развитие Т-37 (1936 г.).

По состоянию на 1 января 1941 года в РККА находилось 2225 танков Т-37А всех модификаций. Всего промышленностью было выпущено 2627 танков.

Источники:

  • М. Б. Барятинский. Амфибии Красной армии. — Моделист-конструктор;
  • Коломиец М. В. Танки-амфибии Т-37, Т-38, Т-40;
  • М.В. Коломиец Чудо-оружие» Сталина. Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40;
  • Свирин М. Н. Броня крепка. История советского танка. 1919-1937;
  • Г.Л. Холявский «Полная энциклопедия танков мира 1915 — 2000 гг»;
  • Robert Jackson: Panzer: Modelle aus aller Welt von 1915 bis heute.

wikiwar.ru

Танк Т-37А.  История создания и модернизация

В конце 1930 года на английской фирме Vickers Armstrong разработали проект легкого плавающего танка. Его прототип, изготовленный к началу апреля следующего года, прошел успешные испытания на реке Темза близ Челси. Первоначально новая машина именовалась в документах, как «Vickecrs-Carden-Loyd amphibious tank».
Танк имел клепаный корытообразный корпус и башню с пулеметом, заимствованную у 6-тонного Vickers Model А. Плавучесть машины обеспечивалась за счет водоизмещения корпуса и установленных вдоль его бортов массивных поплавков из бальзы. Блокированная подвеска состояла из двух двухкатковых тележек (на борт). В качестве упругого элемента использовались четвертьэллиптические листовые рессоры. Ведущие колеса располагались впереди, а в качестве направляющих колес использовались вторые катки задних тележек (следует отметить, что конструкция ходовой части во многом была заимствована у легкого 3-тонного трактора, разработанного фирмой Vickers в 1929 году). На танке устанавливался карбюраторный 90-сильный двигатель Maсdows EST, позволяющий 2,75-тонной машине развивать скорость до 50 км/ч на суше и до 9 км/ч на плаву. Движение на плаву осуществлялось при помощи гребного винта и кольцевого руля. Двигатель с радиатором и четырехскоростной коробкой перемены передач были размещены в корпусе справа, а слева находилась рубка механика-водителя и башня.

Vickecrs-Carden-Loyd amphibious tank

После окончания испытаний опытного образна в конструкцию амфибии был внесен ряд изменений, и в сентябре 1931 года фирма Vickers Armstrong по заказу британской армии изготовила два танка, получивших обозначения А4Е11 и A4E12, различавшихся между собой конструкцией гребных винтов и рулей. Однако английское военное министерство не проявило большого интереса к плавающим машинам, ограничившись закупкой двух вышеупомянутых образцов. Поэтому фирма Vickers проявила активную рекламу своей плавающей машины, фото которой часто мелькали в военных журналах и газетах того времени. Как и в случае с 6-тонным танком Vickers Model А, фирма рассчитывала на зарубежные заказы из стран «второго мира». Надежды руководителей фирмы Vickers Armstrong оправдались, правда, объем закупок был значительно меньше, чем в случае с 6-тонным танком Vickers.

Vickecrs-Carden-Loyd amphibious tank

29 амфибий закупил Китай, по два танка приобрели Голландия и Сиам (Таиланд). Один плавающий Vickers-Carden-Loyd был отправлен для испытаний в Финляндию, военные которой проявили интерес к танку-амфибии. Но после всесторонних испытаний финны отказались от закупки машины и ее вернули Великобритании.
Среди стран, заинтересовавшихся амфибией Vickеrs-Cardеn-Loyd был и Советский Союз. Получив информацию об испытаниях нового английского плавающего танка, руководство Управления механизации и моторизации РККА 5 февраля 1932 года заказало фирме Vickers через представителей советской внешнеторговой фирмы Arcos Ltd. (All Russian Cooperative Society Limited) восемь амфибий. В июне 1932 года были отправлены в СССР первые из заказанных танков, а последние машины прибыли 22 октября того же года.

Vickecrs-Carden-Loyd amphibious tank

Прибывшие амфибии прошли испытания на НИБТ полигоне под Москвой, а также были отправлены на заводы и в танковые части для изучения. Первые амфибии Vickers-Carden-Loyd прибыли в Советский Союз уже тогда, когда были изготовлены и проходили испытания опытные образцы советских плавающих танков Т-33, Т-41 и Т-37. Поэтому утверждение о том, что большинство технических решений первых образцов отечественных амфибий (в особенности Т-33) было скопировано у английской машины, является некорректным.Учитывая опыт, накопленный при проектировании машин Т-41 и Т-37. Управление механизации и моторизации РККА приняло решение о разработке нового плавающего танка для принятия его на вооружение Красной Армии. Предполагалась что машина по компоновке будет аналогична Т-41, но с подвеской от танка Т-37. Постановлением Совета труда и обороны СССР от 11 августа 1932 года, еще до изготовления опытного образца, на вооружение Красной Армии был принят новый легкий плавающий танк, получивший обозначение Т-37А.

Танк Т-37А выпуск лето-осень 1933 года

Создание и организацию серийного производства Т-37А поручили 2-му заводу ВАТО в Mоскве. Сюда передали весь материал по Т-37 разработки ОКМО, а также одну прибывшую из Англии амфибию Vickers-Carden-Loyd. Руководил работами главный конструктор танка Т-41 Н. Козырев.
Несмотря на уже имевшийся на заводе №37 опыт серийного производства танкеток Т-27, развертывание выпуска танка Т-37А шло с большими трудностями. Новая машина была сложнее, чем Т-27, а возможности завода были достаточно ограничены. Тем не менее, готовой план по плавающим танкам на 1933 год, полученный от руководства Спецмаштреста, составлял 1200 машин. Кроме того, параллельно с освоением танка Т-37А завод №37 продолжал выпуск Т-27 (при плане на 1933 год в 507 штук завод изготовил 914 Т-27) — что,естественно, создавало дополнительные сложности.

Возникли проблемы и с производством бронекорпусов Т-37А на Подольском крекинго-электровозостроительном заводе (до этого он выпускал корпуса танкеток Т-27). Дело в том, что корпуса Т-37А должны были изготавливаться при помощи штамповки с последующей цементацией. Первый опытный штампованный корпус, изготовленный из обычной (не броневой) стали, был готов 25 февраля 1933 года, но наладить их выпуск на заводе не сумели. Пришлось искать другие способы, например — гнуть броневые листы на специальных приспособлениях, что потребовало дополнительного времени и средств. Естественно все это отразилось на выполнении задания по выпуску Т-37А на заводе №37: за первое полугодие 1933 года было изготовлено всего 30 танков (из них 12 Т-41) вместо запланированных 225 машин.

Малый танк Т-37А

По поводу этого заместитель наркома обороны СССР М. Тухачевский сообщал в своем докладе «О ходе выполнения танковой программы за первое полугодие 1933 года» следующее:
«…Причины невыполнения программы…по танку Т-37: неподача Подольским крекинг-заводом корпусов, неподготовленность техпроцесса,подача недоброкачественного стального литья броня. Программа по корпусам Т-27 выполнена полностью, по Т-37 подано в течение первого полугодия вместо 250 запланированных только один кондиционный корпус. Основной причиной такого положения является переход на штамповку и цементацию без достаточно серьезных предварительных опытов и подготовительных работ. В настоящее время можно сказать, что завод штамповкой овладевает. Дальнейшее выполнение программы зависит oт подачи кондиционного бронелиста с Кулебакского завода, который до мая-июня бронелиста не подавал из-за отсутствия ферросплавов. В настоящее время на заводе имеются кондиционные ферросплавы и завод начал подавать броневой лист».

Тем не менее, производство Т-37А шло с большим трудом. Представители УMM РККА, посетившие завод №37 в середине октября 1933 года, докладывали: «Заканчивается сдача первой опытной группы Т-37, всего, вместе с Т-41,- 45 машин. К концу года будет, вероятно, не более 800 танков». Однако прогноз был оптимистичным — к 1 января 1934 года завод №37 изготовил всего 126 Т-37А (из них 2 радийных) и 12 Т-41,7 ноября 1933 года первые амфибийные танки Т-37А вместе с Т-41 были продемонстрированы во время парада на Красной площади.

Плавающий танк

В «Отчете о работе заводов Спецмаштреста за 1933 год» о выпуске танков на заводе №37 были сказано следующее:
«На смену снятой с производства танкетки Т-27 завод имеет совершенно новый тип плавающей машины Т-37, которая значительно превосходит по сложности и трудоемкости Т-27. Причины невыполнения плана следующие:отсутствие точно разработанного технологического процесса, абсолютное отсутствие организации производства,неудовлетворительное состояние производственного планирования,несвоевременная поставка кооперированными заводами полуфабрикатов и их низкое качество. Отсутствие системы в работе завода заставило завод прибегать к штурмовщине, то есть напряженной работе в конце месяца, квартала и года и абсолютно спокойной работе в начале этих периодов».

Машины Т-37А выпуска лета-осени 1933 года (в документах того времени иногда именовались танками первой партии или первого выпуска) несколько отличались от более поздних машин, они имели борта корпуса с выштамповками в верхней части, но на них отсутствовал волноотражательный щиток на верхнем листе корпуса и поплавки над гусеницами (вместо последних были установлены плоские надгусеничные полки).

танк с бронекорпусом Подольского завода

Все танки первой партии имели большое количество недостатков и с большим трудом принимались представителями военной приемки. Учитывая их низкое качество изготовления, руководство Управления механизации и моторизации РККА приняло решение о «передаче всех этих машин в учебные подразделения для подготовки экипажей».
В 1934 году руководством Спецмаштреста были приняты меры по улучшению выпуска плавающих танков, на заводе №37 началась постройка двух новых цехов, которые оснащались закупленным за границей оборудованием, несколько увеличилось число рабочих и инженеров. Но, несмотря на это, производство Т-37А шло с большими трудностями.

Так, в отчетных документах треста специального машиностроения за 1934 год о работе завода №37 сообщалось следующее:
«Абсолютно неудовлетворительное как техническое, так и общее руководство заводом в конце 1933 и начале 1934 года создали серьезный прорыв в 1-м полугодии 1934 года…
Смена руководства завода и руководства отдельных участков при напряженной и упорной работе всего коллектива, создали в начале второго полугодия перелом в работе, который и послужил основным фактором выполнения программы по главным изделиям.»

Советский танк

В ходе серийного производства в конструкцию Т-37А был внесен ряд изменений. Так, первоначально корпуса танков собирались из брони толщиной 4-мм-6-мм-8-мм, а с марта 1934 пода перешли на листы 4-мм-6-мм-8-мм-10-мм, увеличив толщину бортов с 8-мм до 10-мм. Начиная с 1935 года на танках Т-37А стал использоваться штампованный кормовой лист корпуса (до этого его гнули на специальном прессе), передний лист башни стал крепиться на болтах, а надгусеничные поплавки стали изготавливать пустыми, без набивки их пробкой (такие корпуса в документах того времени иногда назывались «безпоплавковыми»).

В ходе серийного производства танки Т-37А оснащались двумя типами корпусов и башен — клепаным и сварным. Первый тип изготавливался на Подольском крекинго-электровозном заводе имени Орджоникидзе и был наиболее массовым. Во время приемо-сдаточных испытаний все танки, догруженные до полной боевой массы и с экипажем из двух человек, совершали 25 километровый марш на подмосковное Медвежье озеро, здесь проходили испытании на плаву.

Сварные корпуса производились Ижорским заводом в Ленинграде, но объем их производства был небольшой. Дело в том, что подольский завод в 1933-1935 годах не мог обеспечить изготовление необходимого количества корпусов для обеспечении выпуска танков Т-37А. Для ликвидации этого, в производстве плавающих танков в 1934 году к производству бронекорпусов Т-37А подключили и Ижорский завод, имевший мощную производственную базу и большой опыт работ в этой области.
Однако Ижорский завод, и без того загруженный изготовлением корпусов для БТ, Т-26, Т-28 и броневиков (не считая заказов военно-морского флота), не справлялся со спущенным планом по Т-37А.

Плавающий танк Т-37А

Только к 1936 году, после проведенной реорганизации и введения в строй новых цехов, Подольский крекинго-электровозостроительный завод имени Орджоникидзе смог полностью обеспечивать бронекорпусами программу по выпуску плавающих танков.

Наряду с линейными танками, с 1934 года выпускались и радийные танки, оснащенные радиостанцией 71-ТК. Первые два радийных Т-37А были готовы осенью 1933 года и участвовали в ноябрьском параде на Красной площади. Они имели поручневую антенну, установленную на надгусеничных полках. Ввод антенны находился за люком механика водителя, а с введением надгусеничных поплавков его перенесли вперед на верхний лист корпуса. Для предохранения антенны при движении танка по лесу и кустарнику в передней части поплавков установили специальные защитные ограждения в виде треугольных рамок.
Всего за 1932- 1936 год было изготовлено 1909 линейных и 643 радийных танка Т-37А.

Малый танк Т-37А

В 1935 году в конструкторском бюро завода «Компрессор» был разработан комплект съемной химической аппаратуры для танка Т-37А. В зависимости от заправки ее можно было использовать для огнеметания или постановки дымовых завес . 21 мая того же года на научно-испытательном химическом полигоне прошло испытание танка с этой аппаратурой. Она состояла из резервуара емкостью 37 литров,баллона сжатого воздуха — 3 литра, приспособления для дачи давления (редуктор, манометры), брандспойта с резиновым шлангом, зажигательным приспособлением и горелкой, трубопровода для дымопуска. Масса всей аппаратуры составляла 89 кг. При полной зарядке резервуара огнесмесью можно было произвести 15 выстрелов на дальность до 25 метров.

Брандспойт установки размешался на верхнем наклонном переднем листе корпуса справа и за счет шарнирного соединения имел углы наведения от -5 до +15 градусов по вертикали и 180 градусов по горизонтали. Для производства выстрела или дымопуска была введена ножная педаль, которая находилась у командира танка.
Вся аппаратура были изготовлена съемной, она могла устанавливаться на Т-37А с минимальными переделками. После проведения испытаний были изготовлено 75 таких танков (34 в 1935-м и 41 в 1936 годах). В документах того времени эти танки походили как «Т-37 химические». Однако эксплуатация химических Т-37А оказалась недолгой — уже в 1938 -1939 годах большая часть оборудования с них была демонтирована. По состоянию на 1 апреля 1941 года в Красной Армии числилось всего 10 Т-37 химических, из них 4 находились на складах.

Плавающий танк Т-37А

Примерно с 1934 года начали разрабатываться различные варианты доставки танков Т-37А по воздуху посадочным способом. Таким образом предполагалось использовать эти машины в составе воздушно-десантных подразделений, для захвата различных объектов в тылу противника. Доставку танков предполагалось осуществлять путем их подвески под фюзеляжем бомбардировщиков ТБ-3. В 30-е годы было разработано большое количество различных вариантов подвесок, большая часть из которых осталась в опытных образцах. Лишь вариант ПГ-12, разработанный в Экспериментальном институте НКТП под руководством П. Гроховского, был использован для доставки нескольких танков по воздуху в ходе так называемых больших Киевских маневров, проходивших в сентябре 1935 года. Следует отметить, что во время полета экипажи Т-37А находились не в танках, как пишут некоторые источники, а в самолете. После посадки танкисты быстро отцепляли боевую машину и шли в бой.

Доставка по воздуху танка Т-37А

Еще одной интересной работой по десантированию Т-37А были опыты по сбросу танков на воду. Такие испытания были проведены в октябре 1936 года на Медвежьих озерах под Москвой. Работы но проектированию подвески и механизма сброса велись под руководством начальника проектно-конструкторского сектора научно-испытательного отдела ВАММ имени Сталина военного инженера 3 ранга Ж. Котина (через два года он возглавит КБ Кировского завода в Ленинграде). Сброс танка в воду осуществлялся с минимально возможный высоты — 15-20 метров. Для предохранения танка при ударе о воду под днищем машины монтировались специальные амортизирующие приспособления различных типов: дубовые брусья, брезентовый экран с сосновыми рейками и еловый лапник. В ходе испытаний был проведен сброс на воду трех Т-37А с различными вариантами амортизации, из которых наиболее удачным оказался вариант с еловым лапником. Тем не менее, все три танка получили серьезные повреждения днища при ударе о воду и затонули. Поэтому дальнейшие эксперименты по сбросу на воду Т-37А были прекращены.

Сброс в воду плавающего танка Т-37А

Электрооборудование выполнено по однопроводной схеме, напряжение бортовой сети 6В. Система зажигания батарейная. Пуск двигателя производился из отделения управления с помощью электрического стартера или специального рычага механизма пуска. Экипаж танка состоял из двух человек: командира-стрелка и механика-водителя. Командир размещался в боевом отделении или отделении управления рядом с механиком-водителем. Поскольку управление Т-37А было дублированным, вождение могли осуществлять оба члена экипажа, что повышало живучесть машины. Танк был оснащен специальным оборудованием: водооткачивающим шестеренчатым насосом с приводом от коробки передач трансмиссии, обеспечивающим сохранение плавучести корпуса при получении пробоин в части, находящейся под водой.

Танк находился в серийном производстве с 1933 по 1936 год. За это время заводом №37 было выпущено 1909 линейных танков, 643 радиотанка Т-37ТУ и 75 химических ОТ-37. С последними, правда, не все ясно. Дело в том, что химическими в то время назывались огнеметные танки. Однако, никаких дополнительных данных о существовании огнеметного варианта Т-37 пока обнаружить не удалось. В рамках развития конструкции танка были изготовлены опытные образцы Т-37Б и Т-37В, а кроме того, опытная самоходка СУ-37 с 45-мм пушкой.

 
Боевая
масса, т
Экипаж, чел.
Длина
корпуса, мм
Ширина, мм
Высота, мм
Клиренс, мм
Вооружение
Боекомплект,
патронов
лоб корпуса
борт корпуса
крыша
башня
Двигатель
Мощность, л.с.
по шоссе
на плаву
Запас хода
по шоссе, км

Основные модификации танка Т-37А:

  • Т-37 — опытный плавающий танк (1932 г.);
  • Т-37А — линейный плавающий танк (выпущено 1909 машин, 1933-1936 гг.);
  • Т-37РТ — танк с радиостанцией 71-ТК-1 (1934-1936 гг.);
  • ОТ-37 (БХМ-4) — химический (огнеметный) танк (выпущено 75 машин, 1935-1936 гг.);
  • СУ-37 — самоходно-артиллерийская установка (опытный образец, 1935 г.);
  • ТМ — плавающий танк, дальнейшее развитие Т-37 (1936 г.).

По состоянию на 1 января 1941 года в РККА находилось 2225 танков Т-37А всех модификаций. Всего промышленностью было выпущено 2627 танков.

Источники:

  • М. Б. Барятинский. Амфибии Красной армии. — Моделист-конструктор;
  • Коломиец М. В. Танки-амфибии Т-37, Т-38, Т-40;
  • М.В. Коломиец Чудо-оружие» Сталина. Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40;
  • Свирин М. Н. Броня крепка. История советского танка. 1919-1937;
  • Г.Л. Холявский «Полная энциклопедия танков мира 1915 — 2000 гг»;
  • Robert Jackson: Panzer: Modelle aus aller Welt von 1915 bis heute.

pro-tank.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.