Т 34м

History_A-43В недавнем времени мы могли видеть скриншоты новых танков с супертеста, среди них был А-43, советский средний танк 6-го уровня новой ветки. В этом материале можно ознакомится с историей создания этой машины. 

При всех преимуществах танка Т-34 у этой машины имелся целый ряд больших недостатков, исправить которые удалось далеко не сразу. Например, большие опасения вызывала надежность вертикальной пружинной подвески, которая с трудом выдерживала 30-тонный танк. Вместо неё гораздо логичнее было использование торсионов, но без капитальной переработки ходовой части сделать это было невозможно. Тем не менее, такое задание было выдано в октябре 1940 года – новая машина получила обозначение Т-34Т.

Т 34мРасчет был на то, что в процессе производства можно будет оснащать торсионной подвеской уже готовые образцы, однако он не оправдался.


гда была инициирована разработка абсолютно новой боевой машины среднего класса А-43, у которой от Т-34 остались лишь отдельные элементы. Существуют также подозрения, что при проектировании А-43 заимствовались некоторые технические решения, реализованные на немецком танке Pz.Kpfw.III, отличавшегося высокой подвижностью и ещё имевшего неплохие резервы для модернизации. Впрочем, о копировании Т-34 и «тройки” речи не шло.

Проектирование А-34 началось в январе 1941 г. Согласно проекту танк был длиннее и выше Т-34, при немного уменьшенной ширине корпуса. Клиренс А-43 был увеличен на 50 мм. Специально для нового танка был разработан модернизированный вариант дизеля В-5, мощность которого подняли до 600 л.с., а ёмкость топливных баков увеличили на 140 литров. Трансмиссия, в целом, осталась прежней, но вместе с 4-скоростной КПП предполагалось использование демультипликатора – это позволило бы улучшить ходовые качества танка. В итоге А-43 получал 8 скоростей «вперед” и 2 «назад”. Наибольшим изменениям подверглась ходовая часть. Вместо 5 опорных катков на борт большого диаметра теперь использовали 6 меньших сдвоенных катков с индивидуальной торсионной подвеской, 4 поддерживающими роликами, передним направляющим и задним ведущим колесом. Ширину траков при этом уменьшили до 450 мм, что привело к небольшому увеличению нагрузки на грунт.


Т 34мДля улучшения условий обитаемости экипажа место механика-водителя перенесли на правую сторону, а стрелка-радиста – на левую. На А-43 предполагалась установка новой трехместной башни с погоном 1700 мм, с командирской башенкой.

Вооружение танка почти не изменилось. В лобовом листе корпуса устанавливался 7,62-мм пулемет ДТ, а в башне находилась 76,2-мм пушка Ф-34. Дополнительно был введен только переносной пулемет ППД в укладке. Боекомплект снарядов увеличили с 77 до 100 выстрелов, для пулеметов – с 46 до 72 дисков. Кроме того, вместо курсового пулемета предусматривалась установка пневматического огнемета.

Несмотря на все эти доработки масса А-43 оказалась меньше на 943 кг, чем у серийного Т-34. максимальная скорость танка оценивалась в пределах 52-55 кмч.

Эскизный проект А-43 (тогда он ещё назывался Т-34Т) был предъявлен на рассмотрение макетной комиссии уже в конце января 1941 г. Новый танк настолько понравился военным, что он был практически сразу одобрен руководством НКТП и КО при СНК. Единственными улучшениями, которые рекомендовали провести, было увеличение толщины лобовых листов брони до 60 мм и установка планетарной коробки передач при сохранении двигателя и бортовых редукторов.


ончательно проект был утвержден в НКТП в феврале 1941 г., но на втором заседании макетной комиссии был предложен ещё ряд доработок, связанных с упрощением процесса сборки танка. Так, предстояло исключить гнутые надкрылки бортов, а вместо прежней сварной башни предлагалось использовать сварную баню из штампованных деталей или литую башню конструкции В.Буслова, с толщиной стенок 50-52 мм и люком в командирской башенке.

Т 34мК изготовлению двух опытных образцов танка, получившего к тому времени обозначение Т-34М (это был первый танк с таким названием), приступили в марте 1941 г. А пока шла предварительная подготовка 29 марта провели испытания торсионной подвески на одном из серийных Т-34 образца 1940 г. С танка были удалены три средних опорных катка, а на нижнюю часть бортов наварили 20-мм стальные листы, в которых сделали вырезы для торсионов. Все комплектующие (торсионы, гусеничные траки, а также новые опорные и поддерживающие катки) были поданы с ХТЗ почти без задержек. В остальном ходовая часть осталась прежней. Попутно с танка демонтировали крылья, шанцевый инструмент и вооружение. В отчете завода №183 эта машина снова проходила как Т-34Т, хотя полученный «гибрид” имел лишь частичное отношение к начальному проекту. Во время испытаний танк показал примерно равные скоростные характеристики скорости по сравнению с серийным Т-34, отличаясь лучшей плавностью хода. На нём опробовали как стандартные траки шириной 550 мм, так и модифицированные («облегченные”) шириной 450 мм. Благодаря этому в кратчайшие сроки удалось доработать новые узлы ходовой части и подать первый 6 комплектов для установочной серии А-43 уже к 21 апреля 1941 г.


Т 34мТем временем на Мариупольском заводе им.Ильича под руководством металлурга В.Ниценко была разработана улучшенная штамповано-сварная башня, а в мае были сделаны первые 5 заготовок. Параллельно, 17 апреля, поступило уведомление о частичной готовности трёх корпусов для А-43. Однако, получить до эвакуации хотя бы один полностью готовый танк так и не удалось. Частично вина за это легла на завод №183, который не смог подать двигатель В-5 и новую трансмиссию в указанные сроки – вначале планировалась их поставка на 1 мая 1941 г., затем её перенесли на 15 июня, а потом на 25 июля…

Тем не менее, по состоянию на 22 июня 1941 года ни один из шести А-43 установочной серии не достиг хотя бы 70% готовности. По воспоминаниям ветеранов завода для окончательной сборки в Нижний Тагил успели эвакуировать пять башен с частично установленным вооружением и два корпуса с подвеской (без катков, двигателей и трансмиссии).


Т 34мДальнейшие работы по А-43 продолжить не удалось – фронт требовал массового танка Т-34, производство которого было уже налажено, поэтому на доводку ни времени, ни сил не оставалось. О судьбе узлов танка А-43 информация противоречивая. По некоторым данным, изготовленные башни были установлены на серийные «тридцатьчетверки”, а вот корпуса пришлось разрезать на металл. Согласно другим сведениям два корпуса также использовались для изготолвения обычных Т-34.

panzer-journal.ru

Т-34-85М в игре

Исследование и прокачка

Танк является премиумным и не требует прокачки дополнительных модулей.

Боевая эффективность

В общей совокупности достоинств и недостатков преобладают достоинства. Танк в первой линии атаки благодаря хорошей альфе, пробитию, присутствию брони уверенно уничтожает любые танки 4-6 уровней. Со второй и третьей линий пробивает голдовыми подкалиберами танки 8 уровня. Танк обладает потенциалом к получению медалей Колобанова, Пула.

Экипаж

Для начала изучаем всем Ремонт, а командиру Шестое чувство. После, учим «профильные» умения — Плавный поворот башни и Плавный ход для улучшения стабилизации, Радиоперехват для улучшения обзора и на выбор либо Бесконтактную боеукладку, либо Отчаянного для заряжающего, хотя первое всё же пригодится больше. Улучшаем все характеристики танка, изучив всем Боевое братство. Далее — очередь Маскировки. Пятым умением изучаются умения для улучшения обзора, маневренности и увеличения огневой мощи в некоторых ситуациях.


Оборудование, снаряжение и боекомплект

Оборудование
  • Досылатель — уменьшит время перезарядки орудия.
  • Просветленная оптика — увеличит дальность обзора.
  • Улучшенная вентиляция — улучшит все основные характеристики танка.
Снаряжение

Стандартный набор снаряжения — огнетушитель, ремкомплект и аптечка.

Боекомплект

Основную часть боекомплекта составляют бронебойные снаряды, имеет смысл возить несколько премиумных подкалиберных снарядов для встречи с бронированными противниками. Осколочно-фугасные стоит загружать для легкобронированных противников, сбития захвата или добивания противников с малым запасом прочности.

Галерея скриншотов


Оценка Т-34-85М

История изменений

Историческая справка

Параллельно с усилением вооружения проводились работы по усилению защищенности танка. В апреле 1944 года КБ завода №183 представило проект танка Т-34-85М. Основными особенностями этой машины стало усиленное бронирование – толщина верхнего лобового бронелиста была доведена до 75 мм, крышка люка механика-водителя – 100 мм, бронировка пулемета – 90 мм. Возросшая масса танка потребовала уменьшить толщину брони, поэтому теперь 15-мм бронирование получила крыша МТО, днище подкрылков, нижний кормовой бронелист и задняя часть крыши. Помимо этого, в конструкцию танка были введены облегченные балансиры и опорные катки. Несмотря на проведенные доработки, особого эффекта они не принесли. Обстрел танка Т-34-85М из трофейного 88-мм немецкого орудия показал, что 75-мм лобовой лист брони свободно пробивается с дистанции 2000 метров. Таким образом, улучшенный танк на вооружение принят не был.

Фотография и рисунок


wiki.wargaming.net

Т 34м

Незадолго до кончины Кошкин вместе с Морозовым и другими конструкторами начал проработку улучшенной машины, которая неофициально называлась Т-34М или даже Т-44.

Лучшее, говорят, враг хорошего. “Наверху” стало известно об определенных успехах танкового КБ в разработке улучшенного варианта Т-34, а, по-существу, может быть даже и новой машины. И вот чем это обернулось.

Летом 1940 г КБ ХПЗ получило задание начать разработку улучшенной модели Т-34, условно называемой Т-34М.


вая машина должна была иметь более толстую броню (до 100 мм) лобовой части корпуса, цельноштампованную башню, 76-мм пушку Ф-34 вместо короткоствольной Л-11, пятискоростную коробку передач и навесные фальшборты над верхними ветвями гусениц. Естественно, требовалось повысить и надежность машины. Еще раньше Кошкин со своими сотрудниками прикидывали возможность улучшить конструкцию тридцатьчетверки, в частности, уплотнить компоновку внутренних узлов и сократить длину корпуса за счет поперечного расположения двигателя. “Посадить двигатель между двумя бортовыми передачами”, – говорили конструкторы. Съем мощности должен был вестись с двух “носков”, т.е. с обоих концов коленчатого вала. Выигрыш в весе вследствие уменьшения размеров корпуса решено было пустить на усиление бронирования. Сотрудники КБ предложили снабдить танк торсионной подвеской. Сам главный конструктор уже не принимал участи в этих работах – он был тяжело болен. Продолжили без него.

Т 34м

Деревянная модель танка Т-34М

Сразу же встретились большие трудности: так, например, Южный броневой завод в г.Мариуполе не смог освоить изготовление штампованной башни, не превышая проектного веса. Одним словом, прогресс в разработке Т-34М был не слишком велик. Но руководители НКО, которые незадолго до этого не слишком-то охотно принимали Т-34, теперь хотели получить танк еще более сильный. “Детские болезни” тридцатьчетверки дали им новый повод от нее отказаться. “Даешь Т- 34М!”. И ГБТУ НКО велит прекратить приемку Т-34. Дело дошло до полной остановки сборки танков.


Много сил для того, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки потратил директор ХПЗ Ю.Е.Максарев (1903- 1982 гг). Воспользуемся моментом и скажем несколько слов о нем. Начал он трудовую деятельность кузнецом, участвовал в Гражданской войне. В 1930 г окончил Ленинградский технологический институт. До назначения директором ХПЗ работал на Кировском заводе. В годы войны (1941-1946 гг) – директор Уральского вагоностроительного завода. В послевоенные годы был председателем Госкомитета по изобретениям. Герой Социалистического труда (1943 г), лауреат Государственной премии (1946 г). Генерал- майор инженерно-технической службы.

А.А.Епишеву (первый секретарь Харьковского обкома партии), Ю.Е.Максареву и другим работникам ХПЗ удалось доказать, и показать, что в деле увеличения надежности и устранения недостатков своей машины они добились немалых успехов. Новый нарком обороны С.К.Тимошенко приказал возобновить выпуск Т-34. И вот новое постановление СНК и ЦК ВКП(б) от 5 мая 1941 г:

“1.Утвердить Наркомсредмашу на 1941 год план производства: а) танков Т-34 в количестве 2800 штук, в том числе по заводу №183 – 1800 штук и по СТЗ – 1000 штук.”

Но дело о Т-34М еще не кончилось. Вот как выглядело это постановление далее:

“2. Обязать Наркомсредмаш, т.Малышева и директора завода №183 т.Максарева внести в танки Т-34 следующие улучшения:

а) увеличить толщину брони башни и переднего лобового листа корпуса до 60 мм;

б) установить торсионную подвеску;

в) расширить погон башни до размера не менее 1600 мм и установить командирскую башенку с круговым обзором;

г) установить бортовые листы корпуса танка вертикально, с толщиной брони равнопрочной 40 мм броне при угле наклона 45°.

3. Установить полный боевой вес улучшенного танка Т-34 – 27,5 тонны.

4. Обязать Наркомсредмаш т. Малышева и директора завода №183 т.Максарева обеспечить в 1941 г выпуск 500 штук улучшенных танков Т-34 в счет программы, установленной настоящим постановлением.”

В апреле 1941 г КБ закончило документацию на Т-34М. На завод прибыла комиссия ГБТУ. Ее заключение: прекратить выпуск Т-34, налаживать производство Т-34М. А до начала войны оставалось три месяца. Правда, тогда этого никто не знал, но предупреждения о близком нападении гитлеровской Германии поступали со всех сторон. Известно о них было и в НКО.

Максарев и его команда преодолели и это. И в свете сказанного, наверное, легче оценить героические усилия заводчан, давших армии в первом полугодии 1941 г 1110 танков. А о Т-34М следует сказать, что когда началась война, нарком среднего машиностроения В.А.Малышев (а даже он поддался нажиму военных) приказал находившемуся тогда в Москве Ю.Е.Максареву немедленно прекратить работы КБ завода по модернизации Т-34 и сосредоточиться на устранении его дефектов. Заводу предписывалось прекратить выпуск гражданской продукции и направить все силы на расширение производства Т-34. Но история Т-34М не кончилась. Впрочем, об этом позже.

Т 34м

Великая Отечественная война

На 1 июня 1941 г танковый парк Красной Армии насчитывал 23106 танков, из них боеготовых – 18691 или 80,9%. В пяти приграничных военных округах (Ленинградском, Прибалтийском, Западном Особом, Киевском Особом и Одесском) имелось 12782 танка, в том числе боеготовых – 10540 или 82,5% (ремонта, следовательно требовали 2242 танка). Большая часть танков (11029) входили в состав 20-ти механизированных корпусов (остальные – в составе некоторых стрелковых, кавалерийских и отдельных танковых частей). С 31 мая по 22 июня в эти округа поступили 41 КВ, 138 Т-34 и 27 Т-40, то есть еще 206 танков, что доводило их общее число до 12988. В основном это были Т-26 и БТ. Новых же КВ и Т-34 было 549 и 1105, соответственно.

В составе танковых и моторизованных дивизий механизированных корпусов Т-34 приняли участие в боях, образно говоря, с первых же часов вторжения гитлеровского вермахта в нашу страну.

По штатам 1940 г две танковые дивизии корпуса должны были иметь по 375, а моторизованная – 275 танков. Из них Т-34 соответственно 210 и 17. Остальными были БТ, Т-26, а в танковой дивизии – еще 63 КВ. Шесть танков у командования корпусом дополняло их общее число до 1031, из них 437 – Т-34. Не трудно подсчитать, какой процент составляли те 1105 Т-34 от штатной численности двадцати МК. Он равен 5,4!

Большинство корпусов не имели положенных им по штату танков. Например, 9-й, 11-й, 13-й, 18-й, 19- й и 24-й МК имели 220-295 танков, а 17-й и 20-й, имевшие соответственно 63 и 94 танка вообще только числились мехкорпусами, а на самом деле ими не были. Командиры корпусов и дивизий этих, в большинстве своем недавно сформированных или еще формирующихся соединений, в основном пришли из кавалерии или пехотных частей, не имели опыта управления механизированными соединениями. Экипажи . еще слабо владели новыми машинами. Старые же по большей части требовали ремонта, имели ограниченный моторесурс. Поэтому мехкорпуса в большинстве своем были не очень боеспособными. Оно и понятно. За короткий срок (несколько месяцев) практически было невозможно сформировать такое большое количество мехкорпусов. По этим и по другим причинам в боях первых дней войны наши танковые соединения понесли большие и невосполнимые потери. Уже в августе, например, 6-й, 11-й, 13-й, 14-й МК, входившие в состав Западного фронта, потеряли около 2100 танков, т.е. 100 процентов имевшихся машин. Многие танки были взорваны своими экипажами, поскольку они не могли двигаться из-за неисправности или отсутствия горючего.

22 и 23 июня 3-й, 6-й, 11-й, 12-й, 14-й и 22-й механизированные корпуса Красной Армии вступили в тяжелые бои в районе Шауляя, Гродно и Бреста. Чуть позднее в бой пошли еще восемь мехкорпусов. Наши танкисты не только оборонялись, но и контратаковали. С 23 по 29 июня в районе Луцк-Ровно-Броды они вели ожесточенное встречное танковое сражение против 1-й танковой группы генерала Э.Клейста. Слева по ней ударили со стороны Луцка 9-й и 19-й мехкорпуса, а с юга от Броды 8-й и 15-й. В сражении участвовали тысячи танков. Т- 34 и КВ 8-го мехкорпуса сильно потрепали 3-й немецкий моторизованный корпус. И хотя контрудар поставленной цели (отбросить противника за госграницу)не достиг, наступление противника затормозилось. Он понес большие потери – к 10 июля они составили до 41% начального количества танков. Но враг наступал, подбитые танки оставались в его руках, и весьма эффективно действовавшие ремонтные подразделения немцев быстро вводили их снова в строй. Наши подбитые или оставшиеся без горючего и взорванные экипажами, оставались в руках противника.

Для сравнения наши потери в танках в первых стратегических оборонительных операциях:

а) прибалтийская операция (22.06.-9.07.41 г) потеряно 2523 танка;

б) белорусская (22.06.-9.07.1941) – 4799 танка;

в) в Западной Украине (22.06.- 6.07.41 г) – 4381 танк.

Велика была роль танковых войск и в начавшейся в октябре 1941 г битве за Москву.

В составе трех фронтов – Западного, Резервного и Брянского -мы имели на 10 октября 990 танков (среди них много легких Т-40 и Т- 60). Немцы бросили в наступление около 1200 танков. В начале октября враг окружил в районе Вязьмы соединения Красной Армии, вынудив остальные к отходу. Для прикрытия отхода войск Западного фронта были выделены пять недавно образованных танковых бригад (9-я, 17-я, 18-я, 19-я и 20-я), вооруженные танками Т-34. С юго-запада на Москву наступала 2-я танковая группа генерала Г.Гудериана. Его танки, прорвав фронт вблизи г.Орла, стали угрожать обходом Москвы с юга. Навстречу им были выдвинуты 4-я (полковник М.Е,Катуков) и И-я (полковник П.М.Арманд, он же Тылтынь) танковые бригады.

Т 34м

Оставленный экипажем Т-34, лето 1941 г.

Т 34м

Т-34 в боях под Москвой зимой 41-42 гг. На танке применены гусеницы с уширенными траками

В контрнаступлении наших войск под Москвой (началось 5 декабря 1941 г) участвовали две танковые дивизии, 14 бригад и 13 отдельных танковых батальонов. Здесь отличилась в частности 8-я танковая бригада, действовавшая на клинском направлении. Она шла с боями на юг по тылам противника и утром 9 декабря, захватив населенный пункт Ямуга, между Клином и Калинином перерезала Ленинградское шоссе, по которому осуществлялась связь между московской и калининской группировками врага. Это явилось решающим моментом в разгроме немцев на этом участке фронта.

В Московской оборонительной операции (30.09.- 5.12.41 г) наши потери достигли 2785 танков, а в московской наступательной (5.12.1941 г -7.01.1942’г) всего 429.

Дальше был 1942 год с летним наступлением врага на юге и переходом 19 ноября войск Юго-Западного и Донского фронтов в наступление, завершившееся окружением немецких войск под Сталинградом. В контрнаступлении приняли участие 4 танковых и 2 механизированных корпуса, а также 17 отдельных танковых полков и бригад. Меньше, чем за четверо суток наши танки прошли 150 км с севера и 100 км с юга и замкнули кольцо окружения. В ночь на 22 ноября лихим рейдом танкисты 157-й танковой бригады захватили мост через р.Дон. Немецкая охрана моста никак не ожидала, что приближавшиеся с зажженными фарами машины – советские.

В декабре враг пытался деблокировать свою окруженную группировку. Он достиг некоторого успеха, но вскоре выдохся и 16 декабря наши войска вновь перешли в наступление. Фронт немцев был прорван и в прорыв вошли 4 наших танковых корпуса. Заслуживает упоминания знаменитый Тацинский рейд 24-го танкового корпуса (имевшего по 32 Т-34 и 21 Т-70 в каждой танковой бригаде): за 5 дней он прошел 240 км и обрушился на немецкий гарнизон станицы Тацинской и авиабазу вблизи ее.

В решающий момент Курской битвы произошло знаменитое танковое сражение под Прохоровкой (12 июля 1943 г). Тут немецкий танковый таран наткнулся на встречный удар 5-й гвардейской танковой армии генерала П.А.Ротмистрова. Схватились более 1200 танков и СУ. Атака тридцатьчетверок была столь стремительна, что они прорезали весь боевой порядок противника. Его грозные “Тигры” и “Пантеры” в ближнем бою не могли использовать своего преимущества в вооружении. Именно лучшая маневренность тридцатьчетверок и помогла им выиграть этот бой.

Потом была Белорусская наступательная операция (июнь-август 1944 г), Висло-Одерская, в которой участвовало более 7000 танков и СУ (январь 1945 г). В этой последней советские танки за 20 дней с боями прошли 600-700 км. И, наконец, Берлинская операция (апрель 1945 г), в которой только с нашей стороны участвовало 6250 танков и СУ. Потери составили 1997 единиц.

Но мы забежали вперед. Вернемся снова к событиям начала войны.

В первые месяцы войны наши механизированные войска несли большие потери в бронетанковой технике. Но это еще не самое худшее. Пока на фронт поступали с заводов новые танки, потери можно было восполнить. Ввиду быстрого продвижения немецких войск вглубь нашей страны уже в августе возникла непосредственная угроза захвата основных центров производства танков. Летом 1941 г танки выпускали у нас пять заводов, четыре из них оказались в пределах воздействия вражеских авиации и даже наземных войск.

В Ленинграде Кировский завод производил тяжелые танки КВ. Завод №174 им.К.Е.Ворошилова, завершая выпуск легких танков Т-26, готовился к выпуску новых легких танков Т-50. В Москве завод №37 выпускал легкие танки Т-40. Танки Т-34 выпускали ХПЗ и СТЗ. Последний только что освоил их выпуск. И в числе 1110 танков Т-34, изготовленных в первом полугодии 1941 г были и 294 машины, выпущенные на берегах Волги.

24-25 июня 1941 г на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) была поставлена задача создать на востоке страны новые центры по выпуску танков КВ, Т-34, Т-50, а также танковых дизелей. Постановлением ГКО от 1 июля план выпуска Кировскому заводу, ХПЗ и СТЗ был резко повышен. Производство Т-34 также должен был начать и завод №112 (“Красное Сормово”) в г.Горьком. Сормовские танки стали поступать в войска уже в октябре 1941 г.

Т 34м

Т-34 на Уральском заводе транспортного машиностроения (УЗТМ) осматривается после ходовых испытаний

11 сентября 1941 г был образован Наркомат танкостроения, которому был передан ряд тракторных, дизельных, бронекорпусных и т.д. заводов. Возглавил НКТС заместитель председателя СНК СССР В. А.Малышев. По линии ГКО за танкостроение отвечал В.М.Молотов. До войны в руководящих сферах много, говорилось о необходимости перебазирования военной промышленности на Урал, в Сибирь, в Среднюю Азию, т.е. районы, которые были недосягаемы для авиации тех времен. Сделано, однако, для этого было мало. Это был большой просчет, приведший к тяжелым последствиям.

Первыми еще в июле начали эвакуироваться на восток с приближением вражеских дивизий к Ленинграду танковые цеха Кировского завода.

В середине августа начались налеты вражеской авиации на Харьков. 15 сентября ХПЗ получил приказ приступить к эвакуации танкового производства в Нижний Тагил на вагоностроительный завод. Туда же прибыли сотрудники Института электросварки АН УССР во главе с его директором Е.О.Патоном. Это было очень удачное решение. Кстати, идею о переводе группы Патона в Нижний Тагил подал В.А.Малышев, когда они встретились в первые дни войны на одном из уральских заводов.

Началась грандиозная операция по перевозке ХПЗ на Урал. Сначала туда были отправлены конструкторы, технологи, а также наиболее ценные и сложные станки. Первые прибывшие подготовили помещения для расстановки оборудования. Затем двинулись эшелоны с рабочими, их семьями, станками, материалами, а также с корпусами еще не собранных танков. В сентябре выпуск лишь немного снизился по сравнению с августом. Вот данные выпуска по месяцам: июль – 225, август – 250, сентябрь – 220, октябрь – 30. Производство танков в Харькове прекратилось 19 октября. В этот день город покинул последний, 41-й по счету эшелон. И последние 120 заводчан уже на автомобилях покинули город. Саперы взрывали мартены, портальные краны, электростанцию.

Новый завод в Нижнем Тагиле получил название Уральский танковый завод №183 им.Коминтерна. Директором его стал Ю.Е.Максарев. Уральский завод был объединен с Московским станкостроительным заводом им.С.Орджоникидзе, получил часть оборудования и сотрудников заводов “Красный Пролетарий” и Станколит. Прибыли туда и специалисты Мариупольского броневого завода.

Героизм, трудовая инициатива, самоотверженность рабочих и инженеров позволили уже в конце декабря, т.е. всего через два месяца после прекращения выпуска танков в Харькове, собрать (частично из привезенного с собой задела) и отправить на фронт 25 боевых машин. Всего же завод выпустил с начала войны более 750 танков.

Поначалу не хватало бронекорпусов и башен. Их получали из Свердловска с Уральского завода тяжелого машиностроения (УЗТМ).

Но вскоре завод стал сам обеспечивать себя полностью всеми необходимыми для сборки танков узлами. И вот результат: в январе 1942 года выпущено 75 машин, в феврале – 140, в марте – 225, в апреле – 380. Максимальный месячный выпуск – 758 машин – был достигнут в декабре.

СТЗ (директор Б.Я.Дулькин, позднее К.А.Задорожный, главный инженер – А.Н.Демьянович) во второй половине 1941 г дал фронту 962 танка, “Красное Сормово” (директор – Д.В.Михалев, главный инженер – Г.И.Кузьмин) – 173. А все три завода за указанный отрезок времени выпустили 1885 машин. За весь год было передано армии 2995 танков Т-34.

1942 г принес еще большие успехи в производстве средних танков. Свой вклад внес ЧКЗ (директор – И.М.Зальцман, главный конструктор -Ж.Я.Котин), построив с августа по декабрь 1055 машин. С октября к ним присоединился УЗТМ (директор – Б.Г.Музруков), выпустив 267 машин до конца года. СТЗ вынужден был прекратить выпуск Т-34 в августе, когда бои шли уже на территории завода. В этом месяце под бомбами и снарядами завод изготовил 240 машин. Эстафету принял завод №174, включившись, наконец, в выпуск средних танков. Общий итог 1942 года – 12520 Т-34. Тяжелых танков КВ – 2553. Всего же танков и СУ – 24445.

В 1943 г пять заводов передали фронту 15696 танков Т-34. К этому надо добавить 1383 самоходные артиллерийские установки на базе Т- 34 – СУ-122 и СУ-85.

Т 34м
Т 34м

Два общих вида корпуса Т-34 образца 1940 г.

Т 34м

Вид на крышу моторного отделения

Т 34м

Сварная башня

Т 34м

Литая башня

Т 34м

Установка пушки Л-11 в башне танка Т-34 образца 1940 г.

Т 34м

Ведущий каток

Т 34м

Ленивец (с обрезинкой)

Т 34м

Опорный каток

Т 34м

Т-34 с пушкой Л-11, застрявший в болоте

Т-34 (1940-1941 гг.) Харьковского тракторного завода
Т 34м
Т 34м

Серийный Т-34 образца 1940 г. с пушкой Л-11 в сварной башне

Т 34м

Подбитый Т-34 с Л-11 в литой башне

Основные конструктивные особенности танков Т-34 выпуска 1940 г.

Танки, выпускавшиеся в 1940 г, имели боевую массу 26,8 т и были вооружены 76-мм пушкой Л-11 образца 1939 г, длиной ствола 30,5 калибров. Противооткатные приспособления пушки были защищены оригинальной и только этому образцу танка свойственной бронировкой. Заметим при этом, что пушка не выступала за переднюю часть корпуса. Башня танка сварная из катанных броневых листов, боковые и задние стенки имели угол наклона к вер’Ыкали 30°. В боковых стенках монтировались смотровые приборы, а в кормовой стенке башни имелась съемная, установленная на болтах броневая накладка. Она закрывала прямоугольное отверстие, через которое проводилась смена ствола пушки. Опыт боев показал, что это было уязвимым местом и впоследствии задняя стенка башни делалась сплошной. Замена ствола пушки стала осуществляться при поднятии кормы башни над корпусом. Позднее на части танков устанавливались литые башни с увеличенной до 52-мм толщиной брони. Танки первых выпусков (их называют иногда образца 1939 или 1940 года) имели носовую часть корпуса обтекаемой, только этим машинам свойственной формы. Верхний и нижний 45-миллиметровые броневые листы крепились гужонами (с головками впотай) к поперечной стальной балке. Оригинальной формы был люк с откидной крышкой для механика-водителя. В крышке имелся смотровой перископический прибор, а слева и справа от нее размещались дополнительные смотровые приборы, позволяющие водителю в определенных пределах вести обзор влево и вправо. Траки гусениц остались старого образца, как и на БТ (но, разумеется, большей ширины – 55 см), гладкие, без развития. Кормовой лист корпуса съемный, на болтах, крепился к боковым стенкам. На крыше башни находился один большой люк трапециевидной формы.

“Тридцатьчетверка”, безусловно, превосходила в начале войны все танки противника по вооружению, защищенности и маневренности. Но и у нее были недостатки. “Детские болезни” сказывались в быстром выходе из строя бортовых фрикционов. Обзорность из танка и комфорт в работе экипажа оставляли желать лучшего. Лишь часть машин оснащалась радиостанцией. Надгусеничные полки и прямоугольные отверстия в корме башни (на машинах первых выпусков) оказались уязвимыми. Наличие лобового пулемета и люка водителя ослабляли стойкость лобового броневого листа. И хотя форма корпуса Т-34 явилась объектом подражания для конструкторов на многие годы, уже у наследника “тридцатьчетверки” – танка Т-44 упомянутые недостатки были устранены.

Т 34м

Т-34 образца 1941 г. со сварной башней и пушкой Ф-34. После многочисленных ремонтов машина получила «заплаты” на броне и три вида опорных катков!

T -34 (1941 т.) Харьковского тракторного завода
Т 34м

Т-34 образца 1941 г. с пушкой Ф-34 в литой башне

Т 34м

Т-34 образца 1941 г. со сварной башней

Т 34м


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх

www.xliby.ru

"Летом 1940 года было принято решение о серийном выпуске танка Т-34 для Красной Армии. После многих разногласий конструкторов и руководства Красной Армии танк с опозданием начали производить. Разногласия между танковыми конструкторами и наркомами Красной армии чуть ли не привело к снятию с производства танка Т-34, а постановку на производство танк Т-34М, фактически создание необкатанного и неиспытанного танка. …"

Такое мнение довольно часто встречается при обсуждении проекта танка Т-34М. Примерно такой же аргумент привел и коллега Прохожий: 

http://alternathistory.org.ua/idealnyi-sovetskii-srednii-tank-mf-1-mikhail-frunze-sssr

Танк Т-34М

"Не было времени на Т-34М. Понимаете, даже без испытаний и доводки, только подготовка производства, это время. Много времени. Не было его. …"

А так ли это на самом деле? Попробуем разобраться, имея  в виду два момента:

1. фактор недоведенности конструкции

2. фактор времени.

Для начала зайдем на сайт разработчика у косвенно убедимся, что первый фактор можно практически не рассматривать. Почему? Да очень просто, сам танк Т-34 в начале 1941 года назвать доведенным мало кто рискнет, но важнее другое, проект Т-34М изначально создавался для преодоления сырых и неудачных технических решений конструкции Т-34. Об этом прямо написано на сайте ХБКМ:

"Средний танк Т-34М разрабатывался с целью повышения надежности и эксплуатационных свойств танка Т-34." http://www.morozov.com.ua/rus/body/tanks/t-34m.php

 Переходим к рассмотрению второго момента — фактора времени, но при этом кратко вспомним основные недостатки Т-34, которыми собственно и была вызвана необходимость создания Т-34М:

"Серьезным недостатком танка являлся плохой обзор для экипажа. Кроме того, у части недостаточно доработанных (конструктивно «сырая» машина была отправлена для массового производства) нередко выходили из строя бортовые фрикционы. Было явно недостаточно и люков для посадки-высадки экипажа, что являлось немаловажным условием для эвакуации экипажа в случае пожара или иных боевых повреждений. Но важнейшим, самым главным недостатком Т-34 было то, что боекомплект нередко детонировал при прямом попадании вражеского снаряда, и не обязательно в боеукладку. Кроме того, воспламенение баков с горючим по той же причине также вызывало детонацию. Нередко танкисты, при наличии такой возможности, предпочитали пойти служить в экипажи легких Т-60 или Т-70 (с бензиновыми автомобильными двигателями), чем на Т-34".

Недостатки танка вполне объяснимы, если вспомнить историю его создания, тем не менее они были и вполне логично, что от них решили избавиться:

"Летом 1940 года над Т-34 и вовсе начали сгущаться тучи. Дело в том, что на полигон в Кубинку поступили два танка Pz.III, закупленные в Германии после подписания пакта о ненападении. Результаты сравнительных испытаний немецкого танка и Т-34 оказались неутешительными для советской боевой машины.

Т-34 превосходил «тройку» по вооружению и броневой защите, уступая по ряду других показателей. Pz.III имел трёхместную башню, в которой были достаточно комфортные условия для боевой работы членов экипажа. Командир имел удобную башенку, обеспечивавшую ему прекрасный обзор, у всех членов экипажа имелись собственные приборы внутренней связи. В башне же Т-34 с трудом размещались два танкиста, один из которых выполнял функции не только наводчика, но и командира танка, а в ряде случаев и командира подразделения. Внутренней связью обеспечивались только два члена экипажа из четырёх – командир танка и механик-водитель.

Немецкая машина превзошла Т-34 и по плавности хода, она оказалась и менее шумной – при максимальной скорости движения Pz.III было слышно за 150–200 м, а Т-34 – за 450 м.

Полной неожиданностью для наших военных явилось и превосходство «немца» в скорости. На гравийном шоссе Кубинка – Репище Pz.III разогнался на мерном километре до скорости 69,7 км/ч, в то время как лучший показатель для Т-34 составил 48,2 км/ч. Выделенный же в качестве эталона БТ-7 на колёсах развил только 68,1 км/ч!

В отчёте об испытаниях отмечались и более удачная подвеска немецкого танка, высокое качество оптических приборов, удобное размещение боекомплекта и радиостанции, надёжные двигатель и трансмиссия.

Эти результаты произвели эффект разорвавшейся бомбы. ГАБТУ (с июля 1940 года Автобронетанковое управление Красной Армии стало именоваться Главным автобронетанковым управлением) предоставило отчёт полигона маршалу Г. И. Кулику, который утвердил его и тем самым приостановил производство и приёмку Т-34, потребовав устранения всех недостатков. Руководство завода № 183 не согласилось с мнением заказчика и обжаловало его в главке и наркомате, предложив продолжать производить Т-34 с исправлениями, сократив гарантийный пробег до 1000 км. Нарком среднего машиностроения В. А. Малышев (сменивший на этом посту И. А. Лихачёва) вместе с начальником 8-го Главного управления Наркомсредмаша А. А. Гореглядом, директором завода № 183 Ю. Е. Максаревым и начальником НТК ГАБТУ И. А. Лебедевым обратились непосредственно к К. Е. Ворошилову, который, как и В. А. Малышев, являлся заместителем председателя СНК СССР. Маршал ознакомился с результатами пробега на 3000 км, испытаниями на полигоне и на бывшей линии Маннергейма, заслушал мнение И. А. Лебедева, выступавшего за продолжение производства Т-34, и объявил своё решение:

«Машины продолжать делать; сдавать в армию, установив 1000-км гарантийный пробег. Заводу начать разрабатывать новую машину – Т-34М, введя в неё не только прочностные изменения, но и пятискоростную коробку передач».

Вот именно здесь и была на мой взгляд допущена главная ошибка и к ней мы еще вернемся!

"В течение ноября-декабря 1940 года первые три серийные машины Т-34 подверглись интенсивным испытаниям на НИБТПолигоне ГАБТУ Красной Армии. На отчёт об этих испытаниях в последнее время часто ссылаются в различных источниках, но, как правило, он никогда подробно не цитируется. А между тем его содержание может дать почву для серьёзных размышлений по поводу ещё одной легенды о Т-34. Вот этот отчёт:

«Согласно директиве Заместителя Народного Комиссара Обороны № 76791 от 25.10.40 г. испытание танков Т-34 было проведено методом пробега с отрывом от базы в сочетании с отстрелом огневых задач.

Ввиду отсутствия на танк Т-34 утверждённых тактико-технических требований выводы и оценки сделаны на основе выявленной тактико-технической характеристики.

Длительный пробег: Харьков – Кубинка – Смоленск – Киев – Харьков.

Цель испытания:

1. Определить тактико-техническую характеристику танка в целом и установить её соответствие с предъявленными генштабом тактико-техническими требованиями.

2. Определить надёжность и безотказность агрегатов танка в условиях длительного пробега.

3. Определить соответствие вооружения, боекомплекта, средств наблюдения и связи тактическим задачам, стоящим перед танками данного класса.

4. Определить обеспеченность танка возимым комплектом запчастей и инструмента и окончательно разработать комплект. Определить объём и периодичность технического обслуживания танка в полевых условиях. Определить ремонтные возможности танка в полевых условиях.

Общий километраж пробега 3000 км, из них по шоссейным дорогам – 1000 км, по грунтовым дорогам и бездорожью с преодолением естественных препятствий – 2000 км.

Примечание: 30% общего километража проходится в ночное время, 30% километража по грунтовым дорогам и целине проходится в боевом положении (с закрытыми люками).

Испытание герметичности корпуса и башни танка – путём обливания горючей жидкостью.

Испытание проведено с 31.10 по 7.12.40 г. в условиях поздней осени.

Весь маршрут пробега пройден за 14 ходовых дней. Техосмотры и ремонт в процессе пробега заняли 11 дней. На специспытания затрачено 8 дней. Подготовка и сдача машины – 2 дня. Всего – 38 дней.

Результаты стрельбы на кучность, полученные после всех стрельб и выраженные через сердцевинные полосы в отклонениях по ширине и высоте, выше табличных данных для 76-мм пушки обр. 1927 г.

Результаты стрельбы на кучность схода следует считать низкими вследствие усложнения условий наводки при значительных люфтах поворотного и подъёмного механизмов.

Результаты стрельбы из пулемётов показывают, что величины рассеивания для пулемёта, спаренного с пушкой, не превышают нормальных данных для пулемёта ДТ.

При стрельбе из пулемёта радиста величина рассеивания значительно возрастает и выходит за пределы нормальных данных, а количество пробоин уменьшается.

В результате проведённых боевых стрельб с решением огневых задач выявлены следующие недостатки:

1. стеснённость экипажа в боевом отделении обусловленная малыми габаритами башни по погону;

2. неудобства пользования боекомплектом уложенным в полу боевого отделения;

3. задержка при переносе огня, вследствие неудобного расположения поворотного механизма башни (ручного и электропривода);

4. отсутствие зрительной связи между танками при решении огневой задачи, вследствие того, что единственный прибор, допускающий круговой обзор – ПТ-6, – используется только для прицеливания;

5. невозможность пользования прицелом ТОД-6 вследствие перекрывания шкалы углов прицеливания прицелом ПТ-6;

6. значительные и медленно затухающие колебания танка при движении, отрицательно сказывающиеся на меткости стрельбы из пушки и пулемётов.

Максимальная скорострельность из пушки Л-11 (с места), полученная в процессе испытаний, достигает 5-6 выстрелов в минуту. Практическая средняя скорострельность (стрельба с ходу и с коротких остановок) – 2 выстрела в минуту. Скорострельность недостаточна.

Вентиляция (гигиеническая) танка осуществляется вентилятором системы охлаждения и дополнительным вытяжным вентилятором, расположенным в перегородке моторного отделения.

Содержание СО при выстреле с работающей вентиляции значительно превышает допустимую норму (0,1 мг/л) и является токсической.

Таким образом существующие вентиляционные средства в танке недостаточны.

Поворот башни осуществляется правой рукой. Расположение маховика и рукоятки поворотного механизма не обеспечивают быстрого поворота башни и вызывает сильное утомление руки. При одновременной работе поворотным механизмом и наблюдением в прицел ПТ-6, маховик и рукоятка упираются в грудь, затрудняя быстрое вращение башни.

Усилия на рукоятке поворотного механизма сильно возрастают при увеличении угла крена танка и значительно затрудняют работу.

Электропривод расположен с левой стороны башни и обеспечивает поворот на 360° в обе стороны. Доступ к пусковому маховику электропривода затруднён снизу корпусом электромотора слева смотровым прибором и корпусом башни, справа налобником и прибором ПТ-6. Поворот башни в любую сторону возможен лишь при условии отклонения головы от налобника прибора ПТ-6, то есть вращение башни фактически производится вслепую.

Окно шкалы углов прицеливания телескопического прицела ТОД-6 перекрывается рычагами углов местности прибора ПТ-6 и тягой параллелограмма. Установка прицельных данных возможна при углах возвышения 4-5,5° и 9-12°, что фактически лишает возможности вести стрельбу с прицелом ТОД-6. Барабанчик шкалы углов прицеливания расположен в средней части прицела и доступ к нему крайне затруднён.

При угле возвышения 7° и ниже до максимального угла снижения, доступ к рукоятке механизма кругового обзора возможен лишь тремя пальцами вследствие того, что сектор подъёмного механизма пушки не допускает обхвата рукоятки кистью руки.

Указанное положение не обеспечивает быстрого просмотра местности.

Смотровой прибор «кругового обзора» установлен справа-сзади от командира танка в крыше башни. Доступ к прибору крайне затруднён, и наблюдение возможно в ограниченном секторе: обзор по горизонту вправо до 120°; мёртвое пространство 15 м.

Ограниченный сектор обзора, полная невозможность наблюдения в остальном секторе и конструктивные недостатки – обрыв крепления прибора, обрыв и зацепления стеклоочистителя за верхнее зеркало, задевание броневой заслонки в пазах, неудобное положение головы при наблюдении делают смотровой прибор непригодным к работе.

Боковые смотровые приборы башни. Расположение приборов относительно наблюдателя неудобное. Недостатками являются значительное мёртвое пространство (15,5м), небольшой угол обзора (53°), невозможность очистки защитных стёкол без выхода из танка и низкое расположение относительно сидений.

Смотровые приборы водителя. При движении по загрязнённой грунтовой дороге и целине в течение 5-10 мин. смотровые приборы затягиваются грязью до полной потери видимости. Стеклоочиститель центрального прибора не обеспечивает очистки защитного стекла от грязи.

Вождение танка с закрытым люком крайне затруднительно.

При стрельбе защитные стёкла смотровых приборов лопаются. Внешняя отделка танка грубая, выступающие части острые (барашки на боковых приборах), что приводит к ранению головы водителя. Смотровые приборы водителя в целом непригодны.

Все установленные на танке прицельные приборы ПТ-6, ТОД-6 и приборы наблюдения в боевом отделении и отделении управления не имеют защиты от атмосферных осадков, дорожной пыли и грязи. В каждом отдельном случае потери видимости, очистку приборов возможно произвести только с внешней стороны танка. В условиях пониженной видимости (туман) головка прицела ПТ-6 запотевает через 4-5 минут до полной потери видимости.

Вывод: установка вооружения, оптика и укладка боекомплекта в танке Т-34 не удовлетворяют требованиям к современным боевым машинам.

Основными недостатками являются:

а) теснота боевого отделения;

б)слепота танка;

в)неуданно размещённая укладка боекомплекта.

Для обеспечения нормального расположения вооружения, приборов стрельбы и наблюдения и экипажа необходимо:

1) расширить габаритные размеры башни.

По 76-мм пушке

1. заменить щиток спускового механизма более совершенной конструкцией, обеспечивающей безотказность в работе;

2. рукоятку затвора оградить щитком или сделать складной;

3. снять ножной спуск, заменив его спуском на механизмах наводки.

По пулемётам ДТ

1. обеспечить возможность ведения раздельной стрельбы из пулемёта, спаренного с пушкой;

2. увеличить обзорность и меткость стрельбы пулемёта радиста установкой оптического прицела;

3. внешнюю часть пулемёта радиста и шаровую установку закрыть плотным чехлом для предохранения от загрязнения.

По механизмам наводки и прицелам

1. поворотный механизм (ручной) не пригоден, заменить новой конструкцией, обеспечивающей небольшие усилия и удобство работы;

2. обеспечить выборку люфта башни поворотным механизмом;

3. пусковой механизм электропривода поворота башни расположить так, чтобы он обеспечивал поворот с одновременным наблюдением за местностью;

4. заменить прицел ТОД-6 прицелом типа ТМФ со шкалой углов прицеливания в поле зрения.

По смотровым приборам

1. заменить смотровой прибор водителя, как явно непригодный, более совершенной конструкцией;

2. установить в крыше башни прибор, обеспечивающий круговой обзор из танка.

По укладке боекомплекта

1. укладка боекомплекта 76-мм пушки в кассетах непригодна. Следует укладку патронов расположить так, чтобы был одновременно доступ к целому ряду патронов. Уложенные патроны и пулемётные магазины следует обеспечить от проникновения пыли.

Рабочие места в боевом отделении

уменьшить габаритные размеры сидений; сиденье заряжающего сделать откидным.

Крепление башни

1. стопор башни по-походному непригоден, заменить более прочным;

2. уплотнить погон башни, не допуская проникновение воды в боевое отделение;

3. закрыть погон башни щитком.

Корпус танка и башня в данном выполнении не удовлетворительные. Необходимо увеличить размеры башни за счёт увеличения погона и изменения угла наклона броневых листов.

Полезный объём корпуса может быть увеличен за счёт изменения подвески ходовой части и упразднения бортовых колодцев.

Низко расположенные (260 мм) от грунта бронировки картеров бортовых передач понижают проходимость танка.

Расположение рации в корпусе танка является преимуществом сравнительно с размещением в башне. В этом случае упрощается монтажная схема (проводка минует ВКУ) и командир танка освобождается от обслуживания рации.

Монтаж рации выполнен неудовлетворительно по следующим причинам:

1. антенна в опущенном состоянии ничем не защищена от повреждений деталями и оборудованием возимыми на крыле, антенный ввод слишком длинен, конструкция и расположение рукоятки подъёмного механизма антенны не обеспечивает надёжного подъёма антенны;

2. умформер приёмника смонтирован под ногами радиста, токоведущая клемма повреждается и приёмник загрязняется.

Александр Александрович Морозов

Вот такой отчёт. Признаться, оторопь берёт – и такую машину назвали «шедевром мирового танкостроения»? И что характерно, речь ведь идёт не о прототипе, не об опытном образце, а о серийных боевых машинах. Впрочем, можно, конечно, сделать скидку на то, что это танки первой партии, что на «тридцатьчетвёрках» более поздних выпусков многие недостатки, указанные в отчёте, были устранены. Пушку Л-11 ведь заменили, в конце концов, на Ф-34! Что ж, всё верно. Однако если посмотреть когда и что устранялось, то картина не будет слишком уж благостной. Достаточно сказать, что с пушкой Л-11 успели выпустить 453 танка, то есть треть изготовленных до начала Великой Отечественной войны. К устранению многих других недостатков реально приступили лишь в первой половине 1942 года! Ну а в 1940 году об этом особенно никто не думал. Во всяком случае, такой вывод следует из отчёта «О проведении опытных работ на заводе № 183 в 1940 г.», составленного военным представителем ГАБТУ военинженером 3-го ранга Войковым. В нём, в частности, сообщалось: «…завод в течение 1940 г. очень мало занимался вопросами доводки машины А-34 и только с ноября месяца взялся за эти вопросы…

Производство и испытание опытных образцов так называемым опытно-экспериментальным отделом (отдел «500»), как правило, в сроки, намеченные заводоуправлением, никогда не выполнялось. Объясняется это тем, что руководство завода до самого последнего времени очень мало уделяло внимание опытным работам, загружая отдел различными посторонними работами».

Надо сказать, что и в 1941 году вопросам совершенствования конструкции Т-34 не уделялось слишком уж много внимания. Происходило это по двум основным причинам.

Ещё под руководством М. И. Кошкина на заводе № 183 началось проектирование двух вариантов модернизации Т-34. В первом – А-41 – была сделана попытка исправить большинство недостатков без изготовления нового корпуса и замены силового агрегата. Машина получала новую трёхместную башню с диаметром погона 1700 мм (против 1420 мм у Т-34) и новую пушку Ф-34 завода № 92. По замыслу конструкторов внедрение новой просторной башни должно было разом снять все вопросы, связанные с теснотой боевого отделения и слепотой танка. Однако в связи с тем, что установить башню с диаметром погона 1700 мм без переделки корпуса танка оказалось невозможно, дальше «бумажной» стадии этот проект не пошёл.

Второй вариант – А-43, более известный под названием Т-34М, был длиннее, уже и выше, чем Т-34. Клиренс увеличили на 50 мм. Для А-43 спроектировали новый двигатель В-5 мощностью 600 л.с. Новую коробку передач разрабатывать не стали, а в паре со старой, 4-скоростной, установили демультипликатор. В результате у А-43 появилась возможность двигаться на восьми скоростях вперёд и двух – назад. Свечная подвеска типа Кристи, перекочевавшая на Т-34 с БТ, уступила место торсионной.

А-43 получил башню, спроектированную ранее для А-41, с командирской башенкой и двумя круглыми посадочными люками. Радиостанцию перенесли в корпус, что позволило увеличить боекомплект пушки с 77 до 100 выстрелов, а боекомплект пулемётов – с 46 до 72 дисков. В итоге новая машина оказалась на 987 кг легче Т-34, но удельное давление на грунт несколько возросло, так как ширина гусениц была уменьшена на 100 мм.

Проект Т-34М в январе 1941 года одобрил Комитет обороны при СНК СССР. В марте приступили к изготовлению двух эталонных образцов танка. Одновременно смежники осваивали производство узлов и агрегатов для этой машины. Штампованно-сварную башню с толщиной стенок 45 мм разработали на Мариупольском металлургическом заводе под руководством В. С. Ниценко. В мае 1941 года завод не только изготовил первые пять башен для Т-34М, но и подготовил их массовое производство (при эвакуации осенью 1941 года из Мариуполя вывезли 50 почти законченных башен).

К серийному производству Т-34М почти всё уже было готово и на заводе № 183. К 17 апреля здесь изготовили три бронекорпуса, к концу месяца с Харьковского тракторного завода поступили на сборку торсионы, катки и другие элементы ходовой части. Однако двигатель В-5, предназначавшийся для этого танка, так и не был готов ни к 1 мая, ни к началу войны…"

А теперь вернемся к тому моменту, который я обозначил как ошибка. Вспомним, что еще до момента выяснения преимуществ германского танка, а именно 5 июня 1940 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление "О производстве танков Т-34 в 1940 году", в котором говорилось:
"Придавая особо важное значение оснащению Красной Армии танками Т-34, Совет Народных Комиссаров Союза ССР и ЦК ВКП(б) постановляют:

I. Обязать Народного Комиссара Среднего Машиностроения тов. Лихачева И.А.:

а) изготовить в 1940 году 600 танков Т-34, из них:
на заводе № 183 (им. Коминтерна) — 500 шт., на Сталинградском тракторном — 100 шт.;

б) обеспечить полностью программу 1940 года. по выпуску танков Т-34 дизелями, для чего предупредить руководителей предприятий, выполняющих заказы для танка Т-34, что они персонально отвечают за их исполнение как по качеству, так и в срок".
Чем интересно думали те, кто обязал завод № 183 и КБ ОДНОВРЕМЕННО заниматься доводкой танка Т-34 и созданием нового танка Т-34М, в то время как, исходя из этого Постановления, вполне можно было эти два процесса развести. Харьковчанам поручить доработку и освоение производства Т-34, а сталинградцам разработку и освоение Т-34М. Такая вероятность подтверждается тем фактом, что по графику, в феврале 40-го года завод №183 был должен предоставить СТЗ все чертежи для изготовления танков. Но завод №183, загруженный работой по выпуску тридцатьчетвёрок, не смог это выполнить в срок, а также ни к 15 марта, ни к 4 апреля. В результате, как итог СТЗ получил только 1 400 чертежей вместо 3 500. В механическом цеху спроектировали 12 из 66 приспособлений. Механосборочный цех получил 640 чертежей, по которым начал немедленное изготовление деталей. В таком случае, если бы тогда приняли решение о передаче проекта Т-34М на СТЗ, то вполне можно было ожидать доводки дизеля В-5 или освоения Т-34М с дизелем В-2, который должен был и производиться там же в Сталинграде. Если вспомнить, что харьковчане почти успели запустить Т-34М в серию, то при откомандировании Морозова и части ведущих специалистов в Сталинград, вероятность того, что Т-34М был бы запущен в серийное производство становится почти сто процентной.

 Ведь в реальной истории двигательное производство ХТЗ перебазировали на СТЗ, где в ноябре 1941 года и начался выпуск дизелей.

 Т 34м

Продольный разрез А-43 с дизелем В-5

Т 34м

Продольный разрез Т-34М с дизелем В-2

Т 34м

Танки Т-34 и Т-34М

Как видим, чтобы существенно изменить историю, не нужны были попаданцы, достаточно было принять просто грамотное решение, которое настолько очевидно, что не знаешь что и думать … Впрочем, Лаврентий Палыч тут явно был бы не к месту, поскольку причина лежала в другой стороне:

"К концу 1940 года, несмотря на большую загрузку по доработке танка Т-34, КБ начало работы по его модернизации. На модернизированном образце, которому условно был присвоен индекс Т-34М, предусматривалось значительно усилить броневую защиту корпуса и башни, применить в подвеске торсионные валы вместо пружин и опорные катки с внутренней амортизацией, увеличить количество топлива, снарядов, патронов и др.

Чертежно-техническая документация танка Т-34М была полностью выпущена и выдана в производство для изготовления опытного образца. Ждановским металлургическим заводом были изготовлены броневые листы корпуса танка Т-34М (пять комплектов) и присланы на завод №183. Однако в начале 1941года в связи с резко возросшей загруженностью производства изготовлением серийных танков Т-34 работы по танку Т-34М были практически прекращены (вот этого и можно было избежать, передав тему на СТЗ).

В 1941 году танковое конструкторское бюро завода №183 (отдел 520) состояло из 106 человек (12 конструкторских групп) во главе с Главным конструктором А.А. Морозовым и двумя его заместителями — Н.А. Кучеренко и А.В. Колесниковым (т.е. было кому вести и одну и другую машину).

… Военные лукавили, они ждали не улучшенной "тридцатьчетверки", а другого танка, который поначалу числился под маркой Т-126СП (СП — сопровождение пехоты). В конце 1940-го ленинградский завод имени Ворошилова (№174) выдал им, что заказывали. Вожделенный танк, которому прочили роль самого массового в будущей войне, по боевым качествам оказался… улучшенным германским Т-III. Проходимость повыше, броня потолще, трехместная башня — близнец немецкой. При этом новый танк весил на 6 тонн меньше и не вышел из категории легких.

Вот это — да. Это было понятно. Тяжелые танки проламывают оборону, легкие входят в прорыв и громят тылы. А что такое средний? Невнятный какой-то танк: то ли усиленный легкий, то ли ослабленный тяжелый. Со средним можно и повременить.

Уже весной 41-го новинка была принята на вооружение под названием Т-50. Вдобавок к двадцати четырем тысячам других легких танков. А что? Не помешает.

…Вскоре после начала войны на генерала Павлова свалят неудачи первых боев. Он будет отозван в Москву и расстрелян. Как знать, может быть, в свои последние часы разжалованный командующий жалел, что выступил против "тридцатьчетверок", которых сейчас так не хватало его армиям. А Т-50 оказался дорогим и сложным в производстве. Изготовив 65 машин, его выпуск прекратили навсегда".

 Т 34м

 Автор — Вадим Петров

Источник — http://alternathistory.org.ua/t-34m-luchshii-tank-vmv-realno-ili-net

alternathistory.livejournal.com

 В последующем танк  Т-34М планировался к постановке на серийное производство вместо Т-34. К 1 апреля 1941 г. предусматривалось выпустить два опытных образца мо­дернизированной машины с торсионной подвеской и усилен­ной броневой защитой. Создание танка Т-34 М по новым схемам велось интенсивно. Численность экипажа машины была увеличена до пяти человек, что позволило освободить коман­дира от обязанностей наводчика и сосредоточить его основное внимание на управление экипажем в бою. Это был модернизи­рованный танк Т-34М (заводское обозначение А-43). Ведущим инженером проекта был И.С.Бер. Проект и деревянный макет машины были рассмотрены макетной комиссией в апреле 1941 г. После чего цеха завода приступили к изготовлению опытного образца машины. К 1 июля на завод № 183 должны были поступить два комплекта броневых деталей машины, с тем чтобы к 10 августа изготовить два опытных образца Т-34М, серийное производство которого должно было быть начато не ожидая результатов испытаний на гарантийный километраж. Серийное производство Т-34М планировалось развернуть на Сталинградском тракторном заводе с 1 января 1942 г. Однако, перед войной заводом № 183 для двух опытных образцов были изготовлены в металле лишь отдельные узлы и агрегаты. В свя­зи с началом Великой Отечественной войны дальнейшие рабо­ты над Т-34М были прекращены.

Компоновка создания танка Т-34М была выполнена по классической схе­ме. В носовой части корпуса в отделении управления размеща­лись механик-водитель (справа) и стрелок-радист (слева). В центральной части корпуса и в башне располагалось боевоеотделение, в котором размещались: слева от пушки наводчик, справа — заряжающий, по оси машины за казенником — ко­мандир танка. Для наблюдения за полем боя на крыше башни была установлена командирская башенка, обеспечивавшая круговой обзор. Посадка и высадка экипажа осуществлялись через люк механика-водителя и два люка в крыше башни. Ко­мандирская башенка входного люка не имела. В крыше башен­ки располагался только лючок для сигнализации.

Основным оружием являлась 76,2-мм танковая пушка Ф-34 со спаренным пулеметом ДТ. Второй пулемет ДТ был установ­лен в шаровой опоре в лобовом листе корпуса у стрелка-ради­ста. Третий пулемет ДТ был запасным. Вместо пулемета ДТ в I лобовом листе корпуса мог устанавливаться огнемет. Бое­комплект машины состоял из 103 выстрелов к пушке и 4536 па­тронов, снаряженных в 72 пулеметных дисках. Для ведения ог- I ня использовались прицелы ТОД и ПТ-7. Скорострельность I пушки составляла 6 выстр./мин.

Броневая защита была противоснарядной. Сварные корпус I и башня были выполнены из катаных броневых листов толщи- I ной 16, 20, 40, 45 мм, имевших рациональные углы наклона. I Предусматривалось выпустить опытные образцы машины с усиленной до 60 мм броневой защитой (так называемый вари- I ант «Б»), Масса машины при этом достигала 29 т, боекомплект I к пушке был увеличен и составлял 110 выстрелов.

Моторно-трансмиссионное отделение и кормовая часть I танка Т-34М были выполнены по типу тяжелого танка КВ. В I кормовой части машины вдоль ее продольной оси предполага- лось установить дизель В-5 мощностью 600 л.с. (441 кВт). В си­стеме охлаждения двигателя использовались два осевых вентилятора, установленные в трансмиссионном отделении и имевшие поперечное расположение. Трансмиссия состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения, четырех­ступенчатой механической коробки передач с демультиплика­тором, обеспечивавшим 8 передач переднего и 2 передачи зад­него хода, двух многодисковых бортовых фрикционов сухого трения с ленточными тормозами с накладками из феродо и двух одноступенчатых бортовых редукторов.

Подвеска танка  Т-34М — индивидуальная, торсионная, с установ­кой амортизаторов на передних и задних опорных катках. В ходовой части использовались 8 поддерживающих и 12 опор­ных катков малого диаметра с внутренней амортизацией, ве­дущие колеса гребневого зацепления с гусеницами и направ­ляющие колеса с механизмами натяжения.

В качестве средств связи на машине была установлена ра­диостанция КРСТБ и переговорное устройство ТПУ-3.

Согласно расчетам танк боевой массой 25,5 т должен был развивать максимальную скорость 60,5 км/ч (для варианта «Б» — 55 км/ч) и иметь запас хода 330 км.

Кроме того, еще в марте 1941 г. заводу № 183 были выданы уточненные M l на создание танка Т-34Т, в которых кроме описанных выше изменений, выдвигалось требование уста­новки планетарной трансмиссии для увеличения маневренно­сти и тяговых качеств танка. Проект планетарной трансмис­сии для танка был разработан в ВАММ им.Сталина по заданию ГАБТУ Красной Армии. Планетарная трансмиссия должна бы­ла размещаться в существующих размерах машины без изме­нения установки двигателя и бортовых редукторов.

В ходе работ над проектом апреле 1941 г. с целью повышения броневой защиты танка в ТТТ были внесены изменения, пред­писывающие произвести помимо увеличения лобовой брони корпуса и башни до 60 мм, еще и увеличение до 30 мм толщины брони крыши и днища. Масса машины при этом возростала до 27,5 т. Этот вариант танка получил наименование Т-60.

В ходе работ по созданию танку Т-34 в объеме большой модерниза­ции в КБ завода № 183 под руководством А.А.Морозова еще в марте 1941 г. велась конструктивная проработка проектов тан­ка Т-44 с различными вариантами основного вооружения, бо­лее мощной броней. В приложении к приказу НКСМ № 192 от 10 мая 1941 г. (в соответствии с Постановлением СНК СССР и ЦКВКП(б) от 5 мая 1941 г.) «О производстве танков Т-34 в 1941 г.» были определены 111 на танк Т-44, согласно которым он должен был иметь боевую массу 29-29,5 т, броневую защиту корпуса: лобовая броня 75 мм под углом 60°, борт — 60 мм, кор­ма — 55 мм под углом 350-45°, днище — 20-25 мм, крыша — 30° мм, башни: лоб — 75 мм под углом 25°, корма 75 мм под утлом 15°, бронировка артсистемы — 60 мм. В качестве основного оружия устанавливалась 76,2-мм пушка ЗИС-5 или 57-мм пуш­ка ЗИС-4, спаренная с двумя пулеметами ДТ, вспомогательно­го — два спаренных пулемета ДТ в лобовой части корпуса. Вместо пулеметов ДТ в лобовой части корпуса предусматрива­лась также установка огнемета с запасом огнесмеси на 10-15 выстрелов. В боекомплект танков с радиостанцией входили 100 выстрелов к пушке и 6000 патронов к пулеметам ДТ, для ог­неметного танка — 90 выстрелов и 4500 патронов соответст­венно. Для ведения прицельной стрельбы использовались пе­рископический (ПТ) и телескопический (ТОД) прицелы. На танке предусматривалась установка дизеля мощностью 600 л.с. (441,2 кВт), обеспечивавшего максимальную скорость до 55-60 км/ч. Запас топлива 600 л. В состав гусеничного движителя входила индивидуальная торсионная подвеска, опорные и под­держивающие катки с внутренней амортизацией, гусеница цевочного зацепления. Для обеспечения связи устанавлива­лась радиостанция КРСТБ с ТПУ-3 и световая сигнализация между командиром танка и механиком-водителем.

 

 

закусончик.рф


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.