Т 28 танк

Боевое применение

Наиболее яркой страницей в судьбе танков Т-28 явилось их участие в советско-финляндской войне.

Вся территория перешейка была покрыта крупными лесными массивами, допускавшими движение танков только по дорогам и просекам. Большое количество рек и озер с болотистыми или крутыми берегами, не замерзающие болота, валуны — все это представляло для танков труднопроходимые естественные препятствия.

Дорог было мало, и это еще больше затрудняло использование танковых частей; движение даже по проходимым участкам леса требовало от механиков-водителей высокого мастерства. Кроме того, суровая зима 1939-40 гг. с морозами, достигавшими в середине января 40-45 градусов, и снежным покровом толщиной 90-100 см создавала дополнительные трудности в применении танков.

В полосе наступления 7-й армии, наносившей главный удар в самом центре «линии Маннергейма», и действовала 20-я тяжелая танковая бригада имени Кирова, укомплектованная танками Т-28.


К 9 октября 1939 года 20-ю танковую бригаду перебросали из города Слуцк на Карельский перешеек и сосредоточили в районе Черной Речки. Здесь ее укомплектовали до штата военного времени и в течение последующих 1,5 месяцев она занимались усиленной боевой подготовкой. В результате к началу военных действий танковые батальоны были полностью укомплектованы и хорошо подготовлены к боям в условиях Финляндии.
Техническое состояние машин было очень хорошим, однако имелся большой некомплект ремонтных мастерских и практически полностью отсутствовали эвакуационные средства. Такое положение сохранялось до конца войны.

29 ноября 1939 года бригаду придали 19-му стрелковому корпусу с задачей: ударом в направлении Ахи-Ярви — Кирка Кивенапа разгромить финские части и не допустить их отхода в северо-западном направлении.

30 ноября 1939 года 20-я танковая бригада перешла границу вместе с частями 19-го стрелкового корпуса. На следующий день по приказу командира корпуса для поддержки 68-го стрелкового полка в районе Корвалы была выделена 2-я танковая рота 95-го танкового батальона под командованием лейтенанта Хохлова. Зная, что дороги минированы, он повел роту лесом, по азимуту. Танки, легко ломая деревья, двигались по лесу, подойдя к Ковале уже в сумерках. На одной из высот была обнаружена наша пехота, лежащая под огнем финнов. Быстро сориентировавшись. Хохлов повел танки в атаку, и противник в панике бежал.

Рота Хохлова преследовала отступающих финнов, которые из-за внезапного нападения не успели взорвать мост и заминировать дорогу.


на Выборгском шоссе их сопротивление было уже организованным — мост через реку Линтульи-иоки взлетел на воздух буквально перед носом у танкистов, одновременно из-за реки ударили орудия и пулеметы. Хохлов отвел свои танки в лес и организовал разведку. Оказалось, что впереди сильный опорным пункт противника в монастыре Линтула. Комиссар бригады Кулик, находившийся все это время в боевых порядках 2-й танковой роты, связался с комбригом Борзиловым, который подтянул к Линтула основные силы 90 и 95-го батальонов. Утром 2 декабря разгорелся бой.

Финны оказывали упорное сопротивление. Танки, перейдя реку вброд, разбили несколько ДЗОТов, и вышли противнику в тыл, чем решили исход боя. Финны отошли к узлу сопротивления Кирка Кивенапа, их преследовал 95-й танковый батальон, в авангарде которого двигалась рота Хохлова с посаженной на танки пехотой. Машины шли в темноте, без огней с хода преодолевая встречающиеся противотанковые рвы.

У Тиртулы по батальону открыла огонь финская артиллерия. Рота Хохлова, выгрузив пехоту, открыла ответный огонь. В это время на левом фланге нанес удар 90-й танковый батальон капитана Ушакова. Части противника, не выдержав одновременного удара двух танковых батальонов, в спешке отошли. Кирка Кивенапа — сильный опорный узел сопротивления финнов, была захвачена одними танками 20-й танковой бригады в этом ночном бою. При этом было подбито 4 Т-28 90-го и 2 Т-28 95-го танковых батальонов.


9 декабря танковый взвод 91-го батальона под командованием лейтенанта Груздева (3 Т-28) был выделен для поддержки частей Карельского укрепрайона полковника Лазаренко. Взвод действовал вдоль Финского залива в направлении станции Ино. За три дня танкисты 11 раз ходили в атаку, оказав пехоте большую помощь своим артиллерийским и пулеметным огнем. 13 декабря взвод получил задачу произвести разведку. Пройдя 15 километров вперед от расположения своей пехоты, у Конгаспелто танки подошли к главной полосе укреплений «линии Маннергейма». Внезапным артиллерийским огнем машина командира взвода была подбита, но экипаж (командир В. Груздев, механик-водитель Ларченко, артиллерист Лупов, пулеметчики Волк и Лобастев, техник Коваль и радист Симонян) с места в течение 40 минут продолжат вести огонь по финским огневым точкам.
Второй танк взвод также был подбит. Машина загорелась, но хода не потеряла.

Экипаж третьей машины Т. Ковтунова. пытался помочь своим товарищам, но его танк при маневрировании подорвался на мине, а потом был расстрелян артиллерией.

17 декабря 1939 года командование бригады получило боевую задачу: поддержать наступление частей 50-го стрелкового корпуса (123 и 138-я стрелковые дивизии) при атаке укрепленных узлов Хоттинен и высоты 65,5. Начальник штаба 138-й дивизии доложил а штаб корпуса, что «впереди никакого укрепрайона нет, противник бежит». Не проверив этих сведений, командир корпуса комдив Ф. Горленко отдал приказ отменить ранее назначенную 5-ти часовую артиллерийскую подготовку и двинуть в атаку пехоту 138-й дивизии при поддержке 91-го танкового батальона. Однако наступающие уперлись в мощную укрепленную полосу обороны противника, и попали под сильный артиллерийско-пулеметно-минометный огонь.


Вследствие этого, пехота 138-й стрелковой дивизии не имевшая опыта взаимодействия с танками, была от них от сечена пулеметно-минометным огнем, понесла большие потери и в конце концов частично залегла, а частично бежала на исходные позиции. 91-й танковый батальон прорвался вглубь обороны противника за линию первых и вторых надолбов на 450-500 м, попал под сильный артогонь и, не поддержанный пехотой, отошел на исходные позиции, понеся большие потери.

Вечером того же дня командир бригады докладывал в штаб 50-го стрелкового корпуса: «После боя 17 декабря 91-й танковый батальон небоеспособен. Убито 7 человек, ранено 22, в том числе и командир батальона майор Дроздов, пропало без вести 16, в том числе и комиссар батальона Дубовский. Из 21 танка Т-28, высланного в атаку, прибыло на сборный пункт 5 машин, 2 сданы на СПАМ (сборный пункт аварийных машин — Прим. автора). Остальная матчасть требует ремонта, что и производится. 4 машины сгорели на поле боя, 1 перевернулась вверх гусеницами в противотанковом рву, 1 неизвестно где. При атаке уничтожено: ПТО — до 5 шт., ДОТ — до 3 шт. Ввиду того, что пехота не пошла и осталась за надолбами, которые севернее высоты 65,5 в 500 м, этот район нашими поисками не занят».


18 декабря 90-й танковый батальон поддерживал 138-ю стрелковую дивизию при атаке укрепрайона Хоттинен-Турта. И вновь пехота была отсечена от танков, а танки, прорвавшись вглубь обороны противника, понесли большие потери. Командир бригады докладывал об этом бое так: «Доношу, что 18 декабря в 16.30 90-й танковый батальон получил задачу атаковать Хоттинен-Турта и вступил в бой, успешно продвинувшись в глубину обороны противника до 1,5 км и выйдя к лесу севернее Турта. Танки, не имея за собой пехоты, были обстреляны артогнем ДОТ и минометами из глубины обороны противника. Передние машины 2-й роты были сожжены пехотой противника: забросаны бутылками с быстро воспламеняющимся веществом. При отходе из леса батальон понес следующие потери: 3 рота — 1 машина сгорела, 1 машина (лейтенанта Логинова), подорванная на мине, оставлена в лесу; 2 рота — сгорела машина лейтенанта Бугаева, машина лейтенанта Котова оставлена в лесу подорванная, подбита и оставлена машина командира 2-й роты старшего лейтенанта Черных. Кроме того, в результате отхода в районе противника осталась сгоревшая машина командира батальона капитана Янова. О машине командира взвода 2-й роты лейтенанта Тарарушкина сведений не имеется».

19 декабря в 12.00 была произведена новая атака 90-го танкового батальона со 138-й стрелковой дивизии на Хоттинен, а 91-го батальона со 123-й стрелковой дивизии — на высоту 65,5. На этот раз атаке предшествовала артиллерийская подготовка. Танкисты, буквально «подлезая» под свой артогонь, прошли две полосы заграждений, «оседлали» укрепленный узел и продвинулись на три километра вглубь, фактически прорвав главную полосу обороны финнов.


К 14.00 90-й танковый батальон капитана Янова ротой Т-28 и ротой тяжелых танков вышел к лесу в 1,5 км северо-восточнее Турта, пройдя на этом участке всю линию укреплений и фактически выполнив задачу по прорыву укрепрайона. Две другие роты батальона в это время вели бой в глубине обороны, обстреливая ДОТы и прикрывая пехоту, а 95-й танковый батальон начал атаку с фронта.

Когда же танкисты потребовали от пехоты 138-й стрелковой дивизии броска вперед для занятия ДОТов, финны открыли минометный огонь и пехота в панике отступила.

Причем финны были настолько деморализованы, что даже практически не вели по пехоте пулеметного огня. Однако, почувствовав что танки действуют одни, они, подтянув противотанковые орудия, начали их расстреливать с флангов и тыла, а финская пехота бутылками с бензином стала поджигать подбитые танки. К 17.00 по приказу командира бригады остатки батальона отошли на исходные позиции, понеся большие потери в матчасти и личном составе. В этом бою погиб и командир батальона капитан Янов. Атака 91-го танкового батальона также захлебнулась из-за пассивности своей пехоты. Всего за этот день бригада потеряла 29 Т-28.

20 декабря 1939 года 20-ю тяжелую танковую бригаду вывели в тыл, где до 1 февраля 1940 года занималась ремонтом матчасти, пополнением личным составом и боевой подготовкой.


В период с 1 по 10 февраля 1940 года танки Т-28 действовали в составе блокировочных групп по уничтожению финских ДОТов, а также производили разведку боем, особенно активно действуя на участке Хоттиненского укрепрайона.

Здесь батальоны 20 и 35-й танковых бригад, поддерживая части 100-й стрелковой дивизии, продвинулись вперед, уничтожив часть ДОТов и выявив всю систему финских укреплений. Несмотря на большие потери (только 20-я бригада потеряла здесь 59 танков), главным результатом было то, что атаки в районе Хоттинен вынудили финское командование перебросить сюда войска с других участков, что способствовало прорыву главной полосы обороны финнов в районе высоты 65,5.

Основной формой использования танков Т-28 в этот период являлось тесное взаимодействий с пехотой, артиллерией и саперами в борьбе за передний край и в тактической глубине обороны противника. Кроме того, одной из важнейших задач решаемых танками, было их действие в составе блокировочных (штурмовых) групп по захвату и уничтожению ДОТов. Как правило, в состав такой группы включаюсь три пушечных и два огнеметных танка, взвод саперов, до роты пехоты, два-три пулемета и одно-два орудия. Чаше всего работа проводилась ночью или в снегопад. Взрывчатое вещество — а для подрыва ДОТ его требовалось от 1000 до 3000 кг — подвозилось танками на бронесанях Соколова. Пушечные танки огнем по амбразурам и прилегающим к ДОТ траншеям обеспечивали подход огнеметных танков, которые заливали амбразуры и двери ДОТ огнесмесью и зажигали ее. В это время саперы вели работу по подрыву, а пехота прикрывала сапер от атак финнов.


В первое время действия штурмовых групп были неудачными, так как атаке подвергался отдельно взятый ДОТ и танки расстреливались из соседних огневых точек. В последующем, когда атаковали сразу 3-4 близлежащих ДОТа, действия блокировочных групп были более успешными. Особенно удачно действовали они в полосе 39 и 20-й танковых бригад.

11 февраля 1940 года 91-й танковые батальон капитана Яковлева, поддерживая части 123-й стрелковой дивизии, после полуторачасовой артподготовки, начал штурм высоты 65,5. Особенно успешно действовала головная рота батальона под командованием старшего лейтенанта Хараборкина, приданная стрелковому батальону капитана Сороки.

К моменту окончания артиллерийской подготовки рота Хараборкина подошла к первым надолбам и по проходам, проделанным саперами, преодолела их. Затем с ходу была преодолена вторая линия надолбов, в которой не было проходов. Причем некоторые машины расстреливали надолбы из танковых пушек, а другие, включая танк Хараборкина, прошли по верхам надолб, за которыми оказался противотанковый ров. При помощи фашин, лежавших на броне, танкисты сделали два прохода через ров и прошли по ним. Затем, развернувшись, танки завязали бой с ДОТами, сдерживавшими наступление пехоты. Танк командира роты оказался позади одного из ДОТов. Тремя бронебойными снарядами экипаж разбил его бронедвери и заставил ДОТ замолчать. Пользуясь поддержкой танков, пехота батальона Сороки перебралась через ров и пошла на штурм. К вечеру 11 февраля высота 65.5 была взята. Рота Хараборкина потеряла в этом бою 4 Т-28.


На следующий день, 12 февраля, комбриг Борзилов перебросил в район высоты 65,5 95-й танковый батальон, с помощью которого прорыв расширили и углубили, и к вечеру 13 февраля 1940 года на этом участке главная оборонительная полоса «линии Маннергейма» была полностью прорвана.

16 февраля 20-я тяжелая танковая бригада вошла в состав подвижной группы комбрига Борзилова (20 и 1-я танковые бригады и два стрелковых батальона), выполняя задачу по разгрому финских войск в районе Вийпура, отрезая им пути отхода с юго-восточной части перешейка. 17 февраля группа подошла к Кямаря, а с 18-го начала наступление на двух направлениях — 1-я танковая бригада на Пиен-Перо, а 20-я танковая бригада на Хонкониеми. Встретив сильное сопротивление финнов, группа, неся большие потери, вела бои до 20 февраля. После этого 1-ю танковую бригаду вывели в резерв, а 20-я бригада продолжала действовать в районе Хонкониеми совместно со 123-й стрелковой дивизией.

20-27 февраля бригада вела бои за овладение станцией Хонкониеми и населенными пунктами Кусисто, Юкола.

29 февраля бригада завязала бои за станцию Перо. Финны пытались контратаковать пехотой при поддержке имевшихся у них двух танков «Виккерс», но безуспешно. «Виккерсы» вышли на позиции 91-го танкового батальона, где и были подбиты. В журнале боевых действий 91-го батальона 20-й танковой бригады этому эпизоду отведена всего одна строчка: «Во время атаки станции Перо в одном километре северо-западнее Вяракоски с хода были расстреляны два танка «Виккерс». По финским данным, в этом бою из восьми танкистов погибло трое и один был ранен. Вечером того же дня станция Перо была взята.


1 марта 91-й танковый батальон овладел районом Пероинсункюля и высотой 30,6, захватив там батарею 76,2-мм орудий, радиостанцию, более 100 лошадей и разгромив штаб пехотной дивизии.

Во время боевых действии па Карельском перешейке танки Т-28 использовались как раз для того, для чего их и создавали — для поддержки войск при прорыве сильно укрепленных позиции противника. Несмотря на то, что эти машины создавались по требованиям начала 1930-х годов, они показали себя с самой лучшей стороны. Т-28 превосходили все остальные танки по проходимости — на второй передаче они свободно передвигались по снегу глубиной 80-90 см, лучше преодолевали рвы, эскарпы и другие препятствия.

Однако, несмотря на более толстую броню (по сравнению с Т-26 и БТ), первые же бои показали, что Т-28, уязвимы для огня имевшихся на вооружении финской армии 37-мм противотанковых пушек шведской фирмы «Бофорс».

Бои в Финляндии показали, что Т-28 является надежной и ремонтопригодной машиной, несмотря на суровые географические и климатические условия эксплуатации, артиллерийские обстрелы и минные поля. Об этом можно судить по следующим цифрам.

К началу войны (30 ноября 1939 года) в 20-й танковой бригаде имелось 105 Т-28. В ходе боевых действий на пополнение прибыло с Кировского завода 67 новых танков выпуска 1939-1940 годов, таким образом, общее количество Т-28, участвовавших в советско-финляндской войне составляет 172 машины.
Из 482 потерянных танков, в ходе боев было восстановлено 386, что составит 80% потерь. Кроме того, каждый участвовавший в войне Т-28 восстанавливался как минимум, дважды (по документам, некоторые машины ремонтировались в ходе боев до 5 раз) и снова шел в бой. Из общего числа потерь безвозвратные составили всего 32 танка Т-28 — 30 сгоревших и 2 машины захваченных финнами — то есть всего около 7%.

Такое положение дел объясняется не только успешной работой ремонтно-восстановительного батальона бригады, но и близостью Кировского завода, выпускавшего Т-28. Завод в течение всей воины бесперебойно снабжал танкистов необходимым количеством запасных частей, а также выделил в помощь ремонтникам бригады группу опытных рабочих с необходимым оборудованием.

С началом формирования в Красной Армии механизированных корпусов летом 1940 года и переходом автобронетанковых войск на новую организацию, все танковые бригады постепенно расформировывались, а их кадры и материальная часть поступали на укомплектование новоформируемых танковых дивизий. Не были исключением и тяжелые танковые бригады.

Так, на базе 20-й Краснознаменной тяжелой танковой бригады сформировали 1-ю Краснознаменную танковую дивизию 1 -го механизированного корпуса. Кроме того, часть танков Т-28 20-й бригады передали в состав 3-й танковой дивизии того же мехкорпуса. Танки 10-й тяжелой танковой бригады поступили на вооружение 8-й танковой дивизии 4-го мехкорпуса и 10-й танковой дивизии 15-го мехкорпуса, а часть боевых машин 21-й тяжелой танковой бригады — 5-й танковой дивизии

3-го мехкорпуса. Правда, к началу войны довольно большое количество Т-28 требовало ремонта, а так как производство запасных частей к ним было прекращено в июне 1940 года, а запас ранее выпушенных почти полностью истощился, ремонтировать танки было нечем. Например, в докладе о ходе формирования 5-й танковой дивизии, датированном 4 августа 1940 года сказано: «Средних танков Т-28 прибыло с 26-м батальоном 21-й танковой бригады 30 штук, из них 23 требуют среднего ремонта. Запасных частей к ним совершенно нет».

Здесь следует дать некоторые пояснения. Дело в том, что количественный и качественный учет бронетанковой техники велся по специальной форме №151 в соответствии с приказом Народного комиссара обороны (НКО) СССР №15 от 10 января 1940 года, вводившим в действие с 1 апреля 1940 года «Наставление по учету и отчетности в Красной Армии». Согласно этому наставлению предусматривалось деление всего имущества по качественному состоянию на следующие категории:

1-я категория — новое, не бывшее в эксплуатации, отвечающее требованиям технических условий и вполне годное к использованию по прямому назначению.
2-я категория — бывшее (находящееся) в эксплуатации, вполне исправное и годное к использованию по прямому назначению. Сюда же относится имущество, требующее войскового ремонта.
3-я категория — требующее ремонта в окружных мастерских (средний ремонт).
4-я категория — требующее ремонта в центральных мастерских и на заводах (капитальный ремонт). Танки, уже отправленные на заводы и рембазы, из списков частей не исключались, а показывались в этой графе знаменателем
5-я категория — негодное (в сводную ведомость по форме №151 не включались).
Таким образом, боеспособными вроде бы можно считать 292 танка Т-28 однако неизвестно сколько из них требовали войскового ремонта — замены катков, траков, аккумуляторов и т.п. А учитывая хроническое отсутствие запасных частей к Т-28 не будет преувеличением считать полностью исправными и боеготовыми примерно 170-200 машин.

Первыми вступили в бой танки Т-28 5-й танковой дивизии, расположенной в Алитусе Части дивизии еще 19 июня были выведены из военного городка и заняли оборону на восточной окраине города на правом берегу реки Неман. Поэтому, когда в 4.20 22 июня 1941 года немецкая авиация стала бомбить парки дивизии, там уже никого не было. Когда танки и пехота 39-го моторизованного корпуса немцев стали переправляться через Неман по двум мостам, их встретил огнем артиллерии и контратаки советских танков. В документах о боевых действиях дивизии танкам Т-28 дается следующая оценка:

«К началу боевых действий 27 танков Т-28 были небоеспособны вследствие изношенности. Во время боя за мосты геройски действовал личный состав 1-го батальона 9-го танкового полка. Он имел 24 танка Т-28 и с места артогнем поддерживал наступление 2-го батальона. Движение противника через северный мост было приостановлено…

Только в 7.00 23 июня, при появлении новых частей противника и вследствие нехватки боеприпасов, части 5-й танковой дивизии отошли в направлении Дауги-Вильно. За день боя 9-й танковый полк потерял из 24 Т-28 на поле боя 16, остальные вышли из строя и были подорваны экипажами».

fishki.net


Т-28

Т 28 танкВ июле 1929 года советское правительство утвердило первую програ мму оснащения Красной Армии бронетанковой техникой, в соответствии с которой штаб РККА разработал «Систему танко-, тракторно-, авто-, броневооружения РККА». Этой системой предусматривалось иметь на вооружении Красной Армии боевые бронированные машины различного назначения. Для качественного усиления общевойсковых соединений при прорыве сильно укрепленных оборонительных полос предназначались средний танк Т-28 и тяжелый Т-35, прототипами которых, без сомнения, являлись английские А1 «Индепендент» и 16-тонный А6.

К проектированию трехбашенного среднего танка приступил в 1931 году конструкторский коллектив Опытного конструкторского механического отдела (ОКМО) Машиностроительного завода № 174 им. Ворошилова в Ленинграде. Ведущим конструктором проекта был талантливый инженер Н. В. Цейц. В конце года изготовили опытный образец. Осенью 1932 года освоение серийного производства танка Т-28 было поручено заводу «Красный путиловец» (с 1934 года — «Кировский завод») в связи с загруженностью завода № 174 програ ммой производства легких танков Т-26. Первое знакомство путиловцев с проектом состоялось 30 октября 1932 года; вскоре на завод поступил и первый опытный образец.

В средней (главной) башне опытного Т-28 была установлена 45-мм пушка и пулемет ДТ в шаровой установке; в двух малых башнях — еще два ДТ. Новый танк во многом отличался от иностранных аналогов, в частности, применением различных технических новшеств. Так, для поворота массивной главной башни использовался электропривод, а для удобства работы экипажа в башне устанавливался подвесной полик. Своеобразная конструкция ходовой части танка, весившего 18 тонн, придавала ему необходимую плавность хода и обеспечивала преодоление довольно сложных препятствий. Однако при первом же испытании опытных образцов выявилось большое количество недоработок как в ходовой части, так и в силовой установке. Устранять их предстояло уже на заводе.

Т 28 танк
Для обслуживания серийного производства при техническом отделе заводоуправления была создана специальная конструкторская группа, преобразованная в 1934 году в специальное конструкторское бюро СКБ-2, которое возглавил О. М. Иванов. Первым же начальником бюро по танку Т-28 был Н. Ф. Комарчев, которого в 1933 году сменил А. Г. Ефимов. Для оказания помощи при организации серийного производства на «Красный путиловец» был направлен начальник ОКМО Н. В. Барыков. К 1 мая 1933 года завод выпустил первые 12 танков, 10 из которых приняли участие в первомайском параде на Красной площади. 11 августа 1933 года танк Т-28 был принят на вооружение РККА. На этот год запланировали выпуск 25 машин, а на 1934 год — 50.

Серийный Т-28 существенно отличался от опытных образцов.

Новой формы корпус танка сваривался из катаных броневых листов толщиной 20-30 мм и делился на четыре отделения: управления, боевое, силовое и силовой передачи. Два вертикальных листа образовывали кабину механика-водителя, для входа и выхода которого в ней имелась откидная крышка. Кормовую часть корпуса прикрывал броневой колпак воздухопритоков к вентилятору.

76,2-мм пушка КТ-28 («кировская танковая») образца 1927-1932 годов с длиной ствола в 16,5 калибров и начальной скоростью снаряда 381 м/с размещалась в главной башне. Справа от пушки и в нише башни устанавливались пулеметы ДТ. Прицельные приспособления пушки: танковый перископ образца 1932 года и телескопический прицел образца 1930 года. Механизм поворота башни имел электрический и ручной приводы. Подъемный механизм — секторного типа, ручной. В малых башнях устанавливались пулеметы ДТ. Главная башня имела круговой сектор обстрела, каждая малая — 165°. Характерной особенностью размещения боеприпасов было применение вращающейся боеукладки. Две «вертушки» емкостью по 12 снарядов в каждой располагались под правым (командирским) и левым (наводчика) сиденьями главной башни. По обе стороны механика-водителя на правом и левом бортах машины находилось по одному вращающемуся барабану, в каждом из которых было уложено 40 магазинов к пулеметам.

На танке устанавливался 12-цилинд-ровый V-образный карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения М-17-Л. Трансмиссия состояла из главного фрикциона сухого трения, пятискоростной коробки передач (имевшей блокировочное устройство, предотвращавшее переключение передач при не выключенном главном фрикционе), бортовых фрикционов и двухрядных бортовых передач.
Т 28 танкПодвеска танка применительно к одному борту состояла из двух тележек, подвешенных к корпусу в двух точках. В каждую тележку входили три каретки, соединенные между собой рычагами, а каждая каретка, в свою очередь, состояла из двух пар катков, связанных попарно балансиром. Все каретки были подрессорены цилиндрическими спиральными пружинами.
Гусеничные ленты — мелкозвенчатые, цевочного зацепления со 121 траком. Зубчатые венцы ведущих колес выполнялись съемными.

В броневых ящиках по обоим бортам корпуса устанавливались приборы дымопуска ТДП-3, для управления которыми в бортах корпуса имелись круглые отверстия.
Радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной, обеспечивавшая связь только на остановках, устанавливалась на командирских танках, у которых вследствие этого отсутствовал кормовой пулемет. Для внутренней связи имелся танкофон на 6 человек и радиоприбор «Сафар».

В мае 1937 года начальника СКБ-2 О. М. Иванова, арестованного, а затем расстрелянного, сменил на его посту 29-летний Ж. Я. Котин, протеже Ворошилова, женатый на воспитаннице наркома обороны. Вся дальнейшая работа по обеспечению серийного выпуска и усовершенствованию танка Т-28 проводилась под его руководством.

Танк Т-28 выпускался с 1933 по 1940 год, причем в течение всего этого периода в его конструкцию было внесено более 600 различных изменений и усовершенствований, которые позволили повысить прочность узлов и агрегатов и надежность работы машины в целом. В процессе производства общий башенный люк для посадки экипажа был заменен на два, причем люк наводчика оборудован зенитной турелью П-40 для пулемета ДТ, напряжение электромотора для вращения главной башни повысили с 12В-до 24В, перестал устанавливаться радиоприбор для внутренней связи «Сафар»; были внесены многочисленные изменения в трансмиссию, двигатель, элементы ходовой части. С 1938 года на танк начали устанавливать 76,2-мм пушку Л-10 с длиной ствола в 26 калибров и начальной скоростью снаряда 555 м/с, обладавшую значительно большей мощностью, чем КТ-28. Танки Т-28 вместе с Т-35 поступали на вооружение отдельных танковых полков РГК, которые в декабре 1935 года были развернуты в отдельные тяжелые танковые бригады. В каждой бригаде насчитывалось пятьдесят четыре машины Т-28. К концу 1938 года в составе автобронетанковых войск РККА имелись четыре тяжелые танковые бригады. Две из них — 10-я и 20-я приняли участие в боевых действиях на Карельском перешейке вовремя советско-финской войны 1939 — 1940 годов. На основании опыта этих боев и довольно высоких потерь от финской противотанковой артиллерии танки Т-28 начали оборудовать броневыми экранами. Толщина лобовой брони корпуса и башни была увеличена за счет этого до 50-80 мм, а бортовой и кормовой — до 40 мм, при этом масса танка возросла до 32 тонн, что отрицательно сказалось на его подвижности. Этот вариант получил обозначение Т-28Э (экранированный).

Одной из характерных особенностей танкостроения 30-х годов являлась большая работа, проводившаяся по созданию колесно-гусеничных танков. Применение колесно-гусеничного движителя значительно усложняло силовую передачу и ходовую часть танков. Тем не менее, по ряду причин были построены не только различные образцы легких колесно-гусеничных танков, но и средний танк Т-29 с колесно-гусеничным движителем.
Т 28 танк
Все образцы вновь созданных колесно-гусеничных танков отличались большой оригинальностью конструкций. В отличие от танков БТ у них при движении на колесном ходу было несколько пар ведущих колес, что улучшало их проходимость. Такой колесно-гусеничный движитель был, например, на среднем танке Т-29 — колесно-гусеничном варианте танка Т-28. Хотя по вооружению и броневой защите этот танк не имел существенных отличий от танка Т-28, но зато при движении на гусеницах он развивал максимальную скорость до 54 км/час, а на колесном ходу — до 80 км/час. Боевой вес танка Т-29 был около 24 т. Если принять во внимание вес танка, калибр артиллерийского вооружения и скорость движения на гусеницах, то нельзя не признать созданный в 1936 г. танк Т-29 как одну из важных ступеней на пути в поисках нового типа среднего танка, который завершился в конечном итоге созданием прославленного танка Т-34.

С 1939 года, по приказу К.Е. Ворошилова, на всех танках стала обязательной установка кормового пулемета. На машинах, выпущенных после 1938 года, устанавливалась радиостанция 71-ТК-3, имевшая не поручневую, а штыревую антенну. Наконец, в 1940 году была выпущена партия танков (по разным данным до 12 машин) с коническими главными башнями, аналогичными башням танка Т-35 последней серии. Следует отметить, что вообще была достигнута высокая степень унификации с танком Т-35, в частности, идентичными были цилиндрическая главная башня и пулеметные башенки.

На базе танка Т-28 был создан мостовой танк ИТ-28. Часть машин оборудовалась противоминным Катковым тралом нажимного действия, который обеспечивал траление двух полос шириной 0,5 м каждая. База Т-28 использовалась и для создания опытной самоходной зенитной установки СУ-8 с 76-мм зенитной пушкой. Ряд агрегатов танка применялся в тяжелых САУ серии СУ-14.

В 1940 году производство Т-28 было прекращено. Дальнейшее увеличение толщины броневых листов заводило многобашенную компоновку в тупик — возрастали масса и габариты танка. Вместе с тем количество и расположение башен у Т-28 можно считать оптимальным. Три башни, размещенные в два яруса, при независимом их управлении обеспечивали эффективное сопровождение пехоты массированным огнем.

На всех средних танках Т-28 устанавливались радиостанции 71-ТК-1 или 71-ТК-З.
По состоянию на 1 января 1941 года в РККА находилось 411 танков Т-28 различных модификаций.
Всего за время серийного производства промышленностью было выпущено 523 танка.
Танки Т-28 поступали на вооружение отдельных танковых полков РГК, которые в декабре 1935 года были развернуты в отдельные тяжелые танковые бригады. В бригаде насчитывалось 54 танка. Две бригады — 10-я и 20-я, на вооружении которых находились танки Т-28, принимали участие в боевых действиях на Карельском перешейке во время войны с Финляндией в 1939-1940 гг. К 1941 году танки Т-28 с точки зрения конструкторской мысли уже морально устарели, хотя по вооружению превосходили все немецкие танки того времени, а по броневой защите уступали только танку PzKpfw IV. Они принимали участие в боевых действиях в начальный период Великой Отечественной войны и почти все были потеряны в первые месяцы сражений. Уцелевшие машины принимали участие в отдельных боях вплоть до 1944 года. Колесно-гусеничные танки Т-29 также участвовали в боевых действиях в начальный период войны.Т 28 танк

ТТХ Т-28
Боевая масса, т 27,8
Экипаж, чел. б
Длина, мм 7440
Ширина, мм 2805
Высота, мм 2820
Клиренс, мм 560
Удельное давление на грунт, кг/см2 0,72
Скорость (по шоссе), км/ч: 45
Скорость (по рокаде), км/ч: 20
Запас хода (по рокаде), км 220
Подъем, град. 45
Крен, град. 30
Ширина рва, м 3,5
Высота стенки, м 1,0
Глубина брода, м 1,0
 

Комментарии

Т 28 танк Т 28 танк

1  2  3  4 

1  2  3  4 

Т 28 танк RSS лента комментариев этой записи
Т 28 танк Обновить список комментариев

vspomniv.ru

  Советский средний танк Т-28. Советские танки времен Второй мировой войны.

Советский средний танк Т-28. Советские танки времен Второй мировой войны.

Отличаясь скоростью и маневренностью, наши машины показывали очевидное превосходство над танками врага. Нацистская Германия послала в Испанию свои легкие танки Pz.l и Pz.ll, фашистская Италия — танкетки CV3/35, Советский Союз отправил 362 танка (в других источниках — 347) БТ-5 и Т-26.

Как отечественные, так и танки противника несли большие потери от огня 25-, 37-, 40-мм полевых противотанковых пушек и пехотных крупнокалиберных пулеметов. Таким образом, стало очевидным, что танки нуждаются в противоснарядной защите; бензиновый двигатель оказался слишком опасным в пожарном отношении, что требовало его замены. Колесно-гусеничный движитель себя не оправдал, поскольку при движении вне дорог и потере гусеницы ведущие катки зарывались в грунт и пробуксовывали. Приходилось прибегать к помощи буксира.
После событий в Испании многие танкисты считали необходимым создать более совершенную машину, хотя единого мнения, должна ли она быть колесно-гусеничной или гусеничной, не было. Конечно, последние отличались большой скоростью, «прыгали» через реки, рвы, разрушенные мосты, что являлось весьма эффектным зрелищем и нравилось танкистам. Однако в качестве положительного момента можно отметить не головокружительные броски, а разработку новых методов конструирования и расчета элементов подвески, сделанную преподавателем Академии механизации и моторизации РКК Н.И. Груздевым (впоследствии профессором).

Работы по созданию танка с противоснарядным бронированием проводились в 1936 г. Прежде всего коренным образом была пересмотрена технология установки толстых броневых листов. Вместо болтов и заклепок, применявшихся ранее, начали применять сварку и литье деталей защиты. Броневой корпус стал несущей конструкцией, воспринимающей все нагрузки, связанные со стрельбой, преодолением внешних препятствий, ударами снарядов, а также воздействием системы подвески ходовой части танка.

В 1931 г. на ленинградском машиностроительном заводе «Большевик» началось проектирование нового танка. К тому времени военные специалисты пришли к выводу. что средний танк должен быть более мощным по вооружению и способным вести огонь по нескольким целям. С учетом новых требований коллективу инженеров-конструкторов пришлось применить весь накопленный опыт и знания при проектировании этой сложной для того времени машины.

Трудно представить, но к концу года, несмотря на сложность стоящих задач, опытный образец танка вышел из цеха на заводские испытания.

Внешне машина отличалась своими габаритами и расположением вооружения. Привлекала внимание ходовая часть с многочисленными опорными и поддерживающими катками. В главной башне разметалась 45-мм танковая пушка и отдельно в шаровой установке — пулемет ДТ. В двух малых башнях были установлены еще два пулемета ДТ, Все башни имели цилиндрическую форму. Броневые листы корпуса и башен в основном соединялись клепкой. Масса этого образца танка составляла 18 т. В качестве силовой установки использовался авиационный двигатель мощностью 500 л.с. Первые испытания выявили ряд недостатков по всем основным элементам конструкции танка.

После внесения изменений проектная документация и опытный образец поступают для серийного производства, но уже не на «Большевик», загруженный программой выпуска танков Т-26, а на завод «Красный путиповец» { вскоре оба завода будут переименованы, один — в завод им. К.Е. Ворошилова, другой — в Кировский завод). При заводоуправлении создается специальная группа конструкторов для ведения работ по серийному производству, преобразованная вскоре в СКБ-2.

Работа над танком и в СКБ, и в сборочном цехе завода началась в конце 1932 г.. а к 25 февраля 1933 г. были изготовлены первые 8 бронекорпусов и началась сборка первых четырех танков. После заводских и полигонных испытаний 11 августа 1933 г. танк под индексом Т-28 был принят на вооружение бронетанковых войск Красной Армии.

Корпус танка сваривался из катаных броневых листов и был разделен на четыре отделения: управления, боевое, силовое и силовой передачи И Передняя часть корпуса была скошена для увеличения обзора механика-водителя. Чтобы придать необходимую прочность корпусу, на стыки лобовых пистон лриваривались угольники. К переднему наклонному листу крепились сваркой вертикальные листы кабины механика-водителя. Спереди кабина закрывалась откидной дверкой, в которой имелся откидной щиток с узкой прорезью, прикрытой триплексом, над дверкой — откидная крышка для посадки механика-водителя.

Силовое отделение имело съемный лист с откидной частью для доступа к двигателю. В середине крыши корпуса, над двигателем, установлен колпак воздухозаборника, по бокам слева и справа — жалюзи для доступа охлаждающего воздуха к радиаторам. За жалюзи крепился глушитель. Кормовой наклонный лист имел откидной капот с жалюзи, обеспечивающий доступ к гидромеханической трансмиссии и диффузору вентилятора. Силовое отделение от боевого отгорожено перегородкой с квадратным отверстием для доступа к двигателю. В отделении гидромеханической трансмиссии, справа и слева располагались ниши для двух бензобаков по 330 л каждый.

С 1936 г. детали бронекорпуса и башни соединялись только сваркой. Главная башня — сварная, по сравнению с первым образцом приобрела развитую кормовую нишу, в задней стенке которой, в шаровой опоре, размещался пулемет ( на ранних выпусках — вертикальная щель для установки пулемета ДТ, закрытая заслонкой). Впереди башни расположено пушка, справа от пушки, в шаровой опоре — еще один пулемет ДТ. Крыша башни имело два люка: слева — круглый, справа — прямоугольный (на машинах первых выпусков — один общий люк). Впереди люков установлены два перископических прибора, закрытых бронеколпаками, бронестакан вывода радиоантенного провода, а также командирская панорама. На правой и левой стенках башни имелись круглые отверстия с задвижками для стрельбы из личного оружия, а над ними — смотровые щели с триплексами. Внутри к погону башни на четырех стойках крепился подвесной полик, прикрытый сверху резиновым рифленым листом. Механизм поворота башни, как и на опытных образцах, осуществлялся как ручным, так и электроприводом, что являлось новинкой для того времени. Подъемный механизм башни — ручной.

Танки всех серий были оснащены 4-тактным. 12-цилиндровым авиацион ным двигателем М-17Л. Механическая силовая передача состояла из главного фрикциона, пятискорост-ной коробки передач, бортовых фрикционов и двухрядных бортовых передач. Коробка передач имела блокировочное устрой— ство, предотвращающее переключение передач при нее ы ключей ном главном фрикционе. Тормоза — ленточные.

На командирских танках устанавливалась радиостанция с поручневой антенной на башнях. В дальнейшем поручневые антенны были заменены штыревыми. До 1935 г. машины оснащались радиостанциями 7I-TK-1, затем они были заменены более массовыми 71-ТК-З. Для внутренней связи использовался танкофон на 6 человек.

При возникновении пожара использовался баллон с четыреххлористым углеродом емкостью 3 л, установленный на стенке под правым радиатором. Кнопка включения для тушения находилась у водителя. Кроме того, имелось еще два ручных баллона. Над надгусеничными полками, по бокам корпуса установлены два бронеящика с приборами дымопуска ТДП-3 01.

Экипаж состоял из б человек: механика-водителя, двух пулеметчиков в боковых башнях, командира, наводчика и заряжающего в главной башне.
За восемь лет выпуска танк неоднократно модернизировался. Первоначально установленная пушка КТ-28 заменена в 1938 г. пушкой Л-10. На люке командира при очередной модернизации стали монтировать турельную установку с пулеметом ДТ, снабженную зенитным коллиматорным прицелом. С 1939 г. увеличили толщину лобовой брони корпуса и башни до 50—80 мм, а бортовой и кормовой — до 40 мм. Танк получил индекс Т-28Э (экранированный). Масса его увеличилась до 32 т. Главные башни танков последней серии имели коническую форму.

В процессе эксплуатации в войсках стали выявляться недостатки НИ. Несмотря на отмеченную танкистами для такой машины плавность хода, быстро выходили из строя детали подвески. Для ее усиления в КБ изменили ходовую часть путем замены существующей конструкции на конструкцию подвески тяжелого ганка Т-35. На одном из серийных танков была испытана торсионная подвеска с уменьшенным до 6 количеством опорных катков. Тор-сионы закреплялись под днищем танка. Но в серию ни одно из разработок не пошла. Выходили из строя и шестерни бортовых передач. Выявились недостатки в системах силовой установки трансмиссии и др. Причины устраняли, а их появление объяснялось низким уровнем агрегатной базы, технологии производства и недостаточной подготовкой танковых экипажей.

Последний танк вышел из цеха в 1940 г. Всего выпущено 503 танка, по некоторым источникам — до 523 машин. На базе Т-28 создавались и специальные машины. В 1940 г. спроектировали мостовой танк ИТ-28. Вместо башни установили бронерубку. сверху которой смонтировали двухколейный мост длиной 13.3 м, шириной 3.35 м. В лобовом листе рубки разместили два пулемета ДТ в шаровых опорах. Прочность металлоконструкции моста позволила пропускать технику массой до 50 т. Скорость движения по проселочной дороге достигала 14 км/ч. Масса танка с мостом 29 т.

В 1939 г. было разработано навесное противоминное устройство с колейным катковым тралом нажимного действия. Скорость траления достигала 10—12 км/ч. Длина танка с трапом составила 8160 мм. ширина — 3216 мм, масса трала 2110 кг. Ширина следа колес одной каретки катков — 600 мм.

На базе танка Т-28 были разработаны проекты различных артиллерийских систем. В 1932 г. в КБ Артиллерийской академии разработали проекты установки на шасси танка 152-мм мортиры и 67-мм зенитной пушки. Мортира предназначалась для береговой обороны. Существенная ее особенность заключалась в возможности кругового обстрела. Для этого корпус опускался на землю, а гусеница поднималась, и вся установка с морской пушкой Б-10 опиралась на специальный поддон с роликовым погоном и вращалась с помощью двигателя танка. Масса установки около 50 т. скорость по шоссе — до 20 км/ч. экипаж — 6 человек, броня oт 8 до 20 мм. Перевод в боевое положение занимал около 2— 3 минут.

Самоходная 76-мм зенитная пушка была установлена но шасси танка весило 19 т. Она представляла собой открытую площадку. борта которой откидывались при стрельбе, что позволяло увеличить площадь для работы орудийного расчета. А для разгрузки рессор предусматривались раздвижные упоры. В лобовом листе корпуса площадки устанавливался пулемет ДТ. Орудийный расчет — 6 человек. Боекомплект пушки — 106 выстрелов. Установка получила индекс СУ-8.

В 1940 г. проходила испытания новая длинноствольная 85-мм танковая пушка Ф-39. установленная на танке Т-28.
Для своего времени Т-28 был машиной достаточно совершенной и по праву считался сильнейшим средним танком в мире 8,М.

Подвеска танка — блокированная. На борту устанавливались шесть тележек, каждая из которых состояла из двух сдвоенных опорных катков. Три тележки составляли блокированный узел. Рессорой являлись цилиндрические спиральные пружины ( на первых сериях рессора — листовая). Всего сдвоенных опорных катков на борт — двенадцать, поддерживающих — четыре. Ведущие колеса расположены сзади, зубчатые венцы — съемные. Направляющее колесо, опорные и поддерживающие катки обрезинены. Натяжное устройство — винтовое, с кривошипом. Гусеница мелкозвенчатая, цевочного зацепления. Узлы подвески и ходовой части закрыты фальшбортом.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Т-28

Тактико-технические возможности танка проявились в реальных боевых действиях на Карельском перешейке в советско-финляндской войне 1939—1940 гг. войскам, особенно танковым, пришлось воевать в условиях труднодоступной местности, изобиловавшей большим количеством болот, рек и лесов, при глубоком снежком покрове и морозах, доходивших до 45—50 °.

Глубина обороны линии Маннергейма достигала на перешейке 90 км. Противотанковые заграждения и препятствия затрудняли проведение решительных танковых атак, и Т-28 использовали для перевозки пехоты на броне и санях-волокушах под огнем противника к переднему краю, а также для стрельбы прямой наводкой по амбразурам финских дотов и дзотов. По своим габаритам Т-28 представлял собой довольно крупную мишень для финских артиллеристов и его 30-мм броня не выдерживала их огня, что являлось причиной ощутимых потерь. Одна из двух бригад, имевшая в своем составе в начале боевых действий 145 танков Т-28, в ходе боев потеряла 96 машин.

Пришлось усиливать бронезащиту путем установки дополнительных листов-экранов, в результате чего появился танк Т-28Э (экранированный).
На 1 января 1941 г. в приграничных военных округах механизированные корпуса насчитывали примерно 1411 танков Т-28 всех годов выпуска. К этому времени он считался морально и физически устаревшим. Отжила сама концепция многобашенной компоновки, но по вооружению Т-28 все же превосходил средние немецкие танки Pz.KpfwIII и Pz.Kpfw IV. Пушка Л-10. как и КТ-28. установленная на первой серии машин, поражала танки вермахта на недосягаемых для их орудий расстояниях.

Втянувшиеся в кровопролитные бои 1941 г. мехкорпуса и танковые дивизии несли потери. Большинство из них располагали танками различных типов и конструкций, что сказывалось на маневренности и подвижности соединений и частей. Разнотипность затрудняла снабжение боеприпасами и горючим. Не хватало средств связи и автотранспорта. Танковые экипажи в некоторых случаях комплектовались личным составом весеннего призыва, не успевшим приобрести навыки вождения и стрельбы из танковых орудий и пулеметов.

Мало уцелело Т-28 в первых приграничных боях. Оставшиеся продолжали воевать. На Ленинградском фронте их можно было встретить и в 1943 г. В зимних боях под Москвой в 1941 —1942 гг. в районе Кубинки около десятка неисправных Т-28 были зарыты в землю и использовались как неподвижные огневые точки. До сегодняшнего дня сохранился один танк Т-28 с пушкой КТ-28. Находится он в Москве в Центральном музее Вооруженных сил. В Финляндии, в танковом музее находится г. Пароле, в еще один Т-28, только экранированный. с пушкой Л-К).

Рождение танка Т-28

Производство танков Т-28

________________________________________________________________

Источник данных: автор Архипова М.А. «Полная энциклопедия танков и бронетехники СССР»

 

ww2history.ru

УСТРОЙСТВО ТАНКА Т-28

УСТРОЙСТВО ТАНКА Т-28

КОРПУС ТАНКА. За всё время серийного производства танки Т-28 имели корпуса двух типов: сварные (из гомогенной брони) и клёпано-сварные (из цементованной брони). С начала серийного производства и до конца 1936 года корпуса были сварными, с конца 1936-го до начала 1938 года в производство пошли клёпано-сварные корпуса. В течение 1938 года выпускались танки с корпусами обоих типов, а все машины изготовления 1939–1940 годов имели клёпано-сварные корпуса.

Корпус представлял собой коробку, собранную из катаных броневых листов. Для увеличения жёсткости стыки верхнего переднего наклонного, лобового вертикального и переднего листа днища прикрывались дополнительными угольниками. Сверху к переднему наклонному листу приваривались стенки верхней части кабины механики-водителя. Спереди кабина закрывалась дверкой с откидным щитком. Щиток имел смотровую щель, прикрытую триплексом. Сверху кабина закрывалась люком, служащим для посадки механика-водителя. Следует отмстить, что в ходе советско-финляндской войны на части танков Т-28 дверка кабины механика-водителя усиливалась броневым листом толщиной 20 мм, а также устанавливалось ограждение, предохраняющее дверку от заклинивания осколками при обстреле.

Снаружи корпуса по обоим бортам напротив боевого отделения крепились ящики для приборов дымопуска. Эти ящики также были различными на танках разных годов выпуска.

В днище корпуса имелось восемь лючков для доступа к различным агрегатам, слива бензина и масла, а в выступающих по бортам частям днища — 12 отверстий для прохода и крепления амортизаторов подвески.

На крыше моторного отделения имелся люк с колпаком воздухозаборника посередине. Справа и слева от люка расположены жалюзи для доступа охлаждающего воздуха к радиаторам. За моторным отделением на крыше корпуса устанавливался глушитель.

Над отделением трансмиссии в съёмном наклонном броневом листе имелось круглое отверстие диффузора вентилятора. Сверху вентилятор закрывался броневым колпаком с жалюзи.

Боевое отделение отгорожено от моторного перегородкой с люком для доступа к двигателю. В бортах корпуса имелось два круглых отверстия для доступа к приборам дымопуска.

БАШНИ ТАНКА. Главные башни, как и корпус танка, выпускались двух типов — сварные и клёпано-сварные. В задней стенке кормовой ниши имелась вертикальная щель для бугельной установки пулемёта. С 1936 года вместо неё ввели стандартную шаровую пулемётную установку. Кроме того, внутри башни на стенке кормовой ниши размещалась радиостанция. Первоначально в крыше башни имелся один большой прямоугольный люк, заменённый в 1936 году двумя круглым, с установкой под зенитную пулемётную турель, и прямоугольным. В передней части крыши башни имелись два отверстия для установки закрытых броневыми колпаками перископических приборов, в середине — рёбра жёсткости в виде выштамповок в форме звезды и двух полос с закруглёнными краями, а в задней части справа — отверстие для вывода провода к антенне. На правой и левой стенках башни располагались отверстия для стрельбы из личного оружия и смотровые щели с триплексами.

Главная башня оснащалась подвесным полом, приподнятым над днищем корпуса и закреплённым четырьмя кронштейнами к погону башни. Стойки сидений командира и наводчика имели снизу барабанные укладки для 12 снарядов (по 6 штук каждая). Между сиденьями находилась стоика для 8 снарядов. Откидное сиденье радиста (он же заряжающий) крепилось шарнирно на задней стойке пола.

Обе малые башни одинаковы по своему устройству и различались между собой только расположением смотровых щелей.

ВООРУЖЕНИЕ. Первоначально танки Т-28 вооружались 76,2-мм танковой пушкой КТ-28 («Кировская танковая») образца 1927/1932 годов с длиной ствола в 16,5 калибров. В ней использовалась качающаяся часть 76,2-мм полковой пушки образца 1927 с укороченной с 1000 до 500 мм длиной отката, увеличенным с 3,6 до 4,8 л количеством жидкости в накатнике и утолщёнными стенками салазок с 5 до 8 мм. Кроме того, был введён новый подъёмный механизм, ножной спуск и новые прицельные приспособления. В боекомплекте пушки КТ-28 имелись осколочно-фугасные снаряды и шрапнель.

Пушка устанавливалась в маске и имела телескопический и перископический прицелы — ТОП образца 1930 года и ПТ-1 образца 1932 года. ТОП располагался слева от пушки, а ПТ-1 — на крыше башни с левой стороны и соединялся с пушкой специальным приводом. Кроме того, с правой стороны в крыше башни, симметрично с перископическим прицелом, размещалась командирская панорама ПТК. Справа от пушки в шаровом яблоке устанавливался пулемёт ДТ, ещё один такой же пулемёт располагался в нише башни.

Малые башни вооружались одним пулемётом ДТ и имели угол обстрела по горизонту 165 градусов.

Боекомплект танка Т-28 составлял 69 снарядов для орудия и 126 пулемётных магазинов (7958 патронов).

Следует отметить, что пушка КТ рассматривалась «как временная мера для вооружения танков Т-28, вплоть до отработки специальной 76-мм танковой пушки ПС-3». Последняя разрабатывалась в артиллерийском КБ завода «Большевик» под руководством П. Сячентова. Однако к концу 1936 года ПС-3 так и не была доведена «до ума», а после ареста «врага народа» Сячентова работы по этой артсистеме свернули.

Параллельно с разработкой ПС-3 артиллерийское КБ Кировского завода под руководством Маханова спроектировало танковую пушку Л-10 с длиной ствола в 26 калибров. При испытании в конце 1936 — начале 1937 года опытный образец Л-10 показал неплохие результаты: бронебойный снаряд на дистанции 1000 м пробил 50 мм броневую плиту, стоящую под углом в 30 градусов. Однако в ходе дальнейших испытаний в конструкции артсистемы выявился целый ряд недостатков, потребовавших доработки конструкции, продлившейся целый год. Тем не менее, все недостатки устранить не удалось, хотя в апреле 1938 года пушка Л-10 принимается на вооружение, а с конца того же года её стали устанавливать в танки Т-28. Всего с 1937-го по 1940-й год изготовили 330 орудий Л-10, и ещё 17 — в начале 1940-го «для восполнения потерь в ходе боевых действии на финском фронте».

К сожалению, автору не удалось найти точного количества Т-28, вооружённых Л-10. Так, в докладе начальника АБТУ РККА от 3 января 1940 года сказано: «В настоящий момент в армии имеется около 240 танков Т-28 с пушкой Л-10, остальные вооружены системами КТ». Кроме того, в докладе военпреда АБТУ на Кировском заводе А. Шпитанова, датированном 8 апреля 1940 года, говорится: «За время войны с белофиннами завод проделал для Красной Армии большую работу…

Отремонтировано 96 танков Т-28, не считая ремонтов, произведённых на фронте. Все Т-28 перевооружены с системы КТ-28 на Л-10». Учитывая, что из этих 96 танков часть машин уже была вооружена пушками Л-10, а также то, что часть Л-10 находилась на полигоне и использовалась для вооружения других объектов (например, бронекатеров), общее число танков Т-28 с Л-10 составляло около 300 машин.

Следует отметить, что по сравнению с КТ-28 Л-10 позволяла танкам Т-28 успешно бороться с танками противника, однако надёжность её была значительно ниже. Например, в докладе командующего Западным Особым военным округом Д. Павлова от 19 августа 1940 года сказано: «В ходе проведённых окружных учений системы Л-10 на машинах Т-28 часто выходят из строя. Из-за этого отмечено четыре случая травматизма экипажей танков. Впредь запрещается использовать системы Л-10 в боевых стрельбах».

ДВИГАТЕЛЬ И ТРАНСМИССИЯ. На всех танках Т-28 устанавливался 12-цилиндровый карбюраторный авиационный двигатель М-17 с эксплуатационной мощностью 450 л.с. при 1400 об/мин. Два бензобака ёмкостью 330 л каждый располагались вдоль бортов в трансмиссионном отделении. Подача топлива осуществлялась при помощи бензопомпы. Карбюраторов — два, типа КД-1 (по одному на каждую группу цилиндров). Охлаждение двигателя водяное, ёмкость радиаторов 100 л.

На машинах выпуска 1933–1935 годов бензин, вытекающий из карбюраторов, скапливался на днище танка, вследствие чего часто возникали пожары. Для предотвращения этого сконструировали специальные карманы, установленные на нижней части картера двигателя. Бензин стекал в эти карманы, скапливался в них и по специальной трубке отводился наружу за борт танка.

Трансмиссия состояла из главного фрикциона сухого трения, пятискоростной коробки перемены передач с блокировочным устройством, предотвращающим переключение передач при невыключенном главном фрикционе, многодисковых сухих бортовых фрикционов, двухрядных бортовых передач и ленточных тормозов.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ. Нижняя подвеска (применительно к одному борту) состояла из двух тележек, подвешенных к корпусу танка в двух точках. Каждая тележка состояла трёх кареток, связанных между собой рычагами, а каждая каретка — из двух пар катков, соединённых попарно балансирами. Все каретки подвески подрессоривались цилиндрическими спиральными пружинами. Такой тип подвески — применение рычагов, пружин и балансиров — обеспечивал танку мягкое подрессоривание, хорошую устойчивость от продольных колебаний и исключал тряску при движении на больших скоростях. На Т-28 встречались опорные катки трёх типов: с резиновыми бандажами двух типов (ранние и поздние, введённые в 1936 году), а также цельнометаллические, без резиновых бандажей; последние устанавливались на наиболее нагруженных четвёртой и пятой каретках с 1936 года.

Поддерживающие катки — по четыре с каждого борта, двойные, с резиновыми бандажами.

Ведущие колёса цевочного зацепления встречались двух типов: обычные и усиленные, с дополнительными рёбрами жёсткости.

Направляющие колёса литые, со стальным штампованным ободом и резиновым бандажом. Натяжное приспособление — винтовое.

В ходе производства многие детали подвески — направляющие шпонки свечей, крепление проушин, упоры стаканов свечей, опоры коромысел, материал стаканов свечей, пружины подвески, кронштейны («скворечницы»), коромысла — претерпели ряд существенных изменений, направленных на увеличение прочности и надёжности механизмов ходовой части.

Первоначально танки Т-28 оснащались литыми траками из хромоникелевой стали, которые поставлял ленинградский завод «Большевик». Однако эти траки оказались непрочными и часто лопались, главным образом в двух местах — у основания клыка и на крайней перемычке. Несмотря на постоянно вносимые в конструкцию траков изменения, их надёжность оставалась довольно низкой, срок службы составлял не более 1000 километров. В 1936 году, во время работ по созданию скоростного танка, окончательно стало ясно, что литые траки совершенно для этого не годятся. Поэтому конструкторы СКБ-2 разработали штампованный трак, введённый в серийное производство в 1937 году. Этот трак обеспечил пробег машины от 1500 до 2000 километров.

Компоновка среднего танка Т-28 выпуска 1935 года (с пушкой КТ-28)

1 — 76,2-мм пушка КТ-28; 2 — маска; 3 — подъёмный механизм пушки; 4 — телескопический прицел ТОП; 5 — перископический прицел ПТ-1; 6 — ограждение пушки; 7 — башенный люк; 8 — бугельная установка пулемёта; 9 — сиденье наводчика (командира); 10 — отверстие для доступа к приборам дымопуска; 11 — жалюзи для доступа охлаждающего воздуха к радиаторам; 12 — воздушный фильтр; 13 — двигатель М-17Л; 14 — выхлопной коллектор; 15 — глушитель; 16 — главный фрикцион; 17 — вентилятор; 18 — жалюзи; 19 — откидной колпак вентилятора; 20 — бортовой фрикцион; 21 — коробка перемены передач; 22 — бортовая передача; 23 — вторичный привод вентилятора; 24 — первичный привод вентилятора; 25 — подмоторная рама; 26 — опорный каток; 27 — моторная перегородка; 28 — вытяжной вентилятор; 29 — укладка 76,2-мм снарядов на стенке боевого отделения; 30 — вращающаяся укладка 76,2-мм снарядов; 31 — подвесной пол боевого отделения; 32 — сиденье пулемётчика; 33 — сиденье механика-водителя; 34 — рычаг управления бортовым фрикционом; 35 — барабанная укладка пулемётных магазинов; 36 — направляющее колесо (ленивец); 37 — бронеколпак фары; 38 — звуковой сигнал; 39 — 7,62-мм пулемёт ДТ; 40 — прибор наблюдения механика-водителя; 41 — малая пулемётная башня; 42 — укладка запасного стекла «Триплекс» в будке механика-водителя; 43 — укладка 76,2-мм снарядов на бортах подбашенной коробки.

ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ. На машинах первой партии устанавливалось импортное электрооборудование напряжением 12 В, но к концу 1934 года перешли на отечественное напряжением 24 В.

В 1933–1935 годах монтаж электрооборудования на Т-28 производила бригада электриков военно-морского флота (около 80 человек), состоящая из квалифицированных электромонтёров-монтажников. Впоследствии под руководством инженера М. Дроздова на Кировском заводе создали свою бригаду электромонтажников, которая благодаря ряду нововведений вела установку электрооборудования в танки в три раза быстрее.

СРЕДСТВА СВЯЗИ. С конца 1933 года на Т-28 монтировались радиостанции 71-ТК-1 с дальностью действия 18–20 км, с 1935 года перешли на радиостанцию 71-ТК-2 с дальностью 40–60 км.

Однако эта радиостанция была плохо рассчитана, её детали были перегружены и вследствие этого станция сильно перегревалась. Поэтому с 1936 года перешли на установку радиостанций 71-ТК-3 с дальностью действия до 25 км.

На машинах выпуска 1933–1935 годов из-за плохой экранировки электрооборудования возникало множество радиопомех. Для устранения этого дефекта инженеры НИИ связи РККА Ветров и Петухов разработали рациональную блокировку электросхемы с помощью конденсаторов, что позволило значительно снизить уровень радиопомех.

Сначала танки оборудовались поручневой антенной, размещённой на главной башне. В 1939 году на Т-28 стали устанавливать штыревую антенну.

Для внутренней связи танки оборудовались танковым переговорным устройством ТПУ-6 на шесть человек.

СПЕЦИАЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ. Оно включало в себя противопожарное оборудование, состоящее из огнетушителя, установленного под правым радиатором и приводимого в действие специальной кнопкой с места водителя, и двух ручных огнетушителей.

Кроме того, танк оборудовался двумя приборами дымопуска ТДП-3, установленными на бортах в специальных броневых ящиках.

РАЗМЕЩЕНИЕ ЗИП. Снаружи к корпусу танка крепился возимый ЗИП, состоящий из двух домкратов (встречались двух типов — раннего и позднего), двух ломов, топора, двуручной пилы, двух лопат, стального бруска для снятия катков, буксирных тросов, брезента, запасной каретки нижней подвески и запасных опорных катков. На танках разных годов выпуска ЗИП размещался по-разному.

arsenal-info.ru

Т-28 — это советский средний трехбашенный танк, относящийся к межвоенному периоду, он был разработан в 1930-1932 годах инженерами танко-тракторного КБ ВОАО, руководил работами по проекту С. А. Гинзбург. Данная машина стала первым средним танком в Советском Союзе, который удалось запустить в серийное производство. В период с 1933 по 1940 годы в Ленинграде на Кировском заводе было изготовлено 503 экземпляра танка Т-28.

В 1930 году Советский Союз вел переговоры с Великобританией о поставке в страну более тяжелых танков, обсуждалась возможность покупки трехбашенных танков Vickers Medium Mark III, которые также были известны как «Виккерс 16 тонн». На основе закупленных в Англии машин планировалось развернуть свое производство танков прорыва. Однако переговоры завершились неудачей, компания Vickers-Armstrong не поддержала идею продать несколько образцов танка, сославшись на секретность его конструкции. При этом СССР были предложены жесткие условия, при выполнении которых сделку можно было бы заключить. В частности, Советскому Союзу было предложено оплатить ознакомление с конструкцией танка, приобрести 10 танков Vickers Medium Mark III, а также гарантировать приобретение легких танков Vickers Mk. E и танкеток Carden Loyd Mk. VI.

Однако Москву такие условия сделки не устраивали, и все варианты были отвергнуты. В результате в СССР приступили к работам над созданием собственного аналога танка Vickers Medium Mark III. Эскизным проектированием нового танка занялся факультет моторизации и механизации Военно-технической академии, носящей имя Дзержинского, а также танко-тракторное конструкторское бюро ВОАО (Всесоюзное орудийно-арсенальное объединение). К новому танку советские военные сформулировали следующие требования: сохранение общей компоновки английской боевой машины, вес не более 16 тонн, вооружение — 45-мм пушка в главной башне и танковые пулеметы в малых. Танк планировалось оснащать комбинированной броней, которая включала в себя листы толщиной 10 мм на крыше, 17 мм на вертикальных поверхностях машины, в лобовой части — 20 мм.

Первый прототип нового танка получил обозначение Т-28-1, машина была выполнена из неброневой стали, танк был готов в мае 1932 года, тогда же он смог совершить свой первый испытательный пробег. В отличие от утвержденного ранее проекта, танк отличался установкой более мощного V-образного 12-цилиндрового поршневого авиационного двигателя модели М-17, имеющего водяное охлаждение. Также танк получил 37-мм пушку ПС-2, так как на тот момент танковая 45-мм пушка еще не была готова. Позднее этот прототип танка был представлен на суд Управления моторизации и механизации РККА. Управление оценило машину положительно, предложив при этом установку на танк дизельного двигателя ПГЕ, пушки ПС-3 калибра 76,2-мм и проведения еще ряда улучшений конструкции. В результате все пожелания заказчиков были выполнены, за исключением установки дизельного двигателя ПГЕ, так как его создание еще не было закончено.

Серийно новый танк по-настоящему начал выпускаться лишь в 1934 году, когда удалось изготовить 50 танков, а также запасные части к Т-28 на общую сумму в полмиллиона рублей. К этому времени удалось осуществить большой объем работ по реорганизации производственного цеха, перестановке необходимого при создании танка оборудования, выпуску большого числа специального мерительного и режущего инструмента. Также была налажена надежная кооперация со всеми предприятиями-смежниками по данному проекту.

Корпус серийных танков Т-28 собирался из листов броневой стали толщиной 20-30 мм. В танке имелось 4 отделения различного назначения: механика-водителя, боевое, трансмиссионное и моторное. Одновременно с этим сам корпус танка выпускался в двух различных вариантах: клепано-сварным или цельносварным. Позднее в главной орудийное башне начали ставить 76,2-мм пушки КТ-28 или Л-10. Стоит отметить, что 76,2-мм пушка КТ-28 (кировская танковая) образца 1927-1932 годов с длиной ствола всего 16,5 калибров могла посылать бронебойный снаряд со скоростью всего 381 м/с. Пушка устанавливалась в главной башне танка, справа от нее, а также в нише башни монтировались 7,62-мм пулеметы ДТ.

Прицельный комплекс орудия КТ-28 включал в себя телескопический прицел образца 1930 года и перископ образца 1932 года. Механизм поворота башни танка имел как электрическое, так и ручное управление. В орудийной башне использовался подъемный механизм секторного типа — ручной. В еще двух малых башнях ставилось по одному пулемету ДТ. При этом главная башня танка обладала круговым сектором обстрела, тогда как малые пулеметные башни имели сектор обстрела в 165 градусов.

С 1938 года на танки Т-28 начали ставить новую более мощную танковую пушку Л-10, обладающую длиной ствола в 26 калибров. Скорость выпущенного из такой пушки снаряда достигала уже 555 м/с. Орудие было гораздо мощнее старой танковой пушки КТ-28. В новых танках также была использована оригинальная схема расположения боеприпасов — снаряды располагались во вращающихся боеукладках, расположенных под сиденьями наводчика и командира танка. В каждой такой боеукладке помещалось по 12 снарядов. Помимо этого, слева и справа от места механика-водителя находились вращающиеся барабаны — на 40 магазинов к пулеметам ДТ каждый.

Экипаж танка Т-28 включал в себя 6 танкистов: механика-водителя, командира танка, который одновременно был и заряжающим пушки и стрелком, радиста, который выполнял также функции второго заряжающего, наводчика, а также двух стрелков, располагающихся в пулеметных башнях.

За время серийного выпуска танка Т-28 вплоть до 1940 года конструкторы успели внести в танк порядка 600 различных правок, включая установку зенитной турели П-40, замену общего посадочного люка двумя. Помимо этого, удалось увеличить напряжение электромотора главной башни танка в 2 раза — с 12 до 24 В. Также приборы внутренней связи «Сафар», которые ставились на танках первой серии, заменялись отечественным танковым переговорным устройством ТПУ-6, рассчитанным на всех членов экипажа. На всех средних трехбашенных танках Т-28 были смонтированы радиостанции 71-ТК-1 или 71-ТК-3.

При этом в первые годы серийного выпуска (с 1933 по 1935 годы) танк страдал от хронических болезней, машина обладала большим количеством недостатков, которые в некоторых случаях были очень серьезными. По этой причине некоторые уже выпущенные танки надолго задерживались военной приемкой, а в уже сданных военным машинах приходилось работать над устранением дефектов. Работы велись прямо в войсках с привлечением специальных заводских бригад. Все это время советские инженеры не оставляли попыток по модернизации танка Т-28.

Осенью 1935 года в СКБ-2 приступили к реализации проекта по созданию «скоростного» варианта танка Т-28. Маневренные и скоростные качества трехбашенного танка предлагалось повысить за счет работ по перепроектированию коробки передач и бортовых редукторов. Свое первое испытание новый вариант танка, получивший обозначение Т-28А, прошел 11 сентября 1935 года. Танк без особого труда сумел показать скорость в 55,8 км/ч. После проведения необходимых проекту доработок в мае 1936 года комиссия провела очередные испытания танка — скоростной машины Т-28А «Сталин».

В заключении по результатам испытаний представители комиссии отметили, что скоростной танк Т-28А по своим ТТХ и конструктивным особенностям является полноценным боевым образцом и пригоден для эксплуатации в войсковых частях. Танки Т-28А начали строить серийно с июня 1936 года. До конца года их было собрано 52 штуки. В ноябре 1936 года на среднем трехбашенном танке Т-28А с заводским номером 1551 была смонтирована трансмиссия измененной конструкции. Во время проведения испытаний данного образца танк сумел показать рекордную скорость — 65 км/ч.

Применение средних танков Т-28 в Зимней войне с Финляндией выявило недостаточность бронирования машин. Учитывая это, была создана схема дополнительного экранирования танка. Боевые машины оснащались экранной броней в заводских условиях. Экранирование производилось методом приваривания дополнительных листов броневой стали толщиной 20-30 мм к корпусу танка и его башням. За счет экранирования толщину брони корпуса довели до 50-60-мм, а верхней части бортов машины и башен — до 40-мм. Такой ход позволил серьезно увеличить защищенность Т-28, но при этом самым негативным образом сказался на динамических характеристиках танка, так как его масса после экранирования вырастала до 32 тонн.

Экранирование Т-28 проводилось непосредственно на Кировском заводе в Ленинграде в 1940 году. Танки, прошедшие эту процедуру, получали обозначение Т-28Э (экранированный). Планировалось нарастить броню на всех имеющихся в наличии танках (более 400 единиц), но, по имеющейся документальной информации, всего экранировано было 111 танков. Из них 103 машины были экранированы полностью, еще 8 — частично. Большая часть экранированных средних танков Т-28 досталась частям Ленинградского военного округа (примерно 80%), еще 15% танков осели в Киевском особом военном округе, всего 2 таких танка успели получить части Западного особого военного округа.

Согласно информации на 1 января 1941 года, на вооружении РККА находилось еще 411 средних танков Т-28 различных модификаций. Изначально данные машины шли на комплектование отдельных тяжелых танковых полков РГК (Резерв главного командования), которые уже в декабре 1935 года решено было переименовать в отдельные тяжелые танковые бригады. В каждой такой бригаде состояло на вооружении 54 танка. Две из таких бригад — 20-я и 10-я, на вооружении которых состояли танки Т-28, успели принять участие в боевых действиях на Карельском перешейке. При этом танк не «молодел», к 1941 году Т-28 морально устарел, хотя по своему вооружению он превосходил все немецкие танки тех лет, а по уровню защищенности он уступал лишь одной машине — немецкому PzKpfw IV.

Танки Т-28 принимали активное участие в боевых действиях на первом этапе Великой Отечественной войны. Практически все эти машины были потеряны в летних боях 1941 года. Уцелевшие танки ограниченно использовались в боях вплоть до 1944 года. Последнее документально подтвержденное свидетельство использования танков Т-28 в бою относится к июлю 1944 года. Боевые машины применялись во время наступления частей Красной Армии в Карелии. Трофейные танки Т-28 также использовались вооруженными силами Финляндии. При этом на вооружении Финляндии эти советские танки оставались вплоть до 1951 года.

Источники информации:
http://lenta.ru/articles/2014/02/19/tanks
http://vspomniv.ru/t28
http://milday.ru/index.php?newsid=13
https://ru.wikipedia.org

topwar.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.