Т 16 танк

Характеристики

«Первый советский» танк МС-1 (Т-18), история создания и службы Страна: СССР Тип: Легкий танк Дата выпуска: 1927 Длинна: 4,4 м Ширина: 2,12 м Высота: 1,76 м Броня, лоб: 16 мм Броня, борт: 16 мм Броня, башня: 16 мм Экипаж: 2 Двигатель: 4-х цилиндровый, воздушный, специальный танковый конструкции А.Микулина, 35 л.с. Дальность хода: 120 км Максимальная скорость: 14,7 км/ч Масса: 4,7 тонн Вооружение: 37-мм пушка Гочкиса или ПС-1, 6,5-мм пулемёт Фёдорова (позднее 7,62 мм ДТ), 96 выстрелов и 1800 патронов.

История создания МС-1 (Т-18), Т-16

В 1926 году, в сентябре, состоялось «танковое» совещание командования Красной Армии и Орудийно-Арсенального Треста. Основная тема, как нетрудно догадаться, была посвящена оснащению армии Советского государства новыми образцами боевой техники.

Были выработаны более конкретные требования к танкам, способах их применения, а также, из зарубежных аналогов, как наиболее близко отвечавший заявленным требованиям, выбран французский танк «Рено», неплохо проявивший себя по опыту Первой Мировой и Гражданской войн. Впрочем, «Рено», конечно был выбором, что называется «на безрыбье»: красные командиры отмечали, что недостатков у него никак не меньше, чем достоинств – он тяжелый, медлительный, сравнительно «близорукий» (эффективная дальность боя ок. 400 м), и неоправданно дорогой (в 36 000 рублей обходилась сборка одного «Русского Рено»).

 

Задача была предельно ясна: Советскому Союзу нужна новая боевая машина, танк, наподобие «Рено», но качественно превосходящий его по всем параметрам. Надо сказать, что к этому времени работы по созданию «первого советского» танка уже шли – ещё в 1925 году КБ Орудийно-Арсенального Треста изучив итальянский опыт танкостроения начали эксперименты по проектированию. Поэтому, уже меньше, чем через год после «танкового» совещания 1926-го, в марте 1927 сборочный цех завода «Большевик» покинул первый образец, под индексом Т-16.


 

Т-16 был определенно шагом вперед – быстрее, чем «Рено», к тому же легче и дешевле в производстве, однако и конструкторские просчеты, и ужасное качество сборки (больше всех удивлялся конструктор двигателя, глядя на сборочные цеха – у рабочих не было даже приборов измерения влажности) сводили на нет все его достоинства.

Первые образцы МС-1 (Т-18)

Впрочем, задел был многообещающим, поэтому в том же году, после ряда доработок (удлинили корпус, добавили ещё одну пару ходовых катков, завезли-таки на завод элементарные измерительные приборы), танк (уже с новым индексом – Т-18) прошел заводские испытания и отправился на испытания полевые. В историю этой машине – неказистой и скромной по характеристикам, предстояло войти под именем МС-1 («Малый танк сопровождения, образца 1927 г. (Т-18)».

 

Сами испытания проводились 11-17 июня 1927 г. в Подмосковье, и ограничивались только пробегом по пересеченной местности, так как орудие на Т-18 ещё не установили (в башне стоял металлический макет). Несмотря на весьма серьезные проверки, МС-1 выдержал их с честью и был рекомендован для принятия на вооружение.


1 февраля 1928 г. поступил заказ на изготовление в течение двух лет 108 танков Т-18 для нужд РККА. Первые 30 танков были изготовлены на средства ОСОАВИАХИМа и приняли участие в параде 7 ноября 1929 г. в Москве и Ленинграде под неофициальным названием «Наш ответ Чемберлену», как воплощенное подтверждение строк:

Дави Империализма Гиену
Могучий Рабочий Класс!
Вчера были танки лишь у Чемберлена,
А нынче есть и у нас!

 До апреля 1929 года выпуском МС-1 (Т-18) занимался «Большевик», затем присоединился и Мотовилихинский Машиностроительный завод. Однако дела с освоением производства шли туго, и в 1929-м массовое производство манков Т-18 развернуть не удалось: из заказанных 133 танков было с сдано только 96. Тем не менее, Мотовилихинский завод осваивал танк и в 1929-30 гг. план выпуска Т-18 был увеличен до 300 единиц.

Пока армия ждала новых танков, испытания первых образцов Т-16 и Т-18 продолжались. Т-16 был передан в распоряжение Ленинградского военного округа (командующий — М.Н.Тухачевский), где в течении 30 августа — 6 октября 1928 г. участвовал в испытаниях новых типов противотанковых препятствий. Для сравнения вместе с Т-16 в этих испытаниях принимали участие также «Рено», «Рено русский» и английский «Рикардо» (Mk V).

Испытания показали, что серьезными препятствиями для МС-1 могут стать « …окоп полного профиля, трапецеидальный ров, аркан и якорь на тросе ..,», которые не являлись таковыми для танков других типов (кроме совсем уж негодного «Рено русский»), впрочем Т-18, должен был быть от этих неприятностей избавлен.


МС-1 (Т-18) принял участие в такой же проверке осенью 1929 г. (17 октября — 19 ноября). Главным препятствием для него стал трапецеидальный ров шириной более 2 и глубиной более 1,2 м, из которого танк не мог выбраться самостоятельно. Не спасла положение и установка второго «хвоста» — «удлинителя» танка спереди – ров был преодолен, но закрыт обзор водителя.

Новый-старый танк

В письме комкора Коханского руководству РККА отмечается «желательность предусмотрения для танков МС-1 возможности крепления направляющей стрелы с колесами для подмятия проволочных заграждений и улучшения проходимости рвов». Проект «носового колесного удлинителя» для Т-18 был сделан М.Васильковым, но неизвестно был ли он изготовлен «в металле». Впрочем, сам МС-1 уже не отвечал требованиям времени. На заседании РВС 17-18 июля 1929 г. была принята «система танко-тракторно-автоброневооружения», отвечавшая новой структуре РККА, и составлены технические требования уже к новой машине – Т-19. Т-18 пока решили оставить, но… «Впредь до сконструирования нового танка».

Конструкторы ещё пытались поправить дело – была доведена до 40 л.с. мощность двигателя, поставлена 4-скоростная коробка передач (была 3-х), установлена новая пушка (того же 37-мм калибра) и пулемет калибра 7,62, предусмотрено место для радиостанции, однако «новая-старая» машина под индексом «МС-1 (Т-18) образца 1930 г.» продержалась всего год – в конце 1931 её производство прекратили.


К 1938 году МС-1(Т-18) и другие старые танки практически выработали свой ресурс. Поскольку попытки модернизации Т-18 ожидаемых результатов не принесли (см. статью о Т-20), остро встал вопрос о том, что с ними делать дальше. Из 959 построенных T-18 к началу 1938 года осталось ещё 862 машины, правда из них 160 танков Ленинградского округа, выработавших ресурс двигателя, были переданы в 1934-37 гг. в распоряжение укрепрайонов для строительства ДОТов.

Состояние танков, находившихся в подразделениях, и особенно в учебных организациях, было ужасным. Большей частью они просто валялись на территориях воинских частей с неисправными двигателями, трансмиссией и т.д., а большинство было к тому же разоружено. Запчасти отсутствовали и ремонт производился только путем разукомплектования одних танков для восстановления других.

Дальнейшая служба танков Т-18

2 марта 1938 года их участь была решена. По распоряжению наркома вооружений 700 шт. T-18 должны были быть переданы в распоряжение военных округов. Там предписывалось использовать машины, не подлежащие ремонту, для создания неподвижных огневых точек. Для вооружения новоявленных ДОТов рекомендовались пулеметная спарка ДА-2, два пулемета ДТ или 45-мм танковое орудие обр. 1932 г. Ходовую же часть машин, а также двигатели и трансмиссию предписывалось сдать на металлолом для переплавки. Танки, которые еще могли двигаться, были частично перевооружены 45-мм танковой пушкой обр. 1932 г. и переданы гарнизонам УР для использования в качестве подвижных огневых точек, или САУ.


К 22 июня 1941 года танки Т-18 как самостоятельные подвижные боевые единицы уже почти не встречались. Неизвестно сколько ДОТов переделанных из МС-1 встретили фашистов на границах, но встречаются и отрывочные сведения о действиях «стариков» в первом периоде ВОВ:

  • Осовецкий укрепрайон № 66, в 1941 году имел 36 бронебашенных установок (в том числе от МС-1), вооруженных 45-мм танковой пушкой, а также 2 танковые роты (1-я, состоявшая из 25 танков МС-1 в районе Кольно и 2-я из 18 танков МС-1 в районе Беляшево). 2-я рота танков МС-1 в июне 1941 г. успешно сражалась с немецкими боевыми машинами, значительную часть которых составляли легкие танки, бронеавтомобили и бронетранспортеры.
  • Владимиро-Волынский укрепрайон поддерживался подразделениями 87 стрелковой дивизии, в которой совершенно не было танков. Однако при нападении Германии 22 июня в 12:00 дивизии предписывалось получить пять танков МС-1 на станции Устилуг. Поскольку танки не имели вооружения и двигателей, для них предлагалось изготовить простейшие приспособления для вооружения ручным пулеметом ДП и установить 23-24 июня на местности как неподвижные огневые точки для обстрелов мертвых пространств, дефиле, теснин и т.д. Наилучшим местом для таких ДОТ признавались обратные скаты высот. Известно, что танки были получены и установлены, но подробностей их боевого применения найти не удалось.

  • Несколько больше известно о МС-1 в 9 мехкорпусе. 23-29 июня 1941 года мсхкорпус принял участие в крупнейшем танковом сражении в районе Ровно — Броды — Радехов — Луцк, наступая на танковую группу Э.Клейста со стороны Луцка на Дубно. К 29 июня корпус понес большие потери в матчасти, для восполнения которых в из района г. Сарны вышел батальон танков в составе: рота танков Т-26 (12 танков), рота смешанная из Т-26 и БТ (15 танков) и рота танков МС-1 (командирский — Т-26 и 14 танков МС-1).
  • Минский укрепрайон, 23 июня 1941 г. танк Т-18, вооруженный 45-мм орудием без двигателя был установлен как бронированная огневая точка для охраны моста через реку Друть. Экипаж танка — артиллеристы сержант Гвоздев и рядовой Лупов, в течение четырех часов держали оборону моста, подбив 3 немецких танка, один бронетранспортер и несколько автомобилей, а также рассеяли до роты пехоты, в результате чего были представлены к награждению орденом Боевого Красного знамени.

Последний из известных фактов о боевой судьбе Т-18 относится к битве за Москву. В составе 150 танковой бригады в ходе боев зимой 1941 — 42 гг. принимали участие 9 танков МС-1, которые числились здесь по документам аж до февраля 1942 г.

Описание конструкции танка МС-1 (Т-18)

Источник: компиляция armedman.ru из открытых источников (в т.ч. М.Свирин, А.Бескурников «Первые советские танки»)


armedman.ru

В качестве силовой установки советского легкого пехотного танка Т-18 (МС-1) использовали рядный четырехцилиндровый четырехтактный карбюраторный двигатель конструкции А. Микулина с воздушным охлаждением. Мощность двигателя на танках ранних периодов выпуска составляла порядка 35 лошадиных сил, на танках после 1930 года при форсировании двигателя на выходе удалось добиться мощности в 40 лошадиных сил, что позволяло танку двигаться по шоссе с максимальной для него скоростью до 22 километров в час. Двигатель размещали в моторно-трансмиссионном отделении танка поперечно, что дало возможность в какой-то мере сократить длину корпуса. Два топливных бака с общим объемом в 110 литров устанавливали в надгусеничные ниши.

Легкий танк Т-18 (МС-1) имел трансмиссию механического типа, которая состояла из следующих основных узлов и механизмов:

главного (основного) однодискового фрикциона, который работал по принципу сухого трения;

трехступенчатой механической коробки передач;

механизма поворота по типу конического дифференциала;

двух ленточных тормозов, которые служили как для поворота, так и для торможения танка;

двух бортовых однорядных передач, которые встраивались в ступицы ведущих колес.


Ходовая часть легкого пехотного танка Т-18 (МС-1) по каждому борту включала в себя ленивец, ведущее колесо, семь сдвоенных обрезиненных опорных катков с малым диаметром и три сдвоенных обрезиненных поддерживающих катка. На танках образца 1930 года в конструкцию включили четвертый поддерживающий каток. Шесть задних опорных катков блокировались по два на балансиры, которые подвешивались на закрытые защитными кожухами вертикальные цилиндрические пружины. Опорный каток спереди закреплялся на отдельный рычаг, соединявшийся с передней тележкой подвески и амортизировавшийся отдельно взятой наклонной пружиной. Амортизацию в виде стальных листовых рессор имели и два или три (в зависимости от периода производства) поддерживающих катка спереди.

Гусеницы легкого танка Т-18 (МС-1) изготавливались из стали путем литья. По типу они были крупнозвенчатые с гребневым зацеплением. Каждая гусеница состояла из 51 трака, имевших ширину в 300 миллиметров.

fishki.net

Т-16

Легкий танк

Разработчик: КБ ОАТ
Год начала работ: 1924
Год выпуска первого прототипа: 1927
Серийно не строился. Являлся прототипом танка Т-18МС-1

Принятая в июне 1926 года трехлетняя программа танкостроения положила начало разработке целого ряда уникальных боевых машин, созданных в один из наиболее трудных для СССР периодов. Данная программа имела два варианта, согласно которому “план-минимум” предусматривал оснащение одной пехотной дивизии батальоном танков сопровождения (т.е. легких танков) и “пулеметок сопровождения” (танкеток), а “план-максимум” включал введение дополнительного батальона “маневренных” танков. В общей сложности предполагалось построить 112 легких и 60 средних танков, учитывая командирские и учебные машины.


Для выполнения этой программы в сентябре 1926 года, на совместном заседании руководства РККА, ГУВП и ОАТ, было принято решение о создании новых боевых машин. К этому времени стало ясно, что трофейные Renault FT-17 и британские “ромбовидные” танки для дальнейшей боевой эксплуатации не годятся. По части легких машин наибольшим доверием пользовался итальянский FIAT 3000A, доставленный в Советский Союз в 1925 году и произведший хорошее впечатление на военных. Прежде всего, по сравнению с его французским прототипом, “фиат” обладал меньшей массой и намного большей скоростью, что сыграло тогда главную роль. Высказывалась даже идея о закупке партии таких машин в Италии, но должной поддержки она не нашла – и тому были свои причины…

В конце 1924 года Московское танковое бюро ГУВП под руководством С.Шукалова получило задание разработать танки типа “M” и “C”. Как можно догадаться, танк типа “М” относился к классу “легких” – при массе 3-4 тонны и двигателе мощностью 30 л.с. он должен был иметь броню толщиной 15-16 мм, вооружение из 37-мм пушки и пулемета, и развивать скорость на дороге с твердым покрытием до 12 кмч. Впоследствии проект претерпел ряд изменений, но общая схема была сохранена.

Рассмотрев предложенные варианты, среди которых были “рено”, “фиат” и проект ТО ГУВП военная комиссия пришла к выводу, что оптимальным вариантом будет выбор в пользу отечественной разработки, как наиболее полно отвечающей требованиям РККА. Так было принято решение о постройке силами завода “Большевик” одной “опытовой” машины. При этом массу танка повысили до 5 тонн, но сразу сделали оговорку о наличии двигателя мощностью 35 л.с. Эта боевая машина, которую действительно можно назвать первым советским танком, получила обозначение Т-16.

Как указывалось во многих более ранних источниках в проекте ТО ГУВП прослеживалось сильное зарубежное влияние. И правда, Т-16 унаследовал много общих черт от своего предшественника и непосредственного прототипа – французского танка FT-17.

Корпус Т-16 был клёпаным и собирался из броневых листов толщиной 6-12 мм. Компоновка танка была классической, с передним расположением отделения управления, боевым отделением в центре и моторно-трансмиссионным отсеком сзади. В носовой части танка, где размещался механик-водитель, находился трехстворчатый люк, предназначенный для посадки экипажа. Его вертикальные створки откидывались в стороны, а передний откидной щиток поднимался вверх. В щитке с правой стороны имелось отверстие для установки перископического прибора и узкая наблюдательная щель с броневой заслонкой. Перед люком устанавливались кронштейны осей направляющих колес, которые также служили механизмом натяжения гусениц.

В боевом отделении размещался командир танка. Он должен был обслуживать 37-мм пушку Гочкис и 6,5-мм пулемет системы Федорова, установленные в шестигранной башне, однако на опытном образце вооружение отсутствовало. Башня опиралась на подбашенный лист через шариковую опору и поворачивалась при помощи плечевого упора. Сиденье командира отсутствовало – вместо него к плечевому упору подвешивался ремень.

На крыше была установлена наблюдательная башенка с грибовидным колпаком, который откидывался на пружинах и фиксировался в открытом положении стопором. Во избежание травм башенку обили изнутри кожей, а наблюдательные щели имели кожаные налобники. С правого борта башни было выполнено вентиляционное отверстие со сдвижной заслонкой каплевидной формы.

Моторно-трансмиссионное отделение отгораживалось от боевого специальной заслонкой, в которой был сделан двустворчатый люк для доступа к двигателю. Поскольку необходимой силовой установки на тот момент в СССР не было, её создание поручили конструктору Микулину. В короткий срок был изготовлен двигатель воздушного охлаждения мощностью 35 л.с., который монтировался в едином блоке с коробкой передач. Хотя на испытаниях микулинский мотор слегка не дотянул до положенной мощности комплект запасных свечей позволял работать ему на любом бензине (фактически использовался бензин 2-го сорта). Горючее размещалось в двух баках общей ёмкостью 120 литров, которые находились в надгусеничных коробках. Сзади, на кормовом бронелисте, крепился стандартный для тех лет “хвост”.

Ходовая часть опытного танка, применительно на один борт, состояла из 6 опорных катков с пружинной свечной подвеской и 3 поддерживающих роликов малого диаметра с листовой амортизацией. Направляющее колесо находилось в передней части, ведущее – в задней. Гусеница танка мелкозвенчатая, с шириной трака 300 мм.

Таким образом, как внешне, так и по ряду конструктивных элементов Т-16 достаточно сильно напоминал FT-17. Однако, у советского танка был целый ряд преимуществ: меньшие геометрические размеры, меньшая боевая масса и более высокие скоростные показатели.
При постройке опытного образца завод “Большевик” столкнулся с целым рядом трудностей. В первую очередь не хватало обученного персонала и оборудования – достаточно сказать, что при сборке корпуса для окончательной подгонки бронелистов не хватало инструмента. Кроме того, не были вовремя поданы заклепки нужного типа и ряд других деталей. Новейший двигатель, от которого во многом зависела судьба танка, строился с нарушением технологического процессе, что в дальнейшем негативно сказалось при испытаниях Т-16. Прибывший на завод в 1928 году Микулин с удивлением обнаружил, что завод может делать такие сложные агрегаты, не имея даже элементарных измерительных приборов (результатом посещения завода стало то, что завод наконец-то получил аэротермометры и гигрометр, которые ему не поставляли более двух лет).

В результате производственных задержек первый прототип танка Т-16 удалось построить к марту 1927 года и в течении следующих нескольких месяцев танк проходил усиленные ходовые испытания. Впрочем, к лету стало ясно, что как боевая машина Т-16 не может быть рекомендован к принятию на вооружение РККА, поскольку его двигатель постоянно выходил из строя, а ходовая часть нуждалась в значительной доработке.

После серии изменений новый танк получил обозначение Т-18 (или МС-1) и уже к ноябрю был построен в количестве 30 экземпляров. Что касается первого опытного образца “малого” танка, то в 1928 году его передали в распоряжение Ленинградского ВО, где в период с 30 августа по 6 октября он участвовал в сравнительных испытаниях с легкими танками Т-18, FT-17, “Рено Русский” и тяжелым Mk.V. В целом машина показала неплохие характеристики, но неспособность Т-16 преодолевать рвы шириной более 1,5 метров и высокая центровка сильно сказывалась на его боевых качествах. В результате все дальнейшие работы были сосредоточены только Т-18.

Однако история Т-16 получила в скором времени продолжение. Согласно требованиям Системы танко-тракторного-автоброне-вооружения (СТТАВ) от 1929 года на вооружение РККА планировалось принять не только танки различных типов, но и вспомогательную технику, включая гусеничные трактора и тягачи. Как и в случае с танками тракторы распределили по трём категориям: «легковой (малый) трактор РККА», «средний трактор РККА» и «тяжелый (большой) трактор РККА». В целях унификации агрегатов трактора предписывалось создавать на основе имевшихся танковых шасси и двигателей к ним.

Одним из первых работу начали над “малым трактором”, который строился на основе танка Т-16 с использованием его ходовой части и отдельных агрегатов, находившихся на заводе “Большевик” с 1927 года и невостребованные заказчиком. Непосредственным проектированием занималось ГКБ ГАУ, а изготовление танка проходило на 2-м заводе ВАТО. По техническому заданию при массе не более 3500 кг трактор должен был развивать тяговое усилие порядка 3 тонн и перевозить 6 человек, однако предъявленный 12 мая 1931 года образец трактора в эти параметры не уложился. Масса машины составила 3930 кг (что было на 12% больше нормы), кузов позволял перевозить только 4 человек, а мощности 35-сильного двигателя было явно недостаточно для транспортировки груза требуемой массы. К тому же, при буксировке силовая установка сильно перегревалась, создавая опасность возгорания. Вдобавок, запас горючего оказался весьма мал, что в совокупности со сложностью эксплуатации данной машины заставило закрыть проект “малого трактора” на шасси Т-16.

Источники:
«Первые советские танки» М. Свирин, А. Бескурников (Армада №1 за 1995 год)
«Первый серийный танк малый сопровождения МС-1», Арсенал-Пресс, А. Бескурников, Москва 1992

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ЛЕГКОГО ТАНКА СОПРОВОЖДЕНИЯ ПЕХОТЫ
Т-16 обр.1927 г.

БОЕВАЯ МАССА 5080 кг
ЭКИПАЖ, чел. 2
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 4350 (с «хвостом»)
3420 (без «хвоста»)
Ширина, мм 1800
Высота, мм 2140
Клиренс, мм 325
ВООРУЖЕНИЕ одна 37-мм пушка Гочкис и один 6,5-мм пулемет Федорова в башне (на прототипе отсутствовали)
БОЕКОМПЛЕКТ 81 снаряд
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический прицел
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса – 16 мм
борт корпуса – 16 мм
корма корпуса – 16 мм
башня – 18 мм
крыша — 6 мм
днище — 6 мм
ДВИГАТЕЛЬ МС, карбюраторный, 4-цилинровый, мощностью 34 л.с. при 1850 обмин
ТРАНСМИССИЯ механического типа
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 6 опорных катков с вертикальной пружинной подвеской, 3 поддерживающих ролика с пластинчатыми рессорами, переднее напрвляющее и заднее ведущее колесо, мелкозвенчатая гусеница из стальных траков шириной 300 мм
СКОРОСТЬ 14,5 кмч по шоссе
8 кмч по проселку
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 100 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град. 35°
Высота стенки, м 0,50
Глубина брода, м 0,72
Ширина рва, м 1,50
СРЕДСТВА СВЯЗИ

Источник: www.aviarmor.net

®AutoDesignEncyclopedia

 

www.autoade.ru

История создания

В 1920-1921 гг. на заводе «Красное Сормово» в Нижнем Новгороде было построено 15 легких танков типа «М». Конструкция их в общих чертах полностью соответствовала французскому танку Renault FT-17, шесть экземпляров которого было захвачено Красной Армией под Одессой в 1919 г. Инженеры Сормовского завода под руководством Н.И. Хрулёва и П.И. Салтанова, которым на помощь были присланы петроградские конструкторы с Ижорского завода и московские рабочие с завода АМО, смогли восстановить в чертежах недостающие узлы с присланного на завод трофейного разукомплектованного FT-17 и собрать первый танк типа «М» к августу 1920 г. Как и FT-17, вооружать «Русский Рено» планировалось либо 37-мм пушкой, либо 7,62-мм пулеметом, но в итоге было принято решение оснастить пушками всю партию выпущенных танков.

Однако промышленная база для серийного выпуска бронетанковой техники в то время в стране отсутствовала. В середине 1920-х гг. броневые силы РККА состояли всего лишь из одного танкового полка, вооруженного уже порядком изношенными британскими танками Mk V и Mk A «Whippet», захваченными в период Гражданской войны, шести автобронедивизионов с устаревшими бронеавтомобилями «Остин-Путиловец» и «Гарфорд-Путилов» того же периода и нескольких десятков бронепоездов. Но вопрос о производстве отечественных танков и теория применения танков в бою не стояли на месте. В 1924 г. Комиссией по танкостроительству были разработаны тактико-технические требования к танку сопровождения пехоты массой 3 т, который должен был быть вооружён 37-мм пушкой или пулемётом, иметь броню толщиной 16 мм и скорость 12 км/ч; позже требования скорректировали в сторону увеличения допустимой массы танка до 5 т, чтобы установить более мощный двигатель и пушечно-пулемётное вооружение. В 1926 г. была принята трёхлетняя программа танкостроения, предусматривающая как минимум организацию одного танкового батальона и учебной роты, оснащенных танками, а также одного батальона и роты, оснащенных танкетками. В сентябре 1926 г. на совещании командования РККА, руководства Главного управления военной промышленности (ГУВП) и Орудийно-арсенального треста (ОАТ) обсуждался выбор танка для планируемого серийного производства — французский FT-17 сочли тяжёлым, малоподвижным и слабо вооруженным, стоимость же «Русского Рено» оказалась очень высока. Хорошим вариантом казался итальянский Fiat 3000 (разработанный на основе FT-17), один экземпляр которого был захвачен в ходе Советско-польской войны и передан танковому конструкторскому бюро ОАТ ГУВП в начале 1925 г. В 1927 г. вышли первая и вторая части «Боевого устава пехоты РККА». В нём, особенно во второй части, значительное место занимали вопросы боевого использования танков. В частности, подробно рассматривался порядок их применения в тесном взаимодействии с пехотой во всех видах боя. Кроме того, в этом руководящем документе было записано, что важнейшими условиями успеха в бою являются: внезапное появление танков в составе атакующей пехоты; одновременное и массовое применение их на широком участке фронта с целью рассредоточения артиллерийских и других «противоброневых», как это называлось в уставе, средств противника; эшелонирование танков в глубину при одновременном создании из них резерва, что позволяло развить атаку на большую глубину; тесное взаимодействие танков с пехотой, которая закрепляет занятые ими пункты. Полноценное же развитие советских механизированных войск по настоящему началось именно с появлением первого отечественного танка МС-1, запущенного в массовое производство.

К проектированию этого танка сопровождения пехоты в 1925 г. привлекли конструкторское бюро ОАТ ГУВП. И хотя в московском коллективе конструкторов под руководством С.П. Шукалова и В.И. Заславского не было ни одного человека, ранее занимавшегося танкостроением, и полностью отсутствовала необходимая документация, в марте 1927 г. из ворот опытной мастерской ленинградского завода «Большевик» (бывший Обуховский орудийный и сталеплавильный завод), имевшего лучшие на то время производственные мощности, вышел новый опытный танк Т-16 — прототип будущего Т-18 (МС-1). Он представлял собой развитие идей, заложенных в танках типа «М» Сормовского завода, но в тоже время значительно отличался от них. В частности изменениям подверглись моторная установка, ходовая часть и вооружение. Например, карбюраторный двигатель мощностью в 35 л.с. имел общий картер с коробкой передач и устанавливался поперек корпуса, уменьшая длину и массу машины и, соответственно, улучшая её подвижность. Стоимость нового танка оказалась значительно ниже стоимости «Русского Рено». Однако испытания опытного танка Т-16 выявили и многочисленные недостатки, в основном, в ходовой части и двигателе.

Конструктор П. Сячинтов усовершенствовал 37-мм орудие французской фирмы «Гочкис» которое под наименованием ПС-1 стали размещать в башне танка. Были созданы новые системы электрооборудования, питания, смазки, элементы ходовой части. До июня 1927 г. улучшенный второй прототип, получивший название Т-18, проходил заводские испытания, а с 11 по 17 июня — сдаточные государственные, которые он в целом прошёл успешно. Комиссия под председательством начальника снабжения РККА П. Дыбенко рекомендовала внести некоторые изменения в системы моторной установки, использовать опорные катки большего диаметра, дополнить ходовую часть катком с амортизатором на передних ветвях гусениц.

Работы по совершенствованию опытного образца Т-18 затянулись до ноября. И все же Реввоенсовет СССР, не дожидаясь их окончания, принял этот танк на вооружение РККА 6 июля 1927 г. Беспрецедентный в истории случай объясняется только необходимостью как можно скорее начать выпуск отечественных танков. Новая машина под индексом МС-1 предназначалась для непосредственного сопровождения пехоты в бою (МС-1 – «малый сопровождения, образец первый»).

Серийное производство

Серийное производство малых танков сопровождения МС-1 (Т-18) началось в ноябре 1928 г. на заводе «Большевик» в Ленинграде. Первые 30 танков строились на средства общественно-политической оборонной организации ОСОАВИАХИМ. С апреля 1929 г. к производству МС-1 подключили также Мотовилихинский машиностроительный завод в Перми, но освоение производства на нём шло медленно, завод зависел от поставок с «Большевика» и в 1930-1931 гг. смог сдать только 30 машин. План выпуска Т-18 по программе «Система танко-тракторо-авто-броневооружения РККА» на 1929-1930 гг. составил 325 единиц. Всего же с осени 1928 по конец 1931 г. было выпущено 959 танков МС-1 (Т-18) в четырех производственных сериях.

На момент начала производства МС-1 находился на уровне и даже превосходил лучшие иностранные образцы лёгких танков по подвижности и вооружению, однако к 1929 г. он уже не отвечал возросшим требованиям РККА и должен был быть заменён на новый лёгкий танк поддержки пехоты Т-19, создание которого, однако, затягивалось, да и оказался он в итоге слишком сложным и дорогим. Поэтому на заседании РВС по принятию новой системы бронетанкового вооружения, проходившем 17-18 июля 1929 г., было решено продолжать серийный выпуск МС-1 (Т-18), но с принятием мер по улучшению его вооружения и скорости. С появлением же в мире к 1930 г. более передовых моделей бронетанковой техники советское военное руководство пришло к выводу, что устаревшая конструкция МС-1 не имеет перспективы развития, и отечественное танкостроение перешло на путь лицензионного производства иностранных образцов новых лёгких танков, в частности, танка сопровождения пехоты Т-26 (который на испытаниях в январе 1931 г. показал преимущество над прототипом Т-20, представлявшего собой улучшенный МС-1 с новым двигателем в 60 л.с., изменёнными корпусом и ходовой частью).

Техническое описание

Корпус и башня

Танк МС-1 был выполнен по классической схеме компоновки и оснащался клёпаными корпусом и башней, которые собирались на каркасе. Кормовые листы были съемными, а остальные броневые листы соединялись заклёпками. Башня на МС-1 обр. 1927 г. была шестигранной, с наблюдательной башенкой и откидной сферической крышкой. Под погон башни в крыше корпуса делался круговой вырез, а в средней части крыши по бокам от башни размещались броневые пробки горловин бензобаков. На корпус танка башня устанавливалась через шаровую опору, а от вертикального перемещения её ограничивали три захвата, служившие в качестве стопора башни в походном положении. Для вентиляции в борту башни располагался небольшой люк, закрываемый крышкой. В задней грани шестигранной башни имелась амбразура для установки пулемета для стрельбы назад. Башня на МС-1 обр. 1930 г. была снабжена развитой кормовой нишей, предназначенной для уравновешения башни после установки длинноствольной («большой мощности») 37-мм пушки БС-3, а также для размещения радиостанции; в реальности ни новая пушка, ни радиостанция на МС-1 так и не были установлены.

Над моторно-трансмиссионным отделением находился съемный бронеколпак, а задний броневой лист корпуса имел отверстия, через которые поступал воздух. К кормовой части корпуса болтами крепился удлинитель («хвост») для облегчения преодоления широких рвов и траншей, а также вертикальных препятствий; «хвост» увеличивал длину корпуса с 3,5 м до 4,38 м. В днище корпуса размещался люк запасного выхода.

Броневая защита танка была противопульной и изготавливалась из стальных катаных броневых листов толщиной 8 (днище и крыша корпуса, крыша башни) и 16 мм (лоб, борта, корма корпуса и башни).

Механик-водитель располагался в лобовой части корпуса в центре отделения управления. Вперёд он смотрел в щель, выполненную в крышке откидного трёхстворчатого люка, и закрывавшуюся при интенсивном обстреле заслонкой с узкими крестообразными прорезями или полностью броневой заслонкой; влево и вправо механик-водитель наблюдал через смотровые щели в скосах бортов корпуса. У него имелся также перископ монокулярного типа («броневой глаз»), размещавшийся также в откидном щитке люка и закрывавшийся сверху броневым корпусом и крышкой. Командир танка, находившийся в башне, являлся одновременно наводчиком орудия, заряжающим и пулемётчиком; он вёл наблюдение за окружающей обстановкой через круговые щели наблюдательной башенки.

Двигатель и трансмиссия

На МС-1 обр. 1927 г.. устанавливали специальный танковый двигатель Т-18 конструкции А. Микулина мощностью 35 л.с. (25,6 кВт) при 1800 об/мин, который располагался поперёк корпуса в корме танка и был выполнен в одном блоке с главным фрикционом и коробкой передач. Двигатель 4-цилиндровый, 4-тактный, однорядный, карбюраторный, воздушного охлаждения, рабочий объем 3200 см2. Надо отметить, что двигатель с воздушным охлаждением на серийном танке применялся впервые. На носке коленчатого вала устанавливалась муфта для подсоединения пусковой передачи, через которую на вал передавалось усилие от рукоятки внутренней заводки, вводимой в зацепление нажатием педали. Пуск двигателя мог производиться также при помощи электростартёра. При нарастании оборотов магнето отключали и в систему включалось динамо-магнето (генератор). Глушитель был автомобильного типа. Удельная мощность танка составляла 6,6 л.с./т. На МС-1 обр. 1930 г. мощность двигателя была повышена до 40 л.с.

Емкость топливных баков составляла 110 л, что обеспечивало запас хода по шоссе до 100-120 км. Танк снабжался огнетушителем, установленным в отделении управления.

Трансмиссия состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения, трехскоростной коробки передач, простого дифференциала с ленточными тормозами и двух однорядных бортовых передач с внутренним зацеплением шестерен, встроенных в ступицы ведущих колёс. Коробка скоростей была объединена с фрикционной муфтой и сателлитом, обеспечивающим разную скорость вращения гусениц при повороте машины. На МС-1 обр. 1930 г. устанавливали четырехскоростную коробку передач и новый многодисковый фрикцион.

Ходовая часть и подвеска

Ходовая часть состояла из семи сдвоенных обрезиненных опорных катков на борт (шесть из которых были сблокированы попарно в три балансирные тележки на вертикальных пружинных амортизаторах с роликами, а один, опиравшийся на нижнюю наклонную ветвь гусеницы, имел индивидуальное подрессоривание), четырёх поддерживающих катков на борт (три из которых подвешены на полуэллиптической листовой рессоре), ведущих колес заднего расположения с зубовым зацеплением, направляющих колес с наружной амортизацией и мелкозвенчатых гусениц из 51 трака каждая шириной 300 мм. Плавность хода достигалась большим динамическим ходом опорных катков с резиновыми бандажами, что для танковой подвески в 1920-е гг. было новинкой. Натяжение гусениц производилось направляющим колесом («ленивцем»), крепившемся на кривошипе и поворотной распорной тяге со стержнем.

Среднее удельное давление на грунт (0,37 кгс/см2) было самым низким среди серийно производимых лёгких танков того времени и обеспечивало МС-1 с боевой массой до 5,9 т хорошую проходимость на местности. Танк преодолевал подъем с углом наклона до 36-40о; стенку высотой до 0,5 м; ров шириной до 1,7-1,8 м и брод глубиной до 0,8 м. Максимальная скорость по шоссе составляла 16 км/ч, а по пересечённой местности — 6,5 км/ч.

Вооружение

Основным вооружением танка МС-1 являлась 37-мм танковая нарезная пушка системы Гочкиса (на танках ранних выпусков) или усовершенствованная ПС-1 (на основной части выпущенных машин). Пушка Гочкиса с длиной ствола в 21 калибр имела клиновой затвор, гидравлический компрессор-тормоз и пружинный накатник. В усовершенствованной П. Сячентовым пушке, получившей наименование ПС-1, были изменены ударный и спусковой механизмы, а также плечевой упор и маска пушки, были введены модератор наката и уравновешиватель для облегчения вертикальной наводки. Пушка размещалась в полушаровой опоре слева в бронемаске башни на горизонтальных цапфах, наведение орудия в горизонтальной (в пределах 35о) и вертикальной (от -8о до +30о) плоскостях осуществлялось вручную при помощи плечевого упора, а поворот башни — с помощью рычага и спинного упора. Прицельное приспособление на большинстве выпущенных танков состояло из простого диоптрического прицела (диоптра и мушки), но на части танков выпуска 1930-1931 гг. устанавливался 2,45-кратный оптический прицел. Боекомплект состоял из 96 (на МС-1 обр. 1927 г.) или 104 (на МС-1 обр. 1930 г.) унитарных выстрелов с чугунными ядрами Гочкиса, стальными осколочными гранатами или картечью, размещавшихся в брезентовых сумках. Скорострельность пушки Гочкиса составляла 5-6 выстрелов в минуту, бронепробиваемость снарядом массой 0,5 кг — до 19 мм под углом 60о на дистанции 500 м.

Помимо пушки МС-1 вооружались 6,5-мм сдвоенным танковым пулемётом системы Фёдорова обр. 1925 г., размещавшимся в шаровой установке справа от пушки в лобовой части башни, его боекомплект состоял из 1800 патронов в коробчатых магазинах по 25 патронов. Пулемёт системы Фёдорова имел плечевой упор и пистолетную рукоятку. На МС-1 обр. 1930 г. этот пулемёт был заменён 7,62-мм танковым пулемётом ДТ обр. 1929 г. с выдвижным металлическим прикладом и боекомплектом 2016 патронов в дисковых магазинах на 63 патрона. Шаровая опора позволяла наводить пулемёт в горизонтальной плоскости в пределах 64о, а в вертикальной от -8о до +30о. Прицеливание из пулемёта осуществлялось с помощью диоптрического прицела. Запорное устройство шаровой опоры на танках образца 1927 г. позволяло при необходимости переносить пулемет в заднюю грань башни.

Электрооборудование и средства связи

Электрооборудование танка МС-1 выполнялось по однопроводной схеме. Источники тока, потребители и электропроводка были рассчитаны на напряжение 6 В. Источниками питания являлись аккумуляторная батарея, магнето и динамо-магнето, потребителями — фара, звуковой сигнал с регулируемой силой звука, задний фонарь, фонарь распределительного щитка и две переносные лампы. Высокое напряжение на свечи зажигания подавалось через прерыватель-распределитель. У танков второй серии система питания двигателя оборудовалась подогревателем воздуха.

Средства внешней связи на танках МС-1 фактически отсутствовали и были представлены лишь флажковой сигнализацией. Планировавшаяся установка радиостанции на танки МС-1 обр. 1930 г. осуществлена так и не была, поскольку она не вписалась в отведённое пространство в кормовой нише башни. Средств внутренней связи на МС-1 также не имелось.

Серийные модификации и опытные образцы

  • МС-1 (Т-18) обр. 1927 г. — с шестигранной башней.

Боевая масса — 5,3 т; экипаж — 2 чел.; габаритные размеры — 4,38 х 1,76 х 2,12 м; клиренс — 315 мм; вооружение — 1 пушка Гочкиса или ПС-1 калибра 37 мм, 2 пулемёта Фёдорова калибра 6,5 мм; боекомплект — 96 выстрелов и 1800 патронов; бронирование — от 8 (днище, крыша корпуса и башни) до 16 мм (лоб, борта, корма корпуса и башни); мощность двигателя 35 л.с. (25,6 кВт) при 1800 об/мин; скорость макс. — 16 км/ч.

  • МС-1 (Т-18) обр. 1930 г. — башня с прямоугольной кормовой нишей, двигатель мощностью 40 л.с., четырёхскоростная коробка передач, литое ведущее колесо. Вооружение — 1 пушка ПС-1 калибра 37 мм, 1 пулемёт ДТ калибра 7,62 мм; боекомплект — 104 выстрела и 2016 патронов.

Боевая масса — 5,68 т; габаритные размеры — 4,35 х 1,76 х 2,12 м; боекомплект — 104 выстрела и 2016 патронов.

Танк МС-1, будучи первым советским серийным танком, являлся базой для разработки различных боевых машин — телемеханического танка ТТ-18 (пять образцов прошли испытания в 1933 г.), самоходно-артиллерийской установки СУ-18 с 76,2-мм полковой пушкой (проект 1930 г.), бронированного трактора (прототип прошёл испытания в 1931 г.), химического танка ХТ-18 (прототип прошёл испытания в 1932 г.), штурмового сапёрного танка (проект 1929 г.). В 1929 г. испытывался также МС-1, оснащённый вторым «хвостом» спереди для преодоления более широких рвов, но из-за резко ухудшившегося обзора для механика-водителя в серию такой танк не пошёл. Из-за малых размеров МС-1 и вследствие быстрого завершения его серийного производства большинство разработок на его основе вообще остались на стадии проекта, а немногие опытные образцы так и не были приняты на вооружение.

Работы по модернизации серийно выпущенных танков с целью повышения их скорости также не вышли из стадии экспериментов. Так, разработанный в КБ завода «Большевик» опытный образец МС-1а с изменённой ходовой частью с элементами от танка Т-26 показал на испытаниях в мае 1933 г. даже худшую подвижность по сравнению с серийным танком. Т-18М разработки КБ завода №37 под руководством Н.А. Астрова как попытка серьезной модернизации МС-1 с установкой на него двигателя ГАЗ М-1 мощностью 50 л.с., трансмиссии от малого танка Т-38, облегчённой башни без кормовой ниши и 45-мм танковой пушки 20К также был построен в 1938 г. лишь в одном экземпляре, поскольку был сделан вывод, что повышение характеристик устаревших МС-1 не оправдывало затрат на их модернизацию.

Эксплуатация и боевое применение

С 1929 г. малые танки сопровождения МС-1 начали поступать на вооружение вновь формируемых механизированных частей. Также они активно использовались в учебных целях для обучения первоначальным навыкам вождения и стрельбы — так, 103 танка сразу после изготовления передали в распоряжение добровольной военно-политической организации ОСОАВИАХИМ и ряда военно-технических учебных заведений. Первые тридцать МС-1, построенные на средства ОСОАВИАХИМа, в мае 1929 года участвовали в параде на Красной площади Москвы.

Танки МС-1 получили боевое крещение во время советско-китайского вооруженного конфликта на КВЖД (Китайско-Восточной железной дороге) в ноябре 1929 г. В составе Забайкальской группы Особой Дальневосточной армии находилась отдельная танковая рота МС-1, базировавшаяся под Читой. Во время боевых действий против китайцев 17-19 ноября 1929 г. в районе станции Манчжурия и г. Чжалайнор 7 из 9 танков роты выходили из строя по техническим причинам, а 2 боевых машины были легко повреждены гранатами при штурме укрепленных позиций противника. Этот конфликт выявил некоторые недостатки первого советского серийного танка: невысокую надежность гусениц и коробки передач, несовершенный диоптрический прицел, низкую способность к преодолению противотанковых рвов и неэффективные против полевых укреплений 37-мм осколочные снаряды, содержащие всего 40 г взрывчатого вещества. Но в целом командование оценило действия танков МС-1 по поддержке атакующей пехоты и уничтожению живой силы противника в бою как вполне удовлетворительные, танки выполнили свою задачу — их появление на поле боя вызвало у противника замешательство и обеспечило прорыв вражеской пятикилометровой полосы укреплений за 1,5 часа.

Учитывая боевой опыт, полученный в военном конфликте на КВЖД, а также в результате проведенной летом 1929 г. реорганизации, был создан первый опытный механизированный полк, развёрнутый в 1930 г. в механизированную бригаду. Она состояла из трех полков: танкового, разведывательного и артиллерийского, а также ряда подразделений боевого и тылового обеспечения. На вооружении танкового полка состояли отечественные малые танки сопровождения МС-1 (Т-18), разведывательного — бронеавтомобили БА-27 (на базе грузового автомобиля АМО-Ф-15). Эта первая отечественная механизированная бригада, насчитывавшая 110 танков МС-1, предназначалась для исследования вопросов оперативно-тактического применения и наиболее выгодных организационных форм механизированных соединений. Танки МС-1 использовались также как база для исследовательских работ и обучения танкистов первоначальным навыкам вождения и стрельбы. Проводились эксперименты по установке на него 45- и 76-мм орудий, новых приборов наблюдения, усиливалась броневая защита и ходовая часть.

К началу 1938 г. в наличии оставалось 862 танка МС-1, их состояние в боевых частях и, особенно, в учебных учреждениях, было крайне изношенным — по большей части они просто стояли на территориях с неисправными двигателями и трансмиссией (запчасти отсутствовали, ремонт осуществлялся только путем разукомплектования других танков), много машин уже было к тому времени разоружено. С 1938 г. официально снятые 2 марта того же года с вооружения МС-1 начали массово передавать в распоряжение укреплённых районов (УРов) на западной и дальневосточной границах СССР для использования в качестве как подвижных, так и, преимущественно, неподвижных бронированных огневых точек (около 150-160 танков, выработавших ресурс двигателя, передали в распоряжение укрепрайонов Ленинградского военного округа еще в 1936 г.). В последнем случае с танков демонтировали двигатель, трансмиссию, а ходовую часть оставляли только для буксировки трактором. На месте пушки в специальной бронемаске закреплялась установка из спаренных пулеметов ДТ или ДА-2, но часть боевых машин перевооружили 45-мм танковыми пушками 20К обр. 1932 г. (поскольку боеприпасов для 37-мм пушек катастрофически не хватало). Вся корма у неподвижных танков срезалась и вместо неё делали люк для выхода из траншеи, иногда демонтировали и кормовую нишу башни, ухудшавшую маскировку вкопанных в дерево-земляные капониры или просто установленных на позиции машин. Укрепрайоны Белорусского военного округа получили в 1938 г. 200 МС-1, а Киевского Особого военного округа — 250. На Дальнем Востоке располагались около 260 МС-1.

К июню 1941 г. на вооружении укрепрайонов находилось примерно 160 танков МС-1, сохранивших двигатели, и 450 их корпусов с башнями в качестве неподвижных бронированных огневых точек. Эти танки приняли участие в приграничных сражениях лета 1941 г., и были уничтожены или захвачены в первые дни и недели боев. Но в ряде случаев отмечались и успехи — так, 2-я танковая рота Осовецкого укрепрайона, имевшая на вооружении 18 МС-1 (часть машин могла передвигаться), с 22 по 24 июня 1941 г. несколько раз вступала в бой с немецкими механизированными подразделениями на Белостокском выступе в Белоруссии, но при отходе все танки и бронебашенные установки пришлось оставить. В Минском укрепрайоне одна бронированная огневая точка на базе МС-1 без двигателя, вооруженная 45-мм пушкой, под командованием сержанта Гвоздева 23 июня 1941 г. в течении четырёх часов сдерживала продвижение противника у моста через реку Друть в районе Белыничей, уничтожив 3 танка, 1 бронетранспортёр и несколько автомобилей, а также рассеяв до роты вражеской пехоты. В полосе Владимиро-Волынского укрепрайона на Украине 87-я стрелковая дивизия, оказавшаяся в окружении к вечеру 24 июня и полностью уничтоженная, получила в первый день войны для усиления обороны 5 броневых коробок от МС-1, в которые установили пулеметы ДТ. Из-за больших потерь в бронетехнике эти устаревшие танки были вынуждены применять и некоторые танковые части. Так, 29 июня 1941 г. танковая рота из 14 танков МС-1 была передана наряду с другими танками в понесший большие потери в районе Луцк-Броды-Ровно 9-й механизированный корпус Юго-Западного фронта, после последующего контрудара на Дубненском направлении по наступающему врагу в мехкорпусе на 2 июля ещё числились 2 МС-1, один из которых был неисправен.

Последние факты боевого применения МС-1 относятся к битве за Москву – например, в составе 150-й танковой бригады на 4 декабря 1941 г. имелось 9 танков этого типа, числившихся по документам вплоть до февраля 1942 г. На Дальнем Востоке (преимущественно, в приграничных районах Приморья у озера Хасан) неподвижные бронированные огневые точки на базе МС-1 оставались на вооружении вплоть до начала 1950-х гг., а затем были исключены из системы оборонительных сооружений и заброшены.

Общая оценка проекта

Конструкция МС-1 изначально создавалась на основе французского легкого танка FT-17 времён Первой мировой войны, но в ней был применён целый ряд оригинальных технических решений. Так, на МС-1 впервые в истории танкостроения были применены поперечное расположение двигателя и его объединение в одном блоке с коробкой передач и главным фрикционом, что позволило значительно сократить длину моторно-трансмиссионного отделения и забронированный объём. Правда, короткий корпус и небольшая опорная поверхность гусениц привели к повышенному раскачиванию танка на ходу и снижению способности к преодолению рвов (даже при наличии специального «хвоста»). Однако удельное давление на грунт было низким и это обеспечивало хорошую проходимость. МС-1 имел более современную подвеску, обуславливающую гораздо лучшую подвижность танка на местности, чем у FT-17 и его различных последующих вариантов — американского М1917 и итальянского Fiat 3000. Лишь мелкосерийный французский NC 27, представлявший собой результат глубокой модернизации FT-17 с новой подвеской и более мощным двигателем, имел подвижность на уровне МС-1. Скорость и запас хода, особенно, у МС-1 обр. 1930 г., считались вполне удовлетворительными для поддержки пехоты.

По вооружению МС-1 превосходил легкие танки непосредственной поддержки пехоты своего времени (ни на одном серийном иностранном легком танке тогда не устанавливали одновременно и пушку, и пулемёт). Однако раздельная установка пулемёта и пушки снижала эффективность их применения, а наведение пушки при помощи плечевого упора и стоявший на большинстве МС-1 простейший диоптрический прицел не способствовали высокой точности наведения. По опыту применения МС-1 в конфликте на КВЖД дистанция эффективной стрельбы оценивалась не более, чем 750-800 м. Пушка Гочкиса обладала сравнительно высокой скорострельностью и позволяла на близких дистанциях бороться с легкобронированной техникой противника, но против полевых укреплений осколочные снаряды, содержавшие всего 40 грамм взрывчатого вещества, оказались совершенно неэффективными, что также показали бои на КВЖД.

Бронирование МС-1 отвечало требованиям конца 1920-х гг., когда ещё не существовало специализированных противотанковых орудий, и обеспечивало защиту от пуль винтовочного калибра, а на больших дистанциях — и от крупнокалиберных пулеметов. Лишь немногие лёгкие танки того времени, такие, как французский танк NC 27, имели лучшее бронирование, до 30 мм в лобовой части корпуса. Но открытые смотровые щели создавали опасность поражения экипажа МС-1 мелкими осколками и брызгами свинца.

Сохранившиеся экземпляры

После снятия с вооружения ни один танк МС-1 в музеи не передавался. Все известные сохранившиеся экземпляры (МС-1 обр. 1930 г.) восстановлены из заброшенных машин, установленных в своё время в качестве неподвижных огневых точек в укрепрайонах на Дальнем Востоке. Так, осенью 1983 г. два найденных корпуса МС-1 привезли на Уссурийский танкоремонтный завод Краснознаменного Дальневосточного округа и там способом макетирования их восстановили. Надо сказать, что все восстановленные МС-1 из-за допущенных при реставрации неточностей или сознательных упрощений имеют существенные расхождения от оригиналов в плане ходовой части и вооружения. В настоящее время МС-1 можно увидеть в Бронетанковом музее в Кубинке (Московская обл.), Центральных музеях Вооруженных Сил и Великой Отечественной войны в Москве, в музее военной техники «Боевая слава Урала» (г. Верхняя Пышма Свердловской обл.), но больше всего, 7 экземпляров, их сохранилось в качестве памятников и музейных экспонатов на Дальнем Востоке (у штаба Восточного военного округа и в военно-историческом музее Восточного военного округа в Хабаровске, у штаба армии в Уссурийске, в музее Тихоокеанского флота и в музее исторической техники во Владивостоке, в Хасанском районе Приморского края на месте боёв).

wiki.wargaming.net

Разработчик: КБ ОАТ
Начало работ над проектом: 1924 год
Выпуск первого опытного экземпляра:
1927 год
Судьба проекта:
Явился предсерийным образцом танка Т-18 (МС-1)

 

В 1926 году в СССР принимается трёхлетняя программа строительства танков, в рамках реализации которой в нашей стране начались одновременные работы по созданию большого количества уникальных образцов военной техники. Программа состояла из двух частей: планов минимум и максимум. Согласно первому в каждой пехотной дивизии должен был появиться один танковый батальон, имеющий на вооружении танки сопровождения (т.е. лёгкие) и «пулемётки сопровождения» (т.е. танкетки). Согласно второму варианту должен был появиться ещё и батальон «маневренных» танков.

Т-16

Рис. 46 Танк Т-16 Опытный экземпляр. Вид сбоку.

Но уже в июле 1925 года Танковое бюро ГУВП ВСНХ разработало под руководством Шукалова С.П. в инициативном порядке проект советского танка. В сентябре 1926 года на расширенном совещании представителей РККА, ГУВП и ОАТ проект был принят.

 Т-16 с имитацией пушки и пулемёта

Рис.47 Танк Т-16 с имитаторами пушки и пулемётов на испытаниях. Июнь 1927 года.

 

Во исполнение принятой трёхлетней программы принимается решение по существенному расширению объёма конструкторских работ по созданию отечественного танка. В качестве базового варианта для начала работ были рассмотрены три конструкции танков: Рено FT-17, Фиат 3000А и вышеназванная отечественная разработка. Решение было принято в пользу последней, как наиболее полно отвечающей требованиям Красной Армии.

Заводу «Большевик» была поставлена задача изготовить один опытный экземпляр танка. Основными ограничениями были: масса танка не должна превышать 5 тонн и машина должна иметь двигатель мощностью не менее 35 л.с. В результате этих работ появился Т-16 – ПЕРВЫЙ СОВЕТСКИЙ ТАНК, полностью разработанный и изготовленный в СССР.

Естественно, в его конструкции хорошо просматривается и итальянский и особенно французский след. Но это не удивительно, так как отечественной школы танкостроения в то время просто не существовало.

Клёпаный из бронелистов корпус каркасного типа, классическая компоновка (отделение управления, отделение боевое. отделение моторно-трансмиссионное) — это Т-16. Доступ к двигателю осуществлялся за счёт наличия съёмных кормовых листов. Экипаж размещался в машине через трёхстворчатый люк, размещённый в передней части танка. Вертикальные створки раскрывались в стороны, а откидной щиток передний – вверх.в этом щитке устанавливался перископический прибор и наблюдательная щель, закрытая заслонкой. Перед люком размещались кронштейны осей колёс направляющих, одновременно выполнявшие роль механизма натяжения гусениц.

Командир танка находился в боевом отделении и должен был вести огонь из спаренных пулемётов (6,5 мм) и пушки Гочкиса (37 мм), которые планировалось установить в шестигранной башне танка, выполняя одновременно функции заряжающего и наводчика. На опытном экземпляре указанное вооружение отсутствовало.

 

т-16 в цехе

Рис.48  Танк Т-16 во дворе завода. 1927 год.

 

Башня через шариковую опору опиралась на подбашенный лист и вращалась командиром танка с помощью специального плечевого упора. Сиденья для командира предусмотрено не было. Его заменял ремень, подвешенный к плечевому упору.

На крыше башни устанавливалась башенка для ведения наблюдения, накрытая грибовидным колпаком. Последний можно было откинуть на пружине и застопорить в открытом положении. Для защиты экипажа от травм башню изнутри обшили кожей, а на щели для наблюдения предусмотрели кожаные налобники. Башня по правому борту имела вентиляционное отверстие, закрытое сдвижной заслонкой, имевшей каплевидную форму.

 т-16-4

Рис.49   Танк Т-16 на испытаниях. Июнь 1927 года.

 

Боевое и моторно-трансмиссионные отделения разделяла металлическая заслонка, имевшая двустворчатый люк, через который обеспечивался доступ к двигателю. Необходимой мощности и габаритов двигателя на тот момент в СССР не было. Поэтому конструктору Микулину поручили его разработку. Он достаточно хорошо справился с решением этого вопроса, создав 35 сильный двигатель с воздушным охлаждением. КПП и механизм поворота монтировалась с ним в едином блоке. На испытаниях заявленных 35 л.с. двигатель не показал, но зато являлся многотопливным и мог работать практически на любом бензине.

Т-16-5

Рис.50   Танк Т-16 на испытаниях.

 

 

Два топливных бака в надгусеничных коробках вмещали 120 литров бензина. На кормовом бронелисте танка крепилось стандартное, по тем временам, дополнение конструкции —  «хвост», позволявший преодолевать рвы большей ширины.

Ходовая часть (на борт) имела по три катка поддерживающих и по три балансирных тележки с двумя катками опорными малого диаметра в каждой из них. Колёса направляющие и катки опорные были снабжены наружной амортизацией. Заднее колесо было ведущим. Переднее – направляющим. Ширина трака мелкозвенчатой гусеницы танка составляла 300 мм.

Танк, при существенном внешнем сходстве с FT-17, имел перед последним ряд значительных преимуществ. Он был легче, меньше по габаритам и более скоростным.

Сложности производственного характера, обусловленные отсутствием специалистов, инструмента и требуемых материалов в нужных количествах значительно удлинили сроки изготовления прототипа. Он был изготовлен лишь в  марте 1927 года.

Его полевые испытания выявили непригодность машины для серийного производства в связи с регулярными поломками двигателя и выходом из строя ходовой части. Ещё одним существенным недостатком конструкции являлась неспособность танка преодолевать рвы, ширина которых превышала 1500 мм, и его высокая центровка.

Используя знания и технические решения, полученные в процессе создания Т-16, на его базе создали улучшенную машину, получившую наименование Т-18 (второе наименование МС-1 малый танк сопровождения пехоты).

т-18 (МС-1)

Рис.51  То, во что превратился Т-16, танк Т-18

Тактико-технические характеристики лёгкого танка Т-16 образца 1927 года

Масса полная (кг) 5050
Экипаж (чел) 2
Длина / ширина / высота / клиренс (мм) 4350 с хвостом (3420 без) /1800/2030/325
Вооружение пушка Гочкиса (37 мм) – 1; спаренный танковый  пулемет Федорова — Иванова (6,5 мм) — 1
Боекомплект 120 выстрелов и 4000 патронов
Прицельные приспособления Прицел телескопический
Бронирование противопульное  лоб/борт/корма/ крыша/днище/башня (мм) 16/16/16/6/6/18
Двигатель марка/мощность (л.с.) 4-ех цилиндровый, карбюраторный, воздушного охлаждения Т-16 / 35
Трансмиссия (тип) механическая
Скорость шоссе / грунт (км/час) 14,5 / 8
Запас хода по шоссе (км) 100
Угол подъёма, град. 35°
Высота стенки, м 0,50
Глубина брода, м 0,72
Ширина рва, м

1,50

Поделитесь с друзьями:

bronetechnikamira.ru

История создания МС — 1

В середине 20-х годов прошлого века танки в СССР были поделены не классическим для сегодняшнего дня образом: Тяжелые, Средние и Легкие, а другим способом: Малые, Основные и Маневренные. МС-1 был как раз танком класса “Малый”, отсюда и часть его названия.

В 20-е годы СССР очень  требовались собственные танки, но ни специалистов, ни базы для того, чтобы начать работы, не было. Был, правда, танк «Рено Русский», который разработали во время гражданской войны. Его отвергли, если верить выписке из одного отчета по этому танку:

«…весьма неудовлетворительны по качеству изготовления, неудобны по владению оружием, а частично и совершенно не вооружены..»

Поэтому решено было купить один из образцов подобной техники из-за границы. Первым обратили взгляд на французский танк Reno FT-17, который уже вовсю пользовался успехом в Европе. Но он обладал рядом недостатков: большой вес (военное командование СССР планировало переправлять танки на грузовиках), маленькая скорость и плохое вооружение(37-мм пушки имели прицельную дальность в 400 м). После отклонения танка  Renault, нашли танк, который более всего подходил для опытного образца нового советского танка —  итальянский Fiat 3000. В результате был куплен один образец машины и отправлен в КБ на завод «Большевик». В марте 1927 года был построен опытный образец под обозначением Т-16.

Испытания выявили ряд недостатков ходовой части, и после их исправления танк назвали Т-18. Предположительно 20-25 мая танк был отправлен в Москву на гос.испытания. Стоит отметить, что пушки у танка не было до сих пор, то есть испытания проводились с макетом орудия.  Орудие в конце концов поставили такое же как  у французского Рено.

МС-1 был принят на вооружение 6 июля того же года. Производился до 1931 года. Эксплуатировался вплоть до 1950-ых годов.

Вооружение

  • Пушка 37 мм
  • Боекомплект, сн. — 96
  • Начальная скорость полета бронебойного снаряда,  м/с, — 600
  • Начальная скорость полета подкалиберного снаряда,  м/с, — 705
  • Прицельная дальность, м, — Примерно 500
  • Углы вертикальной наводки, град.: -8°…+30°

Бронепробиваемость

  • Бронебойный, на расстоянии 100 м, мм/град. — 29/60°
  • Бронебойный, На расстоянии 500 м, мм/град. — 23/60°
  • Бронебойный, На расстоянии 1 км, мм/град. — 16/60°
  • Скорострельность, выстр./мин – до 6

Дополнительное вооружение

Два 6.5-мм пулемета Федорова. Один спарен с пушкой. Другой установлен в правой лобовой части башни.

Тактико-Технические Характеристики

  • Масса, т — 5,3
  • Экипаж, ч — 2. Командир (он же наводчик и заряжающий),  Механик-водитель.
  • Длина корпуса, мм  — 3500
  • Ширина корпуса, мм — 1760
  • Высота, мм  — 2030

Бронирование

Лоб корпуса, мм/град. 16
Борт корпуса, мм/град. 16
Корма корпуса, мм/град. 16
Днище, мм 8
Крыша корпуса, мм 8
Лоб башни, мм/град. 16
Борт башни, мм/град. 16
Корма башни, мм/град. 16
Крыша башни, мм 8

Ходовые качества

  • Мощность двигателя, л. с. — 25
  • Максимальная скорость, км/ч — 16
  • Запас хода по шоссе, км — 100
  • Удельная мощность, л. с./т  — 6,6
  • Преодолеваемый подъём, град.  — 36°

Модификации

  • Т-18 обр. 1929 г. — Боекомплект увеличен до 104 снарядов.
  • Т-18 обр. 1930 г. — Немного уменьшены размеры. Вместо двух пулеметов Федорова, установлен один пулемет Дягтерева. Более мощный двигатель в 40 л.с., в результате чего максимальная скорость возросла до 22 км/ч.
  • Т-18М — Размеры танка увеличились, он стал больше даже чем обычный МС-1. Боекомплект увеличился до 112 снарядов, но вследствие этого уменьшился боезапас для пулемета на 500 патронов. Новый двигатель мощностью в 50 л.с. значительно улучшил ходовые характеристики. Максимальная скорость возросла до 24 км/ч.

Машины на базе МС-1

  • СУ-18 — Самоходная установка. Обладало 76-мм полковой пушкой. Не принята на вооружение по причине того, что шасси МС-1 не выдерживало выстрела 76-мм пушки.
  • ТТ-18 — Телетанк. Управлялся с помощью трехкомандного управления: “Вправо, влево, стоп”. На вооружение не принят по той причине, что при очень малой массе танк в движении качало из стороны в сторону из-за самых мелких кочек и камней, и таким образом он не мог двигаться прямо, как требовало комиссия.
  • ХТ-18 — Химический танк. Обладал химической защитой от различных отравляющих газов. На вооружении у него был распылитель, который мог распылять отравляющий газ и образовывать дымовые завесы. Баки с веществом на 60 литров позволяли заразить или задымить практически 2 км протяженной местности. Не принят на вооружение в пользу ОТ-1.
  • Также МС-1 использовался в качестве транспортира боеприпасов и инженерных машин.

Боевое применение

Конфликт на КВЖД (октябрь-декабрь, 1929 г.) — Во время боев танковые соединения вели себя не скоординировано, однако за все время конфликта не понесли потерь. Поврежденные танки удалось отремонтировать.

Великая Отечественная война(1941-1942) — На начало ВОВ на вооружении стояло 160 танков МС-1 и 450 неподвижных боевых точек (на базе МС-1). Последние данные об использовании МС-1 относятся к декабрю-февралю 1941-42 г. В Битве за Москву принимало участие 9 танков МС-1. Больше эти танки не участвовали в сражениях.

Фотографии танка МС-1

Танк в культуре

Танк МС-1 является легким советским танком первого уровня в игре World of Tanks.

tanki-tut.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.