Су 76и

История создания СУ-76И
Более известными советскими самоходками, созданными на трофейных шасси, стали СУ-76И. В большинстве публикаций, так или иначе касающихся этих машин, говорится о том, что причиной их появления стали массовые аварии трансмиссии принятых на вооружение СУ-76 (СУ-12) на базе танка Т-70 с параллельной установкой двух спаренных двигателей, работавших на общий вал. И в качестве временной меры, впредь до отработки СУ-76 в производство запустили СУ-76И. однако как следует из документов, дело обстояло не так, и появление СУ-76И напрямую было связано с СГ-122.

Самоходная установка СУ-76И.
i_091
Дело в том, что еще в процессе производства последних выяснилось, что машина, особенно её передняя часть сильно перетяжелена. Из-за этого передние опорные катки часто выходили из строя (следует помнить, что база самоходок была не новой, а ремонтной). После появления постановления ГКО о прекращении производства СГ-122 на заводе № 40, ГБТУ КА предложило использовать задел трофейных шасси, сначала предназначенных для установки гаубиц М-30, использовать в качестве базы для самоходки с 76-мм пушкой.


ичем в качестве вооружения предлагалась танковая Ф-34, а не дивизионная ЗИС-3 — основной мотивацией такого решения была меньшая масса первой артсистемы по сравнению со второй. Уже 18 января 1943 года было подписано постановление ГКО № 2758сс «Об организации на заводе № 37 производства самоходных артиллерийских установок СУ-76 на базе трофейных танков „Артштурм“ и Т-3 с 76-мм пушкой Ф-34». Спустя два дня в развитие этого документа появился приказ наркома танковой промышленности И. Зальцмана № 44, в котором говорилось:
«Директору завода № 37 т. Зеликсон:
а). Организовать производство самоходных артиллерийских установок СУ-76 с выпуском их: март — 15 шт., апрель — 35 шт., май — 40 шт., июнь — 45 шт.
б) С 1 марта 1943 г. прекратить ремонт танков Т-60 и Т-70, передав их ремонт РЭУ ГБТУ КА.
Директору завода № 37 и начальнику отдела главного конструктора НКТП т. Гинзбургу:
а). Закончить конструктивную разработку СУ-76 к 25 января 1943 г.
б). Изготовить опытный образец СУ-76 к 15 февраля 1943 г.
в). Испытать опытный образец к 25 февраля 1943 г.
Главному технологу НКТП т. Гуревич выделить необходимое станочное оборудование.
Директору завода № 40 т. Мартиросову:
а). Прекратить с 1 февраля 1943 года производство самоходных установок СГ-122.
б).

редать заводу № 37 имеющиеся в наличии трофейные танки, в том числе 35 отремонтированных с рембазы № 82 и все пригодные для использования на СУ-76 заделы, отгрузив заводу № 37 все указанное имущество не позднее 10 февраля 1943 г.
Укомплектовать КБ завода № 37 необходимыми кадрами ИТР и вспомогательного персонала в количестве не менее 25 человек.
НКВ т. Устинову командировать на завод № 37 группу конструкторов ЦАКБ НКВ для проектирования установки пушки Ф-34.
НКО т. Федоренко обеспечить завод № 37 ремонтным фондом трофейных танков „Артштурм“ и Т-3 в следующих количествах: март — 20 шт., апрель — 40 шт., май — 60 шт., июнь — 60 шт.
К 1 апреля 1943 года направить дополнительно на завод № 37 850 рабочих».

Опытный образец СУ-76И на испытаниях.
Su-76_original
Как видно из документа ни о какой замене СУ-12 самоходками на трофейных шасси речи не идёт. Более того, к проектированию новой машины привлекается конструктор С. Гинзбург, которого позже (в апреле 1943 года) сняли с должности и отстранили от работы именно за массовые поломки СУ-12 (СУ-76) с параллельной установкой двигателей.
Ещё за день до появления этого приказа — 19 января 1943 года — председатель арткома ГАУ КА генерал-лейтенант Хохлов сообщил заместителю начальника ГБТУ КА Коробкову, что начальник ГАУ КА Н. Яковлев утвердил тактико-технические требования на разработку 76-мм штурмовой самоходной пушки СУ-76 на шасси трофейных самоходных установок «Артштурм» и танков Т-3.
В них говорилось, что «76-мм штурмовая самоходная пушка предназначена в качестве орудия сопровождения мотомехчастей и пехоты для борьбы с огневыми точками, танками и живой силой противника, как прямой наводке, так и с закрытых позиций».

я изготовления такой машины с экипажем из четырех человек предполагалось использовать штатную качающуюся часть 76-мм танковой пушки Ф-34 и шасси немецкого трофейного танка Т-3 (Pz. I II) или самоходки «Артштурм» (StuG III).
Согласно требованиям, установка вооружения должна была обеспечивать скорострельность не менее 12 выстрелов в минуту (при стрельбе прямой наводкой или на малых углах возвышения), горизонтальный обстрел в пределах не менее 20 градусов, а вертикальный — от -5 до +12 градусов. Прицелы предполагалось использовать от «76-мм полковой пушки, находящейся в валовом производстве, или 76-мм дивизионной пушки обр. 1942 года ЗИС-3». В качестве дополнительного вооружение требовалось предусмотреть два пистолета-пулемета ППШ (стрельба из них должна была вестись через амбразуры в бортах), боекомплект определялся в 75 выстрелов к пушке и не менее 1000 патронов к ППШ.
При изготовлении машины не допускались «изменения в компоновке моторного, трансмиссионного отделений и отделения управления», а боевое отделение «подвергается изменениям в объеме, обеспечивающем возможность установки танковой пушки Ф-34 и создания нормальных условий орудийному расчету».

лщина бронерубки, монтируемой на шасси, должна была «соответствовать толщинам бронелистов „Артштурма“ или Т-3». Для посадки экипажа в кормовом листе рубки должен был размещаться люк, через который осуществлялась и загрузка боекомплекта. В крыше рубки должен был размещаться лючок для установки панорамы орудия, прибор ПТК для командира машины и вентилятор. Все самоходки должны были оснащаться радиостанцией 9-Р и танковым переговорным устройством ТПУ-3ф.
Первый опытный образец новой машины, получившей обозначение СУ-76И (И — «иностранная») удалось собрать только к началу марта 1943 года. Связано это было прежде всего с тем, что находившийся в Москве завод № 37 (ныне это территория НИИ ДАР у станции метро «Преображенская площадь») имел очень ограниченный станочный парк и небольшое число рабочих — основное производство эвакуировалось в Свердловск еще в октябре 1941 года.[1]
Испытания первого опытного образца СУ-76И прошли на Софринском артиллерийском полигоне с 13 по 20 марта 1943 года в объеме 434 выстрела (из них 212 на усиленном заряде) и 280 километров пробега (93 шоссе, 187 проселок).
Рассмотрев результаты испытаний указанной самоходной артиллерийской установки, танковое управление ГБТУ КА посчитало «установку отечественной танковой пушки Ф-34 на трофейном танке Т-3 целесообразной». При этом сообщалось, что при производстве машин должны соблюдаться следующие условия:
«1. Все образцы СУ-76, поставляемые в Армию, должны иметь вес, не превышающий веса опытного образца.
2.

и использовании трофейной матчасти танков все агрегаты должны быть перебраны и тщательно осмотрены.
3. Каждый образец, передаваемый в Армию, должен быть обеспечен запасными катками и звёздочками (катков 4 шт., звездочек 1 шт.). Катки должны быть переобрезинены на отечественных заводах.
4. Каждый образец СУ-76 должен быть снабжен шпорами на гусеницы из расчёта одна шпора на каждый пятый трак гусеничной цепи.
Целесообразно запас горючего, вмещаемого самоходной установкой, увеличить до 100 литров за счет установки дополнительных баков. СУ-76 с дополнительными баками необходимо испытать пробегом на расстояние 150–200 километров, совместив эти испытания с испытанием по вязкому фунту в летних условиях».

Серийный вариант СУ-76И, вид слева (ЦМВС).
1383121712_12
Самоходная установка СУ-76И изготавливалась на базе танка Pz. III (со снятой башней и подбашенным листом) или штурмового орудия StuG III с демонтированной рубкой. Вместо них сверху устанавливалась рубка в форме усеченной пирамиды, сваренная из бронелистов толщиной 25–35 мм. Вооружение машины состояло из 76-мм танковой пушки Ф-34, имевшей в варианте для вооружения самоходки индекс С-1. От танкового варианта она отличалась наличием карданной рамки, позволявшей устанавливать орудие непосредственно в лобовом листе корпуса.

этой пушке использовался поворотный механизм от 122-мм гаубицы М-30. В июне 1943 года завод № 92 предложил использовать в установке С-1 поворотный и подъемный механизмы от 76-мм дивизионной пушки ЗИС-3, но было ли это введено на СУ-76И автору неизвестно. Снаружи установка закрывалась довольно массивной литой бронемаской.
БоекомплектСУ-76И состоял из 98 выстрелов, уложенных в укладки у задней части правого и левого бортов боевого отделения. Экипаж машины состоял из четырех человек — механика-водителя, командира (справа от пушки), наводчика (слева от пушки) и заряжающего (в задней части боевого отделения). Для посадки экипажа имелось два люка слева в крыше над наводчиком и в кормовом листе рубки. Самоходка оснащалась радиостанцией 9-р и танковым переговорным устройством ТПУ-3.
Изготовление СУ-76И началось на заводе № 37 в последних числах марта 1943 года, а уже 29 апреля на предприятии прошло совещание, посвященное вопросам изменения конструкции, и приёмки машин СУ-76И. после обсуждений предлагались следующие изменения:
Изготовить опытный образец горизонтальной укладки снарядов (по типу немецкой) к 15 мая и сдавать машины с новыми укладками через 15 дней после их утверждения;
Ввести брезентовые чехлы на укладку — с 8-й машины;
Ввести окантовку люков для экипажа — с 11-й машины;
Установить дополнительный бронещиток на бронировку противооткатных устройств — с 11-й машины (на ранее сданных самоходках смонтировать не позднее 3 мая);
Установить на корме всех самоходок съемные баки емкостью 100 литров, причем на ранее выпущенных, начиная с 8-й машины сделать это до 3 мая;
В задней дверце люка в кормовом листе рубки сделать отверстие для ППШ — с 11-й машины.
Кроме того, в связи с отсутствием на большинстве получаемых машин Pz.

I фильтров, а также отсутствия в производстве воздушных и масляных фильтров, было принято решение разрешить монтаж в течение апреля-мая 1943 года на СУ-76И сухого сетчатого фильтра двигателя ЗИС-5 производства МКЗ.
Самоходно-артиллерийская установка СУ-76И, вариант с командирской башенкой от танка Pz. III
i_092
В течение мая предписывалось провести испытания воздухофильтра типа «Циклон» и результаты доложить в ГБТУ не позднее 25 мая.
О том, с какими трудностями шло производство самоходных установок СУ-76И, можно узнать из доклада военпреда ГБТУ КА на заводе № 37 капитана Ворогушина, посвящённого выполнению майской программы 1943 года. За этот месяц предприятие сдало 15СУ-76И (за апрель-25):
«В мае 1943 года завод № 37 должен был по плану выпустить 35 машин СУ-76И, фактически выпущено 15 штук.
Причины невыполнения плана следующие.
1. Почти полное отсутствие в производстве машин. Дело в том, что в апреле завод затратил много сил на выполнение апрельского плана. Рабочие работали в цехах, особенно в последней пятидневке месяца, круглыми сутками. Все машины, обеспеченные деталями, были собраны и окончательно сданы военной приёмке.

ким образом, все силы завода задействовали на выполнение апрельского плана, задел для изготовления машин практически не производился.
2. Благодаря активной работе в апреле и небольшого количества деталей, оставшихся для сборки самоходок, завод по существу не работал до 7 мая, так как рабочие вынуждены были отдыхать. Таким образом, количество рабочих дней в мае сократилось до 21.
3. Исключительно плохая помощь заводу оказывается со стороны Наркомтанкпрома. То, что завод не в состоянии изготавливать у себя, размещается по другим предприятиям только по инициативе завода, при этом с большими трудностями. Наркомат танковой промышленности не только не оказывает помощи заводу в размещении заказов на других заводах, но, заявляя, что необходимо ремонтировать машины только за счёт снятия деталей с других машин, а не идти по линии изготовления хотя бы незначительного количества и маю трудоемких деталей, тем самым направляет руководства завода по неправильному пути. Благодаря такому мнению руководство завода живет только сегодняшним днем, разукомплектовывая ремфонд и собирая, по существу, из двух машин одну.
4. Недостаточное количество квалифицированной рабочей силы на заводе. Так, например, из-за отсутствия электросварщиков сборочный цех имел несколько дней простоя. Отдел же кадров завода, несмотря на острую необходимость в электросварщиках, не обеспечил своевременное обучение их необходимого количества, хотя все возможности для этого имелись.

лько в конце мая директор завода издал приказ об обучении, или вернее, подготовке из неквалифицированного состава рабочих, четырех электросварщиков.
Из-за отсутствия токарей механический цех завода полностью также не загружен. Этот цех в мае имел большие простои станков, и в то же время сборочный цех ощущал недостаток в изделиях механического цеха.
Сборочный цех завода также ощущал большой недостаток в рабочей силе. В цехе имеется шесть основных сборочных бригад, которые при нормальных условиях и напряженной работе могут собирать в месяц не более 25 машин. Таким образом, при всех благоприятных условиях плановое задание заводу по выпуску самоходок не было обеспечено. Для увеличения же количества бригад дирекция завода мер пока ещё не приняла.

Двойной трофей — захваченная немцами СУ-76И.
486867
Анализируя существующее положение на заводе можно отметить, что и в июне месяце он не сможет выполнить заданный ему план, фактически может быть выпушено из ремонта и переделано на СУ-76И 20–25 машин. Это подтверждается тем, что имеющийся ремфонд сильно разукомплектован. Так, например, ни на одной машине нет магнето, многие не обеспечены венцом ведущего колеса, катками ходовой части, шестернями газораспределения и совершенно отсутствуют специальные манжеты в системе гидравлических тормозов.
Сейчас производятся опыты по установке на машины магнето отечественного производства, однако получение их откуда-либо затруднительно.


шестернями газораспределения, венцами ведущего колеса и манжетами для гидротормоза вопрос на сегодня совершенно не решен. Количество остродефицитных деталей не ограничивается этим, и равняется примерно 75 наименованиям.
Если бы даже завод был полностью удовлетворен запасными частями, то из-за отсутствия достаточного количества рабочей силы, особенно в сборочном цехе, в июне месяце можно выпустить не более 25 машин».
Кстати, уже в июне 1943 года начались проблемы с поставкой трофейных шасси для переделки их в самоходки. Дело в том, что в марте — апреле большинство машин поступали с завода № 40, рембаз № 8 и 82, то есть уже после проведения ремонта. Кроме того, прибывающий для нужд сборки на завод № 37 ремфонд охранялся. Начиная же с мая трофейные танки стали поступать главным образом с Юго-Западного фронта, причем в очень плохом состоянии «в смысле его укомплектованности и пригодности деталей для ремонта».
Так, по состоянию на 5 июня 1943 года ситуация с шасси для СУ-76И была следующей. Всего с февраля на завод № 37 завезли 127 трофейных танков Pz. III и самоходных установок StuG III. Из этого количества: 27 поступило с завода № 40 (бывший № 592), 27 — с ремзавода № 82, 15 — с ремзавода № 8,7-с Калининского и 35 с Юго-Западного фронтов, 15 — из учебного центра самоходной артиллерии.
Из этого количества было списано как негодные 24 машины, отремонтировано и переделано в СУ-76И — 41 и в процессе производства находилось — 30 единиц. Таким образом, по состоянию на 5 июня 1943 года ремонтный фонд завода № 37 составлял 32 единицы. Кроме того, в тот же день на станцию Черкизово прибыл железнодорожный транспорт с 26 трофейными танками, из которых «беглым осмотром выявлено примерно 15 машин годных к ремонту, остальные в большинстве горелые и разукомплектованные». В своих выводах по этому вопросу помощник военпреда ГБТУ КА на заводе инженер-капитан А. Шитов 5 июля 1943 года сообщал следующее:
«Большинство машин приходят либо разукомплектованными, либо с негодными к ремонту агрегатами и деталями. Особо остро стоит вопрос с опорными катками, магнето, распределительными шестернями, манжетами поршней тормозной гидросистемы и рядом других. Из-за некомплектности танков и невозможности изготовить ряд деталей своими силами, работники сборочного цеха черпают эти детали за счет вновь прибывающего на завод ремфонда. Таким образом, имеющийся в данный момент задел в 32 единицы почти полностью „раздет“, и фактически из двух машин собирается одна.
Считаю, что при данном количестве ремфонда и при вышеизложенном его состоянии, и кроме того, учитывая производственную возможность завода для воспроизводства целого ряда деталей, завод не сумеет справиться с возложенной на него Правительством программой, если в самом ближайшем будущем ему не будет предоставлен в достаточном количестве и в укомплектованном состоянии ремонтный фонд. Кроме того, завод в ближайшее время обязан будет выдавать полковой и ремонтный комплекты ЗИПа, что главным образом, потребует большого количества ремфонда».
К началу июля 1943 года сложная ситуация сложилась на московской станции Черкизово, куда прибывали эшелоны с трофейными танками и самоходками для завода № 37. Станция оказалась буквально забитой платформами с бронетехникой, причём многие машины были в весьма плачевном состоянии. Ситуация усугублялась тем, что в Черкизово не было железнодорожных кранов большой грузоподъёмности, пригодных для разгрузки танков.
Кстати, ещё одной проблемой, с которой столкнулся завод № 37 при выпуске СУ-76И, стал вопрос утилизации снятых с танков башен. Так, 25 июня 1943 года начальником ГАУ РККА генерал-полковником Яковлевым был утвержден протокол совместного решения представителей ГАУ, Управления оборонного строительства и управления укрепраионов Генерального Штаба по поводу использования «танковых башен с вооружением и подбашенных коробок, снимаемых заводом № 37 НКТП с танков Т-3 и „Артштурм“ при переделке последних в самоходки СУ-76И».
Сообщалось, что на заводе скопилось до 150 комплектов башен и рубок с 37, 50, 75 и 105-мм пушками, при этом вооружение в большинстве своем некомплектно и с выведенными из строя механизмами. Предполагалось использовать «башни и подбашенные короба на оборонительных рубежах в крупных населенных пунктах как огневые точки для борьбы с танками и пехотой противника». При этом штатное вооружение планировалось заменить на отечественные 45, 47 и 76-мм орудия, для чего артиллерийскому комитету ГАУ поручалась разработать варианты такого перевооружения и испытать их.
Однако в течение месяца ничего сделано не было, и 24 июля заместитель директора завода № 37 А. Филькин уведомил Федоренко о том, что «завод приступает к вывозке этих башен и пушек на базы Главчермета». Это решение было утверждено руководством ГБТУ КА спустя пять дней.
Между тем выпуск СУ-76И продолжал возрастать. Если за первые три месяца выпуска их собрали 60, то по постановлению ГКО № 3703сс от 8 июля 1943 года планировалось изготовить в третьем квартале 1943 года 80 самоходок СУ-76И, в том числе в июле 25 машин. Этим же документом завод № 176 (г. Муром) должен был в июле поставить «10 башен» для этих машин.
План третьего квартала удалось выполнить почти на 100 % — завод № 37 сдал за три месяца 78 СУ-76И. Кстати, любопытное письмо директор завода № 37 Зеликсон направил начальнику ГБТУ КА Федоренко 17 сентября 1943 года. Оно хорошо иллюстрирует, в каком состоянии доставляли трофейную матчастьдля переделки в СУ-76И:
«Сообщаю, что Ваш приказ № 055 от 27 мая 1943 года не выполняется. До сих пор трофейные машины Т-3 на завод № 37 с целого ряда СПАМов и фронтовых трофейных бригад прибывают с большим количеством боеприпасов и было четыре прибытия машин с остатками человеческих тел.
В силу того, что завод № 37 не имеет ни склада, ни каких других условий для хранения боеприпасов, вынужден просить Вашего категорического распоряжения направлять на завод № 37 машины Т-3 и „Артштурм“ только полностью очищенные от боеприпасов и остатков человеческих тел».
В четвёртом квартале 1943 года, после изготовления еще 62 СУ-76И их выпуск был прекращен. К этому времени на заводах полным ходом шло производство отечественных самоходных установок СУ-76М, количество которых покрывало потребности Красной Армии. Всего за 1943 год московский завод № 37 изготовил и передал в войска 201 самоходку СУ-76И, включая опытный образец.
На данный момент сохранилось две СУ-76И. Одна в г. Сарны поднятая из реки Случь, вторая в Центральном музее ВОВ на Поклонной горе в Москве (утверждают, что «новодел»).
В г. Сарны на постаменте
i
6459370pto
В Москве

su76i_16
Источники:
М. Коломиец «Трофейные танки Красной Армии. На «Тиграх» на Берлин!» М. Яуза, Эксмо 2010 г.
Главное автобронетанковое управление «Люди, события, факты в документах. 1940-
1942 гг.» Книга II. М., 2005.
Главное автобронетанковое управление «Люди, события, факты в документах. 1943-
1944 гг.» Книга III. M., 2006.
Главное автобронетанковое управление «Люди, события, факты в документах. 1944-
1945 гг.» Книга IV. М., 2007.

mihalchuk-1974.livejournal.com

СУ-76И – Советская средняя самоходная артиллерийская установка первой половины 40-х годов прошлого века, относящаяся к классу штурмовых орудий САУ СУ-76И была разработана на базе захваченных РККА в боях немецких танка Pz Kpfw. III и самоходного штурмового орудия StuG III. В названии САУ аббревиатура «СУ» расшифровывается, как «самоходная установка», число «76» обозначает калибр пушки, а буква «и» обозначает «иностранность» принадлежности базы орудия. В советских источниках так же встречается название СУ С-1 и СУ-76 (С-1).

История и предпосылки создания.

В конце 1941 года и в последующие периоды трофейными командами РККА было учтено большое количество захваченной немецкой техники. Среди захваченной в боях бронетехники, выделялись образцы танков Pz.Kpfw. III различных модификаций и самоходных штурмовых орудий StuG III. А учитывая тот факт, что на этом периоде войны РККА остро нуждалась в самоходных орудиях, было принято решения разработать и запустить в мелкосерийное производство самоходно-артиллерийскую установку с отечественным вооружением на шасси Pz.Kpfw. III и StuG III. Разработанной в начале 1943 года машине присвоили название СУ-76И и уже в марте 1943 года запустили ее в мелкосерийное производство на заводе № 37 в Мытищах. Выпуск данных САУ продолжался до конца ноября 1943 года и был прекращен в связи с нехваткой немецких шасси, которые уже так же начали постепенно выбывать из строя парцерваффе. Всего за период выпуска было произведено 201 САУ СУ-76И.

Компоновка.

САУ-76И, по аналогии с немецким средним танком Pz.Kpfw. III и самоходкой StuG III, была скомпонована по классической схеме. Моторное отделение располагалось в задней части корпуса. В центральной части корпуса и в рубке размещались боевое отделение, отделение управления, сопряженное с боевым, распространялось на среднюю часть корпуса, смещенную к его носовой части. Трансмиссионное отделение занимало переднюю часть корпуса САУ.

Экипаж САУ-76И состоял из четырех человек. Механик-водитель размещался в средней части корпуса при смещении к носу относительно рубки. Командир САУ, заряжающий и наводчик находились в рубке и средней части корпуса.

Для посадки в САУ и высадки из нее экипаж пользовался пятью люками. В верхней передней части корпуса размещалось два люка, одним из них, расположенным слева, пользовался механик-водитель, второй люк, предназначенный в немецком танке Pz.Kpfw. III для стрелка радиста, был резервным. Командир, наводчик и заряжающий пользовались двумя квадратными люками, размещенными в крыше или же распашным люком в левой части кормы рубки.

Бронезащита корпуса и башни.

Бронирование средней САУ СУ-76И было разработано по дифференцированному противопульному и противоснарядному принципу и могло обеспечить защиту, как от пуль различных калибров легкого стрелкового оружия и мелких осколков, так и снарядов незначительных калибров.

Корпус СУ-76И, как и танка Pz.Kpfw. III, был собран из катаных листов хромоникелевой стали при поверхностной закалке путем сварки и крепления на болтах броневых листов между собой и каркасом корпуса. Толщина бронелиста в лобовой части корпуса зависела от модификации выбранного для переоборудования немецкого танка. А поэтому она колебалась от 15 до 45 миллиметров. Аналогично и толщина бронеплит бортов и кормы зависела от переоборудуемого образца. Как правило, она колебалась в пределах от 15 до 40 миллиметров.

Боевая рубка САУ собиралась из катаных стальных бронелистов, которые соединялись между собой и каркасом путем сварки и болтовых соединений. Бронелисты в лобовой части рубки имели толщину в 40 миллиметров, на бортах и корме – в 30, а на крыше – 15 миллиметров. Лоб и борта рубки имели углы наклона к вертикальной нормали под углом в 25 и 28 градусов соответственно.

Вооружение.

При разработках документации на производство САУ СУ-76И планировали оснастить ее пушкой 76,2 миллиметров ЗИС-3Ш (где буква «Ш» обозначает «штурмовая»), но ее установка не обеспечивала надежной защиты амбразуры от пуль и осколков при поворотах. Проблему решили путем установки на САУ 76,2-миллиметрового орудия С-1, которое было разработано на основе танковой пушки Ф-34, которой оснащались средние танки Т-34. Главным отличием пушки С-1 от Ф-34 было наличие карданной рамки, что позволяло устанавливать ее прямо в лобовой лист боевой рубки, при этом освобождалось место в боевом отделении. Боекомплект к орудию состоял из 96 выстрелов унитарного заряжания, которые располагались на горизонтальном стеллаже в заднем правом углу рубки, вдоль левого борта в вертикальных стойках, а так же вдоль правого борта в вертикальной стойке.

Для личной защиты экипаж САУ СУ-76И вооружался одним пистолетом-пулеметом ППШ или в поздний период ППС с боекомплектом в 1000 патронов и двадцатью гранатами Ф-1, так же, как и в САУ СУ-76М, в укладке справа находился пулемет ДТ калибра 7,62 миллиметра и боекомплектом в 1206 патронов в дисках.

Ходовая часть, двигатель и трансмиссия.

В качестве силовой установки в САУ СУ-76И использовались в основном родные для немецкого танка Pz.Kpfw. III V-образные двенадцатицилиндровые карбюраторные  двигатели фирмы «Майбах» с жидкостным охлаждением двух модификаций Maybach HL 108TR и Maybach HL 120TR с мощностью от 250 до 300 лошадиных сил, которые обеспечивали САУ максимальную скорость при движении по шоссе в 40 километров в час. Иногда, но весьма редко, СУ-76И оснащались отечественными аналогичными двигателями.

Трансмиссии самоходно-артиллерийской установки СУ-76И состояла из следующих основных узлов:

главного (основного) двухдискового фрикциона, который работал по принципу сухого трения сталь по стали;

карданного многоступенчатого вала;

механической шестиступенчатой коробки передач (пять передач вперед и одна назад);

одноступенчатого планетарного механизма для осуществления поворотов;

тормозов колодочного типа;

одноступенчатых бортовых передач.

Ходовая часть САУ СУ-76И, в точности напоминала ходовую немецких танков Pz.Kpfw. III, на основе которых производилась, что, собственно говоря, и неудивительно.  Учитывая то, что САУ-76И производилась из практически всех основных воевавших модификаций немецкого танка, то и ходовая САУ имела несколько основных конструкционных вариантов. В основном она состояла из шести и восьми опорных катков, индивидуального расположения или сформированных в тележки, трех верхних поддерживающих катков малого диаметра, передних ведущих колес с зубчатыми венцами и задних ленивцев, снабженных механизмом натяжения гусеницы.

Гусеницы  САУ СУ-76И работали по принципу цевочного зацепления. По типу они относились к мелкозвенчатым, двухгребневым и собирались из литых стальных двухгребневых траков.

Боевое применение.

Самоходно-артиллерийские установки СУ-76И прибыли на фронт примерно к концу весны 1943 года и верой и правдой прослужили РККА примерно до средины 1944 года. При этом они воевали практически на всех важнейших фронтах восточного театра военных действий. Есть упоминания об участии САУ СУ-76И в Курской битве, в освобождении Киева, в операциях РККА на Волыни. В этих боях данная самоходка зарекомендовала себя хорошо, тем самым восполняя недостаток РККА в подобного рода технике чисто отечественного производства. Последнее упоминание о применении СУ-76И приходится на август 1944 года, когда, очевидно, последние экземпляры этих машин принимали участие в Ясско-Кишиневской наступательной операции в составе подразделений Второго Украинского фронта.

tanki-v-boju.ru

СУ-76И в игре

Исследование и прокачка

Машина является акционной и не требует прокачки дополнительных модулей.

Боевая эффективность

С помощью мощного 76-мм орудия с отличной бронепробиваемостью и высоким уроном самоходка способна как прокладывать путь союзникам в наступлении, так и удерживать ключевые направления на карте. Максимальная скорость машины составляет 50 км/ч. Это позволяет быстро менять позицию или своевременно вернуться на защиту базы в случае угрозы захвата. У СУ-76И неплохое лобовое бронирование, которое надёжно защищает от мелкокалиберных пушек, однако лишний раз подставляться под вражеский огонь не стоит: запас прочности невелик. Противников выше уровнем лучше всего выманивать на открытую местность и расстреливать из засады, в остальных случаях наиболее эффективна стрельба со второй линии.

Так-же довольно эффективна стрельба фугасными снарядами. Хоть урон фугасного снаряда не настолько велик, по сравнению с «фугасницами» одноклассников и составляет всего 156 урона, но против подавляющего большинства танков 2 и 3 уровня пробиваемость фугаса позволяет наносить полный урон.

Экипаж

  • Боевое братство увеличит характеристики танка.
  • Маскировка повысит незаметность машины.
  • Комбинация Орлиный глаз + Радиоперехват даст прибавку к обзору в 5%.
  • Комбинация Плавный поворот башни + Плавный ход позволит меньше терять время на сведение при движении и повороте башни.
  • Шестое чувство поможет определить, обнаружен ли танк или нет.
  • Снайпер повысит убойную силу пушки.
  • Король бездорожья повысит подвижность по слабым грунтам.
  • Изобретатель повысит дальность связи.

Оборудование, снаряжение и боекомплект

Оборудование
  • Досылатель немного ускорит перезарядку.
  • Стереотруба даст приличный бонус к обзору в стоячем положении.
  • Улучшенная вентиляция даст небольшой бонус к характеристикам танка.
Снаряжение

Снаряжение стандартное — Ремкомплект, Аптечка, Огнетушитель.

Боекомплект

Основные снаряды — бронебойные. Подкалиберные стоит заряжать для встреч с бронированными противниками. Осколочно-фугасные снаряды пригодятся для сбития захвата базы или добивания противников с малым запасом прочности.

Галерея скриншотов

Оценка СУ-76И

История изменений

Историческая справка

Советская самоходно-артиллерийская установка (САУ) класса штурмовых орудий на базе захваченных Красной Армией немецких танков Pz Kpfw III и САУ StuG III. Индекс «и» в обозначении СУ-76и обозначает иностранную базу для самоходки. На самом деле, САУ была принята на вооружение под обозначением «СУ С-1». В послевоенной печати встречается также обозначение «СУ-76 (С-1)». Машины этой марки серийно выпускались на московском заводе № 37 с марта 1943 года. В отличие от ранее изготовленных самоходных гаубиц, рубка в новой САУ получила наклонные борта, что повышало их прочность.

История производства

В большинстве публикаций, касающихся СУ-76и, говорится о том, что причиной их появления стали массовые аварии трансмиссии принятых на вооружение СУ-76 (СУ-12) с параллельной установкой двух спаренных двигателей, работавших на общий вал. И в качестве временной меры, впредь до отработки СУ-76 в производство запустили СУ-76И, но как следует из документов, обстояло не так, и появление СУ-76И напрямую связано с СГ-122.

Еще в процессе производства СГ-122 выяснилось, что самоходка, особенно ее передняя часть перетяжелена. Из-за этого передние опорные катки часто выходили из строя (база самоходок была не новой, а ремонтной). После появления постановления ГКО о прекращении производства СГ-122 на заводе №40, ГБТУ предложило использовать задел трофейных шасси, сначала предназначенных для установки гаубиц М-30, использовать в качестве базы для самоходки с 76-мм пушкой. Уже 18 января 1943 года подписано постановление ГКО №2758сс «Об организации на заводе №37 производства самоходных артиллерийских установок СУ-76 на базе трофейных танков «Артштурм» и Т-3 с 76-мм пушкой Ф-34». Спустя два дня в развитие этого документа появился приказ наркома танковой промышленности И. Зальцмана №44, в котором:

«Директору завода №37 т. Зеликсон:

а).Организовать производство самоходных артиллерийских установок СУ-76 с выпуском их: март — 15 шт., апрель — 35 шт., май — самоходки СУ-76И, 40 шт., июнь — 45 шт. б) С 1 марта 43 г. прекратить ремонт с открытым танков Т-60 и Т-70, передав их ремонт РЭУ ГБТУ КА.

Софринский Директору завода №37 и начальнику от главного конструктора НКТП т. Гинзбургу:

а). Закончить конструктивную разработку СУ-76 к 25 января 1943 г.

б). Изготовить опытный образец СУ-76 к 15 февраля 1943 г.

в). Испытать опытный образец к 25 февраля 1943 г.

Главному технологу НКТП т. Гуревич выделить необходимое станочное оборудование. Директору завода №40 т. Мартиросову:

а). Прекратить с 1 февраля 1943 года производство самоходных установок СГ-122.

б). Передать заводу №37 имеющиеся в наличии трофейные танки, в том числе 35 отремонтированных с рембазы №82 и все пригодные для использования на СУ-76 заделы, отгрузив заводу №37 все указанное имущество не позднее 10 февраля 1943 г.

Укомплектовать КБ завода №37 необходимыми кадрами ИТР и вспомогательного персонала в количестве не менее 25 человек.

НКВ т. Устинову командировать на завод №37 группу конструкторов ЦАКБ НКВ для проектирования установки пушки Ф-34.

НКО т. Федоренко обеспечить завод №37 ремонтным фондом трофейных танков «Артштурм» и Т-3 в следующих количествах: март — 20 шт., апрель — 40 шт., май — 60 шт., июнь — 60 шт.

К 1 апреля 1943 года направить дополнительно на завод № 37 850 рабочих».

Как видно из документа, о замене СУ-12 самоходками на трофейных шасси речи не идет. Более того, к проектированию новой машины привлекается конструктор С. Гинзбург, которого позже (в апреле 1943 года) сняли с должности и отстранили от работы именно за массовые поломки СУ-12 (СУ-76) с параллельной установкой двигателей. Еще за день до появления этого приказа — 19 января 1943 года — председатель арткома ГАУ КА генерал-лейтенант Хохлов сообщил заместителю начальника ГБТУ КА Коробкову, что начальник ГАУ КА Н. Яковлев утвердил тактико-технические требования на разработку 76-мм штурмовой самоходной пушки СУ-76 на шасси трофейных самоходных установок «Артштурм» и танков Т-3».

В них говорилось, что «76-мм штурмовая самоходная пушка предназначена в качестве орудия сопровождения мотомехчастей и пехоты для борьбы с огневыми точками, танками и живой силой противника, как прямой наводке, так и с закрытых позиций». Для изготовления такой машины с экипажем из четырех человек предполагалось использовать штатную качающуюся часть 76-мм танковой пушки Ф-34 и шасси немецкого трофейного танка Т-3 (Pz III) или самоходки «Артштурм» (StuG III).

Первоначально планировалось установить в боевом отделении САУ 76,2-мм пушку ЗИС-3Ш (Ш — штурмовая), именно эта модификация пушки ЗИС-3 устанавливалась на серийные САУ СУ-76 и СУ-76М на станке, укреплённом к полу, но такая установка не обеспечивала надежной защиты орудийной амбразуры от пуль и осколков, так как при подъеме и повороте орудия в щите образовывались щели. Эта проблема решена установкой вместо 76-мм дивизионной пушки специального самоходного 76,2-мм орудия С-1. Это орудие спроектировано на базе конструкции танковой пушки Ф-34, которым оснащались танки Т-34, и было очень дешёвым. Оно разрабатывалось для легких опытных САУ завода ГАЗ. От Ф-34 новая пушка отличалась наличием карданной рамки, позволявшей устанавливать его непосредственно в лобовой лист корпуса и освобождавшей полезный объём в боевом отделении.

Самоходная установка СУ-76И изготавливалась на базе танка Pz III (со снятой башней и подбашенным листом) или штурмового орудия StuG III с демонтированной рубкой. Вместо них сверху устанавливалась рубка в форме усеченной пирамиды, сваренная из бронелистов толщиной 25-35 мм. Вооружение машины из 76-мм танковой пушки Ф-34, имевшей в варианте для вооружения самоходки индекс С-1. От танкового варианта она отличалась наличием карданной рамки, позволявшей устанавливать орудие в лобовом листе рубки. В этой пушке использовался поворотный механизм от 122-мм гаубицы М-30. Снаружи установка пушки закрывалась литой бронемаской.

Боекомплект СУ-76И состоял из 98 выстрелов, уложенных в укладки у задней части правого и левого бортов боевого отделения. Экипаж машины состоял из четырех человек — механика-водителя, командира (справа от пушки), наводчика (слева от пушки) и заряжающего (в задней части боевого отделения). Для посадки экипажа имелось два люка слева в крыше над наводчиком и в кормовом листе рубки. Самоходка оснащалась радиостанцией 9-р и танковым переговорным устройством ТПУ-3.

Производство СУ-76и было окончательно остановлено в конце ноября 1943 года в пользу СУ-76М, которая уже избавилась к тому времени от своих основных недостатков. Решение о прекращении производства СУ-76и было связано, главным образом, из-за невозможности увеличения производства САУ, а также в предвидении трудностей с ремонтом повреждённых в боях САУ, поскольку поток захваченных шасси немецких танков старых образцов не только не увеличивался, но и заметно сокращался. Всего было выпущено 201 САУ СУ-76и (включая 1 опытную и 20 командирских), которые приняли участие в боях 1943-44 гг., но ввиду малочисленности и трудностей с запасными частями довольно быстро исчезли из Красной Армии.

wiki.wargaming.net

История создания СУ-76и

В 1942 году Красная армия испытывала ряд проблем с СУ-76. В основном эти установки выходили из строя из-за резонансных колебаний, и на ремонт требовались долгие месяцы, а САУ были очень нужны на фронте.

В связи с этими проблемами наркомат вооружений решил, что можно попробовать использовать трофейные немецкие танки, большую часть которых составляли Pz.Kpfw.III. В 1942 на танки попробовали установить 122-мм орудие, но оно оказалось слишком тяжелым для ходовой части. Спустя год был отдан приказ – наладить на этом же шасси производство 76-мм САУ.  Будущая машина получила обозначение СУ-76(T-III).

Опытный образец новой САУ требовалось построить к первому марта, но Pz.Kpfw.III нуждались в очень серьезной переделке, и на заводе никак не укладывались в сроки. В итоге прототип был завершен к 6 марта, с опозданием на неделю. Заводские испытания начались в тот же день, и, несмотря на ужасные погодные условия, СУ-76(T-III) показала себя с очень хорошей стороны. Единственным существенным недостатком машины стала низкая скорострельность, что делало невозможным использование СУ-76(T-III) при прямом столкновении с противником.

20 марта самоходка была принята на вооружение под индексом СУ С-1, а сборка и отгрузка СУ-76 была прекращена до устранения дефекта. Поступление СУ-76и в действующую армию началось в мае 1943 года. В августе этого же года выпустили 20 командирских СУ-76и, имевших на борту более мощную радиостанцию.

К концу 1943 года на нескольких заводах наладили производство СУ-76, которое обходилось дешевле и не требовало запчастей трофейных танков. В связи с этим производство СУ-76и было прекращено.

Тактико-технические характеристики (ТТХ) СУ-76и

Общая информация

  • Классификация – штурмовое орудие;
  • Боевая масса – 22,5 т;
  • Компоновочная схема — отделение управления спереди, моторное сзади;
  • Экипаж – 4 человека;
  • Десант – 1 человек;
  • Количество выпущенных – 611 штук.

Размеры

  • Длина с пушкой вперёд – 6300 мм;
  • Ширина корпуса – 2910 мм;
  • Высота – 2375 мм;
  • Клиренс – 350 мм.

Бронирование

  • Лоб корпуса – 50-60 мм;
  • Борт корпуса – 30 мм;
  • Корма корпуса – 25 мм;
  • Днище – 10 мм;
  • Крыша корпуса – 20 мм.

Вооружение

  • Калибр и марка пушки — 76,2-мм С-1;
  • Тип пушки – нарезная;
  • Боекомплект пушки – 98;
  • Прицел — телескопический ТМФД-7.

Подвижность

  • Тип двигателя — V-образный 12-цилиндровый карбюраторный жидкостного охлаждения;
  • Мощность двигателя – 265 л.с.;
  • Скорость по шоссе – 50 км/ч;
  • Запас хода по шоссе – 180 км;
  • Удельная мощность – 11,8 л.с./т;
  • Тип подвески — индивидуальная торсионная;
  • Преодолеваемый подъём – 30 градусов;
  • Преодолеваемая стенка – 0,6 м;
  • Преодолеваемый ров – 2,2 м;
  • Преодолеваемый брод – 0,8 м.

Применение в бою

СУ-76и начали активно участвовать в боевых действиях летом 1943 года. Во время сражения на Курской дуге у фронтовых подразделений было не меньше полусотни этих машин. Также СУ-76и участвовали в наступлении на Орел и в сражениях на Воронежском и Центральном фронтах.

Постепенно количество СУ-76и в подразделениях советской армии увеличивалось, однако об их участиях в боях сохранилось очень мало информации. В основном самоходки привлекали для поддержки танков и пехоты, причем использовалось всего 2-7 машин, что было не совсем эффективно.

В целом по эффективности СУ-76и была не хуже Т-34, однако из-за слабого бронирования она была очень легкой мишенью. Интересно, что несколько машин было захвачено вражеской армией, и как минимум одна СУ-76и применялась ими на советско-германском фронте, став своеобразным «двойным трофеем».

Весной 1944 года СУ-76и были переданы в учебные подразделения и заменены на СУ-76М. В учебных частях их использовали до 1945 года.

Память о танке

Сегодня можно увидеть две СУ-76и:

  • На постаменте в украинском городе Сарны;
  • В музее на Поклонной горе. Здесь выставлена ходовая Pz. III с рубкой современного изготовления.

Фотографии СУ-76и

tanki-tut.ru

Самоходно-артиллерийская установка СУ-76И

Принята на вооружение под обозначением СУ С-1. В послевоенной печати встречаются обозначения СУ-76 (С-1).

САУ 76ИВ числе трофеев Красной Армии насчитывалось значительное количество исправных и боеспособных танков Т-III и Т-IV. Поэтому в 1942 году было принято решение разработать на их базе самоходно-артиллерийские установки, вооруженные советскими 76,2-мм пушками ЗИС-3 (самоходка СУ-76И) и 122-мм гаубицами М-30 (самоходка СУ-122И). Самоходная установка СУ-76И была разработана на базе немецкого танка Т-III и имела следующую компоновку: моторно-трансмиссионное отделение находилось сзади, а спереди была смонтирована боевая рубка с установленным в ней орудием.
Механик-водитель располагался слева от орудия. Для наблюдения за полем боя командир имел башенку со смотровыми приборами. На самоходной установке устанавливались телескопический и панорамный прицелы, радиостанция и танковое переговорное устройство. Всего за время войны было выпущено около 1200 самоходных установок СУ-76И и СУ-122И.

Самоходка СУ 76 И

Самоходная установка СУ-76И была сконструирована и изготовлена в январе-марте 1943 г. на заводе №37 НКТП в Свердловске под руководством Г.И. Каштанова совместно с ЦАКБ НКВ на базе трофейных немецких САУ «Артштурм» и танк T-III. В марте 1943 г. изготовленный опытный образец установки успешно прошел испытания на Софринском полигоне НКВ. Постановлением ГКО от 18 января 1943 г. машина была принята на вооружение и находилась в серийном производстве с мая до конца ноября 1943 г. Всего заводом №37 было выпущено 200 самоходных установок за счет трофеев, захваченных после боев в Сталинграде. Самоходная установка СУ-76И была снята с производства из-за отсутствия трофейных танков T-III и самоходных установок «Артштурм». Войсковая эксплуатация затруднялась сложностью ремонта, отсутствием запасных частей.

САУ 76И

Установка была выполнена по компоновочной схеме с передним расположением совмещенных отделений трансмиссионного и управления, и кормовым моторным отделением. Боевое отделение располагалось в средней части корпуса, над которым размещалась броневая рубка с установленным вооружением. Отделение управления и трансмиссии, в котором размещался механик-водитель, непосредственно соединялось с боевым отделением. Моторное отделение было отделено от боевого перегородкой, в которой имелся люк для доступа к двигателю, закрывавшийся дверцей.
В боевом отделении справа от пушки размещался командир, слева впереди — наводчик, сзади его на кожухе вала трансмиссии — заряжающий. Посадка и выход экипажа осуществлялись через люк, закрывавшийся двухстворчатыми броневыми крышками и располагавшийся в кормовом листе и крыше рубки. Для наблюдения за полем боя и вождения машины у механика-водителя в лобовом и левом бортовом листах корпуса имелись смотровые люки с триплексом и броневой заслонкой. Остальные члены экипажа вели наблюдение за полем боя, используя командирскую панораму ПТК и смотровые щели, располагавшиеся в лобовом и бортовых листах броневой рубки, оборудованные броневыми заслонками.

Самоходная установка СУ-76И

В качестве основного оружия использовалась 76,2-мм танковая пушка Ф-34, устанавливавшаяся в рамке. Углы вертикальной наводки пушки составляли от — 5 до 4-15°, по горизонту — в секторе ±10°. Для стрельбы использовались телескопический прицел ТМФД-7 и прицел от 76,2-мм пушки ЗИС-З. Скорострельность составляла 5 — 6 выстр./мин. В боекомплект установки входили 96 унитарных выстрелов со стальной осколочно-фугасной дальнобойной гранатой (0ф-350, 0-350А, Ф-354), бронебойно-трассирующим снарядом (БР-350А, БР-350Б, БР-350СП), кумулятивным снарядом (БП-353А), подкалиберным бронебойно-трассирующим снарядом (БР-354П), пулевой шрапнелью (Ш-354, Ш-354Т и Ш-354Г) и картечью (Щ-350).

Самоходка

Выстрелы размещались:
48 шт. — в правом заднем углу рубки на горизонтальном стеллаже,
38 шт. — в вертикальных стойках вдоль левого борта
10 шт. — в вертикальной стойке вдоль правого борта.
Кроме того, в боевом отделении укладывались два 7,62-мм пистолета-пулемета ППШ с боекомплектом 1000 патронов и 20 — 25 ручных гранат Ф -1.

Самоходно-артиллерийская установка СУ-76И

1- пушка Ф-34, 2 — маска пушки, 3 — щит броневой, 4 — панорама ПТК, 5 — прицел ТМФД-7 телескопический, 6 — ограждение пушки, 7 — выстрелы к пушке, 8 — сиденье заряжающего, 9 — двигатель, 10 — кожух карданной передачи, 11 — вал карданный, 12 — сиденье механика-водителя.

Броневая защита обеспечивала защиту экипажа и внутреннего оборудования от огня крупнокалиберных пулеметов и осколков снарядов. Корпус и рубка сварные, выполненные из броневых катаных листов толщиной 10-мм, 15-мм, 25-мм, 30-мм, 35-мм и 50-мм. Броневая маска амбразуры пушки имела толщину 50-мм. Кроме того, с июля 1943 г. на качающейся бронировке пушки стал устанавливаться броневой щиток, обеспечивавший защиту от пуль и осколков зазора между подвижной бронировкой пушки и броневой маской амбразуры. В бортах корпуса в районе боевого отделения, внутри гусеничного обвода (при использовании базы танка Т-III) имелись два аварийных люка, закрывавшихся броневыми крышками. В кормовом листе корпуса самоходной установки для заводной рукоятки инерционного стартера был сделан специальный лючок, закрывавшийся броневой заслонкой.

Самоходная установка

Рубка имела форму усеченной пирамиды с рациональными углами наклона броневых листов и крепилась к корпусу машины с помощью болтов. Стык броневой рубки и корпуса машины был усилен наварными броневыми накладками толщиной 10-мм. Помимо выреза для входного люка, в крыше рубки были сделаны: лючки для установки панорамы Герца, командирской панорамы и флажковой сигнализации, а также был установлен броневой стакан антенного ввода. Для стрельбы из пистолета-пулемета ППШ в левом и правом бортах, а также в левой створке кормового люка рубки были выполнены отверстия, закрывавшиеся броневыми заслонками. Кроме того, в лобовом листе рубки для этой цели также имелось круглое отверстие, закрывавшееся броневой пробкой. На части самоходных установок (около 20 машин) — командирских машинах с августа 1943 г. на крыше рубки справа над специальным спонсоном устанавливалась командирская башенка с входным люком, конструкция которой была заимствована у немецкого танка T-III. На этих машинах устанавливалась радиостанция повышенной мощности, вследствие чего боекомплект к пушке был сокращен.

Самоходка СУ-76И

В моторном отделении самоходно-артиллерийской установки устанавливался карбюраторный четырехтактный двенадцатицилиндровый V-образный двигатель «Майбах» HL120TRM жидкостного охлаждения мощностью 300 л.с. (221 кВт) с двумя карбюраторами «Солекс». Пуск двигателя производился с помощью электростартера «Бош» типа BNG мощностью 4 л.с. (2,9 кВт) или вручную — с помощью инерционного стартера. В системе зажигания использовалось магнето «Бош» типа I012L14 или отечественного производства БСМ-12Ш. Для доступа в моторное отделение в его крыше были сделаны четыре люка, закрывавшиеся броневыми крышками. Емкость основного топливного бака составляла 320 л, запасных — 120 л. Два запасных цилиндрических топливных бака устанавливались на верхнем наклонном кормовом листе корпуса. Запас хода машины по шоссе с использованием только основного топливного бака достигал 180 км.

Самоходная артиллерийская установка

В зависимости от модификации используемого шасси немецкого трофейного танка T-III на установке применялись коробка передач и главный фрикцион фирмы «Майбах» двух типов: механическая шестиступенчатая коробка передач ZF «Афон» SSG77 (шесть передач переднего хода и одна передача заднего хода) и сухой трехдисковый главный фрикцион с механическим управлением или механическая безвальная десятиступенчатая коробка передач «Майбах Вариорекс» SRG 328145 с синхронизирующим устройством и полуавтоматическим пневмогидравлическим преселекторным управлением (десять передач переднего хода и четыре передачи при движении задним ходом) и двухдисковый главный фрикцион, работавший в масле. При использовании шестиступенчатой коробки передач главный фрикцион устанавливался на двигателе в моторном отделении. Передача крутящего момента от двигателя к коробке передач осуществлялась с помощью вала трансмиссии, проходящего через боевое отделение.

САУ СУ-76И

Тактико-технические характеристики
самоходных установок семейства СУ-76

ТТХ / Марка САУ
Боевая масса, кг
Экипаж, чел.
Длина общая
Ширина
Высота
Клиренс
Орудие, кал
Тип
Длина ствола, клб
Нач. скорость сн м/с
Угол гориз. наведения
Угол верт. наведения
Снарядов, шт.
Пулеметов, шт. х кал
Патронов, шт.
Вертик. корпуса
Гориз. корпуса
Рубка
База
Мощность макс., л.с
При част. враш. об/мин
Передач КПП
Скорость макс, км/ч
Среднетехнич км/ч
Тип топлива
Емк. бака, л.
Запас хода, км
Подъем, град.
Спуск, град.
Крен, град.
Окоп, мм
Стенка, мм
Брод, мм

В отделении управления и трансмиссии устанавливались коробка передач (при использовании десятиступенчатой коробки) и собранный с ней главный фрикцион, одноступенчатые планетарные механизмы поворота с опорными тормозами, поперечные карданные валы, тормоза управления и приводы управления самоходной установкой. При применении шестиступенчатой коробки передач могли использоваться два типа управления тормозами: механический и гидравлический. Снаружи в передней части бортов корпуса в броневых картерах размещались бортовые редукторы.

В систему подрессоривания самоходной установки входили индивидуальная торсионная подвеска, резиновые ограничители хода балансиров для всех опорных катков и гидравлические амортизаторы на крайних опорных катках. В состав гусеничного движителя входили два ведущих колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами, двенадцать двухскатных опорных и шесть двухскатных поддерживающих катков с наружной амортизацией, два направляющих колеса с механизмами натяжения гусениц и две гусеницы с шириной трака 380 мм.

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 12 В. В качестве источников электроэнергии использовались две аккумуляторные батареи емкостью 128 или 144 Ампч и генератор «Бош» типа GTW мощностью 600 Вт с реле-регулятором.  Первоначально для внешней радиосвязи на каждой третьей выпущенной машине устанавливалась радиостанция 9Р и внутреннее переговорное устройство ТПУ-ЗФ, начиная с мая 1943 г. радиостанция устанавливалась на каждой самоходной установке.

Источники:

  • Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. «Советские средние самоходные артиллерийские установки 1941-1945 гг»;
  • М. Коломиец, И.Мощанский «Трофеи в Красной Армии». (Фронтовая иллюстрация 1-2000 г.);
  • М.Барятинский «Трофейные танки в Красной Армии». (Моделист-Конструктор 3-1998 г.);
  • Г.Л. Холявский «Полная энциклопедия танков мира 1915 — 2000 гг»;
  • Tomasz Wachowski. Działo samobieżne SU-76I.

pro-tank.ru

Характеристики самоходного орудия СУ-76

Самоходное орудие СУ-76 (СССР) Страна: СССР Тип: САУ Дата выпуска: 1942 г Длинна: 4,42 м Ширина: 2,47 м Высота: 2,07 м Броня, лоб: 35 мм Броня, борт: 15 мм Броня, башня: 15 мм Экипаж: 4 человека Двигатель: ГАЗ-203, 140 л.с. Дальность хода: 250 км Максимальная скорость: 45 км/ч Масса: 10,6 т Вооружение: 1х 76,2-мм ЗИС-3 (60 снарядов), 1х пулемет 7,62-мм ДТ

История создания САУ СУ-76

Самоходная артиллерийская установка СУ-76 была создана в СССР уже в ходе Великой Отечественной войны и была первой полноценной САУ Советского Союза — до войны этот молодой класс боевой техники в нашей стране был незаслуженно обделен вниманием. Первое применение нового оружия состоялось поздней осенью 1942 года.

Конструктивно установка СУ-76 была построена по популярной в те годы схеме «дешево и сердито», когда боевая машина создавалась не с учетом того, как лучше, а с оглядкой на то, что есть на складе.

Производство легкого танка Т-70 к концу 1942 года уже шло на убыль (хотя фактически едва успело начаться), поэтому его освоенное в производстве шасси послужило основой для будущей самоходки. В качестве орудия СУ-76 приспособили надежную и хорошо знакомую артиллеристам 76,2-мм пушку ЗИС-3.

Получившаяся в итоге легкая САУ СУ-76 была максимально простой в изготовлении, дешевой, легкой в обслуживании. Маневренная и проходимая, СУ-76 несмотря на слабость брони, могла использоваться не только в качестве противотанкового средства, но также сама ходить в атаку (и за более мощное орудие, ценимая пехотой больше чем танк Т-70) выступая в качестве легкого танка или средства непосредственной огневой поддержки.

Также, хотя об этом забывают создатели многочисленных игр, СУ-76 могла использоваться не только как «линейная» машина, но вести огонь и с закрытых позиций (угол возвышения её пушки — наибольший среди советских танков и самоходок времен войны, 15°), накрывая цели на расстоянии до 13 км.

Начатое в 1942 году производство СУ-76 продолжалось до 1945 год,  всего было выпущено 14300 самоходок.

Конструкция САУ СУ-76

В качестве ходовой части самоходного орудия СУ-76 использовалось усиленное шасси легкого танка Т-70. Из-за необходимости разместить в боевой машине довольно крупную артсистему, корпус оригинального танка пришлось удлинять, а следом за ним удлинилось и шасси — на одну пару опорных катков (6 опорных катков на борт). Во всем остальном, корпус СУ-76 повторял корпус Т-70.

Бронирование противопульное.

76-мм пушка ЗИС-3 устанавливалась на станке за броневым щитом рубки (не башни). Первоначально рубка была полностью закрыта броней, но в ходе модернизации, связанной с переходом на использование шасси танка Т-70М, от броневой крыши отказались.

Командир машины размещался в боевой рубке справа от орудия, наводчик — слева, а заряжающий — сзади.

Противооткатные приспособления пушки заключены в броневой кожух, что обеспечивает углы горизонтальной наводки по 15° влево и вправо, а вертикальной — 5° (снижения) и 15° (возвышения). Боекомплект включает 60 унитарных выстрелов разного типа, в том числе и подкалиберные боеприпасы. Тренированный расчет СУ-76 мог в минуту произвести 8-10 прицельных выстрелов.

Все самоходки СУ-76 оснащались приемно-передающей радиостанцией и танковым переговорным устройством.

Можно долго спорить о том, что машина типа СУ-76 со слишком легкой броней, к тому же с открытой боевой рубкой на поле боя это нонсенс, «братская могила». Мнение довольно распространенное, хотя и непрофессиональное. Бронирование рубки обеспечивает достаточно надежную защиту в лобовой проекции, а в случае попадания в корму… так это уничтожит совершенно любую машину. Напротив, непосредственно в бою, открытая рубка позволяет более эффективно взаимодействовать с пехотой (которую СУ-76 поддерживает на поле боя), без специальных приспособлений отводить пороховые газы, а в случае повреждения машины — легко и быстро покинуть её экипажу.

При этом, часто упускается из виду, что сравнительно легкая и маленькая «сушка» была способна сжечь практически любой танк противника — её снаряды пробивали бортовую броню даже тяжелых Pz V «Пантер», не говоря о более ранних германских машинах. Конечно против Pz VI «Тигр» СУ-76 была практически бессильна, однако, особые машины, предполагают и особые средства борьбы с ними.

Модификации и машины на базе СУ-76

  • СУ-76 с параллельной установкой бензиновых двигателей ГАЗ-202 (70 л.с.) и броневой крышей боевой рубки (выпущено 320 машин).
  • СУ-76М — частично модернизированная самоходка с открытой сверху боевой рубкой. Двигатели остались прежние, но с увеличенным моторесурсом.
  • СУ-76 — перекомпонованная версия самоходки с новой спаренной установкой двигателей ГАЗ-203 (как у Т-70), работающей на общий вал (140 л.с. в сумме). Наиболее массовая модификация, двигатель впоследствии был форсирован до 170 л.с.
  • ЗСУ-37 — первая советская зенитная самоходная установка (37-мм автоматическая пушка) созданная в 1945 году на базе СУ-76. Была предназначена для защиты танковых колонн на марше от воздушных угроз и выпускалась даже после прекращения выпуска оригинальной САУ.

источник: компиляция по материалам из открытых источников сети интернет

armedman.ru

К началу 1943 года общая концепция советских самоходных установок оформилась окончательно. В серию пошли лёгкая САУ СУ-12 (СУ-76) и средняя СУ-35 (СУ-122), а в начале января 1943 года начались полноценные работы по САУ КВ-14 (СУ-152). Весной 1943 года появилась ещё одна, четвёртая САУ. По массе она относилась к среднему классу, а по вооружению — скорее, к лёгкому. При этом базировалась она на трофейном шасси. Речь идёт о СУ-76И, весьма необычной для советского танкостроения самоходке.

Самоходный дебют ЦАКБ

В отличие от немцев, которые построили на трофейных шасси сотни самоходных установок, в СССР к подобным машинам относились настороженно. Во-первых, захваченные у противника танки и САУ отнюдь не были в состоянии «только что с конвейера». Как правило, такие машины требовали ремонта и нередко были сильно изношенными. Во-вторых, отсутствие производственной базы на своей территории означало наличие проблем с запчастями. В-третьих, количество захваченных трофеев, пригодных к дальнейшей эксплуатации, было сравнительно небольшим.

Все три этих фактора оказывали влияние на производство СГ-122, первой советской средней САУ, пошедшей в серию. Нехватка шасси StuG III и Pz.Kpfw.III, а также их плохое техническое состояние привели к тому, что была построена всего 21 такая машина. Вдобавок СГ-122 страдали от различных технических неисправностей, их пришлось довольно долго доводить до кондиции. 9 января 1943 года начальник ГАУ КА генерал-полковник Н.Д. Яковлев обратился к Сталину с предложением прекратить дальнейший выпуск СГ-122.

При столь сомнительных результатах программы СГ-122 первый опыт применения трофейных шасси вполне мог стать и последним. Но не стал. В ряде публикаций, посвящённых СУ-76И, рассказывается, что появилась она как временная мера в связи с многочисленными случаями поломок СУ-12. На самом деле работы по новой САУ начались гораздо раньше, чем массово стали приходить жалобы на дефекты коробок передач советской самоходки. Причины их начала были другими.

После нескольких удачных операций Красная армия захватила большое количество немецких танков. А после преобразования завода №592 Народного комиссариата вооружения (НКВ) в завод №40 Народного комиссариата танковой промышленности (НКТП) в Москве появилась ещё одна площадка, подходящая для производства бронетанковой техники. Ею стала территория завода №37, который осенью 1941 года эвакуировали в Свердловск. На освободившихся площадях был организован ремонт танков, позже здесь появился филиал завода №37. После того, как летом 1942 года завод №37 в Свердловске вошёл в структуру Уральского завода тяжёлого машиностроения (УЗТМ), московский филиал снова стал Государственным заводом №37 им. Орджоникидзе. Вплоть до начала 1943 года основной деятельностью завода №37 был ремонт лёгких танков Т-60 и Т-70. Директором завода стал М.Я. Зеликсон, а главным конструктором — Л.Т. Домбровский. На заводе вновь был организован отдел 22, занимавшийся разработками, его начальником стал А.И. Талейсник. Рядом с заводом находилась ремонтная база №82, которая обеспечивала ремонтными шасси завод №592.

Инициировали работы по созданию САУ на трофейной базе Главное артиллерийское управление (ГАУ) и НКТП. Опыт эксплуатации СГ-122 показал, что гаубица М-30 тяжеловата для такого шасси, и в середине января 1943 года появилась идея о менее глубокой переделке Pz.Kpfw.III и StuG III. Вместо 122-мм гаубицы на немецкое шасси можно было поставить переделанную 76-мм танковую пушку Ф-34. Эта система была существенно легче, выпускалась в больших количествах, а главное, не требовала громоздкой тумбы. 17 января Яковлев, нарком танковой промышленности Л.И. Зальцман и начальник Бронетанкового управления (БТУ) ГБТУ КА генерал-лейтенант Б.М. Коробков обратились к Сталину с предложением организовать на заводе №37 выпуск «СУ-76 на базе трофейных танков Артштурм и Т-3».

Сталин согласился и 18 января подписал постановление Государственного комитета обороны (ГКО) №2758сс «Об организации производства самоходных артиллерийских установок СУ-76 на базе трофейных танков «Артштурм» и Т-3 с 76-мм пушкой Ф-34». К тому моменту этой САУ ещё не существовало даже на бумаге. Проектирование самоходной установки следовало закончить к 25 января, а первый опытный образец должен был быть построен уже 15 февраля. При этом тактико-технических требований (ТТТ) к САУ тоже не было, от ГАУ их планировалось получить 20 января. В марте 1943 года ожидался выпуск первых 15-ти СУ-76 на трофейной базе, в апреле планировалось построить 35 машин, в мае — 40, а в июне — 45. Имевшийся задел по СГ-122 передавался с завода №40 на завод №37.

Первыми со срочным заданием справились в Артиллерийском комитете ГАУ КА. 19 января, то есть раньше срока, там подготовили тактико-технические требования к «76 мм штурмовой самоходной пушке СУ-76». Согласно первоначальным требованиям, система Ф-34 должна была получить панорамный прицел от 76-мм пушки ЗИС-3. Горизонтальный сектор обстрела орудия должен был составить не менее 20 градусов. При переделке в САУ базовое шасси не менялось, боевая масса установки не должна была превышать массу Pz.Kpfw.III или StuG III. Боекомплект должен был состоять из 75 патронов к Ф-34, экипаж включал четыре человека. Вспомогательным вооружением самоходчиков должны были стать два пистолета-пулемёта ППШ.

Проектирование САУ началось сразу после подписания постановления ГКО №2758сс. Создателями этой машины часто называют группу конструкторов завода №592 во главе с Г.И. Каштановым, но это не так. Каштанов имел отношение лишь к серийной СГ-122. Ключевую роль в разработке СУ-76 на трофейной базе сыграл другой человек — Е.В. Синильщиков, создатель СГ-122. Но в начале 1943 года он уже не работал на заводе №592. В тот момент Евгений Васильевич перешёл к Грабину в Центральное артиллерийское конструкторское бюро (ЦАКБ). Именно здесь, находясь в должности начальника 3-го отдела ЦАКБ НКВ, Синильщиков и начал работу над машиной, которая одновременно стала дебютом для этого КБ. Тема получила индекс С-1.

Параллельно работа закипела на заводе №37, здесь её возглавил начальник технического отдела (отдел 22) А.И. Талейсник. 19 января в адрес завода №37 были высланы чертежи СГ-122. Ещё раньше, 18 января, в адрес Отдела главного конструктора (ОГК) НКТП, который возглавлял С.А. Гинзбург, поступили чертежи на орудийные системы ЗИС-3, Ф-34, М-30, а также эскизный проект САУ ЗИК-7-II. Орудийная установка этой проектной САУ базировалась на системе ЗИС-5 и в целом походила на ту, которую планировалось ставить на трофейное шасси.

Таким образом, создание новой машины велось силами сразу трёх структур — ЦАКБ (орудийная установка), отдел 22 завода №37 (шасси) и ОГК НКТП (общее руководство).

Совместная разработка ЦАКБ и завода №37 была подготовлена в установленный постановлением ГКО срок. 25 января эскизный проект С-1 был рассмотрен на совещании, прошедшем на заводе №37. Помимо руководства завода №37 и ЦАКБ, на нём присутствовали представители ГАУ, НКВ и НКТП. В конструкцию был внесён ряд изменений, после чего проект отправился на доработку.

В это же время на заводе №112 и заводе №92 начались работы по разработке системы С-1 и рамки к ней. Согласно постановлению ГКО №2818 от 3 февраля 1943 года, выпуск орудий и бронировок к ним перекладывались с НКВ на НКТП.

Задержки в проектировании привели к тому, что уже к концу первой декады февраля было принято решение о переносе даты выпуска первого опытного образца на 1 марта. Тем не менее облик машины постепенно формировался. К 15 февраля были подготовлены рабочие чертежи и макет. Доработанный вариант С-1, или СУ-76, как тогда называли машину, представлял собой минимальную переделку Pz.Kpw.III. От исходного танка сохранялось не только шасси, но и значительная часть подбашенной коробки. Убиралась только её крыша, на месте которой устанавливалась неподвижная рубка призматической формы. Также передний смотровой прибор механика-водителя чуть сдвигался влево.

Такое решение существенно упрощало переделку. Минимальные изменения вносились и в орудийную систему С-1. От Ф-34 она отличалась лишь отсутствием спаренного пулемёта и наличием рамки, на которой пушка поворачивалась при наведении по горизонтали. Даже подвижная бронировка оказалась очень похожей на бронировку Ф-34.

Рубка получилась довольно компактной: высота С-1 по крышу рубки составляла 2200 мм, лишь на 40 мм выше StuG 40 Ausf.G. При этом высота боевого отделения составляла около 1800 мм, работать в нём можно было стоя. О таком комфорте экипаж StuG 40 мог только мечтать. В отличие от СГ-122, экипаж новой САУ на трофейной базе составлял четыре человека: замковой здесь не требовался. Это позволило существенно увеличить боекомплект. Согласно проекту, он включал 95 76-мм патронов для пушки и 1000 патронов к ППШ.

Толщина лобовой плиты рубки составляла от 45 до 60 мм, бортов — 25–30 мм, кормы — 25 мм и крыши — 10 мм. В корме имелся двухстворчатый люк, третья его створка находилась на крыше. Также на крыше имелся люк для панорамного прицела и лючок для протирки перископического смотрового прибор командира. Размещение экипажа сильно напоминало то, что позже было реализовано на СУ-85. Слева друг за другом располагались механик-водитель, наводчик и заряжающий. В правом переднем углу боевого отделения расположился командир с радиостанцией.

Опытный образец СУ-76 с серийным номером 3001 был готов к 7 марта 1943 года. Характеристики машины отличались как от изложенных в ТТТ, так и от описанных в проектной документации. Количество патронов к Ф-34 увеличилось до 96, а к ППШ — до 1095 патронов. Немного изменилась толщина броневых листов. Боевая масса САУ составила 23,2 тонны, что соответствовало массе немецкой САУ StuG 40 Ausf.F/8. К

10 марта были закончены заводские испытания, после которых был составлен список необходимых доделок из 22 пунктов. В основном переделки носили минимальный характер. Наибольшие проблемы были выявлены на месте командира: для удобства работы следовало перенести его перископический прибор ПТК максимально вперёд. 9 марта на Софринском полигоне проходили испытания стрельбой, в ходе которых было произведено 119 выстрелов. На ходовых испытаниях машина прошла 145 километров.

Полигонные испытания проходили с 13 по 20 марта 1943 года на Софринском полигоне. Машина прибыла на полигон своим ходом, преодолев 62 километра. Затем было пройдено ещё 280 километров, из них по шоссе — 93 и по просёлку — 187. Начало ходовых испытаний было омрачено поломкой венца ведущего колеса, случившейся из-за попадания машины в кювет. Сильно нагревались и расслаивались опорные катки, один раз поломался трак. Эти проблемы стали результатом движения на высокой скорости, которое Pz.Kpfw.III было противопоказано. На чистых участках асфальта максимальная скорость САУ достигала 50 км/ч, а именно на таких скоростях у этих немецких танков начинались проблемы с бандажами опорных катков. Средняя скорость движения по шоссе составила 34 км/ч, а по просёлку — 22 км/ч.

Ещё одной проблемой, типичной для Pz.Kpfw.III, оказались невысокие характеристики при езде по снежному покрову. Снег глубиной полметра машина преодолевала со скоростью 6–7 км/ч, а при глубоком снеге даже 12-градусный подъём становился для неё непреодолимым. Ситуация улучшилась при установке V-образных шпор, снятых с трофейной САУ StuG III. Правда, при этом заметно ухудшались характеристики движения по шоссе.

Из пушки самоходки на полигонных испытаниях было произведено 434 выстрела, из которых 212 на усиленном заряде. Техническая скорострельность составила 19–20 выстрелов в минуту, а при исправлении наводки — 12 выстрелов в минуту. Попытка стрельбы с ходу не дала удовлетворительных результатов; впрочем, для этого данная машина и не предназначалась. Более эффективной была признана стрельба с коротких остановок.

С учётом результатов испытаний был составлен список из 14 пунктов исправлений и 9 дополнительных пунктов. Среди них были установка дополнительных баков для горючего, уменьшение зазоров между бронировками системы и переделка буксирных крюков. Тем не менее комиссия признала опытный образец СУ-76 на трофейной базе выдержавшим испытания. Это стало основанием для запуска машины в серийное производство. В апреле 1943 года во избежание путаницы машина получила обозначение СУ-76И. В переписке использовались и другие варианты обозначения — СУ-76-И и СУ-76и.

Зависимость от трофейной базы

Темпы выпуска, определённые постановлением ГКО №2758сс, выдержать не удалось. К концу марта 1943 года на заводе имелось лишь пять заготовок для орудийных установок, три рубки и пять орудийных систем. Причиной срыва установленных сроков было не только затягивание испытаний опытного образца, но и проблемы производственного характера. Не хватало рабочих и станочного оборудования, имелись и другие проблемы, в том числе и связанные с работой смежников. В Москве фактически занимались только сборкой машин, а также доводкой трофейных шасси до кондиции, когда это требовалось. Завод №37 зависел не только от поставщиков орудийных систем, но и от поставщиков трофейных шасси.

27 марта 1943 года была утверждена спецификация по СУ-76И первой партии. Согласно протоколу, приёмка этих машин осуществлялась до 20 апреля. Перед началом выпуска в конструкцию требовалось внести 20 изменений для улучшения условий работы расчёта, правда, подавляющее большинство из них было незаметно снаружи. Поэтому внешне опытный образец СУ-76И и машины первой партии выглядели почти одинаково.

Более существенные переделки были внесены в конструкцию машин второй партии, которая строилась с 20 апреля. Спецификация на эту серию была утверждена 1 апреля и насчитывала 12 пунктов изменений. Наиболее заметной переделкой оказалась установка дополнительного щитка на подвижную бронировку системы (пункт №6). Также в списке изменений значилась установка дополнительных баков для горючего (пункт №8), изменение выходного отверстия для прицела (пункт №7), лючок для стрельбы из ППШ в левой створке кормового люка (пункт №11) и защитные стёкла на смотровых щелях (пункт №12). Именно в таком виде СУ-76И пошла в крупную серию. К слову, боевая масса серийной машины оказалась немного меньше, чем у опытной — 22,78 тонн.

6 апреля с заводом №37 был подписан договор на поставку 135 СУ-76И. Цена каждой машины составляла 50 тысяч рублей. Правда, уже к тому времени договор выглядел нереалистично: в нём фигурировали 15 самоходных установок мартовского выпуска, хотя март уже закончился, а ни одной машины завод ещё не выпустил. Вероятно, в счёт этих машин планировалось зачесть САУ, построенные в последующие месяцы.

Опыт производства СГ-122 создатели документа явно не учитывали. При всём желании завод №37 не мог не только перевыполнить плановые показатели, но даже достичь указанных объёмов. Не хватало шасси и рубок, проблем не было только с орудиями: на 25 апреля их имелось 37 штук.

В середине апреля появилась идея переделать в СУ-76И находившиеся на заводе шесть СГ-122. Эти САУ ждали ремонта, но завод №37 их ремонтировать отказывался. Судя по всему, эти машины стали одними из первых СУ-76И.

К концу апреля на завод поступили 84 шасси, из которых 45 отправились на разборку, 23 было отремонтировано и 15 переделано в СУ-76И. Из собранных машин заказчиком было принято 11 штук. Всего же за апрель было построено 25 машин. В мае выпуск самоходных установок замедлился: было собрано 17 машин, из которых принято пробегом 15. По состоянию на 25 мая вместо 35 машин было принято ноль. Связано это было с отсутствием запчастей для шасси и задержкой поставки заводом №112 бронировок системы С-1.

2 июня 1943 года 25 СУ-76И были отправлены в Учебный центр самоходной артиллерии. Из этих 25 машин восемь (с серийными номерами от 3002 до 3009) не имели дополнительных баков и чехлов боеукладок, то есть относились к СУ-76И установочной партии.

Сложная ситуация с запчастями стала постоянной проблемой завода №37. В июне завод должен был сдать 45 СУ-76И, но все те же проблемы с шасси внесли свои коррективы. Ещё одним узким местом стали упомянутые бронировки системы: к 20 июня завод №112 прислал всего 14 комплектов. В результате к этому дню завод смог сдать 13 машин.

Были планы наладить на заводе выпуск отечественных узлов и агрегатов, таких как катки, магнето и т.п., но фактически отечественных комплектующих на трофейных шасси было совсем немного: светотехника и воздушные фильтры. Последние устанавливались из-за малой эффективности немецких фильтров.

За июнь завод сдал 20 СУ-76И. На 3-й квартал 1943 года задание было скорректировано. Вместо 45 машин в месяц теперь планировалось строить 25. В связи с этим из отстающих завод №37 превратился в передовика производства: в июле завод сдал 26 машин, то есть план перевыполнил. Та же картина наблюдалась и в августе, и в сентябре 1943 года.

Опыт боевого применения средних САУ выявил существенную проблему в работе командира. Как показала практика, одного только перископического прибора ПТК ему было недостаточно. Ещё в августе 1943 года появилась идея установить командирскую башенку, которая заметно улучшала условия работы командира. Наряду с УЗТМ такую конструкцию стали разрабатывать и в отделе 22 завода №37. Эскизный проект модернизированной СУ-76 был подготовлен к 11 августа 1943 года. Тогда же, в августе, была построена одна самоходная установка с командирской башенкой. Сложных путей в отделе 22 искать не стали и просто взяли готовую башенку от Pz.Kpfw.III, благо что в наличии они имелись. Для установки этой башенки с правой стороны рубки пришлось сделать выступ. 6 сентября модернизированная САУ была утверждена для серийного производства. Сколько таких машин было построено неизвестно. Боевых фотографий СУ-76И почти не осталось. Но в том, что модернизированная СУ-76И выпускалась серийно, сомнений нет.

Совсем иной была судьба у другого проекта более глубокой модернизации СУ-76И. В середине сентября 1943 года под руководством Талейсника была разработана самоходная установка СУ-85И. Создавалась она на основе СУ-76И с командирской башенкой. Изображений СУ-85И не сохранилось, но описания вполне достаточно для того, чтобы представить её конструкцию. Вместо системы С-1 она вооружалась пушкой Д-5С-85, причём бронировка системы оставалась максимально похожей на бронировку у СУ-85. Командирскую башенку конструкторы сместили назад на 145 мм. Самое интересное, что боевая масса СУ-85И, согласно расчётам, должна была составить 21,98 тонн, то есть меньше, чем у СУ-76И. Этот парадокс объясняется просто: масса С-1 с бронировками составляла 2900 кг, а Д-5С-85 — 2100 кг. Меньше весил и боекомплект из 58 патронов калибра 85 мм. Проект выглядел весьма привлекательно, но дальше эскизов работа над ним не продвинулась.

СУ-85И так и не увидела свет главным образом из-за ситуации, сложившейся с производством СУ-76И. Осенью 1943 года начался выпуск её аналога на отечественном шасси СУ-76М, причём сразу на трёх заводах. Кроме того, трофейные шасси оказались довольно капризными, что задержало отправку части машин на фронт.

СУ-76И осталась мелкосерийной машиной. В октябре при плане в 30 СУ-76И была сдана 31 штука. При этом из имевшегося на 1 октября ремфонда в 160 трофейных машин 85 шасси оказались полностью разукомплектованными. В ноябре план в 30 САУ снова был перевыполнен на 1 машину, но этот успех оказался одновременно и лебединой песней СУ-76И. В ноябре нарком танковой промышленности Малышев распорядился выпуск машин на трофейных шасси на заводе №37 прекратить, а с декабря перейти на производство дизелей.

Всего была построена 201 СУ-76И — 1 опытная и 200 серийных. Уже после прекращения производства САУ на трофейных шасси, в конце декабря 1943 года, в Москве оставалось 210 шасси Pz.Kpfw.III и StuG III, в том числе 91 на территории завода №37. Понадобился не один месяц, чтобы разобрать эти завалы.

Недолгая служба трофея

Как уже упоминалось, первые отправки СУ-76И в войска пришлись на начало июня 1943 года. Машины уходили в Учебный центр самоходной артиллерии и уже оттуда распределялись по боевым частям. Первой такой частью стал 1902-й самоходно-артиллерийский полк (сап), сформированный в начале июля 1943 года. Полк получил 15 СУ-76И, которые распределили по трём батареям (пять машин в каждой). Боевой дебют машин на трофейной базе состоялся 14 августа 1943 года, к тому времени полк был усилен батареей из пяти СУ-122.

Действуя в составе 5-й гвардейской армии, 1902-й сап атаковал высоту 202,4 в районе Лозовая-Крысино. В ходе ночной контратаки немцы смогли выбить советские подразделения с высоты, но 1902-й САП выбил немцев оттуда повторной атакой. В бою отличился экипаж лейтенанта Н.П. Алексеева, который подбил один средний танк, уничтожил одну противотанковую пушку и до взвода немецкой пехоты. Ответным огнём была подбита одна СУ-76И.

Полк весьма успешно действовал в связке с 33-м гвардейским стрелковым корпусом и 57-м танковым полком. Несмотря на то, что матчасть вела себя довольно капризно, на фронте 1902-й сап находился вплоть до ноября 1943 года. Он принял самое активное участие в освобождении Кременчуга.

В 7-й механизированный корпус в августе 1943 года было отправлено 70 СУ-76И. Позже, в сентябре, туда же было направлено ещё 35 машин. По 35 СУ-76И получили 58-й, 84-й и 177-й отдельные танковые полки. Отправка на фронт этих частей задерживалась из-за серьёзных проблем с надёжностью машин. К 14 сентября 1943 года из 70 машин различные неисправности имели 34, то есть почти половина. Также поступали нарекания на недостаток запчастей.

7-й мк уехал на фронт с двумя полками — 177-м и 84-м. При этом часть СУ-76И из него изъяли, поскольку 14 декабря 1943 года поступил тревожный сигнал из 5-й гвардейской танковой армии, где 40 из поступивших на комплектование 90 СУ-76И вышли из строя. Ломались отдельные узлы и агрегаты элементов двигателей, в семи случаях наблюдались проблемы с КПП. Ещё 33 машины числились к тому времени как безвозвратные потери.

Судя по всему, где-то в это время немцы узнали о существовании СУ-76И. Как минимум одна такая машина оказалась в составе немецкой 23-й танковой дивизии, захватили её в конце декабря 1943 года, прослужила она там как минимум до весны 1944 года.

Полный список частей, получивших СУ-76И, составить не получается из-за обрывочности информации от завода №37. Одним из последних получателей СУ-76И стал 1456-й сап.

Необычной оказалась судьба 58-го танкового полка, который не отправился на фронт вместе с двумя другими танковыми полками 7-го мк. До начала 1944 года полк находился в резерве, после чего был передан в подчинение 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. Боевой дебют самоходок 58-го тп состоялся 26 февраля 1944 года, когда он ворвался в деревню Волнянку, поддерживая наступление 288-го стрелкового полка. В ходе боя было уничтожено два танка, пять пулемётных точек и до ста немецких солдат и офицеров. В дальнейшем полк вёл бой за Рожище, где засели немцы.

Интенсивная эксплуатация СУ-76И в 58-м тп продолжалась до 9 апреля 1944 года, когда полк получил приказ выйти в резерв. На вооружении полка СУ-76И находились до июня 1944 года. 58-й тп безвозвратно потерял 11 СУ-76И. Одна машина из этого числа дожила до наших дней. 3 февраля 1944 года, ещё до начала боевых действий, машина с серийным номером 3038 сорвалась с моста через реку Случь в районе города Сарны, её экипаж погиб. Спустя три десятилетия машину подняли, теперь она установлена как памятник. Ещё одна СУ-76И, восстановленная из тактического объекта, находится в экспозиции Музея Победы на Поклонной горе. Подробный фотообзор этой машины можно посмотреть, пройдя по ссылке.

Несмотря на немногочисленность, боевая карьера у СУ-76И получилась довольно яркой. Вместе с тем опыт её производства и эксплуатации лишний раз показал — лучше строить боевые машины на шасси отечественного производства.


Источники:

  1. Материалы ЦАМО РФ
  2. To the Caucasus and the Austrian Alps: The History of the 23.Panzer-Division in World War II, Ernst Rebentisch, JJ Fedorowicz Publishing, 2009, ISBN 978-0-921991-95-3
  3. Архив автора

warspot.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.