Советские сау

К концу 1941 года ситуация с бронетехникой в Красной Армии была близка к катастрофической. В первые месяцы войны была потеряна большая часть танков, имевшаяся в наличии на начало 1941 года. Производство восполнить потери не могло, так как большая часть предприятий была эвакуирована с захваченных противником территорий и еще не успела наладить работу на новом месте.

Для частичного решения вопроса обеспечения Красной Армии (далее — КА) бронетехникой 21 декабря 1941 года всем предприятиям, подчиненным Наркомату вооружений, было вменено в обязанность изложить свои предложения по использованию трофейной техники, значительное количество которой скопилось в боевых частях. Часть машин использовалась там же, на местах, но после израсходования боезапаса немецкие танки и самоходные артиллерийские установки становились бесполезными, так как советские снаряды к их орудиям не подходили.

В начале 1942 года группе инженеров-конструкторов под руководством Е. В. Синельщикова, специально созданной при Главном артиллерийском управлении (далее – ГАУ) КА было поручено проектирование самоходных артиллерийских установок (далее – САУ) на базе различных шасси. В качестве таковых рассматривались как автомобильные шасси (в том числе, получаемые по ленд-лизу), так и шасси трофейных танков и САУ (в советских документах они указывались как «артштурмы»).


6 апреля 1942 года был утвержден эскизный проект самоходной гаубицы на базе шасси трофейной немецкой САУ StuG III. На заводе №592 в Мытищах, до войны производившем вагоны метро, начались работы над созданием первого экземпляра машины, получившей обозначение СГ-122(А) – самоходная гаубица 122 мм (артштурм). Созданная на заводе конструкторская группа под руководством инженера Каштанова уже к июню смогла создать первый прототип.

В войсках требовалось мобильное бронированное средство артиллерийской поддержки пехоты, способное как подавлять и разрушать полевые укрепления противника, так и, в случае необходимости, уничтожать его бронетехнику. Было принято решение установить в новой САУ полевую 122-мм гаубицу М-30 образца 1938 года, которая хорошо зарекомендовала себя в сражениях 1941 года. Кроме того, в ремонте находилось значительное количество этих орудий, лишившихся щитков или колесной базы, что также повлияло на выбор именно этой гаубицы.

Так как «родная» рубка трофейной самоходки была слишком мала, было решено ее демонтировать, а новую рубку спроектировать на 10 см выше. Толщина лобового бронелиста новой рубки достигала 45 мм, бортов – 35 мм, кормы – 25 мм, крыши – 20 мм.


сле испытаний, показавших, что переднюю часть САУ перетяжелили, толщину лобового и бортовых бронелистов уменьшили на 10 мм – до 35 и 25 мм соответственно. Орудие устанавливалось на специальной литой тумбе, крепившейся к полу рубки. В лобовой части орудие защищалось специальным бронированным кожухом. Над его казенной частью монтировался электрический вентилятор для оперативного удаления из рубки пороховых газов. Наведение гаубицы осуществлялось через монтируемую в рубке орудийную панораму. Стрельба могла осуществляться как в неподвижном положении, так и с хода (по площадям). «Родная» лобовая броня шасси StuG III усиливалась дополнительными 20-мм броневыми экранами.

Экипаж гаубицы составлял пять человек: командир (также имевший обязанности наводчика по горизонтали), наводчик по вертикали (он же радист), механик-водитель и два заряжающих. В боевой рубке для экипажа были предусмотрены два люка: один – в кормовом бронелисте и один – справа, в лобовом бронелисте. После проведения испытаний от переднего люка решили отказаться, чтобы повысить прочность САУ. Для наблюдения за окружающей обстановкой командир получил артиллерийский разведывательный перископ, под который в крыше рубки был предусмотрен специальный выдвижной стакан.

Штатный боекомплект СГ-122(А) достигал 50 снарядов, которые размещались на специальных полках вдоль бортов и кормовой стенки боевой рубки. Гильзы с зарядами (заряжание гаубицы М-30 было раздельным, поэтому в экипаже предусматривалось двое заряжающих) хранились на полу рубки в специальных пазах.


В бак самоходки входило 320 литров топлива, плюс в навесные баки помещалось еще 120 литров. Запас хода машины составлял 180 километров.

В период с 20 по 30 июня 1942 года первый прототип СГ-122(А) проходил испытание на полигоне московского завода №8, а с 25 июля по 8 августа – на Софринском артиллерийском полигоне. Машина прошла по шоссе и бездорожью в общей сложности 125 километров, показав неплохие результаты проходимости и управляемости. Сложности возникали лишь при езде по пересеченной местности, так как передняя часть САУ была тяжелее «оригинала» на 2,6 тонны. САУ также провела артиллерийские стрельбы, которые показали хорошую скорострельность и кучность стрельбы орудия. В результате было принято решение облегчить боевую рубку путем уменьшения толщины брони, от чего она стала тоньше, чем у StuG-III, на шасси которой производилась новая САУ.

19 октября Сталин лично подписал постановление ГКО №2429, которым предусматривалось изготовление ста двадцати СГ-122(А) на базе трофейных танков Pz.III, Pz.IV и StuG III и определялся график их поставки на завод №592.

Однако из-за того, что большая часть мощностей завода была эвакуирована на Урал, а остальная часть была загружена другими военными заказами, план производства был сорван. Руководство завода пыталось переложить ответственность за срыв плана на военных функционеров из Главного автобронетанкового управления (далее – ГАБТУ) КА, однако им это не удалось. Проблема состояла в том, что иногда завод не принимал отремонтированные трофейные шасси (поставляемые с танкоремонтного завода №8), поскольку не имел свободного места в цехах. Та же проблема возникла и с поставками с Московских предприятий: рембазы №82 и завода №8. При этом танки Pz.IV заводом вообще не принимались.


Тем не менее, за период с октября 1942 по февраль 1943 года, по различным оценкам, завод №592 произвел от 21 до 27 экземпляров САУ СГ-122(А). 1 февраля 1943 года завод из Наркомата вооружений передали в ведение Наркомата танковой промышленности и обязали сконцентрироваться на производстве новых легких танков Т-80. При этом завод получил новый номер – №40.

Самоходками СГ-122(А) комплектовался 1435-й самоходно-артиллерийский полк (далее – САП). В январе 1943 года он начал получать новые САУ, и сразу же от командования полка стали поступать нарекания на качество полученных машин. В результате на протяжении всего времени эксплуатации СГ-122(А) значительное их количество находилось в ремонте. Способствовало этому и то, что шасси танков Pz. III и САУ StuG III были крайне сложны в управлении для советских механиков-водителей, а печатных руководств по вождению СГ-122(А) и Pz. III в армии не хватало или не было вовсе – во всяком случае, до фронтовиков они не доходили. По этой причине около 50% самоходок было потеряно из-за поломок.

В составе 1435-го САП самоходки СГ-122(А) успели повоевать чуть больше недели (с 6 по 14 марта 1943 года) – совместно с частями 10-й армии Западного фронта в боях по освобождению Калужской области.


ладая хорошей огневой мощью, новые САУ показали свою техническую ненадежность. Крайне негативную роль сыграла и плохая подготовка экипажей. 19 марта 1943 года уцелевшие самоходки были отправлены с железнодорожной станции Пробуждение в тыл для ремонта, и дальнейшая их судьба автору статьи неизвестна. На сегодняшний день ни одной СГ-122(А) не сохранилось.

warspot.ru

В СССР работы над созданием самоходных гаубиц велись еще в довоенный период. Однако единственной представительницей данного класса самоходных артиллерийских установок стала СУ-5, которая в середине 1930-х годов была выпущена очень небольшой серией. Еще несколько проектов самоходных гаубиц так и не вышли за стадию прототипов. К таким проектам относилась САУ СУ-14, вооруженная 203-мм гаубицей Б-4 образца 1931 года. А вот серийные советские САУ времен войны, вооруженные гаубицами, к примеру, СУ-122, являлись по факту штурмовыми орудиями и могли выполнять функции самоходных гаубиц лишь в ограниченном объеме.

В довоенные годы в СССР велись также работы над созданием так называемого «среднего триплекса» -самоходных артиллерийских систем на базе среднего танка Т-28. На шасси танка планировалось установить 152-мм гаубицу, 203-мм мортиру и 76-мм пушку, которая могла бы использоваться и как зенитная, и как противотанковая. Данные проекты в конце 1930-х годов были рассмотрены в ГБТУ, но ни один из них не получил одобрения. Поэтому история САУ, базой для которых мог стать средний танк Т-28, достаточно быстро подошла к концу.


В то же время проект самоходной артиллерийской установки СУ-14 был проработан гораздо более детально, было даже выпущены две опытные установки СУ-14-1 и СУ-14-2. Последняя отличалась наличием 152-мм орудия БР-2, размещенного в бронированной рубке. До наших дней сохранилась именно САУ СУ-14-2, которая представлена в коллекции бронетанкового музея в подмосковной Кубинке.

Задание по разработке средств механизации артиллерии большой и особой большой мощности было выдано Спецмаштресту еще 17 сентября 1931 года. Эскизные проекты были рассмотрены в июле следующего года и в целом получили одобрение. Прорабатывались два основных варианта: гаубичный с 203-мм орудием Б-4 и пушечный с 152-мм длинноствольным орудием БР-2. В качестве шасси для СУ-14 использовалось специальное шасси с использование узлов и агрегатов перспективного тяжелого танка (Т-35). Первое шасси было готово в мае 1934 года, однако из-за поломок трансмиссии, которую конструкторы заимствовали от среднего танка Т-28, доводка машины шла до конца июля. Дальнейшие испытания шли ни шатко, ни валко. Ломалась коробка передач, слетали траки, перегревался двигатель. В итоге САУ длительное время доделывалась, к примеру, 31 января 1935 года она получила главный фрикцион и коробку передач от тяжелого танка Т-35.


Эталонный образец боевой машины после всех переделок получил обозначение СУ-14-1. С апреля по сентябрь 1936 года он испытывался пробегом (порядка 800 км), а с 28 апреля по 29 ноября 1936 года и стрельбой на НИАПе. В качестве основного вооружения использовалась 203-мм гаубица образца 1931 года (Б-4) с верхним станком, поворотным и подъемным механизмами без каких-либо переделок. Для прицельной стрельбы применялась панорама Герца. Скорострельность составляла приблизительно один выстрел раз в две минуты. Для облегчения процесса заряжания 203-мм гаубицы с грунта, а также подачи снарядов в кокорах (специальных люльках) САУ оснащалась двумя кранами (лебедками) грузоподъемностью до 200 кг. Стрельба велась только с места, при этом самоходка закреплялась на грунте при помощи двух сошников, имевших электрический и ручной привод гидроцилиндров.

Доводке уже построенных образцов до серийного производства помешали репрессии. Сначала был арестованы создатель гаубицы Б-4 и начальник КБ завода «Большевик», а затем главный конструктор и руководитель работ по проекту СУ-14 П. И. Сячинтов, который был расстрелян за контрреволюционную деятельность. После этого работы над САУ были свернуты и две построенных самоходки переданы на хранение военному складу №37 в Москве. К проекту вернулись вновь в 1939 году. Самоходки экранировали, они получил полностью закрытую бронерубку и вновь прошли испытания, после чего в сентябре 1940 года были переданы на хранение НИБТ Полигону. Данные самоходные установки даже приняли участие в боях осенью 1941 года в ходе битвы за Москву, они использовались в районе станции Кубинка для ведения огня закрытых позиций по наступающим немецким войскам. Это было единственное боевое применение данных опытных САУ в Великой Отечественной войне.


СУ-122

Уже в ходе Великой Отечественной войны в СССР вернулись к вопросу постройки самоходной артиллерии. Так уже по результатам анализа первого полугодия боевых действий советские специалисты: как военные, так и инженерные работники очень высоко оценили эффективность немецких штурмовых орудий. 14-15 апреля 1942 года состоялся пленум артиллерийского комитета, на котором среди прочего обсуждался вопрос о разработке в стране безбашенного «штурмового танка». Еще одной причиной появления подобных проектов были серьезные потери материальной части Красной Армиейв 1941 году, а также оставление большого числа производственных мощностей и ресурсно-сырьевой базы. В этой связи безбашенные танки рассматривались как более простая в производстве замена обычным танкам. К примеру, разработанный конструкторами УЗТМ проект безбашенного танка У-33 на базе стандартной тридцатьчетверки был гораздо проще в производстве, отказ от башни позволил снизить трудоемкость изготовления на 27%.

19 октября 1942 года Государственный комитет обороны (ГКО) своим постановлением обязал УЗТМ и завод № 592 в срочном порядке разработать бронированную 122-мм самоходную гаубицу, предназначенную для подавления огневых точек, а также борьбы с танками противника. Уже к 29 октября того же года на основе ранее уже разработанных на УЗТМ проектов был готов новый проект САУ, получивший обозначение У-35.


Государственные испытания новинки прошли на Гороховецком артиллерийском полигоне с 5 по 19 декабря 1942 года. По результатам испытаний самоходная артиллерийская установка У-35 была принята на вооружение под обозначением СУ-122. При этом данная боевая машина была так необходима на фронте, что список из 48 необходимых доработок конструкции решили проигнорировать. Первая серия СУ-122 пошла в производство «как есть», без устранения выявленных недостатков. Справедливости ради стоит отметить, что коллектив завода сумел ликвидировать большую их часть еще до конца 1942 года. Лишь предсерийная партия самоходок СУ-122, состоявшая из 10 боевых машин, имела «ломаную» лобовую часть, не оснащалась вентилятором и бронированием артиллерийского панорамного прицела, отличалась недостаточными размерами маски орудия. Серийные СУ-122, которые начали сходить с конвейера УЗТМ в январе 1943 года имели сплошную лобовую плиту, новую маску, которая исключала попадание осколков и пуль внутрь боевой рубки при повороте орудия, увеличенные топливные баки и другие улучшения.

СУ-122 стала средней по массе советской самоходной артиллерийской установкой класса штурмовых орудий, с некоторыми ограничениями ее можно было использовать и как самоходную гаубицу.


нная машина стала одной из первых созданных в Советском Союзе САУ, которая была принята в крупносерийное производство. Стимулами к ее созданию стали необходимость дать советским танковым и механизированным частям мощное и главное высокомобильное средство огневой поддержки, а также необходимость максимального упрощения конструкции среднего танка Т-34 в очень тяжелых для страны условиях середины 1942 года. Выпуск данной САУ продолжался с декабря 1942 года по август 1943 года, когда в производстве ее сменил истребитель танков СУ-85, созданный на базе СУ-122. Всего за это время УЗТМ собрал 638 самоходок данного типа, включая опытный экземпляр.

САУ СУ-122 имела ту же компоновку, что и все другие советские серийные самоходные установки периода Великой Отечественной войны, за исключением СУ-76. Полностью бронированный корпус делился на две части. Экипаж, 122-мм гаубица и боезапас располагались в передней части в броневой рубке, которая совмещала в себе и отделение управление, и боевое отделение. Силовая установка и трансмиссия находились в корме боевой машины. Три члена экипажа САУ располагались с левой стороны от орудия: впереди сидел механик-водитель, затем наводчик, и сзади них — заряжающий, два других члена экипажа — командир самоходки и замковый располагались справа от орудия. Топливные баки были размещены вдоль бортов САУ между шахтами узлов индивидуальной пружинной подвески, в том числе и в обитаемом пространстве самоходки. Это не лучшим образом сказывалось на взрывобезопасности, а также выживаемости экипажей СУ-122 в случае поражения машины вражескими снарядами.

Основным вооружением самоходной артиллерийской установки СУ-122 стала модификация М-30С нарезной 122-мм дивизионной гаубицы образца 1938 года (М-30). При этом различия между качающимися частями буксируемого и самоходного вариантов были минимальными, они были вызваны необходимостью подгонки гаубицы под монтаж в стесненном боевом отделении САУ. 122-мм орудие устанавливалось на тумбовой установке, подкрепленной поперечной балкой справа от плоскости продольной симметрии самоходки. Данная гаубица имела ствол длиной 22,7 калибра, дальность ведения огня прямой наводкой составляла 3,6 км, максимально возможная дальность стрельбы — 8 км. Диапазон углов возвышения орудия составлял от −3° до +25°, сектор горизонтального наведения орудия был ограничен значением в 20 градусов.

Боекомплект самоходной установки СУ-122 составлял 40 (32-35 для ранних вариантов) выстрелов раздельно-гильзового заряжания. Метательные заряды в гильзах и 122-мм снаряды были уложены вдоль бортов САУ, а также у задней стенки боевого отделения. Скорострельность 122-мм гаубицы М-30С составляла до 2-3 выстрелов в минуту. В состав боекомплекта самоходки могла быть включена почти вся номенклатура 122-мм гаубичных боеприпасов, однако чаще всего большую часть боекомплекта составляли осколочно-фугасные снаряды, а для борьбы с бронированными целями противника использовались кумулятивные боеприпасы.

Ходовая часть СУ-122 была практически полностью и без изменений заимствована от среднего танка Т-34. Она состояла из 5 двускатных опорных катков большого диаметра с резиновыми бандажами, ленивца и ведущего колеса (применительно на каждый борт). Поддерживающие катки отсутствовали, так как верхняя ветвь гусеничной ленты опиралась на опорные катки самоходки. Ленивцы с механизмом натяжения гусеницы размещались спереди, а ведущие колеса гребневого зацепления — сзади.

Первые боевые испытания новых самоходок прошли с 3 по 12 февраля 1943 года. Целью данных испытаний стала отработка тактики применение СУ-122 в боевых условиях. Наиболее удачным вариантом было признано использование САУ для поддержки наступающих танков и пехоты огнем с коротких остановок, находясь на удалении 300-600 метров от них. Благодаря этому по ходу прорыва вражеской обороны они занимались подавлением выявляемых огневых точек противника, а затем могли отбивать танковые контратаки противника (однако 122-мм гаубица с раздельно-гильзовым заряжанием и низкой скорострельностью не особо этому способствовала). В ходе испытаний проводились также стрельбы с закрытых позиций, однако из-за позиционного характера боев данное применение было редким, огневая поддержка от имевшихся в наличии буксируемых дивизионных орудий была достаточной.

В апреле 1943 года был принят штат для среднего самоходно-артиллерийского полка вооруженного САУ СУ-122. Данный штат был признан удачным и просуществовал до конца Великой Отечественной войны. Организационно полк состоял из 4-х батарей по 4 самоходки СУ-122 в каждой, а также одного командирского танка Т-34, который входил во взвод управления, в котором также имелся бронеавтомобиль БА-64.

Наиболее активно СУ-122 использовались на фронтах Великой Отечественной войны во второй половине 1943 года и в начале 1944 года. Но уже к апрелю 1944 года они стали редкими машинами в парке советской бронетехники (были потеряны в боях или списывались после выработки ресурса), а до конца войны в частях уцелели единичные экземпляры, которые, тем не менее, приняли участие в битве за Берлин. Чаще всего СУ-122 использовались в роли штурмовых орудий, случая ведения ими огня с закрытых позиций были довольно редкими. Обычно самоходки использовались для поддержки танков и пехоты, идя вместе с ними в атаку и подавляя огнем противотанковые орудия противника и уничтожая другие помехи наступлению.

Тактико-технические характеристики СУ-122:
Габаритные размеры: длина корпуса — 6950 мм, ширина — 3000 мм, высота — 2235 мм, клиренс — 400 мм.
Боевая масса — 29,6 т.
Бронирование — 15 (днище) — 45 мм (лоб и борта корпуса и рубки).
Вооружение — 122-мм гаубица М-30С.
Боекомплект — 40 снарядов.
Силовая установка — V-образный дизельный двигатель В-2-34 жидкостного охлаждения максимальной мощностью 500 л.с.
Максимальная скорость — 55 км/ч (по шоссе), до 20 км/ч (по пересеченной местности).
Запас хода — 600 км (по шоссе).
Экипаж — 5 человек.

Источники информации:
http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/su-14.htm
http://armedman.ru/tanki/1919-1936-bronetehnika/samohodnaya-artilleriyskaya-ustanovka-su-14.html#_-14-1
http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/su-122.htm
Материалы из открытых источников

topwar.ru

ПТ САУ ЗИС-30 представляла собой легкую противотанковую установку с открыто расположенным орудием. Верхний станок орудия крепился в средней части на корпус лёгкого тягача Т-20 «Комсомолец». Углы вертикальной наводки составляли от -5 до +25°, по горизонту – в секторе 30°. Практическая скорострельность достигала 20 выстр/мин. От пуль и осколков расчет, состоявший из 5 человек, в бою защищал лишь орудийный щит. Огонь из орудия можно было вести только с места. Ввиду высоко расположенного центра тяжести и сильной отдачи во избежание опрокидывания необходимо было откидывать сошники в кормовой части САУ. Для самообороны самоходной установки имелся 7,62-мм пулемет ДТ, доставшийся по наследству от тягача «Комсомолец».

Серийное производство САУ ЗИС-30 началось в конце сентября 1941 года на Нижегородском машиностроительном заводе и длилось всего около месяца. За это время удалось построить 101 самоходку. По официальной версии производство ЗИС-30 было прекращено по причине отсутствия тягачей «Комсомолец», но даже если это так, что мешало ставить весьма эффективные в противотанковом отношении 57-мм орудия на шасси лёгких танков?

Наиболее вероятной причиной сворачивания строительства 57-мм ПТ САУ, скорей всего, стали трудности с производством стволов орудий. Процент брака при изготовлении стволов достигал совершенно неприличных значений, и исправить такое положение на существующем станочном парке, несмотря на усилия трудового коллектива завода-изготовителя не получалось. Именно этим, а не «избыточной мощностью» 57-мм противотанковых орудий объясняются их незначительные объемы производства в 1941 году и последующий отказ от серийного строительства. Горьковскому артиллерийскому заводу № 92 , да и самому В.Г. Грабину оказалось проще, основываясь на конструкции 57-мм орудия обр. 1941 г., наладить производство дивизионного 76-мм орудия, ставшего широко известным как ЗИС-3. 76-мм дивизионная пушка образца 1942 года (ЗИС-3) на момент создания имела вполне приемлемую бронепробиваемость, обладая при этом более мощным осколочно-фугасным снарядом. Впоследствии это орудие получило широкое распространение и пользовалось популярностью в войсках. ЗИС-3 состояло на вооружении не только в дивизионной артиллерии, специально доработанные орудия использовались истребительно-противотанковыми частями и устанавливались на самоходные артустановки. Впоследствии производство 57-мм ПТО после внесения некоторых изменений в конструкцию под наименованием ЗИС-2 было возобновлено в 1943 году. Это стало возможно после получения из США совершенного станочного парка, что позволило решить проблему с изготовлением стволов.

Что касается САУ ЗИС-30, то эта самоходка в условиях острой нехватки противотанковых средств первоначально зарекомендовала себя неплохо. Артиллеристам, до этого имевшим дело с 45-мм противотанковыми орудиями, особенно нравились высокая бронепробиваемость и дальность прямого выстрела. Во время боевого применения у самоходки выявился целый ряд серьёзных недостатков: перегруженность ходовой части, недостаточный запас хода, малый боекомплект и склонность к опрокидыванию. Впрочем, всё это было вполне предсказуемо, так как САУ ЗИС-30 являлась типичным эрзац — образцом военного времени, созданным в спешке из имеющихся под рукой, мало подходящих друг для друга шасси и артиллерийской части. К середине 1942 года практически все ЗИС-30 были потеряны в ходе боевых действий. Тем не менее, они оказались весьма полезным средством борьбы с немецкими танками. САУ ЗИС-30 состояли на вооружении противотанковых батарей танковых бригад Западного и Юго-Западного фронтов и принимали активное участие в обороне Москвы.

После стабилизации положения на фронте и ряда успешных наступательных операций РККА возникла острая потребность в САУ артиллерийской поддержки. В отличие от танков самоходки не должны были непосредственно участвовать в атаке. Двигаясь на расстоянии 500-600 метров от наступающих войск, они огнём своих орудий подавляли огневые точки, разрушали укрепления и уничтожали вражескую пехоту. То есть требовался типичный «артшурм», если пользоваться терминологией противника. Это предъявляло иные требования к САУ по сравнению с танками. Защищенность самоходок могла быть меньшей, но предпочтительным было увеличение калибра орудий, и, как следствие, могущества действия снарядов.

Поздней осенью 1942 года началось производство СУ-76. Данная самоходка была создана на базе легких танков Т-60 и Т-70 с использованием ряда автомобильных агрегатов и вооружена 76-мм орудием ЗИС-ЗШ (Ш — штурмовая) – специально разработанным для САУ вариантом дивизионного орудия. Углы вертикальной наводки составляли от -3 до +25°, по горизонту – в секторе 15°. Угол возвышения орудия позволял достичь дальности стрельбы дивизионного орудия ЗИС-3, то есть 13 км. Боекомплект составлял 60 снарядов. Толщина лобовой брони — 26-35 мм, бортовой и кормы -10-15 мм позволяла защищать экипаж (4 человека) от стрелкового огня и осколков. На первой серийной модификации имелась также бронированная 7 мм крыша.

Силовая установка СУ-76 представляла собой спарку двух автомобильных моторов ГАЗ-202 суммарной мощностью 140 л.с. По замыслу конструкторов, это должно было снизить стоимость производства САУ, но послужило причиной массовых рекламаций из действующей армии. Силовая установка была очень сложной в управлении, несинхронная работа двигателей вызывала сильные крутильные колебания, что приводило к быстрому выходу из строя трансмиссии.

СУ-76

www.yaplakal.com

Су-76

Эта самоходная артиллерийская установка была создана в 1942 году на базе легкого танка Т-70. Всего же выпущенных САУ этого типа было более 13000! Такая популярность объясняется довольно просто. Во-первых, орудием Су-76 являлась универсальная дивизионная пушка ЗИС-3 калибром 76,2 миллиметра, которая на тот момент уже доказала свою пользу. Ее подкалиберные снаряды с дистанции в полкилометра могли пробивать любые танки противника, правда, "Тигры" и "Пантеры" все же рекомендовалось бить в борта. Во-вторых, открытая рубка машины помогала экипажу теснее взаимодействовать с пехотой, например, в условиях городского боя. Из минусов — почти полное отсутствие бронирования, лишь несколько миллиметров стали отделяли экипаж от шальных пулеметных очередей. Но все же эта САУ была очень популярна, ведь ее подвижность была как у легких танков Красной Армии, а орудие куда как сильнее.

Су-85 и Су-100

Следующей вехой развития отечественных САУ стала Су-85, которая относилась к классу истребителей танков. Су-85 была построена на базе легендарного танка Т-34 в 1943 году, а ее орудием была 85-миллиметровая пушка Д-5С-85. Надо сказать, что это была первая САУ, которая могла на равных сражаться с танками немцев. С расстояния более километра экипаж Су-85 мог вывести из строя любой танк противника, например, "Пантера" легко пробивалась в маску орудия подкалиберными снарядами. Также САУ сохранила маневренность и скорость своего "родственника" Т-34, и эта подвижность много раз спасала экипажам Су-85 жизнь. И под огнем самоходка чувствовала себя не в пример комфортнее, чем Су-76 — наклонная броня уже была не противопульной и с достоинством держала удар.

С появлением у немцев новых танков типа "Тигр-2" и САУ "Фердинанд" остро встал вопрос об увеличении мощности орудий советских противотанковых САУ. Было решено использовать базу танка Т-34-85 и 100-миллиметровую пушку Д-10С. В рекордно короткие сроки, к зиме 1943 года, конструкторское бюро Уралмашзавода представило на суд комиссии новую самоходку Су-100. Главным отличием от Су-85, естественно, являлась новая, более мощная пушка и наклонная лобовая броня толщиной 75 миллиметров. Несмотря на короткие сроки разработки и в целом удачный проект, Су-100 появились на фронте лишь в январе 1945 года. Городские бои оказались "коньком" самоходки, которая зачастую одним выстрелом фугасного снаряда "сдувала" огневые точки врага. Интересно, что спустя 70 лет Су-100 все еще находится на вооружении либо на хранении в добром десятке стран мира, лишний раз доказывая свою простоту и надежность.

Су-152 и ИСУ-152

"Зверобои", "консервные ножи" и множество других прозвищ дали этим могучим близнецам. Боевое крещение Су-152 получила в великом сражении на Курской дуге, где сразу же зарекомендовала себя как прекрасный истребитель немецких "кошек". Орудие самоходки — 152-миллиметровая пушка МЛ-20С — комплектовалось всеми видами 152-миллиметровых снарядов, но на деле экипажам необходимы были лишь осколочно-фугасные и бетонобойные. Одного попадания такого многокилограммового "ядра", щедро начиненного тротилом, было достаточно, чтобы убить весь вражеский экипаж и сорвать с погона башню. Зачастую от такого попадание еще и детонировал боекомплект, потревоженный ударной волной — тогда все вокруг могли лицезреть бесплатный салют.

Известно интервью, которое дал фронтовому корреспонденту командир 399-го самоходного полка подполковник Кобрин:

"…Вы представьте себе такую картину… Как сейчас помню: высота 559,6. Командир Рыбалко с нами. Самоходная установка Клименкова тут же стоит — в охране штаба. Идет деловой разговор. И вдруг слева идут немецкие танки. Восемнадцать штук! Идут колонной… Что будет? Рыбалко чуточку изменился в лице — на щеках заходили желваки. Командует Клименкову, который стоял рядом: "Запретить путь немецким танкам огнем!" — "Есть запретить!" — отвечает Клименков и — к машине. И что вы думаете? Первым же снарядом с тысячи восьмисот метров зажег головной танк, второй начал из-за него выползать — он его подбил, третий полез — он и его разбил, а потом и четвертый… Остановил-таки гитлеровцев, они попятились, думая, что тут целая батарея".

Чудовищная мощь орудия повсеместно использовалась для подавления огневых точек и ДОТов врага. Даже если бетонная стена выдерживала попадание снаряда, то люди внутри получали контузии и разрыв ушных перепонок.

Ближе к концу войны появляется самоходка ИСУ-152, во многом очень схожая с предшественницей. Главным ее отличием является шасси танка ИС, а следовательно большая подвижность, полезная для городских боев. Известный танкист Дмитрий Лоза в своих мемуарах вспоминал:

"Самоходка, шлепая по асфальту широкими гусеницами, заняла позицию на одной из улиц, выходящей на юго-восточную сторону площади… То самое любопытство, которое сгубило больше девственниц, чем любовь, потащило нас на улицу посмотреть, как самоходчики одним снарядом разнесут на куски немецких артиллеристов с их пушкой. Танкисты и десантники расположились возле "зверобоя" и стали ждать… Венские улочки, разбегавшиеся в разные стороны от центральной площади, не широкие. Красивые дома с венецианскими окнами высятся по их обеим сторонам. Грохнул выстрел крупнокалиберной пушки самоходки. Резко колыхнулся воздух. Полтора этажа дома вместе с вражеским противотанковым орудием и его прислугой рухнуло на землю. А в нашем расположении от мощной воздушной волны выстрела с треском лопнули толстые стекла в домах, находившихся рядом с самоходной установкой. Их тяжелые осколки посыпались на головы "зрителей", в результате были ранены руки и спины у десяти человек, а у двоих сломаны ключицы. Благо танкисты были в шлемах, десантники — в касках, и головы остались целы!".

Как и Су-100, ИСУ-152 до сих пор несут службу в армиях Вьетнама и Северной Кореи, все так же приводя солдат в благоговение своей разрушительной мощью.

rg.ru

9 февраля 2017 года в Москве, в рамках заседания Научно-технического совета Росгвардии прошла выставка вооружения и спецтехники. На выставке, на ряду с другими разработками, консорциумом ИНТРАЛЛ, занимающегося организацией и управлением промышленными проектами в области автомобилестроения, во главе с президентом Анатолием Лейрихом был впервые представлен новый легкий бронированный штурмовой автомобиль.

Бронированное багги консорциума ИНТРАЛЛ

Новое бронированное багги выполнено на базе сверхлегкой аэромобильной ударной машины «Эскадрон», создание которой обсуждалось представителями ВДВ России и оборонно-промышленного комплекса на форуме «Армия-2016».

Бронированное багги консорциума ИНТРАЛЛ

Аэромобильное багги «Эскадрон» консорциума ИНТРАЛЛ

Высокоманевренные багги «Эскадрон», предназначена для быстрой переброски тактических групп. Ей в первую очередь планируется оснастить разведывательно-диверсионные подразделения ВДВ. Машина может разгоняться до 150 км/ч, ее вес составляет не более трех тонн. Благодаря конструкции она может легко преодолевать даже тяжелое бездорожье. Данная машина, как и любая другая техника ВДВ, может десантироваться парашютным способом.

Автомобиль «Эскадрон» получит комплекс современного вооружения. В качестве основного оружия сейчас рассматривается вопрос установки 12,7-миллиметровых пулеметов «Корд» и нескольких единиц противотанковых ракет «Корнет».

Бронированное багги консорциума ИНТРАЛЛ

Бронированное багги

Главное преимущество технических решений сверхлегкой ударной машины «Эскадрон» — применение новейшей низкотемпературной силовой гибридной установки, позволяющей для совершения последнего шага скрытно и бесшумно перемещаться в любых экстремальных условиях.

Помимо простоты и надежности, багги «Эскадрон» может использоваться как многоцелевая платформа, в зависимости о комплектации и установленного вооружения.

Бронированное багги консорциума ИНТРАЛЛ

Бронированное багги вооруженное установками пуска ракет

Для выполнения боевых задач, связанных с повышенным риском для жизни, консорциумом ИНТРАЛЛ установил в багги «Эскадрон» одноместную бронированную капсулу. Это новое бронированное, высоко-мобильное транспортное средство может быть вооружено пусковыми установками ракет.

Точные технические характеристики автомобиля остаются неизвестными.

http://zonwar.ru/news5/news_847_Brone-baggi.html

alternathistory.com

САУ ИСУ-122. Вооружение. Размеры. Вес. Бронирование

ИСУ-122 - советская САУ Второй мировой войны

Когда в начале 1944 года появились проблемы с выпуском мощных артиллерийских установок ИСУ-152 из-за нехватки тяжелых орудий МЛ-20, возникла идея создать аналогичную установку с корпусной пушкой обр. 1931/37 гг. Пушку смонтировали под маской за лобовым листом рубки со смещением к правому борту, слева находилось место механика-водителя. В итоге новая самоходка, учитывая увеличенную начальную скорость 122-мм бронебойного снаряда, стала даже более эффективным противотанковым средством, чем ИСУ-152.

ИСУ-122 - советская САУ Второй мировой войны

Боекомплект САУ возрос до 30 выстрелов, а единственным ее существенным недостатком стала малая скорострельность из-за раздельного заряжания пушки. Проблему удалось решить путем установки 122-мм танкового орудия Д-25, созданного к этому времени конструкторским коллективом Ф.Ф. Петрова. Пушка образца 1944 года имела дульный тормоз и вертикальный клиновой затвор с механизмом полуавтоматики. Скорострельность очередной самоходки, обозначенной ИСУ-122С, повысилась с 2 до 4 выстрелов в минуту. Для защиты от воздушных атак на крыше рубки разместили зенитный 12,7-мм пулемет ДШК. Система управления огнем включала телескопический и панорамный прицелы.

Советские САУ ИСУ-122 и танк ИС-2 на одной из дорог Трансильвании (Румыния). 3-й Украинский фронт, сентябрь 1944 года

Советские САУ ИСУ-122 и танк ИС-2 на одной из дорог Трансильвании (Румыния). 3-й Украинский фронт, сентябрь 1944 года.

 

Боевое применение ИСУ-122

ИСУ-122 использовалась во всех функциональных областях применения самоходной артиллерии. Вместе с другими тяжёлыми САУ СУ-152 и ИСУ-152 она выполняла функции мощного штурмового орудия, истребителя танков и самоходной гаубицы. Однако все эти машины имели различные тенденции боевого применения: СУ/ИСУ-152 тяготели более к роли штурмового орудия, а ИСУ-122 — к роли истребителя танков. 122-мм пушка А-19С или Д-25С выстреливала 25-кг остроголовый бронебойный снаряд БР-471 с дульной скоростью 800 м/с. Этого было достаточно, чтобы пробить броню любого представителя бронетехники вермахта за весьма редкими исключениями. Только лобовая броня «Элефанта»/«Фердинанда» не пробивалась БР-471, а броня танка «Королевский Тигр», несмотря на более выгодные углы наклона, часто раскалывалась от попаданий БР-471 из-за плохого её качества. Однако из-за своей высокой кинетической энергии БР-471 часто повреждал тяжелобронированные цели без пробития брони, выводя из строя двигатель и коробку передач механическим ударом. 122-мм орудие имело очень большой бронебойный потенциал, но БР-471 не позволял его раскрыть полностью. Улучшенный вариант тупоголового бронебойного снаряда с баллистическим наконечником БР-471Б был разработан в начале 1945 года, но в массовое производство пошёл уже после окончания войны. В рапортах с полей боёв также отмечалось, что хорошим действиям по бронецелям противника обладают и мощные пушечные осколочно-фугасные стальные гранаты ОФ-471 и ОФ-471Н с привинтной головкой с последующей установкой взрывателя РГМ на фугасное действие. Они также имели массу в 25 кг, дульную скорость в 800 м/с и снабжались 3,6—3,8 кг тротила соответственно. Механического удара и последующего взрыва часто было достаточно для вывода из строя цели без пробития брони.

Советская САУ ИСУ-122 с установленным на броневой рубке зенитным 12,7-мм пулеметом ДШК на перекрестке улиц Штифтсвинкель (Stiftswinkel) и Ам Хольцраум (Am Holzraum) в Данцигe

Советская САУ ИСУ-122 с установленным на броневой рубке зенитным 12,7-мм пулеметом ДШК на перекрестке улиц Штифтсвинкель (Stiftswinkel) и Ам Хольцраум (Am Holzraum) в Данцигe (ныне Гданьск в Польше). Сейчас улицы называются ul. Rоbotniсza и ul. Stefana Jaraсza.

 

При прорыве укреплённых полос и в городских боях ИСУ-122 использовались как штурмовые орудия, но с меньшей эффективностью по сравнению с СУ/ИСУ-152. Но в общем ИСУ-122 заслужила хорошую оценку и в этой роли — ОФ-471 был эффективен против полевых и долговременных фортификаций, открыто расположенной и окопавшейся пехоты, укреплённых зданий. В городских боях длинный вылет ствола 122-мм пушки часто мешал маневрированию в узких местах.

В качестве самоходной гаубицы ИСУ-122 использовалась редко, несмотря на максимальную дальность стрельбы, превышающую 14 км. Обыкновенно ИСУ-122 стреляли с закрытых позиций в отсутствие поддержки буксируемой артиллерии при быстрых прорывах, когда буксируемые орудия не успевали продвигаться за танковыми и механизированными частями Красной армии.

САУ ИСУ-122 в засаде

  САУ ИСУ-122С в засаде. Венгрия.

 

Модификации ИСУ-122

Официально существовало две серийных модификации самоходки — ИСУ-122 со 122-мм орудием с поршневым затвором и ИСУ-122С со 122-мм пушкой Д-25С с клиновым затвором. Эти варианты легко различимы визуально по меньшей бронемаске орудия и наличию двухкамерного дульного тормоза у ИСУ-122С. Однако помимо этих отличий у серийных машин существовали другие, менее заметные конструктивные особенности. У серийных ИСУ-122 различались орудия, см. секцию Описание конструкции, лоб бронекорпуса также мог отличаться по технологии изготовления:

— ИСУ-122 на базе танка ИС 1943 г. выпуска имела цельнолитую лобовую броню корпуса;

— ИСУ-122 на базе танка ИС 1944 г. выпуска имела лобовую броню корпуса, сваренную из двух катаных бронеплит. Этот вариант самоходки отличался увеличенной толщиной маски орудия по сравнению и более вместительными топливными баками.

С октября 1944 года ИСУ-122 стали оснащаться 12,7-мм зенитным пулемётом ДШК. Ряд ранее выпущенных машин также получил этот пулемёт в ходе ремонта.

Советские САУ ИСУ-122 на марше. 1-й Украинский фронт, 1945 год.

Советские САУ ИСУ-122 на марше. 1-й Украинский фронт, 1945 год.

 

Тактико-технические характеристики САУ ИСУ-122

— Количество выпущенных, шт.: 1735
— Экипаж, чел.: 5

Вес ИСУ-122

— Боевая масса, т: 46

Габаритные размеры ИСУ-122

— Длина корпуса, мм: 6543
— Длина с пушкой вперёд, мм: 9850
— Ширина, мм: 3070
— Высота, мм: 2480
— Клиренс, мм: 460—470

Бронирование ИСУ-122

— Тип брони: катаная (литой лоб на части машин)
— Лоб корпуса (верх), мм/град.: 60/78°
— Лоб корпуса (низ), мм/град.: 90/−30°
— Борт корпуса (верх), мм/град.: 75/15°
— Борт корпуса (низ), мм/град.: 90/0°
— Корма корпуса (верх), мм/град.: 60/49°
— Корма корпуса (низ), мм/град.: 60/−41°
— Днище, мм: 20
— Крыша корпуса, мм: 30
— Лоб рубки, мм/град.: 90/30°
— Маска орудия, мм/град.: 100
— Борт рубки, мм/град.: 75/15°
— Корма рубки, мм/град.: 60/0°
— Крыша рубки, мм/град.: 30

Вооружение ИСУ-122

— Калибр и марка пушки: 122-мм А-19
— Длина ствола, калибров: 48
— Боекомплект пушки: 30
— Углы ВН, град.: −3…+22°
— Углы ГН, град.: 10°
— Прицелы: СТ-18, Панорама Герца

— Пулемёты: 1 × 12,7-мм ДШК

Двигатель ИСУ-122

— Тип двигателя: V‑образный 4‑тактный 12‑цилиндровый дизель
— Мощность двигателя, л. с.: 600

Скорость ИСУ-122

— Скорость по шоссе, км/ч: 35
— Скорость по пересечённой местности, км/ч: 10—15

— Запас хода по шоссе, км: 220
— Запас хода по пересечённой местности, км: 140
— Удельная мощность, л. с./т: 11,3—11,4
— Тип подвески: торсионная индивидуальная
— Удельное давление на грунт, кг/см²: 0,81—0,82

— Преодолеваемый подъём, град.: 40°
— Преодолеваемая стенка, м: 1,0
— Преодолеваемый ров, м: 2,5
— Преодолеваемый брод, м: 1,3—1,5

 

oruzhie.info

Первоначально САУ СУ-12 вообще не имели какой либо бронезащиты, однако вскоре установили П-образный броневой щит для предохранения расчёта от пуль и осколков. Боекомплект орудия составлял 36 шрапнельных и осколочных гранат, бронебойные снаряды предусмотрены не были. Скорострельность составляла 10-12 выстр/мин. Установка орудия на платформе грузовика давала возможность быстро и недорого создать импровизированную САУ. Тумбовая артустановка имела сектор обстрела 270 градусов, огонь из орудия мог вестись как прямо-назад, так и по борту. Также имелась принципиальная возможность стрельбы на ходу, но при этом сильно снижалась точность.

Мобильность СУ-12 при передвижении по хорошим дорогам была существенно выше, чем у 76-мм полковых орудий на конной тяге. Однако и недостатков у первой советской самоходки оказалось не мало. Уязвимость артиллерийского расчёта, частично прикрытого 4-мм стальным щитом, при ведении огня прямой наводкой была очень велика. Проходимость колёсной машины по слабым грунтам оставляла желать много лучшего и серьёзно уступала конным упряжкам полковой и дивизионной артиллерии. Вытащить завязшую в грязи колёсную самоходку можно было только трактором. В связи с этим было решено строить самоходки на гусеничных шасси, а производство СУ-12 прекратили в 1935 году.

Первые советские самоходки успешно применялись в боевых действиях на Дальнем Востоке против японцев в конце 30-х годов и в Зимней войне с Финляндией. Все СУ-12, имевшиеся в западной части страны, были потеряны вскоре после нападения Германии, не оказав влияния на ход боевых действий.

В 20-30-е годы создание САУ на базе грузовых автомобилей было общемировой тенденцией, и данный опыт в СССР оказался полезным. Но если установка зенитных орудий на грузовики имела смысл, то для САУ, действовавших в непосредственной близости от противника, применение незащищённого автомобильного шасси с ограниченной проходимостью, безусловно, было тупиковым решением.

В предвоенное время в Советском Союзе был создан ряд САУ на базе лёгких танков. В качестве носителей 45-мм противотанковых орудий рассматривались плавающие танкетки Т-37А, однако дело ограничилось строительством двух опытных экземпляров. До стадии серийного производства удалось довести САУ СУ-5-2 с 122-мм гаубицей обр. 1910/30 гг. на базе танка Т-26. СУ-5-2 выпускались малой серией с 1936 по 1937 год, всего построили 31 машину.

Боекомплект 122-мм САУ СУ-5-2 составлял 4 снаряда и 6 зарядов. Углы наведения по горизонтали — 30°, по вертикали от 0° до +60°. Максимальная начальная скорость осколочного снаряда — 335 м/с, максимальная дальность стрельбы — 7680 м, скорострельность 5—6 выстр./мин. Толщина лобовой брони — 15 мм, борт и корма — 10 мм, то есть бронезащита была вполне адекватной, чтобы противостоять пулям и осколкам, но она имелась только спереди и частично по бокам.

В целом СУ-5-2 для своего времени обладала неплохими боевыми качествами, что было подтверждено в ходе боевых действий у озера Хасан. В отчётах командования 2-й механизированной бригады РККА отмечалось:

В силу малочисленности 76-мм СУ-12 и 122-мм СУ-5-2 не оказали заметного влияния на ход боевых действий в начальный период войны. Противотанковые возможности 76-мм СУ-12 были невысокими, при повышенной уязвимости как самой САУ, так и расчёта для пуль и осколков. При начальной скорости 76-мм тупоголового бронебойного снаряда БР-350А – 370 м/с на дальности 500 метров при встрече под углом 90 ° он пробивал 30 мм броню, что позволяло бороться только с лёгкими немецкими танками и бронеавтомобилями. До появления в боекомплекте полковых орудий кумулятивных снарядов их противотанковые возможности были очень скромными.

Несмотря на то, что в боекомплекте 122-мм гаубицы отсутствовали бронебойные снаряды, часто достаточно эффективной оказывалась стрельба осколочно-фугасными гранатами. Так, при весе снаряда 53-ОФ-462 — 21,76 кг, он содержал 3,67 кг тротила, что в 1941 году при прямом попадании позволяло гарантированно поражать любой германский танк. При разрыве снаряда образовывались тяжелые осколки, способные пробить броню толщиной до 20 мм в радиусе 2-3 метров. Этого было вполне достаточно для поражения брони бронетранспортёров и лёгких танков, а также вывода из строя ходовой части, приборов наблюдения, прицелов и вооружения. То есть при правильной тактике использования и наличии в войсках значимого количества СУ-5-2 эти САУ в начальный период войны могли бороться не только с укреплениями и пехотой, но и с немецкими танками.

До войны в СССР уже была создана САУ с высоким противотанковым потенциалом. В 1936 году испытания проходила СУ-6, вооруженная 76-мм зенитным орудием 3-К на шасси лёгкого танка Т-26. Данная машина предназначалась для зенитного сопровождения мотомеханизированных колонн. Военных она не устроила, поскольку весь расчёт не помещался в артиллерийской установке, и установщик дистанционных трубок был вынужден передвигаться на машине сопровождения.

Не слишком удачная в качестве зенитной, САУ СУ-6 могла бы стать очень эффективным противотанковым средством, действуя с заранее подготовленных позиций и из засад. Бронебойный снаряд БР-361, выпущенный из орудия 3-К на дистанции 1000 метров при угле встречи 90° пробивал 82-мм броню. В 1941-1942 годах возможности 76-мм САУ СУ-6 позволяли ей на реальных дистанциях стрельбы успешно бороться с любыми немецкими танками. При использовании подкалиберных снарядов показатели бронепробиваемости были бы намного больше. К сожалению, в качестве противотанковой самоходной артиллерийской установки (ПТ САУ) СУ-6 на вооружение так и не поступила.

Многие исследователи относят к тяжелым штурмовым САУ танк КВ-2. Формально, благодаря наличию вращающейся башни, КВ-2 идентифицируется как танк. Но фактически боевая машина, вооруженная уникальной 152-мм танковой гаубицей обр. 1938/40 гг.(М-10Т), по многим параметрам являлась САУ. Гаубица М-10Т по вертикали наводилась в пределах от −3 до +18°, при неподвижном положении башни она могла наводиться в небольшом секторе горизонтальной наводки, что было характерно для самоходных установок. Боекомплект составлял 36 выстрелов раздельно-гильзового заряжания.

КВ-2 создавался на основе опыта борьбы с финскими ДОТами на «Линии Маннергейма». Толщина лобовой и бортовой брони составляла 75 мм, а толщина бронемаски орудия – 110 мм, что делало его малоуязвимым для противотанковых орудий калибра 37-50-мм. Впрочем, высокая защищённость КВ-2 зачастую обесценивалась низкой технической надёжностью и плохой подготовкой механиков-водителей.

При мощности дизельного двигателя В-2К — 500 л.с., 52-тонная машина по шоссе теоретически могла разогнаться до 34 км/ч. В реальности же скорость по хорошей дороге не превышала 25 км/ч. По пересеченной местности танк передвигался со скоростью пешехода 5-7 км/ч. С учётом того, что проходимость КВ-2 по слабым грунтам была не очень хорошей, а вытащить завязший в грязи танк было непросто, приходилось весьма тщательно выбирать маршрут передвижения. Из-за чрезмерного веса и габаритов переправа через водные преграды зачастую становилась неразрешимой задачей, мосты и переправы не выдерживали, и немало КВ-2 было просто брошено при отступлении.

22 июня 1941 года в боекомплекте КВ-2 имелись только осколочно-фугасные гранаты ОФ-530 массой 40 кг, содержащие около 6 кг тротила. Попадание такого снаряда в любой немецкий танк в 1941 году неминуемо превращало его в груду пылающего металлолома. На практике ввиду невозможности комплектования боекомплекта штатными боеприпасами для стрельбы применяли все снаряды буксируемой гаубицы М-10. При этом из гильзы удалялось необходимое количество пучков пороха. Использовались чугунные осколочные гаубичные гранаты, зажигательные снаряды, старые фугасные гранаты и даже шрапнельные, поставленные на удар. При стрельбе по немецким танкам хороший результат показали бетонобойные снаряды.

Орудие М-10Т обладало целым набором недостатков, которые обесценивали его эффективность на поле боя. Ввиду неуравновешенности башни штатный электромотор не всегда мог справиться с её весом, что делало вращение башни весьма затруднительным занятием. Даже при небольшом угле наклона танка башню зачастую было невозможно повернуть. Из-за чрезмерной отдачи стрелять из орудия можно было только во время полной остановки танка. Отдача орудия могла попросту вывести из строя, как механизм поворота башни, так и моторно-трансмиссионная группу, и это при том, что из танковой М-10Т категорически запрещалась стрельба на полном заряде. Практическая скорострельность с уточнением наводки составляла — 2 выстр./мин, что в сочетании с низкой скоростью поворота башни и относительно небольшой дальностью прямого выстрела снижало противотанковые возможности.

В силу всего этого боевая эффективность машины, созданной для наступательных боевых действий и уничтожения укреплений противника, при стрельбе прямой наводкой с дистанции нескольких сот метров оказалась невысокой. Впрочем, большая часть КВ-2 была потеряна не в дуэлях с немецкими танками, а в результате повреждений от огня немецкой артиллерии, ударов пикирующих бомбардировщиков, поломок двигателя, трансмиссии и ходовой части, отсутствия ГСМ. Вскоре после начала войны производство КВ-2 было свёрнуто. Всего с января 1940 по июль 1941 года удалось построить 204 машины.

В начальный период войны на танкоремонтных предприятиях скопилось значительное количество подбитых и неисправных легких танков Т-26 различных модификаций. Зачастую танки имели повреждения башни или вооружения, что препятствовало их дальнейшему использованию. Так же свою полную несостоятельность продемонстрировали двухбашенные танки с пулемётным вооружением. В этих условиях вполне логичным представлялась переделка танков с неисправным или устаревшим вооружением в САУ. Известно, что некоторое количество машин с демонтированными башнями перевооружались 37 и 45-мм противотанковыми орудиями с броневыми щитами. Согласно архивным документам, такие САУ, например, имелись в октябре 1941 года в 124-й танковой бригаде, однако изображений машин не сохранилось. По огневой мощи импровизированные САУ не превосходили танки Т-26 с 45-мм орудием, уступая по защищённости экипажа. Но плюсом подобных машин был гораздо лучший обзор поля боя, да и в условиях катастрофичных потерь первых месяцев войны любая боеспособная бронетехника была на вес золота. При грамотной тактике использования 37 и 45-мм самоходки в 1941 году могли вполне успешно бороться с танками противника.

Осенью 1941 года на ленинградском заводе имени Кирова на отремонтированных шасси Т-26 выпускались самоходки, вооруженные 76-мм пушками КТ. Данное орудие представляло собой танковую версию 76-мм полкового орудия образца 1927 г., с аналогичной баллистикой и боеприпасами. В разных источниках данные самоходки обозначались по-разному: Т-26-СУ, СУ-Т-26, но чаще всего СУ-76П или СУ-26. Орудие СУ-26 имело круговой обстрел, расчёт спереди прикрывался бронещитом.

Поздние варианты, построенные в 1942 году, также имели бронезащиту по бокам. Согласно архивным данным, в Ленинграде в годы войны было построено 14 САУ СУ-26, некоторое из них дожили до прорыва блокады. Конечно, противотанковый потенциал этих самоходок был очень слабым, и использовались они в основном для артиллерийской поддержки танков и пехоты.

Первой советской специализированной ПТ САУ стала ЗИС-30, вооруженная 57-мм противотанковой пушкой обр. 1941 г. Очень часто данное орудие называют ЗИС-2, но это не вполне правильно. От ПТО ЗИС-2, производство которого возобновили в 1943 году, 57-мм орудие обр. 1941 г. отличалась рядом деталей, хотя в целом конструкция была одинаковой. Противотанковые 57-мм орудия имели отменную бронепробиваемость и в начале войны гарантированно пробивали лобовую броню любого немецкого танка.

ПТ САУ ЗИС-30 представляла собой легкую противотанковую установку с открыто расположенным орудием. Верхний станок орудия крепился в средней части на корпус лёгкого тягача Т-20 «Комсомолец». Углы вертикальной наводки составляли от -5 до +25°, по горизонту – в секторе 30°. Практическая скорострельность достигала 20 выстр/мин. От пуль и осколков расчет, состоявший из 5 человек, в бою защищал лишь орудийный щит. Огонь из орудия можно было вести только с места. Ввиду высоко расположенного центра тяжести и сильной отдачи во избежание опрокидывания необходимо было откидывать сошники в кормовой части САУ. Для самообороны самоходной установки имелся 7,62-мм пулемет ДТ, доставшийся по наследству от тягача «Комсомолец».

Серийное производство САУ ЗИС-30 началось в конце сентября 1941 года на Нижегородском машиностроительном заводе и длилось всего около месяца. За это время удалось построить 101 самоходку. По официальной версии производство ЗИС-30 было прекращено по причине отсутствия тягачей «Комсомолец», но даже если это так, что мешало ставить весьма эффективные в противотанковом отношении 57-мм орудия на шасси лёгких танков?

Наиболее вероятной причиной сворачивания строительства 57-мм ПТ САУ, скорей всего, стали трудности с производством стволов орудий. Процент брака при изготовлении стволов достигал совершенно неприличных значений, и исправить такое положение на существующем станочном парке, несмотря на усилия трудового коллектива завода-изготовителя не получалось. Именно этим, а не «избыточной мощностью» 57-мм противотанковых орудий объясняются их незначительные объемы производства в 1941 году и последующий отказ от серийного строительства. Горьковскому артиллерийскому заводу № 92 , да и самому В.Г. Грабину оказалось проще, основываясь на конструкции 57-мм орудия обр. 1941 г., наладить производство дивизионного 76-мм орудия, ставшего широко известным как ЗИС-3. 76-мм дивизионная пушка образца 1942 года (ЗИС-3) на момент создания имела вполне приемлемую бронепробиваемость, обладая при этом более мощным осколочно-фугасным снарядом. Впоследствии это орудие получило широкое распространение и пользовалось популярностью в войсках. ЗИС-3 состояло на вооружении не только в дивизионной артиллерии, специально доработанные орудия использовались истребительно-противотанковыми частями и устанавливались на самоходные артустановки. Впоследствии производство 57-мм ПТО после внесения некоторых изменений в конструкцию под наименованием ЗИС-2 было возобновлено в 1943 году. Это стало возможно после получения из США совершенного станочного парка, что позволило решить проблему с изготовлением стволов.

Что касается САУ ЗИС-30, то эта самоходка в условиях острой нехватки противотанковых средств первоначально зарекомендовала себя неплохо. Артиллеристам, до этого имевшим дело с 45-мм противотанковыми орудиями, особенно нравились высокая бронепробиваемость и дальность прямого выстрела. Во время боевого применения у самоходки выявился целый ряд серьёзных недостатков: перегруженность ходовой части, недостаточный запас хода, малый боекомплект и склонность к опрокидыванию. Впрочем, всё это было вполне предсказуемо, так как САУ ЗИС-30 являлась типичным эрзац — образцом военного времени, созданным в спешке из имеющихся под рукой, мало подходящих друг для друга шасси и артиллерийской части. К середине 1942 года практически все ЗИС-30 были потеряны в ходе боевых действий. Тем не менее, они оказались весьма полезным средством борьбы с немецкими танками. САУ ЗИС-30 состояли на вооружении противотанковых батарей танковых бригад Западного и Юго-Западного фронтов и принимали активное участие в обороне Москвы.

После стабилизации положения на фронте и ряда успешных наступательных операций РККА возникла острая потребность в САУ артиллерийской поддержки. В отличие от танков самоходки не должны были непосредственно участвовать в атаке. Двигаясь на расстоянии 500-600 метров от наступающих войск, они огнём своих орудий подавляли огневые точки, разрушали укрепления и уничтожали вражескую пехоту. То есть требовался типичный «артшурм», если пользоваться терминологией противника. Это предъявляло иные требования к САУ по сравнению с танками. Защищенность самоходок могла быть меньшей, но предпочтительным было увеличение калибра орудий, и, как следствие, могущества действия снарядов.

Поздней осенью 1942 года началось производство СУ-76. Данная самоходка была создана на базе легких танков Т-60 и Т-70 с использованием ряда автомобильных агрегатов и вооружена 76-мм орудием ЗИС-ЗШ (Ш — штурмовая) – специально разработанным для САУ вариантом дивизионного орудия. Углы вертикальной наводки составляли от -3 до +25°, по горизонту – в секторе 15°. Угол возвышения орудия позволял достичь дальности стрельбы дивизионного орудия ЗИС-3, то есть 13 км. Боекомплект составлял 60 снарядов. Толщина лобовой брони — 26-35 мм, бортовой и кормы -10-15 мм позволяла защищать экипаж (4 человека) от стрелкового огня и осколков. На первой серийной модификации имелась также бронированная 7 мм крыша.

Силовая установка СУ-76 представляла собой спарку двух автомобильных моторов ГАЗ-202 суммарной мощностью 140 л.с. По замыслу конструкторов, это должно было снизить стоимость производства САУ, но послужило причиной массовых рекламаций из действующей армии. Силовая установка была очень сложной в управлении, несинхронная работа двигателей вызывала сильные крутильные колебания, что приводило к быстрому выходу из строя трансмиссии.

Первые изготовленные 25 штук СУ-76 в январе 1943 года были направлены в учебный самоходно-артиллерийский полк. Через месяц два первых сформированных на СУ-76 самоходно-артиллерийских полка (САП) отправились на Волховский фронт и приняли участие в прорыве блокады Ленинграда. В ходе боевых действий самоходки продемонстрировали хорошую подвижность и проходимость. Огневая мощь орудий позволяла эффективно разрушать лёгкие полевые укрепления и уничтожать скопления живой силы противника. Но в то же время наблюдался массовый выход из строя элементов трансмиссии и двигателей. Это привело к остановке серийного производства после выпуска 320 машин. Доработка моторно-трансмиссионого отделения не привела к кардинальному изменению конструкции. Для повышения надёжности было решено усилить её элементы с целью повышения надёжности и увеличения моторесурса. В последствии мощность спаренной двигательной установки довели до 170 л.с. К тому же отказались от бронированной крыши боевого отделения, что позволило снизить массу с 11,2 до 10,5 т. и улучшило условия работы экипажа и обзор. В походном положении для защиты от дорожной пыли и осадков боевое отделение закрывалось брезентом. Этот вариант САУ, получивший обозначение СУ-76М, успел принять участие в Курской битве. Понимание, что САУ — не танк, ко многим командирам пришло не сразу. Попытки использования СУ-76М с противопульной бронёй в лобовых атаках хорошо укреплённых позиций противника неизбежно вели к большим потерям. Именно тогда эта самоходка заслужила среди фронтовиков нелестные прозвища: «сука», «голожопый фердинанд» и «братская могила экипажа». Впрочем, при грамотном применении СУ-76М проявляли себя хорошо. В обороне они отражали атаки пехоты и использовались как защищенный подвижный противотанковый резерв. В наступлении самоходки подавляли пулеметные гнезда, разрушали доты и дзоты, проделывали огнём орудий проходы в проволочных заграждениях, а также при необходимости боролись с контратакующими танками.

Во второй половине войны 76-мм бронебойный снаряд уже не мог гарантированно поражать немецкие средние танки Pz. IV поздних модификаций и тяжелые Pz. V «Panther» и Pz. VI «Tiger», а стрельба кумулятивными снарядами, используемыми в полковых пушках, из-за ненадёжной работы взрывателей и возможности разрыва в стволе для дивизионных и танковых орудий была категорически запрещена. Эта проблема разрешилась после введения в боекомплект выстрела 53-УБР-354П с подкалиберным снарядом 53-БР-350П. Подкалиберный снаряд на дистанции 500 метров пробивал по нормали 90 мм броню, что позволяло уверенно поражать лобовую броню германских «четвёрок», а также борта «Тигров» и «Пантер». Конечно, СУ-76М не подходила для дуэлей с танками и противотанковыми САУ противника, которые, начиная с 1943 года, повально вооружались длинноствольными орудиями с высокой баллистикой. Но при действиях из засад, разного рода укрытий и в уличных боях шансы были неплохими. Свою роль играла также хорошая подвижность и высокая проходимость по слабым грунтам. Грамотное использование маскировки с учётом рельефа местности, а также маневрирование от одного отрытого в грунте укрытия к другому, нередко позволяло добиться победы даже над тяжёлыми танками противника. Востребованность СУ-76М в качестве универсального средства артиллерийского сопровождения пехотных и танковых подразделений подтверждается огромным тиражом — 14 292 построенных машин.

В самом конце войны роль 76-мм самоходок как средства борьбы с бронетехникой противника снизилась. К тому моменту наши войска были уже достаточно насыщены специализированными противотанковыми орудиями и ПТ САУ, а танки противника стали редкостью. В этот период СУ-76М применялись исключительно по своему прямому назначению, а также в качестве БТР для перевозки пехоты, эвакуации раненых и как машины передовых артиллерийских наблюдателей.

В начале 1943 года на базе трофейных германских танков Pz. Kpfw III и САУ StuG III началось производство САУ СУ-76И. По уровню защищённости, при практически одинаковых характеристиках вооружения, они значительно превосходили СУ-76. Толщина лобовой брони трофейных машин в зависимости от модификации составляла 30-60 мм. Лоб боевой рубки и борта защищались 30 мм бронёй, толщина крыши – 10 мм. Рубка имела форму усеченной пирамиды с рациональными углами наклона броневых листов, что повышало бронестойкость. Часть машин, предназначенных для использования в качестве командирских, была оборудована мощной радиостанцией и командирскими башенками с входным люком от Pz. Kpfw III.

Первоначально САУ, создаваемую на базе трофеев, планировалось по аналогии с СУ-76 вооружить 76,2-мм пушкой ЗИС-3Ш. Но в случае использования этого орудия не обеспечивалась надежная защита амбразуры орудия от пуль и осколков, так как при подъеме и повороте орудия в щите неизменно образовывались щели. В данном случае как нельзя кстати оказалось специальное самоходное 76,2-мм орудие С-1. Ранее оно было создано на базе танкового Ф-34, специально для легких опытных САУ Горьковского автозавода. Углы вертикальной наводки орудия от — 5 до 15°, по горизонту — в секторе ±10°. Боекомплект составлял 98 снарядов. На командирских машинах, ввиду использования более громоздкой и мощной радиостанции, боекомплект был уменьшен.

Производство машины продолжалось с марта по ноябрь 1943 года. СУ-76И, построенная в количестве около 200 экземпляров, несмотря на лучшую защищённость по сравнению с СУ-76, мало подходила на роль лёгкой ПТ САУ. Практическая скорострельность орудия составляла не более 5 — 6 выстр./мин. А по характеристикам бронепробиваемости орудие С-1 было полностью идентично танковому Ф-34. Однако документально зафиксировано несколько случаев успешного применения СУ-76И против средних немецких танков. Первые машины начали поступать в войска в мае 1943 года, то есть на несколько месяцев позже СУ-76, но в отличие от советских самоходок особых нареканий не вызывали. В войсках СУ-76И любили, самоходчики отмечали высокую по сравнению с СУ-76 надёжность, лёгкость управления и обилие приборов наблюдения. К тому же по уровню подвижности на пересечённой местности самоходка практически не уступала танкам Т-34, превосходя их по скорости на хороших дорогах. Несмотря на наличие бронированной крыши, экипажам нравился относительный простор внутри боевого отделения по сравнению с другими советскими самоходными артустановками командир, наводчик и заряжающий в боевой рубке были не слишком стеснены. В качестве существенного недостатка отмечалась трудность запуска двигателя в сильный мороз.

Боевое крещение самоходно-артиллерийские полки, вооруженные СУ-76И, получили во время битвы под Курском, где в целом неплохо проявили себя. В июле 1943 года по опыту боевого применения на маске орудия СУ-76И был установлен броневой отражательный щиток для предотвращения заклинивания орудия пулями и осколками. Для увеличения запаса хода СУ-76И стали оснащать двумя внешними бензобаками, устанавливаемыми на легкосбрасываемых кронштейнах вдоль кормы.

Самоходные установки СУ-76И активно использовались при проведении Белгородско-Харьковской операции, при этом многие машины, получившие боевые повреждения, восстанавливались по несколько раз. В действующей армии СУ-76И встречались до середины 1944 года, после чего выжившие в боях машины были списаны ввиду предельного износа и отсутствия запчастей.

Кроме 76-мм орудий, на трофейные шасси пытались ставить 122-мм гаубицу М-30. Известно о постройке нескольких машин под наименованием СГ-122 «Артштурм» или сокращенно СГ-122А. Эта самоходка создавалась на базе штурмового орудия StuG III Ausf. C или Ausf. D. Известно о заказе 10 САУ в сентябре 1942 года, но информации о том, был ли этот заказ выполнен полностью, не сохранилось.

122-мм гаубицу М-30 не удавалось установить в стандартную немецкую рубку. Боевая рубка советского изготовления была существенно выше. Толщина лобовой брони рубки – 45 мм, борта – 35 мм, кормы – 25 мм, крыши – 20 мм. Машина оказалась не слишком удачной, специалисты отмечали чрезмерную перегруженность передних катков и высокую загазованность боевого отделения при стрельбе. САУ на трофейном шасси после установки бронерубки советского производства получилась тесной и имела более слабое бронирование, чем немецкие StuG III. Отсутствие на тот момент хороших прицельных приспособлений и наблюдательных приборов также отрицательно сказывалось на боевых характеристиках самоходок. Можно отметить, что помимо переделки трофеев в РККА в 1942-1943 годах использовалось немало захваченной немецкой бронетехники в неизменном виде. Так, на Курской дуге в одном ряду с Т-34 сражались трофейные СУ-75 (StuG III) и «Marder III».

Более жизнеспособной оказалась самоходка СУ-122, построенная на шасси советского танка Т-34. Общее число деталей, заимствованных у танка, составляло 75%, остальные детали были новыми, специально изготовленными для самоходной установки. Во многом появление СУ-122 связано с опытом эксплуатации в войсках трофейных немецких «артштурмов». Штурмовые орудия обходились существенно дешевле танков, просторные боевые рубки позволяли устанавливать орудия большего калибра. Использование 122-мм гаубицы М-30 в качестве вооружения сулило ряд существенных выгод. Это орудие вполне можно было поместить в боевой рубке САУ, что подтверждалось опытом создания СГ-122А. По сравнению с 76-мм снарядом, гаубичный 122-мм осколочно-фугасный снаряд обладал существенно большим разрушительным эффектом. В 122-мм снаряде, весившем 21,76 кг, содержалось 3,67 взрывчатки, против 6,2 кг снаряда «трёхдюймовки» с 710 гр. взрывчатого вещества. Одним выстрелом 122-мм орудия можно было добиться большего, чем несколькими выстрелами 76-мм. Мощное фугасное действие 122-мм снаряда позволяло разрушать не только деревянно-земляные укрепления, но и бетонные ДОТы или прочные кирпичные здания. Для уничтожения высокозащищённых фортификаций также с успехом могли применяться кумулятивные снаряды.

САУ СУ-122 родилась не на пустом месте, в конце 1941 года была предложена концепция безбашенного танка с полным сохранением ходовой части Т-34, вооруженного 76-мм пушкой. Экономия веса, достигнутая в результате отказа от башни, позволяла увеличить толщину лобовой брони до 75 мм. Трудоёмкость изготовления сокращалась на 25 %. В дальнейшем эти наработки использовались для создания 122-мм САУ.

По уровню защищённости СУ-122 практически не отличалась от Т-34. САУ вооружалась танковой модификацией 122-мм дивизионной гаубицы обр. 1938 г. — М-30С, с сохранением ряда особенностей буксируемого орудия. Так, размещение органов управления механизмами наводки по разные стороны ствола требовало наличия двух наводчиков в экипаже, что, конечно, не добавляло свободного места в самоходке. Диапазон углов возвышения составлял от −3° до +25°, сектор горизонтального обстрела ±10°. Максимальная дальность стрельбы – 8000 метров. Скорострельность — 2-3 выстр/мин. Боекомплект от 32 до 40 выстрелов раздельно-гильзового заряжания в зависимости от серии выпуска. В основном это были осколочно-фугасные снаряды.

Потребность в таких машинах на фронте была огромной, несмотря на ряд выявленных на испытаниях замечаний самоходку приняли на вооружение. Первый полк самоходных орудий СУ-122 сформирован в конце 1942 года. На фронте 122-мм САУ появились в феврале 1943 года и были приняты с большим энтузиазмом. Боевые испытания самоходок с целью отработки тактики применения прошли в начале февраля 1943 года. Наиболее удачным вариантом признано использование СУ-122 для поддержки наступающей пехоты и танков, находясь позади их на расстоянии 400—600 метров. В ходе прорыва вражеской обороны самоходки огнём своих орудий осуществляли подавление огневых точек противника, разрушали препятствия и заграждения, а также отражали контратаки.

При попадании 122-мм осколочно-фугасного снаряда в средний танк, как правило, происходило его уничтожение или вывод из строя. Согласно отчётам немецких танкистов, принимавших участие в сражении под Курском, неоднократно ими фиксировались случаи нанесения серьёзных повреждений тяжелым танкам Pz. VI «Tiger» в результате обстрела 122-мм гаубичными снарядами.

Вот, что пишет по этому поводу майор Гомилле командир III. Abteilung/Panzer Regiment танковой дивизии Grossdeutschland:

ww1939-1946.blogspot.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.