Немецкий т 34

После захвата первых Т-34/76, немцы присвоили ему маркировку Panzerkampfwagen T-34747(r). Большое количество этих машин было захвачено германской армией и передано своим войскам для боевого использования, тогда как танков Т-34/85 Вермахту удалось раздобыть всего несколько штук. Т-34/76 были захвачены в период с 1941 по середину 1943 года, когда Германия ещё прочно стояла на Восточном фронте, тогда как Т-34/85 появились на полях сражений только зимой 1943 года, когда успех на востоке начал изменять Германии, а дивизии Вермахта были обескровлены после упорного сопротивления и удачных военных операций Красной Армии. Первые трофейные Т-34/76 были направлены в 1-ю, 8-ю и 11-ю танковые дивизии летом 1941 года.

Но там не решились их использовать в боевой обстановке, в связи с тем, что наводчики орудий в первую очередь руководствуются силуэтом танка, а не опознавательными знаками. А это могло привести к обстрелу трофейных Т-34 своей же артиллерией или другими танками. В дальнейшем, дабы не допустить таких случаев, на корпус и башню трофейных танков наносились опознавательные знаки или свастика большого размера и в большом количестве.


кже, обычным делом было наносить опознавательные знаки на крышу и люки башни, чтобы лётчики Люфтваффе имели возможность опознать принадлежность танка. Другим способом, помогающим избежать поражения трофейных Т-34 своими войсками, было использование их совместно с пехотными подразделениями. В этом случае проблема опознавания практически не стояла. Танк Т-34/76D имел два круглых люка на башне, и был прозван немцами Микки Маусом. При открытых башенных люках он вызывал такую ассоциацию. Примерно с конца 1941 года захваченные Т-34 отправлялись на завод в Риге для ремонта и модернизации пока в 1943 году фирмы Merzedes-Benz (завод в Mrienfelde) и Wumag (завод в Goerlitz) также не стали проводить ремонт и модернизацию Т-34. Там Т-34/76 оборудовались по германскому стандарту: в частности, на башню устанавливалась командирская башенка с распашными створками, радиооборудование и ещё многие нестандартные переделки в соответствии с запросами их новых владельцев. Более 300 Т-34/76 были поставлены «под ружьё» Вермахта. Другие же танки использовались как тягачи для артиллерии, или перевозчики амуниции и боеприпасов.

Некоторое количество сильно повреждённых Т-34 устанавливались на платформы бронепоездов как артиллерийские установки (например, на известный бронепоезд «Michael»). Из подразделений Вермахта, имевших на своём вооружении трофейные Т-34 можно назвать 1-й танковый полк 1-ой танковой дивизии (по состоянию на 15 октября 1941 года имелось 6 танков Т-34/76 1940 и 1941 годов выпуска), 2-ю танковую дивизию, 9-ю танковую дивизию (33-й танковый полк), 10-ю танковую дивизию (7-й танковый полк), 11-ю танковую дивизию, 20-ю танковую дивизию (21-й танковый полк) и 23-ю танковую дивизию.


это ещё далеко не полный список. Некоторое количество трофейных Т-34 оставалось в использовании Вермахта вплоть до 1945 года, например в 23-ей танковой дивизии в Словакии и в Восточной Пруссии. Летом 1943 года несколько Т-34/76 имели даже итальянские экипажи. Согласно статистике германского командования, по состояниюна июль 1943 года в состав группы армий «ЮГ» входило 28 трофейных Т-34, а в состав группы армий «ЦЕНТР» — 22 Т-34. В сентябре 1943 года RONA (Русская Освободительная Армия), под командованием Мечислава Каминского, использовала в борьбе с белорусскими партизанами 24 трофейных Т-34. Даже самые элитные танковые подразделения Вермахта использовали Т-34, например танковая гренадерская дивизия «Grossdeutschland» (одноимённый танковый полк) использовала некоторые экземпляры трофейных Т-34 вплоть до 1945 года. Подразделения SS также не обошлись без Т-34. Их использовали 2-я танковая дивизия SS «Das Reich» (25) и 3-я танковая дивизия SS «Totenkopf» .Одной из интересных германских модификаций, основанной на шасси трофейного Т-34, был танк противовоздушной обороны 2sm.

akvierling auf Fahrgestell T-34(r). Также известный как Flakpanzer T-34(r), он был оснащён 20мм пушкой Flakvierling 38 или 4-мя (в связке) 20мм зенитными пушками L/115. Пушки устанавливались в башнях, изготавливаемых в полевых мастерских из броневых листов повреждённых танков. Их использовал Heeres Panzerjaeger Abteilung 653 на Восточном фронте в начале и середине 1944 года. Flakpanzer T-34(r) можно сравнить с послевоенной Китайской зенитной установкой Type 63, также использовавшей шасси Т-34, которая оставалась на вооружении Китайской Народной Армии вплоть до конца 1980-х.

Эту уникальную машину на базе Т-34 использовали в 653-ем тяжёлом истребительном танковом батальоне (Schw. pz. jag. Abt. 653). Также в этом подразделении использовались и другие экспериментальные танки: Tiger (P) и Panther с башней от Panzer IV. Т-34 был модифицирован под установку зенитных орудий 2cm Flakvierling в частично открытой башне (очертаниями несколько напоминающей башню зенитного танка Ostwind). Машина была приписана к командному взводу этого подразделения.
В 1943 году Красная Армия получила на вооружение улучшенную модификацию — Т-34/85. Этот танк имел экипаж уже из 5-ти человек, был вооружён 85мм орудием. До конца войны было произведено 29430 танков этого типа. Германской армии удалось захватить очень небольшое количество Т-34/85, и ещё меньше — использовать. В середине 1944 года 5-ой танковой дивизии «SS», в ходе ожесточённых боёв под Варшавой удалось захватить один Т-34/85 и использовать его в дальнейшем против Красной Армии. Также один Т-34/85 был захвачен 252-ой пехотной дивизией в боях в Восточной Пруссии, и он также был взят на вооружение.


Тактико-технические данные T-34/76 (Ausf B)
Вес:27000 кг
Экипаж:4 человека
Двигатель:V2 Diesel/12 цилиндров/500 л.с.
Запас топлива:614 литров
Скорость:Дорога: 51 км/ч
Бездорожье: 40 км/ч
Запас хода:Дорога: 450 км
Длина:6,40 м
Ширина:2,74 м
Высота:2,43 м
Вооружение:76,2 мм орудие L/41.2
2 x 7,62 мм пулемёта «ДТ»
Боезапас:76,2 мм — 77 выстрелов
7,62 мм — 2000-3000 выстрелов
Броня:15-65 мм

Тип орудия: Срветское 76,2мм
Ф-34Германское 75мм
KwK 40 L/48 Американское 75мм M3 L/37.5
Вес (кг): 1155 750 405,4
Снаряд: ОФ-350БР-350AБР-354П SprGr 39 PzGr 39 PzGr 40 M 48 M72
Вес (кг): 6,23 6,50 3,05 5,72 6,80 4,10 6,67 6,32
Скорость полёта снаряда
(м/с): 680 662 950 590 790 1060 464 619
Пробивная способность при наклоне бронеплиты 90 градусов (мм):
500м — 71 100 — 114 143 — 66
1000м — 51 51 — 85 97 — 60
2000м — 40 — — 64 — — 50

ww2history.ru

Самые крупные трофеи немцам достались в ходе операции «Барбаросса».


статочно сказать, что к 22 августа 1941 года они подбили и захватили 14 079 советских танков. Однако попытки использовать столь богатые трофеи с самого начала были сопряжены с большими трудностями. Значительная часть советских танков была настолько разбита в бою, что годилась разве что на металлолом. У большинства же танков, не имевших видимых внешних повреждений, при осмотре обнаруживались поломки агрегатов двигателя, трансмиссии или ходовой части, устранить которые оказалось невозможно из-за отсутствия запасных частей.

Главной же причиной слабого интереса немцев к трофейной советской бронетехнике были высокие потери Германии в собственных боевых машинах и связанная с этим колоссальная загруженность ремонтно-эвакуационных и восстановительных служб. Заниматься трофейными танками было просто некогда. В результате к октябрю 1941 года в немецких войсках находилось всего около 100 советских танков различных типов. Остальная, брошенная на поле боя советская бронетехника, простояв под открытым небом зиму 1941/42 года, восстановлению уже не подлежала. В этот период Вермахт получил с ремонтных предприятий лишь несколько Т-26 (Pz.740(r), БТ-7 (Pz.742(r) и Т-60. Большинство же машин, в первую очередь, Т-34 (Pz.747(r) и KB (Pz.753(r), использовавшихся фронтовыми частями, были захвачены в полностью исправном состоянии, сразу вводились в строй и эксплуатировались до тех пор, пока не были подбиты или не выходили из строя по техническим причинам.

Лишь с середины 1942 года на вооружение частей, оснащенных трофейными советскими танками, стали поступать машины с германских ремонтных предприятий. Основным из них, специализировавшимся на нашей технике, был ремзавод в Риге. Кроме того, с 1943 года отдельные Т-34 восстанавливались на заводах фирмы Daimber-Benz в Берлине и фирмы Wumag в Герлитце.


После вторичного захвата немцами Харькова весной 1943 года в цехах Харьковского тракторного завода дивизией СС «Рейх» была создана ремонтная мастерская, в которой прошли восстановление несколько десятков танков Т-34. Для частей СС вообще являлось характерным более активное использование трофейных советских танков. При этом в ряде случаев они состояли на вооружении танковых подразделений совместно с немецкими танками. В дивизии «Рейх» сформировали отдельный батальон, на вооружении которого числилось 25 танков Т-34. Некоторая их часть оборудовалась немецкими командирскими башенками.

Отдельные танки Т-34 без башен использовались немцами в качестве эвакуационных тягачей.

Что же касается тяжелых танков KB, то, судя по имеющимся данным, в немецких частях число их было невелико и вряд ли превышало 50 единиц. В основном это были танки КВ-1 Челябинского производства с пушками ЗИС-5. Однако есть сведения и об использовании в Вермахте некоторого количества, видимо, очень небольшого, танков КВ-2.

Судя по фотографиям, на некоторых KB, для улучшения обзорности, устанавливали командирские башенки от немецких танков Pz.III и Pz.IV. Наиболее же творчески к этому вопросу подошли в 22-й немецкой танковой дивизии. Захваченный этим соединением в конце лета 1943 года танк КВ-1 оборудовали не только командирской башенкой, но и перевооружили немецкой 75-мм длинноствольной пушкой.


В мае 1942 года в ходе подготовки немецкого десанта на остров Мальта (операция «Геркулес») предполагалось сформировать роту из трофейных тяжелых танков КВ. На них планировалось возложить борьбу с английскими пехотными танками «Матильда», входившими в гарнизон острова. Однако потребного количества исправных танков KB не оказалось и эту идею реализовать не удалось, тем более, что и сама высадка на Мальту так и не состоялась.

Некоторое количество трофейных легких танков Т-70 и Т-70М применялась частями Вермахта под обозначением Panzerkampfwagen Т-70®. Точное число этих машин неизвестно, но вряд ли их было больше 40 — 50 штук. Чаще всего эти танки использовались в пехотных дивизиях и полицейских частях (Ordnungspolizei), причем в последних (например, в 5-й и 12-й полицейских танковых ротах) Т-70 эксплуатировались до конца 1944 года. Кроме того, довольно много Т-70 со снятыми башнями использовались для буксировки 50- и 75-мм противотанковых пушек.

Очень редко трофейные советские танки переоборудовались немцами в САУ. В этом отношении самым массовым можно считать эпизод изготовления в конце 1943 года десяти самоходных орудий на базе танка Т-26. Вместо башен на них установили 75-мм французские пушки (7,5-ст Рак 97/98 (f), прикрытые щитом. Эти машины поступили на вооружение 3-й роты 563-го противотанкового дивизиона. Впрочем, боевая служба их была недолгой — уже 1 марта 1944 года все они были заменены САУ «Marder III».


Известен случай переделки танка Т-34 в зенитную самоходную установку. Штатная башня была демонтирована, а вместо нее установлена вращающаяся открытая сверху специальная сварная башня с 20-мм счетверенной установкой Flakvierling 38. Весной 1944 года эта машина числи лась в составе 653-го тяжелого противотанкового дивизиона САУ «Фердинанд».

В целом же количество использовавшихся германскими войсками советских танков было весьма ограничено. Так, по официальным данным, в мае 1943 года в Вермахте насчитывалось 63 русских танка (из них 50 — Т-34), а в декабре 1944 года — 53 русских танка (из них 49 — Т-34).

Конечно, эти данные нельзя считать полными, так как в них, скорее всего, не учтены отдельные машины, применявшиеся вне подразделений трофейных танков, как в танковых и моторизованных, так и в пехотных дивизиях Вермахта и войск СС.

Всего же за период с июня 1941 по май 1945 года немецкие войска ввели в строй и использовали в боях с Красной Армией более 300 советских танков.

Советские бронеавтомобили применялись в основном в тех частях Вермахта и войск СС, которые их захватили, да и то крайне ограниченно. В числе эксплуатировавшихся немцами советских бронеавтомобилей можно упомянуть БА-20 — (Panzerspahwagen ВА 202(г), БА-6, БА-10 (Panzerspahwagen ВА 203(г) и БА-64. Трофейные полубронированные артиллерийские тягачи «Комсомолец» немцы использовали по прямому назначению — для буксировки легких артиллерийских орудий. Известен случай установки на крыше броневой кабины тягача 37-мм противотанковой пушки Рак 35/36 за штатным щитом.

topwar.ru

Главные преимущества


Для 1941 года «тридцатьчетверка» была одним из самых передовых танков мира. Одним из главных ее преимуществ было длинноствольное 76-миллиметровое орудие.

Кроме того, Т-34 обладал широкими гусеницами и отличной маневренностью и проходимостью. Плюсов в копилку танка добавляли дизельный двигатель на 500 лошадиных сил и броня, выполненная рациональными углами наклона.

Лучший в мире

Ударной силой рвущейся к Москве группы армий «Центр» были танковые подразделения генерал-полковника Гейнца Гудериана. Впервые они столкнулись с «тридцатьчетверками» 2 июля. Как вспоминал впоследствии военачальник, пушки немецких танков были слишком слабы против советских машин.

Позже танки Гудериана познали на себе всю мощь Т-34 во время битвы за Москву. Оснащенная «тридцатьчетверками» Четвертая танковая бригада заставила, по воспоминаниям немецкого генерала, пережить «несколько отвратительных часов» Четвертую танковую дивизию Вермахта. От полного разгрома немцев спасала лишь 88-миллиметровая пушка, способная пробивать броню «тридцатьчетверки».

Фельдмаршар Эвальд фон Клейст, командовавший Первой танковой группой на южном направлении отозвался о советской машине более откровенно: «Самый лучший танк в мире!».

Полное изумление


Немецкие танкисты вспоминали, что их машины могли с успехом воевать против Т-34 лишь «в особо благоприятных условиях». К примеру, средний танк PzKpfw IV со своим короткоствольным 75-миллиметровым орудием мог уничтожить «тридцатьчетверку» лишь с тыла, при этом снаряд должен был попасть через жалюзи точно в мотор. Для этого танкист должен был обладать значительным опытом и сноровкой, поэтому пускать в бой недостаточного опытного командира было чревато.

Не скупился на комплименты советской машине и известный танкист Вермахта Отто Кариус. «Впервые появились русские танки Т-34! Изумление было полным», – так описывал военнослужащий в своих воспоминаниях первые впечатления от боя с «тридцатьчетверкой».

Он соглашался с тем, что единственным эффективным оружием против Т-34 была 88-миллиметровая пушка. Однако подчеркивал, что на первом этапе войны основным противотанковым средством Вермахта было орудие калибром 37 миллиметров. В лучшем случае оно могло заклинить башню Т-34, сокрушался танкист.

С двух километров

Хвалил советскую машину и генерал-лейтенант Эрих Шнейдер. По его словам, среди танкистов Вермахта «тридцатьчетверка» произвела «настоящую сенсацию». Шнейдер отмечал, что снаряды 76-миллиметровой пушки Т-34 были способны пробивать защиту немецких танков с расстояния до двух тысяч километров.

Бронемашины Вермахта могли поражать советские танки с расстояния не более полукилометра. При этом обязательным условием было попадание в кормовую или бортовую части «тридцатьчетверки».

Не в пользу немецких танков были и защитные характеристики. Шнейдер подчеркивал, что толщина брони на лобовой части у машин Вермахта составляла 40 миллиметров, а по бортам – всего 14.

Т-34 был защищен гораздо основательнее: 70-миллиметровая броня на лобовой части и 45 миллиметров по бортам. Добавить к этому тот факт, что сильный наклон броневых плит снижал эффективность попадания снарядов.

Танки грязи не боятся

Для немцев Т-34 служил эталоном проходимости, отмечал в своих боевых записках генерал-полковник Эрхард Раус. Военачальник признавал: советская машина обладает лучшей проходимостью по пересеченной местности и способна на «трюки, поражающие воображение».

Преимущества в маневренности и проходимости «тридцатьчетверки» признавались и в выпущенной в мае 1942 года «Инструкции для всех частей Восточного фронта по борьбе с русским Т-34».

Под немецкое крыло

О высокой оценке командованием Вермахта боевых качеств Т-34 говорит тот факт, что немцы использовали захваченные машины в своих боевых частях. В основном «тридцатьчетверки» попадали к Вермахту в 1941 году – в первые неудачные для Красной армии месяцы войны. Однако активно использовать захваченные Т-34 Вермахт начал лишь зимой 1943 года, когда стратегическая инициатива на Восточном фронте начала переходить к СССР.

Изначально использовавшие трофейные советские машины подразделения германской армии сталкивались с проблемой обстрела «тридцатьчетверок» собственными артиллеристами. Дело в том, что наводчики во время боя руководствовались силуэтом машины, а не опознавательными знаками.

Чтобы не допустить таких случаев в дальнейшем на башню, корпус или люк (для Люфтваффе) «тридцатьчетверки» стали наносить огромную свастику. Другой способ избежать «дружественного огня» – использование Т-34 совместно с пехотными подразделениями Вермахта.

homad.ru

Немецкий т 34
Вот как Пикуль описывает "знакомство" немцев с нашими Т-34 в книге "Барбаросса": 

"Наконец, с фронта стали поступать панические известия о появлении русского Т-34, от которого снаряды отскакивают, как бобы от стенки. Гудериан предупредил ОКХ, что превосходство Т-34 над немецкими танками "проявляется в резкой форме", а генерал Гот, дабы избежать потерь, приказал своим танкистам избегать боевого соприкосновения с русскими Т-34.

.. 

Фронтовики рассказывали Паулюсу: 
— К нему никак не подобраться, и, чтобы он притих, нужно дать ему под хвост из приличного калибра. Только с кормовых "жалюзи" он еще уязвим! Лобовые же попадания Т-34 воспринимает так, будто в него залепили хлебным мякишем… 

На танкодроме, где стоял трофейный Т-34, Паулюс доказывал, что не стоит раньше времени отчаиваться: 
— Русские еще не освоили массовое производство… 
Вызванный из лабораторий Нибелунгверге, приехал и знаменитый немецкий танкостроитель — Фердинанд Порше. 
— Это правда, — сказал он, — Т-34 у противника еще недостаточно. Но вы, Паулюс, не забывайте предупреждений Бисмарка: русские долго запрягают, зато они быстро ездят… 

Немецких специалистов больше всего поразил двигатель — дизель в 500 лошадиных сил, целиком сделанный из алюминия… Паулюс (на основании данных абвера) сказал, что Т-34 подвергался в Москве очень суровой критике, его даже не хотели запускать в серийное производство. Если это так, комиссии предстоит выявить слабые места в конструкции танка. 
-Увы… их не существует! — отвечал Порше. 
— Но русские-то раскритиковали свою машину. 

Это вызвало смех главного конструктора: 
— Милый Паулюс, вы что, первый день на свете живете? Должны бы знать, что у подлинных талантов всегда немало завистников, желающих опорочить его достижения. Только этим, и ничем другим, я объясняю критику этой машины. 
Паулюс спрыгнул с брони танка на землю: немецкую противотанковую пушку калибром в 76 мм уже выкатывали на прямую наводку. Все попрятались в укрытие, издали наблюдая. Первый снаряд, рикошетируя, вырвал из брони ярчайший сноп искр, второй… Второй, ударившись в броню, сделал "свечку", и высветленная траектория полета составила точную геометрическую вертикаль — в небо! 

— Я не думал, — сказал Порше, выбираясь из блиндажа, — что русская металлургия способна повергнуть нашу. Как представитель фирмы Круппа, я свидетельствую её поражение. 

Т-34 достался немцам неповрежденным… Паулюса поразила убогая простота внутри машины: не было кресел, обитых красною кожей, нигде не сверкал никель, но в глубоком лаконизме машины чуялось нечто сосредоточенное ради единой цели — боевого удара. Немецкие Т- III и Т — IV создавались из расчета, что их качества будут выше устаревших советских танков. Но перед Т — 34 машины вермахта предстали жалкими таксами перед породистым бульдогом. 

Комиссия обнаружила: Т-34 имел удельное давление на один квадратный сантиметр в 650 граммов, что и объясняло его высокую подвижность (немецкий же Т-IV давил на почву усиленной массой сразу в один килограмм, что в непролазной слякоти русских дорог обещало большие неприятности). 

— В мире много прекрасных женщин, — сказал Порше. — Однако на конкурсах красоты выигрывает единственная и неповторимая. Так же с танком! Т-34 пока не имеет аналогов в мире: он уникален, и скопировать его невозможно. Если же мы попробуем это сделать, мы сразу упремся в непрошибаемую стенку технических проблем, которые для Германии останутся неразрешенными… 

Яковцев Яков. Озаглавленный отрывок из книги "В боях на московском направлении… Операция "Тайфун"".

http://timeallnews.ru/index.php?newsid=22304

myhistori.ru

 

Немецкие варианты переделки наших танков.

Как известно в течении всей войны обеим сторонам конфликта удавалось захватывать довольно большое количество трофеев, в том числе и танков. И обе стороны старались их использовать уже в своих армиях. Наши в несколько меньших объёмах, а вот немцы старались не терять ни одной более-менее боеспособной машины. Да ведь это и понятно, в конце войны в Германии был каждый танк на счету, да и знаменитая немецкая бережливость, я думаю, так же всем известна.

Представляю вашему вниманию некоторые варианты переделки немцами наших танков. Хочу сразу объяснить необходимость в этих переделках. Дело в том что в германии не выпускали боеприпасы под наше вооружение и поэтому для того что бы использовать захваченную технику самым простым вариантом было поменять наше вооружение на своё.

1. Танк Т-34-88. Такие машина выпускались летом 1944 года на заводе в Либаве. Предположительно их было сделано 18 штук. На эти машины вместо нашей 85 мм пушки устанавливались 88 мм орудия с повреждённых Тигров. С конца 1944 этот танк был использован в Курляндии в 12 танковой дивизии. Цвет танка не изменялся. Для лучшей идентификации на башне рисовали большого креста.

Танк Т-34-88 

 

Танк Т-34-88

Автор модели — Андрей Федоров.

2. Танк Т-34-75. Этот танк воевал так же в Курляндии. Количество таких машин неизвестно. Как видите, за основу этого танка послужила одна из первых модификаций Т-34 1941 года. На этой машине была установлена вместо нашей 76 мм пушки немецкая короткоствольная 75 мм пушка KwK 37 (L/24) с танка PzKw IV.

Танк Т-34-75 

3. Танк КВ-2-88. Этих танков в неповреждённом состоянии немцам в 1941 году досталось очень много. Если взглянуть на историю этой машины, то окажется, что в немецкой армии КВ-2 воевал больше чем в нашей. На этой машине так же установлено 88 мм орудие от Тигра.

Танк КВ-2-88 

4. Танк КВ-2-150 Тут немцы решили сохранить философию КВ-2, то есть оставить его по-сути САУ. Единственное так это то что они поменяли нашу 152 мм гаубицу на свою калибром 150 мм.

САУ КВ-2-150 

5. ЗСУ Т-34-88 Этот вариант переделки насколько известно существовал в единственном экземпляре. Его проделал некто Эрнест Альбер – главный механик 286 пехотного полка СС. Как  видите, на шасси Т-34 была установлена зенитная 88 мм пушка, которая была грозным оружием как в борьбе с бронетехникой, так и авиацией. Эта машина была в составе 286 пехотного полка СС, и была захвачена в апреле 1945 года недалеко от Франкфурта-на-Одере.

ЗСУ Т-34-88

ЗСУ Т-34-88 

6. ЗСУ Т-34-20. Эту переделку осуществил так же Эрнест Альбер для своего подразделения. На этой машине вместо стандартной башни была смонтирована платформа с тремя 20 мм автоматическими пушками. Машина так же была захвачена на юго-западе от Франкфурта-на-Одере.

ЗСУ Т-34-20

ЗСУ Т-34-20 

7. САУ Т-37-75. Эта переделка нашего танка не имеет подтверждение фотоматериалами. Здесь было осуществлено изготовление из нашего танка САУ-истребителя танков путём установки на него 75 мм пушки с аналогичной САУ StuG III. Дата переделки – ориентировочно конец 1943, начало 1944 года.

САУ Т-34-75

http://community.livejournal.com/ru_armor/139241.html

www.liveinternet.ru

Почему «эти танки не могли друг друга защищать»
Немецкий т 34

Хорошо известно, каким грозным противником вермахта летом 1941 года оказался советский танк Т-34. Самый прославленный танковый полководец Германии — Гейнц Гудериан писал в мемуарах: «Наши противотанковые средства того времени могли успешно действовать против танков Т-34 только при особо благоприятных условиях.
Например, наш танк T-IV со своей короткоствольной 75-мм пушкой имел возможность уничтожить танк Т-34 с тыльной стороны, поражая его мотор через жалюзи. Для этого требовалось большое искусство».
Ну а каким запомнился Т-34 немцам чинами пониже, непосредственно имевшим с ним дело в 1941 году? Что они могли противопоставить этому танку?
Конечно, воспоминания врага — вовсе не истина в последней инстанции. Тем более – воспоминания о войне спустя многие десятилетия после ее окончания. И все же знакомство с ними позволяет понять, как выглядели бои с «той» стороны.

«Пушка для похлопывания по броне» и «уродливое стальное чудовище»
Лейтенант Вальтер Хейнлейн, передовой артиллерийский наблюдатель 5-й батареи 2-го дивизиона 2-й танковой дивизии (передовой наблюдатель — это офицер, который во время атаки идет вместе с пехотой или танками, чтобы направлять огонь артиллерии) впервые встретился с «тридцатьчетверками» в октябре 1941 года, после взятия немцами Гжатска. Вот как это было: «Я, как и прежде, участвовал в наступлении в качестве передового наблюдателя и находился на самом переднем крае. Наш авангард только успел окопаться недалеко от железной дороги, как из укрытия появились Т-34 и попытались нас уничтожить. Я стоял возле нашей 3,7-сантиметровой противотанковой пушки, которая открыла огонь по танкам. Я видел, как ее снаряды попадали в Т-34, — но без какого-либо результата! Они рикошетировали от брони и отлетали в сторону. В это время и возникло понятие «пушка для похлопывания по броне».( У противотанковой пушки 3,7 cm Pak 35/36 было много таких уничижительных названий, например, «колотушка» — М.К.)

Немецкий т 34
Теперь Т-34 ехал в мою сторону, потому что он заметил противотанковую пушку. Расчет пушки успел отскочить в сторону, и уродливое стальное чудовище поехало дальше. К счастью, у нас никто не погиб. Моя рубашка была полностью мокрой, хотя было ужасно холодно. Было ли мне страшно? Разумеется, было! Кому бы на моем месте не было бы страшно? Т-34 превосходил наши танки. У нас были танки только с короткой пушкой: Pz.II и Pz.III. Т-34 превосходил их по дальности огня. Он мог нас уничтожить раньше, чем мы его. Он был трудным противником».
Не совсем понятно, почему Хейнлейн не упоминает Pz IV. Запамятовал о них, или их не было в его дивизии? Вероятнее всего, что просто забыл.
Немецкий т 34
Смогли всех уничтожить, потому что у них не было радио
И сразу Хейнлейн отмечает главный, с его точки зрения, минус «тридцатьчетверки»: « Но у Т-34 был один недостаток: у него не было рации, и эти танки не могли друг друга защищать. На наших танках была рация, и они могли друг другу сказать: «опасность там или там». А Т-34 ехали, практически, навстречу своей гибели, потому что им не говорили, что там или там опасность».
В одном из боев Хейнлейн остался «безлошадным» — его броневик был уничтожен: «Мой броневик я поставил под крышу сарая, и каждый час передавал сообщения о нашем положении. Первая ночь была спокойной. Утром мы съели кексы с маслом и установили на позиции наши 3,7-сантиметровые противотанковые пушки. Мы уютно устроились за столом, но тут меня ужаснул шум моторов. В окно я увидел, что на нас в большом количестве идут русские Т-34. К счастью, пехоты не было видно. По радио я немедленно сообщил о создавшемся положении в мою батарею и дивизион, и затребовал заградительный огонь. ( Батарея Хейнлейна была вооружена 15- сантиметровыми гаубицами – М.К.).
Один Т-34 появился на дороге прямо перед моим домом. Наша 3,7-сантиметровая пушка по нему выстрелила, но снаряд отскочил от брони. Началась гонка вокруг дома — танк двигался, чтобы обойти противотанковую пушку. Другой Т-34 заметил мой броневик в сарае. С короткой дистанции он выстрелил по броневику, затем таранил его и вдвинул вглубь сарая, — на броневик обрушилась крыша сарая, и так я остался без своего «танка», и дальше воевать мне стало намного труднее. Теперь началась еще одна гонка вокруг дома – мы бежали, а за нами ехал Т-34. На втором кругу Т-34 застрял в болоте. Мы стреляли ему в башню из ручного оружия, и потом подорвали миной. Тем временем остальные Т-34 поехали по направлению к нашему штабу, но там их смогли всех уничтожить, потому что у них не было радио. Мой броневик, к сожалению, погиб, но второй атаки русских не последовало».
И снова ссылка на отсутствие радио на Т-34 как его главную слабость. Надо отметить, что советские командирские танки начали обеспечивать радиосвязью еще до войны. Но большинство машин ее не имело. И, конечно, это резко уменьшало боевые возможности «тридцатьчетверок». Но было ли именно это главным недостатком Т-34 в сорок первом году?
Многие десятилетия у нас не прекращается дискуссия о том, почему Т-34 не оказал решающего влияния на ход боевых действий в первый год войны, что помешало полностью реализовать его возможности. Воспоминания противника, при широком их использовании, очень полезны при решении этого вопроса.
Максим Кустов

back-in-ussr.com

Советский танк Т-34 хорошо известен всем, кто интересуется историей Второй мировой войны. Книги, статьи, документальные фильмы и пр. представляют его как всепобеждающий «танк Победы». Он превосходил все немецкие танки, имел наклонную броню, беспрецедентную мобильность и был одной из главных причин, почему СССР выиграл на Восточном фронте.

Насколько реалистичны эти заявления? Был ли Т-34 танком, действительно выигравшим войну? Каков он по сравнению с немецкими и американскими танками? Если мы попытаемся ответить на эти вопросы, то привычные мнения начинают меняться. Вместо механического чуда мы получаем плохо спроектированный и произведенный танк, который понес ужасающие потери по отношению к «более слабым» немецким танкам.

Революционный дизайн Т-34

Т-34 многими представляется первым танком, который имел наклонную броню. Это означает, что защита танка была значительно улучшена, по сравнению с обычной броней, под прямым углом. Однако французские танки того времени, такие как S-35 и Рено R-35 также имели наклонную броню.

Наклонная броня имеет и недостатки. Например, она серьезно уменьшает внутреннее пространство. Ограниченное пространство не только влияет на работу экипажа, но и превращает Т-34 буквально в стальной гроб. Американское исследование войны в Корее (анализировались Т-34/85, которые были просторнее, чем Т-34/76) пришло к выводу, что из-за ограниченного внутреннего пространства пробитие брони танка, как правило, вело к разрушению танка и потеря экипажа с 75 % шансом. Для «Шермана» этот показатель составил всего 18% [1].

Немецкие танки Pz.III и Pz.IV в целом имели обычную конструкцию корпуса, лишь отчасти используя наклон в средней части лобовой брони. Новый танк «Пантера» был первым немецким танком с полностью наклонной броней в передней части и по бортам, однако внутреннее пространство не было таким же ограниченным, как в Т-34.

Башня Т-34 также страдала от недостатка места. Американские эксперты, исследовавшие Т-34 на полигоне в Абердине в 1942 году отметили:

«Главная его слабость заключается в том, что он очень тесный. Американцы не могли понять, как наши танкисты могли поместиться внутри в зимнее время, нося полушубки.»

Топливные баки в боевом отделении

Из-за ограниченного внутреннего пространства топливные баки находились в моторном отсеке и по бортам. Наличие топливных баков внутри танка делало любое его пробитие фатальным.

По утверждению автора Стивена Залога в «T-34-85 vs M26 Pershing: Korea 1950», стр. 23:

«Наклонная броня рисует только часть картины о защите танка. Значительную роль в уязвимости танка играет внутреннее расположение топливных баков. Т-34-85 — это наглядный пример компромисса между преимуществами и недостатками наклонной брони. Хотя такая броня уменьшала вероятность пробития танка, это также привело к снижению внутреннего объема корпуса. В случае пробития Т-34, у снаряда была высокая вероятность нанести катастрофический ущерб танку за счет попадания в топливные баки и боеприпасы, хранящиеся в таком маленьком пространстве.»

1

Помимо ограниченности внутреннего пространства, Т-34 имел также еще серьезный конструктивный недостаток в виде двухместной башни, в результате чего командир был вынужден также выполнять функции наводчика. Это резко ограничивало боевую эффективность танка, так как командир не мог сосредоточиться на командовании танком, вместо этого ему приходилось вести огонь. Трехместная башня была введена на Т-34/85 в марте 1944 года.

Отколы брони

Броня Т-34 имела высокий рейтинг Бринелля. Это означает, что она была эффективна в нейтрализации противотанковых снарядов, но имела свойство отслаиваться. В сочетании с производственными дефектами в конструкции танка это означало, что экипаж Т-34 был в опасности даже при попадании в танк снарядов, не пробивших броню.

Исследование «Review of Soviet ordnance metallurgy» на стр. 3-5 сообщает:

«Броня танка Т-34, за некоторым исключением, прошла термическую обработку, получив очень высокую твердость (430-500 по Бринеллю), вероятно, это являлось попыткой обеспечить максимальную защиту от бронебойных снарядов, даже за счет нарушения структурной целостности брони. Некоторые части брони имеют удивительно высокую прочность учитывая очень высокую твердость, но многие участки брони являются очень хрупкими. Очень высокая твердость встречаются в большинстве советских танков и ее создание это следствие утверждения, что высокая твердость брони имеет высокую устойчивость к пробитию.»

Для снарядов, чей калибр равен или меньше толщины брони, увеличение твердости ведет к увеличению необходимой для пробития скорости или к уменьшению дистанции. Если калибр снаряда превышает толщину брони, то чем больше ее твердость, тем меньше требуется скорость снаряда или больше расстояния.

Технические недостатки

Подвеска Кристи

Подвеска Кристи, используемая на Т-34 имела преимущество в том, что танк мог развивать высокие скорости на дорогах. Среди недостатков стоит отметить то, что она занимала много внутреннего пространства, и имела плохую проходимость на пересеченной местности.

Немецкие испытания в Куммерсдорфе (1 км холмистой трассы) показали, что Т-34 имел плохие результаты по сравнению с Pz. IV, «Тигром», «Шерманом» и «Пантерой» [2].

2

По данным исследования «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank», главной проблемой было отсутствие амортизаторов.[3]

Подвеска Кристи являлась технологическим тупиком и в отчете Абердинского полигона говорится: «Подвеска Кристи проходила испытания много лет назад и была безоговорочно отвергнута».

Коробка передач

Еще одой крупной проблемой была громоздкая коробка передач. Она имела низкую надежность и требовала чрезмерных усилий для переключения передач, что приводило к усталости водителя. Исследование «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank» сообщает [4]:

«Трудности в переключении передач (которая не имела синхронизаторов) и многодисковое сухое сцепление, несомненно, делали вождение этого танка очень сложным и утомительным делом.»

Изначально мощный V-2 двигатель (500 л.с.) не мог быть использован в полной мере из-за 4-ступенчатой коробки передач [5]. Переключение передач требовало от водителя чрезмерных усилий. На Т-34 можно было использовать 4-ую передачу только на асфальтированной дороге, таким образом, максимальная скорость на пересеченной теоретически составлявшая 25 км/ч, на практике достигала только 15км/ч, потому что для переключения со 2-ой на 3-ю передачу требовалась нечеловеческая сила.

На более поздних модификациях имелась 5-ступенчатая коробка передач, что позволило поднять скорость по пересеченной местности до 30 км/ч. Однако, даже танки, построенные в конце войны не гарантировали, что у них окажется новая 5-ступенчатая коробка передач. Танки, переданные польской народной армии в конце 1944 — начале 1945 года и танки, которые использовались армией Северной Кореи в 1950 году имели старую 4-ступенчатую коробку передач [6].

Мощная пушка?

Т-34 был вооружен орудием с большим калибром. Первоначально он вооружался пушкой 76-миллимитровой Л-11. Она была скоро заменена на Ф-34 76 мм в 42 калибра, а Т34/85 был вооружен 85-мм ЗИС С-53 в 54,6 калибров.

Цифры выглядят впечатляюще. Ведь основной немецкий танк 1941-1943 годов Pz.III имел 50-мм пушку, а Pz.IV только в 1943-1945 г. получил удовлетворительное 75мм орудие. Однако советские танковые пушки страдали от низкой скорости, которая вела к ухудшению пробития и точности на дальних дистанциях.

Например, начальная скорость (в м/с) для советских орудий [7] составляла: Л-11 — 612 м/c, Ф-34 — 655 м/c (а при использовании немецких снарядов Pzgr39 — 625 м/с), ЗИС С-53 — 792 м/с. Начальная скорость для немецких снарядов[8]: Квк 38 Л/42 — 685, KwK 39 L/60 — 835 м/с, KwK 40 L/43 — 740 м/с, КwK 40 L/48 — 790 м/с, KwK 42 – 925 м/с.

Таким образом, 75мм KwK 40, используемая для Pz.IV и StuG с середины 1942 г, имела гораздо лучшую пробиваемость и точность, чем Ф-34, а орудие «Пантеры» KwK 42 также превосходило ЗИС С-53 в тех же областях.

Отсутствие радио

Изначально, только командир части имел в своем танке радио. В ходе войны радио использовалось более широко, но даже в 1944 году многим танкам не хватало раций. Отсутствие связи означало, что советские танковые части действовали с недостаточной координацией.

Проблемы видимости

Немецкие отчеты показывают, что Т-34 имели серьезные трудности с ориентированием на местности. Эта проблема была частично решена в ходе войны. Т-34 версии 1941 года не хватало приборов наблюдения, которые устанавливались повсеместно на немецких танках. Такое оборудование позволяло командиру вести обзор на 360 градусов. Оптика Т-34 также была плохого качества.

3

Т-34 версии 1943 года оснащалась новой башней увеличенных габаритов и новой командирской башенкой, которая имела смотровые щели по периметру и прибор наблюдения МК-4 в створке вращающейся крышки.

Однако качество советской оптики в сочетании с ограниченной видимостью все еще оставляли желать лучшего. Отчет, составленный немецким подразделением, использовавшим Т-34 версии 1943 года гласил [9]:

«Качество прицелов в русских танках значительно уступает немецким разработкам. Немецкие экипажи должны быть долго привыкать к русским прицелам. Возможность точного попадания через такой прицел очень ограничено.

В русских танках трудно командовать танком, а тем более их группой, и в то же время выполнять роль наводчика, поэтому эффективно управлять огнем группы танков едва ли возможно, в результате чего огневая мощь группы снижается. Командирская башенка на Т 43 упрощает командование танком и ведение огня; однако, обзор ограничен пятью очень маленькими и узкими щелями.

Безопасное вождение Т-43 и СУ-85 не может происходить с закрытыми люками. Мы основываем это заявление на нашем опыте — в первый день боя на Ясском плацдарме, четыре трофейных танка дивизии застряли в траншее и так и не смогли освободиться самостоятельно, что привело к разрушению вооружения размещенного в траншеях, во время попытки их извлечения. То же самое случилось и на второй день.»

Проблемы надежности

Т-34 должен был стать простым и надежным танком, который редко ломался. Очень многие любят сравнивать его с более сложными немецкими танками, которые, якобы, часто ломались. Концепция Т-34 как надежного танка — это еще один миф Второй мировой войны.

Большинство танков в 1941 году были потеряны из-за их технической неисправности. Те же проблемы надежности продолжалась и в период 1942 — 1944 годов. Эвакуация и передислокация промышленных объектов в сочетании с потерей квалифицированных кадров приводили только к падению надежности.

В 1941 году тридцатьчетверкам часто приходилось возить с собой запчасти к коробкам передач [10]. В 1942 году ситуация ухудшилась, поскольку многие танки могли преодолеть небольшие расстояния до выхода из строя. Летом 1942 года Сталиным был издан приказ [11]:

«Наши танковые войска часто несут потери больше из-за механических поломок, чем в бою. Например, на Сталинградском фронте за шесть дней, двенадцать наших танковых бригад потеряли 326 из 400 танков. Из них около 260 потеряно из-за механических поломок. Многие танки были брошены на поле боя. Подобные случаи можно наблюдать и на других фронтах. Такой высокий уровень механических поломок неправдоподобен и, Верховный штаб видит в нем скрытый саботаж и вредительство со стороны определенных элементов в танковых экипажах, которые пытаются использовать небольшие механические проблемы, чтобы избежать битвы. Отныне, каждый танк оставленный на поле боя из-за якобы механических поломок, и при подозрении экипажа в саботаже, его члены должны быть «разжалованы в пехоту…»

Постоянные жалобы с фронта заставили власти исследовать проблемы с производством Т-34. В сентябре 1942 года прошло собрание на Уральском танковом заводе [12]. Собрание возглавил генерал-майор Котин, нарком танковой промышленности СССР и главный конструктор тяжелого танка «Климент Ворошилов». В своей речи он сказал:

«…Рассмотрев проблемы инженерного и технологического характера я хотел бы обсудить еще один вопрос, который имеет прямую связь с недостатками производственными. Они в себя включают: небрежность и неаккуратность в процессе производства танков на заводах, плохое качество контроля. В результате, в ходе боевого применения наши танки выходят из строя иногда не достигая линии фронта, либо экипаж вынужден оставлять танки на вражеской территории из-за какой-то мелочи… мы должны убедиться, что в результате этого собрания все недостатки будут выявлены и исправлены в кратчайшие сроки…

Недавно товарищ Морозов и я посетили товарища Сталина. Товарищ Сталин обратил наше внимание на то, что вражеские танки свободно прошли многие километры наших земель, и хотя наши машины лучше, они имеют серьезный недостаток: после 50 — 80 километров они требуют ремонта. Это происходит из-за недостатков шасси и также, как сказал товарищ Сталин, из-за привода, сравнив Т-34 с немецким Pz.III, который состоит на вооружении немецкой армии, который уступает в броневой защите и в других важных характеристиках, в экипаже, и не имеет такого прекрасного двигателя как у Т-34, причем двигатель Pz.III бензиновый, а не дизельный.

Товарищ Сталин дал указания инженерам, наркому товарищу Зальцману, руководителям заводов и обязал их исправить все дефекты в кратчайшие сроки. Было издано специальное распоряжение Государственного комитета обороны, а также директивы Наркомата танковой промышленности. Несмотря на все эти принятые резолюции правительства, несмотря на неоднократные указания армии и главного управления танковых войск, тем не менее все эти недостатки все еще не устранены… мы должны выявить все недостатки, озвучить предложения по их устранению и ликвидировать их в кратчайшие сроки, а также внести предложения по модифицированию компонентов танка, которые позволят сделать его лучше и быстрее…»

Ситуация по-прежнему оставалась проблематичной даже в 1943-1944 годах. Т-34 имел постоянные проблемы с коробкой передач и воздухоочистителями. Эксперты Абердинского полигона отмечали:

«На Т-34 трансмиссия также очень плохая. Во время ее эксплуатации на ней полностью выкрошились зубья на всех шестернях. Химический анализ зубьев шестерен показал, что термическая обработка их очень плохая и не отвечает никаким американским стандартам для подобных частей механизмов. Недостатки дизеля — преступно плохой воздухоочиститель на танке Т-34. Американцы считают, что только саботажник мог создать такой прибор»

Те же проблемы были выявлены и в Т-34/85, построенный в 1945 году. «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank» отмечает [13]:

«В результате полностью неудовлетворительной работы очистителей воздуха двигателя можно ожидать, что это обеспечит скорый отказ двигателя в результате избытка пыли и абразивного износа. После несколько сотен миль, вероятно, как результат будет иметь место снижение производительности двигателя.»

4

5

6

7

Немецкое подразделение, которое использовало Т-34/76 1943 года выпуска отмечало [14]:

«Независимо от того, что наш опыт ограничен, мы можем с уверенностью заявить, что русские танки не подходят для долгого марша по дорогам и езды на высокой скорости. Оказалось, что самая высокая скорость, которая может быть достигнута составляет от 10 до 12 км/час. Необходимо также на марше, каждые полчаса как минимум делать остановки на 15 — 20 минут, давая танку остыть. Трудности и поломки фрикциона поворотного механизма происходили со всеми трофейными танками. В сложной местности на марше, и во время атаки, в которой атакующее танковое подразделение должно часто менять направление движения, в течение короткого времени бортовые фрикционы перегреваются и покрываются маслом…»

Советские испытания только что построенных Т-34 [15] показали, что в апреле 1943 года лишь 10,1% танков могли пройти 330 км, в июне 1943 этот показатель снизился до 7,7%. Процент оставался ниже 50% до октября 1943 года, когда он смог достигнуть 78%, после чего в следующем месяце он снизился до 57%, а в период с декабря 1943 года по февраль 1944-го в среднем составил 82%.

Предварительный осмотр танков, изготовленных на Уральском танковом заводе № 183 (крупным производителем Т-34) показал, что в 1942 только 7% танков не имели дефектов, в 1943 году 14%, а в 1944 году 29.4%. В 1943 году главной проблемой было поврежденные зубья.[16]

Двигатель также имел серьезные проблемы с надежностью [17]. В зависимости от производителя в 1941 году средняя продолжительность работы двигателя составляла в среднем 100 часов.[18] Эта цифра сократилась в 1942 году, поэтому некоторые Т-34 не могли проходить более 30-35 км.

Т-34, которые проходили испытания на Абердинском полигоне были построены на лучшем советском заводе, использовались материалы максимально хорошего качества, но его двигатель перестал работать после 72.5 часов. Это произошло не из-за американского вмешательства — с танками из Москвы откомандировали советского механика (инженера Матвеева), который отвечал за эксплуатацию. Качество этих танков было намного лучше, чем у обычных танков, поскольку он покрыл расстояние в 343 км. Согласно начальнику автобронетанкового управления Красной Армии Федоренко, средний пробег Т-34 до капитального ремонта во время войны не превышал 200 километров. Это расстояние было сочтено достаточным, поскольку время жизни Т-34 на фронте был значительно меньше. Например, в 1942 году он составляло только 66 км. В этом смысле Т-34 действительно был «надежным», потому что он уничтожался прежде, чем имел возможность сломаться.

Т-34 выходили из строя в середине и даже ближе к концу войны [19]. Пятая гвардейская танковая армия в 1943 году потеряла 31.5% своих танков во время марша к Прохоровке. В августе 1943 года 1-й танковая армия потеряла 50% своих танков из-за механических неисправностей. В конце 1944 г. танковые подразделения стремились заменить двигатели с более чем 30 часами работы перед атакой.

Производство и потери во время войны

prod and los

Источник: «Soviet Casualties and Combat Losses in the Twentieth Century»

Потери в ходе войны составили почти 45.000 танков Т-34! Общие потери советских бронетанковых войск в 1941-1945 годах составили 96.600 единиц бронетехники. Это не опечатка. Почти сто тысяч.

Для сравнения, Германия потеряла на Востоке в 1941-1944 годах 15.673 танков, а учитывая остальные единицы бронетехники (StuG и т. д.) — 23.802.

8

«Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres 1933 — 1945″[20]

Заключение

Т-34 стал жертвой советской и немецкой пропаганд. Немецкая сторона часто превозносила Т-34 для того, чтобы объяснить свои поражения.

Если Т-34 был настолько хорош, каким его делала пропаганда, то Т-34 должен был привести СССР к большим победам или хотя бы к перелому ситуации на фронте уже в 1941-1942 годах. Вместо этого мы видим в этот период противоположные результаты деятельности советских танковых соединений. В 1943-1945 годах Т-34 уже морально устарел, немцы начали использовать обновленные версии Pz.IVи StuG III, оснащенные мощными КwK 40, и конечно, «Тигры» и «Пантеры».

«Лучший танк Второй мировой войны» понес ужасные потери против немецкой бронетехники, и даже обновленная версия Т-34/85 не могла преодолеть разрыв. По данным советского доклада [21], в период с лета 1943 года по март 1945 года вероятность пробития брони Т-34 немецкими танками или противотанковыми орудиями составляла 88-97%, таким образом, любой снаряд, который сумел поразить практически наверняка пробивал броню.

9

Источник: http://chris-intel-corner.blogspot.ru/2012/07/wwii-myths-t-34-best-tank-of-war.html

Список литературы:

[1]. «T-34-85 vs M26 Pershing», стр. 75

[2]. «Panther & Its Variants», стр. 71

[3]. «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank», стр. 8

[4]. «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank», стр. 8

[5]. «Танковый удар. Советские танки в боях. 1942-1943», стр. 392

[6]. «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank», стр. 143 и «T-34: Mythical Weapon», стр. 349:

[7]. Zaloga and «Kursk 1943», стр. 212

[8]. Panzertruppen last pages

[9]. «Panzer tracts no.19-2: Beute-panzerkampfwagen», стр. 98

[10]. «T-34/76 Medium Tank 1941-45», стр. 9

[11]. «Moscow to Stalingrad: Decision in the East», стр. 363

[12]. «Неизвестный T-34», стр. 52

[13]. «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank», стр. 9

[14]. «Panzer tracts no. 19-2: Beute-panzerkampfwagen», стр. 97

[15]. «Armored Champion: The Top Tanks of World War II» — глава 8

[16]. «Неизвестный T-34» стр. 54

[17]. «Танковый удар. Советский удар. 1942-1943», стр. 371-372

[18]. «T-34: Mythical Weapon», стр. 123

[19]. Tanknet forum and «T-34: Mythical Weapon», стр. 161

[20] «Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres 1933 – 1945», стр. 278

[21]. «Armored Champion: The Top Tanks of World War II» — глава 1

reich-erwacht.livejournal.com

По немецким данным из имевшихся в частях РККА перед началом войны более чем 28 000 танков за два месяца боевых действий к 22 августа 1941 г было потеряно более 14 079 танков.

В начальный период войны немцам досталось в исправном состоянии от 900 до 1100 танков Т-26, 300-500 танков БТ, более 40 танков Т-28 и более 45 танков Т-34 и КВ. Захваченные в исправном состоянии танки использовались захватившими их подразделениями и обычно служили до полного выхода из строя.

К октябрю 1941 г. в немецких подразделениях использовалось около сотни захваченных советских танков, в строй вставали только полностью исправные машины. Основная же масса брошенной техники осталась на полях боев и провела зиму 1941/42 года под открытым небом из-за загруженности ремонтных и эвакуационных подразделений восстановлением собственной техники.
С ремонтных баз в тот период вермахтом было получено лишь несколько Т-26, БТ и Т-60.

Начиная с конца 1941 года захваченные Т-34 начали отправлять на ремонтный завод в Риге для восстановления и модернизации.
После боев весной 1943 года за Харьков и его повторного захвата в руки к немцам (2 ТК SS)попало более 50 вполне исправных Т-34/76 в основном выпуска 1942/1943 г .

Летом 1943 года были организованы целые подразделения оснащенные трофейной техникой, но наиболее широкое применение было в частях SS .

С июня по август 1943 на трофейном Т-34 в составе 3 SS Pz . Abt . сражался и известный немецкий танковый ас Emil Seibold . Предполагается, что из 69 побед, записанных на его счет, в тот период им было уничтожено 23 танка. 6 мая 1945 года в ходе последней церемонии награждений ему был вручен «Рыцарский Крест» .
Трофейные Т-34 в период боев под Курском использовались и в подразделениях вермахта. Например в 11 Pz. Rgt. 6 Pz. Div. имелось по данным на 26 апреля 1943 г 1 танк Т-34, а на 10 июля 1943 г 4 танка Т-34. В тот же период трофейные Т-34 имелись в Pz.Jg.Abt. 128 23 Pz.Div.

В 1944 году трофейные Т-34 и СУ-85 воевали в Румынии в составе Pz . Jg . Abt 128 23 Pz . Div . Официально же в декабре 1944 года в немецких частях находилось еще 39 трофейных Т-34, из которых 29 машин было в 100 Ski Jager Division.
[ссылка заблокирована по решению администрации проекта]
h ttp://[ссылка заблокирована по решению администрации проекта]

otvet.mail.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.