Ис 100

В последнее время ведется активный спор так называемых теоретиков-любителей, считающих себя профессионалами и обожающих оценивать правильность тех или иных решений, принятых нашими предками. Очень часто раздаются гневные заявления, что

«если бы такой-то принял решение не такое, а вот эдакое, то все было бы просто прекрасно и даже еще лучше. Какой дурак тот человек, что принимал именно такое решение, ведь даже полному идиоту ясно, что куда лучше было бы…»

И очень часто достается в данном вопросе решению установить на танк ИС 122-мм пушку Д-25, имевшую раздельное заряжание, а не 100-мм с унитарным.

ϴϴϴ

Тяжёлый танк ИС-2 (с 122-мм пушкой) был очень хорош, но имел крупный недостаток — низкую скорострельность. И в годы войны это понимали, вопрос вооружения танка ИС-2 после установки 122-мм пушки не был закрыт полностью. Военных не устраивал тоже малый боекомплект — 28 выстрелов раздельного заряжания — нового тяжелого танка. Для сравнения: боекомплект ИС-1 состоял из 59 выстрелов, а КВ-1с — из 114.


Поэтому уже когда был ИС-2 принят на вооружение, были инициированы разработки ИС-100 сразу как только появились 100-мм пушки (концем 1943 года).

Но все-таки ИС-100 не пошёл на вооружение — потому, что в 1944 году посчитали уже нецелесообразным принимать ещё один танк (а велась тоже разработка позжего ИС-3 и мелкосерийного ИС-4, «Объект 701»).

На самом деле, были два танка под рабочим индексом ИС-100.

Собственно первоначально ГКО предполагало изготовить ИС-100, вооруженный орудием С-34 ЦАКБ («Объект 248»), но его автор В. Грабин, как обычно, увлекся улучшениями без предварительного согласования с танкостроителями. Для удобства заряжания он предусмотрел размещение заряжающего слева от орудия (так что использовать правую руку в этом случае лучше), соответственно перенеся наводчика направо и таким образом установка С-34 в башне танка ИС вдруг потребовала перекомпоновать все боевое отделение, так как место командира танка также должно перекочевать с левого борта на правый. Для этого требовалось разработать новые приспособления и инструмент, изменить литейную форму, разработать новое ВКУ. Понятно, что в условиях цейтнота все это танкостроителям категорически не нравилось. Тем более что доводка С-34 чрезмерно затянулась.


Поэтому кировцы больше стояли за вооружение ИС-100 по предложению ОКБ завода № 9 100-мм уже испытанным орудием Д-10Т («Объект 245»). Но после некоторой не вполне вежливой переписки руководителя ЦАКБ с наркоматом, в которую были включены и «силовые факторы» в лице куратора НКВ Л. Берия, им пришлось изготавливать оба варианта.

ИС-4 («Объект 245»)

ИС-4 («Объект 245») — не путать с серийным тяжёлым танком ИС-4 («Объект 701») — представлял собой обычный серийный ИС-122 оснащенный 100-мм пушкой Д-10Т Ф.Ф. Петрова.

Орудие Д-10Т ОКБ завода №9 имело баллистику, одинаковую с опытной 100-мм полевой пушкой С-3 (БС-3), и было спроектировано на базе конструкции Д-5 и Д-25, но в отличие от прототипов, пушка имела новые противооткатные механизмы (правда, нуждавшиеся в отработке). Естественно, что производственники больше склонялись к применению орудия Д-10Т, так как под него не требовалось принципиально переделывать боевое отделение.

«Объект 245» был похож на конкурента ИС-5 («Объект 248») со 100-мм орудием С-34, как зеркальное отражение, так как у последнего маск- установка орудия была «перевернута» (спаренный пулемет и орудийный прицел поменялись местами, так как наводчик размещался теперь справа от казенной части), а также командирская башенка с рабочим местом командира была тоже перенесена на правую сторону крыши башни.

Кроме того, выяснилось, что для нормальной работы досылателя требовалось увеличить длину башни на 200-300 мм, против чего возражал не только завод, но и наркомат в целом. И хоть В. Грабин. требуя, чтобы танкостроители изготовили башню, специально приспособленную для С-34, подключил «артиллерию» самого высокого ранга, анализ габаритов изделия показал, что башня получалась чрезмерно большой, что не позволяло отливать ее без модернизации производства.


Танк ИС4 (объект 245), вооруженный 100мм пушкой Д10 во дворе завода №100. Челябинск, март 1944 года.

ИС-5 («Объект 248»)

100-мм пушка С-34 (с баллистикой морской пушки Б-34) поступила с завода №92 на завод №100 не 20 февраля, как это предусматривалось планом, а лишь в начале апреля 1944 года.

Задержалось и изготовление новой башни. В отличие от башни ИС-4, она имела перевернутую бронемаску, из-за необходимости размещения наводчика справа. Именно эта корректировка явилась первым камнем преткновения, о который разбились нормальные отношения ЦАКБ с танкистами.

Помимо трёх членов экипажа в башне планировалось разместить также механический досылатель выстрелов, а впоследствии установить стабилизатор прицела (на первые испытания они поданы не были).

В результате всех этих доводок тяжелый танк ИС-5 (первый с таким названием, «Объект 248») с пушкой С-34 был изготовлен заводом №100 только в июне 1944 года.

Здесь интересно отметить, что весной 1944 года орудие С-34 проходило полигонные испытания в танке КВ-100, предствалявшем собой серийный танк КВ-85 с установленным 100-мм орудием в штатной башне. В силу того, что шасси КВ к тому моменту уже считалось устаревшим (ввиду появления более совершенного танка ИС), работы над КВ-100 успеха не имели.

По результатам испытания танка КВ-100 отмечалось:


«100-мм самоходная и танковая пушка С-34 артиллерийские полигонные испытания стрельбой в объеме 638 выстрелов и пробегом в объеме 160 км выдержала и может быть рекомендована для принятия на вооружение танков и самоходных артиллерийских установок.»

Доводка ИС-4 и ИС-5 продолжались почти до конца 1944 года. Испытания подтвердили значительно возросшие боевые качества танка. По скорострельности ИС-5 (5-8 выстр./мин) значительно превосходил все известные тяжёлые танки, не было ему равных и по бронепробиваемости снаряда и точности стрельбы с ходу.

Модель танка ИС-100/ИС-5 из фирмы Dragon в 35 масштабе

Опытный танк ИС-5 («Объект 248»)

Тем не менее первые совместные испытания танков ИС-4 и ИС- 5 оказались неудачными для обоих во всех отношениях. Конструкция орудийной люльки была недостаточно прочной, «плакали» противооткатные приспособления. Танки были забракованы, но работникам полигона больше понравился ИС-5 как обеспечивший лучшие условия работы заряжающего.

Когда продолжились совместные испытания танков ИС-4 и ИС-5 с пушкой Д-10 ОКБ № 9 и с пушкой С-34 ЦАКБ соответственно, теперь была отмечена более надежная работа механизмов пушки Д-10Т в башне танка ИС, но впечатление о танке портили недостаточный боекомплект для орудия (не более 30 выстрелов), плохая вентиляция боевого отделения и большие трудности для работы заряжающего.


шка С-34 вновь «капризничала», кроме того, откатывающаяся при выстрелах казенная часть орудия могла задеть командира танка, рабочее место которого следовало перенести еще дальше вправо.

В октябре 1944 г. ЦАКБ в очередной раз доработало свое изделие. Боекомплект орудия С-34 был доведен до 36 выстрелов. Испытания подтвердили значительно возросшие боевые качества танка. По скорострельности, например. ИС-5 оставил позади себя все известные тяжелые танки ИС, а по точности стрельбы с хода (после установки прицела со стабилизированной линией визирования) равных ему в то время также не было.

В октябре же НКБ подал на испытания 100-мм бронебойные снаряды. Но производство танка ИС со 100-мм орудием тогда же было сочтено нецелесообразным.

Так почему же? Ведь любой начитанный «диванный стратег» скажет вам, что переход к вооружению танка 100-мм пушкой дает следующие преимущества:

1. Унитарный выстрел, а значит – большая скорострельность.

2. Меньший калибр, а значит – больший боекомплект.

3. Большая бронепробиваемость.

Возразить что-либо на первый довод вроде бы трудно, ведь при стрельбе с места 100-мм пушка дает некоторые преимущества перед 122-мм.


не следует забывать, что огонь из танков в то время производился в бою чаше всего с коротких остановок, то есть – заряжание велось в движении, а в данной ситуации быстрая перезарядка тяжелым и длинным боеприпасом (выстрелом) практически невозможна, а также раздельный выстрел (как два сравнительно коротких и менее тяжелых цилиндра), по заверениям испытателей, даже был несколько удобнее при выборе типа снаряда в тесном боевом отделении. Так что в большинстве случаев практическая скорострельность ИС-122 (1,5-3 выстр./мин) не слишком сильно отличалась даже от практической скорострельности среднего Т-34- 85 с орудием Д-5 (не свыше 3-5 выстр./мин).

Второй довод насчет большего возимого боекомплекта не выдерживает разумной критики. Ведь преимущества раздельного заряжания в тесном боевом отделении танка в том и состоят, что снаряды можно хранить отдельно от гильз с зарядами и таким образом в боевом отделении сложной формы танка ИС можно было напихать их более плотно.

Собственно – так это и случилось. Ведь БК танка ИС-122 состоял из 28 выстрелов, а ИС-4 («Объект 245») со 100-мм пушкой Д-10 из 29 выстрелов. ЦАКБ, правда, удалось путем долгой канители довести БК танка ИС-5 («Объект 248») до 36 выстрелов, но, по заверению испытателей, пользоваться шестью выстрелами, расположенными в передней части корпуса, в боевой обстановке не представлялось возможным (водитель должен был покинуть свое место). Так что и здесь выигрыш оказался очень условным.


Ну и насчет бронепробиваемости. Опять же, высказываясь за 100-мм орудие, «танкисты-теоретики» говорят о большей бронепробиваемости 100-мм пушки Д-10. Но говорят об этом, как об аксиоме, опираясь на данные, приведенные в руководстве на 100-мм пушку 50-х годов. Но в войну даже по таблицам эти цифры были чуть-чуть равными (приведу таблицу еще раз):

Нетрудно заметить, что даже теоретический выигрыш 100-мм пушки в бронепробиваемости составляет в среднем 4-5 мм при прочих равных условиях. Причем хочется подчеркнуть слово «теоретический». Потому, что в 1944 г. на испытаниях выяснилось, что эти расчетные табличные данные плохо стыкуются с практикой.

Ведь расчеты бронепробиваемости проверялись на отечественной броне преимущественно средней твердости по нормали, а с лета 1944 г. немцы применяли уже главным образом недостаточно вязкую броню, которая, будучи очень устойчивой к бронебойным снарядам малого и среднего калибра, была более хрупкой, и для ее пробития на первое место выступала уже не столько высокая начальная скорость, сколько большая масса бронебойного снаряда.

Это приводило, например, к тому, что лобовая броня танка «Пантера» (наклоненная к горизонту на угол 55°) стала легко пробиваться 122-мм снарядом с фантастических дистанций (например, с 2000-2500 м), а если снаряд и рикошетировал – в броне оставались трещины и даже проломы («Меч из стали, меч из хрома»).


Тоже ро осколочно-фугасному действию 122-мм снаряд значительно превосходил 100-мм, поэтому ГКО принял решение отказаться от установки в тяжелые танки 100-мм пушек, а конструкторам-артиллеристам было предложено разработать для 122-мм пушки Д-25Т новый снаряд с большей бронепробиваемостью. Такой снаряд, бронебойный тупоголовый с баллистическим наконечником БР-471Б, появился весной 1945 года, но в боекомплекты тяжелых танков начал поступать практически уже после войны.

122-мм снаряд БР-471

cont.ws

Копия
Сов. Секретно
Экз. №____

Малышеву (созыв)
Устинову
Федоренко
Яковлеву
Кирпичникову
Борисову
Петросьянцу
Ванникову

Составьте совместное предложение для доклада тов. Сталину. Срок три дня Л.Берия 3.VIII.44 г.

Товарищу БЕРИЯ Л.П. По установке на танках ИС 100 мм пушки Д-10Т, конструкции завода № 9 НКВ

С 1 по 6 июля с.г. на Гороховецком полигоне ГАУ КА были проведены повторные испытания танка ИС, вооруженного 100 мм пушкой Д-10Т завода № 9 НКВ (конструктор т. Петров).

100 мм пушка Д-10Т завода № 9 НКВ, установленная в танк ИС , полигонные испытания выдержала, и по заключению комиссии, проводившей испытания танка, может быть рекомендована для принятия на вооружение Красной Армии.


Установка 100 мм пушки завода № 9 в танк ИС дает следующие преимущества по сравнению с ныне устанавливаемой в танк ИС пушкой 122 мм Д-25:

1. Прицельная скорострельность 100 мм пушки из танка ИС достигает от 5 до 8 выстрелов в минуту против 2-3 выстрелов из 122 мм пушки Д-25.

2. Возимый в танке боекомплект снарядов для 100-мм пушки 29 шт. выстрелов против 28 шт. для 122 мм пушки Д-25

3. Отсутствие дульного тормоза на 100 мм пушке улучшает условия стрельбы и работу наводчика — стреляющего, по сравнению с 122 мм пушкой Д-25.

4. Вес танка ИС со 100 мм пушкой на 500-600 кг меньше, чем со 122 мм пушкой. Эта экономия в весе может быть использована для увеличения толщины брони жизненно важный частей танка (носа, башни, баков).

5. В связи с меньшими габаритами казенной части 100 мм пушки, условия работы для экипажа танка ИС при установке 100 мм пушки улучшатся.

В это же время бронепробиваемость 100 мм пушки Д-10Т на дистанции танкового боя (до 2000 метров) не только не уступает, но дает даже некоторые преимущества перед 122 мм пушкой Д-25.

Учитывая все изложенное выше и особенно хорошую скорострельность 100 мм пушки и увеличение боекомплекта, что серьезно улучшит боевую мощь танка ИС, считаю необходимым начать с сентября-октября т.г. устанавливать 100-мм пушки Д-10Т вместо 122 мм пушек Д-25.

Ни у Наркомтанкпрома ни у НКВ эта мера не встретит сколько нибудь серьезных трудностей.

Прилагаю 2 фото танка ИС со 100 мм пушкой Д-10Т

Жду Ваших указаний.

В.Малышев 8.VIII. 1944 г.


Примечания:
На документе стоит надпись от руки: «в настоящее время боекомплект танка ИС с пушкой Д-25 составляет 28 выстрелов. Ж.Котин»

 

www.battlefield.ru

Вообще самоходной артиллерийской установкой называют простое орудие установленное на колёсное или гусеничное самоходное шасси и предназначенное исключительно для стрельбы с закрытых позиций. Поэтому, если быть юридически точным, конструкция обозначенная как СУ-100 должна называться или штурмовым орудием или противотанковой самоходкой. Но не будем придираться к названиям а рассмотрим историю создания артиллерийской установки.

В производстве уже находилась самоходная установка СУ-85. Её главной задачей была борьба с танком ТИГР. Дело в том что появление этого танка на поле боя вызвало панику среди командного состава нашей армии. Бороться с ним могла только 85 миллиметровая зенитная пушка и 57 миллиметровая противотанковая, которая на тот момент не выпускалась. Быстро поставить ствол от зенитной пушки в танк Т-34 не получилось. Для неё была нужна башня увеличенного размера, а знаменитая наклонная бортовая броня танка (которую всегда представляют как гениальное изобретение советских танкостроителей) не позволяла этого сделать. Ещё одним узким местом был станок, вернее его отсутствие, который бы смог нарезать зубчатый венец на башне увеличенного размера. Таких станков было всего два, не на заводе, а во всём Советском Союзе. Оба станка были то ли английские то ли американские (ещё один привет тем кто думает что мы сами выиграли войну) и были они полностью загружены изготовлением башен на танки серии ИОСИФ СТАЛИН. А вот в самоходную установку с коробчатой боевой рубкой ствол от зенитной пушки поставили без проблем. Но проблема с танком ТИГР решена была не полностью. Дело в том что бронебойный снаряд зенитного орудия пробивал бортовую броню тигра толщиной 82 миллиметра с дистанции 1500 метров. А лобовую броню толщиной сто миллиметров пробивал с дистанции тысяча метров. А вот бронебойный снаряд тигра калибром 88 миллиметров пробивал ВСЁ с дистанции полтора километра. Для особо дотошных объясняю. ВСЁ это (идём с низу в верх) не закалённая носовая балка толщиной 150 миллиметров, лобовая наклонная броня, маска пушки — это для Т-34 и для СУ-85. Для танка КВ ВСЁ это лобовая броня с экраном, общей толщиной сто пять миллиметров.
Поэтому захотелось чего нибудь более мощного. В своих публикациях о вооружении СУ-100 многие авторы так простенько заявляют — вышло решение создать танковую пушку с баллистикой морского орудия Б-34. Вы представляете что такое баллистика Б-34 (то есть 900 метров в секунду для калиберного снаряда) для сорок третьего года? Это чуть чуть полегче чем полёт на Луну сегодня. Морскому орудию проще там нет ограничений по весу, один ствол с затвором у Б-34 весил четыре тонны. Попытки создать сухопутный вариант сто миллиметровой пушки с высокой начальной скоростью в виде зенитного орудия тянулись примерно с тридцать третьего года. Ближе всех к успеху оказалась модель К-73. Так что вариантов было много но на СУ-100 поставили танковую пушку Д-10С девятого завода. Которая стала долгожителем и устанавливалась на многие модели танков но именовалась уже Д-10Т. Вес ствола с затвором составлял примерно полторы тоны. Затвор клиновой полуавтоматический. То есть при досылании снаряда клин затвора закрывается сам откидывая руку заряжающего. После выстрела он открывается выбрасывая гильзу. На улице здоровый человек может пятнадцать раз в минуту выстрелить из орудия с таким затвором. А вот в танке не более шести, а в среднем получается четыре выстрела. Всё зависит от того стоит танк или двигается и из какой укладки надо доставать снаряды.

Для создания новой самоходной установки применили корпус СУ-85 с минимальными изменениями. Главным отличием было наличие новой командирской башенки, которая выходила за габариты боевой рубки.

Сравнение двух самоходок, у новой по правому борту видна цилиндрическая командирская башенка.

Самоходная установка СУ-100 имела наклонное бронирование, выполненное из катанных броневых листов различной толщины. Лоб боевой рубки имел толщину 75 миллиметров у верхнего листа и 45 у нижнего. Верхний броневой лист имел наклон пятьдесят градусов а нижний пятьдесят пять. Борта корпуса и рубки собирались из броневых листов толщиной 45 миллиметров. Боковые поверхности рубки имели наклон двадцать градусов, а борта корпуса были вертикальными. И во всех бортах боевого отделения были сделаны дырки (назвать их отверстиями рука не поднимается) для стрельбы из пистолета. Внимательно рассматривайте фотографии эти дырки хорошо виды, хотя иногда они заткнуты броневыми пробками.

На фотографии хорошо видно что за счёт вентилятора выступающего за габариты двигателя сам двигатель поднят от пола корпуса на тридцать сантиметров сильно увеличивая этим и высоту и вес корпуса. В носовой части видна не закалённая носовая балка. В кормовой части бесит наклонная броня, если спереди она не сильно помогает то чего её на корму наклонную вешать? Туда прямо просится прямая броня (в верхней части) и треугольный бензобак литров на триста. А так его (бензобак) поставили в боевом отделении что бы при попадании у экипажа совсем шансов не было.

Обратите внимание — со стороны упитанного мужчины, выше и правее фары расположена горловина бензобака. С другой стороны, над люком механика-водителя, дырка для стрельбы из пистолета. В маске пушки находится отверстие для прицела.

Место механика-водителя находилось слева от орудия, командир самоходки располагался в башенке справа от орудия, сзади от него располагался заряжающий, а наводчик размещался позади механика-водителя слева от орудия. Для посадки и высадки экипажа в бронекорпусе самоходки имелись: люк в крыше командирской башенки и люк механика-водителя в верхней лобовой плите и люк в кормовой части крыши боевой рубки. Кроме этого, в правой части днища корпуса СУ-100 имелся десантный люк. Двустворчатый люк в передней левой части крыши боевого отделения служил для установки орудийной панорамы. Помимо этого, в лобовой плите над люком механика-водителя, а также в бортах и корме рубки имелись закрывавшиеся броневыми заглушками отверстия для стрельбы из личного оружия. То есть ещё на стадии проектирования прогнозировалось что боевая машина будет брошена пехотой на произвол судьбы. Вентиляция боевого отделения осуществлялась при помощи двух вентиляторов, установленных в крыше боевого отделения. Доступ к агрегатам двигателя и трансмиссии у СУ-100, как и танке Т-34, осуществлялся через люки в крыше моторно-трансмиссионного отделения и откидную верхнюю кормовую плиту.

Ходовая часть полностью взята от танка Т-34 со всеми его недостатками. Вес самоходки вырос до 31 тонны, а за счёт лобовой броневой плиты и длиной пушки был смещён вперёд. Поэтому пружины на древней подвеске свечного типа стали делать из более толстой проволоки. Длинное орудие затрудняло маневрирование, особенно на поле боя.

На фотографии хорошо видно, что хоть высота моторного отделения Т-34-85 и СУ-100 одинаковы, общая высота самоходки существенно меньше за счёт отсутствия башни.

Самоходная установка вооружалась орудием Д-10 длинною пятьдесят шесть калибров. Начальная скорость фугасного снаряда весом 15.6 килограмм была 900 метров в секунду. Бронебойные калиберные снаряды из за большего веса развивали чуть меньшую скорость. Мощность снаряда составляла чуть более шести миллионов джоулей. Его удар не пробивал а проламывал броню высокой твёрдости, поэтому броня против снарядов крупных калибров делается более пластичной но соответственно менее твёрдой. Было отмечено новое явление, экипажи часто бросали танки не имеющие сквозных поражений. Оказалось что звук удара мощного снаряда об броню вызывает у экипажа состояние похожее на контузию.

Пушка крепилась в рамке, а сама рамка крепилась на лобовом листе. Угол поворота был весьма ограниченный. Двадцать градусов вверх, три вниз и шестнадцать в горизонтальной плоскости.

Боекомплект самоходки составлял тридцать три снаряда. Обратите внимание — остроголовый бронебойный снаряд (крайний слева) внешне выглядит намного тупее тупоголового (крайний справа). На этом внешнем несоответствии прокололись многие двоечники танковой школы. Остроголовый снаряд очень склонен к рикошету, но намного проще в производстве.

На фотографиях показаны послевоенные снаряды для пушек калибра сто миллиметров. Подкалиберный с отделяемым поддоном, кумулятивный не вращающийся, со стреловидными убойными элементами.

Выпуск СУ-100 начался в конце сорок четвёртого года с темпом двести машин в месяц. И тут НЕОЖИДАННО выяснилось что бронебойные снаряды для пушки Д-10С не выпускаются (привет тем кто считает что при Сталине был порядок). Поэтому в бой самоходки вступили только ранней весной сорок пятого года. Главное своё сражение СУ-100 приняли в районе озера Балатон против лучших танковых германских дивизий. Из засад они действовали отлично, а вот открытый бой они проигрывали потому что броня не помогала и побеждал тот кто первый попадал. У немцев из плюсов были лучшая оптика и выучка расчёта при большей скорострельности — я уже писал что ТИГР являлся лучшей противотанковой самоходкой. У нас из минусов был малый угол поворота пушки.

voennoe-obozrenie.ru

Ис 100

Ис 100

Танк ИС-1 разработан по распоряжению ГОКО № 2943сс от 24 марта 1943 г. Он заимствовал корпус и схему подвески от КВ-13, но башня и ряд внутренних агрегатов изготовлены заново. Вооружением танка являлась 76,2-мм пушка Ф-34 или ЗИС-5ИС. и два пулемета. Дополнительно был спроектирован и изготовлен также танк ИС-2, отличавшийся вооружением из 121,9-мм гаубицы У-11 в башне от опытного танка КВ-9.

Испытания танков прошли в целом успешно, но была отмечена недостаточно надежная работа двигателя, который перегревался, большое сопротивление движению на мягком грунте из-за прогиба траков в межкатковое пространство, а также отказы орудия У-11.

Ис 100

Задание на проектирование тяжелого танка прорыва, вооруженного 107-мм пушкой ЗИС-6, КБ ЧКЗ получил в апреле 1943 г. За основу была взята конструкция танка ИС-1 (Объект 233), корпус которого был удлинен на 260 мм для установки башни с кругом обслуживания 1850 мм. В ходовой части танка вернулись к шестикатковой схеме, опробованной на танках КВ. В конструкции танка широко использовалось броневое литье, позволившее создать очень плотную компоновку.

Однако пушку ЗИС-6 не удалось установить в башню приемлимых габаритов, а также обнаружились трудности с боеприпасами для нее. Поэтому на танк было решено установить 85-мм пушку с баллистикой зенитного орудия обр 1939 г.

Ис 100

Два первых эталонных танка были оснащены орудиями Д-5 (№ 1) конструкции ОКБ 9 и С-31 (№ 2) ЦАКБ. и прошли сравнительные испытания По результатам испытаний предпочтение было отдано Д-5, которое и было принято на вооружение. 4 сентября 1943 г. распоряжением ГОКО № 4043сс тяжелый танк ИС-85 был принят на вооружение и к серийному производству.

Ис 100

Ввиду недостаточной мощности 85-мм пушки, которая, к тому же, не имела в БК фугасной гранаты, многие артиллерийские КБ уже летом-осенью 1943 г. начали изучение возможности установки в башне ИС более крупнокалиберного орудия. Ж.Я.Котин выступил с инициативой по вооружению танка ИС 122-мм корпусной пушкой А-19. ОКБ № 9 произвело установку своей опытной полевой 122-мм пушки Д-2 в башню нового танка (Объект 240), который поступил на испытания 12 ноября 1943 г. Орудие получило индекс Д-25 (а также Д-2 танковая, или А-19 танковая) и было рекомендовано для принятия на вооружение.

Ис 100

Танк ИС-122 был поставлен в серию на ЧКЗ в декабре 1943 г. Серийные танки ранних выпусков отличались орудием Д-25 с поршневым затвором и дульным тормозом “немецкого типа”. С марта-апреля 1944 г. в производстве была освоена пушка Д-25Т с клиновым полуавтоматическим затвором.

В процессе серийного производства корпус танка был изменен. В августе 1944 г. в серию пошел корпус, получивший название “со спрямленным носом”, который имел повышенную бронестойкость. С весны-лета 1944 г. танк ИС-122 был переименован в ИС-2, тогда же ИС-85 стал называться ИС-1.

Ис 100

Из-за недостатка на УЗТМ (Уралмаш) жидкой брони, для танка ИС-122 был разработан бронекорпус со сварной лобовой частью. Некоторые зарубежные источники называют эту модификацию ИС-2М, но это категорически неправильно.

Ис 100

После появления ИС-122 эксперименты с другими вариантами вооружения не прекратились. Все-таки раздельное заряжание, малая скорострельность и малый возимый боекомплект побуждали конструкторов искать иные решения. 27 декабря 1943 г. вышло постановление ГОКО № 4851 о вооружении танка ИС новыми артсистемами большой мощности. В числе их были 85-мм танковая пушка большой мощности и 100-мм танковая пушка. В феврале-марте 1944 г. начались проектные работы по установке вышеназванных орудий в башне танка ИС-85.

Танк с 85-мм пушкой Д-5-85БМ был изготовлен весной 1944 г. и получил индекс ИС-3 (Объект 244), но его испытания были признаны неудачными.

Ис 100

Для создания ИС-100 были поданы 100-мм пушки Д-10 (ОКБ № 9) и С-34 (ЦАКБ). Танк, вооруженный орудием Д-10, получил индекс ИС-4 (Объект 245), а его конкурент — ИС-5 (Объект 248). Интересно отметить , что в танке ИС-5 заряжающий для удобства работы был размещен слева от орудия, а наводчик — справа, что требовало перекомпоновки всего боевого отделения.

Испытания танков продлились до осени 1944 г. и продемонстрировали некоторые преимущества орудия Д-10Т, однако до ноября 1944 г. в СССР не было освоенного в производстве бронебойного 100-мм снаряда. Кроме того, проведенные на НИБТполигоне сравнительные исследования 100-мм и 122-мм танковых пушек показали значительное превосходство орудия Д-25 при действии против танка “Пантера” на средней и большой дальности (см. также переписку по 100-мм и 122-мм танковым пушкам). Не давало применение орудия Д-10 в танке ИС и значительного выигрыша в скорострельности и возимом боекомплекте. Работы над танками ИС-4 и ИС-5 были прекращены в октябре 1944 г.

Ис 100

В июле 1943 г. КБ ЧКЗ начал разработку тяжелого танка нового поколения. Руководителем проекта был назначен Л.Троянов, а позже- М.Балжи. Проектирование танка велось под индексом “К”, но с начала 1944 г. получило индекс “Объект 701”. В марте 1944 г. проект был представлен на рассмотрение ГАБТУ и 8 апреля 1944 г. завод получил задание на изготовление опытных образцов.

Ис 100

После внесения дополнений в проект было изготовлено три образца. № 1 нес пушку Д-25, № 2 — С-34-II и № 3 — 100 мм пушку большой мощности С-34-I. Испытания танков проводились до осени 1944 г. и выявили большое количество конструктивных недоработок. Но броневая защита танка (160-мм в лобовой части) была прекрасной и выдерживала попадания всех танковых и противотанковых пушек СССР и противника в пределах курсового угла 60 град. на всех дистанциях действительного огня.

Ис 100

В сентябре-декабре 1944 г. было выпущено еще два образца танка “701” с улучшенной трансмиссией, но только в конце апреля танк был рекомендован для серийного производства под индексом ИС-4 с учетом устранения отмеченных недостатков. Но его дальнейшее развитие шло уже в послеваоенные годы.

Ис 100

13-17 ноября 1943 г. Отдел Главного Конструктора (ОГК) НКТП совместно с ВАММ им. Сталина и НАТИ под общим руководством зам. начальника ГБТУ И.Лебедева провели разработку тактико-технических требований (ТТТ) и черновое эскизное проектирование «танкосамохода прорыва большой мощности», которые в начале декабря 1943 г. попали в Челябинск.

Первоначально предполагалось изготовить танк с задним расположением боевого отделения и электромеханическим силовым агрегатом “по типу штурмового орудия Фердинанда”. Но до лета проводилось только эскизное проектрование “Объект 252” и “Объект 253”, отличавшиеся типом трансмиссии и компоновкой. К изготовлению же приняли вариант танка ИС-6 с “классической компоновкой”.

Ис 100

Летом 1944 г. танки начали изготавливать на Уралмашзаводе, т.к. ЧКЗ был загружен работами по серийным машиным и “Объекту 701”. Здесь же разработали и электромеханическую транссмиссию для танка и выпустили рабочие чертежи. Однако оба танка, поступившие на испытания уступали по броневой защите “Объекту 701”, не превосходя его в вооружении и подвижности. Танки на вооружение приняты не были.

tank.uw.ru

  Пушки большой мощности танка ИС-2

Следует подчеркнуть, что вопрос вооружения танка ИС-2 после установки 122-мм пушки не был закрыт полностью. Военных не устраивали ни низкая скорострельность, ни малый боекомплект — 28 выстрелов раздельного заряжания — нового тяжелого танка. Для сравнения: боекомплект ИС-1 состоял из 59 выстрелов, а КВ-1с — из 114. Кроме того, уже после первых столкновений ИС-2 с тяжелыми танками противника выяснилось, что штатный 122-мм остроголовый бронебойный снаряд БР-471 способен пробить лобовую броню «Пантеры» лишь с дистанции 600—700 м. Более слабая лобовая броня «Тигра» поражалась с расстояния 1200 м, но попасть с такой дистанции в немецкий танк могли только хорошо подготовленные опытные наводчики. При обстреле немецких танков мощными осколочно-фугасными гранатами ОФ-471 у них имело место растрескивание сварных швов и даже отрыв лобового листа по сварке. Первые результаты боевого использования ИС-2, подтвердившиеся, кстати сказать, и стрельбовыми испытаниями танка на полигоне в Кубинке в январе 1944 года, заставили конструкторов искать новые решения.

27 декабря 1943 года вышло постановление ГКО о вооружении танка ИС пушками большой мощности, и с февраля 1944 года началось проектирование трех машин — ИС-3, ИС-4 и ИС-5 (не путать с одноименными послевоенными танками).

Танк ИС-3 (объект 244) представлял собой опытный танк ИС №1 с установленной вместо штатного орудия Д-5Т-85 пушкой большой мощности Д-5Т-85БМ с начальной скоростью снаряда 900 м/с. Монтаж пушки никаких переделок за собой не повлек, поскольку все установочные размеры остались прежними. На объекте 244 испытывался новый ломающийся телескопический прицел ПТ-8, а также ряд опытных узлов двигателя и трансмиссии, в частности — синхронизаторы 3—4-й и 7—8-й передач, которые позволяли сократить время на их переключение и облегчали управление машиной. Испытания 244-го продолжались до конца марта 1944 года и закончились неудачей по причине недостаточной прочности ствола орудия.

Первую попытку разместить на тяжелых танках 100 мм орудие предприняли в декабре 1943 года в ЦАКБ, когда в модернизированную башню серийного танка КВ-85 установили пушку С-34. В документах эта машина иногда называлась ИС-100. Для повышения скорострельности изменили компоновку боевого отделения — командир и наводчик размещались справа, а заряжающий слева от пушки. Соответственно люк заряжающего и командирскую башенку поменяли местами. Испытания танка проходили на Гороховецком полигоне в конце января 1944 года. По их результатам отмечалось: «100 мм самоходная и танковая пушка С-34 артиллерийские полигонные испытания стрельбой в объеме 638 выстрелов и пробегом в объеме 160 км выдержала и может быть рекомендована для принятия на вооружение танков и самоходных артиллерийских установок. Испытания С-34 показали, что габариты башни танка KB с расширенным погоном допускают установку в ней ЮО-мм пушки и размещение трех человек расчета». Конструкцию С-34 доработали и изготовили еще две пушки одну для установки в ИС, вторую в СУ-85.

К 20 февраля 1944 года заводу № 100 было необходимо спроектировать и изготовить танк ИС с пушкой С-34, а к 25 февраля представить его на полигонные испытания. Постройка машины задерживалась из-за несвоевременной подачи орудия. Поэтому в НКТП приняли решение установить в серийный ИС-85 ЮО-мм пушку Д-ЮТ, разработанную на заводе № 9 на базе самоходной пушки того же калибра. В отличие от С-34 оно устанавливалось в штатную башню без особых переделок. С 12 марта по 6 апреля 1944 года танк ИС-4 (объект 245) проходил Государственные полигонные испытания, которые он не выдержал, и был возвращен на завод для доработки полуавтоматики пушки и некоторых других элементов. В результате на танк установили пушку Д-ЮТ с новой полуавтоматикой, более мощный вентилятор боевого отделения, изменили наклон боеукладки в нише башни и т.д. Пушка имела начальную скорость снаряда 900 м/с. В боекомплект входили 30 унитарных выстрелов с бронебойными и осколочно-фугасными снарядами массой 15,6 кг.

Пушка С-34 поступила с завода № 92 на завод № 100 не 20 февраля, как это предусматривалось планом, а лишь в начале апреля 1944 года. Затянулось и изготовление новой башни. В отличие от своего конкурента, ИС5 имел перевернутую маск-установку, из-за необходимости размещения наводчика справа. На правую сторону башни была перенесена и командирская башенка с рабочим местом командира танка. Заряжающий в этой машине располагался слева от орудия. Помимо трех членов экипажа в башне планировалось разместить также механический досылатель, а впоследствии установить стабилизатор прицела. В результате всех этих доводок тяжелый танк ИС-5 (объект 248) был изготовлен заводом № 100 только в июне 1944 года.

С I по 6 июля на Гороховецком полигоне проходили совместные испытания танков ИС-4 и ИС-5, в ходе которых военные отвергли первый и предложили доработать второй. К октябрю в башне ИС-5 появился досылатель и прицел, стабилизированный в вертикальной плоскости. Боекомплект довели до 39 выстрелов. Место командира перенесли еще дальше к правому борту, дабы откатывающаяся при выстрелах казенная часть пушки не могла его задеть. Испытания подтвердили значительно возросшие

боевые качества танка. По скорострельности он значительно превосходил все известные тяжелые танки, не было ему равных и по бронепробиваемости снарядов и точности стрельбы с хода. Однако развертывание серийного производства тяжелого танка со 100-мм пушкой сочли нецелесообразным. Конструкторам-артиллеристам было предложено разработать для 122-мм пушки Д-25Т новый снаряд с большей бронепробиваемостью. Такой снаряд, бронебойный тупоголовый с баллистическим наконечником БР-471Б,появился весной 1945 года, но в боекомплекты тяжелых танков начал поступать практически уже после войны.

Впрочем, с осени 1944 года вопрос об увеличении бронепробиваемости снарядов отпал сам собой. Пушка Д-25Т внезапно начала прекрасно поражать немецкие танки. В донесениях из частей встречались описания случаев, когда 122-мм снаряд БР-471, пущенный с дистанции более 2500 м, рикошетируя от лобовой брони «Пантеры», оставлял в ней громадные проломы. Это объяснялось тем, что с лета 1944 года немцы, ввиду острого недостатка марганца, начали использовать высокоуглеродистую броню, легированную никелем и отличавшуюся повышенной хрупкостью, особенно в местах сварных швов.

__________________________________________________________________
Источник данных: Журнал «Бронеколлекция» М.Братинский (1998. — № 3)

 

ww2history.ru

САУ СУ-100. ТТХ. Вооружение. Размеры. Снаряды. Вес. Скорость

САУ СУ-100 - самоходно-артиллерийская установка Красной Армии

Конструктивно средняя противотанковая самоходная установка СУ-100 была во многом аналогична более ранней СУ-85. Основные отличия между двумя этими машинами касались только в типе артиллерийской системы и связанных с неё доработок корпуса. Ходовая часть СУ-100, полностью заимствованная от СУ-85, включала следующие компоненты (применительно на один борт):
— пять опорных катков диаметром 830 мм с резиновыми бандажами и индивидуальной пружинной подвеской;
— переднее направляющее колесо, литое, с кривошипным механизмом натяжения гусениц;
— заднее ведущее колесо с шестью роликами для зацепления с гребнями гусеничных траков;
— гусеница состояла из 72 литых стальных траков шириной 500 мм и шагом 172 мм (36 с гребнем и 36 без гребня), полная масса гусеницы — 1150 кг.

САУ СУ-100 — видео

Из-за возросшей массы толщину пружин подвески увеличили с 30 до 34 мм. В остальном элементы ходовой части изменений не претерпели и были полностью взаимозаменяемы с танками Т-34 и самоходками СУ-85. Корпус имел сварную конструкцию и собирался из листов катаной броневой стали. Конструктивно он состоял из днища, носовой и кормовой частей, бортов, крыши боевого отделения и крыши моторно-трансмиссионного отделения. Бронирование самоходки было дифференцированным. Носовая часть корпуса имела клиновидную форму и была образована двумя наклонными броневыми листами. Верхний бронелист толщиной 75 мм устанавливался под углом 50°. В нем со смещением к правому борту был сделан вырез под установку орудия, слева находился люк закрываемый броневой крышкой с двумя смотровыми приборами. Нижний лобовой бронелист имел толщину 45 мм и устанавливался под углом 55°. К нему приварилось два буксировочных крюка.

Советские самоходные установки СУ-100 во дворе завода «Уралмаш» перед отправкой на фронт.

Советские самоходные установки СУ-100 во дворе завода «Уралмаш» перед отправкой на фронт.

Борта и корма рубки также имели небольшой наклон, но толщина брони ограничивалась 45 мм. Здесь же крепились десантные поручни, кронштейны наружных баков и бонки крепления запасных частей и принадлежностей. Вдоль бортов располагались надгусеничные полки, заканчивающиеся грязевыми “крыльями”. На полках устанавливались ящики ЗИП, по одному слева спереди и сзади справа. Крыша боевого отделения выполнялась из цельного листа брони толщиной 20 мм в котором монтировались: колпак стопора пушки, двухстворчатый люк панорамы, двухстворчатый посадочный люк (Г-образной формы), командирская башенка, вытяжной вентилятор со сферическим бронеколпаком. В нижней части корпуса, выполненной из бронелиста толщиной 20 мм, находились отверстия под кронштейны крепления опорных катков, натяжных и ведущих колес. К кормовой части бронелиста приваривался картер бортовой передачи.

Моторно-трансмиссионное отделение СУ-100 было защищено броневой коробкой, состоящей из двух кормовых бронелистов толщиной 45 мм, двух наклонных бортовых и трех верхних бронелистов. Хотя толщина бортовых листов МТО была аналогичной боевому отделению их угол установки был увеличен. В верхних боковых бронелистах были сделаны вырезы для продольных жалюзи и трех лючков, предназначенных для доступа к маслобаку и и шахтам подвески четвертого и пятого катков. Сверху боковые листы закрывались выпуклыми бронеколпзками с сетками для прохода воздуха к жалюзи. Трансмиссионное отделение имело откидную выпуклую крышку из листового металла с пятью окнами, закрытыми сеткой. К нижнему кормовому бронелисту монтировались картеры боковых передач, два буксирных крюка и две петли верхнего откидного листа. Верхний бронелист был откидным и имел в центре люк с крышкой, а по бокам были сделаны вырезы с бронеколпаками для выхлопных труб.

Колонна советских средних САУ СУ-100

Колонна советских средних САУ СУ-100

 

Днище корпуса было “наборным” и собиралось из четырех листов брони толщиной 20 мм, соединяемых сварными швами с усиленными накладками. В средней части днища справа был сделан аварийный люк (крышка открывалась вниз-вправо). Самоходка оборудовалась тем же двигателем, что и её предшественники. В МТО устанавливался 12-цилиндровый 4-тактный бескомпрессорный дизель В-2-34 номинальной мощностью 450 л.с. при 1700 обмин. Эксплуатационная мощность составляла 400 л.с. при 1700 обмин., максимальная – 500 л.с. при 1800 обмин. Для очистки воздуха поступавшего в цилиндры двигателя использовался воздухоочиститель “Мультициклон”. Запуск двигателя мог производится электростартером СТ-700 мощностью 15 л.с. или сжатым воздухом, для чего имелось два баллона в отделении управления. Обычно для В-2-34 использовалось дизельное топливо ДТ, но также допускалось использование газойля марки “Э” по ОСТ 8842. Основной запас горючего находился в 400-литровом топливном баке размещенном в кормовой части корпуса. Топливо подавалось к двигателю с помощью насоса НК-1. На бортах МТО могли крепиться 95-литровые запасные топливные баки. Система смазки была циркуляционной и под давлением от шестеренчатого трехсекционного масляного насоса. Ёмкость маслобаков составляла 80 литров. Система охлаждения – жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией. По обе стороны двигателя монтировались два трубчатых радиатора ёмкостью 95 литров наклоненных в его сторону.

Трансмиссия самоходки СУ-100 не отличалась от танковой и состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения, ручной 5-скоростной коробки передач (с постоянным зацеплением шестерен), многодисковых бортовых фрикционов, одноступенчатых бортовых передач и плавающих ленточных тормозов.

СУ-100 - самоходно-артиллерийская установка Красной Армии

Электрооборудование было выполнено по одноприводной схеме с напряжением в сети 12 и 24В. В его состав входил генератор ГТ-4563А мощностью 1кВт и четыре аккумуляторные батареи 6-СТЭ-128 ёмкостью 128 Ач каждая. К потребителям электрической энергии относились стартер СТ-700 с пусковым реле для пуска двигателя, два мотор-вентилятора МВ-12, обеспечивавших вентиляцию боевого отделения, приборы наружного и внутреннего освещения, сигнал ВГ-4 для наружной звуковой сигнализации, электрический спуск ударного механизма пушки, обогреватель защитного стекла прицела, электрозапал дымовых шашек, радиостанция и внутреннее переговорное устройство, аппараты телефонной связи между членами экипажа. На СУ-100 ранних выпусков устанавливалась коротковолновая приемо-передающая симплексная радиостанция 9-РС или 9-РМ, обеспечивавшая связь на дистанции до 25 км. Для связи между членами экипажа использовалось внутреннее переговорное устройство ТПУ-3-бис-Ф.

Вооружение СУ-100 состояло из 100-мм пушки Д-10С образца 1944 года с длиной ствола 56 калибров. Полная масса составляла 1435 кг. Орудие имело углы горизонтального наведения в пределах 16° и вертикального от -3° до +20°. Максимальная длина отката при выстреле не превышала 570 мм. Основной спусковой механизм был электрическим, но имелся также механический ручной. В комплекте с пушкой Д-10С устанавливались телескопический шарнирный прицел ТШ-19 (для стрельбы прямой наводкой), а также боковой уровень и панорама (для стрельбы с закрытых позиций). Практическая скорострельность орудия 5-6 выстрелов в минуту. Пушка монтировалась в вырезе лобового бронелиста и защищалась неподвижной бронировкой сложной формы, которая крепилась к корпусу болтами. Снаружи установка пушки защищена подвижной броневой сферической маской.

СУ-100 - самоходно-артиллерийская установка Красной Армии

Боеприпасы САУ СУ-100

Боекомплект орудия состоял из 33 выстрелов, размещенных на стеллажах в задней части (8) и с левого борта (17) боевого отделения, а также на полу справа (8). Номенклатура боеприпасов для Д-10С оказалась весьма широкой, особенно ближе к кону войны. В её состав вошло шесть типов выстрелов:

Бронебойные снаряды

— УБР-412 – унитарный патрон с бронебойно-трассирующим остроголовым снарядом БР-412 и взрывателем МД-8

— УБР-412Б – унитарный патрон с бронебойно-трассирующим тупоголовым снарядом БР-412Б и взрывателем МД-8

— УД-412 – унитарный дымовой выстрел массой 30,1 кг со взрывателями РГМ, РГМ-6, В-429

— УД-412У – унитарный дымовой выстрел массой 30,1 кг со взрывателем В-429

— УБР-421Д – унитарный патрон с бронебойно-трассирующим снарядом с баллистическим бронебойным наконечником БР-412Д

— УБК9 – унитарный патрон с кумулятивным снарядом БК5М

— Унитарный патрон с бронебойно-подкалиберным снарядом.

Последние три типа снарядов появились в боекомплекте СУ-100 только после окончания войны, так что после 1945 года стандартная комплектация включала 16 осколочно-фугасных, 10 бронебойных и 7 кумулятивных выстрелов. Таким образом, самоходная установка СУ-100 являлась больше многофункциональным штурмовым орудием, чем специализированным противотанковым средством.

Осколочно-фугасные снаряды

— УО-412 – унитарный патрон с осколочной морской гранатой О-412 и взрывателем РГМ
— УОФ-412 – унитарный патрон с осколочно-фугасной гранатой ОФ-412 и взрывателем РГМ
— УОФ-412У – унитарный патрон с осколочно-фугасной гранатой ОФ-412 с уменьшенным зарядом и взрывателем РГМ

Дополнительно в боевом отделении укладывались два 7,62-мм пистолета-пулемета ППШ с боекомплектом 1420 патронов (20 дисков), 4 противотанковых гранаты и 24 ручные гранаты Ф-1. Для постановки дымовой завесы на поле боя на корме машины устанавливались две дымовых шашки МДШ, поджиг которых производил заряжающий с помощью включения двух тумблеров на щитке МДШ, установленного на моторной перегородке.

СУ-100 - самоходно-артиллерийская установка Красной Армии

Приборы наблюдения были немногочисленны, но весьма удачно размещены на корпусе самоходки. Водитель в походном положении вёл машину с открытым люком, а в боевом использовал оптические смотровые приборы с броневыми крышками. В командирской башенке, располагавшейся по правому борту, имелось пять смотровых целей с бронестеклами. На крыше монтировался прибор наблюдения МК-4.

Стандартная окраска СУ-100 была защитно-зеленой по всем поверхностям. На бортах боевой рубки белой краской наносились трехзначные номера и опознавательный знак части. В зимний период самоходки окрашивались легкосмываемой белой краской. Иногда на крыше и бортах рубки могли наноситься знаки для опознавания с воздуха. Это могли быть круги и полосы, но в одном из случаев имело место использование белых крестов. На бортах допускалось нанесение надписей и лозунгов, например: “Советский старатель”, “За Родину” и т.д.

Боевое применение САУ СУ-100 в Венгрии

Первой важной битвой в длинном боевом пути СУ-100 стала операция по уничтожению войск противника в районе Будапешта. Поздней сенью 1944 года советским войскам удалось блокировать город, но находившая в “кольце” немецко-венгерская группировка была очень сильна. Пришлось перебрасывать резервы – в декабре в распоряжение командования 3-го Украинского фронта прибыл 1-й гвардейский танковый корпус И.Н.Руссиянова. Любопытно, что это подразделение было создано из остатков частей 100-й стрелковой дивизии (!), фактически в одиночку оборонявшей Минск тремя годами ранее. За это время корпус несколько раз убывал на переформирование и перед отправкой в Венгрию получил весьма разношерстный состав. Соединению Руссиянова достались как сравнительно новые Т-34, так и “поношенные” М4А2 “Sherman”, переданные из других подразделений. Для усиления корпуса в его состав ввели сразу три самоходно-артиллерийских полка оснащенных 59 новейшими СУ-100. Выгрузившись на восточном берегу Дуная командование поручило самоходчикам вести наступление в район Бичке, пока противник не успел там закрепиться. В течении 4 января экипажи трех полков СУ-100 и пехотные подразделения обошли с фланга 93-ю стрелковую дивизию немцев и устремились в тылы противника. Населенный пункт был занят советскими войсками, которые перешли к обороне в ожидании контрудара. Поскольку его направление оставалось неизвестным силы полков сильно растянули по фронту. К утру 6-го января два полка СУ-100 передали в оперативное подчинение 18-го тк, сильно пострадавшего в недавних боях у селения Байна. Боевое крещение “соток” состоялось 7-го января под Жамбеком.
В этот день немцам удалось продавить оборону 49-го стрелковой дивизии, соединения которой начали отступать. Оставшись наедине с противником экипажи 382-го сап были вынуждены отбиваться всеми имеющимися средствами. Немецкое наступление было остановлено дорогой ценой – было уничтожено 9 и подбито ещё 2 самоходки.

Советская САУ СУ-100, подбитая в ходе боев в Венгрии. На втором плане танк вермахта Pz.Kpfw.V «Пантера».

Советская САУ СУ-100, подбитая в ходе боев в Венгрии. На втором плане танк вермахта Pz.Kpfw.V «Пантера».

 

Впрочем, самое ожесточенное сражение, вылившееся во встречный танковый бой, разгорелось 9-го января под Замолем. Получив приказ контратаковать противника части 1-го гв. бригада напоролись на сильную противотанковую оборону. Около полудню в районе Дьюлы немцы ввели в бой значительные танковые, что привело к обоюдным большим потерям – за этот день бригада потеряла 18 танков (в основном “Sherman”) и более 600 человек личного состава.

Далее 382-й полк был передан в подчинение 21-й стрелковой дивизии и принял участие в обороне Секешфехервара, а самоходки 1-й гв.бригады, в составе двух батарей, отправили к Барачке и Фельше-Бельше. Именно здесь гвардейцы были атакованы танковыми соединениями дивизий SS “Viking” и “Totenkompf”. Противник у СУ-100 был более чем достойный – помимо различных StuG и Pz.IV немцы ввели в бой тяжелые танки Pz.VI “Tiger” и Pz.VI “Konigtiger”. Противнику удалось вбить “клин” в порядки двух кавалерийских дивизий, практически не имевших танков, и пробиться к Барачке. Утром 24-го января вермахт перешел в генеральное наступление с участием сразу трех танковых дивизий IV корпуса, но успеха не имел и на этом атака выдохлась.

В общей сложности, в период с 19 по 25 января (за время операции “Conrad II”) 1-я гвардейский механизированный корпус потерял 54 “американца” и 17 СУ-100. Начало для “соток” вроде бы выглядело не очень радужным, но не надо забывать, что в ряде случаев самоходки использовались в качестве штурмовых орудий и действовали без поддержки пехоты и танков.

В связи с обострением обстановки командование фронтом 25 января ввело в сражение последние резервы, включая 145-й сап оснащенный СУ-100. Фронт удалось стабилизировать к 30 января, после чего начался разгром оставшихся сил противника. Штурм Будапешта завершился 15 февраля, когда остатки IX горного корпуса SS пошли на прорыв и даже смогли добиться некоторых успехов. Правда, из 28.000 немецких и венгерских солдат к своим сумели пробиться около 800. Однако, битва на венгерской земле на этом не закончилась.

СУ-100 - самоходно-артиллерийская установка Красной Армии

Для разгрома оставшихся немецко-венгерских сил советское командование спланировало операцию и озера Балатон. Хотя бронетанковые войска РККА тоже понесли сильные потери их ударный потенциал был всё ещё сильным. При проведении Балатонской операции отличились 207-я, 208-я и 209-я самоходно-артиллерийские бригады, которые до этого числились в резерве. К 10 марта общее количество СУ-100 составляло уже 188 машин за вычетом потерь.

Оборонительное сражение развивалось успешно для советских войск, но обе стороны несли значительные потери. Командование 28-й армии вынуждено было перебросить на передний край фронта 208-ю бригаду, передав её в подчинение 135-й стрелковому корпусу, но эта мера явно запоздала. Самоходки получили приказ выдвигаться утром 9 марта двумя полками в район Надьхерчек – Дег, а третий полк оставили в армейском резерве в районе Шар. Подготовка к маршу практически не велась, поэтому на шоссе Цеце — Секешфехервар 1068-й полк попал под удар прорвавшихся немецких танков и потерял 14 из 21 самоходок.

В аналогичной ситуации месяцев позже оказался другой полк воевавший в Словакии. Сейчас широко известна послевоенная фотография с тремя сгоревшими СУ-100 на дороге под Брно. Все самоходки были подбиты огнем единственной немецкой противотанковой САУ, стрелявшей из засады. Это лишний раз доказывало, что даже поверженного врага не стоило сбрасывать со счетов и перед маршем стоило провести разведку. С другой стороны, бронирование СУ-100 явно не выдерживало огня из 75-мм и 88-мм противотанковых орудий.

САУ СУ-100 лейтенанта Алферова в засаде. Район озера Веленце.

САУ СУ-100 лейтенанта Алферова в засаде. Район озера Веленце.

 

Отыграться за этот проигрыш тогда не удалось. Всего же, за 8-9 марта, 208-я бригада подбила и уничтожила 14 вражеских танков и САУ, а также 33 бронетранспортеров. Собственные боевые потери составили 12 самоходок, 8 из которых сгорели.
В течении 10-го марта, отражая контратаку сил противника, существенный урон ему нанесли экипажи 1951-го и 1953-го полков. Так, СУ-100 под командира батареи старшего лейтенанта А.Кочерги, а также боевые машины младших лейтенантов Ворожбицкого и Самарина, подбили и сожгли по три немецких танка и САУ. На другом участке фронта батарея 1952-го полка под командованием капитана Васильева подбила три “королевских тигра” не понеся собственных потерь.

В тот же день 1953-й полк был передан 5-му кавалерийскому корпусу и получил задачу организовать засаду и уничтожить немецкие войска, пытавшиеся прорваться из окружения в районе Шимонторниа. Замаскировав свои машины в лесу, через которые готовились провести атаку немцы, экипажи организовали скрытые огневые позиции. Утром 11 марта в атаку пошли 14 немецких танков, включая тяжелые. По сигналу САУ вышли на позиции и открыли огонь с дистанции 1500 метров. Несмотря на большое расстояние сразу немцы потеряли три танка и вынуждены были прекратить атаку.

Действия экипажей самоходок заслужили самой высокой оценки, однако в виду больших потерь в танках, доходивших к концу Балатонской операции до 50-70%, в течении 11-12 марта батареи СУ-100 использовались по несвойственному им предназначению – непосредственной поддержки пехоты. Результат был вполне ожидаемым и привел к утрате нескольких десятков машин, большая часть из которых не подлежала восстановлению. Достаточно сказать, что в 208-й сабр, по состоянию на 5 марта, находилось 63 “сотки”, но к 16 марту их число уменьшилось до 23.

Подбитый в борт Pz.Kpfw VI Ausf. B «Тигр II»

Подбитый в борт Pz.Kpfw VI Ausf. B «Тигр II», тактический номер 331, командира 3-й роты Рольфа фон Вестернхагена 501-го батальона тяжелых танков , действовавшего в составе 1-го танкового корпуса СС. Подбит батареей СУ-100 под командованием капитана Васильева (1952-й самоходно-артиллерийский полк). На борту виден номер (93) советской трофейной команды. Венгрия, район озера Балатон.

 

Главным результатом сражения в Венгрии стало закрепление практики засад, реализация которой началась ещё в 1944 году с применением СУ-85. Как правило, батарея “соток” маскировалась в лесу или на обратных склонах гор, а огневые позиции устраивались в 100-200 метрах впереди. Рядом оборудовался наблюдательный пост, на котором находился офицер и командирская СУ-76 и Т-34. При появлении противника самоходки делали несколько выстрелов и уходили к укрытиям, не давая противнику обнаружить себя. В случае, если среди атаковавших поднималась паника, “расстрел” велся дальше. Обычно же СУ-100 открывали огонь с дистанции 1000-1300 метров, причем снаряды выпущенные из пушки Д-10С часто накрывали цель с первого раза. Для средних танков типа Pz.IV это заканчивалось частичным разрушением корпуса, а в броне “пантер” и “тигров” возникали большие проломы.

В отчете о боевых действиях в оборонительных боях под Будапештом отмечалось, что самоходки СУ-100, при чуть больших габаритах, имеют существенное преимущество перед СУ-85 по огневой мощности. Хотя скорострельность Д-10С в боевых условиях составляла 3-4 выстрела в минуту (5-6 у пушки Д-5С-85) масса выстрела заметно компенсировала это отставание. Также было отмечено, что “лобовая часть СУ-100 для легкой и средней артиллерии неуязвима, для тяжелых танков и артиллерии калибра 88-мм лобовая броня недостаточна, очень хрупкая”. Из недостатков нарекания поступали в адрес тугой работы механизмов наведения пушки и большая уязвимость прицельных приспособлений. Кроме того, высказывалось пожелание оснастить СУ-100 пулеметов, как это делалось на тяжелых ИСУ-152. В итоговом заключении указывалось, что 100-мм самоходки являются “самыми эффективными средствами борьбы с тяжелыми танками противника”.

Советская САУ СУ-100, подбитая и сгоревшая в чешском городе Брно (Brno) на улице Údolní.

Советская САУ СУ-100, подбитая и сгоревшая в чешском городе Брно (Brno) на улице Údolní.

 

Тактико-технические характеристики СУ-100

— Компоновочная схема: боевое и управления отделения спереди, моторно-трансмиссионное сзади
— Годы производства: 1944—1956
— Годы эксплуатации: с 1944
— Количество выпущенных, шт.: 4976

Экипаж: 4 человека

Вес СУ-100

— Боевая масса, т: 31,6

Габаритные размеры СУ-100

— Длина корпуса, мм: 6100
— Длина с пушкой вперёд, мм: 9450
— Ширина, мм: 3000
— Высота, мм: 2245
— Клиренс, мм: 400

Бронирование СУ-100

— Тип брони: стальная катаная и литая, гомогенная
— Лоб корпуса (верх), мм/град.: 75 / 50°
— Лоб корпуса (низ), мм/град.: 45 / 55°
— Борт корпуса (верх), мм/град.: 45 / 40°
— Борт корпуса (низ), мм/град.: 45 / 0°
— Корма корпуса (верх), мм/град.: 45 / 48°
— Корма корпуса (низ), мм/град.: 45 / 45°
— Днище, мм: 20
— Крыша корпуса, мм: 20
— Маска орудия, мм/град.: 40—110
— Борт рубки, мм/град.: 45 / 0—20°
— Корма рубки, мм/град.: 45 / 0°
— Крыша рубки, мм/град.: 20

Вооружение СУ-100

— Калибр и марка пушки: 100-мм Д-10С обр. 1944 года
— Тип пушки: нарезная
— Длина ствола, калибров: 56
— Боекомплект пушки: 33
— Углы ВН, град.: −3…+20°
— Углы ГН, град.: ±8°
— Прицелы: телескопический шарнирный ТШ-19, панорама Герца, боковой уровень.

Двигатель СУ-100

— Тип двигателя: V-образный 12‑цилиндровый дизельный жидкостного охлаждения
— Мощность двигателя, л. с.: 520

Скорость СУ-100

— Скорость по шоссе, км/ч: 50
— Скорость по пересечённой местности, км/ч: 20

— Запас хода по шоссе, км: 310
— Запас хода по пересечённой местности, км: 140

— Удельная мощность, л. с./т: 16,4
— Удельное давление на грунт, кг/см²: 0,80

— Преодолеваемый подъём, град.: 35°
— Преодолеваемая стенка, м: 0,73
— Преодолеваемый ров, м: 2,5
— Преодолеваемый брод, м: 1,3

 

oruzhie.info

В продолжение вчерашнего: http://mihalchuk-1974.livejournal.com/77105.html

ДОКУМЕНТ №1

УСТАНОВКА НА ТАНКАХ ИС 100-ММ ПУШКИ Д-10Т (ПИСЬМО 1)

Копия
Сов. Секретно
Экз. №____

Малышеву (созыв)
Устинову
Федоренко
Яковлеву
Кирпичникову
Борисову
Петросьянцу
Ванникову

Составьте совместное предложение для доклада тов. Сталину. Срок три дня Л.Берия 3.VIII.44 г.

Товарищу БЕРИЯ Л.П. По установке на танках ИС 100 мм пушки Д-10Т, конструкции завода № 9 НКВ

С 1 по 6 июля с.г. на Гороховецком полигоне ГАУ КА были проведены повторные испытания танка ИС, вооруженного 100 мм пушкой Д-10Т завода № 9 НКВ (конструктор т. Петров).

100 мм пушка Д-10Т завода № 9 НКВ, установленная в танк ИС , полигонные испытания выдержала, и по заключению комиссии, проводившей испытания танка, может быть рекомендована для принятия на вооружение Красной Армии.

Установка 100 мм пушки завода № 9 в танк ИС дает следующие преимущества по сравнению с ныне устанавливаемой в танк ИС пушкой 122 мм Д-25:

1. Прицельная скорострельность 100 мм пушки из танка ИС достигает от 5 до 8 выстрелов в минуту против 2-3 выстрелов из 122 мм пушки Д-25.

2. Возимый в танке боекомплект снарядов для 100-мм пушки 29 шт. выстрелов против 28 шт. для 122 мм пушки Д-25

3. Отсутствие дульного тормоза на 100 мм пушке улучшает условия стрельбы и работу наводчика — стреляющего, по сравнению с 122 мм пушкой Д-25.

4. Вес танка ИС со 100 мм пушкой на 500-600 кг меньше, чем со 122 мм пушкой. Эта экономия в весе может быть использована для увеличения толщины брони жизненно важный частей танка (носа, башни, баков).

5. В связи с меньшими габаритами казенной части 100 мм пушки, условия работы для экипажа танка ИС при установке 100 мм пушки улучшатся.

В это же время бронепробиваемость 100 мм пушки Д-10Т на дистанции танкового боя (до 2000 метров) не только не уступает, но дает даже некоторые преимущества перед 122 мм пушкой Д-25.

Учитывая все изложенное выше и особенно хорошую скорострельность 100 мм пушки и увеличение боекомплекта, что серьезно улучшит боевую мощь танка ИС, считаю необходимым начать с сентября-октября т.г. устанавливать 100-мм пушки Д-10Т вместо 122 мм пушек Д-25.

Ни у Наркомтанкпрома ни у НКВ эта мера не встретит сколько нибудь серьезных трудностей.

Прилагаю 2 фото танка ИС со 100 мм пушкой Д-10Т

Жду Ваших указаний.

В.Малышев 8.VIII. 1944 г.

На документе стоит надпись от руки: «в настоящее время боекомплект танка ИС с пушкой Д-25 составляет 28 выстрелов. Ж.Котин»

ДОКУМЕНТ №2

УСТАНОВКА НА ТАНКАХ ИС 100-ММ ПУШКИ Д-10Т (ПИСЬМО 2)

Сов.секретно

Народному Комиссару Вооружения Союза ССР
товарищу УСТИНОВУ Д.Ф.

По Вашему поручению докладываем по вопросу замены в танке «ИС» пушки Д-25 на пушку Д-10Т:

1. Учитывая большую скорострельность Д-10 по сравнению с Д-25 в основном благодаря унитарному патрону замена целесообразна, однако только при условии наличия отработанного бронебойного снаряда, равноценного по пробиваемости брони со снарядом Д-25.

Мы на сегодня не имеем данных о наличии такого снаряда в производстве.

2. Считаем необходимым сохранить пушку Д-25 в тяжелом танке ИС-2. Последние испытания на АНИОПе дали скорострельность в 4-6 выстрелов в минуту — результаты хорошие.

3. Завод в августе-сентябре заканчивает всю подготовку производства по Д-10Т.

4. В октябре — ноябре месяцах производство может быть переведено целиком на систему Д-10Т вместо Д-25.

На октябрь месяц можно определить выпуск Д-10Т — 150 шт., в ноябре — 250 шт.

5. Для обеспечения этой программы заводу требуется дополнительно к полной реализации решения ГОКО по Д-10Т — 4 обдирно-токарных станка 600х6000 двухсуппортных и два вертикально-фрезерных станка №6.

Производство Д-25С следует с октября передать с завода №9 на завод №75 или №221.

Подписали:
Мирзаханов
Гонор
Фраткин
Рыжков
Петров

Верно: (подпись) 8.VIII 1944

ДОКУМЕНТ №3

УСТАНОВКА НА ТАНКАХ ИС 100-ММ ПУШКИ Д-10Т (ПИСЬМО 3)

Сов.Секретно

Товарищу БЕРИЯ Л.П.

В соответствии с Вашим указанием по вопросу установки на танках ИС 100мм пушки Д-10Т, конструкции завода №9 НКВ имею сообщить Вам следующее:

1. В настоящее время танки ИС, вооруженные 122-мм пушкой успешно отражают контратаки вражеских танков всех типов на всех дистанциях танкового боя (т.е. до 1500 м).

2. Вооружение части танков ИС 100 мм пушкой Д-10Т неизбежно создаст трудности со снабжением танковых полков прорыва.

3. Замена на части танков ИС 122 мм пушек Д-25 на пушки 100 мм калибра скажется отрицательно на огневой мощи тяжелого танка при борьбе с вражеской живой силой и долговременными укреплениями, так как могущество осколочного и фугасного действия 100 мм пушки значительно снижено по сравнению со 122 мм пушкой Д-25.

4. Боекомплект 122 мм танковой пушки Д-25 составляет 28 выстрелов, а 100 мм пушки Д-10 — 29 выстрелов. Таким образом, значительного увеличения боекомплекта не произойдет.

5. Заряжающему в условиях боя трудно обеспечить быстрое заряжание удлиненных патронов калибра 100 мм. Кроме того, при ведении интенсивного огня из полуавтоматической пушки большого калибра произойдет быстрая загазованность боевого отделения танка, что потребует на время прекратить стрельбу. Так что в данном вопросе реальная скорострельность пушки Д-10 будет значительно снижена по сравнению с данными полигона.

Исходя из сказанного выше считаю нецелесообразной в настоящее время замену танковых пушек Д-25 на 100 мм пушки Д-10 завода №9.

Федоренко

6.VIII.1944 г.

Источник http://tank.uw.ru/archive/perepiska/index.khtml

mihalchuk-1974.livejournal.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.