Двухбашенный т 26

Двухбашенный т 26

В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) от 15 июля 1929 года «О состоянии обороны СССР» советские конструкторы приступили к разработке основного танка общевойсковых соединений — легкого, дешевого в производстве и простого в обслуживании. Образцом для этого послужил приобретенный в 1930 году закупочной комиссией Управления механизации и моторизации РККА, во главе с его во главе с начальником И. А. Халепским,  английский легкий танк «Виккерс 6-тонный» (Vickers Mk. Е mod. A). Вместе с этим танком у фирмы Vickers-Armstrong была закуплена и лицензия на его производство.

В течение 1930 года вся техническая документация на производство легкого танка, получившего в СССР обозначение «В-26» была отработана в ГКБ  Оружейно-пулеметного объединения под руководством С.П. Шукалова и В.И. Заславского.

13 февраля 1931 года постановлением Реввоенсовета СССР на вооружение Красной армии был принят новый легкий двухбашенный танк под индексом «Т-26» в качестве основного танка сопровождения общевойсковых частей и соединений, а также танковых и механизированных частей РГК.


оизводство танков Т-26 было развернуто на ленинградском заводе «Большевик» (бывшем Обуховском заводе), уже имевшем опыт танкостроения. Проектные работы по подготовке его серийного производства, как, впрочем, и все дальнейшие работы по модернизации танка, проводились под руководством С.А.Гинзбурга. Для выполнения большой программы производства этих танков из завода «Большевик» были выделены цеха, выпускавшие танки, и из них образован самостоятельный завод № 174 имени К.Е. Ворошилова, выпускавший в кооперации с 15 предприятиями-смежниками танк Т-26, в том числе: Ижорским заводом (броневые корпуса и башни); заводом «Красный Октябрь» (коробки передач и карданные валы); заводом «Красный Путиловец» (ходовая часть); заводом «Большевик» (полуфабрикаты двигателей); заводом № 7 (котельно-жестяные изделия) и другими.

Конструкция легкого двухбашенного танка Т-26 была разработана в КБ Ленинградского завода № 174 им. Ворошилова под руководством Н.В. Барыкова, М.А. Зигеля и П.Н. Сячинтова по образцу английского танка «Виккерс 6-тонный».  Т-26 сохранил компоновочную схему корпуса прототипа — английского танка «Виккерс 6-тонный». Машина имела, в отличие от классической компоновки, переднее расположение трансмиссионного отделения, среднее — совмещенного отделения управления и боевого отделения и кормовое — моторного.


кая компоновка позволила уменьшить длину корпуса, обеспечить хороший обзор местности перед танком из отделения управления и небольшое непростреливаемое пространство в направлении движения вперед. Однако увеличилась высота машины и повысилась вероятность поражения ведущих колес. Экипаж танка состоял из трех человек: механика-водителя, стрелка левой башни и командира танка, выполнявшего также функции стрелка правой башни.  Корпус и башня каркасные, бронирование противопульное. Клепаный корпус танка имел коробчатое сечение. Броневые катаные листы толщиной 8 — 15 мм соединялись заклепками. Механик-водитель располагался в передней части корпуса у правого борта. Для его посадки и высадки служил люк в корпусе с двухстворчатой крышкой. В передней части надгусеничных полок устанавливались козырьки, защищавшие смотровые приборы от грязи и снега. Для буксировки танка в лобовой и кормовой частях корпуса крепились буксирные петли. На подбашенной коробке с вертикальным лобовым листом на шариковых опорах размещались две башни цилиндро-ступенчатой формы. В каждой из них предусматривалось место для одного члена экипажа.

Вооружение состояло из двух 7,62-мм танковых пулеметов ДТ, установленных в шаровой установке в маске каждой башни. Боекомплект состоял из 6489 патронов в 103 дисковых магазинах. Башни могли поворачиваться независимо друг от друга на 270°, в переднем и заднем секторах (по 100°) из них можно было вести огонь по одной цели.


ворот башен производился с  помощью самотормозящегося механизма поворота, расположенного под левой рукой стрелка. На крыше каждой башни имелся люк для посадки членов экипажа. В качестве приборов наблюдения в боевой обстановке использовались смотровые щели со стеклоблоками, установленные в корпусе и башнях. Основными средствами внешней связи у линейных танков служили сигнальные флажки. Для внутренней связи имелось танковое переговорное устройство на два абонента ТПУ-2.

На танке устанавливался 4-цилиндровый карбюраторный рядный танковый двигатель воздушного охлаждения с горизонтальным расположением цилиндров, мощностью 90 л.с., что позволяло машине развивать неплохую для того времени скорость — до 30 км/ч. Двигатель располагался продольно в кормовой части корпуса маховиком в сторону носовой части. Карданный вал, соединявший трансмиссию и двигатель машины, проходил через боевое отделение танка. Механическая трансмиссия состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения, смонтированного на коленчатом валу двигателя, механической ступенчатой коробки передач (имевшей пять передач переднего и одну заднего хода), соединявшейся с главным фрикционом карданным валом, двух бортовых многодисковых фрикционов сухого трения с ленточными тормозами (механизмов поворота) и двух одноступенчатых бортовых передач. Механизм поворота обеспечивал поворот машины с минимальным радиусом, равным ширине колеи машины (2,18 м). Гусеничный движитель состоял (применительно к одному борту) из мелкозвенчатой гусеничной цепи цевочного зацепления с открытым шарниром, восьми сдвоенных опорных и четырех сдвоенных поддерживающих катков, направляющего колеса с механизмом натяжения гусеничной цепи и ведущего колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами.


орные и поддерживающие катки имели наружную амортизацию в виде резиновых бандажей. Подвеска была блокированной (зависимой). В качестве упругих элементов использовались листовые четвертьэллиптические рессоры. Проходимость для танка такого типа была хорошей. Пуск двигателя производился из отделения управления с помощью электрического стартера или снаружи с помощью пусковой рукоятки.

В ходе производства конструкция танка постоянно совершенствовалась. Так, в 1931 году вместо пулеметных башен, аналогичных английскому образцу, были приняты новые, улучшенные башни со смотровым окном, закрывающимся броневым щитком, кроме того, двигатель был сдвинут к корме, для улучшения условий работы, а с начала 1932 года  введены новые топливный и масляный баки. С марта того же года на Т-26 начали монтировать короб над решеткой воздуховода, защищавший двигатель от попадания осадков.

В 1932 — 1933 годах постепенно начинает внедряться сварка в конструкции корпусов и башен, при этом параллельно выпускались корпуса как цельноклепанной и цельносварной конструкции, так и смешанные клепано-сварные. На корпуса, независимо от конструкции, могли устанавливаться как клепаные или сварные, так и смешанной конструкции башни, причем на одном танк порой монтировались башни разных типов.


сентября 1932 года была усилена бронезащита танка, на смену 13-мм бронелистам пришли бронелисты толщиной 15-мм. В том же, 1932 году был освоен выпуск второй модификации  двухбашенного танка, в правой башне которого вместо пулемета ДТ монтировалась 37-мм танковая пушка «гочкис» или 37-мм пушка Б-3 (5-К), созданная на основе немецкого орудия фирмы «Рейнметалл». В боекомплект  танка входили 113 унитарных 37-мм  артиллерийских выстрелов к пушке и 3087 патронов к пулемету ДТ. Боевая масса танка возросла с 8,2 до 8,4 тонн, остальные характеристики остались прежними.

В 1933 – 1934 годах на базе двухбашенного танка Т-26 образца 1931 года выпускался химический (огнеметный) танк OT-26 (ХT-26). Для этого на штатном Т-26 была демонтирована левая башня, а в правой — установлен огнемет  с  дальностью  действия до 35 м, спаренный с 7,62-мм пулеметом ДТ. Масса танка ОТ-26 теперь составляла 9 тонн, а экипаж состоял из 2 человек. В 1933 году появилась еще одна модификация двухбашенного танка — T-26РT (оснащенного радиостанцией 71-ТК-1) с поручневой антеной.

Легкие танки Т-26 были предназначены для непосредственной поддержки пехоты в составе стрелковых соединений (батальон Т-26 входил в состав ряда стрелковых дивизий) и дальней поддержки пехоты в составе моторизованных подразделений, а также для выполнения самостоятельных тактических и оперативных задач. Первые двухбашенные танки Т-26 поступили на вооружение в механизированную бригаду им.


линовского (Московский Военный округ), 11-й механизированный корпус (Ленинградский Военный округ) и 6-ю механизированную бригаду (ОКДВА) По мере поступления на вооружение РККА более совершенных однобашенных Т-26, двухбашенные танки Т-26  передавались в состав танковых батальонов стрелковых дивизий и в учебные подразделения. В 1937 — 1938 годах  двухбашенные танки Т-26 с пулеметно-пушечным вооружением были признаны не соответствующими требованиям РККА и переведены в разряд учебно-боевых машин, тем более, что снаряды к 37 мм пушкам «гочкис» уже не выпускались. А в апреле 1940 года принимается окончательное решение о снятии с этих танков пушечного вооружения и переделке их в бронетранспортеры, ремонтные машины и заправщики. Однако начавшееся 1940 — 1941 годах широкомасштабное формирование механизированных корпусов не позволило выполнить это решение.

Танки Т-26 участвовали в боевых действиях у оз. Хасан в 1938 году; у реки Халхин-Гол  в 1939 году; во время гражданской войны в Испании в 1936 — 1939 года; в Китае в 1937 — 1938 годах; в советско-финской войне 1939 — 1940 годов. По состоянию на 1 июня 1941 года в Красной армии еще состоял 1261 двухбашенный танк Т-26 с пулеметным и пулеметно-пушечным вооружением. В начале Великой Отечественной войны двухбашенные танки Т-26 всех модификаций не могли тягаться с немецкими танками на равных: так у пушечных — бронепробиваемость 37-мм орудия Б-3 была крайне низка, да к тому же к ним практически не было выстрелов. Поэтому эти танки использовались в качестве пулеметных. Кроме того, многие двухбашенные танки Т-26 были сильно изношены и выходили из строя по техническим причинам. К концу 1941 года большая часть этих танков была потеряна, хотя отдельные машины еще встречались в составе танковых частей весной — летом 1942 года.


Танк Т-26 стал самой массовой боевой машиной Красной армии в предвоенный период. Он отличался легкостью управления и не требовал большого ухода. До августа 1933 года было изготовлено 1626 двухбашенных танков Т-26, из них 450 с пулеметно-пушечным вооружением и 96 штук Т-26РТ. В 1933 года выпуск двухбашенных танков был прекращен и в дальнейшем танк Т-26 производился только с одной башней с пулеметно-пушечным вооружением.

До настоящего времени сохранился единственный образец двухбашенного Т-26 с пулеметным вооружением, экспонирующийся в настоящее время в Центральном музее Великой Отечественной войны. Легкий двухбашенный танк Т-26 строевой номер «351»  в сентябре 1941 года был подбит на месте переправы и затонул в р. Неве в районе пос. Невская Дубровка. Летом 1989 года танк извлекли из реки аквалангисты поискового клуба «Катран» (г. Сосновый Бор Ленинградской области) и клуба «Риф» (г. Воронеж) с помощью работников Кировского леспромхоза и автопредприятия «Невская Дубровка» и передали Пярненскому танковому полку Ленинградского военного округа. В феврале 1998 года в порядке обмена по распоряжению Главкома Сухопутных войск танк был передан музею.

pobeda.poklonnayagora.ru


Двухбашенный т 26

Двухбашенные танки Т-26 перед парадом на площади Урицкого. Ленинград, 7 ноября, 1933 год.

История многобашенных танков началась наверное с самого начала производства и изобретения танков. Давайте мы остановимся на советских наиболее массовых образцах.

В конце 1929 года* СССР закупил в Англии танк «Виккерс» и лицензию на его производство. В Англии этот танк на вооружение не приняли, но производили и продавали его в другие страны, например, в Финляндию и Польшу.

«Легкий танк «Виккерс», шеститонный, разработанный по собственной инициативе британской фирмой «Виккерс – Армстронг», по иронии судьбы не получил призвания у себя на родине. Однако под обозначением «Виккерс МКЕ» или «Виккерс» — 6-тонный, этот танк продавали более чем в десяток стран Азии и Европы, и он послужил образцом для подражания и дальнейшего совершенствования машин такого типа в СССР, Италии и Польше.

Двухбашенный т 26

Виккерс 16-тонный

Основными достоинствами танка в период с 30-х годов были простота, надежность и дешевизна.


статочно высокими считались и боевые характеристики обоих вариантов МКЕ – двухбашенного (А) с чисто пулеметным вооружением и однобашенного (В) со смешанным. Все танки оснащались системой внутренней связи, а некоторые варианты имели радиостанцию фирмы «Маркони».
Машина обладала хорошей проходимостью и отличалась плавностью хода благодаря удачной системе подвески ходовой части. Самый важный элемент ходовой части – мелкозвенчатая гусеница из марганцевистой стали – выдерживал пробег до 4800 км, что превышало аналогичный показатель у других танков в несколько раз. Недостатком танка был двигатель воздушного охлаждения, который постоянно перегревался и мог стать источником пожара даже в небоевой обстановке.

 

Двухбашенный т 26

 

В 1930 году 15 двухбашенных «шеститонников» заказал Советский Союз – год спустя усовершенствованный вариант этого танка под обозначением Т-26 запущен в массовое производство. Серийный выпуск «Виккерсов 6-тонных» развернула также на своих заводах Польша, установив на танках новое вооружение и дизельный двигатель «Заурер» мощностью 110 л.с. (Р. Исмагилов, «Танки мира», стр. 18).
Сначала все Т-26 строились двухбашенными. Башни на нём располагались сбоку друг от друга. Танк мог вести огонь вправо и влево одновременно, но не мог концентрировать весь огонь на одну сторону. Из-за этого от производства двухбашенных танков Т-26 через некоторое время отказались. Но такое расположение башен давало танку возможность зачищать вражеские окопы  в обе стороны одновременно. Такой танк, поравнявшись с окопом противника,  мог остановиться и вести огонь в обе стороны до полного уничтожения всех солдат противника находящихся в окопе.

 


Двухбашенный т 26
«Самым массовым танком СССР предвоенного периода был Т-26. Из построенных 11218 экземпляров к началу Великой Отечественной войны на вооружении Красной Армии насчитывалось свыше 9 тысяч Т-26.
Танк был создан на основе английского образца «Виккерс 6-тонный» и находился в производстве с 1931 по 1941 год на заводе «Большевик» в Ленинграде. За это время было выпущено свыше 50 его вариантов, из которых 23 были серийными. По числу башен, их форме и вооружению различают 11 основных модификаций, которые выпускались в наибольшем количестве. Среди них двухбашенный Т-26 с двумя пулеметами ДТ. Другая его версия – с пушкой «Гочкис» калибра 37 мм вместо ДТ в правой башне. Всего двухбашенных танков построили 1626. Еще 96 аналогичных машин, но с радиостанциями и поручневой антенной на корпусе машин были выпущены в качестве командирских. Из цехов завода вышло также 2127 Т-26 образца 1933 года – с цилиндрической башней и вооружением, как у танков БТ-5. «Радийные» Т-26РТ, построенные в количестве 3938 экземпляров, отличались от предыдущей модификации отличались наличием в нише башни радиостанции, поручневой антенной и уменьшенным боекомплектом. Т-26 образца 1939 года с конической башней, общее число которых составляло 1975 штук, имели разные подбашенные коробки с прямыми и наклонными листами. Из них 204 машины были вооружены третьим, зенитным пулеметом».

 

 

Многобашенные танки РККА
Прототип танка Т-28, июль 1932 года

 

Первый испытательный пробег по двору завода «Большевик» прототип Т-28 совершил 29 мая 1932 года. Руководство страны и армии проявляло огромный интерес к новому танку: 11 июля его продемонстрировали руководству УММ РККА, 28 июля — партийному руководству Ленинграда во главе с первым секретарем обкома, членом Политбюро ЦК ВКП(б) С.М.Кировым. Танк произвел благоприятное впечатление.

В августе — сентябре 1932 года конструкторы ОКМО под руководством О.М.Иванова, учитывая результаты испытаний и требования военных, коренным образом переработали чертежи Т-28. В результате получилась фактически другая машина: изменились подвеска и трансмиссия, конструкция башен и корпуса, было усилено вооружение. Не дожидаясь изготовления опытного образца, в конце октября 1932 года Совет труда и обороны СССР принял решение об организации серийного производства танков Т-28 на заводе «Красный путиловец» в Ленинграде.

Корпус танка собирался из катаных броневых листов толщиной 20 — 30 мм и делился на четыре отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссионное. Корпуса танков были двух типов: сварные и клепано-сварные. Два вертикальных листа образовывали кабину механика-водителя, для входа и выхода которого в ней имелась откидная крышка. Кормовую часть корпуса прикрывал броневой колпак воздухопритоков к вентилятору.

 

Танки Т-28 проходят по Красной площади. Москва, 1 мая 1937 г. Хорошо видно, что на параде танки различных годов выпуска

76-мм пушка КТ-28 («Кировская танковая») обр. 1927/32 г. с длиной ствола в 16,5 калибров размещалась в главной башне. Справа от пушки и в нише башни устанавливались пулеметы ДТ. Пушка снабжалась телескопическим и перископическим прицелами ТОП обр. 1930 г. и ПТ-1 обр. 1932 г. Механизм поворота башни имел электрический и ручной приводы. Подъемный механизм — секторного типа, ручной. В малых башнях устанавливались пулеметы ДТ. Главная башня имела круговой сектор обстрела, каждая малая 165°. Характерной особенностью размещения боеприпасов было применение вращающейся боеукладки. Две «вертушки» по 12 снарядов в каждой располагались под правым (командирским) и левым (наводчика) сиденьями главной башни. По обе стороны механика-водителя на правом и левом бортах машины находилось по одному вращающемуся барабану, в каждом из которых было уложено 40 магазинов к пулеметам.

 

 

Т-28 на Красной площади. Москва, 7 ноября 1938 г. На левом танке видна решетка для укладки брезента, установленная на правом борту. Это встречается на некоторых танках выпуска 1936 -1938 гг.

 

На танке устанавливался 12 — цилиндровый V — образный карбюраторный двигатель М-17-Л жидкостного охлаждения. Трансмиссия состояла из главного фрикциона сухого трения, 5-скоростной коробки передам (имевшей блокировочное устройство, предотвращавшее переключение передач при не выключенном главном фрикционе), бортовых фрикционов и двухрядных бортовых передач.

Подвеска танка применительно к одному борту 1 состояла из двух тележек, подвешенных к корпусу в i двух точках. В каждую тележку входили три каретки, соединенные между собой рычагами, а каждая каретка, в свою очередь, состояла из двух пар катков, связанных попарно балансиром. Все каретки были подрессорены цилиндрическими спиральными пружинами. Гусеничные цепи — мелкозвенчатые, со 121 траком, цевочного зацепления. Зубчатые венцы ведущих колес выполнялись съемными.

В броневых ящиках по обоим бортам корпуса устанавливались приборы дымопуска ТДП-3, для управления которыми в бортах корпуса имелись круглые отверстия.

Радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной, обеспечивавшая связь только на остановках, устанавливалась на командирских танках, у которых вследствие этого отсутствовал кормовой пулемет. Для внутренней связи имелся танкофон на 6 человек и радиоприбор «Сафар».

 

 

Единственное на сегодняшний день хорошее фото Т-28 с конической башней: танки перед парадом на площади Урицкого. Ленинград, 7 ноября 1940 г. Хорошо видно, что машина вооружена пушкой Л-10

 

В конце 1933 года на заводе «Красный путиловец» было организовано специальное конструкторское бюро — СКБ-2. Его возглавил О.М.Иванов, который в ОКМО был ведущим инженером при разработке Т-28. В мае 1937 года О.М. Иванова, арестованного, а затем расстрелянного, сменил на его посту 29-летний Ж.Я. Котин, протеже Ворошилова, женатый на воспитаннице наркома обороны. Вся дальнейшая работа по обеспечению серийного выпуска и усовершенствованию танка Т-28 проводилась под его руководством.

Танк Т-28 выпускался с 1933 по 1940 год, причем в течение всего этого периода в его конструкцию было внесено более 600 различных изменений и усовершенствований, которые позволили повысить прочность узлов и агрегатов и надежность работы машины в целом. В процессе производства общий башенный люк для посадки экипажа был заменен на два, причем люк наводчика оборудовали зенитной турелью П-40 для пулемета ДТ, напряжение электромотора для вращения главной башни повысили с 12 до 24 В, перестал устанавливаться радиоприбор для внутренней связи «Сафар»; были внесены многочисленные изменения в трансмиссию, двигатель, элементы ходовой части. С 1938 года на танк начали устанавливать 76,2-мм пушку Л-10 с длиной ствола в 26 калибров, обладавшую значительно большей мощностью, чем КТ-28. Всего за годы серийного производства заводские цеха покинули 503 танка Т-28.

 

Двухбашенный т 26

Работы по созданию новых тяжелых машин были развернуты в конструкторских бюро трех заводов: Ленинградского Кировского, Ленинградского Опытного имени С.М. Кирова (№185) и Харьковского паровозостроительного имени Коминтерна (№183).

Несмотря на ряд отклонений от ранее выдвинутых требований (в частности, вместо подвески по типу Т-35 со спиральными пружинами на СМК предлагалось использовать торсионные валы, а на Т-100  балансиры с пластинчатыми рессорами), комиссия дала добро на изготовление по два опытных образца каждого танка прорыва по предъявленным чертежам и макетам. На заседании Комитета обороны, состоявшемся в Политбюро ЦК ВКП(б) 9 декабря 1938 года, были рассмотрены проекты СМК и Т-100. По указанию И.В.Сталина для облегчения массы танков количество башен сократили до двух. Кроме того, вместо одного экземпляра СМК представители Кировского завода получили разрешение изготовить однобашенный вариант танка прорыва аналогичный по своим характеристикам танку СМК. Чуть позже однобашенный вариант получил обозначение  КВ.

 

 

Ну и давайте по ходу дела возьмем и что нибудь РАЗОБЛАЧИМ. Я так понял, эта тема пользуется популярностью !

Послушаем что пишут про танки Т-42 и Т-135 в интернете

По сути, эта уникальная машина должна была изменить все тогдашнюю тактику применения танков, став воистину универсальным, одинаково пригодным и для прорыва и для удержания рубежа, для чего достаточным было бы только верно развернуть танк. Будучи ориентированым перпендикулярно к линии фронта, такой танк способен как игла прошить любую линию вражеской обороны, без труда преодолевая любые рвы, надолбы, эскарпы, контрэскарпы и волчьи ямы. Если танк повернуть вдоль линии фронта, то можно надежно закрыть любую брешь в обороне, лишь бы хватило этих чудо-танков.

 

Двухбашенный т 26

Убеждают, что это  Т-135

А вот что пишут на сайте,  посвящённом альтернативной истории: у нас  уже выложено большое количество таков которых не было, но могли бы быть при определённом стечении обстоятельств в прошлом. Пока все эти машины, всё же, проходят под грифом интернет-фэйк или альтернативная техника. Но подобной деятельности в сети занимались наши коллеги и раньше. И их более старые разработки таки попали на страницы «уважаемых» (теперь уже не очень) интернет-сайтов, и даже книг.

Кстати, хочется отметить, что если у нас на сайте, создатели альтернативных машин, хоть как-то, пытаются их приблизить к реальности. То в реальную историю попали абсолютно фантастические и нереальные проекты.

 

Двухбашенный т 26

Утверждается, что это секретный танк Т-42, который мог изменить ход истории.

А вот и оригинал коллажа

 

Двухбашенный т 26

 

Ранее уже упоминалось о танке «Бегемот» который попал на страницы книги «Танки. Уникальные и парадоксальные.». Честно говоря, сто бы посчитать этот танк, являющийся, попросту, нагромождением деталей от разных моделей советских танков, реальной машиной, нужно совсем не разбираться ни в истории ни в технике. Однако же, автор – некто В. О. Шпаковский его посчитал вполне реальным проектом, и поместил в книгу. И такой человек, со всеми своими «знаниями» по истории техники, пишет книги. Которые, хочу заметить, читают наши дети.

Но это ещё не всё. Это только начало. Другие авторы – Михаил и Вячеслав Козыревы издали книгу «Специальное оружие Второй Мировой Войны». В которую на полном серьёзе внесли ещё два «секретных» проекта – танки Т-42 и Т-135. Они, конечно, выглядят не много более реально, чем упомянутый ранее «Бегемот», но именно что не много. И здравый человек в них так же легко признает очередные интернет-фэйки. Но видимо Козыревы к таким не относятся. Хотя, как и упомянутый, Шпаковский, книги по истории техники пишут.

Вот такие бывают исторические книжки.

Уверен, что много чего интересного многобашенного мы с вами в рамках одного поста не рассмотрели, но постараемся наверстать в будущем

[источники]

источники

http://milday.ru/ussr/ussr-army/ussr-tank/88-tanki-smk-i-t-100.html

http://alternathistory.org.ua/tank-t-39-sssr

http://tankyvbou.blogspot.ru/2011/06/100.html

http://www.proza.ru/2011/08/20/995

http://topwar.ru/4813-mnogobashennye-tanki-rkka.html

http://alternathistory.org.ua/sverkhtyazhelyi-tank-t-42-i-t-135-alternativa-voshedshaya-v-istoriyu

 

Напомню вам, как мы обсуждали  Ракетные танки СССР, а так же еще одну интересную тему  Трофейные танки Красной Армии. На «тиграх» на Берлин !

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=15845

masterok.livejournal.com

На основе конструкции 6-тонного танка английской фирмы “Виккерс-Армстронг” в Советском Союзе был создан и c февраля 1931 года принят на вооружение легкий танкТ-26, основным предна­значением которого было сопровождение пехоты на поле боя, поэтому его иногда называют также легким пехотным танком. Рассказывает wofmd.com Как и его английский аналог, танк имел клепаный корпус коробчатого сечения и две башни с пулеметным вооружением. В соответствии с предназначением, танк имел довольно сильное бронирование и невысокую скорость движения. Кроме модификации с чисто пулеметным вооружением, выпускался также танк, в правой башне которого была установлена 37-мм пушка “Гочкис” или Б-3 с плечевым упором. Часть танков выпускалась в модификации Т-26РТ с радиостанцией 71-ТК-1. Двухбашенные танки выпускались до августа 1933 года и были заменены в производстве однобашенными с пушечным вооружением. Всего было изготовлено более 1600 двух-башенных Т-26.

 

 

Из истории создания и модернизации легкого танка Т-26

Для ознакомления с обстановкой мирового танкостроения в Великобританию весной 1930 г прибыла комиссия СССР под руководством С. А. Гинзбурга (Семён Александрович Гинзбург (1900-1943) – советский конструктор бронетехники). Комиссию прежде всего интересовал легкий танк фирмы Виккерс Mk.E (Vickers Mk.E), известный так же, как Виккерс шеститонный. Танк был специально спроектирован для экспорта в интенсивно развивающиеся страны, к которым в то время относился и советский союз. Мк.Е проектировался максимально простым для сборки и ремонта о условиях отсутствия развитой промышленной базы. Танк был выполнен в трех вариантах: Model А – двухбашенный, вооруженный двумя пулеметами, Model В – однобашенный с 47-мм пушкой, Model С – танк-истребитель, дополненный двумя 37-мм пушками в лобовом и кормовом листах корпуса.

 

Был заключен контракт на поставку в СССР 15 танков Мк.Е Model A и конструкторской документации на них c целью изучения особенностей конструкции и современного опыта заграничного строительства танков. По результатам сравнительных испытаний танк В-26 (такое наименование получила английская машина) показал существенное превосходство над спроектированным в СССР танком Т-19.8 феврале 1931 г. Реввоенсовет СССР постановил принять танк “Виккерс” на вооружение Красной армии, как основной танк сопровождения общевойсковых частей и соединений, а также войсковых частей Резерва Главного Командования. В соответствии с классификатором УММ танку был присвоен индекс Т-26. Для производства танка был выбран ленинградский завод “Большевик”, как предприятие, уже имевшее опыт изготовления танков Т-18. Руководителем проекта был назначен С.А. Гинзбург. (В феврале танковое производство завода выделилось в самостоятелыный завод N9174 им. К.Е. Ворошилова – первое в СССР предприятие. занимающееся только выпуском танков). После проведения необходимой подготовки с июля 1931 г. завод приступил к выпуску Т-26.

 

Со второй половины 1933 г. к выпуску Т-26 подключился Сталинградский тракторный завод (СТЗ). В силу ряда причин, на СТЗ не сумели наладить серийного производства данного танка, и до весны 1940 г. когда цеха завода покинули последние 10 машин, завод смог изготовить всего лишь несколько сотен танков (максимальный годовой выпуск пришелся на 1935 г.- 115 штук, в 1937 г. не было сдано военной приемке вообще ни одного танка). К тому же по сравнению с Т-26 изготовленными на заводе N 174, “сталинградские” машины имели более низкую надежность и более высокую цену.

 

Корпуса двухбашенпых Т-26 собирались клепкой броневых листов на каркасе из металлических уголков. На части танков выпуска 1931 года в нижней части корпуса имелись специальные цинковые прокладки, установленные па стыках броневых листов. Таким образом, советские конструкторы пытались обеспечить герметичность корпуса Т-26 при преодолении бродов. Однако с 1932 года, для удешевления конструкции, от использования цинковых пластин отказались. С марта 1932 года на всех Т-26 над люком воздуховывода стал устанавливаться специальный кожух для защиты от осадков. В конце 1932 года на Ижорском заводе освоили изготовление бронекорпусов с применением электросварки. Поэтому часть Т-26 выпуска 1932-1933 годов получила корпуса смешанной клепано-сварной конструкции, при этом параллельно шел выпуск полностью клепаных корпусов.

 

На корпусе танка на шариковых опорах устанавливались две цилиндрические башни. Судя по фотографиям, существовало как минимум 4 модификации башен, которые отличались технологией изготовления (клепаные, клепано-сварные и сварные), конструкцией петель и способом раскроя броневых листов. Следует отметить, что какой-либо системы в сборке Т-26 не существовало – на клепаный корпус могли установить сварные башни и наоборот. Не редкость танки, на которых установлены башни, изготовленные по различной технологии, например клепаная и сварная.

 

На Т-26 стоял 90-сильный четырехцилиндровый карбюраторный двигатель воздушного охлаждения с горизонтальным расположением цилиндров, являвшийся точной копией мотора “Армстронг-Сидлей” танка “Виккерс”. Разница была лишь в том, что мотор советского производства был значительно хуже по качеству и отказывался нормально работать. Его удалось довести до выработки гарантийного срока только к 1934 году.

 

Двигатель Т-26, как и его английский прародитель, не имел никаких ограничителей оборотов, что часто, особенно летом, приводило к перегреву и обрыву клапанов. Рядом с двигателем находился бензобак емкостью 182 л и масляный бачок на 27 л. С середины 1932 года на Т-26 был введен более емкий бензобак и маслобак упрощенной конструкции. В системе охлаждения двигателя имелся специальный вентилятор, закрепленный над двигателем в специальном кожухе. Примерно с весны 1932 года на Т-26 несколько изменилась установка глушителя – был введен еще один, третий хомут крепления

 

Трансмиссия танка состояла из однодискового главного фрикциона сухого трения, пятискоростной коробки передач, располагавшейся в передней части машины, бортовых фрикционов, бортовых передач и ленточных тормозов. Коробка перемены передач соединялась с двигателем при помощи карданного вала, проходившего через весь танк. Рычаг переключения скоростей находился непосредственно на коробке передач. Подвеска танка, применительно к одному борту, состояла из двух взаимозаменяемых тележек, четырех обрезиненных поддерживающих катков, ведущего и направляющего колес. Каждая тележка состояла из литой коробки, четырех сдвоенных опорных катков, соединенных балансирами, а также двух четверть-эллиптических рессор. Ведущее колесо танка – литое, со съемным зубчатым венцом, располагалось впереди. В кормовой части машины имелся ленивец с кривошипным механизмом натяжения. Траки гусеничной цепи отливались из стали и соединялись между собой пальцами, которые фиксировались стопорным кольцом и шплинтом. Для связи командира танка с механиком-водителем сначала имелась специальная труба, замененная в 1932 году светосигнальным устройством. Средств внешней связи линейные танки не имели. Для тушения пожара Т-2б оборудовался одним возимым огнетушителем.

 

Но как усилить вооружение Т-26? Выход был найден простой – установить в одну из башен танка 37-мм пушку. К тому моменту в СССР имелось всего два образца подобных орудий, пригодных для установки в танк – 37-мм пушка Гочкиса (или ее улучшенный вариант, подготовленный к производству и имевший обозначение ПС-1) и 37-мм пушка повышенной мощности ПС-2 конструкции П. Сячинтова. Преимущество было явно за последней конструкцией, так как пушка Гочкиса сильно проигрывала по боевым характеристикам. Однако проблема была в том, что ПС-2 существовала только в опытных образцах и не была доведена до нормального работоспособного состояния. Поэтому на первых десяти предсерийных Т-26 установили 37-мм пушки Гочкиса в правой башне. Согласно принятому решению, пушкой в правой башне должен был вооружаться каждый пятый танк, но время шло, а вопрос о производстве ПС-2 так и не разрешался. К этому времени Главное артиллерийское управление Красной Армии отдало предпочтение 37-мм противотанковой пушке немецкой фирмы “Рейнметалл”, которая была закуплена советскими представителями и готовилась к серийному производству. Силами артиллерийского КБ завода “Большевик” качающуюся часть 37-мм орудия “Рейнметалл” поместили в ложе ПС-2.

 

После успешных испытаний эта система была принята на вооружение под индексом Б-3 и поставлена на серийное производство на подмосковном артиллерийском заводе № 8 имени М. Калинина, где получила заводское обозначение 5К. Осенью 1931 года один из первых образцов Б-3 установили в правой башне Т-26. Испытание этой системы в танке прошло успешно и было принято решение о скорейшем вооружении Т-26 пушками Б-3. Однако, с весны 1932 года на Т-26 вновь начали устанавливать старые 37-мм пушки Гочкиса. Этими системами и было вооружено подавляющее большинство пушечных двухбашенных танков Т-26. Количество машин с системой Б-3 было крайне малым и едва ли превышало 20-30 единиц. По состоянию на 1 апреля 1933 года в Красной Армии имелось 1407 двухбашенных Т-26, из которых 392 имели пушку. А всего из 1627 изготовленных двухбашенных Т-26 пушкой были вооружены около 450 машин.

t-26_12

Первое боевое крещение советские танки получили во время Гражданской войны в Испании (1936-39 гг.), в пограничных конфликтах на Дальнем Востоке (столкновения с Японией в 1938 и 1939 гг.) и во время советско-финской войны 1939-1940 гг. Различные климатические и природные условия в районах конфликтов, а также весьма отличающиеся друг от друга противники позволили получить богатый опыт и выявить сильные и слабые стороны Т-26.

 

В Испании Т-26 несли потери из-за плохой координации действий с пехотой республиканцев, которая часто бросала их во время контратак противника. Советские офицеры не имели влияния на тактику республиканцев и не могли поэтому существенно улучшить координацию действий. В ряде случаев сами Т-26 действовали вполне эффективно. Во время наступления на деревню Сесенья (30 км южнее Мадрида) 29 октября 1936 года Т-26 из 1-го батальона прорвали оборону националистов, обстреляли их позиции в деревне, разгромили артиллерийскую батарею и уничтожили две танкетки СУ 3/35, понеся при этом минимальные потери. На протяжении всей войны 45-мм пушка Т-26 прекрасно проявила себя в боях против танков испанских националистов и их германских и итальянских союзников. Она показала такую высокую эффективность, что командование националистов объявило награду в 500 песет за каждый захваченный танк. Т-26 продемонстрировали свое превосходство и над японскими танками в боях на озере Хасан (1938 г.) и на реке Халхин-Гол (1939 г.). В отличие от Испании, характер местности и однородность личного состава армии позволили применять Т-26 массированно и координировать их действия с пехотой и другими родами войск. В результате оборона японцев была прорвана наступающей пехотой, которую поддерживали 45-мм пушки Т-26.

t-26_16

 

В боях в Испании, на Дальнем Востоке и в Финляндии проявились и слабые стороны Т-26. Слабая лобовая (15 мм) и бортовая (6 мм) броня не выдерживала попаданий снарядов новых противотанковых пушек, что приводило к большим потерям. В сражении на реке Харама 40 процентов советских танков было уничтожено огнем 37-мм противотанковых пушек. Нехватка артиллерии и отсутствие поддержки пехоты привели к большим потерям в войне с Финляндией. Но даже при наличии поддержки пехоты, как, например, па Халхин-Голе, Т-26 несли значительные потери. В заключение следует сказать, что уже к концу 30-х годов Т-26 были уязвимы при выполнении роли главной ударной силы, а появление более совершенных видов противотанкового вооружения в ближайшем будущем сделало их устаревшими.

 

Советские конструкторы изучили опыт применения Т-26 в боевых условиях и осуществили ряд модификаций, призванных улучшить характеристики танка и увеличить его эксплуатационный ресурс. Был увеличен запас горючего, а на некоторые модели Т-26 были установлены прожектора для ведения боя в ночных условиях. Разработанная в 1937 году модификация Т-26С получила усиленную лобовую броню (25-мм) и коническую башню. С учетом опыта войны с Финляндией на танки стали устанавливать дополнительные броневые плиты. В результате толщина брони увеличилась до 50-мм. Однако, несмотря на все внесенные изменения, к началу войны с Германией в июне 1941 года Т-26 оказался неспособен противостоять современному противотанковому оружию, хотя его 45-мм пушка пробивала броню любого немецкого танка за исключением Рz.Kpfw IV. Много Т-26 было потеряно из-за поломок коробки передач и сцепления.

Конечно, недостаточно хорошо подготовленные экипажи, дефицит квалифицированных командиров, нехватка топлива и боеприпасов и ужасное состояние ремонтной базы увеличивали потери, но советское руководство еще в 1940 году само осознало, что Т-26 надо чем-то заменять, сняв его с производства. Первые бои с немцами лишь подтвердили это. 22-23 июня 1941 года два советских танковых полка из состава 30-й танковой дивизии генерала Богданова, в которых преобладали Т-26, предприняли контрнаступление против немецкой 18-й танковой дивизии юго-восточнее Брест-Литовска. Советские танки не добились никакого успеха, понеся при этом большие потери от огня немецких противотанковых пушек и авиации.

СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИИКИ ЛЕГКИХ ТАНКОВ
Т-26 образца 1931 и 1933 гг.

wofmd.com

СССР был по сути единственной страной в мире, в которой были приняты на вооружение многобашенные танки различных типов. Не так давно реставраторы Центрального музея бронетанкового вооружения и техники Минобороны РФ в подмосковной Кубинке закончили восстановление тяжелого пятибашенного танка Т-35А. Это единственный дошедший до нас образец подобной машины. Т-35 стал последним серийно выпускавшимся в СССР многобашенным танком, а первым был двухбашенный Т-26, который был прямым потомком одного из самых распространенных танков своего времени — «Виккерса» Mk.E, он же «Виккерс» 6-тонный.

К проектированию многобашенных боевых машин в СССР приступили в первой половине 1930-х годов. Толчком для работ в этом направлении стала покупка в Великобритании 15 двухбашенных танков Vickers Mk. E в 1930 году. Это был дешевый танк простой конструкции, который приглянулся советским военным. Приобретенные танки имели лишь пулеметное вооружение — пулеметы Vickers калибра 7,7 мм. Башни танков были расположены по центру корпуса сбоку друг от друга. Они могли вести огонь в левую и правую сторону одновременно, при этом недостатком данной конструкции была невозможность концентрировать огонь двух имеющихся пулеметов на одной цели.

Танки Vickers Mk. E также были известны как «шеститонки», такое название машина получила из-за своей массы. Танк оснащался карбюраторным четырехцилиндровым двигателем Armstrong-Vickers Puma, имеющим воздушное охлаждение. Данный двигатель мог развивать мощность в 92 л.с. При этом во время эксплуатации двигатель мог перегреться, а иногда это становилось причиной возникновения пожара. Одновременно с этим английская машина отличалась очень хорошей проходимостью, дальностью и плавностью хода. Дальность хода по ресурсу гусениц составляла примерно 4,8 тысяч километров. Такой результат существенно превышал аналогичный показатель большинства танков тех лет. По совокупности характеристик танк создал положительное впечатление в СССР и послужил основой для разработки советского аналога — Т-26.

13 февраля 1931 года вышло постановление о принятии танка Vickers Е под обозначением Т-26 на вооружение Красной Армии, а также было рекомендовано развернуть его серийное производство. Главной площадкой по выпуску данных танков должен был стать Сталинградский тракторный завод (СТЗ), на котором каждый год планировалось выпускать по 13 800 танков. При этом такой план выпуска изначально был утопическим, а сам завод к тому моменту даже не был введен в строй. По этой причине производство танка решено было начать на заводе «Большевик» в Ленинграде. Вскоре танковое отделение данного завода было выделено в самостоятельный Завод № 174 имени Ворошилова.

Все первые серийные танки Т-26 были двухбашенными и по своей конструкции мало чем отличались от своих британских прототипов. Всего с 1931 по 1941 год в СССР было создано 23 модификации данного танка и 3 модификации используемого двигателя. При этом, несмотря на все доработки по двигателю, его мощность удалось поднять лишь с 90 до 97 л.с. Главным проектировщиком и создателем большей части модификации Т-26, который был ответственен за модернизацию танка, являлся инженер С. А. Гинзбург.

Наибольшие трудности в СССР возникли с выпуском двигателя для данного танка. Уровень брака в начале его выпуска на советских заводах доходил до 65%. По этой причине Ижорский завод, который занимался выпуском брони для танка, был вынужден перейти на выпуск 10-мм бронелистов вместо оригинальных толщиной 13 мм. Это делалось для того, чтобы уменьшить общую массу машины и, соответственно, снизить нагрузку на двигатель танка. При этом и первые бронелисты не отличались особым качеством изготовления, по этой причине их крепление осуществлялось на болтах и винтах для быстрой замены. Экипаж машины состоял, как и у Vickers Mk. E, из 3-х человек.

Первые 15 танков были собраны в августе 1931 года, уже осенью того же года первые машины попали в боевые части. Танки получили башни слегка увеличенной высоты со смотровым лючком, а также щелями в верхней части. До конца 1931 года удалось собрать всего 120 серийных танков, при этом из-за брака с двигателями большая их часть не могла самостоятельно передвигаться. Позднее брак был устранен, но военные приняли только 85 танков, из которых 35 условно, так как установленная на этих танках броня не соответствовала заявленным требованиям. В дальнейшем за счет постоянного процесса усовершенствования конструкции машин большая часть недочетов была исправлена.

В двухбашенном варианте танк Т-26 производился до 1933 года, после чего конструкторы машины решили окончательно перейти к однобашенной схеме. При этом двухбашенные танки к окончанию производства получили броню толщиной уже в 15 мм, а также смешанные цельносварные и клепано-сварные корпуса. Двигатели с воздушным охлаждением перенесли ближе к корме танка, при этом на машине появились новые масляные и топливные баки, а также короб над решеткой воздуховывода, который должен был защитить двигатель танка от различных осадков. В общей сложности за все время выпуска армия получила 1627 танков Т-26 в двухбашенном исполнении.

В двухбашенном варианте танки производили 2 года. Они получили известность как танки Т-26 образца 1931 и образца 1932 годов. В дальнейшем выпускались уже однобашенные Т-26 с цилиндрической башней (образцы 1933-1937 годов) и однобашенные Т-26 с конической башней (образцы 1938 и 1939 годов). В двухбашенных версиях в каждой из башен находился 1 член экипажа. При этом башни могли вращаться независимо друг от друга в секторе 270°. К началу Второй мировой войны различные версии танков Т-26, в том числе и двухбашенные машины, составляли основу танкового парка СССР — на вооружении находилось до 9 тысяч подобных танков.

Вооружение двухбашенных Т-26 состояло из двух 7,62-мм пулеметов ДТ-29 или 37-мм пушки и одного пулемета ДТ. При этом изначально танки, оснащенные пушечным вооружением, предназначались для командиров взводов и рот. Поэтому некоторые из пушечных образцов получали приемо-передающие радиостанции. Радиофицированные танки Т-26 можно было легко отличить по характерной поручневой антенне, находящейся в задней части корпуса. Корпус данных версий танка был клепанным и имел коробчатое сечение. На подбашенной коробке с вертикальным лобовым листом на специальных шариковых опорах размещались две башни, имеющие цилиндрическую форму. Механик-водитель танка располагался в передней части корпуса танка с правой стороны.

Попытки оснастить машину пушечным вооружением предпринимались с самого момента ее принятия на вооружение. Уже весной 1931 года главный конструктор танка С. Гинзбург выступал с предложением поставить в одну из башен 37-мм орудие. Однако в 1931 году данное решение не смогло пройти через все необходимые инстанции. Военные считали, что двухбашенная схема танка больше подходит для использования пулеметов, так как позволяет выполнять задачи по «очистке окопов». Действительно, двухбашенный пулеметный танк Т-26, добравшись до линии обороны противника, мог остановиться над траншеей и, развернув башни в разные стороны, проводить их «зачистку».

Но уже в начале 1932 года вопрос об усилении вооружения машины был решен положительным образом. Пулеметный Т-26 был слишком ограничен в применении, он не мог поражать огневые точки противника на большом расстоянии, а также эффективно обороняться от атак танков противника. Уже в марте 1932 года на АНИОП — Артиллерийский научно-испытательный опытный полигон был доставлен танк Т-26, вместо правой пулеметной башни которого была смонтирована малая орудийная башня опытного танка Т-35-1, вооруженная пушкой ПС-2 калибра 37-мм.

Данная башня прошла испытания обкаткой и стрельбой и продемонстрировала в целом удовлетворительные результаты. После завершения испытаний башню с танка демонтировали и установили на Т-35-1. В апреле того же года малые орудийные башни от Т-35-1 прошли испытания еще на двух танках Т-26. После того как испытания были завершены, было рекомендовано вооружить таким образом некоторое количество танков Т-26.

Для тех лет пушка ПС-2 обладала достаточно хорошими характеристиками, однако она не была принята на вооружение Красной Армии. По этой причине для вооружения двухбашенных танков Т-26 Главное артиллерийское управление рекомендовало использовать другое 37-мм орудие — Б-3 (5К), которое было создано на основе немецкого орудия компании «Рейнметалл». По сравнению с орудием ПС-2 новое обладало меньшими размерами казенной части и меньшим откатом, что позволяло монтировать ее в штатную пулеметную башню танка Т-26 практически безе переделки последней.

Но и на этом чехарда с возможными орудиями не закончилась. Завод №8 имени Калинина был не в состоянии наладить производство пушек Б-3 в требуемых количествах. Помимо этого, начиная с лета 1932 года, все наличные пушки Б-3 использовались для вооружения легких колесно-гусеничных танков БТ-2. Поэтому в окончательном варианте на части двухбашенных танков Т-26 были поставлены пушки ПС-1 (или Гочкис-ПС), которые были хорошо освоены советской промышленностью. При этом орудия Б-3, стоявшие на некоторых двухбашенных танках, были демонтированы.

Точной информации о том, сколько всего было изготовлено двухбашенных танков с пушечным вооружением, нет. Согласно планам перевооружения 37-мм орудием планировалось оснастить каждый пятый танк. По информации на 1 апреля 1933 года в составе РККА насчитывалось 1407 двухбашенных танков Т-26, из которых 392 танка имели пушечное вооружение. Учитывая тот факт, что всего с 1931 по 1933 годы было выпущено 1627 танков Т-26 с двумя башнями, а также некоторое количество пушек ПС-1, можно предположить, что всего пушки получили порядка 450 танков.

В 1937-1938 годах все пушечные двухбашенные танки Т-26 были признаны не соответствующими требованиям РККА. Их переводили в разряд учебно-боевых машин, к тому же снаряды к 37-мм пушке в то время уже не производились. В апреле 1940 года было принято окончательное решение о снятии таких танков с вооружения и последующей их переделке в ремонтные машины, бронетранспортеры и заправщики. Однако начавшееся в 1940-1941 годах широкомасштабное развертывание механизированных корпусов не позволило осуществить данные планы.

При этом танки Т-26 в двухбашенном исполнении почти не участвовали в боевых действиях. Чаще всего их использовали в роли командирских или разведывательно-дозорных танков. В августе 1938 года такие машины из состава 2-й механизированной бригады и 40-й стрелковой дивизии приняли участие в нанесении контрудара по японским войскам в районе сопок Заозерная и Безымянная в боях у озера Хасан на территории Приморского края. Танки применялись для проведения зачистки японских траншей, становясь перед ними и ведя огонь из пулеметов по правому и левому борту. При этом в ходе боевых действий по различным данным было потеряно от 9 до 17 танков Т-26.

Некоторое количество танков приняло участие и в Великой Отечественной войне. Конечно, пушечные двухбашенные Т-26 практически не могли тягаться с немецкими танками: бронепробиваемость орудия ПС-1 была очень низкой, к тому же снаряды к ней были дефицитом. Часто такие танки вынужденно использовались в качестве пулеметных. Помимо этого многие машины уже были очень сильно изношены и часто выходили из строя по причине технических неисправностей. Большая их часть была потеряна в боях 1941 года, хотя единичные экземпляры еще сохранялись в войсках весной-летом 1942 года, некоторые из них подвергались серьезным переделкам.

До нашего времени дошел лишь один образец двухбашенного танка Т-26, оснащенный пушечно-пулеметным вооружением, который в настоящее время можно увидеть, посетив знаменитый Военно-исторический музей бронетанковой техники и вооружения в Кубинке.

Источники информации:
http://lenta.ru/articles/2014/02/19/tanks
http://bronetehnika.narod.ru/t26/t26_1.html
http://easyget.narod.ru/tank/t_26.html
http://www.opoccuu.com/t-26.htm

topwar.ru

Танки серии Т-26 были использованы в качестве базовой модели для создания различных образцов вооружений и военной техники достаточно часто. На основе указанного танка производились:

  1. собственно танки различных модификаций;
  2. бронированные тягачи и бронетранспортёры;
  3. самоходные артиллерийские системы;
  4. инженерно-сапёрная техника.

В данной статье я кратко остановлюсь на наиболее известных из них. Из 54 типов машин лишь 23 выпускалось серийно.

пулемётный танк Т-26 выпуска 1931 годаНачало серии положило соревнование между двумя ОКБ:

  • ОКБ С.А.Гинзбурга, которому было поручено модернизировать имевшийся в то время на вооружении РККА отечественный танк Т-19 с учётом конструкторских решений, заложенных в закупленный английский танк «Виккерс-Армстронг» Mk 6. Проект «Т-19У»;
  • ВАММ им. Сталина. Проект «ТММ». Работы по этому проекту были признаны бесперспективными и в 1932 году прекращены.

пулемётно-пушечный танк Т-26 образца 1932 годаПервый проект был доведён до серийного производства и получил наименование Т-26 (по типу устанавливаемого на танке двигателя).

Серия началась с двухбашенных танков, вооружённых пулемётами. Позднее в правой башне начали устанавливать 37 мм пушку. Начиная с 1933 года, Т-26 комплектовался только одной башней. Калибр пушки увеличился до 45 мм. Танк претерпел существенные конструктивные изменения в конструкции башни, корпуса, ходовой части.

  1. Т-26 образца 1933 годаТММ-1. В 1931 году был изготовлен опытный образец этого двухбашенного танка. Вооружение: 2 пулемёта «Виккерс» и пулемёт ДТ;
  2. ТММ-2. Опытный образец выпущен в 1931 году и проходил испытания и модернизацию до 1932 года. Двухбашенный. Вооружение: пушка «гочкис» (37 мм) и пулемёт «виккерс»;
  3. Т-26 образца 1931-33 годов. Двухбашенный. Вооружение:
    1. модификация один: два пулемёта ДТ-29;
    2. пушечный танк Т-26 образца 1935 годамодификация два: 37 мм пушка Б-3(чаще ПС-1) или «гочкис», пулемёт ДТ. Пушка устанавливалась в башне, разработанной для экспериментального танка Т-35-1. Изготовлено 1626 танков;
  4. Т-26РТ. В 1933 году появился первый радиофицированный танк. В остальном данная модификация практически ничем не отличалась от предыдущей версии. В войска поступило 96 таких машин;
  5. ОТ - 130 Химический (огнемётный) танкОТ- 26, другое название ХТ-26. Данный огнемётный (химический) танк выпускался в 1933-1934 годах. Вооружение: пулемёт ДТ и огнемёт. Количество выпущенных машин точно установить не удалось;
  6. Т-26 с башней цилиндрической формы. Выпускался в период с 1933 по 1936 годы. Вооружение: танковая пушка (45 мм) образца 1932 года, два пулемёта ДТ. На вооружение РККА поступило 2127 танков;
  7. Т-26РТ. Годы выпуска 1933-1940. Имел башню цилиндрической формы, радиостанцию с дальностью действия до 15 км. В остальном модификация аналогична предыдущей. Произведено 2938 танков;
  8. Самоходная зенитная пушка СУ-6Т-26-4. Иное наименование Т-26А. Выпускался в 1933 году в качестве артиллерийского танка. Вооружение: пушка КТ-26 (76,2 мм) и два пулемёта ДТ. Изготовлен мелкой серией;
  9. СТ-26. Выпускался в период с 1933 по 1935 годы. Танк-мостоукладчик (сапёрный танк). Длина моста 7 м. Грузоподъёмность — 14 тонн. Вооружение: пулемёт ДТ. Выпущено 65 танков;
  10. самоходная пушка СУ-26ТТ-26 + ТУ-26. Так называемая телемеханическая группа. Производилась в 1935-36 годах. ТТ-26 — лёгкий огнемётный (химический) танк подавления, имевший на вооружении пулемёт ДТ и огнемёт. ТУ-26 – так называемый танк управления, вооружался танковой пушкой (45 мм) образца 1932 года и пулемётом ДТ. Произведено 55 машин;
  11. ОТ- 130. Производился в 1938 году. Огнемётный танк. Вооружение: пулемёт ДТ и огнемёт. Выпускался серийно, но общее количество выпущенных танков точно установить не удалось;
  12. Сапёрный танк-мостоукладчик СТОт-131. 1938 год. Аналогичен предыдущему. Разница только в установленной огнемётной установке. Изготовлен мелкой серией;
  13. От-132. 1938 год. Отличался от № 11 только огнемётной установкой. Выпущен мелкой партией;
  14. ОТ-133. 1939 год. Серийная машина. Вооружение: огнемётная установка и два пулемёта ДТ;
  1. самоходная пушка СУ-5-215.ОТ-134. 1940 год. Вооружение: пушка калибра 45 мм (1932/38), два пулемёта ДТ, огнемётная установка. Изготовлен в единственном экземпляре. За период с 1935 по 1940 годы было изготовлено в общей сложности 1336 огнемётных танков;
  2. ТТ-ТУ. 1938 год. Телемеханическая группа в составе двух единиц: телемеханического танка, имевшего сбрасываемый подрывной заряд большой мощности и танк управления. Опытные образцы;
  3. самоходная пушка АТ-1 (СУ-5-2)Т-26-1. Годы выпуска 1939-1940. башня конической формы. Вооружение: 45 мм пушка (1932/38) два или три пулемёта ДТ. Модификации: с наклонной и прямой подбашенной коробкой. Изготовлено 1975 танков. Из которых 204 имели зенитный пулемёт ДТ-П-40;
  4. СУ-1. 1932 год. Закрытая САУ. Вооружение: ПС-3 (пушка калибра 76,2 мм) и два пулемёта ДТ. Изготовлен опытный экземпляр;
  5. СУ-5-1. Самоходная установка (СУ). Выпускалась в 1934-35 годах. Вооружение: 76,2 мм полевая пушка образца 1902/30 года. Изготовлена экспериментальная партия;
  6. танк Т-26ПХ для преодоления водных преградСУ-5-2. 1934 год. СУ. Вооружение: гаубица образца 1910/30 года калибра 122 мм. В 1937 выпускалась мелкой серией;
  7. СУ-5-3. 1934. СУ. Вооружение: мортира образца 1931 года калибра 152,4 мм. Изготовлен опытный образец. За всё время изготовлено 15 СУ-5 различных модификаций. Данная серия получила условное наименование «малый триплекс»;
  8. АТ-1. 1935 год. Артиллерийский танк. Закрытая САУ.Вооружение: ПС-3 (76,2 мм),два пулемёта ДТ. Заложено 10 танков. Изготовлено 2;
  9. СУ-6. 1935. Зенитная СУ. Вооружение: зенитная пушка 3К калибра 76,2 мм образца 1931 года. Два ДТ. Произведена опытная партия;
  10. танк Т-26 образца 1932 годаТ-263. Проходил испытания в 1935-38 годах. Лёгкий танк, имевший электротрансмиссию. Выпущен в единственном экземпляре. Вооружение: 45мм пушка (1932) и два ДТ;
  11. Т-25. 1935 год. Колёсно-гусеничный вариант танка на шасси Т-26. Вооружался 45 мм пушкой (1932/34) и двумя ДТ. Создан опытный образец;
  12. СТ-25. 1939 год. Гусеничный вариант Т-25. Вооружение аналогично предыдущей модификации. Выпущен в единственном экземпляре;
  13. ТР-26, ТР-4. 1934 год. Бронетранспортёры для перевозки личного состава. ТР-4-1 бронетранспортёр для подвоза боеприпасов;танк Т-26 образца 1934 (командирский)
  14. Т-26Ц. Испытывался в 1935-36 годах. Бронетранспортёр для подвоза горючего;
  15. Т-26-2 артиллерийский тягач. Опытные разработки;
  16. Т-26-ПХ. 1935-1940 годы. Изготовлено несколько опытных образцов для изучения возможности преодоления водных преград по дну.
  17. По состоянию на 01.01.41 на вооружении РККА находилось 9665 танков Т-26 различных модификаций. Общее количество выпущенных за период с 1931 по 1941 годы танков указанной серии составило 11218.

Поделитесь с друзьями:

bronetechnikamira.ru

Первым танковым соединением, получившим Т-26, была 1-я механизированная бригада имени К.Б. Калиновского (МВО). Машины, поступившие в войска до конца 1931 года, не имели вооружения и предназначались в основном для обучения. Эксплуатация их началась лишь в 1932 году, тогда же был утвержден новый штат мехбригады, по которому в ее составе должно было быть 178 Т-26.

Опыт учений 1931-32 гг. выявил необходимость создания еще более крупных соединений. С осени 1932 года начинается формирование механизированных корпусов в Московском, Ленинградском и Украинском военных округах. В состав корпуса входили две механизированные бригады, одна имела на вооружении танкиТ-26, другая — БТ. С 1935 года, мехкорпуса стали вооружаться только танками БТ.

С момента начала поступления в войска Т-26 образца 1933 года, какое-то время танковый взвод состоял из 2-х пулеметных и одной пушечной однобашенной машины. По мере насыщения войск новой модификацией Т-26, двухбашенные пулеметные машины передавались в учебно-боевые парки и танковые батальоны стрелковых дивизий. К 1935 году танковый батальон стрелковой дивизии состоял из 3-х рот по 15 Т-26 в каждой.

В августе 1938 года механизированные корпуса, бригады и полки были преобразованы в танковые. На конец 1938 года в РККА имелось 17 легкотанковых бригад по 267 танков Т-26 в каждой и три химические танковые бригады, укомплектованные химическими (огнеметными) танками на базе Т-26.

Боевое крещение Т-26 получили во время гражданской войны в Испании. 26 сентября 1936 года в Картахену прибыла первая партия из 15 танков Т-26, которые предназначались для обучения испанцев. Но положение республиканцев осложнилось и из этих танков сформировали танковую роту, под командованием капитана П. Армана. 29 октября рота вступила в бой.
Двухбашенный т 26

1 ноября участие в боях приняла танковая группа полковника С. Кривошеина, в составе 23-х Т-26 и 9-ти бронеавтомобилей. При этом на части танков уже были испанские экипажи. С начала декабря в Испанию стали в массовом порядке поступать танки Т-26 и другая техника, а также личный состав во главе с комбригом Д.Г.Павловым. Танкисты-добровольцы были набраны из лучших частей Красной Армии: механизированной бригады имени Володарского (г. Петергоф), 4-й механизированной бригады (г. Бобруйск), 1-го механизированного корпуса им. Калиновского (г. Наро-Фоминск). На основе почти 100 единиц техники и прибывшего личного состава началось формирование 1-й Республиканской танковой бригады. За счет советской помощи к лету 38 года в республиканской армии уже было 2 танковые дивизии.

Интербригадовцы на танке Т-26
Двухбашенный т 26

Всего до конца войны в Испании СССР поставил республиканской армии 297 Т-26, причем поставлялись только однобашенные машины образца 1933 года. Эти танки принимали участие фактически во всех операциях республиканцев и показали себя достаточно хорошо. Немецкие Pz-I и итальянские танкетки CV3/33 были бессильны против Т-26.

Во время боя у селения Эскивиас Т-26 Семена Осадчего таранил итальянскую танкетку и сбросил ее в ущелье. Вторая танкетка была уничтожена пушечным огнем, а две других повреждены. Соотношение потерь иногда было еще выше. Так, в период сражения под Гвадалахарой за 1 день 10 марта взвод из двух Т-26 под командой испанца Э.Феррера подбил 25 итальянских танкеток. Надо сказать, что советским танкистам противостоял достойный противник. Пехота мятежников, особенно «Иностранный легион» и марокканцы, неся большие потери от действий танков, позиций не оставляла и не отступала. Марокканцы забрасывали танки гранатами и бутылками с зажигательной смесью, а когда их не было, отчаянно кидались прямо под боевые машины, стреляли в упор по смотровым щелям, били прикладами и хватались за гусеницы.

Бои в Испании продемонстрировали, с одной стороны, превосходство Т-26 над итальянской и немецкой техникой, а с другой — недостаточную броневую защиту Т-26. Даже его лобовая броня пробивалась снарядами 37-мм ПТО на всех дистанциях действительного огня.

Республиканский Т-26 на улице Мадрида
Двухбашенный т 26

Первой боевой операцией, собственно Красной Армии, в которой участвовали Т-26, стал советско-японский конфликт у озера Хасан в июле 1938 года. Для разгрома японской группировки, советское командование привлекло 2-ю механизированную бригаду, а также 32-й и 40-й отдельные танковые батальоны. В советской танковой группировке насчитывалось 257 Т-26, в том числе 10 ХТ-26, три мостоукладчика СТ-26, 81 БТ-7 и 13 САУ СУ-5-2.
Двухбашенный т 26

При штурме занятых японцами сопок Богомольная и Заозерная наши танкисты натолкнулись на хорошо организованную противотанковую оборону. В результате, было потеряно 85 танков Т-26, из них 9 — сожжены. После окончания боев 39 танков были восстановлены силами воинских частей, остальные потребовали заводского ремонта.

Основная тяжесть боев в Монголии у реки Халхин-Гол «легла на плечи» танков БТ. По состоянию на 1 февраля 1939 года в составе 57-го Особого корпуса имелось всего 33 танка Т-26, 18 ХТ-26 и шесть тягачей на базе Т-26. БТ-5 и БТ-7 было 219 штук. Мало изменилась ситуация и в дальнейшем. Так, на 20 июля 39 года в частях 1-й армейской группы имелось в наличии 10 танков ХТ — 26 (11-я легкотанковая бригада) и 14 Т-26 (82-я стрелковая дивизия). К августу число Т -26, главным образом химических, немного увеличилось, но все равно они составляли небольшую часть участвовавших в боях единиц бронетехники. Тем не менее, использовались они весьма интенсивно.

В документах 1-й армейской группы отмечалось, что «Т-26 показали себя исключительно хорошо, прекрасно ходили по барханам, очень большая живучесть танка. В 82-й дивизии был случай, когда в Т-26 было 5 попаданий из 37 -мм орудия, разнесло броню, но танк не загорелся и после боя своим ходом пришел на СПАМ». После подобной лестной оценки следует куда менее лестное заключение, касающееся уже бронирования Т-26: «японская 37-мм пушка пробивает броню любого нашего танка свободно».

Отдельной оценки удостоились действия химических танков.

«К началу боевых действий в составе 57-го Особого корпуса имелось всего 11 химических танков (ХТ-26) в составе роты боевого обеспечения 11-й легкотанковой бригады. Огнеметной смеси имелось 3 зарядки в роте и 4 на складе.

20 июля в район боевых действий прибыла 2-я рота химических танков из состава 2-й танковой химической бригады. Она имела 18 ХТ-130 и 10 зарядок огнеметной смеси. Однако оказалось, что личный состав имеет очень слабую подготовку к огнеметанию. Поэтому до выхода роты непосредственно к району боевых действий с личным составом были проведены практические занятия по огнеметанию и изучен боевой опыт, уже имеющийся у танкистов-химиков 11-й ЛТБр.

Кроме того, в составе прибывшей на фронт 6-й танковой бригады имелось 9 ХТ-26. Всего к началу августа в войсках 1-й армейской группы имелось ХТ-26 — 19, ЛХТ-130 — 18 шт.

За период августовской операции (20-29 августа) все химические танки принимали участие в бою. Особенно активно они действовали в период 23-26 августа, причем в эти дни ЛХТ-130 ходили в атаку по 6-11 раз.

Всего за период конфликта химические подразделения израсходовали 32т огнеметной смеси. Потери в людях составили 19 человек (9 убитых и 10 ранено), безвозвратные потери в танках — 12 машин, из них ХТ-26 — 10, ХТ-130 — 2.

Слабым местом применения огнеметных танков явились плохая разведка и подготовка машин к атаке. В результате было большое расходование огнесмеси на второстепенных участках и излишние потери.

В ходе первых же боев было установлено, что японская пехота не выдерживает огнеметания и боится химического танка. Это показал разгром отряда Азума 28-29 мая, в котором активно использовались 5 ХТ-26.

В последующих боях там, где использовались огнеметные танки, японцы неизменно оставляли свои укрытия, не проявляя стойкости. Например, 12 июля отряд японцев в составе усиленной роты с 4-мя ПТО проник в глубь нашего расположения и, несмотря на неоднократные атаки, оказывал упорное сопротивление . Введенный только один химтанк, который дал струю огня по центру сопротивления, вызвал в рядах противника панику, японцы из передней траншеи убежали в глубь котлована и подоспевшей нашей пехотой, занявшей гребень котлована, этот отряд был окончательно уничтожен».

Накануне Второй мировой войны Т-26 главным образом состояли на вооружении отдельных легкотанковых бригад (256-267 танков в каждой) и отдельных танковых батальонов стрелковых дивизий (одна рота — 10-15 танков). В составе этих частей, они принимали участие в «освободительном походе» на Западную Украину и Польшу.

17 сентября 1939 года польскую границу пересекли 878 Т-26 Белорусского фронта и 797 Т-26 Украинского фронта. Потери в ходе боевых действий во время польского похода были незначительны: всего 15 «двадцатьшестых», а вот по причине разного рода технических неисправностей в ходе маршей вышли из строя 302 машины.

Советско-финская война началась 30 ноября 1939 года. В войне с Финляндией принимали участие 10-й танковый корпус, 20-я тяжелая, 34-я, 35-я, 39-я и 40-я легкие танковые бригады, 20 отдельных танковых батальонов стрелковых дивизий. Уже в ходе войны на фронт прибыли 29-я легкотанковая бригада и значительное количество отдельных танковых батальонов. Парк танков Т-26, использовавшихся во время Зимней войны, был очень пестрым. Можно было встретить и двухбашенные и однобашенные танки разных годов выпуска, от 1931 до 1939 года. В танковых батальонах стрелковых дивизий, материальная часть была, как правило, старая, выпуска 1931-1936 гг. Всего же к началу боев в танковых частях Ленинградского фронта было 848 танков Т-26.
Двухбашенный т 26

Как и боевые машины других марок, Т-26 использовались в качестве основной ударной силы при прорыве линии Маннергейма. В основном привлекались для разрушения фортификационных сооружений: от расстрела противотанковых надолб до стрельбы прямой наводкой по амбразурам финских ДОТов.
Советский легкий танк Т-26 выдвигается к месту боев. На крыле выложены фашины для преодоления рвов. По характерным признакам машина выпуска 1939 года. Карельский перешеек.

Двухбашенный т 26
Отдельного описания стоят действия 35-й легкотанковой бригады, так как только она столкнулась с финскими танками. К началу прорыва главной полосы обороны линии Маннергейма, танки бригады побатальонно были приданы 100-й, 113-й и 123-й стрелковым дивизиям. В конце февраля 1940 года в полосу наступления указанных дивизий была выдвинута 4-я финская танковая рота, в состав ее входили 13 танков «Виккерс 6-тонный», из них 10-вооруженных 37-мм пушкой «Бофорс». Финские танки должны были поддержать атаку 23-й финской пехотной дивизии.
Легкий танк Т-26 на занятиях по преодолению противотанковых препятствий. На крыле выложены фашины для преодоления рвов. По характерным признакам машина выпуска 1935 года. Карельский перешеек.
Двухбашенный т 26

В 6.15 26 февраля восемь пушечных «Виккерсов» двинулись в бой. Из-за поломок две машины остановились, и к позициям советских войск вышли шесть танков. Однако финским танкистам не повезло — пехота за ними не пошла, а из-за плохой разведки «Виккерсы» напоролись прямиком на танки 35-й бригады. Если судить по финским документам, судьба «Виккерсов» сложилась так: танк R-648 был подбит огнем нескольких советских машин и сгорел. Командир танка был ранен, но сумел выйти к своим, остальные трое членов экипажа погибли. Танк R-655, перейдя железную дорогу, был подбит и оставлен экипажем. Этот танк финны смогли эвакуировать, но восстановлению он не подлежал и был разобран на запчасти. «Виккерсы» R-664 и R-667 получили по нескольку попаданий и потеряв ход некоторое время вели огонь с места, а затем были оставлены экипажами. R-668 застрял, пытаясь свалить дерево и был сожжен, из экипажа уцелел один человек. «Виккерс» R-670 также был подбит.

В оперативной сводке 35-й бригады за 26 февраля сделана лаконичная запись: «Два танка «Виккерс» с пехотой вышли на правый фланг 245-го пехотного полка, но были подбиты. Четыре «Виккерса» пришли на помощь своей пехоте и были уничтожены огнем трех танков командиров рот, шедших на рекогносцировку».

В «Журнале военных действий» 35-й бригады запись не менее красноречива: «26 февраля 112-й танковый батальон с частями 123-й стрелковой дивизии вышел в район Хонканиеми, где противник оказывал упорное сопротивление, неоднократно переходя в контратаки. Тут подбито два танка «Рено» и шесть «Виккерсов», из них 1 «Рено» и 3 «Виккерса» эвакуированы и сданы в штаб 7-й армии».

Вот как раз эти подбитые финские танки
Двухбашенный т 26
Двухбашенный т 26

Действия малочисленных финских танковых частей, конечно же, не оказали никакого заметного влияния на ход боев. Но финская противотанковая оборона оказалась очень эффективна. За весь период боевых действий с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года Красная Армия потеряла 3178 танков, из них 1903 — боевые потери и 1275 — потери по техническим причинам. Потери танков Т-26 примерно составляют 1000 единиц, то есть превысили количество Т-26 на начало войны. Однако в ходе боевых действий для пополнения прибывали танки, как с заводов, так и в составе перебрасывающихся на фронт новых танковых частей.
Колонна разбитой и брошенной техники советской 44-й стрелковой дивизии на дороге Раате-Суомуссалми, котороую рассматривают финские военные. На переднем плане два Т-26 — командира 312-го отдельного танкового батальона капитана Тумачека и помощника начальника штаба батальона лейтенанта Печурова. За ними три Т-37. На заднем плане, вероятно, скатившийся в кювет Т-26 начштаба батальона Квашина. Это оставшиеся на ходу машины батальона, прикрывавшие прорыв остатков 44-й стрелковой дивизии по дороге Раате и застрявшие перед завалом на 23-м километре дороги. Танки вели бой в течение шести часов и полностью израсходовали боеприпасы, после чего танкисты покинули танки и ушли лесом.
Двухбашенный т 26

20 декабря 1939 года передовые части 44-й дивизии, усиленной 312-м отдельным танковым батальоном вступили на Раатскую дорогу и стали продвигаться в направлении Суомуссалми на выручку окруженной 163-й стрелковой дивизии. На дороге шириной 3,5 метра колонна растянулась на 20 км, 7 января продвижение дивизии было остановлено, ее основные силы попали в окружение. За разгром дивизии ее командир Виноградов и начальник штаба Волков были отданы под трибунал и расстреляны перед строем.
Двухбашенный т 26

Мы уже говорили, что на момент начала ВОВ в пяти западных округах имелось примерно 3100 — 3200 исправных танков Т-26 и машин на их базе. В ходе боевых действий первых месяцев Великой Отечественной, основная часть Т-26 была потеряна, в основном от действий артиллерии и ударов авиации противника. Многие машины вышли из строя по техническим причинам, а нехватка запчастей не позволили их отремонтировать. При отходе даже танки с незначительными поломками приходилось оставлять на территории занятой противником, взрывать или сжигать. Динамику потерь можно рассмотреть на примере 12-го механизированного корпуса, дислоцированного в Прибалтийском Особом округе. В составе корпуса на 22 июня имелось 449 танков Т-26, два химтанка и четыре тягача Т-27Т. К 7 июля 201 Т-26, два химтанка и все тягачи были подбиты. Еще 186 Т-26 вышли из строя по техническим причинам. За этот же период в 125-м танковом полку 202-й моторизованной дивизии было потеряно 66 Т-26, из них безвозвратно — 60. К 21 июля в 28-й танковой дивизии 12-го мехкорпуса осталось 4 БТ-7, 1 Т-26 и 2 БА-20, в 23-й моторизованной дивизии — один Т-26. Корпус перестал существовать как соединение танковых войск.

Подбитые советские танки Т-26 и КВ-1 3-й танковой дивизии, потерянные 5 июля 1941 года в боях c немецкой 1-й танковой дивизией на дороге Псков — Остров в районе деревни Карпово.

Двухбашенный т 26
К осени 1941 года число Т-26 в РККА заметно сократилось, но они продолжали составлять значительный процент материальной части. На 1 октября в танковых частях Западного фронта насчитывалось 475 танков, 298 из них это Т-26. Это составляло 62%. Впрочем техническое состояние многих из них было плохое, что способствовало быстрой убыли боевых машин этого типа.

Спустя неполный месяц, 28 октября, в составе Западного фронта имелся 441 танк. Только 50 из них были Т-26, причем 14 из них находились в ремонте. Т-26 принимали участие не только в обороне Москвы, ими, например, был вооружен 82-й отдельный танковый батальон Ленинградского фронта.

Т-26 продолжали использоваться в боевых действиях на всем протяжении советско-германского фронта в течении всего 1942 года, правда, уже в гораздо меньшем количестве, чем в 1941 году. Так, в составе 22 танкового корпуса Юго-Западного фронта на 9 мая 1942 года, имелось 105 танков. Шесть из них — Т-26. К сожалению, полных данных о танковой группировке Юго-Западного фронта нет, поэтому нельзя указать, в каких еще частях фронта имелись танки этого типа. Упомянутые шесть Т-26 находились на вооружении 13-й танковой бригады. Все бригады 22-го корпуса вступили в бой с немецкой танковой группировкой 13 мая 1942 года, отражая контрудар во фланг наступавшим войскам нашей 38-й армии. В результате боев 13-я, 36-я и 133-я бригады, потеряли все свои танки. При этом, по донесениям командования бригад, было подбито более 100 танков противника.
Брошенный неисправный советский танк Т-26 при отступлении советских войск в районе Сталинграда.
Двухбашенный т 26

Последними крупными операциями в ВОВ, в которых в более или менее значительных количествах участвовали Т-26, были Сталинградская битва и битва за Кавказ.

На 15 июля 42 года «двадцатьшестые» имелись только в 63-й танковой бригаде (8 шт.) и 62-м отдельном танковом батальоне (17 шт.) Южного фронта. В ходе боев к концу месяца 15 танков Т-26 были потеряны. В составе войск Приморской группы Северо-Кавказского фронта действовал 126-й отдельный танковый батальон (36 танков Т-26).

10 августа 42 года 126-й батальон был переброшен в район Абинская-Крымская с задачей совместно со 103-й стрелковой бригадой «упорно оборонять горные перевалы к Новороссийску, используя танки как неподвижные огневые точки, закопав их в землю». Утром 17 августа противник силами до 18 танков Pz 4 с двумя ротами пехоты при поддержке 2-3 артиллерийских и минометных батарей перешел в наступление от ст. Ахтырская в направлении ст. Абинская. Этот населенный пункт обороняла 1-я рота 126-го отдельного танкового батальона в составе 11 танков Т-26. В течении 2-х часов она вела бой с танками противника, а затем отступила на запасные позиции, с которых танки вели огонь с места. К концу дня рота потеряла от артогня и в танковом бою 7 танков. Еще три машины получили повреждения и были взорваны по приказу политрука роты. Эвакуационные средства в батальоне отсутствовали. 18 августа вступила в бой с противником 2-я танковая рота. До 30 немецких танков и 20 машин с пехотой двигались в направлении ст. Крымская. В результате трехдневных боев 2-я рота потеряла два танка. Немцы — 4 танка и несколько десятков пехотинцев. К 22 августа батальон потерял 30 танков. От ударов авиации — 5 машин, от огня артиллерии и танков противника — 21 танк, от огня огнеметчиков — 1 танк. Кроме того 3 танка были подорваны экипажами. Оставшиеся в строю 6 танков использовались как неподвижные огневые точки для обороны горных проходов в 25 км севернее Новороссийска. Батальон понес большие потери из-за неправильного применения танков, которые без поддержки пехоты и артиллерии вели оборонительные бои на фронте в 20км, группами по 3-5 машин.
Советские офицеры осматривают подбитый финский танк — трофейный советский ХТ-133 (огнеметный вариант Т-26). Финны заменили огнемет на пушку и пулемет.
Двухбашенный т 26

Следует отметить, что практически во всех случаях после потери танков Т-26 бригады и батальоны, их имевшие, в качестве пополнения получали боевые машины других типов, состоящих в производстве или полученных по ленд-лизу. В частности танки Т-60, Т-70 и «Валентайны».

В 1943 году на большинстве участков советско-германского фронта танки Т-26 уже не использовались. В основном они сохранились там, где фронт был достаточно стабилен, где длительное время не велось активных боевых действий, а также в некоторых тыловых подразделениях. Например 151-я танковая бригада, в составе 24 Т-26 и 19 английских Mk7 «Тетрарх» охраняла госграницу СССР с Ираном. Довольно долго Т-26 сохранялись в войсках Ленинградского фронта. В частности на момент начала операции по снятию блокады в 1-й и 220-й бригадах Ленинградского фронта имелось по 32 танка Т-26. На другом стабильном участке фронта — в Карелии — Т-26 состояли на вооружении еще дольше — до лета 1944 года.
Советский танк Т-26, подбитый при штурме полицейского поста Хандаса на Южном Сахалине.
Фотография Г. Грохова, фотографа 214-й отдельной танковой бригады. Август 1945 года.

Двухбашенный т 26

Последней же боевой операцией советских ВС, в которой приняли участие Т-26, стал разгром японской Квантунской армии в августе 1945 года.

Брошенный немцами трофейный танк Т-26 дивизии СС «Мертвая голова», носивший имя «Mistbiene» (Пчела)
Двухбашенный т 26
Тот же танк «Mistbiene» еще живой
Двухбашенный т 26tle=»»>

luciferushka.livejournal.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.