Английские танки


Британские танки Второй мировой
Легкие танки
ЛЕГКИЙ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЙ ТАНК МКVIА Танк МКVIА Английские танки Танк «Тетрарх»
ЛЕГКИЙ ТАНК МКVIII МКVIII «Гарри Гопкинс» ЛЕГКИЙ ПЕХОТНЫЙ ТАНК МКIII Танк «Валентайн»
Средние танки

СРЕДНИЙ ПЕХОТНЫЙ ТАНК МК II А
Танк «Матильда» СРЕДНИЙ ТАНК Танк «Рэм» (Канада)
Тяжелые танки
ТЯЖЕЛЫЙ ПЕХОТНЫЙ ТАНК МК IV Тяжелый пехотный танк «Черчиль»
Крейсерские танки
КРЕЙСЕРСКИЙ ТАНК МК V Танк «Ковенантер» КРЕЙСЕРСКИЙ ТАНК МК VI Танк «Крусайдер»
КРЕЙСЕРСКИЙ ТАНК МК VIII Танк «Кромвелл»

КРЕЙСЕРСКИЙ ТАНК
Танк «Комета»
Самоходные установки
САМОХОДНАЯ УСТАНОВКА САУ «Арчер» САМОХОДНАЯ УСТАНОВКА «Бишоп»
САМОХОДНАЯ УСТАНОВКА «Секстон» 20-ММ ЗЕНИТНАЯ САМОХОДНАЯ УСТАНОВКА «Crusader» AA Mk II
40-ММ ЗЕНИТНАЯ САМОХОДНАЯ УСТАНОВКА «Crusader» AA Mk    
Бронеавтомобили и другая бронетехника
РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЙ БРОНЕАВТОМОБИЛЬ «Хамбер» IV

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЙ БРОНЕАВТОМОБИЛЬ М6
М6 «Стэгхаунд»
«Юниверсал Кэрриер» «Универсал» БРОНЕАВТОМОБИЛЬ SС МК I SС МК I «Динго»
РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЙ БРОНЕАВТОМОБИЛЬ «Даймлер» МК I БРОНЕАВТОМОБИЛЬ AЕС МК III AЕС МК III
ТАНКЕТКА «Карден-Ллойд» МКVI    

Танки Англии

Английские танкиНа развитии английской бронетанковой техники в предвоенные годы отразилась борьба мнений относительно характера будущей войны.


оронники создания механизированных армий, считавшие, что вторая мировая война с их участием должна закончиться быстро, единым стратегическим ударом, который в течение нескольких дней и даже часов решит исход боев и принудит противника к капитуляции, настаивали на создании «крейсерских» танков — легкобронированных, с повышенными скоростями движения и с пушками калибра 40 мм. Для проверки своих взглядов на будущую войну они добились создания в английских вооруженных силах в 1927 году первого экспериментального механизированного соединения.

Имелась также группа влиятельных военных, опиравшихся на штаб сухопутных сил Англии, которые считали, что основной удел танков — непосредственная поддержка наступающей пехоты. Для этого служат тихоходные сильно бронированные танки с пушками калибра 40-75 мм — так называемые «пехотные » танки. В качестве компромисса было решено иметь на вооружении как крейсерские, так и пехотные танки. К пехотным танкам относились танки типа «Матильда», «Валентайн» и «Черчиль», к крейсерским — «Крусайдер», «Кромвелл», «Комета». Таким образом, неразделимые боевые качества танка — броневая защита и подвижность были искусственно поделены между двумя типами машин. Ошибочность этой концепции выявилась в ходе боевых действий довольно быстро, но создать во время войны единый танк, способный выполнять задачи непосредственной поддержки пехоты и действовать в составе бронетанковых соединений, английским конструкторам не удалось. Поэтому лучшим танком английской армии стал американский М4 «Шерман».


Созданные в Англии перед войной легкие танки быстро исчезли с полей сражений, так как их броня и вооружение оказались неудовлетворительными. Поэтому в английской армии широко использовались американские легкие танки М3 и М5. В 1943 году было начато производство собственного легкого танка «Тетрарх», однако его боевые характеристики были ниже характеристик немецких танков. Самоходная артиллерия, как и в армии США, делилась на полевую, противотанковую и зенитную. Однако количество самоходных установок, выпущенных промышленностью Англии, было невелико и составило примерно 800 машин.

Характерными особенностями английской бронетанковой техники были:

  • большие габаритные размеры и вес, невысокая огневая мощь и подвижность танков;
  • создание полевых, противотанковых и зенитных самоходных установок на базе танков и автомобилей;
  • широкое использование шасси устаревших легких танков для создания бронетранспортеров;
  • создание и широкое использование бронеавтомобилей;
  •  применение устаревших конструктивных решений и техноло гических методов: вертикальное расположение броневых листов, каркасная конструкция танков, соединение броневых листов на бол тах и заклепках, использование в основном карбюраторных двига телей и т.д.

Всего в годы второй мировой войны в Англии было произведено 25116 танков, еще 23246 танков и САУ поступило из США и Канады. Формирование бронетанковых соединений в Англии происходило довольно медленно. К концу второго года войны было сформировано пять бронетанковых дивизий и пять отдельных бригад.
Бронетанковая дивизия состояла из двух бронетанковых бригад, в каждой из которых было по три танковых полка, а также двух мотоциклетно-стрелковых батальонов, артиллерийского и смешанного зенитно-противотанкового полков. В дивизии насчитывалось около 300 танков, но практически отсутствовала мотопехота. Кроме того, структура дивизии оказалась громоздкой и не позволяла оперативно руководить подразделениями в ходе боя. Поэтому в конце 1942 года дивизии были реорганизованы. Из них была исключена одна бронетанковая бригада, но введена бригада мотопехоты, артиллерийских полков стало два, введен полк противотанковой артиллерии. Дивизия образца 1942 года насчитывала 18 тысяч человек личного состава, 344 танка и более 150 орудий.

Для совместных действий с пехотными дивизиями формировались отдельные бронетанковые бригады в составе трех полков. В каждой бригаде было по 260 танков. Всего в годы второй мировой войны в Великобритании было сформировано 11 бронетанковых дивизий и 30 бронетанковых бригад. Танковые корпуса и армии не создавались, однако на разных этапах войны участвовали армейские корпуса, в которые входили по 2-3 бронетанковые дивизии.


pro-tank.ru

Как уже упоминалось, непосредственным предшественником английских танков был «Большой Вилли». Эта машина, изготовленная из обычной неброневой стали, испытывалась в феврале 1916 года и вскоре была принята на вооружение под маркой Мк I. В отличие от «Большого Вилли», ее корпус был выполнен из катаных бронелистов. Собирали его так: листы мягкой стали нарезали, потом в них сверлили отверстия под заклепки, затем закаливали и крепили к каркасу из уголков и полосовой стали.

26 опорных, неподрессоренных роликов малого диаметра помешались, как в обойме, между внешним (сплошным) и внутренним (вне коробки каркаса) бортовыми листами, между ними устанавливались ведущие колеса, ленивцы и бортовые коробки передач.

Гусеница шириной 520 мм состояла из 90 плоских траков из броневой стали. На твердой почве удельное давление достигало почти 2 кг/см2 , что было чересчур велико. Поэтому английские танки отличались низкой проходимостью. Верхняя часть гусеницы скользила по специальному рельсу, охватывая корпус. Каждый третий опорный ролик оснащался ребордой для направления гребней траков.

Бензиновый двигатель «Даймлер» и трансмиссия находились внутри танка, как и баки с горючим, которое самотеком поступало к мотору. Нередко в самый ответственный момент, когда танк задирал нос, преодолевая препятствие, двигатель глох из-за прекращения подачи бензина. Мк I не имел глушителя на выхлопной трубе, и ночью грохот и искры выдавали танк вражеским наблюдателям.


Трансмиссия состояла из двухскоростной коробки передач, червячного редуктора и дифференциала, выходные валы которого соединялись с двумя дополнительными бортовыми коробками передач. Привод ведущих колес заднего расположения осуществлялся при помощи цепной передачи, но ее выполнили открытой и она быстро забивалась грязью.

Управление танком требовало значительных усилий водителя и командира (последний отвечал за тормоза гусениц правого и левого бортов), а также двух трансмиссионщиков, работавших на бортовых коробках передач. Водитель подавал им команды голосом или жестами. Поворот осуществлялся торможением одной гусеницы или переключением бортовой коробки передач в нейтральное положение и включением 1 -й или 2-й передачи на коробке передач другого борта. Затем водитель включал сцепление. После поворота такая операция проделывалась в обратном порядке. С остановленной гусеницей танк разворачивался почти на месте.

Для корректировки курса или поворота с большим радиусом служила пара стальных колес, напоминавших вагонные, крепившихся сзади на шарнире и поворачивавшихся тросовой тягой, что также требовало изрядных усилий. Считалось, что эти колеса помогут машине преодолеть широкие рвы, однако из-за громоздкости и уязвимости от них вскоре отказались.


Боевой вес Мк I составлял 28 т (27 т у «самки»), скорость -4,5 км/ч (на местности – 2 км/ч), запас хода – 19 км. Бронезащита достигала 5-11 мм, вооружение состояло из двух 57-мм пушек и трех пулеметов «Гочкисе» (на «самце») или 5 пулеметов (на «самке»), установленных в спонсонах. Экипаж – 8 человек. Для водителя и командира в передней части корпуса имелась рубка. На крыше танка натягивали сетку – заброшенные противником ручные гранаты скатывались по ней и взрывались на земле. Всего было 150 Мк I, поровну «самцов» и «самок».

Появившиеся в начале 1917 года Мк II и Мк III (по 50 единиц) не имели хвостовых колес и противогранатных сеток, в конструкцию люков и смотровых щелей внесли изменения, на Мк III местами утолщили броню и расширили каждый шестой трак.

За ними последовал Мк IV, заказ на который выдали 19 сентября 1916 года, сразу после сражения на Сомме. Потребовалось вмешательство премьер-министра, ибо армейский штаб отменил заказ на 1200 Мк IV (405 «самцов», 205 машин снабжения, остальные «самки»). В устройство танка внесли улучшения, продиктованные боевым опытом: толщину брони в лобовой части увеличили с 12 до 16 мм, по бортам – с 6 до 12 мм, а на крыше довели до 8 мм, что значительно повысило безопасность экипажа при обстреле машины бронебойными пулями. Спонсон мог вдвигаться внутрь корпуса по салазкам (аппарелям), что облегчало транспортировку. Но иногда в бою, при большом крене, спонсоны срывали фиксаторы и, внезапно сползая в танк, калечили людей. На «самках» спонсоны уменьшили.


На Мк IV впервые установили легкие пулеметы «Льюис», что было ошибкой, так как потребовало увеличения амбразур. На машинах поздних марок этот недостаток устранили, заменив «Льюисы» танковыми пулеметами «Гочкисе» и применив пушки со стволом, укороченным с 40 до 23 калибров, которые не утыкались в землю при крене и не задевали деревья и стены домов.

MkV на службе Красной Армии

Английский танк Мк V

Топливные баки теперь размещали вне корпуса, между задними ветвями гусениц, горючее к двигателям подавалось принудительно, на выхлопную трубу поставили глушитель. Цепную передачу к ведущим колесам прикрыли от грязи, гусеницы сделали шире. Улучшили и смотровое устройство водителя, защищавшее его теперь от свинцовых брызг при попаданиях пуль – оно представляло собой броневую перфорированную плиту.

Первые Мк IV прибыли на фронт в апреле 1917 года и 7 июня участвовали в бою за Мессин. Затем они побывали в деле под Камбре. Их выпуск прекратили в декабря 1917 года с началом производства улучшенной модификации Мк V.

Она сильно отличалась от предшественников. На ней установили четырехскоростную, планетарную коробку передач системы Вильсона и специальный танковый мотор «Рикардо». Отныне машиной управлял только водитель – обошлись без бортовых коробок передач. Отличительным признаком Мк Устали воздухозаборники системы охлаждения, смонтированные по бортам, радиатор сблокировали с мотором. Рубку командира увеличили, а в корме разместили еще один пулемет. Первые Мк V начали поступать в войска в мае 1918 года, и до конца войны изготовили 400 (поровну «самцов» и «самок»).

Следующей модификацией стал удлиненный Мк V* («со звездой»), в корпус которого встроили двухметровую секцию. Так, не ухудшив продольной жесткости, удалось добиться преодолевания более широких рвов, улучшить сцепление гусениц с грунтом и увеличить внутренний объем, чтобы принять дополнительные припасы или 25 пехотинцев. Попытку высадить танковый десант предприняли 8 августа 1918 года под Амьеном, но неудачно – из-за плохой вентиляции солдаты угорали. Тем не менее, переделали 579 таких танков. 25 танков Мк V представляли собой тот же танк Мк V*, но специальной постройки.

До конца войны в единичных экземплярах выпускали Мк VII и Мк VIII. Первые (заказано 75, сделано 3) отличались от Мк V системой охлаждения и наличием гидравлической трансмиссии, кроме того, их оснастили электростартером. Боевой вес достиг 37 т, вооружение состояло из двух 57-мм пушек и 5 пулеметов. Танки оказались легко управляемыми, маневренными, но дорогостоящими.

Несколько особняком стоит так называемый англо-американский, или «интернациональный», Мк VIII, которому предназначалось стать в 1919 году основным тяжелым танком союзников. Проектировать Мк VIII начали летом 1917 года, для массового производства планировалось построить во Франции завод, который выпускал бы ежемесячно по 300 машин. Американцы взялись поставлять двигатели, трансмиссию, механизмы управления; англичане – броню, траки, катки и вооружение, После подписания перемирия США и Великобритания изготовили лишь считанные единицы. Масса Мк VIII достигала 37,6 т, экипаж насчитывал 8 человек, танк оснащался двумя 57-мм пушками и 7 – 10 пулеметами, бронирование не превышало 16 мм. Двигатель мощностью 338 л.с. (американский вариант) позволял развивать скорость до 9 км/ч.

Основные английские танки периода первой мировой войны Мк IV и Мк V провели немало удачных боев, они поступали и в американские войска, 77 машин 1 ноября 1918 года передали французам. Трофейные Мк IV имелись в кайзеровской армии, а Мк V – в войсках английских интервентов и у белогвардейцев в России. Захваченные красноармейцами, они под названием «Рикардр» использовались до 1930 года.

Мк IV и Мк V после войны несколько лет состояли в британской армии, кроме того, по нескольку машин имелось в вооруженных силах Латвии, Польши, Японии и Эстонии. Кстати, эстонские сослужили последнюю службу в августе 1941 года при обороне Таллинна. Член Военного совета Краснознаменного Балтийского флота вице-адмирал Н.К. Смирнов вспоминал, что в те тяжелые дни ему доложили о найденных на складе четырех танках «Рено», оставшихся от армии буржуазной Эстонии. Однако, судя по описанию («на каждом – семь пулеметов»), это были Мк V. Наскоро подремонтированные, они пошли в бой и хоть немного,но помогли защитникам города.

«Интернациональный» танк Мк VIII

«Интернациональный» танк Мк VIII

Следующая глава >

tech.wikireading.ru

За годы Великой Отечественной войны в Советский Союз по программе взаимопомощи было направлено более 5000 танков, произведённых в Великобритании и Канаде. Подавляющее большинство из них составляли танки так называемого пехотного типа, обладавшие мощным бронированием и невысокой скоростью. Поставки лёгких танков ограничились 20 «Тетрархами». Что же касается крейсерских танков, то они в Красную армию так и не попали. Всё ограничилось испытаниями, хотя изначально настрой получать от англичан «Кромвели» был весьма высокий. О причинах отказа от этих боевых машин можно узнать из данной статьи, а рассмотреть английский танк Cromwell IV во всех подробностях можно в фотообзоре из экспозиции музея военной техники в нидерландском Оверлоне.

По данным внешней разведки

Впервые идея поставлять в СССР крейсерские танки была озвучена весной 1942 года. Тогда англичане предложили в дополнение к «Матильдам», «Валентайнам» и «Черчиллям» крейсерские танки Cruiser Tank Mk.VI, с весны 1941 года получившие обозначение Crusader. Эту машину, являвшуюся преемником Cruiser Tank Mk.III и Mk.IV, начали производить с конца 1940 года. По сути, это был совершенно новый танк, гораздо более удачный, чем его предшественники. При этом он сохранил некоторые их врождённые недостатки. Особенно это касалось слабого бронирования и не слишком надёжного двигателя Nuffield-Liberty.

В ответ Главное автобронетанковое управление Красной Армии (ГАБТУ КА) через соответствующие органы запросило информацию по Crusader. Помимо официальных каналов, оказалась задействована и внешняя разведка, благодаря которой имелись точные сведения по объёму выпуска танков и было известно о заводах, на которых их производят. Прежде всего, от английского крейсерского танка отказались из-за бензинового двигателя. Остальные английские танки, поступавшие в СССР, имели дизельные моторы. Кроме того, была получена и проанализирована информация об использовании «Крусейдеров» в Африке: немцы считали эти машины быстрыми, но слабо бронированными.

Между тем, о замене Crusader Военное министерство задумалось ещё в конце 1940 года, то есть в момент запуска его в серию. Была разработана спецификация, которую получили три фирмы – Vauxhall, Nuffield и Birmingham Railway Carriage and Wagon Company (BRC&W). Наиболее удачным был признан проект Nuffield – A24. В качестве основы для 27-тонной машины была использована база Crusader. Танк приняли на вооружение как Cruiser Tank Mk.VII, или Cavalier. Впрочем, карьера машины не задалась с самого начала. Виной тому стал всё тот же злополучный двигатель Nuffield-Liberty. Это открыло дорогу танку Crusader III, вооружённому 6-фунтовой (57-мм) пушкой.

Бросать проблемную машину не стали, было решено её дорабатывать. В результате появилось ещё 2 танка. Обе машины имели индекс A27, отличающийся только буквами в конце. Индекс A27L получил танк Centaur производства Leyland, оснащённый двигателем Nuffield-Liberty. Индекс A27M получил танк Cromwell производства BRC&W, оснащённый двигателями Meteor, дефорсированной версией авиационного мотора Merlin. Новый мотор оказался не только не в пример надёжнее, но и на треть мощнее.

С новым танком советские специалисты познакомились ещё в 1942 году. 13 ноября член торгового представительства СССР в Великобритании К. Ольховский посетил центральный танковый полигон в Чобхеме. На полигоне ему и членам Военной Миссии СССР показали два опытных Cromwell I, на которые ещё не было установлено вооружение.

В ходе испытаний один из танков демонстрировал плавную езду по пересечённой местности. При этом случались мелкие неисправности в коробке передач, а после 5 километров пробега по бездорожью закипела вода в радиаторе. Несколько раз ломались пружины подвески. По просьбе Ольховского англичане представили характеристики танка. Боевая масса машины в 27 тонн вызвала у него недоверие. Кроме того, у Ольховского создалось впечатление, что целью демонстрации было показать неготовность машины. По его мнению, англичане не хотели посылать «Кромвели» вместо «Матильд» и «Черчиллей». В реальности танк действительно был сырой, доводить его пришлось ещё минимум год.

В марте 1943 года о серийном производстве Cromwell, Centaur и Cavalier стало известно агентам ГРУ. Был составлен доклад, который через начальника 3 Управления ГРУ КА генерал-майора В. Е. Хлопова передали в Главное бронетанковое управление (ГБТУ). Согласно докладу, количество выпущенных «Кромвелей» достигло к марту 1943 года 8–10 тысяч (!) штук, каждый день их выпускалось по 45 штук силами 15 предприятий. Эту информацию получили от всё того же Ольховского.

На основании полученных сведений Хлопов предлагал более не закупать «Матильды», а запросить танки нового типа. 3 апреля в адрес Молотова с предложением закупать вместо «Матильд» танки «Кромвель» обратился начальник ГБТУ КА генерал-полковник Федоренко. Торговое представительство СССР в Великобритании, а также агенты ГРУ получили задание достать как можно больше информации по новым английским танкам. Быстро выяснилось, что Centaur оснащается двигателем Nuffield-Liberty, потому интерес к нему тут же угас. Впрочем, предложение о поставках Centaur имело место, поскольку 14 мая 1943 года поступил ответ из Британской военной миссии в СССР.

Согласно ответу, англичане были готовы поставлять «Сенторс» (так Centaur указывается в документе), но Военное Министерство предлагало вместо них увеличить поставку танков «Шерман». Речь шла об M4A2 в «английской» комплектации (английские радиостанции и некоторые изменения в оборудовании), которые в английской армии имели индекс Sherman III. То есть, англичане предлагали перепродать Советскому Союзу танки, поставленные, в свою очередь, американцами для англичан.

Судя по переписке, так оно в итоге и получилось. Тем не менее, англичане были готовы продемонстрировать Centaur советским представителям в Великобритании. На этом активность по новым танкам затихла, поскольку M4A2, даже в английской комплектации, ГБТУ КА показались более интересными.

Лучше поздно, чем никогда

В следующий раз о «Кромвелях» вспомнили уже весной 1944 года. В письме от 17 марта заместитель Наркомата Внешней Торговли И. Ф. Семичастнов запросил мнение Федоренко о целесообразности закупки этих машин. В письме делался акцент на то, что, по данным Семичастнова, «Кромвели» являлись наилучшими танками, производившимися в Великобритании. К тому времени поставки английской бронетанковой техники подходили к концу.

На сей раз дело пошло значительно дальше простой переписки. ГБТУ КА заказало 6 танков, часть которых пошла на испытания, включая обстрел корпуса и башни, а как минимум пара машин отправлялась в профильные учреждения для разборки и изучения. По различным причинам 6 танков прибыли в порт Баку только 18 августа 1944 года. Согласно документам, на эшелон их должны были погрузить 24 августа, но реально произошла задержка на 5 дней.

Следует отдельно остановиться на том, что же за танки прибыли в Советский Союз. Об эти машины не слишком компетентными в вопросе любителями военной истории сломано немало копий. Информация о том, что они относились к модификации Cromwell VII, не соответствует действительности. В реальности присланные машины относились к наиболее массовой версии, Cromwell IV. Танки были произведены в мае 1944 года, то есть в СССР прибыли новые машины. Единственная странность состоит в том, что тип их корпуса указан в документах как “E”. Если надмоторная плита соответствует этой спецификации корпуса, то люк помощника механика-водителя соответствует корпусам типа “B” и “C”.

К моменту прибытия «Кромвелей» в Советский Союз машины этой модели уже третий месяц активно воевали в Нормандии. Лишь 7-я танковая дивизия имела «Кромвели» в качестве основных боевых машин. В 11-й и Гвардейской танковых дивизиях «Кромвели» составляли примерно треть от танкового парка, основой же боевой лошадкой был Sherman V (M4A4 Medium Tank в английской комплектации). Примерно в том же соотношении были «Кромвели» у 1-й польской танковой дивизии. Ещё одним танковым соединением, которое имело «Кромвели», была Чехословацкая танковая бригада, практически полностью укомплектованная английскими машинами.

В целом, английские танкисты относились к «Кромвелям» со скепсисом, считая «Шерманы» более удачными. Американские танки были более надёжными, менее прожорливыми и нисколько не уступали английским в огневой мощи, имея при этом более удачные по конструкции корпус и башню.

О таком отношении к английским танкам в войсках советская разведка не знала, хотя кое-какие сведения всё же доходили. Согласно поступавшей информации, у английского танка неудачной получилась выхлопная система. Идущие вверх выхлопные газы демаскировали машину, особенно в тихую сырую погоду. Для борьбы с этим были оперативно изготовлены специальные экраны из жести, которые, впрочем, уменьшали возможные углы склонения орудия при стрельбе назад, а их конструкция оказалась недолговечной.

Неудачной оказалась и конструкция грязевых щитков, которые на пересечённой местности довольно быстро гнулись и отрывались. Блестящий металл при этом начинал демаскировать машину. Нарекания вызвала конструкция аварийного люка механика-водителя. Неудачной признали конструкцию орудийной маски. Был зафиксирован случай пробития маски в районе спаренной установки пулемёта BESA, при этом погиб заряжающий.

Опоздавший на год

На территорию НИИБТ Полигона в подмосковной Кубинке танки Cromwell IV прибыли в начале сентября 1944 года. Уже 8 числа начались кратковременные испытания танка с регистрационным номером T.187888. Целью испытаний, продолжавшихся до 11 сентября, было уточнение тактико-технических характеристик и эксплуатационных показателей танка. Также были проведены стрельбы с целью получения данных о пробиваемости 75-мм пушки Mk.V, установленной в «Кромвеле».

Пушка, которая появилась на танке модификации Cromwell IV, представляла собой образец англо-американского сотрудничества. За основу при её проектировании взяли 6-фунтовую (57-мм) английскую пушку, но при этом калибр и боеприпасы были американскими. Пробиваемость её оказалась ниже, чем у длинноствольной 57-мм пушки. Но при этом разница была небольшой, зато отсутствовала проблема с осколочно-фугасными снарядами. Неудивительно, что эту пушку хорошо встретили в войсках, и даже часть уже выпущенных «Черчиллей» и «Кромвелей» перевооружили на неё.

По результатам испытаний прицельная скорострельность при стрельбе с места составила около 9 в/мин, а на скорости 9–12 км/ч – порядка 7 в/мин. В качестве цели для испытания бронепробития был выбран немецкий тяжёлый танк Pz.Kpfw. Tiger Ausf.E. При стрельбе на дистанциях 500 и 600 метров снаряд M61 пробивал борт башни немецкого танка насквозь. На дистанции 650 метров была получена вмятина глубиной 75 мм, при этом в броне появилось две трещины. Для сравнения, 75-мм пушка M3 американского среднего танка M4 пробивала борт «Тигра» с дистанции 640 метров, а советская 76-мм пушка Ф-34 не пробивала такую броню штатным снарядом даже со 100 метров.

При оценке рабочих мест экипажа была отмечена хорошая обзорность, достигнутая за счёт установки значительного количества перископических приборов наблюдения Mk-IV. Условия работы командира были признаны удовлетворительными. Гораздо выше оказалась оценка условий работы наводчика, который мог спокойно прицеливаться и наводить пушку одновременно. В его распоряжении был механизм поворота башни с гидравлическим приводом.

Гораздо хуже обстояло дело с условиями работы заряжающего. Удобно было работать только с укладкой первой очереди, закреплённой на полике башни. Как только дело доходило до основной боеукладки, помогать заряжающему приходилось всем экипажем. Помимо всего, отмечалась общая теснота башни. Диаметр башенного погона «Кромвеля» составлял 1524 мм. Для сравнения, у Т-34–85 его диаметр достигал 1600 мм, а у M4 Medium Tank — 1753 мм. Что касается отделения управления, в целом оно было оценено удовлетворительно.

Теснота башни, впрочем, была лишь цветочками по сравнению с поистине разгромным вердиктом, касающимся её конструкции. Впрочем, то же самое касалось и корпуса. В то время как даже в Японии уже перешли к полностью сварным конструкциям, англичане продолжали собирать корпуса и башни на основе каркасов. Каркас собирался из стальных планок толщиной 13 мм. Далее к планкам крепились на болтах детали. Лишь лобовые кормовые детали корпуса соединялись между собой при помощи сварки. Лоб и корма крепились к бортам при помощи приварных угольников, которые дополнительно проклёпывались. Безусловно, вагоностроителям из Birmingham Railway Carriage and Wagon Company собирать именно так было удобнее, но «Кромвель» — это всё же танк, а не вагон или цистерна.

Листы башни крепились к каркасу на болтах. В итоге её внешний вид со здоровенными выступающими болтами был неповторимым. Правда, экипажу от этого вряд ли становилось легче. Усугубляла картину общая «оквадраченность» «Кромвеля». Складывается впечатление, что создатели этого танка о существовании Т-34 и о рациональных углах наклона в принципе не знали. Одним словом, ничего хорошего испытатели «Кромвеля» о конструкции его корпуса и башни не написали.

На первом этапе испытаний танк проехал 128 километров. Максимальная скорость, достигнутая на ходовых испытаниях, составила 52 км/ч. Для сравнения, средний танк M4A2 в тех же условиях показал среднюю скорость 48 км/ч, а Т-34 – 55 км/ч. Отмечалась высокая динамика. При этом у английского танка был высокий расход топлива: на 100 км пути «Кромвель» тратил 280 литров топлива, М4А2 – 180 литров, а Т-34 – 170 литров.

Полномасштабные ходовые испытания начались в 20-х числах сентября и продолжались в течение октября. Всего за это время танк прошёл 340 км по асфальтовому шоссе, 1339 км по просёлочным дорогам и 152 км по целине. При этом средняя скорость составила 44,7, 22,7 и 24,3 км/ч соответственно. По шоссе расход топлива на 100 километров пути достигал 225 литров, на просёлке 353 литра, а на целине – до 370 литров. Сравнительные испытания на целине и в болотистой местности показали, что «Кромвель», с его узкими траками, хуже всего перемещается по бездорожью.

Итоги испытаний оказались неутешительными. Да, Cromwell IV был признан лучшим на текущий момент английским танком. Проблема была в том, что «англичанин» уступал по всем параметрам, кроме скорости, американскому M4A2. К тому же ближе к концу 1944 года стали поступать M4A2 в модификации с 76-мм пушкой, что сделало разрыв ещё большим. В результате был сделан однозначный вывод – «танк Кромвель-IV не может быть рекомендован к импорту». Танки и их агрегаты разошлись по заводам и НИИ. Танк с регистрационным номером T.187887 остался на полигоне. Сейчас он находится в экспозиции парка «Патриот».

Зимой 1945 года танк с регистрационным номером T.187866 был частично разобран и подвергнут обстрелу. Выяснилось, что советские пушки ЗИС-3 и Ф-34 лобовую часть корпуса и башни не пробивают, но при этом борта пробиваются с дистанции более двух километров. Впрочем, вероятность встречи Т-34 с «Кромвелем» была крайне низка, чего не скажешь о «Пантере», орудием которой также обстреляли английский танк. И здесь всё оказалось гораздо печальнее – 7.5 cm KwK 42 L/70 пробивала броню английской машины со всех дистанций.


Источники:

  • ЦАМО РФ

warspot.ru

Новый взгляд

В соответствии с пятилетним обзором стратегической обороны и безопасности, опубликованным в 2010 году, и итоговой структурой британской программы Army 2020 каждый из трех оставшихся танковых полков (аналоги батальонов) был приписан к одной из трех мотопехотных бригад быстрого реагирования, входящих в состав 3-ей дивизии. (В состав армии входят еще восемь боевых бригад: 16-ая десантно-штурмовая бригада и семь пехотных бригад подчиненных 1-ой дивизии, ни одна из них не имеет приданных бронетанковых подразделений.)

Каждый танковый полк имеет свое название: Королевский гусарский полк King’s Royal Hussars (KRH), гусарский полк королевы Queen’s Royal Hussars (QRH) и королевский танковый полк Royal Tank Regiment (RTR). Кроме того, расширенный боевой порядок включает один резервный полк, так называемый королевский территориальный полк Royal Wessex Yeomanry, который обеспечивает все три регулярных танковых полка запасными танковыми экипажами, но при этом не имеет ни одного собственного танка.

Все три полка имеют на вооружении танк Challenger 2, который был изначально разработан в конце 80-х годов компанией Vickers Defence Systems (в настоящее время BAE Systems). Компания BAE Systems поставила в 1994-2002 годы в общей сложности 386 серийных машин; нынешними планами предусматривается, что часть из них останется в эксплуатации до 2035 года.

Модернизированная система вооружения на базе 120-мм гладкоствольной пушки Rheinmetall и ряд усовершенствований в ходовой части и системе управления огнем были утверждены в начале прошлого десятилетия для танка Challenger 2 в рамках предложенной программы продления возможностей, но в связи с проблемами с финансированием в 2008 году она была остановлена. В 2012 году программа продления возможностей была включена в программу продления срока службы танка Challenger 2, в рамках которой будут модернизированы или заменены различные подсистемы танка. В соответствии с программой продления срока службы модернизацию пройдут 227 танков Challenger 2.

Отдельная схема финансирования, принятая для усовершенствования и поддержания в исправном состоянии штатных боеприпасов, на сегодняшний день позволяет проводить только такие минимально затратные мероприятия по восстановлению и модернизации, какие необходимы для продления срока хранения существующих складских запасов. На складах хранятся боеприпасы, которым исполнилось как минимум 25 лет и которые в настоящее в Великобритании не производятся. Ни один тип штатных боеприпасов не совместим с современными стандартами по малочувствительным (инертным) боеприпасам.

Возрождение

Первое ощутимое изменение в судьбе британских бронетанковых сил произошло в 2012 году, когда публично объявленное еще до вывода британского контингента в декабре 2014 года сокращение войск в операции «Herrick» позволило этим подразделениям не возвращаться в Афганистан и сосредоточиться на своей боевой подготовке к будущим задачам.

Первым танковым полком, вернувшимся из своего последнего афганского турне в октябре 2012 года, стал KRH, который действовал там в качестве ведущего подразделения для боевой группы Lashkar Gah. Не имея танков на этом ТВД, он в основном выполнял задачи спешенной пехоты, используя минозащищенные машины Mastiff 6×6 и гусеничные транспортеры высокой проходимости Warthog.

Британские танки в 21 веке Общевойсковые учебные маневры Prairie Storm уровня боевой группы, проводимые на британской базе BATUS в Канаде, позволяют британским танкистам и пехотным подразделениям практиковаться в работе со своими обеспечивающими группами, включая инженерный эскадрон, занимающийся проделыванием проходов в минных полях. На фото удлинённый заряд разминирования Python, выпущенный с инженерного танка Trojan, детонирует, и, тем самым, обеспечивает проход боевой группы 1 Yorks

После необходимого восстановления и боевой подготовки два танковых эскадрона KRH («C» и «A») успешно были определены для поддержки промежуточной бронетанковой группы, ведущей боевой бронетанковой группы LABG (lead armoured battlegroup) и позднее ведущей бронетанковой оперативно-тактической группы LATF, развернутой своей головной 12-ой бронетанковой бригадой. С конца 2013 года эта бригада отвечала за выполнение особых задач (которые теоретически включают ведение боевых действий). Было принято решение, что ее заменит 1-ая мотопехотная бригада в январе 2016 года, а ту в свою очередь заменит 20-ая мотопехотная бригада в январе 2017 года.

В настоящее время британская армия находится в промежуточном состоянии, точнее в процессе перехода от старых структур к новым, смены зон ответственности, изменения дислокации своих баз и аудита военного имущества. Вот почему 12-ая мотопехотная бригада не была сменена вовремя, а срок ее боевого дежурства был продлен на 18 месяцев. Впрочем, как только «перестроечная» турбулентность успокоилась, стало возможным установить стандартную продолжительность готовности (12 месяцев на бригаду и 6 месяцев на боевую группу), считающуюся оптимальной для поддержания «правильного несения службы» в соответствии с пересмотренным адаптивным механизмом оперативной готовности боевых подразделений в рамках программы Army 2020 (A-FORM), введенным в 2015 году.

1-ая мотопехотная бригада вступила в свой «тренировочный» год в начале 2015 года, а ее штатный танковый полк RTR, который обеспечивает бронетанковые возможности для этой бригады, начал совместную боевую подготовку в Великобритании и Канаде (уровень совместной боевой подготовки Level 4/CT4).

20-ая мотопехотная бригада, которая последней покинет Афганистан, в настоящее время проходит восстановление и реорганизацию на своих базах в Германии и Великобритании и заступит на боевое дежурство в 2017 году. К 2020 году последнее подразделение этой бригады, включая QRH, должно наконец (после почти 70 лет) покинуть Германию и вернуться на свою родную базу в Великобритании наряду с другими подразделениями 3-ей (британской) дивизии, дислоцированной в районе Балфорда/Тидворта.

На полигоне как дома

В мае-июне 2015 года прошли боевые стрельбы танкового эскадрона «C» KRH на артиллерийском полигоне Каслмартин и тактические учения уровня взвода (CT1) в учебном районе Солсбери Плейн.

На базовых уровнях суть совместной боевой подготовки (дистанции и набор целей на британских артиллерийских полигонах значительно не изменились за прошедшие 40 лет) осталась традиционной, хотя некоторые изменения может быть и стоит провести.

С момента окончания Второй мировой войны британские танковые полки, как правило, имели по три танка на взвод, но в соответствии с программой Army 2020 была принята структура четыре танка на взвод. Это дает большую организационную гибкость и боевую избыточность, что позволяет каждому взводу потенциально выполнять больше задач при делении на пары, а также быть ближе к боевой подготовке танковых взводов американской и немецкой армий.

В Великобритании расположены четыре учебных полигона на которых возможно проведение огневой подготовки с боевыми стрельбами. Это Каслмартин, Киркудбрайт, Лалворт и Солсбери Плейн, но ни один из них пока не соответствует полностью новой структуре взводов.

Полигон Каслмартин имеет достаточно директрис для одновременной работы четырех БМП Warrior, но ограничения секторов стрельбы по длине затрудняют проведение боевых стрельб на уровне взвода из четырех танков Challenger 2. В связи с установкой в будущем новой 40-мм пушки на модернизированные БМП Warrior мотопехотных частей и новые машины Scout разведывательных подразделений также потребуется усовершенствование этих стрельбищ. Это забота штаба армии, который держит под контролем этот вопрос.

В то время как в прошлом было много жалоб касательно ограничений по пройденным километрам, практическим боеприпасам или запасам топлива, теперь для танкового эскадрона это не является особой проблемой. Возможно, это связано с тем, что имеющиеся складские запасы запчастей и боеприпасов в свое время предназначались для обеспечения существенно большего числа танков Challenger 2, чем это необходимо британской армии в настоящее время для развертывания.

Недавнее повышение активности в военно-политической сфере в странах Балтии влечет за собой необходимость в демонстрации компетенции британских бронетанковых экспедиционных возможностей и это, несомненно, также будет полезным при решении любых подобных проблем, препятствующих процессу планирования и выполнения поставленных задач.

Британские танки в 21 веке Первым экспедиционным испытанием 12-ой боевой бригады высокой готовности LABG стали учения «Black Eagle», проведенные в Польше в октябре 2014 года. На заднем плане танк Challenger 2, укомплектованный экипажем из эскадрона «C» KRH, работающий в паре с танком польской армии Leopard 2A4. В ходе учений разработана и закреплена методика заблаговременной расконсервации танков, находящихся на длительном хранении. Интересно, что на британском танке нет привычной камуфляжной накидки.

Для того чтобы выполнить так называемый ежегодный тест экипажа ACT (annual crew test), экипаж танка Challenger 2 может рассчитывать на отстрел 83 боеприпасов из основного вооружения танка, а также 2940 патронов из 7,62-мм пулемета. В учебный год (раз в три года) экипажи также проводят оценочные боевые стрельбы на уровне взвода, во время которых можно отстрелять дополнительные 42 снаряда из пушки и 1200 патронов 7,62-мм пулемета.

Перед началом боевых стрельб личный состав проходит интенсивное обучение на тренажерах (включая 20 упражнений для операторов-наводчиков и 4 или 5 упражнений для экипажа в целом, включая ежегодное комплексное тестирование) в своем подразделении. Процедура целеуказания выполняется на уровне экипажа (на тренажерах и на стрельбище), а затем на уровне взвода как часть совместной боевой подготовки.

Дистанции до целей, по которым ведется огонь из танковых пушек (в основном это статичные корпуса танков) на полигоне Каслмартин, составляет 3 км и менее, тогда как для вспомогательного вооружения максимальная дистанция составляет около 1100 метров (время выгорания трассера). Процент попаданий из пушки для оператора-наводчика и командира во время ежегодного ACT должны составлять не менее 75%; подобный же норматив при стрельбе из спаренного пулемета (7,62-мм L94A1 Chain Gun), но в последнем случае стандартное упражнение заключается в отстреле трех очередей по пять патронов (одна пристрелочная и две «на поражение») на одну цель. Стрельба из спаренного пулемета считается более сложной с технической точки зрения, хотя если даже взять отдельный пулемет L94A1, то его характеристики рассеивания некоторые расценивают как «слишком недостаточные» для огня на подавление.

Британские танки в 21 веке Одним из «наследий» Афганистана стало придание каждой роте по одному передовому авиационному наводчику (в 80-х годах было всего три наводчика на бригаду). Как следствие, эскадроны танков Challenger 2 в настоящее время сопровождаются модифицированным вариантом машины артиллерийского наблюдения Warrior, в которой размещаются командир группы огневой поддержки наряду с передовым наблюдателем и передовым авиационным наводчиком, осуществляющие координацию с реактивными самолетами или штурмовыми вертолетами

Оригинальное вооружение Challenger 2 и требования по системе управления огнем ранее определяли, что экипаж должен быть способен вести огонь из нарезной 120-мм пушки L30A1 отдельными боеприпасами со скорострельностью 10 выстрелов в минуту. Впрочем, необходимость в подобного рода длительном ведении огня будет возникать не так уж часто: в серии стандартных тестов одному танку, как правило, будет необходимо обстрелять в течение 55 секунд пять целей (включая одну для пулемета), выставленных на случайных азимутах и дистанциях в секторе более 120°.

По словам одного из офицеров эскадрона, создание правильной «атмосферы» и взаимодействие экипажа в башне является ключом к успеху в бою.

По окончании центра бронетанковых войск член экипажа обычно начинает как водитель, затем его повышают до оператора-наводчика и заряжающего и, в конце концов, до командира машины с вручением свидетельства о подготовке по нескольким специальностям.

Кроме своей основной функции обеспечения основного и вспомогательного вооружения боеприпасами заряжающий также выполняет функции радиооператора и стреляет из универсального пулемета 7,62-мм, установленного рядом с люком; он также вносит значительный вклад в обнаружение целей для оператора-наводчика и командира. Водитель также вносит свой вклад в целеуказание на ближних дистанциях, используя преимущества своих дневных и ночных приборов наблюдения с более широким полем зрения в переднем секторе обзора; он может также помогать заряжающему, ведя подсчет числа выстрелов оставшихся в магазине, тем самым, гарантируя, что при обстреле цели снаряды на закончатся в самый ответственный момент.

Командиры танковых экипажей находятся либо в звании капрала (младшего сержанта), сержанта (в возрасте 22-25 лет занимавшие место заряжающего, или старше в случае взводного сержанта), либо офицера (командир взвода, заместитель командира эскадрона, командир эскадрона и в бронетанковой боевой группе командир части). Пройдя 44-недельную общую офицерскую подготовку в королевском военном училище сухопутных войск в Сэндхерсте, офицеры бронетанковых войск посещают шестимесячные курсы командиров экипажа в бронетанковом центре в Бовингтоне, на которых их обучают вождению, артиллерийскому делу, связи и тактическим приемам. Взводные капралы, прошедшие через звания сержантского состава, посещают эти же курсы.

После окончания обязательного образовательного обучения, необходимого для получения квалификации ACT, новоиспеченные офицеры первоначально занимают должность командира взвода под надзором своего более опытного строевого сержанта. После того как новый командир взвода пройдет совместное обучение тактическим приемам и ведению общевойскового боя на учебно-тренировочной базе британской армии BATUS (British Army Training Unit Suffield) в Канаде, его зависимость от курирующего строевого сержанта может заметно снизиться (зависит от качеств новоиспеченного офицера).

В итоге, кандидат на должность офицера может уже командовать солдатами всего через два года после поступления на военную службу. (Например, в немецкой армии вновь назначенный офицер-танкист может занять должность в своем батальоне не ранее чем через 79 месяцев после начала своей военной карьеры.)

Решающее испытание

Достижения в области имитационного моделирования позволяют значительно сэкономить, в том числе и на расходовании боеприпасов. При этом боевые стрельбы все же остаются важнейшей частью учебного процесса; они подтверждают практические навыки в материальной части и стрельбе и позволяют проводить проверки эффективности системы и ежегодное тестирование экипажа ACT.

Результат ACT обуславливается в большей или меньшей степени эксплуатационными параметрами систем танка и, по мере его старения, степенью их «разболтанности» в башне, в особенности СУО. По мере того, как экипажи проходят свои испытания, они начинают понимать, что многое зависит от эффективности и слаженной работы всех систем конкретного танка и что от этого зависит их готовность и готовность их командиров к выполнению боевых задач.

К концу обучения все 18 экипажей танкового эскадрона «C» успешно прошли свои тесты ACT. Командующий эскадроном майор Питер Пироун сказал, что «эскадрон «C» теперь уверен в каждом из своих 18 танков». Это значительный прогресс по сравнению с 2014 годом, когда эскадрон имел всего 14 танков в своем распоряжении, а экипажи только трех танков показали достаточную боевую подготовку и выполнили нормативы ACT.

Пристанище

В рамках программы управления парком сухопутных войск, постепенно внедряемой британским министерством обороны в течение последних десяти лет для всех состоящих на учете транспортных средств, танки Challenger 2 двух из трех эскадронов, как правило, остаются на долговременном хранении на армейских складах техники в Эшчёрче. Условия хранения там позволяют поддерживать танки в рабочем состоянии, но в случае выдачи контрактов, промышленность сможет модернизировать их в соответствии с согласованным планом и стандартами без негативного влияния на плановую боевую подготовку подразделений.

Хотя такой подход не вызвал общего одобрения, но «коллективизация» или объединение в общий фонд подобного рода имеет свои преимущества касательно значительной экономии, а также влияния на согласованность действий военных. Это дает личному составу полка, не имеющему возможности работать со своими танками, «пространство для маневра», необходимое для повышения индивидуального мастерства, то есть возможность отбыть из части, записаться на курсы и повысить свой профессиональный уровень. Как сказал один из офицеров, «полк не может бесконечно жать на полный газ, в противном случае он не сможет выполнить требуемую от него дополнительную работу, одновременно поддерживая в рабочем состоянии весь свой парк».

Командира танкового эскадрона, в настоящее время выступающего в качестве бронетанкового компонента ведущей боевой бронетанковой группы LABG, майор Пироун заметил, что в отличие от своих коллег в двух других танковых эскадронах («A» и «B») он «владеет» всего 18 танками, которые держат на позиции как часть базового подразделения полка. Это базовое подразделение, как правило, состоит из 20 танков, два дополнительных танка служат в качестве запасных машин на случай поломки, а также в качестве резервных машин для подготовки.

Британские танки в 21 веке Танк Challenger 2 TES, получивший обозначение Megatron, создан группой разработки и испытаний бронетанковой техники для городских операций в Ираке. Отметим систему глушителей самодельных взрывных устройств (похожую на кормушку для птиц), дистанционно управляемый боевой модуль Enforcer, установленный на люке заряжающего, а также установленные в передней части системы управления электронными сигнатурами. Пластиковая сетка CoolCam, наброшенная на верхние поверхности танка, уменьшает нагрев от солнечных лучей.

Королевский гусарский полк KRH имеет половину машино-мест на своей базе в Тидворте, которая располагает «гаражной» вместимостью на 72 танка, остальные 36 мест отданы полку RTR. Перед последним также поставлена задача обеспечить танковый эскадрон для боевой группы LABG 1-ой бригады, то есть обеспечить подкрепление базового подразделения за счет дополнительных танков для того, чтобы второй эскадрон может выполнять положенные стрельбы или тактические занятия или подготовку к большим учениям.

Танк Challenger 2 необходимо содержать в безопасном ангаре (будь то длительное хранение или эксплуатация в войсках) даже если он не оборудован электроникой и дополнительной броней в соответствии с модернизацией стандарта Theatre Entry Standard (TES). В этой связи он уникален, но подобные ограничения будут применяться и к перспективной машине Scout, которая должна заменить восемь машин Scimitar, состоящих на вооружении разведывательной группы каждого полка.

Текущими планами предусматривается передислокация третьего бронетанкового полка QRH из «родной» базы в Германии также на базу в Тидворт и в этом случае могут возникнуть сложности при размещении в существующих ангарах вместимостью 72 танка; тем более уже точно не будет дополнительных мест для размещения перспективной машины Scout. Впрочем, как сказал один из офицеров «новое финансирование позволит построить в Тидворте соответствующие ангары для размещения базовых подразделений всех трех бронетанковых полков».

Оперативная готовность танков базовых подразделений повышается также за счет большей доступности механиков эскадрона и подвижных полковых ремонтных мастерских. Также свой вклад вносят и экипажи танков, с воодушевлением использующие неофициальные средства. Майор Пироун в качестве примера привел простой пылесос (он чрезвычайно популярен у немецких танкистов и артиллеристов), который «привередливые экипажи» могут в полевых условиях использовать для поддержания в относительной чистоте заброневого пространства и систем башни, и, который, самое главное, позволяет избавиться от надоедливого песка.

Продолжение следует…

/Alex Alexeev, topwar.ru/

army-news.ru

В начале 1941 года в связи с поражениями британских войск в битвах с Германией был реорганизован Танковый комитет Великобритании. Его уравняли с Военным министерством и наделили полномочиями контроля над всеми мероприятиями, касающимися разработки танков и их применения в бою. Это было жизненно необходимо, потому что в своём существующем виде британские танковые войска не могли обеспечить надлежащего выполнения боевых задач, которые ставила перед ними современная война.

На основании опыта боевых действий 1941–1942 годов британцы окончательно убедились в том, что лёгкие танки, состоявшие на вооружении армии Соединённого Королевства, бессильны почти против всех машин противника, за исключением совсем уж маломощных вроде Pz I. Поэтому на них были возложены исключительно разведывательные функции, да и то понемногу лёгкие танки в разведчастях заменялись более подходящими для этих целей бронеавтомобилями.

Churchill I. Видна 76-мм гаубица в лобовом бронелистеПехотные танки зарекомендовали себя в Европе более или менее неплохо. В качестве примера можно привести бой у Арраса 21 мая 1940 года. Танки Matilda I и Matilda II 4-го Королевского танкового полка произвели атаку на два пехотных полка 7-й танковой дивизии вермахта и полк СС «Мёртвая голова». Пехоту и противотанковые орудия англичане буквально разнесли вдребезги, что и неудивительно. Толщина брони «Матильд» варьировалась, в зависимости от модификации, от 60 до 78 мм, и немецкие противотанковые снаряды калибра 37 мм могли разве что оставить на них вмятины. Эсэсовцы вообще «отступили с признаками паники», то есть, попросту говоря, разбежались. Только когда немцы немного оправились от шока, к месту боя были подтянуты 88-мм зенитные орудия, и британцев удалось остановить. Так что в отношении пехотных танков работы должны были вестись только в направлении улучшения бронезащиты и увеличения мощи вооружения.

В отношении крейсерских танков работы предстояло больше всего. С одной стороны, те машины, которые уже стояли на вооружении британской армии, имели огромное количество конструктивных недостатков и потому не отличались ни хорошими боевыми качествами, ни приемлемым уровнем надёжности. С другой стороны, войскам нужен был полноценный универсальный танк, способный не только сопровождать пехоту, но и решать самостоятельные боевые задачи. И здесь перспективность крейсерских танков была достаточно очевидной. Нужно было только придумать, как сделать так, чтобы двигатели не ломались после нескольких часов работы, не выходили из строя элементы вентиляционной системы и ходовой части. Несколько забегая вперед, сообщим, что более-менее справиться с вышеперечисленными недостатками британцам удалось только к 1944 году.

Серийный танк CrusaderИ точно так же, как и для пехотных, для крейсерских танков остро стоял вопрос увеличения мощи вооружения. Основной пушкой для британских танков того времени было 2-фунтовое орудие (40 мм). Оно было недостаточно эффективным для борьбы против танков. А против пехоты — и вовсе почти бесполезным, так как боекомплект этой пушки либо совсем не предусматривал наличия осколочно-фугасных снарядов, либо они были настолько плохого качества, что танкисты сами заменяли их на бронебойные.

Необходимость установки на танки орудия калибром 57 мм (6 фунтов) была очевидной. И такие пушки у англичан, в принципе, были. Во всяком случае, на танк Valentine VIII (1943 год) 6-фунтовка устанавливалась. Но всё равно продолжительное время большая часть британских танков вооружалась 57-мм орудием, которое было уже лучше, чем 2-фунтовое, но всё ещё обладало недостаточной мощностью. 75-мм орудие стало стандартным вооружением английских танков только начиная с 1944 года.

Надо сказать, что британцы, несмотря на своё активное участие в войне и понимание важности бронетехники, умудрялись раз за разом выпускать не самые удачные машины. Например, Covenanter. Этот крейсерский танк с ходовой частью типа Кристи был ненадёжным, вооружался 2-фунтовой пушкой и к моменту, когда его недостатки были устранены, уже устарел. Его «наследник» Crusader также, хоть и считался поначалу весьма удобным в управлении и комфортабельным, не заслужил большой любви танкистов. Причины были всё те же: низкая надёжность механизмов, слабая пушка и тонкая броня.

Пехотный танк Churchill, которому будет посвящена отдельная статья, пришёл на смену «Матильде». Для своего времени это была достаточно странная машина. Фактически танк скорее соответствовал запросам Первой мировой войны. Он был медленным, как и все пехотные танки, а также имел поначалу весьма сомнительную схему размещения вооружения. В башне первой модификации ставилась 2-фунтовая пушка, а в лобовом листе корпуса — 76-мм гаубица. Быстро придя к выводу, что это не лучший вариант, англичане впоследствии провели целый ряд модернизаций «Черчилля». Гаубицу убрали, башенное орудие вначале заменили на 57-мм, а затем на 75-мм. Существовали и так называемые танки огневой поддержки, вооружённые 95-мм гаубицей. Одной из главных проблем «Черчилля», которая мешала его нормальному перевооружению, был достаточно узкий корпус, не позволявший расширить погон башни. То есть, как ни крути, объёма башни не хватало для установки более крупнокалиберных пушек.

Black Prince в музее города БовингтонПопытка решить эту проблему была сделана за счёт разработки пехотного танка «Супер Черчилль», он же Black Prince. В конструкции этого танка применялось много узлов и агрегатов от «Черчилля», да и сам танк получился очень похожим на своего предшественника. Но у него был более широкий корпус. Это позволило оснастить танк более просторной башней и 17-фунтовой пушкой. Но для мая 1945 года, когда шесть опытных танков Black Prince поступили в войска для боевых испытаний, конструкция и технические характеристики машины уже были устаревшими. Танк не успел принять участия в бою, и вскоре работы над ним были прекращены.

Танк Cromwell VIIВ некотором смысле можно считать прорывом танк Cromwell, разработанный англичанами в 1941–1943 годах. Он был вооружён орудием калибра 57 или 75 мм и благодаря установке авиационного двигателя «Метеор» стал самым быстроходным британским танком того времени. «Кромвель» был неплохим танком, однако в 1943 году у немцев уже имелись «Тигры» и «Пантеры». Против них 75-мм орудия было недостаточно, а более мощное на «Кромвель» установить было затруднительно из-за малых размеров башенного погона и башни.

Более мощную пушку удалось установить на преемнике «Кромвеля» — крейсерском танке Comet. Благодаря более широкой башне с развитой кормовой нишей на «Комет» удалось поставить 77-мм пушку с начальной скоростью снаряда 787 м/с. Считается, что это самый мощный крейсерский танк Великобритании во Второй мировой войне. Фактически он всё-таки уступал «Пантере», но однозначно превосходил самый массовый немецкий танк Pz IV.

Крейсерский танк CometТанк CenturionКрейсерский танк, который называли «английской Пантерой», поступил на вооружение уже после окончания Второй мировой войны. Это был Centurion. Он имел сварной корпус с рациональными углами наклона брони, вооружался 17- или 20-фунтовым орудием и состоял на вооружении британской армии вплоть до 70-х годов. Поздние версии машины (приблизительно с середины 50-х годов) вооружались 105-мм нарезной пушкой L7. На базе «Центуриона» был разработан опытный танк FV4202, который за счёт уменьшения линейных размеров корпуса выигрывал в массе и, как следствие, в динамике, а также вооружался 105-мм орудием. Интересной особенностью этого танка было «лежачее» расположение механика-водителя. В серию FV4202 не пошёл, так как к этому времени уже полным ходом развивалась концепция единых боевых танков. Да и сами англичане с 1945 года отказались от деления танков на крейсерские и пехотные.

Тяжелый танк Conqueror. Современная фотографияПоследними тяжёлыми танками Великобритании были Caernarvon и Conqueror. Они разрабатывались как тяжеловооружённые машины и должны были специализироваться на борьбе с танками противника. Но именно узость их специализации и большое количество недостатков привели к тому, что всего было выпущено лишь около 180 танков обеих модификаций.

Первый вариант тяжелого танка FV215bCaernarvon и Conqueror предназначались для борьбы с танками противника на больших дистанциях. Помимо них, на базе Conqueror разрабатывалась ещё одна довольно любопытная тяжелопушечная машина — FV215b. На шасси танка Conqueror изначально собирались поставить 183-мм орудие с автоматом заряжания барабанного типа. Орудие было установлено без возможности вращения и не имело никакой защиты — ни башни, ни боевой рубки. Разумеется, это делало танк слишком уязвимым на поле боя. Достаточно было близкого разрыва осколочно-фугасного снаряда, чтобы вывести из строя орудие и убить экипаж. Поначалу данную проблему решили, соорудив вокруг орудия прямоугольную рубку. А впоследствии придумали и башню, которую пришлось установить в задней части корпуса. Проводились также работы по установке орудия других калибров —120 и 130 мм.  В серию танк не пошёл.

FV215b в окончательном видеПодводя итоги, скажем, что британцы, хоть и были первыми, кто вывел танки на поле боя, впоследствии не смогли удержаться на лидирующих позициях. Возможно, свою роль в этом сыграло то, что Соединённое Королевство было островным государством, для которого сухопутные войска были не столь важны, как мощный флот и авиация. А когда дело дошло до необходимости вести масштабные боевые действия на суше, британцы так и не смогли «догнать» Германию и СССР, в армиях которых танки служили главной ударной силой.

Тем не менее английские танки были довольно интересными машинами, они принимали активное участие во Второй мировой войне, и появление их в игре World of Tanks закономерно.

Обсудить материал можно здесь.

Также в разделе «Медиа» нашего портала вы можете посмотреть ролик «Броня туманного Альбиона», посвящённый британским танкам.

worldoftanks.ru

Танки Британии во Второй Мировой Войне

Английские танки в ходе Второй Мировой Войны не могли похвастаться серьёзными тактико-техническими характеристиками. Большинство английских боевых машин по многим параметрам так или иначе уступало американским, немецким и советским образцам. Британские танки делились на пехотные и крейсерские. В функции первых входило, как уже следует из названия, непосредственная поддержка пехоты в наступлении, подавление огневых точек, совместное с пехотой сдерживание контратак противника. Эти танки отличались серьезным для начала войны бронированием и крайне слабой скоростью, что впрочем обьяснялось тем, что они должны были вести наступление в рядах пехоты и одновременно с ней. Крейсерские танки напротив обладали хорошей динамикой, скоростью и подвижностью, однако их бронирование было довольно слабым. Эти танки могли входить в прорыв и развивать наступление в тыл противника, угрожая его коммуникациям, внезапно атаковать части противника на марше, окружать крупные группировки врага при поддержке авиации, артиллерии и пехоты. Именно крейсерские танки обладали куда большим потенциалом, однако англичане часто использовали эти танки также как и пехотные — лишь для поддержки атакующих частей, рассеивая танки по фронту, в то время как Германия наглядно продемонстрировала на что способны крупные, собранные в несколько мощных кулаков, подвижные и мобильные танковые соединения.


Поражения в Европе и катастрофа под Дюнкерком

До начала немецкого наступления на Западе, англичане имели во Франции 12 дивизий и свыше 500 танков, 9 из этих 15ти дивизий располагались в Бельгии в составе объединенного англо-французкого Северо-восточного фронта, который должен был прикрывать это направление от возможного немецкого удара. Английский экспедиционный корпус во Франции имел на вооружении танки Matilda(Mark II), Сruiser(Mark IIA) и Cruiser(Mark IIIA), вооруженные 40мм орудиями, более половины из которых для 1940 года обладали превосходным бронированием и с трудом поражались германскими танковыми орудиями. Кроме того не стоит забывать, что многие немецкие танки во Французcкой кампании все еще были вооружены только пулеметом(Pz.I и Pz.II). Английские танкиФранцузы также обладали внушительным танковым парком(более 3000 машин) — среди которых были средние «Somua» и тяжелые танки «B1». Бронирование и вооружение их также не уступало немецкому. Единственное в чем англо-французские танки проигрывали немецким — это в скорости. Что же касается тактики, оперативного руководства, подготовки экипажей и воли к победе, то в этом немцы однозначно взяли верх над союзниками. 10 мая 1940 немецкие войска начали быстрое наступление через Бельгию. Удар немецких подвижных соединений был направлен в обход французcкой линии Мажино. Слаженные действия немецких танков, авиации, артиллерии и пехоты, привели к разгрому и капитуляции голландской армии уже 14 мая. После чего немцы стремительно форсировали реку Маас и их танковые группы рванули на запад. 21 мая они вышли к Ла-Маншу и в окружение в районе Дюнкерка попали свыше 50 англо-французких дивизий. Разгромленная бельгийская армия также сдалась 28 мая. Понеся большие потери и бросив всю оставшуюся технику противнику англо-французские войска в начале июня эвакуировались в Англию.


Английские танки в Африке

Изначально в Африке англичанам противостояли части итальянской армии, техническая оснащенность которых оставляла желать лучшего — все итальянские боевые машины уступали английским образцам. Когда в декабре 1940 года началось первое наступление английских войск в Африке против итальянских агрессоров, то превосходство англичан в технике дало о себе знать — итальянцы отступали до тех пор, пока германское командование, решившее оказать помощь своему союзнику, не перебросило в Африку корпус под командованием генерала Роммеля. Контрудар этого корпуса, у которого на начальном этапе было лишь 120 танков, отбросил англичнан к египетской границе и окружил их базу в Тобруке. Английские танки В ноябре 1941 года британцы предприняли ответное наступление, целью которого был не много ни мало разгром всей танковой группировки Роммеля и решительный перелом в АФриканской кампании. Имея вдвое больше танков, чем у противника, англичанам не удалось осуществить свой грандиозный план. Роммель маневрировал танковыми соединениями, перегруппировывал рассеяные части и снова бросал их в бой, не давая англичанам добиться решительного преимущества. Тем не менее итало-германским войскам приходилось отступать все дальше и дальше. В мае 1942 года Роммель принял решение нанести мощный контрудар всеми наличными силами, несмотря на нехватку горючего и боеприпасов. Английское командование имело примерно 900 танков, это означало почти трехкратное превосходство над наступающими войсками Роммеля. Тем не менее успех поначалу сопутствовал Германии. Только у Эль-Аламейна немецкое наступление было решительно остановлено. Потери немцев были огромны, у Роммеля оставалось лишь около 50 танков, однако несмотря на критическую ситуацию со снабжением, немцы сопротивлялись еще длительное время. Группировка англичан в Африке постоянно росла, в то время как немецкие резервы иссякали, подкреплений не было, а снабжение было ужасным. Количество танков у англичан к концу Африканской кампании, которая закончилась капитуляцией итало-германских войск в мае 1943 года, уже перевалило за тысячу, в то время как Германия, скованная войной против СССР не могла ничем помочь африканскому корпусу.


Производство танков в Англии в период войны

Темпы производства танков в предвоенные годы в Англии были очень низкими. Во многих источниках это иногда объясняется тем, что в Военном Министерстве Великобритании было много противников развития танковых войск. Часть чиновников считало развитие танков пустой тратой бюджета. В итоге все же англичане пришли к выводу о необходимости производства танков двух разных вариантов — пехотные и крейсерские. К 1938 году промышленность Великобритании согласно плану должна была выпустить свыше 600 крейсерских и около 370 пехотных танков. Однако реально произвести удалось тридцать крейсерских Английские танки и шестьдесят пехотных танков, что было просто невероятно мало, учитывая приближающуюся войну. Через год англичане пополнили свой танковый парк чуть более чем 300 боевыми машинами разных типов. И все же этого было катастрофически мало. Войну Британия встретила не имея даже тысячи танков. К тому же большинство из имеющихся танков были легкими. Практически всю войну англичане делали танки довольно неудачные, как в плане конструкции, так и в плане надежности. На завершающем этапе войны основной противник стран Антигитлеровской коалиции — Германия, уже имела настолько серьезное превосходство в танках над Британией, что назвать английский танк, который бы мог сравнится по боевой ценности с немецкими «Тиграми» или «Пантерами», не представляется возможным. За годы войны английская промышленность выпустила 24 тысячи танков, примерно 4тысячи САУ. При производстве САУ и зенитных самоходных установок часто использовались шасси устаревших танков. Многие английские танки, выпущенные в 1939 — 1945 годах так и не попали на фронт и лишь служили в тылу в качестве учебных машин для подготовки экипажей и отработки навыков эксплуатации танка.

www.4tanks.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.