Трофейные танки в красной армии

Не смотря на то, что Красная армия в первые дни ВОВ несла огромные потери и в основном отступала, имеются, хотя и скудные сведения об использовании некоторыми подразделениями советских войск захваченной, трофейной, немецкой техники, в частности танков. Например в различных статьях и публикациях часто используются воспоминания Г.Пенежко и М. Попеля, в которых очень подробно и еще более красочно описана ночная атака 34-й танковой дивизии, 8-го корпуса Юго-Западного фронта, с использованием трофейных машин.

Но мемуары это практически художественное произведение, а вот если почитать документы, то можно заметить, что все было не совсем так. Например в «Журнале боевых действий 34 танковой дивизии» сказано : «В течение 28-29 июня при организации частями дивизии обороны с наличием танков, были уничтожены двенадцать танков противника. Подбитые 12 немецких танков, в большинстве средние, используются нами для обстрела с места по артиллерии противника в Вербах и Птичье». Это был первый удачный опыт использования немецких танков против своих хозяев, да еще и в первые дни войны. И все таки, надо отметить, что проверенной информации об использовании захваченных немецких танков частями РККА в первый 1941 год войны довольно мало.


Тем не менее по боевым сводкам 1941 года такие факты имеются: Седьмого июля 1941 года, во время контратаки седьмого мехкорпуса Западного фронта в районе Котцы легкий танк Т-26, под командованием воентехника 2-ого ранга Рязанова (18-я танковая дивизия) прорвался в тыл противника, где в течение суток вёл бой. Затем вырвался из окружения к своим, выведя два Т-26 и один трофейный PzKpfw III с повреждённым орудием. Пятого августа 1941г. в боях на подступах к Ленинграду сводный танковый полк ЛБТКУКС захватил подорвавшиеся на минах два танка сделаных на заводах «Шкода». Тринадцатого августа 1941 года при обороне Одессы частями Приморской армии было подбито 12 танков, три из которых были впоследствии отремонтированы. В сентябре 1941 г. во время Смоленского сражения экипаж танка под командованием младшего лейтенанта С.Климова, потеряв свой танк, пересел в захваченный StuG III и подбил два танка, бронетранспортёр и две грузовые машины. Восьмого октября все тот же Климов командуя взводом из трёх StuG III ( в документе именуются «немецкие танки без башни»), «совершил дерзкую вылазку в тыл врага». В конце 1941 года в целях более организованного сбора и ремонта трофейной техники Автобронетанковым управлением Красной Армии был создан отдел эвакуации и сбора трофейной техники и издан приказ «Об ускорении работ по эвакуации с поля боя трофейной и отечественной автобронетанковой матчасти». В дальнейшем в связи с увеличением наступательных операций отдел совершенствовался и укрупнялся. В 1943 году при ГКО был создан Трофейный комитет во главе с Маршалом Советского Союза К. Ворошиловым.


И уже с весны 1942 года немецкая трофейная техника получила достаточно широкое использование в частях Красной Армии, к тому времени были захвачены сотни фашистских машин, танков и самоходных установок. Подлежащие ремонту машину отправлялись в тыл на заводы Москвы. Например, только 5-ой армией Западного фронта с декабря 1941года по апрель 1942 года было захвачено и отправлено в тыл : 411 единиц техники (танков средних — 13, лёгких — 12, бронеавтомобилей — 3, тягачей — 24, бронетранспортёров — 2, САУ — 2, грузовых автомобилей — 196, легковых автомобилей — 116, мотоциклов — 43. Кроме того, за этот же период времени части РККА собрали на СПАМах (сборных пунктах аварийных машин) 741 единицу техники (танков средних — 33, лёгких — 26, бронеавтомобилей — 3, тягачей — 17, бронетранспортёров — 2, САУ — 6, автомобилей грузовых — 462, автомобилей легковых — 140, мотоциклов — 52), а ещё 38 танков ( PzKpfw I — 2, PzKpfw II — 8, PzKpfw III — 19, PzKpfw IV — 1, Pz.Kpfw.38(t) — 1, арттанков StuG III — 7). В течение апреля-мая 1942 года большая часть этой трофейной немецкой техники была вывезена в тыл для ремонта и изучения боевых характеристик.


Отремонтированная трофейная техника снова вступала в бой, но уже на нашей стороне. Все трофейные самоходки и танки имели свои имена «Александр Суворов» «Дмитрий Донской»,»Александр Невский» и т. д. На борта, башни и даже на крышу наносилась большая красна звезда для защиты от обстрелов со стороны своих и налетов авиации, но это помогало мало. Так например при освобождении левобережной Украины в 1943 году для поддержки 3 гвардейской танковой армии использовались две батареи советских StuG III. В районе города Прилуки танкисты Т-70 заметили ехавшую мимо самоходку StuG III и несмотря на большие красные звезды нанесенные на броню открыли по ней огонь с расстояния 300 метров. Но не смогли пробить броню трофейной самоходки и были избиты самоходчиками и пехотинцами, которые находились на броне самоходки. Самоходные трофейные орудия StuG III использовались в РККА активнее всего, они считались истребителями танков и на деле подтверждали свои боевые качества.

Также советскими танкистами за комфорт, отличную оптику и радио ценились средние немецкие танки Т-3. А танки Т-5 Пантера комплектовались опытными экипажами и использовались, в основном, для борьбы с танками.
Достоверно известно также, что немецкая трофейная техника использовалась для создания гибридных боевых машин. Например СУ-76И, индекс «и» обозначает иностранную базу, использовавшуюся для самоходки на базе захваченных трофейных танков Pz Kpfw III. СУ-76И выпускалась серийно на машиностроительном заводе № 37 г. Мытищи. Всего была выпущена двести одна самоходная артиллерийская установка , которые вследствие малочисленности и трудностей с запасными частями очень быстро исчезли из РККА, серийный выпуск был остановлен в осенью 1943 года. В настоящее время сохранилось два экземпляра СУ-76И — один на Украине в городе Сарны, второй — на открытой экспозиции Музея на Поклонной горе в Москве.


По данным Академии военных наук, за годы ВОВ трофейный комитет вывез с фронта: 24 612 танков и САУ, которых хватило бы для укомплектования сто двадцати немецких танковых дивизий.

topwar.ru

Если верить воспоминаниям американского летчика, выпрыгнувшего с парашютом из горящего B-17 над Берлином, опубликованным в газете «Northwest Florida Daily News» в январе 2003 года, то в конце войны Mk. V был снова «введен в строй» и использовался фольксштурмом.

q1

 Трофейный танк Pz.Kpfw. III из состава советского 107-го отдельного танкового батальона. Волховский фронт, апрель 1942 года.

sotnikov

Рота трофейных немецких танков Pz.Kpfw. V «Пантера» гвардии лейтенанта Сотникова восточнее Праги (не чешской столицы, а пригорода Варшавы).


1276454439_post-233-1265213082

Рота трофейных немецких танков Pz.Kpfw. V «Пантера» гвардии лейтенанта Сотникова восточнее Праги

x3-001

Трофейный немецкий танк Pz.Kpfw. V «Пантера» из состава 366-го САП (самоходно-артиллерийский полк). 3-й Украинский фронт. Венгрия, март 1945 года.

13

Комиссар 107-го отдельного танкового батальона, вооруженного трофейными немецкими танками Pz.Kpfw. III и Pz.Kpfw. IV, И. Собченко проводит политинформацию среди бойцов. Волховский фронт.

20090719-t3

Cтарший лейтенант А.И. Лосачев (командир взвода) дает задание командирам экипажей Н.И. Барышеву и И.И. Мишину. Cоветского 107-й отдельный танковый батальон, вооруженныйтрофейными немецкими танками PzKpfw IV и PzKpfw III. Волховский фронт. Фотография опубликована в газете «Ленинградская правда» №183(8289) от 4 августа 1942 г.

20090708-pz4red1

Советские танкисты на трофейном немецком среднем танке Pz.Kpfw. IV.


20090625-stug

Советские танкисты осваивают захваченную у немцев самоходную артиллерийскую установку StuG III Ausf. B (в отличие от поздних модификаций, вооружена короткоствольной пушкой). Предположительно принадлежала 214-му дивизиону штурмовых орудий. Была захвачена 14 мая 1942 года танкистами 5-й гвардейской танковой бригады. Юго-Западный фронт, май 1942 г.

20090614trof1

Советские танкисты на трофейной немецкой бронетехнике. Это отдельная рота трофейных танков, Западный фронт, март 1942 г. На переднем плане — средний танк Pz.III, далее — штурмовые орудия StuG III.

STZ-001

Трофейные немецкие танки (в кадре — Pz.Kpfw. III) буксируют для ремонта на завод №264 в Сталинграде.

pogruzka-trofeynyiyh-Pz.III-dlya-otpravki-na-remont-yanvar-1943-g.-Stalingrad

Погрузка трофейных танков Pz. Ill для отправки в ремонт на тыловых предприятиях. Северо-западнее Сталинграда, январь 1943 года

0_75cd8_21f87a1e_orig

Эшелон отремонтированных танков «Прага» по пути в Действующую Армию. Западный фронт, июль 1942 года. Передний танк вместо чехословацких ZB перевооружён советскими пулемётами ДТ


833887cd2e15a8cac288ced3424c2a1a

Колонна трофейных боевых машин На бортах самоходок видны надписи «Отомстим за Украину!», «Мститель», «Бей Геббельса!»

i_026

Колонна трофейных боевых машин (впереди танк Pz. III, за ним три StuG III) на Западном фронте, март 1942 года.

russiangun_8226779_16934614

Трофейная самоходка StuG III с надписью «Мститель». Западный фронт, март 1942 года

1d6ebae2b553f481fa057f7c14701494

Осмотр отремонтированного танка Pz. III инженер-майором Гудковым. Западный фронт, 1942 год

i_030

Ремонт трофейной самоходки StuG III в прифронтовой полосе. Южный фронт, 1942 год

i_031

Уточнение боевой задачи экипажем трофейной самоходки StuG III. 107-й отдельный танковый батальон, Волховский фронт, апрель 1942 года


i_033

Трофейные танки Pz. IV и Pz.38(t) из состава 79-го отдельного учебного танкового батальона. Крымский фронт, апрель 1942 года. Машины были захвачены у 22-й танковой дивизии вермахта

picture.php

Экипаж трофейной самоходки Panzerjager I уточняет боевую задачу. Предположительно 31-я армия Западного фронта, август 1942 года. Машина оборудована фарой советского производства

trofejnye-tanki-v-boyax_26

Бойцы Красной Армии на трофейном танке Pz. IV. Северо-Кавказский фронт, весна 1943 года. На лобовом листе машины видна надпись «весенний подарок»

i_052

Трофейные танки Pz. IVAusf FI с советскими экипажами. Северо-Кавказский фронт, предположительно 151-я танковая бригада. Март 1943 года

ekaterinodar-ekaterinodar-krasnodar-1943-god-fevral-severo-kavkazskiiy-front-1

Встреча танкистов на трофейном Pz. IV на улице Владикавказа. Весна 1942 года


i_062

Танк Pz. III восстановленный ремонтниками 32-й стрелковой дивизии. Западный фронт, зима 1942 года

i_067

Танк Pz.lV Ausf Н, захваченный советскими войсками у 9-й танковой дивизии вермахта западнее Орла. Июнь 1943 года

picture.php(2)

Экипаж трофейной самоходки Marder II (слева направо): командир старший лейтенант В. Михалев, механик-водитель И. Локтионов, радист И. Тугушев у своей боевой машины. 3-й Украинский фронт, 1944 год

untitled

Танк Рz. IV отдельной роты трофейных танков направляется на ремонт на завод им. Сталина. Таганрог, сентябрь 1943 года

i_071

Сержант М. Рощин захватил исправную самоходку «Мардер» III и использовал её в боях против немцев. Орловское направление, 1943 год

i_008

Бойцы Красной Армии у захваченного румынского танка R-1. Район Одессы, сентябрь 1941 года


i_018

Эшелон отремонтированных танков «Прага» по пути в Действующую Армию. Западный фронт, июль 1942 года.

i_055

Ремонт трофейного танка Pz. III Ausf J. Северо-Кавказский фронт, март 1943 года. Предположительно, 75-й отдельный танковый батальон

i_063

Советские танкисты получают трофейное самоходное орудие StuG III. Центральный фронт, август 1943 года

i_068

Разведчики на танках Т-60 и Pz. III получают боевую задачу. Действующая Армия, декабрь 1943 года

i_074

Трофейная самоходная установка «Мардер» II на параде партизанских частей в освобождённом Минске. Июль 1944 года

i_090

Эшелон с трофейными танками Pz. III направляется на завод № 37 для переделки их в СУ-76И. Лето 1943 года

i_092

Самоходно-артиллерийская установка СУ-76И, вариант с командирской башенкой от танка Pz. III

i_101

Трофейная самоходка StuG 40 из состава 5-й гвардейской танковой бригады. 4-й Украинский фронт, сентябрь 1944 года

kartam47.livejournal.com

Как правило, любая статья по использованию трофейной бронетехники в Красной Армии начинается с описания эпизода использования частями 34-й танковой дивизии (ТД) 8-го механизированного корпуса (МК) Юго-Западного фронта трофейных танков для ночной атаки немецких подразделений на марше. Описание этого боя содержатся в мемуарах М. Попеля «В тяжкую пору» и Г. Пенежко «Записки советского офицера-танкиста». Оба весьма подробно и красочно описывают ночную атаку колонны танков вермахта советскими танкистами на трофейных машинах. Но в боевых документах 34-й ТД, в частности в «Журнале боевых действий 34 танковой дивизии», упоминания об этом лихом ночном бое на шоссе нет. Вместо этого там сказано, что «в течение 28-29 июня части дивизии организовали оборону с наличием танков, уничтожив 12 танков противника. Подбитые 12 танков противника, в большинстве средние, используются нами для ведения огня с места по артиллерии противника в Вербах и Птичье». Как видим из приведенного отрывка, части и соединения РККА использовали захваченную у противника технику с первых дней Великой Отечественной войны.
К сожалению, информации об использовании трофейных танков в РККА в течение 1941 года очень мало, что и не удивительно, ведь поле боя чаще всего оставалось за немцами и нашим войскам не удавалось не только поживиться трофеями, но зачастую и свои поврежденные машины бросать.
Бойцы Красной Армии отправляются в бой на трофейных танках Pz.lll и Pz. IV. На среднем снимке хорошо видна эмблема 18-й танковой дивизии вермахта и полковой знак 18-го танкового полка нанесенные на башне танка Pz. IV. Западный фронт, сентябрь 1941 года

i_002
i_004
i_005

Тем не менее, факты захвата и использования трофеев имели место.
Например, 7 июля 1941 г. в районе Котцы, во время проведения контрудара 7-го МК Западного фронта, воентехник 1-го ранга Рязанов (18-я ТД) прорвался со своим танком Т-26 в тыл противника, где в течение суток вел бой. Затем вышел обратно к своим, выведя из окружения два Т-26 и один захваченный Pz-III с поврежденным орудием. Через 10 дней эта машина была потеряна.
5 августа 1941 года в бою на подступах к Ленинграду, сводный полк Ленинградских бронетанковых курсов усовершенствования командного состава захватил подорвавшиеся на минах «два танка заводов «Шкода». После ремонта они непродолжительное время использовались в боях частями РККА и были потеряны.
Во время обороны Одессы также было захвачено несколько трофейных танков. Так, 13 августа 1941 г. частями Приморской армии «в ходе боя было подбито 12 танков противника, из них три были выведены в тыл для ремонта». 15 августа части 15-й стрелковой дивизии (СД) захватили «три исправные танкетки (скорее всего румынские легкие танки R-1) и один бронеавтомобиль». Правда, использовалась ли эта техника при обороне Одессы или нет — неизвестно.
При обороне Киева в августе 1941 г. войсками Красной Армии были захвачены две исправных StuG-III. Одну из них отправили для испытаний в Москву, а вторую, после показа жителям города, укомплектовали советским экипажем, и она убыла на фронт.
В сентябре 1941 г., под Смоленском, танковый экипаж лейтенанта Климова, потеряв собственный танк, пересел в захваченный StuG-III, и за один день боя подбил два вражеских танка, один БТР и два грузовика, за что лейтенант Климов был награжден орденом Красной Звезды. 8 октября 1941 г. лейтенант Климов, командуя взводом из трех StuG-III (именуются в документах «немецкие танки без башен»), «совершил дерзкую операцию в тылу врага», за что был представлен к награждению орденом Боевого Красного Знамени. 2 декабря 1941 г. во время дуэли с немецкой противотанковой батареей лейтенант Климов погиб.
StuG III, захваченная частями Красной Армии в полной исправности. Август 1941 года

i_007

Гораздо более широко стала использоваться трофейная техника с весны 1942 г., после окончания битвы под Москвой, а также контрударов под Тихвином и Ростовом, когда частями Красной Армии были захвачены сотни немецких танков и самоходных установок. Часть трофейных машин, подлежавших ремонту, эвакуировалась на ремзаводы Москвы. Только войска 5-й армии Западного фронта с декабря 1941 г. по апрель 1942 г. отправили в тыл для ремонта трофейных машин:
танков средних — 13,
танков легких — 12,
бронеавтомобилей — 3,
тягачей — 24,
бронетранспортеров — 2,
самоходных орудий — 2,
грузовых автомобилей — 196,
легковых автомобилей — 116,
мотоциклов — 43.
Всего 411 единиц трофейной техники).
Кроме того, за этот же период части армии собрали на СПАМах (не отправляя в ремонт):
танков средних — 33,
танков легких — 26,
бронеавтомобилей — 3,
тягачей — 17,
бронетранспортеров — 2,
самоходок — 6,
автомобилей грузовых — 462,
автомобилей легковых — 140,
мотоциклов — 52
Всего 741 единицу техники.
Еще 38 танков: Pz-I — 2 шт., Pz-II — 8 шт., Pz-III — 19шт., Pz-IV — 1шт., ЧКД (Pz-38(t)) — 1шт., арттанков (StuG-III) — 7шт. было учтено в местах прошедших боев. В течение апреля-мая 1942 большую часть этой техники вывезли в тыл.
Для более организованного сбора трофеев, в конце 1941 г. в Автобронетанковом управлении КА был создан отдел эвакуации и сбора трофеев, а 23 марта 1942 г. народный комиссар обороны СССР подписал приказ «Об ускорении работ по эвакуации с поля боя трофейной и отечественной автобронетанковой матчасти».
Трофейная техника, свезённая для ремонта, во дворе завода «Подъёмник», где размещалась рембаза № 82: Pz. II, огнемётный вариант Pz. II Flamm «Фламинго», Pz. III, Pz.35(t), Pz.38(t), StuG III, бронетранспортеры Sd.Kfz.252 и Sd.Kfz.253. Апрель 1942 года
i_014
i_016

Пик применения трофейной техники приходится на 1942-1943 гг. Именно в эти два года были изданы: «Памятка по использованию трофейных немецких боевых и транспортных машин», «Руководство службы по использованию трофейного танка Т-3», «Руководство службы по использованию трофейного танка «Прага». В зависимости от количества исправных машин, трофейная техника сводилась в отдельные роты или батальоны трофейных танков, создаваемых в инициативном порядке, а также включалась в состав штатных танковых подразделений КА. Захваченные танки и самоходки эксплуатировались до тех пор, пока хватало горючего, боеприпасов и запчастей.
Успешно использовались трофейные танки весной 1942 года в 121-й танковой бригаде (ТБр) полковника Н.Н. Радкиевича. В ходе наступательных боев в составе 57-й армии в районе Барвенково, 121-я ТБр за период с 20 февраля по 5 марта 1942 г. захватила «в исправности 3 105-мм пушки, 1100 снарядов, 1 средний танк с радиостанцией, 8 ПТО, 11 пулеметов, 1 самолет («Мессершмидт-109″), 3 радиопередатчика, 1 приемо-передатчик, 20000 патронов к автоматам, 3500 кг бензина 2-го сорта».
Эшелон отремонтированных танков «Прага» по пути в Действующую Армию. Западный фронт, июль 1942 года.
i_018
Приведенный в порядок по инициативе лейтенанта Быкова ремонтниками бригады трофейный танк Pz-III, участвовал в одном из боев 20-23 февраля 1942 г. в районе сильно укрепленного опорного пункта противника в Александровке. Шедший на трофейной машине перед танками бригады экипаж Быкова, был принят немцами за свой и пропущен вглубь позиций. Воспользовавшись этим, наши танкисты атаковали противника с тыла и обеспечили взятие одной из деревень практически без потерь (всего за 4 дня 121-я ТБр освободила пять населенных пунктов).
Штаб 121-й бригады описывает такой курьезный случай захвата вражеского танка:
«6 марта 1942 года 7.30. Тяжелый танк противника (Т-4), буксируемый двумя тягачами, под конвоем одной бронемашины из Голубовка подошел к Громовая Балка. Боевое охранение и имеющаяся впереди пехота пропустила их без единого выстрела и не предупредила наши танки.
Атакой танков майора Бирюкова тяжелый танк противника с исправным вооружением, боеприпасами и работающей радиостанцией захвачен и отбуксирован в тыл. Противник, находившийся в танке, под покровом ночной темноты, разбежался и скрылся. Захвачено оружие и документы».
Трофейная самоходка StuG III с надписью «Мститель». Западный фронт, март 1942 года
i_027
Трофейный танк Pz. III под командованием Митрофанова отправляется на боевую операцию. Западный фронт, зима 1942 года (РГАКФД).
i_029

В сведениях о боевой деятельности 121-й ТБр за период с 18 февраля по 18 апреля 1942 г. указано, что захвачено 5 танков (два из них — 1-м батальоном и три танка 2-м батальоном), из них два Pz-IV. За этот же период было проведено три ремонта Pz-III (текущий и два средних) и столько же ремонтов Pz-IV, а также восстановлено и включено в состав бригады 17 трофейных машин: 6 грузовых, 4 специальных, 4 легковых, 3 полугусеничных. По воспоминаниям зам.командира 2-го батальона 121-й ТБр Н. Матвиенко, чтобы отличать трофейные танки от вражеских, «все пять отремонтированных машин были выкрашены в темно-серый цвет, так что они выглядели как новенькие, а также установили сигнал флажками «Я свой»».
Известно, что с 23 февраля по 13 марта 1942 г. «4 трофейных танка участвовали в 7 атаках против пехоты и танков противника». Например, успешным было применение трофейной матчасти танкистами 121-й ТБр в бою 22 марта за Яковлевку и Ново-Яковлевку, которые дважды переходили из рук в руки. В 12:30 три немецких танка и до двух взводов пехоты внезапно атаковали эти населенные пункты, и выбили оттуда занимавшие их подразделения 216-й СД. Но атакой двух трофейных машин (Pz-III и Pz-IV) при поддержке 665-го стрелкового полка (СП) противника вновь отбросили, причем бой шел уже в темноте. При этом отмечалось:
«Трофейные танки были применены внезапно для противника и в первый день даже не обстреливались. Эта внезапность помогла сравнительно легко восстановить положение 22.3.42 г. в Ново-Яковлевка». На следующий день в 11.00 немцы вновь предприняли атаку этих населенных пунктов. Из-за того, что 216-й СД «не было организовано непосредственного охранения и наш танк Т-4, находящийся в Ново-Яковлевке, не был своевременно предупрежден о противнике, 3 танка внезапно вошли с юго-восточной окраины деревни, наш танк вступил с ними в бой и был подбит (сгорел)».
Ремонт трофейной самоходки StuG III в прифронтовой полосе. Южный фронт, 1942 год (РГАКФД).
i_030
30 марта в докладе командующему оперативной группой генерал-майору Гречко комбриг Радкиевич сообщал:
«121-я танковая бригада за период полуторамесячных боев на подступах к Краматорская имеет неплохие успехи, подбитых и захваченных танков противника свыше 50.
4 танка противника восстановлены и освоены экипажами, которые успешно выполняли боевые задачи в борьбе с германскими захватчиками.
Наши потери сравнительно невелики. За период боевых действий мы имели 5 танков Т-34 безвозвратных потерь. 2 танка КВ эвакуированы и отправлены в заводской ремонт. Остальные своими силами восстановлены.
За каждый безвозвратно потерянный танк мы будем восстанавливать и вводить в строй по 2-3 трофейных танка, уничтожать фашистов их собственными танками. Первые опыты применения трофейных боевых машин в районе Явленская дали неплохие результаты.
Освоение трофейных танков в боевых условиях требует длительного времени. Для этого надо иметь в бригаде резервные экипажи, которые заранее будут знакомиться и готовить себя воевать на трофейных танках.
29.3.42 г. в бою под Ново-Яковлевка нами захвачен полностью исправный танк Т-3, но из-за отсутствия резерва в бригаде экипажа для него нет.
Прошу Вашего ходатайства перед Военным Советом Южного фронта о разрешении бригаде иметь 15-20 резервных экипажей для средних танков сверх штата, зачисляя их на все виды довольствия. Это дает возможность быстро пополнять боевые ряды трофейными танками».
Трофейные танки Pz. IV и Pz.38(t) из состава 79-го отдельного учебного танкового батальона. Крымский фронт, апрель 1942 года. Машины были захвачены у 22-й танковой дивизии вермахта
i_032
Штаб 121-й ТБр со своей стороны отмечал:
«Бригада за этот период (февраль-апрель 1942) применяла против фашистов трофейные танки Т-3 и Т-4, умелое их применение может дать много эффекта. Перед этим необходимо тщательно разведывать, где ходят танки противника, какая их окраска, их скорость движения, боевой порядок и т.д. после тщательной разведки их можно пускать как немецкие в расположение противника.
Применение их требует очень хорошего взаимодействия с артиллерией. Когда танки идут обратно, в расположение своих войск, они должны сигналом обозначить себя, что это свои (флажком, ракетой). Артиллеристы должны знать, где будет действовать и где выходить эти танки, а из танка должен быть подан периодически главный сигнал.
Если трофейные танки действуют в боевых порядках отечественных, то им нельзя отрываться от боевого порядка танков, иначе наши танки посчитают их за действительного противника и расстреляют».
Экипаж трофейной самоходки Panzerjager I уточняет боевую задачу. Предположительно 31-я армия Западного фронта, август 1942 года.
i_038
К 1 мая 1942 г. в составе 121-й ТБр имелось 34 боевые машины, в том числе три трофейных (два Pz-III и один Pz-IV). К 17 мая, во время боев на Харьковском направлении, она насчитывала 29 танков: 20 Т-60, 6 Т-34, 1 КВ и 2 Pz-III.
Весной 1942 г. трофейная техника имелась и в других частях Юго-Западного и Южного фронтов: наступая на Харьков, советские войска захватывали вражескую технику и тут же включали ее в свой состав. Так, на 14 мая 1942 года в 52-й ТБр числилось 5 КВ-1, 2 Т-34, 13 Т-60, 3 М3 «Стюарт», 1 Mk.3 «Валентайн» и 1 Pz-IV, а в составе 5-й гв. ТБр было три самоходки StuG-III, однако после немецких контрударов эти танковые соединения оказались в окружении, из которого к своим 28 мая 1942 г. вышел только неполный батальон 5-й гв. ТБр.
В марте 1942 г. трофейные танки появились и в составе Волховского фронта. В частности, ими была вооружена третья рота 107-го отдельного танкового батальона (ОТБ) 8-й армии. 8 апреля 1942 г. танки 107-го ОТБ (десять трофейных один КВ и два Т-34) поддерживали атаку частей 8-й армии в районе Веняголово. В ходе этого боя экипаж Н. Барышева на танке Pz-III вместе с батальоном 1-й отдельной горно-стрелковой бригады и 59-м лыжным батальоном прорвались в тыл к немцам. В течение трех суток танкисты и пехота вели бой в окружении, надеясь, что прибудет подкрепление. Но помощь не пришла, и лишь 12 апреля Барышев со своим танком вышел в расположение наших частей, вывезя на броне 23 пехотинца — все, что осталось от двух батальонов.
Сведений о том какие трофейные танки (кроме Pz-III) участвовали в бою за Веняголово нет. Но по состоянию на 5 июля 1942 г. 107-й ОТБ 8-й армии Волховского фронта в своем составе имел 11 машин: один КВ-1, два Т-34, один БТ-7, два Pz-III, один Pz-IV, три «артиллерийских танка» (StuG-III) и один Pz-I.
Наиболее интенсивно использовалась трофейная матчасть войсками Западного и Северо-Кавказского фронтов, где в течение 1942-1943 гг. шли в основном позиционные бои, не связанные с длительными маршами, следовательно моторесурс трофейной техники расходовался не так быстро. Также, в тылу Западного фронта имелась мощная промышленно-ремонтная база в Москве.
На Западном фронте действовали целые подразделения, оснащенные исключительно трофейной немецкой матчастью. Одно из таких подразделений сформировали в конце июля 1942 г. в составе 20-й армии. Эта часть в документах именовалась «особым отдельным танковым батальоном», или по фамилии командира «батальон Небылова». Как видно из названия командовал этим батальоном майор Небылов, военком — батальонный комиссар Лапин. По штату особый батальон имел 219 человек, 34 трофейных танка, 3 полугусеничных тягача (трофейных), 10 грузовиков (5 ГАЗ-АА и 5 «Опель»), 3 бензозаправщика и 1 легковой ГАЗ М-1. На 9 августа 1942 г. в составе батальона числилось 6 Pz-IV, 12 Pz-III, 10 Pz.38(t) и 2 StuG-III. Этот батальон участвовал в боях до октября 1942 г.
Еще один батальон на трофейной материальной части имелся в составе 31-й армии Западного фронта (в документах именовался «отдельный танковый батальон литер «Б»». Сформирован он был в июле 1942 г., к 1 августа он насчитывал 9 Т-60 и 19 трофейных танков. Как и батальон Небылова, он действовал до октября 1942 г., после чего обе части были расформированы.
Довольно много трофейных танков действовало на Северо-Кавказском и Закавказском фронтах, где в течении октября-ноября 1942 года советские войска нанесли поражение 1-й танковой армии немцев, частично захватив ее материальную часть. Здесь большую работу по ремонту трофейных танков провел 75-й отдельный танковый батальон (ОТБ), сформированный 19 августа 1941 г. Выведенный в резерв в начале ноября 1942 г., батальон получил задачу заняться ремонтом трофейных танков на заводе «Красный молот» в г.Грозный. К 1 января 1943 г. одну роту, укомплектованную немецкими боевыми машинами, направили «для выполнения боевой задачи» в 266-й ОТБ.
За период с 1 января по 22 марта 1943 г. личным составом 75-го ОТБ «было разыскано 52 трофейных немецких танка, оптика для них, пулеметы, снаряды, запчасти и с помощью 17, 18 и 92 ОРВБ отремонтировано 22 немецких танка, из которых 13 были отремонтированы силами экипажей батальона без помощи ОРВБ». Поиск и восстановление трофейной матчасти велись в районах Минеральных Вод, Крапоткина, Георгиевска, Архангельской.
На основании распоряжения штаба бронетанковых и механизированных войск Северо-Кавказского фронта №064/ОП от 17 марта 1943 г. из состава 75-го ОТБ отправлено в 151-ю ТБр матчасть на три танковых роты — 22 трофейных танка. 19 человек из состава 75-го ОТБ особо отличившиеся при ремонте трофейных танков были награждены орденами и медалями. 20 мая 1943 г. батальон вошел в состав 56-й армии и оперативно подчинен командиру 3-го стрелкового корпуса (СК), имея в своем составе пять Mk.3 «Валентайн», два Pz-III и два Pz-IV. За этот период потери составили один Pz-IV и два Pz-III, которые подорвались на минах. За это время батальон уничтожил 2 пулемета, два ПТО, 2 противотанковых ружья, 4 ДЗОТа, 5 минометов, 65 солдат и офицеров противника. По состоянию на 23 июня 1943 он имел в своем составе 4 роты: 1 и 4-я трофейных танков (4 Pz-IV и 8 Pz-III), 2 и 3-я — на английских «Валентайнах» (13 единиц). 30 июня 75-й ОТБ был расформирован.
Еще одной частью, имевшей на вооружении трофейную немецкую матчасть, был 175-й ОТБ. В начале 1943 г. в нем имелось 3 самоходки StuG-III. Также 151-я ТБр получила (о чем уже говорилось выше) 22 трофейных танка («Т-3, Т-4 и Т-2»), все они вошли в состав ее 2-го танкового батальона. Бригада действовала в составе 37-й армии Северо-Кавказского фронта. На том же участке сражался и 266-й ОТБ, имевший в своем составе четыре танка Pz-III.
Экипаж танка Pz. III под командованием Н. Барышева на своей боевой машине. Волховский фронт, 107-й отдельный танковый батальон, 6 июля 1942 года
i_039
В 56-й армии того же фронта действовал 62-й ОТБ, на вооружении которого также были трофейные машины. 6 мая 1943 г. батальон в составе трех Т-34, двух Pz-III, одного Pz-IV и 15 Mk.3 «Валентайн», вместе со 110-м СП 322-й СД атаковал противника в районе высоты 141,9 и поселка Нижний Баканский. Несмотря на сильный артиллерийский огонь и удары авиации, танкистам удалось обойти высоту с флангов и вынудить немцев отойти. Собственные потери батальона составили всего три «Валентайна» (два подбиты, один подорвался на мине).
В июле 1943 г. в состав Северо-Кавказского прибыл 244-й отдельный танковый полк (16 М3 средних, 2 М3 легких, 9 Pz-III и 4 Pz-IV). 20 июля полк участвовал в боях за станцию Крымская совместно с 306-м гв. СП 109-й гв. СД. Трофейные танки шли во втором эшелоне атакующего боевого порядка, поддерживая наступление артиллерийским огнем. В результате боя сгорело 6 М3 средних, а два М3 средних и один М3 легкий были подбиты. Советским войскам удалось взять станцию, уничтожив 4 ДЗОТа, 12 огневых точек и около 100 солдат противника. Вероятно, и в дальнейшем полк участвовал в интенсивных боях, так как уже в августе из-за больших потерь в материальной части он был выведен в тыл.
В феврале 1943 г., в боях на подступах к городу Каменск-Шахтинский в Донбассе, 169-я ТБр захватила 5 исправных вражеских танков. Из них была сформирована специальная разведывательная группа под командованием мл. лейтенанта Ирикова. 13 февраля группа проникла в город, а немцы, приняв танки за свои, беспрепятственно их пропустили. Воспользовавшись этим, группа Ирикова, внезапно открыв ураганный огонь, уничтожила 8 орудий, 15 танков и около 150 гитлеровцев. В результате возникшей паники среди немцев, город был взят 333-й СД практически без потерь.
Комиссар части И. Собченко проводит политинформацию в 107-м отдельном танковом батальоне. Волховский фронт, 6 июля 1942 года. На заднем плане видны танки Pz. IVи Pz. III (башенные номера 08 и 04) (РГАКФД СПБ).
i_041
28 августа 1943 г. частям 44-й армии была придана отдельная рота трофейных танков в составе трех Pz-IV, тринадцати Pz-III и двух М3. 29-30 августа рота совместно с 130-й СД овладела поселком Вареночка и городом Таганрог. В результате боя танкисты уничтожили 10 автомашин, 5 огневых точек, 450 солдат и офицеров, захватили 7 автомашин, 3 ремонтные летучки, 2 трактора, три склада, 23 пулемета и 250 пленных. Свои потери составили 5 подбитых Pz-III (1 сгорел), 3 подорвавшихся на минах Pz-III, 7 человек убитыми и 13 ранеными.
213-я ТБр стала единственной бригадой Красной Армии полностью вооруженной трофейной матчастью. 1 октября 1943 г., после нахождения в резерве поступило распоряжение командующего бронетанковыми и механизированными войсками Западного фронта «О вооружении бригады танками германского производства (трофейными), захваченными Красной Армией в процессе боевых операций в период 1941-1943 гг». 3 октября часть сосредоточилась в районе Сермилево — Ярцево для пополнения личным составом и матчатью. В течение месяца 213-я ТБр занималась изучением трофейных танков и боевым слаживанием. За это время провели двухдневные КШУ, а также 4 ротных и 2 батальонных учения с выводом матчасти. Все занятия строились на отработке взаимодействия с пехотой, артиллерией и саперами на сильно пересеченной местности.
К 15 октября в составе бригады имелось 4 танка Т-34, 35 Pz-III и 11 Pz-IV, а также полностью укомплектованный мотострелковый батальон и положенные по штату артиллерия и автотранспорт. 1 ноября 1943 г. на основании шифротелеграммы №1693/Ш командующего бронетанковыми и механизированными войсками Западного фронта она передавалась в состав 33-й армии и сосредотачивалась в районе Духатино. Здесь 213-я ТБр поступила в распоряжение 42-й СД с задачей: поддержать пехоту при прорыве обороны противника.
В течении 11-13 ноября танкисты проводили рекогносцировку, изучали передний край обороны противника, разведали броды и подготовили переправы через реку Россасенка. Было увязано взаимодействие с частями 42-й СД, намечены «коридоры» в боевых порядках своей пехоты, доведены «объекты для атаки каждому командиру и механику-водителю танка, увязан вопрос сигналов от пехоты к танкам, от танков к артиллерии». В бою бригаду должен был поддерживать 1495-й САП.
Разведчик В. Кондратенко, бывший тракторист, пробрался к немцам в тыл и увёл в своё расположение исправный танк Pz. IV. Северо-Кавказский фронт, декабрь 1942 года
i_049
Атака немецкой обороны началась 14 ноября 1943 г. в 9.30 после артподготовки. Танки 213 ТБр (4 Т-34, 30 Pz-III, 11 Pz-IV) двигались во втором эшелоне, на удалении 200-300 м от боевых порядков пехоты. При подходе к деревне Козьяны подорвались на минах 1 Pz-III и 1 Pz-IV. Чтобы не останавливать атаку остальные танки начали форсировать реку и двигаться непосредственно за огневым валом нашей артиллерии. В результате этого переправа была проведена без потерь, но при подходе к первой траншее противника танки наткнулись на «исключительно плотные минные поля (до 2000 мин), при попытке обхода которых подорвались на минах Т-4 — 4шт., Т-3 — 9шт.» (перед началом атаки штаб 42-й СД сообщил командованию 213-й ТБр об отсутствии мин перед позициями немцев). Несмотря на это, оставшиеся в строю танки обошли минные поля с севера и юга и, уничтожая живую силу и огневые точки противника, прошли через 1, 2 и 3-ю немецкие траншеи, которые заняла подошедшая пехота 42-й СД. К 10.30 передний край немецкой обороны был прорван. Помимо танков подорвавшихся на минах, 213-я ТБр потеряла подбитыми 1 Т-34, 2 Pz-IV и 5 Pz-III. При этом танкисты уничтожили 4 немецких танка, 12 станковых пулеметов и до 200 человек пехоты.
До 17.00 подорвавшиеся на минах танки поддерживали огнем с места атаку пехоты 42-й СД, а также помогли отразить 8 немецких контратак силами до батальона пехоты, 3-5 танков и САУ. При этом одна САУ противника была подбита. Вечером того же дня 213-я ТБР притсупила к эвакуации подбитых и подорванных танков и их ремонту, а также пополнению боеспособных машин горючим и боеприпасами. В течении ночи 15 ноября саперы производили разминирование и делали проходы для танков. Утром сводный батальон 213-й бригады (2 Т-34, 3 Pz-IV и 7 Pz-III) атаковали две высоты, находившиеся за третьей немецкой траншеей. Но пехота 42-й дивизии была отсечена от танков артиллерийским и пулеметным огнем. В ходе боя были подбиты 5 танков и атака захлебнулась. Несмотря на это, танкисты в течение дня отразили 6 немецких контратак, подбив при этом 4 танка противника.
С 17 ноября 1943 года 213-я бригада занималась эвакуацией своих боевых машин и их ремонтом. Из исправной матчасти сформировали сводную танковую роту капитана Павлова (1 Pz-IV, 5 Pz-III), приданную 256-й ТБр. Эта рота 30 ноября — 1 декабря участвовала в боях, поддерживая атаки своей пехоты. В результате, к вечеру 2 декабря две машины были подбиты, одна сгорела, а 4 застряли в болоте. В журнале боевых действий сообщалось, что «попытки их вытащить при помощи КВ и Т-34 не увенчались успехом».
К 24 ноября 1943 г. в 213-й ТБр (без учета сводной роты) имелось: требовавших текущего ремонта — один Pz-III, среднего ремонта — 4 Pz-IV и 8 Pz-III, капитального — 3 Pz-IV и 7 Pz-III. Остальные машины — 4 Т-34, три Pz-IV и четырнадцать Pz-III списали как безвозвратные потери. 14 декабря на станцию Гусино прибыло пополнение для бригады — 3 Pz-IV и 22 Pz-III. При этом сообщалось, что «три Т-3 не заводятся, а два завалились в кювет по дороге Гусино — Климентьево». На следующий день из СПАМа поступило еще 4 Pz-IV и 9 Т-34. Но все поступившие в бригаду трофейные танки требовали тщательного осмотра и приведения в порядок, а также установки оптики, чем и занимались экипажи в течение недели.
Трофейный танк Pz. IVAusf FI с советским экипажем. Северо-Кавказский фронт, предположительно 151-я танковая бригада. Март 1943 года
i_051
20 декабря бригаду придали 274-й СД. В течении следующих дней танкисты готовились к атаке, вели разведку, разминировали проходы, увязывали взаимодействие с пехотой и артиллерией. В ночь на 22 декабря 1943 г. танки бригады заняли исходные позиции для атаки, которая началась утром 23 декабря в 9.40. Всего в ней участвовало 34 боевые машины, наступавших в направлнении Хотемля — Иванькино — Теньково. В ходе ожесточенного боя танки 213-й ТБр сумели прорвать передний край обороны противника и овладели Теньково, потеряв при этом 7 машин сгоревшими (4 Т-34, 2 Pz-IV, 1 Pz-III), четыре подбитыми (1 Т-34 и 3 Pz-III). Кроме того несколько трофейных танков сломалось, в результате чего к 20.00 23 декабря бригада имела всего 13 боеспособных танков (4 Т-34, 8 Pz-III, 1 Pz-IV).
На следующий день все исправные машины бригады свели в один батальон — 163-й, под командованием капитана Зиновьева. Атака началась в 10.00, и «в результате ожесточенного боя танки, сломив сопротивление противника, стали продвигаться вперед, к 12.30 с боем взяли Братково, преследуя противника и расстреливая его отступающую пехоту и обозы». К 17.00 танкисты заняли деревню Иванькино, а затем вышли к железной дороге Витебск — Смоленск. Свои потери к исходу дня составили две машины сгоревшими (Т-34 и Pz-III), еще три Pz-III подбитыми. Командир 36-го СК генерал-майор Олешев «был удовлетворен действиями танкистов и приказал представить все экипажи к правительственным наградам».
25-26 декабря 1943 г. бригада продолжила наступать, при этом «противник медленно отходил за р. Лососина». К исходу второго дня, когда танкисты взяли деревни Лобаны и Зазыбы, в строю осталось всего 5 машин — два Т-34 и три Pz-III, безвозвратные потери составили 13 танков (5 Т-34 и 8 Pz-III), еще 7 застряли в болоте, а два попали в воронки.
27-29 декабря бригада продолжала боевые действия в районе Дрибино, при этом в засаду попали три Т-34 и два Pz-III. Сгорели все «тридцатьчетверки» и один Pz-III, из их экипажей осталось в живых 7 человек, остальные были убиты и ранены. Ответным огнем танкистов были уничтожены 4 ПТО и одна САУ противника.
К 31 декабря 1943 г. в 213-й ТБр осталось всего две боеспособные машины — Pz-III и Pz-IV. К 6 января 1944 г. часть отвели в Староселье для пополнения и восстановления матчасти, а спустя три дня в ней уже имелось 4 Т-34, 5 Pz-IV и 15 Pz-III, при этом в документах сообщалось, что все трофейные машины требовали заводского ремонта. 20 января бригада получила 12 Pz-IV, прибывших с рембазы №8 в Казани. Но выяснилось, что большинство прибывших машин требовали ремонта, поэтому по распоряжению командующего бронетанковыми и механизированными войсками Западного фронта генерал-лейтенанта А.Г. Родина началось расследование «причин прибытия неисправных танков Т-4». К 26 января в 213-й ТБр числилось по списку 26 боевых машин (1 Т-34, 14 Pz-IV, 11 Pz-III), из которых исправны были только 4 Pz-IV, а остальные танки требовали текущего или среднего ремонта. К 8 февраля 1944 г. в бригаде осталось всего 1 Т-34 и 11 Pz-IV, которые готовили для отправки в ремонт. Еще 7 Pz-IV к этому времени передали в состав 23-й гв. ТБр. Спустя две недели 213-я танковая бригада начала перевооружение на отечественную материальную часть.
Немецкая бронетехника (броневик Sd.Kfz. 231, танки Pz. III Ausf. L и Pz. IV Ausf.F2), захваченные в полной исправности под Моздоком. 1943 год
i_065

i_064
Источники:
М. Коломиец «Трофейные танки Красной Армии. На «Тиграх» на Берлин!» М. Яуза, Эксмо 2010 г.
Главное автобронетанковое управление «Люди, события, факты в документах. 1940-
1942 гг.» Книга II. М., 2005.
Главное автобронетанковое управление «Люди, события, факты в документах. 1943-
1944 гг.» Книга III. M., 2006.
Главное автобронетанковое управление «Люди, события, факты в документах. 1944-
1945 гг.» Книга IV. М., 2007.

mihalchuk-1974.livejournal.com

 сказать, что трофейные самоходки активно эксплуатировались в Красной Армии с первых дней войны. Немаловажную роль тут сыграло практически полное отсутствие аналогичных отечественных боевых машин.

Первое упоминание о применении трофейных штурмовых орудий StuG. Ill относится к периоду обороны Киева. В августе 1941 года у села Вита Почтовая были захвачены два исправных StuG. Ill из состава 244-го дивизиона штурмовых орудий, один из которых своим ходом был доставлен в город. После показа жителям машину укомплектовали советским экипажем и отправили на фронт. Дальнейшая ее судьба неизвестна. 

Подобных фактов применения трофейных САУ было немало. Так, например, во время Смоленского сражения танковый экипаж младшего лейтенанта С.Климова, потеряв свой собственный танк, пересел в захваченный StuG. Ill и за один день боев подбил два вражеских танка, бронетранспортер и две грузовые машины, за что Климов был представлен к ордену Красной Звезды.

При освобождении Левобережной Украины по меньшей мере две батареи StuG. Ill воевали в составе 3-й гвардейской танковой армии. Под Прилуками недавно прибывшие на фронт молодые танкисты, увидев ехавшую по дороге трофейную самоходку, несмотря на большие красные звезды на бортах, приняли ее за немецкую и обстреляли с дистанции 300 м из своего легкого танка Т-70. Однако поджечь ее не смогли и в итоге были избиты самоходчиками и ехавшими на броне САУ пехотинцами.

Весной 1942 года в КБ завода № 592 в инициативном порядке разработали самоходно-артиллерийскую установку СГ-122А с использованием шасси трофейного штурмового орудия StuG. Ill Ausf.C и качающейся части отечественной 122-мм дивизионной гаубицы М-30. При этом рубку немецкой САУ нарастили дополнительными броневыми листами. Две первые машины были готовы в апреле — мае 1942 года. Серийный выпуск, однако, сдерживался отсутствием необходимого количества исправных шасси. В июле 1942 года эти САУ испытывались под Москвой. По результатам испытаний Государственный Комитет Обороны своим постановлением № 2758сс в январе 1943 года дал задание заводу № 37 Наркомтанко-прома и Центральному артиллерийскому конструкторскому бюро (ЦАКБ) Наркомата вооружения разработать и изготовить опытные образцы самоходных установок на базе трофейных танков Pz.NI и Pz.IV, которых к тому времени довольно много скопилось на тыловых ремонтных базах и складах трофейного имущества. Две таких САУ – СУ-76И и СУ-122И («И» -иностранная) — были построены и прошли испытания на НИБТПолигоне. СУ-76И признали вполне удовлетворительной и ее рекомендовали к серийному производству.

САУ представляла собой 76-мм танковую пушку Ф-34 обр.1940 г., установленную в невращающейся броневой рубке, смонтированной на корпусе немецкого среднего танка Pz.Kpfw.lll. Ходовая часть, системы двигателя и трансмиссии были полностью заимствованы от этой машины (подробнее о них смотри «М-К» № 2 за 1994 г.), а о конструкции рубки и установке вооружения имеет смысл рассказать подробнее.

Рубка сваривалась из катаных броневых листов и крепилась к корпусу болтами. Пушка цапфами рамки устанавливалась в амбразуре рубки. В правом заднем углу последней на горизонтальном стеллаже размещалось 48 выстрелов к пушке, еще 38 — в вертикальных стойках вдоль левого борта и 10 — в вертикальной стойке вдоль правого борта. Кроме того, в боевом отделении в укладках находилось 15 дисков для двух пистолетов-пулеметов ППШ, составлявших вспомогательное вооружение САУ, 20—25 ручных гранат, огнетушитель, аптечка, бачок для питьевой воды и ящик для панорамы Герца; в правом переднем углу рубки — радиостанция 9-Р.

Справа от пушки имелось подвижное, регулируемое по высоте сиденье командира, слева впереди — такой же конструкции сиденье наводчика, который располагался на нем при стрельбе с закрытых позиций, то есть при работе с панорамой. При стрельбе прямой наводкой он стоял. Сзади, на кожухе вала трансмиссии находилось мягкое съемное сиденье заряжающего, он пользовался им на марше.

Для наводки на цель 76-мм пушки применялись танковый телескопический прицел ТМФД-7 и прицел от 76-мм пушки ЗИС-З с панорамой Герца. Наблюдателю за полем боя служила танковая командирская панорама ПТК.

В целом конструкция СУ-76И достаточно проста, и ее создание можно рассматривать как временное решение в условиях дефицита САУ типа СУ-76М, чье массовое производство только разворачивалось.

К сожалению, практически ничего неизвестно о боевой деятельности СУ-76И и о частях, которые были ими вооружены. В основном они принимали участие в боевых действиях в 1943 году. В частности, 25 октября 1943 года штаб 1-й танковой армии вермахта (Panzer-Armee-Oberkommando I.) направил в управление «Иностранные армии — Восток» армейской разведки «Абвер» (OKW Abwehr Abteiluhg Fremde-Heere-Ost (lid) донесение, содержащее следующую информацию: «В 177-м танковом полку 64-й механизированной бригады имеется четыре роты по 11 танков в каждой. Этим танкам присвоено наименование Sturmgeschütz 76mm. В качестве базы использовано шасси немецкого танка Panzer III с двигателем Maybach. Новая рубка имеет толщину лобовой брони 3—4 см, бортовой — 1 — 1,5 см. Рубка открыта сверху. Орудие имеет углы горизонтальной наводки 15° на сторону, угол вертикальной наводки ±7°». Следует добавить, что 64-я механизированная бригада входила в состав 7-го мехкорпуса Красной Армии.

До наших дней чудом уцелел, пролежав без малого 30 лет на дне реки Случь, только один образец этой редкой боевой машины. Сейчас он установлен как памятник в центре г. Сарны Ровенской области на Украине.

М. БАРЯТИНСКИЙ

modelist-konstruktor.com

На «тиграх» на Берлин!

Трофеи являются неизбежным атрибутом любой войны. Очень часто трофейную технику и вооружение использовали против их бывших хозяев. Не была исключением и бронетанковая техника — ещё в годы Первой Мировой войны немцы применяли захваченные английские танки, которых у них было больше, чем собственных. Во Вторую Мировую вермахт также широко использовали танки своих противников — Франции, Англии, США, Польши, Советского Союза.

О том, что немцы воевали на наших танках, известно, пожалуй, любому любителю истории бронетанковой техники. А вот о том, что части Красной Армии применяли, и весьма успешно, танки и самоходки вермахта, знают далеко не все. Между тем, трофейная немецкая бронетанковая техника воевала в советских вооружённых силах с самого начала и до самых последних дней войны, и даже эксплуатировалась после неё.

Первые трофеи Использование трофейных немецких танков частями Красной Армии началось с первых дней Великой Отечественной войны. Во многих публикациях часто упоминается эпизод использования частями 34-й танковой дивизии 8-го механизированного корпуса Юго-Западного фронта трофейных танков для ночной атаки немецких подразделений. Обычно при этом авторы ссылаются на воспоминания М. Попеля («В тяжкую пору») и Г. Пенежко («Записки советского офицера»), в которых очень красочно описана ночная атака трофейных танков. Однако, судя по документам, все было немного не так.

В «Журнале боевых действий 34 танковой дивизии» сказано: «В течение 28–29 июня части дивизии организовали оборону с наличием танков, уничтожив 12 танков противника. Подбитые 12 танков противника, в большинстве средние, используются нами для ведения огня с места но артиллерии противника в Вербах и Птичье». Вообще говоря, информация об использовании трофейных танков частями Красной Армии в течение 1941 года довольно скудна, ведь поле боя оставалось за противником. Тем не менее, небезынтересно привести некоторые факты использования трофейной техники.

Во время контрудара 7-го механизированного корпуса Западного фронта 7 июля 1941 года воентехник 1 ранга Рязанов (18-я танковая дивизия) в районе Котцы прорвался со своим танком Т-26 в тыл противника, где в течение суток вёл бой. Затем снова вышел к своим, выведя из окружения два Т-26 и один трофейный Pz. III с повреждённым орудием. Через десять дней эта машина была потеряна. В бою 5 августа 1941 года на подступах к Ленинграду, сводный танковый полк Ленинградских бронетанковых курсов усовершенствования командного состава захватил подорвавшиеся на минах «два танка заводов „Шкода“».

После ремонта они непродолжительное время использовались в боях частями Красной Армии. Во время обороны Одессы частями Приморской армии также было захвачено несколько танков. Так, 13 августа 1941 года в «ходе боя было подбито 12 танков противника, из них три были выведены в тыл для ремонта». Через несколько дней, 15 августа, части 25 стрелковой дивизии захватили «три исправных танкетки (речь скорее всего идёт о лёгких румынских танках R-1) и один бронеавтомобиль». Правда, сведениями об использовании этой техники при обороне Одессы автор не располагает.

 

Наряду с танками, в первые месяцы войны использовались и трофейные немецкие самоходки. Так, при обороне Киева в августе 1941 года войсками Красной Армии были захвачены два исправных StuG 111. Одину из них отправили для испытаний в Москву, а вторую, после показа жителям города, укомплектовали советским экипажем и она убыла на фронт. В сентябре 1941 года, во время Смоленского сражения, танковый экипаж младшего лейтенанта Климова, потеряв собственный танк, пересел в захваченный StuG III и за один день боя подбил два вражеских танка, бронетранспортер и две грузовые машины, за что был награжден орденом Красной Звезды.

8 октября 1941 года лейтенант Климов, командуя взводом из трех StuG III (в документе именуются «немецкие танки без башни»), «совершил дерзкую операцию в тылу врага», за что был представлен к награждению орденом Боевого Красного Знамени. 2 декабря 1941 года лейтенант Климов погиб во время дуэли с немецкой противотанковой батареей.

Более широкое использование трофейной техники в Красной Армии началось с весны 1942 года, когда после окончания битвы под Москвой, а также контрударов под Ростовом и Тихвином были захвачены сотни германских машин, танков и самоходных установок. Интересное свидетельство о сборе трофеев оставил американский журналист Ларри Лезер, который в середине декабря 1941 года посетил наступающие под Москвой войска 20-й армии генерала А. Власова: «Ещё несколько миль по зимнему лесу — и мы в маленьком селе с необычным названием Погорелое Городище. Удивительно, что, несмотря на название, ему удалось в числе немногих уцелеть при немцах. Мы явились в самый разгар сбора трофеев. Красноармейцы обшаривши дворы, сараи и чердаки, найденные винтовки и автоматы сносили на деревенскую площадь и складывали штабелями. Немцы оставили село всего несколько часов назад.

Какой-то красноармеец, сияя от счастья, гонял по снегу на трофейном мотоцикле. Когда я спросил, почему его мотоцикл так дико ревёт, он радостно отозвался: „У немцев вся техника такая. Думают этим нас запугать“. В стороне трое красноармейцев разбирали мотор громадного немецкого транспортера. Они работали с поразительной ловкостью, несмотря на мороз. Наблюдая за ними, я слышал, как они чертыхались, когда гаечный ключ срывался с замерзшего болта. Я ожидал увидеть добродушных и терпеливых крестьян, механически выполняющих порученное задание. Однако эти люди напомнили мне ремонтников в американских автомастерских — такие же порывистые и несдержанные на язык, они вовсю поносили свою неблагодарную работу. Было видно, что они страдают от холода ничуть не меньше, чем немцы, спешно отступающие всего в нескольких милях от нас.

Мне подумалось: такие вот люди и составляют костяк Красной Армии — крепкие, мускулистые парни, они любят своего командира, готовы ринуться в бой по первому его слову и уважают специалистов, знающих толк в технике. Немецкая техника вызывала у них безграничное любопытство. Они копались во внутренностях немецких танков и транспортеров, словно мальчишки-кладоискатели». Часть трофейных машин, подлежавших ремонту, эвакуировалась на заводы Москвы.

Например, войска только 5-й армией Западного фронта с декабря 1941-го по 10 апреля 1942 года отправили в тыл для ремонта 411 единиц трофейной техники (танков средних — 13, танков легких — 12, бронеавтомобилей — 3. тягачей — 24, бронетранспортеров — 2, самоходных орудий — 2, грузовых автомобилей -196, легковых автомобилей — 116, мотоциклов — 43. Кроме того, за этот же период части армии собрали на СПАМах (сборных пунктах аварийных машин) 741 единицу трофейной техники (танков средних — 33, танков легких — 26, бронеавтомобилей — 3, тягачей — 17. бронетранспортеров — 2, самоходок — 6. автомобилей грузовых — 462, автомобилей легковых — 140, мотоциклов — 52).

Ещё 38 танков: Pz. I — 2, Pz. II — 8, Pz. III — 19. Pz. IV — 1, ЧКД (Pz. 38(t) — 1. арттанков (так в советских документах первого года войны часто именовались штурмовые орудия StuG III — 7 было взято на учёт в местах прошедших боев. В течение апреля-мая 1942 года большую часть этой техники вывезли в тыл. Для более организованного сбора трофеев, в конце 1941 года в Автобронетанковом управлении Красной Армии был создан отдел эвакуации и сбора трофеев, а 23 марта 1942 года народный комиссар обороны СССР подписал приказ «Об ускорении работ по эвакуации с поля боя трофейной и отечественной автобронетанковой матчасти». Ремонт трофейных танков.

Тема ремонта трофейной техники в нашей печати освещалась довольно слабо. Написанная на эту тему автором работа десятилетней давности базировалась главным образом на воспоминаниях и не проверенных данных, поэтому имеет большое количество неточностей и ошибок. Благодаря тому, что за последние годы появилось большое количество архивных документов, картину ремонта трофейной бронетехники можно изложить более достоверно. К началу Великой Отечественной войны в ведении главного автобронетанкового управления имелось 32 ремонтных базы центрального подчинения, предназначенных для капитального ремонта техники. Причем только девять из них занимались танками и танковыми двигателями, а остальные только автомобилями и тракторами.

Кроме того, ремонтом бронетанковой техники занимались и 12 заводов промышленности, принадлежащих семи различным наркоматам, а также рембазами военных округов. Существенным недостатком всех рембаз ГАБТУ КА являлось то, что они занимались обслуживанием всех типов боевых машин, без какой-либо специализации. Что касается заводов промышленности, то они занимались ремонтом бронетехники эпизодически и в небольших масштабах. Все ремонтные базы (как центральные, так и окружные) подчинялись ремонтно-эксплуатационному управлению (РЭУ) ГАБТУ КА.

Начиная с декабря 1941 года начинается перепрофилирование ремонтных баз — теперь каждая ориентировалась на один — два типа боевых машин, а с первого полугодия 1942 года ремонт бронетехники стал регламентироваться постановлениями Государственного Комитета Обороны. Помимо рембаз к ремонту танков привлекались и заводы промышленности различных наркоматов, причём они также ориентировались на один-два типа боевых машин.

7 декабря 1942 года система ремонта танков ГБТУ КА была реорганизована. Постановлением ГКО № 2589сс ремонтные базы переформировывались в танковые ремонтные заводы, которые подчинялись вновь созданному управлению ремонта танков ГБТУ КА. Кроме того, к стационарным танкоремонтным заводам в 1943 году дополнительно сформировали ряд подвижных танкоремонтных заводов. Кроме того, в 1943 году решением ГКО при народном комиссариате танковой промышленности и наркомате среднего машиностроения создаются главные управления по ремонту танков, на которые возлагалась организация капремонта танков на полях бывших сражений Сталинградского и Воронежского фронтов.

 

Кроме ремзаводов и заводов промышленности, ремонтом бронетехники занимались отдельные ремонтно-восстановительные батальоны фронтов и армий.

Первой ремонтной базой, которой поручили ремонт трофейной бронетехники, стала ремонтная база № 82 в Москве. Созданное в декабре 1941 года это предприятие РЭУ ГАБТУ КА изначально предназначалось для ремонта прибывших по ленд-лизу английских танков и бронетранспортёров. Но уже 6 января 1942 года начальник АБТУ Западного фронта получил от ГАБТУ КА следующее указание: «Примите немедленные меры к завозу машин в ремонт:
1. На рембазу № 82 (Москва 2-я Дзержинская, северный пост, ветка завода „Подъёмник“) все трофейные танки и танки иностранных марок.
2. На филиал № 2 рембазы № 82 (Москва. Павелецкая-Товарная) трофейные и иностранные колёсные легковые и грузовые колёсные машины и тягачи всех марок.
3. Центральные мастерские треста № 30 НКАП СССР (Москва Дзержинская северный пост, ветка треста № 30) трофейные грузовые колёсные машины и тягачи всех марок».

 

 

Однако уже в конце марта решением ГАБТУ КА, утверждённым в ГКО, специализация рембазы № 82 изменилась, о чём 5 апреля 1942 года было уведомлено командование Западного фронта: «Ввиду изменения профиля рембазы № 82 данный АБТУ КА план завоза на 2-й квартал по трофейным танкам и бронемашинам полностью переносится на рембазу № 8.

По плану завода на рембазу № 82 сохраняется завоз для ремонта только танков иностранных марок, т. е. английских и американских. Дайте немедленно соответствующие указания войсковым частям фронта».

Однако до примерно до лета на рембазу № 82 продолжали завозить трофейные танки. Это и понятно Москва находилась в тылу Западного фронта, а Казань глубоко в тылу. В ноябре 1942 года при рембазе № 82 в спешном порядке сформировали филиал № I, задачей которого стал срочный ремонт танков Pz. III и штурмовых орудий StuG III, предназначенных в качестве базы для установки 122-ммгаубиц (об этом смотри подробнее в главе «Самоходки на трофейных шасси»). Филиал проработал три месяца, и после завершения работ по СГ-122 ремонтом трофейной техники больше не занимался. Всего по отчёту рембазы № 82 за 1942 год на ней (вместе с филиалом № 1) отремонтировали 90 танков всех типов.

Ещё одним московским предприятием, занимавшимся восстановлением немецкой бронетехники, был филиал завода № 37, созданный на месте эвакуированного в Свердловск производства. Филиал занимался ремонтом машин Т-30/Т-60 и грузовиков. Помимо этого, за 1942 год на него завезли пять танков Pz. I (отремонтировано два), семь Pz. II (отремонтировано три), пять танков Pz.38(t) (отремонтировано три), пять «трофейных самоходных пушек» (не ремонтировались), два легких трофейных броневика (отремонтированы), один средний (отремонтирован), четыре «бронеавтомобиля-рации» (отремонтирован один), а также 89 трофейных автомобилей (отремонтировано 52) и 14 полугусеничных тягачей (отремонтировано 10).

Таким образом, за 1942 год на ремонтных предприятиях ГАБТУ КА и наркомтанкопрома отремонтировали около 100 трофейных бронеединиц, включая броневики. Кстати, по воспоминаниям одного из ремонтников, наилучшим для ремонта танком был чехословацкий Pz.38(t), так как «имел довольно простой и надежный двигатель и несложные механизмы трансмиссии. Если чешский танк не горел, он, как правило, восстанавливался. В то же время практически все немецкие танки требовали гораздо более деликатного обращения».

В некоторых источниках встречается информация о ремонте бронетехники на заводе МЗОК ВИМ. Причем указывается, что здесь проводилось и перевооружение некоторых из них отечественными артсистемами. Однако такая информация не подтверждается архивными документами — дело в том, что завод МЗОК ВИМ в 1942 году занимался ремонтом тракторов «для Западного фронта и МТС Московской области». Также не подтверждаются данные о ремонте восьми танков «Рено» и «Гочкис» сверхплана — в 1942 году найти восемь трофейных французских танков было проблематично.

Кстати, другие предприятия, расположенные в Москве, кроме рембазы № 82 и филиала завода № 37, ремонтом трофейных танков не занимались. Но наибольший объём по ремонту трофейной бронетехники проделала рембаза (с 1943 года — танкоремонтный завод) № 8. Перед войной база находилась в Киеве, являясь одним из крупнейших ремонтных предприятий ГАБТУ КА. Затем ее эвакуировали в Казань, и с весны 1942 года она ориентировалась на ремонт трофейной матчасти. Сколько бронеединиц поступило в Казань за 1942 год автору неизвестно, но только с Западного фронта за девять месяцев поступило в ремонт 119 немецких танков.

За 11 месяцев 1943 года на танкоремонтный завод № 8 завезли 356 трофейных машин (Pz. II — 88, Pz. III — 97, Pz. IV — 60, Pz.38(t) — 102. прочие типы — 12), из которых отремонтировали 349 (Pz. II — 86, Pz. III — 95, Pz. IV — 53, Pz.38(t) — 102, прочие типы — 12). Правда, далеко не все отремонтированные немецкие танки направляли в Действующую Армию. Например, в августе 1943 года с завода № 8 отгрузили 77 трофейных немецких танков пехотным, пулеметным и стрелково-миномётным училищам, 26 — запасным стрелковым полкам, а 65 — двенадцати танковым училищам. В мае — апреле 1944 года ремзавод № 8 вновь переехал в Киев.

 

В порядке использования внутренних ресурсов заводом в 1944 году переработаны несколько тонн болтов с трофейных танков, более 10 тонн трофейных деталей их листового железа и такое же количество утильного листа (битые кабины и кузова легковых машин) использовали для изготовления необходимых деталей. Кроме того, из резиновых бандажей танка «Тигр» были изготовлены подушки буфера балансира танка Т-34.

Всего за первую половину 1944 года ремзавод № 8 отремонтировал 124 средних и 39 легких немецких танков, после чего ремонт трофейной матчасти с него сняли. Теперь предприятие занималось восстановлением только отечественной матчасти (за 1944 год сдано 620 Т-70, 507 СУ-76, 204 Т-34 и 138 Т-30/Т-60).

Таким образом, за 1942–1944 года танкоремонтный завод № 8 отремонтировал не менее 600 немецких танков различных типов. Правда, далеко не все они попали на фронт, много машин направлялись в учебные и запасные танки. Помимо ремонтных баз, танкоремонтных заводов ГБТУ КА и заводов промышленности, ремонтом трофейной матчасти занимались армейские и фронтовые ремонтные части. Прежде всего, эти работы велись там, где линия фронт оставалась долгое время без изменений. Пожалуй, наибольший объём работ проделали ремонтные части Западного фронта в 1942 году. Например, за июнь 22-й армейский ремонтно-восстановительный батальон фронта отремонтировал десять немецких танков (при плане в 20), а 132-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон за этот же период — 30 трофейных машин Pz. II, Pz. III и Pz. IV (при плане в 40). Причём в месячной сводке за июнь 1942 года отмечалось, что «план по немецким танкам Т-2-3-4 не выполнен из-за недостаточного опыта ремонта их».

Тем не менее, в июле 1942 года в 22-й армейский ремонтно-восстановительный батальон направили 16 трофейных танков, и еще четыре — 132-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон. Причём этот батальон занимался и перевооружением немецких танков отечественным вооружением. Правда, масштаб таких работ был невелик, и касался в основном замены немецких пулеметов на отечественные ДТ и установку отечественной оптики. Так, в своем письме от 2 июля 1942 года в главное артуправление заместитель начальника БТУ ГАБТУ КА Алымов сообщал: «Прошу Вашего распоряжения об отпуске для 132 ОРВБ следующее артвооружение в счёт лимитов, выделенных ГАУ КА для ГАБТУ КА на ремонт: 1. 20 мм пушек ШВАК — 1 шт.; 2. Пулемётов ДТ — 15 шт.; 3. Коробов к 20 мм ШВАК — 32; 4. Дисков к ДТ — 308; 5. ЗИП к пушке ШВАК — 4к-та; 6. ЗИПкДТ — 26к-тов; 7. Прицелов ТМФП-1 — 4; 8. Банников к 37-мм — 13; 9. Прицелов ТМФ — 13, 10. ЗИП к 37 мм пушке — 1 к-т; 11. ЗИП к 76 мм пушке — 1 к-т; 12. Прицелов ТОД-6 — 2 шт.

Вооружение необходимо для укомплектования отремонтированных трофейных танков. Основание: заявка АБТУ КА Западного фронта от 29.6.42 г. за № 2/2906 с приложенными инспекторскими свидетельствами и актами технического осмотра на 23 листах».

К сожалению, актов в деле не оказалось, поэтому нельзя сказать точно, какие машины предлагалось перевооружить.

В течение 1942 года списано: Pz.1–2, Pz. II — 37, Pz. III — 19, Pz. IV — 7, StuG III — 15, Pz.35(l) — 14, Pz.38(t) — 34. Pz. II Flamm — 2, бронеавтомобилей — 8

За ноябрь 1942 года частями Западного фронта на тыловые рембазы было направлено 23 немецких танка и один бронеавтомобиль (из отдельного танкового батальона 20-й армии — 2 Pz. II, 4 Pz. III, 4 Pz. IV, 2 StuG III, I Pz.38(t) и I броневик; из 31-й армии — 6 Pz. III/IV; из 30-й армии — 2 Pz. II; из 33-й армии — 1 Pz. III; из 16-й армии — 1 Pz. IV).

Кроме того, некоторое количество трофейной бронетехники отремонтировали заводы главного управления ремонта танков наркомата танковой промышленности. Так, в 1943 году на заводе № 264 в Сталинграде (сформирован на базе одноименного завода после освобождения города, должен был заниматься ремонтом танков) отремонтировали 83 машины Pz. III Pz. IV а ещё восемь — в начале 1944 года.

Таким образом, не будет преувеличением сказать, что за годы Великой Отечественной войны ремонтные заводы ГБТУ КА и предприятия главного управления ремонта танков НКТП отремонтировали не менее 800 немецких танков и САУ.   Статья взята с сайта: http//wordweb.ru 

weapon.temadnya.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.