Танковая битва под прохоровкой

Масштабное танковое сражение под Прохоровкой являлось оборонительной фазой Курской битвы. Это противостояние с применением бронетехники двух сильнейших на то время армий – советской и германской — до сих пор считается одним из самых крупных в военной истории. Командование советскими танковыми соединениями осуществлял генерал-лейтенант Павел Алексеевич Ротмистров, а немецкими – Пауль Хауссер.

Накануне сражения

В начале июля 1943 года советскому руководству стало известно, что основной удар немцев придется на Обоянь, а вспомогательный будет направлен на Корочу. В первом случае наступление велось вторым танковым корпусом, в состав которого входили дивизии СС «Адольф Гитлер», «Мертвая голова» и «Рейх». Им удалось буквально за несколько дней прорвать две линии советской обороны и приблизиться к третьей, расположенной в десяти километрах к юго-западу от железнодорожной станции Прохоровка. Она находилась в то время на территории совхоза «Октябрьский» Белгородской области.


Немецкие танки под Прохоровкой появились 11 июля, преодолев при этом сопротивление одной из советских стрелковых дивизий и второго танкового корпуса. Видя такую ситуацию, советское командование направило в этот район дополнительные силы, которые смогли наконец остановить противника.

Было принято решение о необходимости нанесения мощного контрудара, направленного на полное уничтожение вклинившихся в оборону бронетанковых корпусов СС. Предполагалось, что в этой операции примут участие три гвардейские и две танковые армии. Но быстро меняющаяся обстановка внесла в эти планы свои коррективы. Оказалось, что в контрударе с советской стороны будут участвовать только одна 5-я гвардейская под командованием А. С. Жадова, а также 5-я танковая армии во главе с П. А. Ротмистровым.

Танковая битва под прохоровкой«>

Полномасштабное наступление

Чтобы хоть немного оттянуть силы Красной Армии, сосредоточенные на Прохоровском направлении, немцы подготовили удар в районе расположения 69-й армии, выступив из Ржавца и направившись на север. Здесь один из фашистских танковых корпусов начал наступать, пытаясь прорваться с южной стороны к искомой станции.

Так началось полномасштабное сражение под Прохоровкой. Дата его начала – утро 12 июля 1943 года, когда в штаб 5-й танковой армии П. А. Ротмистрова поступило сообщение о прорыве значительной группировки немецких бронемашин. Оказалось, что около 70 единиц вражеской техники, зайдя с юго-запада, с ходу овладели селами Выползовка и Ржавец и стремительно движутся дальше.

Начало


Для того чтобы остановить противника, была наскоро сформирована пара сводных отрядов, которыми поручили командовать генералу Н. И. Труфанову. Советская сторона смогла выставить до сотни танков. Вновь созданным отрядам пришлось почти сразу же ринуться в бой. Весь день в районе Рындинки и Ржавца продолжалось кровопролитное сражение.

Танковая битва под прохоровкой«>

Тогда практически все понимали, что битва под Прохоровкой решала не только исход этого боя, но и судьбу всех частей 69-й армии, войска которой оказались в полукольце вражеского окружения. Поэтому было неудивительно, что советские солдаты проявляли поистине массовый героизм. Взять хотя бы подвиг противотанкового взвода ст. лейтенанта К. Т. Поздеева.

Во время очередной атаки в сторону его позиции устремилась группа фашистских танков с автоматчиками на борту численностью в 23 машины. Завязался неравный и кровопролитный бой. Гвардейцам удалось уничтожить 11 танков, тем самым не позволив остальным вклиниться в глубь собственного боевого порядка. Надо ли говорить, что почти все воины этого взвода погибли.

К сожалению, невозможно в одной статье перечислить имена всех героев, которых забрало то танковое сражение под Прохоровкой. Кратко хочется отметить хотя бы нескольких из них: рядовой Петров, сержант Черемянин, лейтенанты Панарин и Новак, военфельдшер Кострикова, капитан Павлов, майор Фалюта, подполковник Гольдберг.


Танковая битва под прохоровкой«>

К концу следующего дня сводному отряду удалось выбить фашистов и взять населенные пункты Рындинка и Ржавец под свой контроль. В результате выдвижения части советских войск получилось полностью локализовать тот успех, которого чуть ранее достиг один из немецких танковых корпусов. Таким образом, своими действиями отряд Труфанова сорвал крупное наступление фашистов и предотвратил угрозу захода противника в тыл 5-й танковой армии Ротмистрова.

Огневая поддержка

Нельзя сказать, что бои на поле под Прохоровкой проходили исключительно при участии танков и самоходных орудий. Артиллерия с авиацией тоже сыграли здесь не последнюю роль. Когда рано утром 12 июля ударная группировка противника начала наступление, советские штурмовики атаковали танки, входившие в состав дивизии СС «Адольф Гитлер». Кроме того, перед тем как 5-я танковая армия Ротмистрова начала наносить контрудар силам противника, была проведена артиллерийская подготовка, длившаяся около 15 минут.

Во время тяжелых боев в излучине р. Псел 95-я советская стрелковая дивизия противостояла танковой группировке СС «Мертвая голова». Здесь наших военных поддерживала своими ударами 2-я воздушная армия под командованием маршала С. А. Красовского. Кроме того, в этом районе работала и авиация дальнего действия.


Советские штурмовики и бомбардировщики успели сбросить на головы врагов несколько тысяч противотанковых бомб. Советские летчики делали все, чтобы максимально поддержать наземные части. Для этого они нанесли сокрушительные удары по большим скоплениям вражеских танков и другой бронетехнике в районе таких сел, как Покровка, Грязное, Яковлево, Малые Маячки и др. В то время, когда происходила битва под Прохоровкой, десятки штурмовиков, истребителей и бомбардировщиков находились в небе. На этот раз советская авиация имела несомненное превосходство в воздухе.

Танковая битва под прохоровкой«>

Преимущества и недостатки боевых машин

Курская дуга под Прохоровкой начала постепенно превращаться из общего боя в индивидуальные танковые дуэли. Здесь противники могли показать друг другу не только свое мастерство, но и знание тактики, а также продемонстрировать возможности своих танков. Немецкие части в основном были оснащены средними танками Т-IV двух модификаций — H и G, у которых толщина бронированного корпуса составляла 80, а башни – 50 мм. Кроме того, имелись и тяжелые танки T-VI «Тигр». Они были оснащены 100-миллиметровыми бронированными корпусами, а их башни имели толщину 110 мм. Оба танка были укомплектованы довольно мощными длинноствольными пушками калибра 75 и 88 мм соответственно. Они могли пробить советский танк практически в любом месте. Исключением были лишь тяжелые бронемашины ИС-2, и то на расстоянии более пяти сотен метров.


Танковое сражение под Прохоровкой показало, что советские танки во многом уступали немецким. Это касалось не только толщины брони, но и мощности пушек. Зато танки Т-34, бывшие в то время на вооружении Красной Армии, превосходили вражеские как по скорости и маневренности, так и по проходимости. Они старались вклиниться во вражеские боевые порядки и с близкого расстояния расстрелять бортовую броню противника.

Вскоре боевые порядки враждующих сторон смешались. Чересчур плотное скопление машин и слишком короткие дистанции лишали немецкие танки всех преимуществ их мощных пушек. Теснота от большого скопления техники мешала тем и другим совершать необходимые маневры. В результате бронемашины сталкивались друг с другом, и часто их боезапасы начинали взрываться. При этом их сорванные башни взлетали на несколько метров в высоту. Дым и копоть от горящих и взрывающихся танков застилали небо, из-за этого на поле боя была очень плохая видимость.

Но техника горела не только на земле, но и в воздухе. Подбитые самолеты пикировали и взрывались прямо в гуще сражения. Танковые экипажи обеих враждующих сторон покидали свои горящие машины и смело вступали в рукопашную схватку с врагом, орудуя при этом автоматами, ножами и даже гранатами. Это было настоящее страшное месиво из людских тел, огня и металла. По воспоминаниям одного из очевидцев, вокруг все горело, был невообразимый шум, от которого болели уши, по-видимому, именно так и должен выглядеть ад.

Танковая битва под прохоровкой«>

Дальнейший ход сражения


К середине дня 12 июля интенсивные и кровопролитные бои шли и в районе высоты 226,6, а также вблизи железной дороги. Там воевали бойцы 95-й стрелковой дивизии, которые всеми силами старались предотвратить все попытки «Мертвой головы» прорваться в северном направлении. Второму нашему танковому корпусу удалось вытеснить немцев к западу от железной дороги и начать быстрое продвижение к хуторам Тетеревино и Калинин.

А в это время передовые части немецкой дивизии «Рейх» продвинулись вперед, при этом заняв хутор Сторожевой и станцию Беленихино. Под конец дня первая из дивизий СС получила мощное подкрепление в виде артиллерийской и авиационной огневой поддержки. Именно поэтому «Мертвой голове» удалось прорвать оборону двух советских стрелковых дивизий и выйти к хуторам Полежаеву и Веселому.

Вражеские танки предприняли попытку выйти на дорогу Прохоровка – Карташовка, но их все же остановила 95-я стрелковая дивизия. Только один героический взвод, которым командовал лейтенант П. И. Шпетной, уничтожил семь гитлеровских танков. В бою он получил тяжелое ранение, но, несмотря на это, взял связку гранат и ринулся под танк. За свой подвиг лейтенант Шпетной был посмертно удостоен звания Героя СССР.


Танковое сражение под Прохоровкой, состоявшееся 12 июля, привело к значительным потерям как в дивизии СС «Мертвая голова», так и в «Адольфе Гитлере», нанеся тем самым большой урон их боевым возможностям. Но, несмотря на это, никто не собирался выходить из боя или отступать — враг бешено сопротивлялся. У немцев были тоже свои танкисты-асы. Однажды где-то в Европе один из них сумел разбить в одиночку целую колонну, состоящую из шестидесяти единиц автомобилей и бронетехники, но погиб он именно на Восточном фронте. Это доказывает, что Гитлер послал сюда воевать отборных солдат, из которых и были сформированы дивизии СС «Рейх», «Адольф Гитлер» и «Мертвая голова».

Отступление

К вечеру положение на всех участках затруднилось и немцам пришлось ввести в бой все имеющиеся резервы. В ходе сражения наступил кризис. В противовес вражеской советская сторона тоже ввела в бой свой последний резерв – сотню тяжелых бронемашин. Это были танки КВ («Клим Ворошилов»). В этот вечер фашистам все же пришлось отступить и в дальнейшем перейти к обороне.

Считается, что именно 12 июля настал тот переломный момент знаменитой Курской битвы, которого ждала вся страна. Этот день ознаменовался наступлением частей Красной Армии, входящих в состав Брянского и Западного фронтов.

Танковая битва под прохоровкой«>

Несбывшиеся планы

Несмотря на то что танковое сражение под Прохоровкой 12 июля немцы проиграли, фашистское командование все же намеревалось продолжить дальнейшее наступление.


о планировало окружить несколько советских дивизий, входящих в состав 69-й армии, которые оборонялись на небольшой территории, расположенной между реками Липовым и Северским Донцом. 14 июля немцы часть своих сил, состоящих из двух танковых и одной пехотной дивизий, бросили на захват потерянных ранее сел – Рындинки, Щелоково и Выползовки. Далее в планах стояло продвижение в направлении Шахово.

Советское командование разгадало замыслы противника, поэтому П. А. Ротмистров отдал приказ сводному отряду Н. И. Труфанова остановить прорыв немецких танков и не допустить их на искомый рубеж. Завязался очередной бой. В последующие два дня противник продолжал атаковать, но все попытки прорваться оказались безрезультатными, так как группа Труфанова перешла к твердой обороне. С 17 июля немцы решили отвести свои войска, а героический сводный отряд был переведен в состав резерва командующего армией. Так закончилось величайшее танковое сражение под Прохоровкой.

Потери

Надо отметить, что ни одна из противоборствующих сторон не выполнила тех задач, которые были перед ними поставлены на 12 июля, так как советские войска не смогли взять в кольцо немецкую группировку, а фашистам не удалось завладеть Прохоровкой и прорвать оборону противника.

В этом тяжелом сражении обе стороны понесли не только значительные людские потери, но и большую утрату техники. С советской стороны было выведено из строя около пяти сотен танков из восьми принявших участие в боях. Немцы же потеряли 75 % своей бронетехники, т. е. три из четырех сотен машин.


Командующего немецким танковым корпусом Пауля Хауссера после поражения сразу же сместили с должности и обвинили во всех неудачах, постигших гитлеровские войска на курском направлении. В этих боях противник потерял, по некоторым данным, 4178 человек, что составило 16 % всего боевого состава. Также оказались почти полностью разгромленными 30 дивизий. Крупнейшее танковое сражение под Прохоровкой сломило воинственный дух немцев. После этой битвы и до конца войны фашисты больше не наступали, а вели лишь оборонительные бои.

По некоторым данным, существует некий доклад начальника Генштаба А. М. Василевского, который он предоставил Сталину, где были изложены цифры, характеризующие итог танкового сражения под Прохоровкой. Там говорилось, что за два дня боев (имеется в виду 11 и 12 июля 1943 года) наибольшие потери постигли 5-ю гвардейскую армию, а также 9-ю и 95-ю дивизии. Согласно данному докладу потери составили 5859 человек, в их числе 1387 убитых и 1015 пропавших без вести.

Стоит отметить, что все приведенные выше цифры весьма спорны, но можно с уверенностью сказать: это была одна из тяжелейших битв Второй мировой войны.

Танковая битва под прохоровкой«>

Музей под Прохоровкой


Он был открыт в 2010 году всего лишь в 35 км от Белгорода и посвящен всем героям, погибшим и выстоявшим в том крупнейшем и страшном танковом сражении, навсегда вошедшем в мировую историю. Музей получил название «Третье ратное поле России» (первое – Куликово, второе – Бородино). В 1995 году на этом легендарном месте был воздвигнут храм Святых апостолов Петра и Павла. Здесь увековечены погибшие под Прохоровкой воины – семь тысяч имен высечены на мраморных плитах, покрывающих стены церкви.

Символом Прохоровки является звонница с подвешенным на ней набатным колоколом, который весит около трех с половиной тонн. Она видна отовсюду, потому что расположена на возвышении, на окраине села Прохоровка. Центром мемориала считается поистине грандиозная скульптурная композиция, состоящая из шести танков. Ее авторами выступили монументалист Ф. Согоян и белгородский скульптор Т. Костенко.

www.syl.ru

.

9254798 (678x411, 57Kb)

12 июля 1943 года произошло одно из центральных событий Великой Отечественной войны – танковая битва в районе станции Прохоровка. Когда Сталин узнал о потерях советских войск в этом сражении, он  пришел в ярость. «Верховный решил снять меня с должности и чуть ли не отдать под суд», — вспоминал главный маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров. Только вмешательство начальника Генерального штаба Василевского спасло командарма от трибунала. Что же так рассердило генералиссимуса?

Подготовка к танковому сражению: потери на марше 5 июля 1943 года согласно плану «Цитадель», немецкие войска перешли в наступление в направлении Курска и Белгорода. В зоне действия Воронежского фронта противнику удалось продвинуться на 35 километров. Советские войска несли большие потери: с 5-го по 8 июля были подбиты 527 танков, 372 из них сгорели.

Исчерпав оборонительный потенциал, командующий Воронежским фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин 6 июля обратился в Ставку Верховного Главнокомандования (ВГК) с просьбой усилить фронт. Было принято решение перебросить в район боев 5-ю гвардейскую танковую армию под командованием П. А. Ротмистрова.

Предстояло передислоцировать целую танковую армию на расстояние 350 километров всего за 3 дня. Несмотря на настоятельный совет Сталина, Ротмистров решил не пользоваться железной дорогой, а перевезти боевые машины своим ходом. Преимуществом этого решения было то, что танки с ходу могли включиться в бой. Так впоследствии и произошло. Существенным недостатком были выработка моторесурса и неизбежные поломки в дороге.

Растянувшиеся на многие километры танковые колонны практически не подвергались атакам с воздуха. Возможно, в этом помогла слаженная работа советской авиации.

Однако не боевые потери были внушительны. В ходе передислокации вышли из строя более 30% танков и самоходных артиллерийских установок (САУ). К 12 июля удалось восстановить лишь половину сломанной техники. 101 боевая машина по различным причинам отстала. Один танк подорвался на мине. Кроме того, на марше погиб один офицер 25-й танковой бригады и получили увечься два мотоциклиста.

Однако в целом передислокация 40 тысяч человек и около тысячи танков, САУ и другой техники была проведена успешно, и к моменту контрнаступления под Прохоровкой 5-я гвардейская танковая армия была полностью боеспособна.

Ресурсы перед боем

Встречное танковое сражение на поле под Прохоровкой считается переломным моментом в Курской оборонительной операции. Однако в Ставке ВГК этот контрудар был воспринято как провал. И дело не только в том, что поставленные боевые задачи не были выполнены, но и в громадном количестве разбитой, сожженной боевой техники и человеческих потерь.

Перед началом битвы в 5-й гвардейской танковой армии П. А. Ротмистрова числились 909 танков, из них — 28 тяжелых Mk. IV Churchill Мk.IV, 563 средних танка Т-34 и 318 легких танков Т-70. Однако после марша на ходу остались только 699 танков и 21 самоходная установка.

Им противостоял 2-й танковый корпус СС, в распоряжении которого имелись 294 танков и самоходных штурмовых орудий, из них в боеготовом состоянии были только 273 боевые машины, включая 22 Т-VIE "Тигр".

Таким образом под Прохоровкой столкнулись 232 тяжелых и средних танка вермахта и 699 легких и средних танков Красной армии – всего 931 боевая машина.

Потери в сражении под Прохоровкой

Н. С. Хрущёв в своих мемуарах описывает ситуацию, когда они вместе с Георгием Жуковым и командующим 5-й танковой армией Ротмистровым проезжали в окрестностях Прохоровки. «На полях виднелось много подбитых танков и противника, и наших. Проявилось несовпадение в оценке потерь: Ротмистров говорит, что видит больше подбитых немецких танков, я же углядел больше наших. И то, и другое, впрочем, естественно. С обеих сторон были ощутимые потери», — отмечал Хрущев.

Подсчет результатов показал, что со стороны советской армии потерь было значительно больше. При невозможности маневрировать на поле, забитом бронетехникой, легкие танки не смогли использовать свое преимущество в скорости и один за другим гибли под дальнобойными снарядами артиллерии и тяжелых боевых машин противника.

Донесения командиров танковых подразделений свидетельствуют о больших потерях личного состава и техники.

29-й танковый корпус потерял 1033 человек убитыми и пропавшими без вести, 958 человек — ранеными. Из 199 танков, участвовавших в атаке, сгорели или были подбиты 153 танка. Из 20 самоходных артиллерийских установок на ходу осталась одна: 16 уничтожены, 3 отправлены в ремонт.

18-й танковый корпус потерял 127 человек убитыми, 144 человека — пропавшими без вести, 200 человек — ранеными. Из 149 танков, участвовавших в атаке, сгорели или были подбиты 84.

2-й гвардейский танковый корпус потерял 162 человека убитыми и пропавшими без вести, 371 человека — ранеными. Из 94 танков, участвовавших в атаке, сгорели или были подбиты 54.

2-й танковый корпус из 51 танка, принявшего участие в контрударе, безвозвратно потерял 22, то есть 43% .

Таким образом, суммируя донесения командиров корпусов, 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова лишилась 313 боевых машин, 19 САУ и, как минимум, 1466 человека убитыми и пропавшими без вести.

Официальные данные вермахта несколько отличаются от вышеприведенных. Так, по результатам отчетов немецких штабов в плен были захвачены 968 человек; подбиты и уничтожены 249 советских танков.

Расхождение в цифрах относится к тем боевым машинам, которые смогли своим ходом покинуть поле сражения, а уже потом окончательно утратить боеспособность.

Сами же гитлеровцы больших потерь не понесли, лишившись не более 100 единиц техники, из которых большая часть была восстановлена. Уже на следующий день, судя по донесениям командиров дивизий «Адольф Гитлер», «Мертвая голова» и «Рейх», к бою была готова 251 единица техники – танки и самоходные штурмовые орудия.

Уязвимость советских танков, столь наглядно выявленная в битве под Прохоровкой, позволила сделать соответствующие выводы и дала толчок к переориентированию военной науки и промышленности в направлении разработки тяжелых танков с пушкой, стреляющей на дальние расстояния.

Источник: Какие были потери в сражении под Прохоровкой у Красной аримии
© Русская Семерка russian7.ru

www.liveinternet.ru

 

«Я тогда на радиоархивах 5-й армии сломался. Там девчонки-связистки сидели. Их 12 июля каждые 20 минут меняли и сразу со смены спиртом на тёплой воде отпаивали, чтоб на «хи-хи» не слетели. Им там все по рации в любви признавались в последние секунды. Из падающего штурмовика, из горящего танка — все хотели успеть крикнуть «я тебя люблю» — кто до призыва по возрасту не успел»

Из интернет-форума

Пятые сутки шла битва на Курской дуге.

На Орлово-Курском направлении части Центрального фронта успешно отражали натиск солдат Вермахта. На Белгородском участке фронта ситуация была гораздо более тяжелой — стратегическая инициатива оставалась в руках немецкого командования. Силы 6-ой армии и 1-ой танковой армии отступая, вели ожесточенные бои. Нанесенные противнику контрудары тоже не возымели успеха. Немецкое наступление на юго-восточном направлении продолжалось. Элитные дивизии немецко-фашистких войск продвигались на юго-восток, угрожая тылам сразу двух наших фронтов.

Местом решающей схватки должен был стать небольшой пятачок земли в районе деревни и одноименной железнодорожной станции «Прохоровка».

Танковая битва под прохоровкой

Если взглянуть на карту, то мы увидим плацдарм шириной около 30 км, образованный железнодорожной насыпью и рекой Псел. Оборонять его было достаточно удобно, так как насыпь и заболоченный берег реки создавали естественные преграды для фланговых ударов. Советское командование в планировании исходило из географических особенностей района предполагаемых боевых действий. Рельеф местности здесь позволял остановить прорыв немцев, а затем и нанести решительный контрудар силами Степного фронта.

5-ая гвардейская общевойсковая и 5-ая гвардейская танковая армии по приказу командования от 9 июля выдвинулись в район Прохоровки.

Из журнала боевых действий
5-ой гвардейской армии:
«…  В 4:30 Командующий Армией гв. генерал-лейтенант Жадов боевым распоряжением №056/ОП и частным боевым распоряжениями поставил задачу 32 ГВ.СК. к утру 11.7.43 г. сосредоточиться в районе Обоянь, Шипы, Первомайск, прочно заняв рубеж р. Псел на участке Обоянь -Ольховатка… Командиру 33 ГВ.СК. к утру 11.7.43 г. сосредоточиться в районе Семеновка, Прохоровка, Верхняя-Ольшанка».
Танковая битва под прохоровкой
9 июля 1943 г.  Сосредоточение армии

В 4.30 Командующий Армией Гв. Генерал-лейтенант Жадов боевым распоряжением №056/ОП и частными боевыми распоряжениями поставил задачу 32 ГВ. СК к утру 11.07.43 г. Сосредоточиться в районе Обоянь, Шипы, Первомайск, прочно заняв рубеж р. Псел на участке Обоянь-Ольховатка.
Командиру 33 ГВ. СК к утру 11.07.43 г. сосредоточиться в районе Семеновка, Прохоровка, Верхняя-Ольшанка.

Танковая битва под прохоровкой

Прорыв немцев в районе Прохоровки открыл бы войскам Гитлера возможность удара как по Курску, так и по тылам центрального фронта. Но не только это стало причиной изменения направления основного удара с Обояни на Прохоровку.

Возможно, повлияли  полученные разведданные о действиях наших войск. Остановить предполагаемый контрудар Красной Армии, сведя до минимума возможность фланговых танковых ударов, было проще на этом участке, зажатом между заболоченной поймой реки Псел и высокой железнодорожной насыпью. Местность одновременно нивелировала численное превосходство в танках советских войск и позволяла использовать преимущества немецкой боевой техники в огневой мощи.

Таким образом, обе армии сосредоточили в районе Прохоровки огромные танковые силы и имели в предстоящем сражении исключительно наступательные намерения. В сложившейся ситуации встречного танкового боя было просто невозможно избежать.

Танковая битва под прохоровкой

Танковая битва под Прохоровкой стала одной из самых грандиозных танковых баталий. Сейчас спорят о точном количестве танков, артиллерии  и другой техники, принимавшей участие в боях под Прохоровкой. Но то, что их было много, как никогда — не оспаривается никем. Германский штаб использовал почти все резервы, собрав небывалый танковый кулак для своей излюбленной тактики — прорыва обороны танковыми клиньями.

Первоначально Ставка рассчитывала нанести контрудар по флангу 4-ой танковой армии, но изменение направления удара немцев (с Обояни на Прохоровку) смешало все карты и осложнило ситуацию.

Танковая битва под прохоровкой

Для атаки планировалось использовать 5-ую гвардейскую общевойсковую (под командованием Жадова), 5-ую гвардейскую танковую армию (под командованием Ротмистрова), усиленную двумя танковыми корпусами, а также силы 1-ой танковой и 7-ой и 6-ой общевойсковых гвардейских армий. Но нанесенные немцами контрудары и попытки обхода основных сил Степного (Воронежского) фронта не позволили в полной мере выполнить задуманное.

Танковая битва под прохоровкой

На Белгородском направлении.
«Тигры» горят.

Упорные бои на Белгородском направлении продолжаются. На десятки километров горизонт над степью окутан дымом. Самолётам тесно становится в воздухе. На земле не умолкает грохот сражения.
Немцы продолжают вводить в бой новые силы. Вперёд они бросают по 20-30 тяжёлых танков типа «Тигр». За ними следуют самоходные пушки. И третьей волной накатываются средние танки с пехотой.
Применяя такое эшелонирование своих механизированных войск, противник рассчитывает на неуязвимость «Тигров». Однако наша артиллерия и даже пехота стойко отражают натиск бронированных сил врага. «Тигры» горят. Только за один день здесь подбито и сожжено несколько десятков немецких тяжёлых танков «т-6». Немцы рвались вперёд. Н-ская танковая часть, обороняющая одно шоссе, обстреляла их с закрытых позиций и разорвала колонну противника таким образом, что самоходные пушки и пехота отстали от танков. Тогда, подпустив «Тигров» поближе, наши танкисты и бронебойщики расстреляли их. Двадцать «Тигров» остались подбитыми на поле боя.
Противник предпринял вторую попытку прорваться через линию обороны. Танкисты пропустили около 40 вражеских машин, потом закрыли этот проход и, зажав немецкие танки в клещи, сожгли их.
В трудных условиях упорно сражаются гвардейцы-танкисты. Против них немцы бросили до 250 танков, сосредоточив всю эту массу брони на одном узком участке. Но гвардейцы стойко удерживают рубеж, уничтожая технику и живую силу врага.
Ожесточённые битвы происходят и в воздухе. Немцы собрали на этом участке крупные силы своей авиации. Сюда переброшены эскадры с юга и запада. Ударами с воздуха противник пытается сломить стойкость наших войск. Но в небе врагам достойный отпор даёт советская авиация. За два дня в воздушных боях лётчики нашего участка фронта уничтожили около 250 самолётов противника.
Одновременно наша бомбардировочная и штурмовая авиация смело громит танки противника. Шесть штурмовых самолётов под командованием отважного лётчика Витрука одним заходом на вражескую колонну вывели из строя 15 танков.
Немцы поспешно подбрасывают всё новые и новые подкрепления. Для этого они используют не только грузовые автомашины, но и транспортные самолёты «10-52», планеры типа «Гигант». Наши лётчики успешно ведут с ними борьбу.
Группа истребителей во главе с гвардии лейтенантом Иваном Сытовым, ведя разведку, обнаружила аэродром транспортных самолётов. Там находилось 13 «Юнкерсов-52». Часть из которых уже готовилась к вылету. Сытов с хода атаковал аэродром. Сбросив бомбы на стоянки самолётов, лётчики на бреющем полёте начали штурмовку. Три больших транспортных машины сгорели полностью, другие сильно повреждены. Их участь разделил ещё один «Ю-52», находившийся в воздухе. Заметив наших истребителей, гитлеровец хотел сделать посадку, но врезался в землю.
За один день наши штурмовики и бомбардировщики разрушили 4 переправы, уничтожили 15 танков и до 90 грузовых автомашин, рассеяли и частично уничтожили до трёх батальонов пехоты.
Мужественно стоят на рубежах обороны советские воины. Пять раз немцы атаковали взвод младшего лейтенанта Воронкина, но, встреченные мощным огнём, откатывались назад с большими потерями.
Командир артиллерийского дивизиона дважды орденоносец капитан Савченко отразил со своими артиллеристами восемь яростных атак немцев. Артиллеристы подбили семь танков противника. Савченко был ранен, но остался в строю и продолжает руководить боем.
Против Н-ской части немцы бросили крупные силы моторизованной пехоты. Рассчитывая одним ударом захватить позиции миномётчиков. Но отважные бойцы ответили на удар двойным ударом т огнём своих миномётов уничтожили более двухсот солдат и офицеров противника, несколько станковых пулемётов и три немецких миномёта.
Особенно отличились в боях артиллеристы, которыми командует т. Гетман. Им пришлось выдержать несколько атак тяжёлых немецких танков. Артиллеристы не дрогнули перед этой железной волной. Четыре танка в первой же встрече были уничтожены храбрыми наводчиками Воронихиным и Ивановым. Старшина Богомолов сжёг три «Тигра». Атаки немцев были отбиты.
Сражение на Белгородском направлении становится всё более жестоким и жарким. Ценою огромных потерь на одном из участков к концу дня группе немецких танков удалось вклиниться в нашу оборону. Но этот их путь завален трупами немецких солдат, обгорелой и разбитой броней немецких танков. Наши части удерживают каждый рубеж с великим упорством.

В. Полторацкий
Спец. Корреспондент «Известий».
Действующая армия, 8 июля.

Первые бои в районе Прохоровки начались еще вечером 11 июня. Главным образом, это были попытки немецких дивизий улучшить свои позиции и зайти во фланги нашей центральной группировке. Несмотря на то, что обойти и ударить во фланг наших войск немцы не смогли, для остановки прорывов пришлось использовать значительные силы и даже привлекать резервы.

Танковая битва под прохоровкой

В 8 часов утра 12 июля наши войска провели артподготовку, а в 8:15 перешли в контрнаступление.

Из журнала боевых действий
5-ой гвардейской армии от 12 июля:
«… В 8:30 войска Армии перешли в решительное наступление на всем фронте в общем направлении Бол. Маячки, нанося основной удар левым флангом…».

Танковая битва под прохоровкой

С нашей стороны во фронтовом ударе участвовали силы 5-й гвардейской танковой и 5-й гвардейской общевойсковой армии, а также два отдельных танковых корпуса (2-й и 2-й гвардейский).  Им противостояли 1-я дивизия Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер», 2-я танковая дивизия СС «Дас Райх» и 3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф» («Мертвая голова»).

Время для начала наступления было выбрано не случайно — восходящее солнце слепило немцев, затрудняя прицельную стрельбу. Это было крайне важно, ведь в состав немецких частей входили «Тигры» и «Фердинанды», способные пробивать лобовую броню наших Т-34 с расстояния до 2 км. Нашим же танкам требовалось сократить расстояние до 500 метров, и даже при этом условии пробивалась только боковая броня «Тигра». Нивелировать это преимущество можно было лишь в ближнем бою, за счет более высокой маневренности.

Танковая битва под прохоровкой

Во время первых боев немецким танкам удавалось иногда проникнуть за наш передний край. Были случаи, когда противник прорывался в глубь обороны до полутора километров, но зато ни один из прорвавшихся танков не возвращался обратно. Все они уничтожались в полосе нашей обороны. Один из этих случаев небезынтересно рассмотреть подробно.
В расположении N стрелковой части был объявлен сигнал «воздух». В небе появились семь немецких бомбардировщиков, охраняемые истребителями. Самолёты стали бомбить передний край. Другая группа бомбардировщиков, пришедшая на смену, наносила удары уже несколько глубже. Затем стали появляться всё новые и новые отряды самолётов, которые методически углубляли обработку наших позиций. Одновременно с третьим заходом бомбардировщиков на поле боя показались вражеские танки.
Сорок танков типа «Т-III» и «Т-IV» выдвинулись из-за развалин населенного пункта, развернулись по фронту и в глубину и рванулись к нашему переднему краю, стреляя с хода. Некоторые их них были подбиты, но часть всё же прошла через окопы первой линии. Наша пехота, оставаясь на своих местах, начисто истребила вражеских автоматчиков, ехавших на броне, подорвала два самоходных орудия и сожгла ещё один танк, пока тот переваливался через окоп.
В это время в район боя прилетели советские истребители. Наши лётчики рассеяли вражескую авиацию. Несколько бомбардировщиков было сбито. Этим воспользовались наши артиллеристы, которые открыли интенсивный огонь по танкам. Однако до 20 машин противника смогли на километр продвинуться вперед. Там они были встречены снарядами самоходных пушек и обращены в бегство. Они были добиты орудиями полковой и малокалиберной артиллерии.
К этому времени в небе уже завязывались бои крупных масс самолётов, и к переднему краю нашей обороны подходило ещё до 150 немецких танков. Завязались уже более крупные бои.

Буквально через час после начала наступления советских войск танковые армии обеих сторон сошлись в ожесточенном бою. Началось самое масштабное танковое сражение Великой Отечественной Войны. На основном участке находилось около 1000-1200 советских и немецких танков и артиллерийских самоходных установок.

Танковая битва под прохоровкой

По воспоминаниям очевидцев, гул был слышен за многие километры, а рой самолетов издали представлялся тучей. Взрывы поднимали в воздух землю, все поле горело. Солнце закрылось плотной взвесью пыли, песка и золы, стоял запах горелого, раскаленного металла и пороха. Сверху падали горящие части самолетов. Бойцы задыхались от тяжелого, удушливого дыма, который стлался по полю, щипал глаза. Танки различали по силуэтам. Над полем стоял грохот разрывов, гул моторов и скрежет сталкивающихся машин.

Танковая битва под прохоровкой
Примеры доблести и геройства советских бойцов

Белгородское направление, 13 июля (Спецкорр. ТАСС). Восьмые сутки продолжаются упорные, ожесточённые бои с наступающими гитлеровцами. Восьмые сутки днём и ночью наши танкисты, артиллеристы, бронебойщики, пехотинцы, не зная устали, отражают натиск крупных сил противника. Тысячи трупов гитлеровцев валяются на русских чернозёмных равнинах и в оврагах. Много сотен танков, пушек, автомашин и самолётов недосчитывает враг в своих хвалёных дивизиях.
Ожесточённый бой разгорелся за один укреплённый рубеж. Противник, бросив в этот бой более 100 танков и до полка пехоты, пытается с флангов прорваться на важную магистраль. Только за вчерашний день Н-ское соединение уничтожило на этом участке 70 танков и не пропустило врага. Сегодня бой разгорелся с новой силой. Уже в самом начале его было подбито и сожжено ещё 60 немецких танков.
В этой ожесточённой борьбе каждый день и каждый час рождаются всё новые беспримерные подвиги наших бойцов и командиров.

Из воспоминаний участника боя, рядового Е.И. Филатова: «Танки шли лавиной. Сколько их было, не считали. Машины двигались по полю зигзагами, меняя направление. Чтобы сбить с толку наших артиллеристов, помешать им прицелиться…   Рвутся бомбы… Такой грохот стоял, что кровь текла из ушей».

А это воспоминание о событиях июля 1943 года немецкого солдата: «Облака пыли сделали очень трудной помощь от люфтваффе, и вскоре множество Т-34 прорвались сквозь наши оборонительные сооружения и стаями устремились по всему полю битвы…».

Танковая битва под прохоровкой

Оперативная сводка за 12 июля

12 июля наши войска продолжали вести бои с противником на Орловско-Курском и Белгородском направлениях. Особенно упорные бои шли на Белгородском направлении.
Нашими войсками на Орловско-Курском и Белгородском направлениях за день боев подбито и уничтожено 122 немецких танка. В воздушных боях и зенитной артиллерией сбито 18 немецких самолётов.
По уточненным данным за 11 июля на Орловско-Курском и Белгородском направлениях в воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбит на 31 немецкий самолёт, а 71 самолёт противника.
***
На Орловско-Курском направлении наши части отражали атаки противника. Атаки противник вёл не столь крупными силами, как это было в предыдущие дни. За семь дней напряженных боев гитлеровцы понесли большие потери. Отчаявшись прорвать советскую оборону, сегодня немцы стремились улучшить свои позиции на отдельных участках фронта. На одном участке пехота и танки противника несколько раз переходили в атаки, но последовавшим затем контрударом советских бойцов немцы были отброшены на исходные рубежи. Уничтожено до 1000 вражеских солдат и офицеров, 17 танков, 6 орудий, 25 пулеметов и минометная батарея противника.
***
На Белгородском направлении продолжались ожесточенные бои. Танки и пехота противника, поддержанные артиллерией и авиацией, в течение дня неоднократно атаковали наши позиции. Не добившись успеха на одном участке, немцы переносили удары на другой. Однако все вражеские атаки потерпели не удачу. Подразделение, под командованием гвардии капитана т. Доценко, отразило две ожесточенные атаки немцев и истребило свыше батальона гитлеровцев. Н-ская танковая часть нанесла внезапный фланговый удар по наступающему врагу и уничтожила 46 немецких танков. До полка немецкой пехоты и 30 танков атаковали позиции, которые оборонял батальон, где командиром гвардии капитан т. Бельгин. В течение двенадцати часов гвардейцы отражали атаки гитлеровцев. Потеряв 15 танков и свыше 500 солдат и офицеров, противник был вынужден отступить. Экипаж танка, под командованием лейтенанта т. Бутенко, поджег один танк и тараном вывел из строя еще два танка противника. На минах, установленных саперами подразделения, где командиром т. Ивчар, за два дня подорвались 8 немецких танков.

Бои шли не только на центральном направлении, 12 июля в районе Прохоровки разразилось сразу несколько танковых сражений различного масштаба.

Южнее Прохоровки танковая группа «Кемпф» попыталась зайти в левый фланг нашим силам. Переброшенные туда резервы Армии смогли остановить немецкое наступление.

Рядом с Прохоровкой, у которой бушевало самое грандиозное танковое сражение, на высоте 266.6 происходили не менее драматические события. Противник бросил до 100 танков на овладение высотой. Им противостояли бойцы 95-ой гвардейской дивизии.

Из боевого донесения: «В 19:00 донесли, что к Мал. Псинке замечен подход до 100 танков. Личный состав 233 АП во главе с гв. подполковником Ревиным и весь состав 8 батареи расстреляв весь боекомплект, заняли круговую оборону и продолжали вести бой. За период боя нанесли большой ущерб противнику. Они погибли смертью храбрых, но не отошли, сдержали атаку силою до 100 танков на высоте 226.0».

В этом бою на орудие гвардии сержанта Андрея Борисовича Данилова двигалось 16 тяжелых немецких танков. Их огнем была подожжена автомашина с боеприпасами, которые начали рваться, осыпая местность осколками. Под огнем противника один за другим выходили из строя орудийные номера, но даже оставшись один Данилов продолжал неравный бой, даже после того как орудие было подбито и накренилось на бок отважный боец продолжал вести огонь. В результате трехчасового боя атака немецких танков захлебнулась. На поле боя остались гореть 5 вражеских машин. За этот подвиг гвардии Сержант Данилов был удостоен звания Героя Советского Союза.

Танковая битва под прохоровкой

12 июля 1943 года в бою за высоту 226.6 (на Белгородском направлении) противник бросил в атаку более 80 танков, из них 50 % типа «Т-6» прикрывая Самоходной и полевой Артиллерией и минометами при сильном воздействии с воздуха.
Подпустив танки на близкое расстояние и огнем из своего орудия в упор начал расстреливать тяжёлые вражеские машины.
16 немецких тяжёлых танков полукольцом начали наседать на орудие, прямым попаданием была подожжена находящаяся неподалеку автомашина с боеприпасами, начали рваться внаряды на горящей автомашине осыпая орудие осколками с тыла.
Танки противника вели ураганный огонь с пушек и пулемётов по орудию, авиация прочищала путь наступающим своим танкам, но отважный расчет, героически отбивал атаку вражеских тигров.
Один за одним выходили со строя орудийные номера, с одним заводчиком Командир орудия героически продолжал неравную борьбу с наседавшими танками противника которые в плотную подошли к орудию.
Прямым попаданием снаряда орудие было подбито и свалилось на бок, продолжало вести огонь до последнего снаряда.
3 часа орудие вело неравный бой с танками противника, был ранен и наводчик, боеприпасы были на исходе. Оставшись один он героически не жалея жизни продолжал расстреливать наседавшие танки.
Атака немецких танков захлебнулась, оставив на поле боя 5 горевших тигров прикрываясь лобовой броней и отстреливаясь, оставшиеся 11 танков начали поспешно отходить.
Отважный Командир выиграл неравный бои нанеся противнику тяжёлый урон. Так всегда боролся с врагом тов. Данилов.
Достоин правительственной награды присвоения звания «Героя Советского Союза» и ордена «Ленина».

Танковая битва под прохоровкой

Около 13 часов немцы предприняли еще одну попытку переломить ход сражения на основном направлении, бросив из резерва 11-ую танковую дивизию, которая совместно  с дивизией «Мёртвая голова» нанесла удар по нашему правому флангу. Самоотверженными действиями частей 5-й гвардейской армии и подоспевших на подмогу двух бригад 5 гвардейского механизированного корпуса атаку удалось отразить.

Тем временем, наши танки начинали теснить противника на запад. К вечеру силы 5-ой танковой армии смогли отбросить противника на 10-15 км, оставив поле битвы у себя в тылу.

Танковое сражение было выиграно, а наступление немецких сил на Прохоровку остановлено.

Танковая битва под прохоровкой

На Белгородском направлении продолжались ожесточенные бои. Немцы стремятся любой ценой добиться успеха, но повсюду встречают упорное сопротивление советских войск. На отдельных участках наши части нанесли контрудары и потеснили гитлеровцев, вклинившихся в нашу оборону. Противник несёт тяжёлые потери в технике и живой силе. Только в течение вчерашнего дня на разных участках нашими бойцами подбито и уничтожено более ста немецких танков, в том числе 20 танков типа «Тигр», уничтожено 250 автомашин и много живой силы противника.
Со всех участков Белгородского направления поступают сообщения о том, что наши бойцы и командиры ведут самоотверженную борьбу с противником. Двенадцать раз атаковали немцы хутор, который обороняло гвардейское подразделение капитана Дзюбина. Отважные гвардейцы уничтожили 11 танков, истребили 300 гитлеровцев и не отступили ни на шаг. На одном участке немцам, ценою тяжёлых потерь, удалось захватить населённый пункт. Решительной контратакой подразделения капитана Томина и старших лейтенантов Федулова и Михина восстановили положение. В уличном бою красноармейцы истребили до 400 вражеских солдат и офицеров, захватили 6 орудий, 4 самоходных пушки, 7 радиостанций, 150 тыся патронов и другие трофей. Командир орудия старший сержант Кинжаев уничтожил 7 вражеских танков типа «Тигр». Бойцы Н-ской противотанковой роты Совкин, Южанов, Сушкин, Кириченко и Пояров подбили из противотанковых ружей по два танка каждый.

Из сводки Совинформбюро
от 13 июля 1943 года:
«…На Белгородском направлении продолжались ожесточённые бои… Только в течение вчерашнего дня на разных участках нашими бойцами подбито и уничтожено более ста немецких танков, в том числе, 20 танков типа «Тигр», уничтожено 250 автомашин и много живой силы противника…».

Танковая битва под прохоровкой

pobeda.elar.ru

Прохоровское сражение

Прохоровское сражение

Танковое сражение под Прохоровкой (состоялось 12 июля 1943 г.), как эпизод Курской битвы в ходе выполнения немецкими войсками операции «Цитадель». Считается одним из крупнейших сражений в военной истории с использованием бронетанковой техники (?). 10 июля, столкнувшись с упорным сопротивлением в своем движении на Обоянь, немцы изменили направление основного удара на железнодорожную станцию Прохоровка в 36-ти км юго-восточней Обояни.

Итоги этого сражения и в наши дни вызывают горячие споры. Под сомнения ставятся количество техники и масштабы операции, которые согласно версий отдельных историков были преувеличены советской пропагандой.

Силы сторон

Основными участниками Танкового сражения под Прохоровкой, были 5-я танковая армия, под командованием генерал-лейтенанта Павла Ротмистрова, и 2-й танковый корпус СС, которым командовал группенфюрер СС Пауль Хауссер.

• В Большой Советской Энциклопедии, со ссылкой на труды советских военачальников, приводится цифра в 1500 танков – 800 советских и 700 немецких.

По одной из версий, в составе 18-го и 29-го танковых корпусов 5-й танковой армии, атаковавших позиции немцев, насчитывалось 190 средних танков Т-34, 120 легких Т-70, 18 английских тяжелых Мк-4 «Черчилль» и 20 самоходных артиллерийских установок (САУ) — всего 348 боевых машин.

Прохоровское сражение-11

• Со стороны немцев историки называют цифру в 311 танков, хотя в официальной советской историографии фигурирует цифра в 350 только уничтоженных бронемашин неприятеля. Но современные историки говорят о явном завышении этой цифры, по их мнению только около 300 танков могло принимать участие с немецкой стороны. Именно здесь немцы впервые применили телетанкетки.

Примерные данные в цифрах: в составе II-го танкового корпуса СС было три моторизированные дивизии. По состоянию на 11 июля 1943 г. у моторизованной дивизии «Лейбштандарт CC Адольф Гитлер» имелось в строю 77 танков и САУ. У моторизованной дивизии СС «Мертвая голова» было – 122 и у моторизованной дивизии СС «Дас Райх» – 95 танков и САУ всех типов. Итого: 294 машины.

Из документов, которые были рассекречены в конце XX-го столетия можно сделать предположение, что в сражении с двух сторон принимало участие около 1000 единиц бронетехники. Это примерно 670 советских и 330 немецких машин.

Не только танки участвовали в этой битве. Историки настаивают на термине бронетанковые силы, куда входят также машины на колесном или гусеничном ходу, мотоциклы.

Танковое сражение под Прохоровкой

Ход сражения под Прохоровкой

10 июля — началось наступление на Прохоровку. Благодаря очень эффективной поддержке своей штурмовой авиации немцам к исходу дня удалось захватить важный оборонительный пункт — совхоз «Комсомолец» — и закрепиться в районе деревни Красный Октябрь. На другой день немецкие войска продолжали теснить русских в районе хутора Сторожевое и окружили части, которые обороняли деревни Андреевку, Васильевку и Михайловку.

До Прохоровки осталось лишь 2 км без каких-то серьезных укреплений. Осознавая, что 12 июля Прохоровка будет взята и фашисты повернут на Обоянь, выйдя в то-же время в тыл 1-й танковой армии, командующий фронтом Николай Ватутин надеялся лишь на контрудар 5-й танковой армии, который мог переломить ситуацию. Времени на подготовку контрудара практически не оставалось. У войск было только несколько часов светлого времени и короткая летняя ночь, для проведения необходимой перегруппировки и расстановки артиллерии. Причем и артиллеристы и танки Ротмистрова испытывали нехватку боеприпасов.

Танковая битва под прохоровкой

Ватутин, в последний момент решил перенести время наступления с 10.00 на 8.30. Как он считал, это должно было позволить упредить немцев. На самом же деле, такое решение привело к роковым последствиям. Немецкие войска тоже готовились к атаке, назначенной на 9.00. К утру 12 июля их танки находились на исходных позициях в ожидании приказа. Противотанковую артиллерию развернули для отражения возможной контратаки.

Когда танки армии Ротмистрова двинулись в бой, они попали под губительный огнь артиллерии и танков изготовившейся к бою танковой дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Уже по прошествии первых минут сражения на поле полыхали десятки средних советских танков Т-34 и легких Т-70.

Зимние мужские куртки AliExpress-1

Танковое сражение под Прохоровкой

Лишь к 12.00 нашим танкам удалось приблизиться к немецким позициям, но они подверглись мощному авианалету штурмовиков, вооруженных 37-мм пушками. Советские танкисты, среди которых было много необученных и практически впервые вступивших в бой экипажей, героически сражались буквально до последнего снаряда. Они вынуждены были вести бой под гибельно точным огнем немцев и атаками с воздуха, не имея, со своей стороны, должной поддержки авиации и артиллерии. Они старались сократить дистанцию, прорвавшиеся танки, расстреляв весь боекомплект, шли на таран, но чуда не произошло.

Во второй половине дня немецкие войска начали контратаку, сосредоточив основные усилия северней Прохоровки, в полосе дивизии «Тотенкопф». Там им противостояло около 150 танков из армии Ротмистрова и 1-й танковой армии. Немцев смогли остановить в основном за счет отлично действовавшей противотанковой артиллерии.

Танковое сражение под Прохоровкой-5

Потери

Что до потерь, то самый большой урон нашим войскам наносила артиллерия немцев. Число уничтоженной в сражении под Прохоровкой техники, в различных источниках сильно отличается. Вероятно, что наиболее правдоподобные и документально доказанные цифры – около 160 немецких машин; 360 советских танков и САУ.

И все-же советские войска смогли затормозить наступление немцев.

Интересные факты

• День празднования святых апостолов Петра и Павла, в честь которых назван храм в Прохоровке, выпадает на 12 июля — день легендарного сражения.

• Участвовавшие в бою советские танки Т-34 имели преимущество над всеми танками немцев в скорости и проходимости. Из за чего немцы регулярно использовали трофейные Т-34. В сражении под Прохоровкой восемь таких танков принимали участие в составе танковой дивизии СС «Дас Райх».

Танковое сражение под Прохоровкой, памятник

• Советский танк Т-34 командовал которым Петр Скрипника был подбит. Экипаж, вытащив своего командира, попытался укрыться в воронке. Танк горел. Немцы обратили внимание на него. Немецкий танк двинулся в сторону наших танкистов, чтобы раздавить их гусеницами. Тогда механик, спасая своих товарищей, рванулся из спасительного укрытия. Он добежал до своего горящего танка, и направил его на немецкий «Тигр». Оба танка взорвались.

• В советские времена была популярной версия о том, что советские танки были атакованы немецкими «Пантерами». Но согласно последним исследованиям, «Пантер» вообще не было в Прохоровском сражении. А были «Тигры» и …. «Т-34», трофейные машины.

 

 

shtorm777.ru

В советской официальной историографии этой битве дан не только громкий титул величайшего танкового сражения, имевшего место во время Второй мировой войны, еще ее называют одним из крупнейших во всей военной истории сражений с использованием танковых войск. Однако до сих пор в истории этого сражения полно «белых пятен». До сих пор нет точных данных о хронологических рамках, количестве бронетехники, принимавшей в ней участие. Да и то как проходило само сражение разными исследователями излагается очень противоречиво, никто не может объективно оценить потери.

Для массового читателя информация о «танковой дуэли» появилась лишь спустя десять лет после сражения, в 1953 году, когда стала доступна «Курская битва», книга, написанная И. Маркиным. Именно Прохоровское сражение названо одной из важнейших составных частей этой битвы, так как после Прохоровки немцев вынудили отступить на свои исходные позиции. Появляется вопрос о том, почему советским командованием скрывалась информация о бое под Прохоровкой? Ответ, вероятнее всего, кроется в желании сохранить в тайне огромные потери, как людские, так и в бронетехнике, тем более что именно фатальные ошибки военного руководства привели к их возникновению.

До 1943 года немецкие войска уверенно продвигались вперед практически во всех направлениях. Решение о проведении крупной стратегической операции на курском выступе было принято немецким командованием летом 1943 года. В планах было нанесение ударов из Белгорода и Орла, после чего ударные группировки должны были слиться возле Курска для того, чтобы полностью окружить войска, входящие в состав Воронежского и Центрального фронтов. Данная военная операция носила название «Цитадель». Позже в планы была внесена корректировка, которая предполагала, что 2-й танковый корпус СС выдвинется в направлении Прохоровки, в район с условиями местности, которые идеально подходили для глобального сражения с бронетанковым резервом советских войск.

В военном командовании СССР были данные о плане «Цитадель». Для противостояния немецкому наступлению была создана система глубоко эшелонированной обороны, целью которой было измотать немцев, а затем разбить их наступающими контрударами.

В официальной историографии есть четкая дата начала сражения под Прохоровкой – 12 июля 1943 года, в день, когда советская армия начала контрнаступление. Однако есть источники, которые указывают, что бои на прохоровском направлении велись уже на третий день после начала немецкого продвижения на Курской дуге, поэтому правильнее было бы считать датой начала сражения возле станции Прохоровка 10 июля, день когда немецкие войска начали прорыв тылов армейской полосы обороны с целью занять Прохоровку.

12 июля же может считаться кульминацией, «дуэлью танков», однако, закончившись с неясными результатами, она продолжалась вплоть до 14 июля. Завершением же битвы под Прохоровкой называют 16 июля 1943 года, даже ночь 17 июля, когда немцами был начато отступление.

Начало сражения возле Прохоровки стало для наших войск неожиданным. Дальнейшее развитие событий имеет несколько версий. Согласно одной из которых выясняется, что и для немцев это было неожиданное сражение. Две танковые армии выполняли свои задачи по наступлению и не рассчитывали встретить серьёзного сопротивления. Движение танковых группировок проходило под «углом», однако немцы первыми обнаружили советские танки, и благодаря этому успели провести перестроение и подготовку к бою. Ими была проведена стремительная атака, которая нарушила координацию среди советских танкистов.

Другими историками выдвигается версия о том, что вариант контрудара со стороны Прохоровки Красной Армией был отработан немецким командованием. Дивизии СС специально «подставились» под удар советской танковой армии. Результатом стало лобовое столкновение советской бронетехники с крупными немецкими танковыми соединениями, что поставило советских солдат в крайне невыгодные стратегические условия.

Вторая версия представляется более вероятной, так как после того как советская бронетехника вышла на дистанцию прямого поражения своих орудий, ее встретил плотный огонь противника, который был настолько мощным, что буквально ошеломил советских танкистов. Под этим ураганным огнем приходилось не только вести бой, но перестроиться психологически от маневра вглубь обороны в позиционной войне. Лишь высокая плотность боя в дальнейшем лишила немцев этого преимущества.

Основными участниками «танковой дуэли», прошедшей 12 июля 1943 года у Прохоровки, называются 5-я танковая армия, которой командовал генерал-лейтенант Павел Ротмистров, и 2-й танковый корпус СС, которым командовал группенфюрер СС Пауль Хауссер. По данным, предоставленным немецкими генералами, в бою участвовали около 700 советских машин. Другие данные называют цифру в 850 советских танков. С немецкой стороны историки называют цифру в 311 танков, хотя в официальной советской историографии присутствует цифра в 350 только уничтоженных немецких бронемашин. Однако сейчас историками предоставляются сведения о явном завышении этой цифры, они считают, что только около 300 танков могло участвовать с немецкой стороны. В любом случае, в сражении под Прохоровкой сошлось около тысячи танков. Именно здесь немцы впервые использовали телетанкетки.

В советские времена распространение получила версия о том, что наши танки были атакованы немецкими «Пантерами». Однако сейчас выяснилось, что «Пантер» вообще не было в Прохоровском сражении. Вместо них немцы «натравили» на советских солдат «Тигры» и …. «Т-34», трофейные машины, которых в бою было 8 с немецкой стороны.

Однако самое худшее было в том, что одна треть советской танковой армии состояла из танков «Т-70», которые предназначались для разведки и связи. Они были намного менее защищенные чем «Т-34», которые явно уступали в боях на открытой местности немецким средним танкам, которые были оснащены новой длинноствольной пушкой, а были еще и более мощные «Тигры». В открытом бою любой снаряд тяжелых и средних немецких танков легко уничтожал советские «семидесятки». Этот факт наши историки предпочитали не упоминать.

Наши войска под Прохоровкой понесли несуразно огромные потери. Сейчас историками озвучивается соотношение 5:1, даже 6:1 в пользу немцев. На каждого убитого немецкого солдата приходилось шесть убитых с советской стороны. Современными историками обнародованы следующие цифры: с 10 по 16 июля с советской стороны было потеряно около 36 тысяч человек, 6.5 тысяч из которых были убиты, 13.5 тысяч оказались в списках пропавших без вести. Эта цифра составляет 24% от всех потерь Воронежского фронта во время Курской битвы. Немцы за этот же период потеряли около 7 тысяч солдат, из которых 2795 убиты, а 2046 – пропавшие без вести. Однако до сих пор точную цифру потерь среди солдат установить не представляется возможным. Поисковые группы и сейчас находят десятки безымянных воинов, павших под Прохоровкой.

Два советских фронта потеряли на южном фасе Курского выступа 143 950 человек. Наибольшее количество составили пропавшие без вести – около 35 тысяч человек. Большинство из них попали в плен. По данным с немецкой стороны, 13 июля в плен захватили около 24 тысяч советских солдат и офицеров.

Большие потери были и в бронетехнике, 70% танков, стоявших на вооружении армии Ротмистрова, были уничтожены. А это составляло 53% от всей техники армии, которая принимала участие в контрударе. Немцы же не досчитались всего 80 машин… Причем немецкие данные о «дуэли» вообще содержат данные лишь о 59 потерянных танков, 54 из которых были эвакуированы, причем они смогли вывезти несколько советских машин. После сражения под Прохоровкой в составе корпуса было уже 11 «тридцатьчетверок».

Столь огромные жертвы были результатом многочисленных ошибок и просчетов командования Воронежского фронта, который возглавлял Н. Ф. Ватутин. Запланированный на 12 июля контрудар, мягко говоря, был неудачным. Позже, после анализа всех событий, он получит название «образца неудачно проведенной операции»: неправильно выбранное время, отсутствие реальных данных о враге, слабое знание обстановки.

Имело место и неправильная оценка развития ситуации в следующие несколько дней. Между нашими частями, ведущими наступление, было настолько плохое взаимодействие, что иногда случались бои между советскими частями, проводились даже бомбардировки наших позиций нашей же авиацией.

Уже после того как Курская битва закончилась заместителем Верховного Главнокомандующего Георгием Жуковым проводились попытки по инициации процесса анализа событий имевших место 12 июля 1943 года около Прохоровки, основной целью которого были главные виновники огромных потерь – Ватутин и Ротмистров. Последнего позже собирались отдать под трибунал. Спасло их только успешное завершение боев на этом участке фронта, а позже им даже вручили ордена за Курскую битву. Ротмистров после войны получил звание Главного Маршала бронетанковых войск.

Кто же одержал победу в битве около станции Прохоровка и в Курской битве в целом? Долгое время советскими историками выдвигалось несомненное утверждение о том, что победила, разумеется, Красная Армия. Немецкая ударная группировка не смогла прорвать оборону и нашим войскам удалось ее разгромить, враг отступил.

Однако в наше время появляются заявления о том, что данный «победоносный» взгляд — не более чем миф. Отход немцев вызвал не разгром их ударной группировки, а отсутствие возможности удержать район, в который вклинились их войска, общей протяженностью до 160 км. Наши же войска из-за огромных потерь не смогли немедленно продавить части противника и начать наступление, чтобы завершить разгром отступающих немецких частей.

И все же подвиг, совершенный советскими солдатами в тяжелейших условиях, огромен. Простые солдаты своими жизнями оплатили все просчеты своих командиров.

Вот что вспоминал, уцелевший в том адском котле, Григорий Пенежко, Герой Советского Союза:
«… Стоял такой грохот, что перепонки давило, кровь текла из ушей. Сплошной рёв моторов, лязганье металла, грохот, взрывы снарядов, дикий скрежет разрываемого железа… От выстрелов в упор сворачивало башни, лопалась броня, взрывались танки… Открывались люки, и танковые экипажи пытались выбраться наружу… мы потеряли ощущение времени, не чувствовали ни жажды, ни зноя, ни даже ударов в тесной кабинке танка. Одна мысль, одно стремление – пока жив, бей врага. Наши танкисты, выбравшись из своих разбитых машин, искали на поле вражеские экипажи, тоже оставшиеся без техники, и били из пистолетов, схватывались врукопашную…»

В документах есть воспоминания немецких солдат о той «дуэли». По словам унтерштурмфюрера Гюрса, командира гренадерского мотострелкового полка, атака была начата русскими утром, они были везде, завязался бой врукопашную. «Это был ад».

Лишь в 1995 году, во время празднования 50-летия победы, в Прохоровке открыли храм Святых апостолов Павла и Петра – именно на 12 июля приходится день этих святых – день страшной битвы у станции Прохоровка. Благодарности потомков дождалась земля, обагренная кровью.

topwar.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.