Танки в бою


Михаил Барятинский
НЕМЕЦКИЕ ТАНКИ В БОЮ
Panzer, vorwarts!

ВСТУПЛЕНИЕ

Изготовление танков в Германии после Первой мировой войны началось летом 1925 года с разработки машины Grosstraktor («большой трактор»), которой занимались три фирмы: «Даймлер-Бенц», «Рейнметалл» и «Крупп». Однако недостаточно было изготовить танки, надо было их ещё где-то испытывать. Германские политики и военные нашли решение этого вопроса с помощью СССР. В декабре 1926 года в Москве был подписан договор о создании в Казани советско-германской танковой школы, а по сути – учебно-испытательного центра. Первым её начальником стал подполковник Мальбрант, по имени которого проект получил кодовое название «Кама» (Казань – Мальбрандт).

До её закрытия в 1933 году в школе «Кама» прошли обучение 65 советских слушателей из «начсостава танковых и мотомеханизированных войск с большим процентом строевых командиров» и 30 немецких офицеров. Среди последних находились и будущие крупные военачальники: Риттер фон Тома, генерал танковых войск, в 1942 году – командующий Германским африканским корпусом. Иозеф Гарпе – генерал-полковник, командующий 4-й танковой армией, Вильгельм Биттрих – обер-группенфюрер, командир 2-го танкового корпуса СС.


Первенец германского танкостроения – тяжёлый танк Grosstraktor («большой трактор»). В июле 1929 года две такие машины проходили испытания на советско-германском полигоне «Кама» под Казанью.

В некоторых изданиях сообщается, что «приезжал сюда и майор Г. Гудериан, служивший тогда в отделе автомобильных войск Рейхсвера. Правда, не в качестве ученика, как утверждают многие историки, а инспектирующего лица». Красиво, не правда ли? «Отец» германских танковых войск инспектирует объект в СССР. Правда, о такой поездке сам Г. Гудериан в своих воспоминаниях даже не упоминает, зато подробно описывает свою поездку в Швецию в 1929 году. Да и майором он был до февраля 1930 года. Скорее всего, эта версия не соответствует действительности.

Помимо обучения слушателей, в школе изучались и испытывались привезённые немцами «малые» и «большие трактора» – опытные образцы танков, изготовленные в Германии в обход ограничений Версальского договора. Весной 1929 года в Казань прибыли шесть «больших тракторов», по два от каждой вышеупомянутой фирмы. В 1930–1931 годах к ним добавились два «лёгких трактора» фирмы «Крупп» и два «Рейнметалл». Обучение слушателей и изучение танков продолжалось вплоть до прихода нацистов к власти в Германии. В августе-сентябре 1933 года немецкий персонал покинул школу, были вывезены и вся боевая техника и вооружение.


Leihttraktor («лёгкий трактор») – ещё одна немецкая машина, проходившая испытания в СССР в конце 1920-х годов.

В это же время, в конце 1920-х – начале 1930-х годов, на манёврах Рейхсвера использовались фанерные силуэты танков с велосипедными колёсами, которые толкали солдаты. Позже макеты установили на легковые автомобили.

Ходовые макеты танков широко использовались на манёврах Рейхсвера и Вермахта в конце 1920-х и начале 1930-х годов.

Массовый же выпуск бронетанковой техники, равно как и развёртывание танковых войск, начались после прихода к власти Гитлера.

В октябре 1935 года были сформированы первые три танковые дивизии. В 1938 году в дополнение к ним были сформированы ещё две. Структура танковых дивизий была примерно одинакова: танковая бригада из двух полков по два батальона трёхротного состава в каждом. Из трёх рот две – лёгких танков и одна смешанная. Мотострелковая бригада, в составе мотострелкового полка по два мотострелковых и мотоциклетно-стрелковых батальона. Разведывательный батальон; противотанковый дивизион; моторизованный артиллерийский полк, включавший два лёгких дивизиона; сапёрный батальон и тыловые подразделения. По штату в дивизии насчитывалось 11 792 военнослужащих (в том числе 394 офицера), 324 танка, 421 бронетранспортёр, 10 бронеавтомобилей, 36 полевых артиллерийских систем на механической тяге, 48 противотанковых пушек калибра 37 мм. На практике, правда, этот штат никогда не соблюдался полностью. Так, например, бронетранспортёры числились только на бумаге – даже в 1941 году ими была укомплектована только одна рота в мотострелковом полку. Остальные подразделения на марше перевозились грузовиками.


Мотопехотные дивизии – Infanteriedivision (mot), появившиеся в 1937 году, имели в своём составе по три пехотных полка (по три батальона в каждом), разведывательный батальон, артиллерийский полк, противотанковый дивизион, сапёрный батальон и батальон связи. Танков по штату им не полагалось.

Зато в лёгкой дивизии (leichte Division) их насчитывалось 86 единиц. Каждая такая дивизия состояла из двух кавалерийских стрелковых, разведывательного, артиллерийского полков, танкового батальона, подразделений обеспечения и связи.

Учебные танки Pz.I Ausf.B во время демонстрационных заездов. 1936 год.

Тяжёлый многобашенный танк Nb.Fz. В 1934–1935 годах фирмы «Крупп» и «Рейнметалл» изготовили пять таких машин.

К началу Второй мировой войны число танковых соединений в Вермахте значительно увеличилось. В наступлении на Польшу риняли участие шесть танковых и четыре лёгкие дивизии. Исходя из опыта Польской кампании, последние (изначально предназначавшиеся для боевых действий совместно с кавалерией) были переформированы в танковые. В результате реорганизации, начатой в июле 1940 года после победы на Западе, число танковых дивизий Вермахта было удвоено.


от процесс происходил путём дробления танковых бригад существующих дивизий и создания на базе высвобождающихся танковых полков новых соединений. Теперь во всех танковых дивизиях Вермахта был только один танковый полк двух – или трёхбатальонного состава. Общее сокращение танков в дивизии в значительной степени компенсировалось количественным и качественным наращиванием ударных возможностей танковых рот батальонов. Перед французской кампанией рота средних танков по штату от 21 февраля 1940 года состояла из восьми танков Pz.IV, шести Pz.II и одного командирского танка на шасси Pz.I. Штат, утверждённый 1 февраля 1941 года, предусматривал в составе роты средних танков четырнадцать машин Pz.IV и пять Pz.II. Фактически во всех танковых дивизиях к началу операции «Барбаросса» отсутствовал 3-й взвод в роте, и она насчитывала десять Pz.IV. Ещё более радикальные изменения постигли лёгкие танковые роты. Перед французской кампанией в составе рот этого типа было семь Pz.III, восемь Pz.II, четыре Pz.I и один командирский танк на шасси Pz.I. Штат февраля 1941 года предусматривал уже семнадцать танков Pz.III и пять Pz.II. В итоге против Советского Союза Германия выставила уже 19 танковых дивизий, а закончила войну, имея 27 таких соединений (20 в Вермахте и семь – в войсках СС).

Лёгкие танки Pz.I Ausf.A во время одного из парадов, часто проводившихся в Германии в 1930-е годы.


Лёгкие танки Pz.II Ausf.B и Pz.I Ausf.B из состава 1-го батальона 10-го танкового полка Вермахта, расквартированного в Зинтене. Германия, 1937 год.

Эсэсовские дивизии поначалу танков не имели и по своей организации больше походили на пехотные соединения, включая в себя лишь по два моторизованных полка. Зимой 1942/43 года моторизованные дивизии СС получили по роте тяжёлых танков «Тигр». Ну а к началу операции «Цитадель» все дивизии СС имели танков больше, чем любая армейская танковая дивизия. В тот период эсэсовские дивизии находились в стадии переформирования в 1, 2, 3 и 5-ю танковые дивизии СС. В октябре 1943 года их укомплектовали по полному штату, оставив соответственно прежние наименования. С этого момента организация и вооружение танковых дивизий Вермахта и СС стали различными: последние всегда получали лучшую и новейшую технику, имели больше мотопехоты.

Заправка топливом во 2-й танковой бригаде. После боёв в Польше лобовая броня танков была усилена накладными листами. Опознавательный знак – чёрный крест в белой окантовке – был введён с 26 октября 1939 года.

В мае 1943 года по указанию Гитлера мотопехотные соединения Вермахта и войск СС были переименованы в панцергренадёрские (Panzergrenadierdivision).

Первые километры по советской земле – танк Pz.35(t) 6-й танковой дивизии Вермахта движется по территории Литовской ССР. 1941 год.

Пройдя ещё несколько реорганизаций, немецкие танковые дивизии встретили конец войны, будучи сформированы по штату, утверждённому летом 1944 года (Panzerdivision 44). Согласно этому штату дивизия состояла из штаба, одного танкового, двух панцергренадёрских и артиллерийского полков, дивизиона истребителей танков, разведывательного батальона, зенитно-артиллерийского дивизиона, запасного батальона, батальона связи, сапёрного, автотранспортного, интендантского и санитарного батальонов, ремонтного парка и полевой почты.


Всего на вооружении немецкой танковой дивизии штата 1944 года имелось 200 танков, 49 штурмовых и самоходных орудий, 6 машин передовых артиллерийских наблюдателей, 6 ремонтно-эвакуационных танков, 21 зенитная самоходная установка (из них 8 на танковом шасси), 290 бронетранспортёров, 16 бронеавтомобилей, 16 мотоциклов, 770 ручных и 78 станковых пулемётов, 32 огнемёта, 18 120-мм и 50 81-мм, 29 20-мм зенитных орудий Flak 38 и 9 37-мм зенитных пушек Flak 36, 13 75-мм противотанковых орудий РаК 40, 12 88-мм зенитных орудий Flak 36/37, 4 105-мм пушки К18, 13 105-мм гаубиц leFH 18 и 8 150-мм гаубиц sFH 18.

Лёгкие танки Pz.38(t). Франция, май 1940 года.

В итоге танковая дивизия 1944 года была очень мощным соединением, однако из-за больших потерь, которые немецкие войска несли на Восточном фронте, танковые соединения имели большой некомплект боевой техники и вооружения. В связи с этим командованию Вермахта пришлось пойти на некоторые отклонения от штатной структуры. Так, например, разрешалось включать в состав рот танкового полка самоходные установки Pz.IV/70 вместо танков Pz.IV и «Пантера», которых не хватало. Кроме того, предусматривалась возможность формирования батальонов с меньшим количеством танков в роте – по 17, 14 и даже 10 машин. В итоге по штату 1945 года в дивизии оставалось всего 42 танка и 38 самоходных орудий.


С разгромленными на фронтах танковыми дивизиями поступали по-разному: одни становились базой для формирования новых, другие восстанавливались под прежними номерами, а третьи прекращали существовать или переводились в другие рода войск. Так возродили уничтоженные в Сталинграде 14, 16 и 24-ю и в Африке – 21-ю танковые дивизии. А вот 10-я и 15-я, капитулировавшие в мае 1943-го в Тунисе, восстановлены не были. 18-ю танковую дивизию после боёв под Киевом в ноябре 1943 года преобразовали в 18-ю артиллерийскую дивизию. В декабре 1944-го её преобразовали в танковый корпус с тем же названием, включившим в себя дополнительно моторизованную дивизию «Бранденбург».

Средний танк Pz.III Ausf.E 31-го танкового полка 5-й танковой дивизии. Балканы. 1941 год.

В феврале-марте 1945 года несколько именных дивизий – «Гольштейн», «Шлезиен», «Ютеборг» и другие – сформировали и в Вермахте. Большинство из них имело довольно неопределённую организацию, далёкую от штатной. Из-за недостатка людей и техники они чаще всего представляли собой боевые группы, а иногда являлись танковыми только на бумаге. Как правило, они включали в себя только один танковый батальон.


иболее сильный, хотя и довольно пёстрый, состав имела лишь танковая дивизия «Мюнхеберг». Так, 7 апреля 1945 года, незадолго до начала боёв за Берлин, эта дивизия имела в своём составе один Pz.III, три Pz.IV (два в ремонте), 24 «пантеры» (пять в ремонте), один истребитель танков Pz.IV/70, один истребитель танков Jagdpanzer IV, 13 «Королевских тигров» (пять в ремонте). С 16 по 19 апреля 1945 года дивизия «Мюнхеберг» вела бои с советскими войсками на Зееловских высотах, а затем на ближних подступах к Берлину и в самом городе. Последние танки дивизия потеряла 1 мая в районе Берлинского зоопарка и у Бранденбургских ворот. На следующий день остатки дивизии сдались частям Красной Армии.

Pz.III Ausf.L в Северной Африке. 1942 год.

Формировавшиеся в ходе войны танковые бригады Панцерваффе создавались чаще всего как временные соединения. Так, накануне операции «Цитадель» была сформирована 10-я танковая бригада, в состав которой вошли танковый полк моторизованной дивизии «Великая Германия» и 39-й танковый полк «пантер». В этой бригаде насчитывалось почти 300 танков – больше, чем в любой танковой дивизии.

Танковые бригады, созданные летом 1944 года, были значительно слабее. Они комплектовались по двум штатам. 101-я и 102-я имели танковый батальон трёхротного состава (всего 33 «пантеры»), панцергренадёрский батальон и сапёрную роту. В составе бригады имелась 21 зенитная самоходная установка, 105, 106, 107, 108, 109 и 110-я танковые бригады были организованы практически так же, но с усиленным панцергренадёрским батальоном и с 55 зенитными самоходными установками. Просуществовали они не более двух месяцев, после чего некоторые из них развернули в танковые дивизии.


В сентябре 1944 года появились 111, 112 и 113-я танковые бригады. Каждая имела по три роты из 14 танков Pz.IV, двухбатальонный панцергренадёрский полк и роту из 10 штурмовых орудий. Им обязательно придавались по батальону «Пантер». В октябре 1944 года они были расформированы.

Средний танк Pz.IV Ausf.F2. Судя по наличию смотровых приборов заряжающего на лобовом и правом бортовом листах башни, эта машина переоборудована из танка модификации F1.

Помимо дивизий и бригад Вермахт располагал отдельными тяжёлыми танковыми батальонами, число боевых машин в которых колебалось от 35 до 55. Всего было сформировано 10 таких батальонов в Вермахте и 3 в войсках СС. В 1944 году несколько армейских батальонов было переведено в войска СС. Отдельные батальоны могли находиться в оперативном подчинении у командиров танковых или моторизованных дивизий, которые, в свою очередь, сводились в танковые корпуса, число которых к лету 1944 года достигло 18 в Вермахте и пяти в войсках СС. В январе 1945 года имелось 22 корпуса в Вермахте и четыре в войсках СС. Корпуса могли входить в состав танковых или полевых армий, а также действовать самостоятельно.

В начале войны высшим оперативным объединением Панцерваффе была танковая группа. В октябре 1941 года танковые группы были переименованы в армии. На Востоке и на Западе действовало несколько таких объединений непостоянного состава. Красной Армии до конца войны противостояли 1, 2, 3 и 4-я танковые армии. В конце 1942 года в Северной Африке была сформирована 5-я танковая армия, а в сентябре 1944 года начала формироваться 6-я танковая армия СС.


Новенькие «пантеры» во дворе фирмы MAN. Май 1943 года.

В отличие от советских танковых армий, имевших, как правило, постоянный боевой состав (два танковых и один механизированный корпус), состав немецких танковых армий постоянно менялся. В них включались танковые и армейские корпуса, танковые, панцергренадёрские и пехотные дивизии, дивизии войск СС, бригады штурмовых орудий, артиллерийские части и др. Причём в 1941–1943 годах в составе танковых армий всегда присутствовали танковые соединения (корпуса или дивизии), а с 1944 года это стало необязательным. Удивительно, но очень часто немецкая танковая армия состояла только из пехотных соединений.

«Пантера» Ausf.D дивизии «Великая Германия». Район Карачева, август 1943 года.

Судить о тактике использования немецких танковых войск летом 1941 года можно по докладу начальника Автобронетанкового управления Западного фронта «О боевых действиях танковых войск на Западном фронте за период с 22 июня по 27 июля 1941 г.»:

«Тактика мотомеханизированных частей германской армии

Если в первые дни войны противник наносил удары крупными соединениями силою до дивизии, то впоследствии стал действовать небольшими частями: батальон – рота танков с полком – батальоном мотопехоты, что надо объяснить большими потерями материальной части и стремлением действовать на более широком фронте для просачивания на флангах в тыл нашим войскам.

Марш противник организует примерно следующим образом: маршруты движения тщательно разведываются авиацией; на удаление 20–40 км отсылаются разведывательные органы силою от роты до взвода мотопехоты или мотоциклистов с бронемашинами или танками; колонна главных сил имеет впереди 3–5 танкеток, за которыми следует 3–5 машин мотопехоты (на машине по 20–25 человек), борта машин, перевозящих пехоту, бронированные; далее следуют остальные танки и мотопехота. Танки с прицепными противотанковыми орудиями и тягачи с орудиями 75– и 105-мм калибра распределяются по колонне равномерно, что обеспечивает организацию противотанковой обороны. Атак наших оборонительных позиций при организованной противотанковой обороне немцы избегают и, маневрируя, стремятся выйти на фланги или в тыл.

От встречных боёв с нашими танками противник уклоняется. Встречая сильное сопротивление пехотой или танковой обороны, отходит и вызывает авиацию, которая появляется на поле боя через 20–30 минут и неоднократно бомбит оборону, после чего танковая атака повторяется.

В обороне противник широко применяет миномёты, артиллерию, авиацию и закопанные в землю (по башню) танки. Самолёты иногда действуют по боевым порядкам пехоты и танков в течение целого дня и не дают возможности передвигаться.

Танк «Тигр» № 131 из 501-го тяжёлого танкового батальона выдвигается к линии фронта. Тунис, 1943 год.

На вооружении малых танков немцы имеют 20-мм орудия, на средних – 37– и 47-мм, а на тяжёлых – 75-мм. Все снаряды довольно легко пробивают броню наших лёгких танков. Значительная часть снарядов зажигательные (термитные) или бронебойно-зажигательные. Эти снаряды зажигают наши лёгкие и средние танки. Броню танков «KB» снаряды калибра даже 75 мм не пробивают. Однако танки «KB» мало манёвренны и довольно легко выводятся из строя авиацией путём бомбёжки и поливки фосфорной смесью.

Характерной особенностью действия немецких танков является перевозка на прицепе у многих машин противотанковых орудий. На удобном рубеже эти пушки отцепляются, занимают огневые позиции и поддерживают атаку танков, играя роль орудий танковой поддержки. Длина ствола этих орудий, по рассказам участников боёв, достигает 2,5–3 м.

Вывод. Противник, избегая встречных боёв с нашими танками и лобовых атак подготовленной обороны, удачно применяет авиацию, мощный артиллерийский и миномётный огонь, маневрирует на поле боя, стараясь выйти на фланги и в тыл. Огонь немецкие танки ведут обычно с коротких остановок и довольно метко. Для успешной борьбы наших танков с мотомеханизированными частями противника необходимо тесное взаимодействие с разведывательной и боевой авиацией и мощное огневое сопровождение атаки».

В целом подобную тактику действий Панцерваффе использовали вплоть до конца войны.

Выставка трофейной боевой техники в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького в Москве. На переднем плане – «Королевский тигр». Весна 1945 года.

ПРОИЗВОДСТВО БРОНЕТАНКОВОЙ ТЕХНИКИ В ГЕРМАНИИ

Что касается производства бронетанковой техники в Германии накануне и в годы Второй мировой войны, то следует отметить, что оно никогда в полной мере не обеспечивало потребности войск. В соответствии со штатом немецкие танковые части и соединения были укомплектованы, пожалуй, только накануне войны – в августе 1939 года, Это положение наглядно иллюстрирует следующий пример. 22 июня 1941 года на Востоке, включая резерв главного командования Вермахта (2-я и 5-я танковые дивизии), было сосредоточено около 3680 танков, в Северной Африке – около 350. С июня по ноябрь 1941 года безвозвратно потерян на всех фронтах 2251 танк, с июня по ноябрь 1941 года произведено было 1813 боевых машин. В результате недокомплект составил 438 единиц.

Выпуск танков и самоходных орудий достиг своего максимума в конце 1944 года – почти 1800 машин в месяц. Поскольку производство танков в технологическом отношении требовало значительно большего времени и усилий, чем самоходных орудий, то в 1944 году доля производства танков снизилась. Наивысшего уровня производство танков достигло в августе 1944 года и составило 865 машин в месяц, а выпуск самоходных орудий всех типов перевалил к концу 1944 года за 1000 единиц.

НАЛИЧИЕ ТАНКОВ В ВОЙСКАХ В 1936–1945 ГОДАХ

Всего же за 11 лет в Германии было изготовлено чуть более 50 000 танков и самоходных орудий, в то время как в СССР только за годы Второй мировой войны – 109 100 танков и САУ, в США – 135 100, в Великобритании – 24 800. Выпустив танков и САУ в пять раз меньше, чем их основные противники, Германия смогла создать такие танковые войска, которые на протяжении всех лет войны, вплоть до её последних дней, были в состоянии наносить мощные удары. Здесь достаточно вспомнить контрнаступление немецких войск в Арденнах и в районе озера Балатон зимой 1945 года. В обоих случаях, не имея абсолютно никакого превосходства в танках ни на Западном, ни на Восточном фронтах, немцы сумели добиться его на направлениях главных ударов, отражение которых потребовало и от Красной Армии, и от союзнических войск колоссального напряжения сил.

Сверхтяжёлый танк «Маус» на НИБТПолигоне в Кубинке. 1947 год.

Всё это свидетельствует о высоком уровне боевой подготовки рядового и офицерского состава германских танковых войск, а также о надёжности бронетанковой техники, позволявших длительное время эксплуатировать танки и САУ без выхода их из строя по техническим причинам. Немецким конструкторам удалось добиться и неплохих боевых характеристик своих броневых машин.

Хорошее вооружение, отличные оптика и средства связи, надёжные двигатели и ходовые части, комфортные условия работы экипажа – всё это вкупе с уже упомянутой отличной боевой подготовкой танкистов позволяло немцам всю войну обходиться меньшим количеством танков и САУ, чем их противники, и наносить им весьма ощутимые потери. В подтверждение этого факта достаточно упомянуть, что во время Второй мировой войны советские танки в среднем ходили в атаку три раза, немецкие же – 11 раз, а за одну подбитую «Пантеру» американцы «платили», как правило, пятью «шерманами»!

Несколько слов следует сказать о системе обозначений танков, принятой в германской армии. Все поступавшие на вооружение Вермахта танки получали буквенную аббревиатуру Pz.Kpfw (сокращённое от Panzerkampfwagen – бронированная боевая машина) и порядковый номер. Модификации обозначались буквами немецкого алфавита по порядку и сокращённым словом Ausfuhrung – модель, исполнение, вариант.

Наряду с этим была принята и сквозная система обозначений для всех подвижных средств Вермахта: Kraftfahrzeuge Nummersystem der Wermacht. По этой системе значительная часть (но не все!) немецких танков, САУ, легкобронированных машин и тягачей получила обозначения, состоящие из аббревиатуры Sd.Kfz. (сокращённое от Sonderkraftfahrzeug – машина специального назначения) и порядкового номера.

В результате полное обозначение немецкого танка, известного читателю под «отечественным» названием Т-1А, выглядело следующим образом: Pz.Kpfw.I Ausf.A. (Sd.Kfz. 101). Однако для упрощения, как в немецкой армии, так и в литературе о танковой технике, используется более простое обозначение Pz.IA, или Pz.I Ausf.A.

В заключение следует отметить, что за время Второй мировой войны и предшествовавший ей период система классификации германских танков несколько раз менялась. Достаточно сказать, что в первые годы войны танки делились на лёгкие, средние и тяжёлые не по боевой массе, а по калибру основного вооружения. Поэтому самый массовый немецкий средний танк Pz.IV вплоть до лета 1943 года считался тяжёлым. Чтобы избежать путаницы в этом вопросе, в литературе немецкие танки обычно располагаются по возрастанию их порядковых номеров – от Pz.I до Pz.VI, что совпадает и с возрастанием их боевой массы – от лёгких до тяжёлых. При этом лёгкие чешские танки Pz.35(t) и Pz.38(t) обычно ставят после лёгких немецких машин. Подобное решение обеспечивает и определённую хронологическую последовательность в изложении истории развития германских танков.

iknigi.net

После боя командир 2-го ТБ Коробов составил доклад, в котором указал, что «около 20 больших танков наступало в стыке его батальона и 51-й гвардейской ТБр». Правомерен вопрос, а куда девались остальные «Королевские тигры»? Им так же не повезло. Они попали в засаду, устроенную командованием 52-й ГвТБр, занимавшей оборону на левом фланге 6-го ГвТК. 2-й танковый батальон этой бригады под командованием майора А. Н. Голомидова 12 августа расположился на опушке леса в районе деревни Мокре, расположенной в нескольких километрах западнее Сташув. Ближе к вечеру комбат вызвал командира роты старшего лейтенанта В. И. Токарева и, указав точку на карте, приказал там организовать засаду. В километре от боевых порядков батальона, в районе высотки с кустарниками, два танка, возглавляемые командиром роты, встали в засаду.

Всю ночь на 13 августа танковые экипажи провели без сна. «Тридцатьчетверки» были частично врыты в землю среди копен из снопов хлеба. Обнаружить обе машины было совершенно невозможно.

Вот как дальнейший ход событий описал командир 52-й гвардейской танковой бригады Герой Советского Союза гвардии подполковник Л. И. Курист:

«Рано утром в небе появилась так называемая «рама» — вражеский самолет-корректировщик. Он пролетел над нашим районом и скрылся. Немного погодя противник открыл сильный артиллерийский огонь. Снаряды со свистом пролетели над головами танкистов и разрывались позади — на опушке леса и окраине ближнего села.— Теперь пожалуют «Тигры» да «Пантеры»,— сказал Токарев, когда налет прекратился.— Я буду в окопе, оттуда виднее. А вы, Георгий (Комаричев — старший сержант, наводчик орудия танка командира роты), будьте начеку.
Комаричев и Джопаридзе (заряжающий) напряженно всматривались вдаль, откуда доносился рокот моторов. Спустя несколько минут они увидели, как из-за холма появились бронированные машины, идущие из лощины в обход высоты, подставляя борта нашим танкам. Видимо, немцы даже не предполагали, что здесь может быть засада.
— Пять, шесть, семь… двенадцать…- считал Комаричев.
— Тенгиз! Двадцать! Понимаешь, двадцать!!! А за ними — пехота!
— Ничего, Жора. Мы — гвардейцы!
— Давай бронебойные!
Вражеские танки заметил и экипаж младшего лейтенанта Степана Крайлова. Танкисты решили подпустить врага на близкое расстояние, чтобы бить наверняка.
Когда немцы оказались метрах в пятистах, Комаричев и Крайнев открыли огонь. От выстрела Комаричева загорелся один «Тигр», Крайнев подбил другой. Фашисты делали отчаянные попытки пробиться к опушке леса. Танки взяли чуть левее. Однако и это не помогло: на поле боя остались горящие и подбитые машины. Неся большие потери, немцы дрогнули, танки развернулись и начали постепенно отходить назад. От дальнейших попыток наступать на рубеж, занятый бригадой, они отказались.»

О накале того боя можно судить хотя бы потому, что экипажи танков израсходовали почти все снаряды. На счету Комаричева и Джапаридзе было восемь уничтоженных «Тигров» и «Пантер». Крайнев подбил шесть: «…Вступив в противоборство с противником, наши танкисты уничтожили 14 танков, более 50 гитлеровцев, а главное — сорвали контратаку врага на своем участке».

К сожалению, оба командира танковых бригад в своих воспоминаниях отдельно не указали точного количества уничтоженных и подбитых «Королевских тигров». По последним данным, опубликованным в книге «Тактика действия танков Тигр-I и Тигр-II» английского исследователя Томаса Йенца, через неделю после боя на 21 августа 1944 года в строю 501-го танкового батальона насчитывалось 12 исправных танков Тигр-II, 27 танков требовали ремонта, а шесть танков Тигр-II были безвозвратно потеряны. Однако, приводя эти данные, автор несколько лукавит. На поле боя у Оглендув, Мокре и Шидлув осталось 12 танков «Тигр-Б». На сегодняшний день из архивных данных явствует, что во время этих боев удалось наголову разгромить 501-й отдельный батальон «Тигров-Б», захватив при этом три совершенно исправных машины нового образца, с башенными номерами 102, 502 и 234.

Танк № 502 был обнаружен стоящим во дворе дома на окраине деревни Оглендув. Причина, по которой экипаж бросил технически исправную боевую машину остается неясной. Скорее всего, поскольку деревня Оглендув была взята одним стремительным броском наших танков, экипаж «Королевского тигра» просто панически бежал, оставив всю техническую документацию внутри машины. В танке находился полный боекомплект и достаточный запас топлива. По найденной в нем технической документации выяснилось, что танк прошел всего 444 км. При попытки запустить двигатель он завелся «с пол-оборота».

Захваченные танки № 102 и № 502 были командирскими, так как имели дополнительные средства связи.  

tankyvbou.blogspot.com

Танки в бою  

Танки в бою

Основа боевой мощи современных сухопутных армий – танки третьего поколения Т-64, Т-72, Т-80 и Т-90 в России, М1 «Абрамc» в США, «Леопард»-2 в Германии, «Челленджер» в Англии и «Меркава» в Израиле – поступили на вооружение в 1970-80-х годах. В отличие от машин предыдущих поколений, широко применявшихся в многочисленных локальных войнах 1960-80-х годов, эти танки значительно реже выходили на поля сражений: великие державы, к счастью, не вступали друг с другом в прямое военное противоборство, a r армиях стран «третьего мира» преобладали более старые машины – Т-54, Т-55, Т-62, М-48, М-60 и АМХ-30. Поэтому объективно сравнивать реальные возможности танков современного поколения достаточно сложно. Все же боевые столкновения этих машин имели место в ряде локальных конфликтов. К сожалению, наша военная печать далеко не полно освещала использование отечественного оружия в реальных боевых условиях, а зарубежные публикации, как правило, носили ярко выраженный пропагандистский характер и опирались на факты, мягко говоря, не вызывающие доверия. Тем не менее, попробуем рассмотреть применение бронетанковой техники в ряде конфликтов, оценивая происходящее на поле боя как бы с двух сторон – «из башен» боевых машин отчественного и зарубежного производства.

Ливан, 1982 год

Первыми танками нового поколения, принявшими участие в реальных боях, стали Т-72 сирийской армии и израильские «Меркавы» Мк.1. 6 июня 1982 года началась пятая арабо-израильская война. В ходе операции «Мир для Галилеи» израильская армия, поддерживаемая мощными ударами с воздуха, вторглась в Южный Ливан и начала продвижение в направлении Бейрута, громя лагеря Организации освобождения Палестины, которую поддерживала Сирия.

Первые два дня боев израильтянам противостояли лишь палестинские бригады «Айн Джалут», «Хатын» и «Эль Кадиссия», вооруженные устаревшим советским оружием (в частности, танками Т-34 и Т-54). Главные силы сирийской группировки в Ливане – три дивизии в первом эшелоне и две во втором – к началу израильского наступления находились в запасных районах. В полосе обороны остались лишь силы прикрытия, а также ложные цели – надувные, закамуфлированные под цвет местности «танки», «орудия» и «зенитные ракетные установки», покрытые металлизированной краской и снабженные термоизлучателями, имитирующими работу двигателей. Поэтому первый авиационно-артиллерийский удар израильтян перед форсированием реки Захрапи пришелся, практически, по пустому месту.

Главное танковое сражение развернулось утром 9 июня: за ночь сирийские войска выдвинулись из запасных районов и заняли заранее оборудованные оборонительные полосы. С рассветом четыре дивизии израильтян на фронте шириной более 100 км – от побережья Средиземного моря до горных районов Гармон – двинулись на противника. С обеих сторон в сражении участвовало около трех тысяч танков и боевых машин пехоты. Бой продолжался весь день и не принес ни одному из противников явного успеха. В ночь с 9 на 10 июня сирийцы провели мощный артиллерийский контрудар по передовым позициям противника, а с рассветом сирийский огненный вал обрушился по второму эшелону израильтян. 10 июня их наступление, практически, выдохлось по всему фронту.

В ходе этих боев сирийские сухопутные войска уничтожили более 160 израильских танков. Значительный вклад в достижение успеха в боях 9-10 июня внесли танки Т-72, лишь недавно поступившие на вооружение сирийской армии. Им противостояли модернизированные танки М60А1 (часть которых была оснащена реактивной навесной броней «Блейзер» израильского производства), а также новейшие израильские машины «Меркава» Мк.1 (к началу боевых действий Израиль располагал 300 танками этого типа).

Как правило, танковые сражения начинались на дальностях 1500-2000 м и заканчивались па рубеже сближения до 10(H) м. По утверждению главного военного советника при министерстве обороны Сирии генерала Г.П.Яшкина, лично принимавшего участие в руководстве боевыми действиями в Ливане, танки Т- 72 показали свое полное превосходство над бронетанковой техникой противника. Сказалась большая подвижность, лучшая защищенность и высокая огневая мощь этих машин. Так, после боя в лобовых листах некоторых «семьдесятдвоек» насчитали до 10 вмятин от «болванок» противника, тем не менее танки сохраняли боеспособность и не выходили из боя. В то же время 125-мм снаряды Т-72 уверено поражали неприятельские машины в лоб на дальности до 1500 метров. Так, по словам одного из очевидцев – советского офицера, находящегося в боевых порядках сирийских войск – после попадания снаряда пушки Д-81ТМ с дистанции приблизительно 1200 м в танк «Меркава» башня последнего была сорвана с погона.

Танки в бою

Первый на западе танк третьего поколения – израильский «Меркава» Мк.1

Танки в бою

В отличие от большинства других западных танков третьего поколения подвижность «Меркавы» принесена в жертву более высокой защищенности – машина имеет сравнительно низкую удельную мощность; этому же подчинена и компоновка с передним расположением силовой установки.

На 11 июня сирийцы готовили мощное контрнаступление, спланированное при помощи советских военных специалистов. Однако удар, нанесенный израильской авиацией по войсковой системе ПВО сирийцев в Ливане, а также политическое давление США заставили правительство и военное командование Сирии отказаться от контрнаступления. Этим незамедлили воспользоваться израильтяне, нанесшие массированный воздушный удар по сирийским дивизиям, опрометчиво оставшихся на месте в районах сосредоточения. В результате сирийская армия понесла тяжелые потери. Одновременно возобновились бои по всему фронту: израильтяне предприняли «психическую» атаку, стремясь овладеть важнейшей стратегической коммуникацией – шоссе Бейрут-Дамаск. Однако это наступление было отражено с большими потерями с израильской стороны. Вновь отличились сирийские Т-72 из состава 3-й танковой дивизии. Ее командующий, бригадный генерал Ф.Шафик, по собственной инициативе выдвинул свое соединение из второго эшелона

и нанес мощный контрудар в направление города Адан. В результате 210-я танковая дивизия противника была отброшена от шоссе на 18-20 км и фактически разгромлена. В тяжелое положение попали и соседние дивизии. Израильский фронт оказался перед угрозой развала, но 11 июня в 12 часов боевые действия были приостановлены: американские эмиссары Шульц и Хабиб, прибывшие в Дамаск, убедили сирийское руководство прекратить контрнаступление, гарантировав, что Израиль в 10-дневный срок выведет войска из Ливана и вступит в переговоры с Сирией.

Однако мир в Галилее так и не наступил. Боевые действия возобновились 18 июля, когда израильтяне вновь предприняли попытку крупномасштабного наступления. Бои носили крайне ожесточенный характер. Лишь 21-я бригада 3-й танковой дивизии сирийцев в боях на подступах к Дамасскому плато уничтожила 59 бронированных машин противника. На этот раз, кроме танков Т-72, отлично зарекомендовали себя мобильные противотанковые ракетные комплексы «Фагот», которыми были вооружены срочно созданные подвижные противотанковые взводы танковых бригад сирийской армии. Из СССР по воздуху было переброшено 120 ПТРК (с боекомплектом по шесть ракет на каждый). Уже в Сирии комплексы смонтировали на автомобилях типа «Джип». За несколько дней боев они сожгли более 150 танков противника (досталось от «Фаготов» и «Меркавам»).

По отзывам сирийских танкистов, в боях 1982 года танки Т-72 показали высокую эффективность. Даже по оценке израильских специалистов, они оказались малоуязвимыми как от танкового, так и от авиационного оружия (в отличие от Т-55 и Т-62, сравнительно легко поражавшихся ударами с воздуха). Так, появившиеся в западной печати непосредственно после боев утверждения о том, что израильские сухопутные войска уничтожили несколько Т-72, были практически опровергнуты высокопоставленными представителями ВВС Израиля. Лобовая броня «семьдесятдвоек» оказалась не по зубам и наиболее мощному западному противотанковому ракетному комплексу TOW.

Танки в бою

По опыту боев в Ливане в 1982 г все советские танки четвертого поколения, как и этот Т-72, получили активную «броню»

По утверждениям представителей сирийского командования, в боях лета 1982 года не был потерян ни один танк Т-72.

Хорошо зарекомендовал себя и израильский танк «Меркава» Мк.1, обеспечивающий отличную защиту для экипажа. Об этом свидетельствуют, в частности, воспоминания одного из участников боев, находившегося в составе сирийской армии. По его словам, батальон сирийских Т-72, совершая ночной марш, неожиданно «выскочил» на подразделение «Меркав», ждавшее прибытия топливозаправщиков. Завязался ожесточенный ночной бой на короткой дистанции. Сирийские танки, развившие высокий темп огня, быстро расстреливали свой боекомплект в барабанах автоматизированных боеукладок. Однако, к досаде сирийских танкистов, результатов их стрельбы не было видно: танки противника не горели и не взрывались. Решив больше не искушать судьбу, сирийцы, практически не понесшие потерь, отступили. Через некоторое время они выслали разведку, которая обнаружила поистине удивительную картину: на поле боя чернело большое число неприятельских танков, брошенных экипажами. Несмотря на зияющие в бортах и башнях пробоины, ни одна «Меркава» действительно не загорелась: сказалась совершенная быстродействующая система автоматического пожаротушения с ИК-датчиками и огнетушащим составом Талон 1301″, а также отличная защита боеукладки, размещенной в задней части боевого отделения с разнесенным бронированием.

Представление о том, как интерпретировались результаты боев Ливане в западной печати, дает приведенная ниже статья, опубликованная в европейском военной журнале «Милитэри Текнолоджи» в 1984 году:

«Меркава» Против Т-72

В ходе вторжения в Ливан летом 1982 г Израиль использовал только 500 из имевшихся на вооружении 4000 основных боевых танков, около 200 танков были «Меркава» остальные – М- 60 и «Центурион» Сирийцы применили танки Т-55, Т-60 и Т-72. Прежде, чем перейти к анализу потерь танков с обоих сторон и оценке боевого опыта, познакомимся поближе с танками «Меркава» и Т-72 – главными противниками в танковых боях первых дней ливанской войны.

«Меркава»

Основной боевой танк «Меркава» был разработан в Израиле под руководством генерал-майора Израиля Тала в соответствии с концепцией: «Главная защита экипажа – подвижность’. Двигатель и топливо были размещены в передней части корпуса, башня, экипаж и боезапас – в задней. Танк мог использоваться для перевозки солдат внутри корпуса, в этом случае бралось меньшее количество снарядов.

Западные танковые эксперты отдают предпочтение броневой защите, а не маневренности танка на поле боя и его огневой мощи. В то же время, подвижные танки «Меркава» успешно выдержали испытание войной, и израильские танкисты пришли к выводу, что выживаемость этих танков на поле боя выше, чем у М-60 или «Центурионов». Еще одним отличием израильского танка является установка на нем 60-мм миномета, из которого можно вести огонь по второстепенным целям, сохраняя снаряды к пушке – основному оружию «Меркавы». Интересно отпметить, что после войны в Ливане командование армии Израиля желает иметь в составе танковых батальонов только основные боевые танки «Меркава».

Особенности танков «Меркава» выявившиеся в ходе кампании в Ливане:

– хорошая проходимость вне дорог, в том числе и в горной местности;

– превосходная защита экипажа, связанная с установкой двигателя в передней части корпуса, а также с размещением всего боезапаса в корпусе, а не в башне. Даже когда несколько танков были подбиты, ни один из их членов экипажа не погиб;

– возможность транспортировки десяти пехотинцев в случае уменьшения боекомплекта с 85 снарядов до 45:

– возможность перевозки трех офицеров с радиоаппаратурой в случае уменьшения боекомплекта до 25 снарядов:

– возможность эвакуации раненных с поля боя.

Т-72

Ганк Т-72 весит около 40 т, что значительно меньше 60-тонной «Меркавы». Только лобовая деталь и верхняя часть башни Т-72 прикрыты толстой броней, толщина брони лобовой части башни около 400 мм. Во время скоротечных, продолжительностью менее 10 мин., танковых боев, в ходе которых 19 танков Т-72 были уничтожены «Меркавами» и еще II ПТУР «Toy», у танков советской конструкции выявились следующие слабые стороны:

– Т-72 легко загорается. Взрывное распространение пламени может быть связано с открытым хранением боезапаса в танке, что необходимо для работы автоматической системы заряжения пушки. В результате, любой пробивший броню снаряд взрывается в боеукладке и вызывает ее детонацию, приводящую к сильнейшему пожару башни и всего танка;

Танки в бою

Свидетельство популярности танка Т-72 – его башня, установленная на шасси «Лепарда»/

– сирийские танковые командиры, очевидно, были недовольны танками Т-72. В частности, они отмечали, что мощности двигателя в 700 л.с. недостаточно, особенно для действий в горах; 1*

– любопытно, что несмотря на значительное количество танков Т-72, принявших участие в боевых действиях, им не удалось уничтожить ни одного израильского танка, однако, это стало возможно главным образом из- за плохой подготовки сирийских танкистов.

Потери танков в войне оцениваются в соотношении 1:10 в пользу Израиля. Считается, что израильские танкисты были лучше подготовлены, их танки имели лучшую маневренность и, кроме того, Израиль имел превосходство в воздухе. В результате Сирия потеряла 500 танков, 200 из которых попали в руки противника неповрежденными. Израиль потерял 60 танков, половина из которых могли бы быть отремонтирована и снова вступить в строй. Также представляют интерес следующие факты;

– 50% подбитых израильских танков получили попадания в лобовую часть корпуса, но не в башню;

– 70% сирийских танков были подбиты израильскими танкистами (65%артиллерийским огнем танков), 30% были уничтожены другими противотанковыми средствами, главным образом – ПТУР.

Израильские танки использовали новые усовершенствованные 105-мм снаряды, которые с успехом пробивали броню Т-62 и Т-72. Наиболее эффективная дальность стрельбы такими снарядами – 1500 м, но как только позволяла местность, израильские танкисты вели огонь с 2000 м, что было сюрпризом для сирийцев. Анализ брони танков Т-72 показал, что ее можно пробить и кумулятивными снарядами крупного калибра 2*. Сирийцы использовали хорошо известные снаряды гладкоствольных 115-мм и 125-мм пушек. Подтвердилось предположение, что советские подкалиберные снаряды танков Т-72 менее эффективны, чем 105-мм снаряды APDS-FS израильских танков. Танковые бои в Ливане лишний раз подтвердили факт, что наиболее уязвима боеукладка танка. Конструкторы танков будущего должны подумать о надежной защите снарядов внутри танка, поскольку воспламенение даже одного заряда может привести к гибели машины.

В боевых столкновениях экипажи сирийских танков предпочитали вести огонь с места и оставались на одной позиции дольше, чем было необходимо. С другой стороны, израильтяне стремились использовать любые удобные моменты, чтобы зайти во фланг или даже в тыл сирийцам.

Следует отметить, что подобные «аналитические публикации», при малообъяснимой «скромности» отечественных средств массовой информации, в значительной степени формировали мнение о боевых возможностях советской военной техники за рубежом, что никак не способствовало продвижению танков Т-72 на мировой рынок вооружения.

1* – утверждение совершенно безосновательное, так как мощность дизеля В-46 (780 л.с.) обеспечивает Т-72 удельную мощность 18,7 л.с./т, тогда как у «Меркавы» Мк. 1 этот параметр составляет всего 16 л.с./т.

2* – ни одного танка Т-72 израильтяне в 1982 г не захватили, поэтому об «анализе брони»говорить не приходится.

Сравнительные характеристики танков Т-72 и «Меркава» Мк.1

Тип танка Т-72 / Меркава

Боевая масса 41,5 / 56,0

Экипаж, чел. 3 / 4

Длина с пушкой вперед, мм 9530 / 8630

Длина корпуса, мм 6860 / 7450

Общая ширина, мм 3570 / 3700

Высота по крыше башни, мм 2226 / 2640

Калибр пушки, мм 125 / 105

Боекомплект 45 / 62+28

Бронирование башни, мм 50 сталь+ 330 алюминий+ 200 сталь / два 76-мм разнесенных стальных листа

Мощность двигателя, л.с. 780 / 900

Максимальная скорость, км/ч 60 / 55

Запас хода по шоссе, км 500 / 300

(продолжение следует)

Танки в бою

Александр Широкорад


Примечания:

Современные танки в бою

Танки в бою

Основа боевой мощи современных сухопутных армий – танки третьего поколения Т-64, Т-72, Т-80 и Т-90 в России, М1 «Абрамc» в США, «Леопард»-2 в Германии, «Челленджер» в Англии и «Меркава» в Израиле – поступили на вооружение в 1970-80-х годах. В отличие от машин предыдущих поколений, широко применявшихся в многочисленных локальных войнах 1960-80-х годов, эти танки значительно реже выходили на поля сражений: великие державы, к счастью, не вступали друг с другом в прямое военное противоборство, a r армиях стран «третьего мира» преобладали более старые машины – Т-54, Т-55, Т-62, М-48, М-60 и АМХ-30. Поэтому объективно сравнивать реальные возможности танков современного поколения достаточно сложно. Все же боевые столкновения этих машин имели место в ряде локальных конфликтов. К сожалению, наша военная печать далеко не полно освещала использование отечественного оружия в реальных боевых условиях, а зарубежные публикации, как правило, носили ярко выраженный пропагандистский характер и опирались на факты, мягко говоря, не вызывающие доверия. Тем не менее, попробуем рассмотреть применение бронетанковой техники в ряде конфликтов, оценивая происходящее на поле боя как бы с двух сторон – «из башен» боевых машин отчественного и зарубежного производства.

Ливан, 1982 год

Первыми танками нового поколения, принявшими участие в реальных боях, стали Т-72 сирийской армии и израильские «Меркавы» Мк.1. 6 июня 1982 года началась пятая арабо-израильская война. В ходе операции «Мир для Галилеи» израильская армия, поддерживаемая мощными ударами с воздуха, вторглась в Южный Ливан и начала продвижение в направлении Бейрута, громя лагеря Организации освобождения Палестины, которую поддерживала Сирия.

Первые два дня боев израильтянам противостояли лишь палестинские бригады «Айн Джалут», «Хатын» и «Эль Кадиссия», вооруженные устаревшим советским оружием (в частности, танками Т-34 и Т-54). Главные силы сирийской группировки в Ливане – три дивизии в первом эшелоне и две во втором – к началу израильского наступления находились в запасных районах. В полосе обороны остались лишь силы прикрытия, а также ложные цели – надувные, закамуфлированные под цвет местности «танки», «орудия» и «зенитные ракетные установки», покрытые металлизированной краской и снабженные термоизлучателями, имитирующими работу двигателей. Поэтому первый авиационно-артиллерийский удар израильтян перед форсированием реки Захрапи пришелся, практически, по пустому месту.

Главное танковое сражение развернулось утром 9 июня: за ночь сирийские войска выдвинулись из запасных районов и заняли заранее оборудованные оборонительные полосы. С рассветом четыре дивизии израильтян на фронте шириной более 100 км – от побережья Средиземного моря до горных районов Гармон – двинулись на противника. С обеих сторон в сражении участвовало около трех тысяч танков и боевых машин пехоты. Бой продолжался весь день и не принес ни одному из противников явного успеха. В ночь с 9 на 10 июня сирийцы провели мощный артиллерийский контрудар по передовым позициям противника, а с рассветом сирийский огненный вал обрушился по второму эшелону израильтян. 10 июня их наступление, практически, выдохлось по всему фронту.

В ходе этих боев сирийские сухопутные войска уничтожили более 160 израильских танков. Значительный вклад в достижение успеха в боях 9-10 июня внесли танки Т-72, лишь недавно поступившие на вооружение сирийской армии. Им противостояли модернизированные танки М60А1 (часть которых была оснащена реактивной навесной броней «Блейзер» израильского производства), а также новейшие израильские машины «Меркава» Мк.1 (к началу боевых действий Израиль располагал 300 танками этого типа).

Как правило, танковые сражения начинались на дальностях 1500-2000 м и заканчивались па рубеже сближения до 10(H) м. По утверждению главного военного советника при министерстве обороны Сирии генерала Г.П.Яшкина, лично принимавшего участие в руководстве боевыми действиями в Ливане, танки Т- 72 показали свое полное превосходство над бронетанковой техникой противника. Сказалась большая подвижность, лучшая защищенность и высокая огневая мощь этих машин. Так, после боя в лобовых листах некоторых «семьдесятдвоек» насчитали до 10 вмятин от «болванок» противника, тем не менее танки сохраняли боеспособность и не выходили из боя. В то же время 125-мм снаряды Т-72 уверено поражали неприятельские машины в лоб на дальности до 1500 метров. Так, по словам одного из очевидцев – советского офицера, находящегося в боевых порядках сирийских войск – после попадания снаряда пушки Д-81ТМ с дистанции приблизительно 1200 м в танк «Меркава» башня последнего была сорвана с погона.

Танки в бою

Первый на западе танк третьего поколения – израильский «Меркава» Мк.1

Танки в бою

В отличие от большинства других западных танков третьего поколения подвижность «Меркавы» принесена в жертву более высокой защищенности – машина имеет сравнительно низкую удельную мощность; этому же подчинена и компоновка с передним расположением силовой установки.

На 11 июня сирийцы готовили мощное контрнаступление, спланированное при помощи советских военных специалистов. Однако удар, нанесенный израильской авиацией по войсковой системе ПВО сирийцев в Ливане, а также политическое давление США заставили правительство и военное командование Сирии отказаться от контрнаступления. Этим незамедлили воспользоваться израильтяне, нанесшие массированный воздушный удар по сирийским дивизиям, опрометчиво оставшихся на месте в районах сосредоточения. В результате сирийская армия понесла тяжелые потери. Одновременно возобновились бои по всему фронту: израильтяне предприняли «психическую» атаку, стремясь овладеть важнейшей стратегической коммуникацией – шоссе Бейрут-Дамаск. Однако это наступление было отражено с большими потерями с израильской стороны. Вновь отличились сирийские Т-72 из состава 3-й танковой дивизии. Ее командующий, бригадный генерал Ф.Шафик, по собственной инициативе выдвинул свое соединение из второго эшелона

и нанес мощный контрудар в направление города Адан. В результате 210-я танковая дивизия противника была отброшена от шоссе на 18-20 км и фактически разгромлена. В тяжелое положение попали и соседние дивизии. Израильский фронт оказался перед угрозой развала, но 11 июня в 12 часов боевые действия были приостановлены: американские эмиссары Шульц и Хабиб, прибывшие в Дамаск, убедили сирийское руководство прекратить контрнаступление, гарантировав, что Израиль в 10-дневный срок выведет войска из Ливана и вступит в переговоры с Сирией.

Однако мир в Галилее так и не наступил. Боевые действия возобновились 18 июля, когда израильтяне вновь предприняли попытку крупномасштабного наступления. Бои носили крайне ожесточенный характер. Лишь 21-я бригада 3-й танковой дивизии сирийцев в боях на подступах к Дамасскому плато уничтожила 59 бронированных машин противника. На этот раз, кроме танков Т-72, отлично зарекомендовали себя мобильные противотанковые ракетные комплексы «Фагот», которыми были вооружены срочно созданные подвижные противотанковые взводы танковых бригад сирийской армии. Из СССР по воздуху было переброшено 120 ПТРК (с боекомплектом по шесть ракет на каждый). Уже в Сирии комплексы смонтировали на автомобилях типа «Джип». За несколько дней боев они сожгли более 150 танков противника (досталось от «Фаготов» и «Меркавам»).

По отзывам сирийских танкистов, в боях 1982 года танки Т-72 показали высокую эффективность. Даже по оценке израильских специалистов, они оказались малоуязвимыми как от танкового, так и от авиационного оружия (в отличие от Т-55 и Т-62, сравнительно легко поражавшихся ударами с воздуха). Так, появившиеся в западной печати непосредственно после боев утверждения о том, что израильские сухопутные войска уничтожили несколько Т-72, были практически опровергнуты высокопоставленными представителями ВВС Израиля. Лобовая броня «семьдесятдвоек» оказалась не по зубам и наиболее мощному западному противотанковому ракетному комплексу TOW.

Танки в бою

По опыту боев в Ливане в 1982 г все советские танки четвертого поколения, как и этот Т-72, получили активную «броню»

По утверждениям представителей сирийского командования, в боях лета 1982 года не был потерян ни один танк Т-72.

Хорошо зарекомендовал себя и израильский танк «Меркава» Мк.1, обеспечивающий отличную защиту для экипажа. Об этом свидетельствуют, в частности, воспоминания одного из участников боев, находившегося в составе сирийской армии. По его словам, батальон сирийских Т-72, совершая ночной марш, неожиданно «выскочил» на подразделение «Меркав», ждавшее прибытия топливозаправщиков. Завязался ожесточенный ночной бой на короткой дистанции. Сирийские танки, развившие высокий темп огня, быстро расстреливали свой боекомплект в барабанах автоматизированных боеукладок. Однако, к досаде сирийских танкистов, результатов их стрельбы не было видно: танки противника не горели и не взрывались. Решив больше не искушать судьбу, сирийцы, практически не понесшие потерь, отступили. Через некоторое время они выслали разведку, которая обнаружила поистине удивительную картину: на поле боя чернело большое число неприятельских танков, брошенных экипажами. Несмотря на зияющие в бортах и башнях пробоины, ни одна «Меркава» действительно не загорелась: сказалась совершенная быстродействующая система автоматического пожаротушения с ИК-датчиками и огнетушащим составом Талон 1301″, а также отличная защита боеукладки, размещенной в задней части боевого отделения с разнесенным бронированием.

Представление о том, как интерпретировались результаты боев Ливане в западной печати, дает приведенная ниже статья, опубликованная в европейском военной журнале «Милитэри Текнолоджи» в 1984 году:

«Меркава» Против Т-72

В ходе вторжения в Ливан летом 1982 г Израиль использовал только 500 из имевшихся на вооружении 4000 основных боевых танков, около 200 танков были «Меркава» остальные – М- 60 и «Центурион» Сирийцы применили танки Т-55, Т-60 и Т-72. Прежде, чем перейти к анализу потерь танков с обоих сторон и оценке боевого опыта, познакомимся поближе с танками «Меркава» и Т-72 – главными противниками в танковых боях первых дней ливанской войны.

«Меркава»

Основной боевой танк «Меркава» был разработан в Израиле под руководством генерал-майора Израиля Тала в соответствии с концепцией: «Главная защита экипажа – подвижность’. Двигатель и топливо были размещены в передней части корпуса, башня, экипаж и боезапас – в задней. Танк мог использоваться для перевозки солдат внутри корпуса, в этом случае бралось меньшее количество снарядов.

Западные танковые эксперты отдают предпочтение броневой защите, а не маневренности танка на поле боя и его огневой мощи. В то же время, подвижные танки «Меркава» успешно выдержали испытание войной, и израильские танкисты пришли к выводу, что выживаемость этих танков на поле боя выше, чем у М-60 или «Центурионов». Еще одним отличием израильского танка является установка на нем 60-мм миномета, из которого можно вести огонь по второстепенным целям, сохраняя снаряды к пушке – основному оружию «Меркавы». Интересно отпметить, что после войны в Ливане командование армии Израиля желает иметь в составе танковых батальонов только основные боевые танки «Меркава».

Особенности танков «Меркава» выявившиеся в ходе кампании в Ливане:

– хорошая проходимость вне дорог, в том числе и в горной местности;

– превосходная защита экипажа, связанная с установкой двигателя в передней части корпуса, а также с размещением всего боезапаса в корпусе, а не в башне. Даже когда несколько танков были подбиты, ни один из их членов экипажа не погиб;

– возможность транспортировки десяти пехотинцев в случае уменьшения боекомплекта с 85 снарядов до 45:

– возможность перевозки трех офицеров с радиоаппаратурой в случае уменьшения боекомплекта до 25 снарядов:

– возможность эвакуации раненных с поля боя.

Т-72

Ганк Т-72 весит около 40 т, что значительно меньше 60-тонной «Меркавы». Только лобовая деталь и верхняя часть башни Т-72 прикрыты толстой броней, толщина брони лобовой части башни около 400 мм. Во время скоротечных, продолжительностью менее 10 мин., танковых боев, в ходе которых 19 танков Т-72 были уничтожены «Меркавами» и еще II ПТУР «Toy», у танков советской конструкции выявились следующие слабые стороны:

– Т-72 легко загорается. Взрывное распространение пламени может быть связано с открытым хранением боезапаса в танке, что необходимо для работы автоматической системы заряжения пушки. В результате, любой пробивший броню снаряд взрывается в боеукладке и вызывает ее детонацию, приводящую к сильнейшему пожару башни и всего танка;

Танки в бою

Свидетельство популярности танка Т-72 – его башня, установленная на шасси «Лепарда»/

– сирийские танковые командиры, очевидно, были недовольны танками Т-72. В частности, они отмечали, что мощности двигателя в 700 л.с. недостаточно, особенно для действий в горах; 1*

– любопытно, что несмотря на значительное количество танков Т-72, принявших участие в боевых действиях, им не удалось уничтожить ни одного израильского танка, однако, это стало возможно главным образом из- за плохой подготовки сирийских танкистов.

Потери танков в войне оцениваются в соотношении 1:10 в пользу Израиля. Считается, что израильские танкисты были лучше подготовлены, их танки имели лучшую маневренность и, кроме того, Израиль имел превосходство в воздухе. В результате Сирия потеряла 500 танков, 200 из которых попали в руки противника неповрежденными. Израиль потерял 60 танков, половина из которых могли бы быть отремонтирована и снова вступить в строй. Также представляют интерес следующие факты;

– 50% подбитых израильских танков получили попадания в лобовую часть корпуса, но не в башню;

– 70% сирийских танков были подбиты израильскими танкистами (65%артиллерийским огнем танков), 30% были уничтожены другими противотанковыми средствами, главным образом – ПТУР.

Израильские танки использовали новые усовершенствованные 105-мм снаряды, которые с успехом пробивали броню Т-62 и Т-72. Наиболее эффективная дальность стрельбы такими снарядами – 1500 м, но как только позволяла местность, израильские танкисты вели огонь с 2000 м, что было сюрпризом для сирийцев. Анализ брони танков Т-72 показал, что ее можно пробить и кумулятивными снарядами крупного калибра 2*. Сирийцы использовали хорошо известные снаряды гладкоствольных 115-мм и 125-мм пушек. Подтвердилось предположение, что советские подкалиберные снаряды танков Т-72 менее эффективны, чем 105-мм снаряды APDS-FS израильских танков. Танковые бои в Ливане лишний раз подтвердили факт, что наиболее уязвима боеукладка танка. Конструкторы танков будущего должны подумать о надежной защите снарядов внутри танка, поскольку воспламенение даже одного заряда может привести к гибели машины.

В боевых столкновениях экипажи сирийских танков предпочитали вести огонь с места и оставались на одной позиции дольше, чем было необходимо. С другой стороны, израильтяне стремились использовать любые удобные моменты, чтобы зайти во фланг или даже в тыл сирийцам.

Следует отметить, что подобные «аналитические публикации», при малообъяснимой «скромности» отечественных средств массовой информации, в значительной степени формировали мнение о боевых возможностях советской военной техники за рубежом, что никак не способствовало продвижению танков Т-72 на мировой рынок вооружения.

1* – утверждение совершенно безосновательное, так как мощность дизеля В-46 (780 л.с.) обеспечивает Т-72 удельную мощность 18,7 л.с./т, тогда как у «Меркавы» Мк. 1 этот параметр составляет всего 16 л.с./т.

2* – ни одного танка Т-72 израильтяне в 1982 г не захватили, поэтому об «анализе брони»говорить не приходится.

Сравнительные характеристики танков Т-72 и «Меркава» Мк.1

Тип танка Т-72 / Меркава

Боевая масса 41,5 / 56,0

Экипаж, чел. 3 / 4

Длина с пушкой вперед, мм 9530 / 8630

Длина корпуса, мм 6860 / 7450

Общая ширина, мм 3570 / 3700

Высота по крыше башни, мм 2226 / 2640

Калибр пушки, мм 125 / 105

Боекомплект 45 / 62+28

Бронирование башни, мм 50 сталь+ 330 алюминий+ 200 сталь / два 76-мм разнесенных стальных листа

Мощность двигателя, л.с. 780 / 900

Максимальная скорость, км/ч 60 / 55

Запас хода по шоссе, км 500 / 300

(продолжение следует)

Танки в бою

Александр Широкорад


Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить РѕР± ошибке

www.telenir.net

Один из участников после войны вспоминал кульминацию боя под Прохоровкой:

«Эфир превратился в котел человеческих эмоций, на радиоволнах начало твориться что-то невообразимое. На фоне обычного потрескивания помех в наушники неслись десятки команд и приказов, а также все, что думали сотни русских мужиков из разных концов о «гансах», «фрицах», фашистах, Гитлере и прочей сволочи. Под горячую руку танкисты вспоминали и собственное начальство, которое завело их в это пекло…»

Последнее предложение вызывает вопросы: за что именно советские танкисты материли свое начальство? Что значит — начальство завело их в пекло?

Почему немецкие генералы не вспоминали о «самом крупном танковом сражении во Второй мировой войне»? Почему генерал-лейтенант Павел Ротмистров не был за него награжден? Кто же в нем победил, если советского командующего в Москве не посчитали достойным награды? Хрестоматийное, со школьной скамьи вызубренное Прохоровское танковое сражение и сегодня оставляет массу вопросов без ответов. А если рассказать об этой битве то, что о ней известно, — предстает картина совсем другой Прохоровки, не столько героической, сколько безумной…

Битва на южном фасе Курской дуги зашла в тупик. Немецкое наступление в районе деревни Поныри уперлось в оборону 1-й танковой армии генерала Катукова. Вермахт уже отбил два советских контрудара… Ситуация требовала свежего стратегического решения, и штабы принялись импровизировать.

Идея немецких генералов: ударить с двух сторон на Прохоровку, взять ее и по излучине реки Псел прорваться к Курску. У этого плана есть и запасной вариант. Немцы допускают советский контрудар, и эта перспектива их не пугает: части вермахта занимают тут высотки, перед которыми узкое поле (с одной стороны река, с другой — железнодорожная насыпь) — хорошая оборонительная позиция.

Идея советских генералов: 5-я танковая армия генерала Ротмистрова (легкие и средние танки) обходит немцев, застрявших под Понырями, вырывается на оперативный простор и быстро движется к Харькову, нанося противнику стратегическое поражение.

Оба плана смелы и решительны. И оба — результат полного незнания реальной обстановки. Немцы, допуская контрудар РККА, даже близко не представляли себе время и силу этого удара. А советское командование не знало, что противник уже перебросил главные силы из-под Понырей под Прохоровку. Вечером гвардейцы 5-й танковой армии (около 600 машин) и эсэсовцы 2-го танкового корпуса (около 300 машин) начали сближение, чтобы утром столкнуться в самом безумном танковом бою в истории…

Двигаясь в сходящихся под углом направлениях, советские и немецкие танки внезапно оказались в поле зрения друг друга на небольшом прохоровском поле.

Немцы первыми заметили противника — 600 советских танков! Советские танкисты были шокированы не меньше. Несколько минут две армады бездействовали, разглядывая друг друга. Советский командующий очнулся раньше фашистского. Он приказал своей армии идти в лобовую атаку.

Уже позже генерал Ротмистров объяснял решительный приказ тем, что у немцев было много тяжелых, хорошо бронированных машин, которые советские легкие и средние танки пробивали только на близкой дистанции, а стало быть, сближение было жизненно необходимым.

Звучало это разумно, а вот на деле оказалось сущим кошмаром: танки 5-й гвардейской армии неслись на врага, стреляя на ходу. Они не были оборудованы стабилизаторами, и их снаряды летели куда угодно, но только не в цель. Так что танки 2-го танкового корпуса, которым их командующий, обергруппенфюрер Хауссер, приказал открыть огонь с места, расстреливают танки Ротмистрова словно в тире.

Герой Советского Союза, старший лейтенант Евгений Шкурдалов вспоминал ту «атаку камикадзе»:

«От прямого попадания снарядов танки взрывались на полном ходу. Срывало башни, летели в стороны гусеницы. Отдельных выстрелов слышно не было. Стоял сплошной грохот. Из горящих машин выскакивали танкисты и катались по земле, пытаясь сбить пламя».

Люто матеря начальство, советские танкисты пересекли-таки открытое пространство Прохоровского поля, и боевые порядки противников смешались. Командование сразу же утерялось, ведь хаосом руководить невозможно.

Старший лейтенант Григорий Пэнэжко, Герой Советского Союза докладывал:

«Наши танкисты, выбравшиеся из своих разбитых машин, искали на поле вражеские экипажи, тоже оставшиеся без техники, и били их из пистолетов, схватывались врукопашную. Помню капитана, который в каком-то исступлении забрался на броню подбитого немецкого «тигра» и бил автоматом по люку, чтобы выкурить оттуда гитлеровцев».

А вот свидетельство пехотного унтерштурмфюрера Гюрса:

«Они были вокруг нас, над нами, среди нас. Завязался рукопашный бой, мы выпрыгивали из наших одиночных окопов, поджигали магниевыми кумулятивными гранатами танки противника, взбирались на наши бронетранспортеры и стреляли в любой танк или солдата, которого мы заметили. Это был ад!» Бой продолжается весь день. Согласно немецким свидетельствам, группы советских танков атаковали их до самой темноты (скорее всего, это вступили в бой отставшие экипажи 5-й гвардейской танковой армии). Поздно вечером уцелевшие, огрызаясь выстрелами, потихоньку расползлись по сторонам. На небольшом поле осталось около 400 сгоревших танков и несколько тысяч погибших пехотинцев.

Сражение завершилось. И тут возникает вопрос: а кто в нем победил?

Критериев победы может быть много. Если победу определяет результат, то не победил никто, поскольку были сорваны планы обеих сторон и никто не решил поставленную задачу. Если победу определяет соотношение потерь, то она однозначно за немцами. Их потери — около 70 танков, тогда как Ротмистров потерял 60—70% своей техники.

А есть еще древнее определение победителя: победил тот, за кем осталось поле боя. Но тут все совсем сложно: часть поля удержали немцы, часть — русские. В общем, как это часто бывает в спорных ситуациях, каждая сторона сочла победителем себя.

Сталин получил отчет о бое представителя Ставки Василевского, в котором тот в пух и прах разнес действия командования 5-й гвардейской танковой армии, и тут же вызвал к себе Павла Ротмистрова. Генерал понимал, что его судьба висит на волоске, и защищался смело, по-гвардейски. В сущности, он сам предъявил претензии Сталину, указав, что новые немецкие танки значительно превосходят по своим характеристикам советские машины. Вот и пришлось недостатки техники компенсировать большими потерями…

Сталин убивал людей и за меньшее, но тут он неожиданно сдержался. Вскоре в войска начали поступать танки ИС и Т-34-85, и Красная армия вернула себе ненадолго утраченное техническое превосходство. А Павла Ротмистрова Сталин не наградил, но и не наказал. Наверное, понимать это надо так, что воевал тот плохо, но имел на то уважительные причины.

www.maximonline.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.