Операция вайс

1 сентября 1939 года началась война между Германией и Польшей. 3 сентября эта война переросла во вторую мировую. Смешно, но с формальной точки зрения эта война была развязана Англией и Францией — войну-то Германии объявили они! Разумеется, германские пропагандисты не постеснялись оттоптаться на этом факте, заклеймив Англию и Францию агрессорами. Впрочем, сути это не меняло.

Операция вайс

К 1939му году Польша оставалась свежеиспеченным государством — продуктом Версальской системы. По замыслу своих создателей — Англии и Франции —  Польша выступала этаким "тещиным зубом" одновременно для СССР и для Германии. Основной задачей которого является болеть… Ну и иногда открывать хозяевам пиво. Разумеется, в этой картине мира и СССР, и Германия с удовольствием бы обошлись без маленького, но гордого государства и самым надежным союзником для нее оставались гаранты Версальской системы — все те же Великобритания и Франция.


нако, нельзя не отметить, что в этой ситуации Польша вела себя просто самоубийственно: в отношениях с Советским Союзом поляки не уставали открыто демонстрировать откровенную неприязнь, не манкируя напоминаниями о 1920м, когда Польские войска устроили Красной армии славную трепку, похоронив мечты коммунистов о "красной Варшаве". Даже во время переговоров о союзе против нацистской Германии Англия и Франция вели себя с СССР осторожно, кормя несбыточными обещаниями, выкручиваясь, отнекиваясь, смущенно разводя руками… Польша в ответ на очередную советскую инициативу устраивала откровенную истерику, на весь мир вопила о том, что ни одного советского солдата не ступит на польскую землю… И так далее. Стоит ли говорить, что Кремль такая риторика, мягко говоря, бесила?

Отдельно следует упомянуть чехословацкий кризис: единственной страной, которая готова была оказать военную помощь Чехословакии и стать гарантом ее независимости, стал именно СССР — однако, вот беда: между Советским Союзом и Чехословакией находилась именно Польша, которая не только наотрез отказалась пропускать советские войска, но и с удовольствием откусила от Чехословакии Тешинскую Силезию.

При этом, отношения с Германией тоже складывались не слишком-то гладко. Между странами развернулась самая настоящая информационная война, одним из рупоров которой стала печально знаменитая радиостанция в Гляйвице, способная накрыть часть Польской территории.


льша, собственно, не отставала — а в 1939 ведущие ее радиостанций уже начали договариваться до того, что неплохо бы немчуре устроить славную войну, а то она что-то обнаглела. Не говоря уж о том, что в Польской Силезии немцам жилось совсем несладко — поляки гнобили их, как только могли. Про то, что ответила Польша на попытку Германии вернуть Данциг — немецкий город, оказавшийся под польским владычеством, и территориальный коридор от Данцига к Германии, не стоит и упоминать. Впрочем, Польшу трудно упрекнуть в нежелании делиться землей с кем бы то ни было. Однако же, общий накал польской риторики, бесцеремонность, с которой портились отношения одновременно и с западным, и с восточным соседом, не могли не дать самых плачевных результатов. Подобная постановка вопроса привела к тому, что мир не слишком удивился тому, что 31 августа 1939го года польские солдаты напали на радиостанцию в Гляйвице. Тому, что дело было вовсе не в польской агрессии, а в умелой провокации, выяснилось позже.

А меж тем, Польша нарывалась достаточно старательно, чтобы в итоге нарваться — СССР и Германия заключают пакт о ненападении с секретными протоколами, из которых не вытекал напрямую раздел Польши, однако этого и не требовалось — все было слишком уж очевидно: и Германия, и СССР слишком уж устали от постоянной зубной боли.

Итак, 31 августа происходит провокация в Гляйвице. Гитлер, выступая в Рейхстаге, сообщает, что не позднее 5:45 1 сентября Рейх ответит огнем.

1 сентября 1939 года в 4:45 начинается война между Германией и Польшей. Вермахт, без объявления войны начинает наступление по всей границе. Находящийся в Данциге тяжелый крейсер Шлезвиг-Гольштейн открывает артиллерийский огонь по польской военной базе в Вестерплатте.


Операция вайсВ этот же день немецкая авиация начинает бомбить Гдыню, Пуцк, Хель, Краков, Гродно и ряд других польских городов, однако польской истребительной авиации удается отбить налет на Варшаву. При этом с 1 сентября помощь в навигации немецким пилотам оказывают Минские радиостанции. С первого же дня войны большая часть польской авиации оказывается уничтоженной прямо на аэродромах. Люфтваффе удается завоевать господство в воздухе и сорвать мобилизацию, нарушить связь и сделать невозможной переброску крупных сил по железнодорожной сети. Немецкая разведка установила местоположение польского генерального штаба — и как он ни пытался передислоцироваться, над ним непрерывно висели бомбардировщики.

С первого же дня войны сказались все факторы, рассмотренные в прошлом посте этого цикла: равномерно распределенная по границе польская армия, не имевшая противотанковой обороны, ничего не смогла противопоставить рассекающим ударам немецких танковых клиньев, которые одновременно наносили сразу несколько ударов: из Восточной Пруссии на юг, в направлении Варшавы, по польскому коридору — для обеспечения связи между Восточной Пруссией и основной германской территорией, и из Оппеля — опять таки на Варшавское направление. Осень стояла вполне теплой и, что важно, сухой. В этих условиях равнинная территория Польши являлась просто-таки раем для танковых кулаков Панцерваффе.


Уже 3 сентября Англия и Франция объявляют Германии войну и предъявляют ультиматум, в соответствии с которым Германия должна немедленно прекратить агрессию против Польши. Франция объявляет о начале мобилизации. 7 сентября французская армия вторгается в предполье оборонительной линии Зигфрида, не встречая сопротивления со стороны немцев. Немецкое население Саара, где происходит вторжение, эвакуируется. Однако, 12 сентября в Абвилле происходит заседание высшего военного совета с участием Деладье и Чемберлена. Стороны приходят к выводу, что дальнейшие военные действия в Сааре не могут быть оправданы ситуацией в Польше. Ирония судьбы — именно тогда и решилась судьба самой Франции, да и всего мира. Все силы Германии были скованы Польшей и противопоставить французскому вторжению Германии было нечего. Французские коммунисты начинают антивоенную кампанию, призывая солдат дезертировать из армии, но не участвовать в войне. Сам лидер французских коммунистов, кстати говоря, именно дезертировал из армии, материализовавшись в СССР.

yu-dzin.livejournal.com

Концепция действий


План изначально предполагал начало военных действий без объявления войны. Предполагал вести стремительное наступление против Польши максимальными силами за счёт ослабления войск, прикрывающих границы с Францией и странами Бенилюкса. Быстрое наступление на Востоке и решающие успехи на этом направлении должны были проявиться раньше, чем союзники преодолеют укрепления вдоль французской границы на т. н. «линии Зигфрида» и выйдут к Рейну. Сковывание возможных нежелательных действий войск гарантов Польши, оценивавшихся в 80-90 дивизий, должны были осуществлять 36 плохо обученных и недоукомплектованных дивизий, почти не обеспеченных танками и авиацией.

Основная часть войск вермахта, а также большая часть авиации и практически вся бронетехника, были задействованы в плане по вторжению в Польшу. Немецкое командование исходило из того, что война должна быть короткой (концепция блицкрига) — внезапным вторжением на польскую территорию упредить организованную мобилизацию и сосредоточение польской армии. За две недели польская армия должна быть полностью уничтожена, а страна оккупирована.

План строился на широком использовании авиации и, прежде всего, пикирующих бомбардировщиков, на которые возлагалась задача поддержки наступления подвижных соединений с воздуха. ОКХ отказалось от использования танков для усиления пехотных дивизий — почти вся бронированная техника была сосредоточена в пяти моторизованых корпусах: 14-м, 15-м, 16-м, 19-м и горном (18-м). Эти соединения должны были найти слабые места в обороне противника, преодолеть её с ходу и выйти на оперативный простор, выигрывая фланги польских армий. В дальнейшем предполагалось решительное сражение на окружение и уничтожение, причём пехотные корпуса должны были действовать против фронта противника, а подвижные части — атаковать его с тыла.


Эта концепция ни разу не была проверена на практике и смотрелась не слишком убедительно. Даже немецкое руководство сомневалось в её действенности, свидетельством чему — выделение 10-й танковой дивизии из состава 19-го моторизованного корпуса в «непосредственное подчинение» командующего группой армий «Север» и создание отдельного Восточнопрусского танкового соединения (обычно называемого танковой дивизией «Кемпф» по имени его командира), не включённого в состав танковых корпусов[1].

План

Немецкие войска должны были вторгнуться в Польшу в трёх направлениях:

  • главная атака с территории Германии через западную границу Польши.
  • атака с севера из Восточной Пруссии.
  • атака немецких и союзных словацких войск с территории Словакии.

Все три направления атаки сходились в районе Варшавы, где планировалось окружить и уничтожить польскую армию западнее Вислы.

Группа армий «Юг» имела задачу наступать с территории Силезии и Моравии в общем направлении на Варшаву, выйти к реке Висле и, сомкнувшись с группой армий «Север», совместно уничтожить остатки польских войск в западной Польше.


авная роль отводилась 10-й армии, призванной наносить удары в направлении Варшавы и выйти к Висле на участке между устьями рек Бзура и Вепш. 8-я армия, располагавшаяся севернее 10-й, должна была наступать на Лодзь и прикрыть северный фланг 10-й армии. 14-я армия, базировавшаяся к югу от 10-й (в основном в Моравии), должна была взять Краков, захватить переправы на реке Дунаец и далее наступать на Сандомир, поддерживая безостановочное наступление и не позволяя польской армии создавать укреплений на реках.

Задачей группы армий «Север» было наступление с территории Померании (4-я армия) и Восточной Пруссии (3-я армия) в общем направлении на Варшаву и, сомкнувшись с группой армий «Юг», совместно уничтожить остатки польских войск севернее Вислы. 4-я армия должна была во взаимодействиями с западными частями 3-й армии занять левый берег Вислы в районе Хелмно и наступать в юго-восточном направлении на Варшаву. 3-й армии предстояло выступать из Восточной Пруссии и действовать к северу от реки Нарев, далее наступая на Варшаву и Седльце.

Между группами армий «Север» и «Юг» находился большой участок границы, занятый малым числом войск. В их задачу входило своими действиями ввести в заблуждение противника относительно направлений главных ударов, а также сковать польскую армию «Познань».[2]

Похожие планы

Наряду с белым планом были разработаны другие стратегические планы:


  • Зелёный план, Грюн-план (нем. Fall Grün, 1938) — план вторжения в Чехословакию.
  • План «Гельб», Гельб-план (нем. Fall Gelb, 1940) — план вторжения во Францию.
  • Зелёный план, операция «Грюн» (нем. Fall Grün, 1940) — план вторжения в Ирландию.
  • План «Рот» (нем. Fall Rot, 1940) — план военных действий на территории Франции.

Источники

  • «Вайс план». БСЭ, 3-е издание.

dic.academic.ru

Расстановка сил

В 1939 году в Европе сложилась очень напряженная международная обстановка: дух войны витал повсюду, но до конца в начало прямых боевых действий со стороны Германии никто не верил. К тому же большинство населения Англии и Франции, стран входящих в антифашистскую коалицию, выступало за мирное решение немецкого конфликта.

операция "Вайс"

Но планы Вермахта никогда и не предусматривали никаких дипломатических соглашений, с самого начала все действия Германии были продуманы заранее, а мирные переговоры и соглашения оказались стратегическим ходом по отвлечению внимания соперников.

Планы нацистов


Только спустя годы общественность смогла понять, как началась Вторая мировая война и что послужило тому причиной, ведь это событие привело к полной перестановке сил в Европе и во всем мире.

С приходом нацистов к власти приоритеты Германии были направлены на достижение одних лишь целей – утверждение немецкой нации над другими и единоличное господство. Несколько лет активно возрождалась экономика страны, шло наращивание военного комплекса, а молодое поколение росло и воспитывалось в духе исключительной миссии немцев на земле.

Предыстория

К 1939 году Германия достигла довольно высокого уровня развития, и следующим шагом фашистского правительства стала идея расширения «жизненного пространства» за счет военной кампании на востоке Европы. Благодаря умелой и продуманной политике Гитлер смог убедить глав Франции и Англии в том, что не намерен в ближайшее время разворачивать боевые действия в Европе против какой-нибудь страны.

Поэтому Польская кампания Вермахта стала для Чемберлена и главы Франции своего рода неожиданностью, в Европе до последнего надеялись на успех дипломатических переговоров.

польская кампания Вермахта

Официальная причина

Между Германией и Польшей всегда существовали взаимные территориальные претензии, в том числе по поводу некоторых страны Африки. Но основной конфликт разгорелся вокруг пути к Балтийскому морю и города Данцига, на которые немцы уже давно пытались заявить права. Гитлер и Риббентроп несколько раз безрезультатно склоняли Польшу к добровольному признанию немецкой власти, грозя Варшаве войной и последующим разделом страны, как они только что сделали в Чехословакии.


Предупреждения не сработали, Польша отказалась от любого сотрудничества с фашистами. Но это совершенно не расстроило гитлеровское окружение: в правящих кругах Вермахта уже был разработан и готов к осуществлению новый этап захватнической деятельности – операция «Вайс».

Стратегия нацистов

Гитлеровская пропаганда активно распространяла информацию о вине Польши в развязывании конфликта, а причиной раздора назывался тот факт, что Варшава отказалась возвращать Германии вольный город Данциг.

План «Вайс» предусматривал быстрый и практически безответный захват всей территории, разрушение инфраструктуры и установление собственного режима. Для этих целей планировалось использование авиации, пехотных и танковых войск, а также специального подразделения, в обязанность которого входило введение в заблуждение польских генералов относительно целей основных немецких сил.

как началась Вторая мировая войга

План нападения Германии на Польшу был продуман до мелочей: армия Вермахта должна быть окружить основные войска противника с юга и не дать ему времени на мобилизацию и развертывание основных сил. Гитлер надеялся на то, что Англия и Франция не посмеют вступить в войну, так как они были скованы подписанным ранее мирным договором, но все же предусмотрел возможность открытия второго фронта и поставил армию во главе с генералов В. Леебом охранять западные границы с Францией, Бельгией и Нидерландами.

Готовность сторон к войне

Учитывая состояние экономики и вооруженных сил, которыми располагали Германия/ Польша 1939 года, исход нацистской операции был вполне предсказуем. Армия Гитлера значительно превосходила соперника по технической оснащенности. К тому же немцам удалось организовать быструю и успешную мобилизацию, о которой Варшаве до конца было практически ничего не известно.

Польская армия значительно уступала по численности, к тому же с самого начала правительством было принято решение о развертывании всех сил вдоль границ на довольно большой территории. Такое широкое рассредоточение ослабляло войско и делало его наиболее уязвимым перед мощным и массивным ударом соперника.

операция "Вайс" дата

Повод к нападению

С самого начала операция «Вайс» предусматривала проведение нескольких провокационных мер, имеющих целью вызвать агрессию со стороны Польши. Гитлер объявил своим генералам, что вскоре будет дан веский повод к началу боевых действий, а будет ли он правдоподобным — уже не имеет значения, так как победителей не судят.

31 августа 1939 года группа немецких диверсантов, выдавая себя за польских активистов, ворвались в здание радиостанции города Глейвица, сделала несколько выстрелов и произнесла агитационный текст на польском языке против Германии. Тут же они расстреляли нескольких человек, привезенных с собой. Впоследствии выяснится, что это были переодетые немецкие уголовники.

Вторжение

В ответ на «агрессию» со стороны Варшавы ранним утром 1 сентября 1939 г. немецкие бомбардировщики нанесли несколько сокрушительных ударов по военной инфраструктуре Польши, чуть позже к нападению подключились корабли, а сухопутная армия начала массированные наступления на протяжении всей границы.

Операция «Вайс», дата начала которой считается также первым днем Второй мировой войны, предусматривала быстрое уничтожение всего авиационного комплекса Польши, поэтому первые нападения были совершены именно на аэродромы страны. Уже в начале боевых действий польское руководство понимало всю безрезультатность ведения войны, но существовала еще надежда на помощь стран антифашистской коалиции, так что оборона продолажалась.

план нападения Германии на Польшу

Ход событий

Несмотря на внезапность нападения нацистов, войска соперника оказали жесточайшее сопротивление. События в Польше в сентябре 1939 года разворачивались молниеносно: после уничтожения всех ВВС Варшавы Гитлер пустил вход танковые войска. Соперник был не готов к отражению атаки, тем более равнинное местоположение способствовало быстрому продвижению нацистов вглубь страны.

3 сентября Англия и Франция объявили Германии войну, и, по договоренности с Польшей, эти страны должны были немедленно вмешаться в боевый действия. Французские военные силы даже перешли границу, но практически сразу были отозваны. Так союзники антифашистской коалиции упустили единственный момент, когда их вмешательство еще могло остановить наступление фашистов.

Жесточайшие бои

Приграничные сражения в Поморье и Силезии закончились полным поражением и отступлением польских войск. План «Вайс» вполне оправдывал себя: уже через пять дней начала боевых действий гитлеровцы получили свободный путь к Варшаве. Удачные атаки эсэсовцев позволили им разделить польскую армию на несколько разрозненных частей, которые не имели ни связи с центром, ни единого плана дальнейших действий.

Бои продолжались уже близ Варшавы, защитники города доблестно сражались и, несмотря на значительный перевес сил, несколько дней держали оборону. Но немецкая сторона применила разрушительную атаку с воздуха, было сброшено более пяти тысячи бомб, после чего столица сдалась.

Вторая мировая война нападение Германии на Польшу

Поражение

Операция «Вайс» привела к полному краху польской армии. Уже к 17 сентября многие из польских военных частей капитулировали или были взяты в плен. Но жесточайшие бои продолжались вплоть до октября. Польские генералы хотели пробить немецкую оборону и уйти в Румынию, где планировалось организовать очаг сопротивления и ждать помощи от союзников.

Усугубило ситуацию введение войск СССР, в то время Сталин считал еще немецкое правительство своим союзником, к тому же две страны были связаны пактом о ненападении, так что Советская армия вступила на польские земли под предлогом урегулирования ситуации в распадающемся государстве. Прямое участие Советского Союза в польско-германском конфликте не доказано, на этот раз Кремль предпочел занять выжидающую позицию.

Ни Англия, ни Франция не торопились вводить свои войска, так что с падением Варшавы, а чуть позже и других крупных городов независимое государство Польша перестало существовать. В последующие месяцы продолжалась партизанская война, а некоторые части разгромленных войск продолжали сражаться уже в армиях стран антифашистской коалиции.

Реакция Англии и Франции

В том, как началась Вторая мировая война, и, главное, как она продолжилась, есть большая доля вины стран-союзниц – Англии и Франции. Польская операция стала для Вермахта первой попыткой захватить территорию военным путем, поэтому Гитлер сделал все возможное, чтобы обезопасить себя от открытия второго фронта в случае вступления в войну европейских стран.

германия Польша

С правительствами Англии и Франции был заключен договор о ненападении, и военная верхушка Германии полагала, что даже при неблагоприятном развитии Чемберлен не отважится на настоящее вмешательство. Так и получилось: страны-союзники оказались не готовы к польской операции Гитлера и несколько дней медлили с решением об объявлении войны. Только 3 сентября Англия официально вступила в борьбу с фашизмом, а вслед за ней и Франция, Австралия, Африканский Союз и Канада. США до известного момента придерживалась нейтралитета.

Объявление войны Германии имело мало общего с гуманистическим желанием помочь польскому народу: и Англия, и Франция были всерьез обеспокоены нарастающей силой Гитлера и боялись в первую очередь за целостность собственных стран.

Итоги

Миллионы погибших, сотни разрушенных городов, перекроенные границы и сферы влияния – все это принесла с собой Вторая мировая война. Нападение Германии на Польшу было неизбежным фактом. С приходом к власти нацистов начало боевых действий было только вопросом времени. Первый опыт победоносной войны прошел весьма удачно, нацистское государство значительно расширило свои границы, присоединив город Лодзь, Познанские, Поморские, Силезские, Келецкие и часть Варшавских земель.

события в Польше в сентябре 1939 года

Урвать свои куски победы удалось и другим странам, СССР вернула Западную Украину и Белоруссию, Словакия — некоторые области, ранее отошедшие Польше по Версальскому миру, а Литва возвратила Вильнюсский край.

Польская кампания Вермахта, направленная на уничтожение самостоятельности этого государства, раздел территорий и утверждение собственного авторитета как великой державы, оправдала себя во всех целях. После победы Германия вновь пыталась усыпить бдительность Англии и Франции, предложив им мир, но страны ответили решительным отказом и начали планомерную борьбу с фашистским режимом.

Источник: fb.ru

monateka.com

Расстановка сил

В 1939 году в Европе сложилась очень напряженная международная обстановка: дух войны витал повсюду, но до конца в начало прямых боевых действий со стороны Германии никто не верил. К тому же большинство населения Англии и Франции, стран входящих в антифашистскую коалицию, выступало за мирное решение немецкого конфликта.

операция "Вайс"

Но планы Вермахта никогда и не предусматривали никаких дипломатических соглашений, с самого начала все действия Германии были продуманы заранее, а мирные переговоры и соглашения оказались стратегическим ходом по отвлечению внимания соперников.

Планы нацистов

Только спустя годы общественность смогла понять, как началась Вторая мировая война и что послужило тому причиной, ведь это событие привело к полной перестановке сил в Европе и во всем мире.

С приходом нацистов к власти приоритеты Германии были направлены на достижение одних лишь целей – утверждение немецкой нации над другими и единоличное господство. Несколько лет активно возрождалась экономика страны, шло наращивание военного комплекса, а молодое поколение росло и воспитывалось в духе исключительной миссии немцев на земле.

Предыстория

К 1939 году Германия достигла довольно высокого уровня развития, и следующим шагом фашистского правительства стала идея расширения «жизненного пространства» за счет военной кампании на востоке Европы. Благодаря умелой и продуманной политике Гитлер смог убедить глав Франции и Англии в том, что не намерен в ближайшее время разворачивать боевые действия в Европе против какой-нибудь страны.

Поэтому Польская кампания Вермахта стала для Чемберлена и главы Франции своего рода неожиданностью, в Европе до последнего надеялись на успех дипломатических переговоров.

польская кампания Вермахта

Официальная причина

Между Германией и Польшей всегда существовали взаимные территориальные претензии, в том числе по поводу некоторых страны Африки. Но основной конфликт разгорелся вокруг пути к Балтийскому морю и города Данцига, на которые немцы уже давно пытались заявить права. Гитлер и Риббентроп несколько раз безрезультатно склоняли Польшу к добровольному признанию немецкой власти, грозя Варшаве войной и последующим разделом страны, как они только что сделали в Чехословакии.

Предупреждения не сработали, Польша отказалась от любого сотрудничества с фашистами. Но это совершенно не расстроило гитлеровское окружение: в правящих кругах Вермахта уже был разработан и готов к осуществлению новый этап захватнической деятельности – операция «Вайс».

Стратегия нацистов

Гитлеровская пропаганда активно распространяла информацию о вине Польши в развязывании конфликта, а причиной раздора назывался тот факт, что Варшава отказалась возвращать Германии вольный город Данциг.

План «Вайс» предусматривал быстрый и практически безответный захват всей территории, разрушение инфраструктуры и установление собственного режима. Для этих целей планировалось использование авиации, пехотных и танковых войск, а также специального подразделения, в обязанность которого входило введение в заблуждение польских генералов относительно целей основных немецких сил.

как началась Вторая мировая войга

План нападения Германии на Польшу был продуман до мелочей: армия Вермахта должна быть окружить основные войска противника с юга и не дать ему времени на мобилизацию и развертывание основных сил. Гитлер надеялся на то, что Англия и Франция не посмеют вступить в войну, так как они были скованы подписанным ранее мирным договором, но все же предусмотрел возможность открытия второго фронта и поставил армию во главе с генералов В. Леебом охранять западные границы с Францией, Бельгией и Нидерландами.

Готовность сторон к войне

Учитывая состояние экономики и вооруженных сил, которыми располагали Германия/ Польша 1939 года, исход нацистской операции был вполне предсказуем. Армия Гитлера значительно превосходила соперника по технической оснащенности. К тому же немцам удалось организовать быструю и успешную мобилизацию, о которой Варшаве до конца было практически ничего не известно.

Польская армия значительно уступала по численности, к тому же с самого начала правительством было принято решение о развертывании всех сил вдоль границ на довольно большой территории. Такое широкое рассредоточение ослабляло войско и делало его наиболее уязвимым перед мощным и массивным ударом соперника.

операция "Вайс" дата

Повод к нападению

С самого начала операция «Вайс» предусматривала проведение нескольких провокационных мер, имеющих целью вызвать агрессию со стороны Польши. Гитлер объявил своим генералам, что вскоре будет дан веский повод к началу боевых действий, а будет ли он правдоподобным — уже не имеет значения, так как победителей не судят.

31 августа 1939 года группа немецких диверсантов, выдавая себя за польских активистов, ворвались в здание радиостанции города Глейвица, сделала несколько выстрелов и произнесла агитационный текст на польском языке против Германии. Тут же они расстреляли нескольких человек, привезенных с собой. Впоследствии выяснится, что это были переодетые немецкие уголовники.

Вторжение

В ответ на «агрессию» со стороны Варшавы ранним утром 1 сентября 1939 г. немецкие бомбардировщики нанесли несколько сокрушительных ударов по военной инфраструктуре Польши, чуть позже к нападению подключились корабли, а сухопутная армия начала массированные наступления на протяжении всей границы.

Операция «Вайс», дата начала которой считается также первым днем Второй мировой войны, предусматривала быстрое уничтожение всего авиационного комплекса Польши, поэтому первые нападения были совершены именно на аэродромы страны. Уже в начале боевых действий польское руководство понимало всю безрезультатность ведения войны, но существовала еще надежда на помощь стран антифашистской коалиции, так что оборона продолажалась.

план нападения Германии на Польшу

Ход событий

Несмотря на внезапность нападения нацистов, войска соперника оказали жесточайшее сопротивление. События в Польше в сентябре 1939 года разворачивались молниеносно: после уничтожения всех ВВС Варшавы Гитлер пустил вход танковые войска. Соперник был не готов к отражению атаки, тем более равнинное местоположение способствовало быстрому продвижению нацистов вглубь страны.

3 сентября Англия и Франция объявили Германии войну, и, по договоренности с Польшей, эти страны должны были немедленно вмешаться в боевый действия. Французские военные силы даже перешли границу, но практически сразу были отозваны. Так союзники антифашистской коалиции упустили единственный момент, когда их вмешательство еще могло остановить наступление фашистов.

Жесточайшие бои

Приграничные сражения в Поморье и Силезии закончились полным поражением и отступлением польских войск. План «Вайс» вполне оправдывал себя: уже через пять дней начала боевых действий гитлеровцы получили свободный путь к Варшаве. Удачные атаки эсэсовцев позволили им разделить польскую армию на несколько разрозненных частей, которые не имели ни связи с центром, ни единого плана дальнейших действий.

Бои продолжались уже близ Варшавы, защитники города доблестно сражались и, несмотря на значительный перевес сил, несколько дней держали оборону. Но немецкая сторона применила разрушительную атаку с воздуха, было сброшено более пяти тысячи бомб, после чего столица сдалась.

Вторая мировая война нападение Германии на Польшу

Поражение

Операция «Вайс» привела к полному краху польской армии. Уже к 17 сентября многие из польских военных частей капитулировали или были взяты в плен. Но жесточайшие бои продолжались вплоть до октября. Польские генералы хотели пробить немецкую оборону и уйти в Румынию, где планировалось организовать очаг сопротивления и ждать помощи от союзников.

Усугубило ситуацию введение войск СССР, в то время Сталин считал еще немецкое правительство своим союзником, к тому же две страны были связаны пактом о ненападении, так что Советская армия вступила на польские земли под предлогом урегулирования ситуации в распадающемся государстве. Прямое участие Советского Союза в польско-германском конфликте не доказано, на этот раз Кремль предпочел занять выжидающую позицию.

Ни Англия, ни Франция не торопились вводить свои войска, так что с падением Варшавы, а чуть позже и других крупных городов независимое государство Польша перестало существовать. В последующие месяцы продолжалась партизанская война, а некоторые части разгромленных войск продолжали сражаться уже в армиях стран антифашистской коалиции.

Реакция Англии и Франции

В том, как началась Вторая мировая война, и, главное, как она продолжилась, есть большая доля вины стран-союзниц – Англии и Франции. Польская операция стала для Вермахта первой попыткой захватить территорию военным путем, поэтому Гитлер сделал все возможное, чтобы обезопасить себя от открытия второго фронта в случае вступления в войну европейских стран.

германия Польша

С правительствами Англии и Франции был заключен договор о ненападении, и военная верхушка Германии полагала, что даже при неблагоприятном развитии Чемберлен не отважится на настоящее вмешательство. Так и получилось: страны-союзники оказались не готовы к польской операции Гитлера и несколько дней медлили с решением об объявлении войны. Только 3 сентября Англия официально вступила в борьбу с фашизмом, а вслед за ней и Франция, Австралия, Африканский Союз и Канада. США до известного момента придерживалась нейтралитета.

Объявление войны Германии имело мало общего с гуманистическим желанием помочь польскому народу: и Англия, и Франция были всерьез обеспокоены нарастающей силой Гитлера и боялись в первую очередь за целостность собственных стран.

Итоги

Миллионы погибших, сотни разрушенных городов, перекроенные границы и сферы влияния – все это принесла с собой Вторая мировая война. Нападение Германии на Польшу было неизбежным фактом. С приходом к власти нацистов начало боевых действий было только вопросом времени. Первый опыт победоносной войны прошел весьма удачно, нацистское государство значительно расширило свои границы, присоединив город Лодзь, Познанские, Поморские, Силезские, Келецкие и часть Варшавских земель.

события в Польше в сентябре 1939 года

Урвать свои куски победы удалось и другим странам, СССР вернула Западную Украину и Белоруссию, Словакия — некоторые области, ранее отошедшие Польше по Версальскому миру, а Литва возвратила Вильнюсский край.

Польская кампания Вермахта, направленная на уничтожение самостоятельности этого государства, раздел территорий и утверждение собственного авторитета как великой державы, оправдала себя во всех целях. После победы Германия вновь пыталась усыпить бдительность Англии и Франции, предложив им мир, но страны ответили решительным отказом и начали планомерную борьбу с фашистским режимом.

fb.ru

w-043Более сорока пяти лет тому назад в центре Европы произошло крупнейшее событие, в корне изменившее всю международную обстановку: фашистская Германия вероломно, без объявления войны, напала на Польшу.

Началась вторая мировая война, многие годы готовившаяся правящими кругами государств фашистского блока — Германии, Италии и Японии и так называемых «демократических государств». Вторая мировая война, начавшаяся вопреки замыслам правящих кругов Англии, Франции и США со схватки двух капиталистических коалиций1, на первом этапе с обеих сторон была империалистической.

Захватывая Польшу, германский фашизм сделал первый шаг к реализации своей «восточной программы» расширения «жизненного пространства». Польша должна была стать плацдармом для дальнейшего продвижения на восток и нападения на СССР. Мюнхенская политика чемберленов и даладье, направленная против Советского Союза, провал по их вине англо-франко-советских политических и военных переговоров поощрили фашистских агрессоров к новым военным авантюрам.

Но фашистские политики при всем их авантюризме не могли не считаться с военной мощью Советского государства, понимали опасность войны против СССР. Поэтому военно-стратегические планы Германии, и в частности директивы «О проведении объединенной подготовки к войне», составленные еще в 1937 году2, предусматривали войну против западных держав.

В апреле 1939 года верховным командованием германской армии (ОКБ) была принята директива «О единой подготовке вооруженных сил на 1939-1940 годы», составной частью которой являлось проведение операции «Вайс» нападение Германии на Польшу и молниеносный разгром этого государства.

Германская программа завоевания мирового господства исходила из военного разгрома Англии и Франции на западе, Польши — на востоке. В секретных протоколах созванного Гитлером совещания командующих видами германских вооруженных сил, состоявшегося 23.V.1939 года, говорилось о подготовке войны против Англии, Франции и Польши.

Гитлер указывал, что «расширение жизненного пространства на востоке» начнется за счет Польши. «Поэтому, — сказал он, — нам осталось одно решение: напасть на Польшу при первой удобной возможности»3.

Гитлер уточнил, что цель — уничтожение Польши, ликвидация ее живой силы, к чему следует стремиться всеми способами. Выполнение задачи: любыми средствами. Проведение операции: твердо и беспощадно! Не поддаваться никаким чувствам жалости или сострадания4.

Если бы на помощь Польше пришли Англия и Франция (хотя Гитлер был почти уверен, что этого не произойдет), он был бы готов воевать и с этими державами. «В таком случае придется сражаться в первую очередь против Англии и Франции. Англия — наш враг, и конфликт с Англией будет борьбой не на жизнь, а на смерть»5.

Весной 1939 года советские полпреды в Лондоне и Париже доносили в Москву: в Англии и Франции все более отчетливым становилось мнение, что «ближайший германский удар будет нанесен на запад и под этот удар в первую очередь попадет Франция»6.

wites.ru

В ратификационных грамотах соглашения о ненападении, действительном в течение десяти лет, которыми обменялись Польша и Германия 24 февраля 1934 года, черным по белому было написано: «…Ни при каких обстоятельствах они (стороны. – Прим. авт.) не будут прибегать к силе для решения спорных вопросов».

В директиве Вооруженным силам Германии 11 апреля 1939 года Верховный Главнокомандующий приказал готовиться к операции по захвату Польши под кодовым названием «Вайс». Две недели спустя было денонсировано соглашение с Польшей о ненападении. В рейхстаге Гитлер заявил, что, вступив в антигерманское соглашение с Англией, Польша сама пошла на разрыв с Германией.

В дополнительной директиве за подписью Кейтеля подтвержден срок готовности к операции «Вайс» – начиная с 1 сентября 1939 года. А генеральные штабы трех видов вооруженных сил должны разработать свои планы участия в захвате Польши до 1 мая и представить их в Объединенное Командование Вермахта.

На совещании в имперской канцелярии 23 мая 1939 года Гитлер заявил: «… остается решение: напасть на Польшу при первой возможности. Нельзя рассчитывать на повторение чешской операции. Это будет война».

Теперь в сознание немцев нацистская верхушка начала вбивать простой тезис: кровопролитная война за лучшее будущее – это благо для каждого. Вся Германия готовилась к войне, ковала оружие и тренировала своих сыновей убивать. Как в шайке разбойников, все понимали, что очередная добыча достанется ценой чьих-то жизней, и все считали это нормальным. Но каждый старался подготовиться так, чтобы жертвой оказался не он.

Уже несколько месяцев Генеральный штаб Люфтваффе под руководством нового начальника, самого молодого генерала, занявшего этот ответственный пост, Ганса Ешоннека, изобретал свой авиационный «блицкриг».

Ешоннек начинал в 1919 году пилотом эскадры пограничных войск. Еще десять лет назад, будучи молодым офицером, он вместе с Мильхом тайно воссоздавал Военно-воздушные силы Германии. Потом в Министерстве авиации был адьютантом у Мильха, затем помощником Удета в Техническом управлении. Прошел переучивание в летных школах, назначался на командные должности и дослужился до начальника авиабазы. Последние два года он – в оперативном отделе Генерального штаба Люфтваффе и непосредственно занимается тактикой агрессивных боевых операций. Его назначили начальником Генерального штаба Люфтваффе, когда он был полковником. Только через полгода дали генерала.

И хотя многие авиаполки еще оснащены устаревшими типами самолетов и общее число боевых машин невелико, штаб разрабатывает для них оптимальные приемы бомбометания с пикирования, ведения воздушного боя и разведки. Все эти тактические методы предусматривают обязательное тесное взаимодействие с быстро передвигающимися наземными войсками. Ешоннек – частый гость в боевых авиаполках и видит, что их личный состав готовится к предстоящим боям с огромным усердием.

То, что нынешние руководители Германии организовали, построили и вложили в руки молодого поколения, теперь должно было стрелять и убивать. Час пробил. Они решили – пора. Гитлер говорил министру иностранных дел Италии графу Чиано: «Из 34 миллионов населения полтора миллиона – немцы, четыре миллиона – евреи и девять миллионов – украинцы. Поэтому число настоящих поляков значительно меньше, чем общее число населения, и, как было уже сказано, способность сражаться у них не особенно велика. При этих условиях Польша может быть разбита Германией в весьма короткий период времени».

В эти теплые дни конца августа застывшие и молчаливые вершины Альп в Оберзальцберге источали спокойное благодушие и радость жизни. В этом красивейшем и райском уголке земли диктатор Германии устроил свою летнюю резиденцию. Здесь, наслаждаясь чудесным горным воздухом и бесподобными заснеженными склонами, уходящими друг за другом в далекую дымку, он изобретал чудовищные способы переустройства человечества, основанные на массовых убийствах и бесчеловечной эксплуатации обезоруженных людей.

Большой сбор высшего командного генералитета и ближайших соратников по партии хозяин страны назначил на 22 августа. В этой аудитории он мог быть откровенным. Да и момент был переломный, исторический. Высшее руководство страны должно было знать волю своего вождя и Верховного Главнокомандующего. И перед решающим сражением он в своей директивной речи перед ними подчеркнул:

«Наша сила – в подвижности и жестокости. Чингисхан с полным сознанием и легким сердцам погнал на смерть миллионы детей и женщин. Однако история видит в нем лишь великого основателя государства. Мне безразлично, что говорит обо мне одряхлевшая западная цивилизация. Я отдал приказ – и расстреляю каждого, кто скажет лишь слово критики. Приказ гласит: цель войны состоит не в достижении определенной линии, а в физическом уничтожении противника. Поэтому я – пока лишь на Востоке – подготовил мои части «Мертвая голова», отдав им приказ без сожаления и жалости уничтожать мужчин, женщин и детей польского происхождения. Только так мы можем завоевать жизненное пространство… Польша будет обезлюжена и населена немцами, а в дальнейшем, господа, с Россией случится то же самое… Мы разгромим Советский Союз. Тогда грядет немецкое мировое господство».

В зале стояла мертвая тишина. И вдруг Гитлер выкрикнул: «Встречу отпразднуем в Варшаве!» Зал взревел. Все встают. Воинственные крики одобрения и прославления вождя. Геринг в экстазе вскочил на стол и отплясывает какой-то дикарский танец. Лишь несколько ошеломленных генералов, сжав губы и уставившись в одну точку, не издали ни звука.

За день до этого совещания у Гитлера появилась надежда улучшить свое внешнеполитическое положение. Риббентроп доложил, что переговоры в Москве с военными миссиями Англии и Франции прерваны на неопределенный срок из-за того, что Польша и Румыния не дали согласия на пропуск советских войск. Грех было не воспользоваться такой ситуацией. Он просит Риббентропа срочно подготовить письмо Сталину с предложением договора о ненападении и быть готовым вылететь в Москву. Через два дня в Москве договор был подписан.

Гитлер торжествовал. Он опасался воевать с возрождаемой Антантой, а теперь у него развязаны руки. Правда, за это пришлось отдать Сталину восточную половину Польши и республики Прибалтики. Но игра стоит свеч. На радостях он даже подписал приказ начать операцию «Вайс» по вторжению в Польшу на пять дней раньше. Но тут пришло донесение о готовящемся подписании пакта о взаимной помощи между Польшей и Англией. И Гитлер отменяет этот приказ, надеясь убедить Англию не защищать Польшу.

Сталин торжествовал тоже. Отдав Гитлеру ненавистную ему из-за неудачного похода в 1920 году Польшу, он исключил опасное для него блокирование агрессивной Германии с Англией и Францией в одну капиталистическую коалицию на антикоммунистической основе. Договор позволял замириться с Японией, которая была другом Германии и с которой в это время велись ожесточенные бои на реке Халхин-Гол. Сталин получил время для наращивания военной индустрии и подготовки к войне. А то, что Гитлер прольет море крови, захватывая Западную Европу, – это не важно. Война всегда приводила к революции. Пусть будет война.

Реально оценивая нависшую над миллионами людей смертельную опасность в последние мирные дни с посланиями к Гитлеру обращаются и президент США Рузвельт и премьер-министр Франции Даладье. Швед Далерус организовал прямую линию переговоров Лондона и Берлина. Трагедию хотели предотвратить. Но Гитлер определил курс на кровопролитную войну очень четко в Оберзальцберге за неделю до ее начала: «Это будет большая война, которая потребует больших усилий. Я только боюсь, что в последнюю минуту какая-нибудь свинья предложит свои услуги для посредничества».

В эти роковые дни Гитлер всячески создавал видимость готовности к переговорам и поддерживал у англичан надежду решить конфликт мирным путем. Англия давила на Польшу, и та трижды отменяла всеобщую мобилизацию. В результате мобилизация в Польше была объявлена только за несколько часов до вторжения немцев.

Германская армия начала сосредоточение у польских границ за два месяца под легендой подготовки к крупным маневрам и проведения оборонительных работ. Директива Гитлера с задачей вооруженным силам начать операцию «Вайс» в 4:45 утра 1 сентября 1939 года была отдана в войска только за день до этого. Сигнал «Полет Остмарк», разрешающий самолетам Люфтваффе перелет границ Польши, ее главнокомандующий Геринг передал за восемь часов до вторжения.

Одновременно и в точно назначенное время немецкие войска начали операцию «Вайс». Северную и северо-западную границу Польши атаковали дивизии группы армий «Север», поддержанные с воздуха 1-м воздушным флотом. Юго-западую и южную границы атаковала группа армий «Юг» со Словацким корпусом на правом фланге. Ее прикрытие обеспечивал 4-й воздушный флот. Прорвав оборону на севере и юге, немецкие войска быстрым маршем двинулись к центру Польши, не обращая никакого внимания на сильно укрепленный район на западе. В операции «Вайс» было задействовано 62 дивизии с личным составом в 1,6 миллиона человек, около 3 тысяч танков, 2 тысячи самолетов и 100 боевых кораблей. Вооружение польской армии было намного слабее.

Еще до рассвета, в соответствии с алгоритмом «блицкрига», ударные группы бомбардировщиков Геринга взлетели, чтобы нанести массированные удары по польским аэродромам. Но поляки успели перегнать свои не ахти какие самолеты на мало подготовленные полевые площадки, и там при посадках многие были разбиты. Затем бомбардировщики в сопровождении экскорта истребителей Вf 109Е и Bf-110C-1 приступили к бомбежкам крупных городов – Варшавы, Кракова, Познани и др.

Основной польский истребитель PZL P.11 был спроектирован восемь лет назад по схеме высокоплана с подкосом и неубирающимися шасси. Он имел максимальную скорость меньше, чем у немецких бомбардировщиков, и был вооружен только двумя пулеметами.

Уже рассвело, когда пара польских истребителей PZL P.11 взлетела для отражения налета немцев на Краков, но сразу была атакована парой одномоторных пикирующих бомбардировщиков «Юнкерс» Ju-87. Капитан Медвежский был сразу сбит и погиб. Его ведомый поручик Владислав Гнысь погнался за немцами, но они предпочли уклониться от боя и улетели. Это была первая победа Люфтваффе в воздухе во Второй мировой войне. И одержана она была не истребителем.

Гнысь уже собирался возвращаться на свой аэродром, когда вдруг увидел внизу пару бомбардировщиков «Дорнье» Do-17, которые возвращались от Кракова. Расслабившиеся после удачного выполнения задания экипажи его явно не заметили. Тогда он спикировал на них, поливая из своих пулеметов. К его изумлению, оба загорелись и, дымя, пошли к земле.

После полудня Bf-110C-1, которые сопровождали бомбардировщики Не-111Р, сцепились с группой польских истребителей. Пять PZL P.11 были сбиты, а немцы обошлись без потерь. Но под Лодзем поляки дрались более умело – сбили три тяжелых «мессера», потеряв два своих истребителя.

Вилли Мессершмитт слушал радио, и душа его разрывалась от раздирающих ее противоречивых чувств. С одной стороны, все, что делает очень информированное правительство страны, наверное, правильно. Но с другой стороны, он не мог принять этот кровавый сценарий. Почему такая агрессивная алчность? Ну присоединили судетских немцев, Австрию и Чехословакию. Это все было без крови. Почему не остановиться на этом? Что Германии еще надо? Мы стали сильными, и наша армия может теперь защитить Германию от агрессии любой страны, даже Англии. И его истребители внесли в укрепление обороны Германии немалый вклад. И разрабатываемый им дальний бомбардировщик призван служить гарантией того, чтобы ни у кого не возникло желание напасть на его Германию.

Когда перед его взором вставала картина красивого аэродрома в предместье Варшавы, где только пять лет тому назад поляки радушно принимали иностранных гостей на авиационных соревнованиях «Международный туризм – 1934», в том числе немцев и итальянцев, и его команду со 108-ми, и где теперь рвутся немецкие бомбы, убивая поляков и разрушая красоту, созданную ими, он не находил себе места.

Теперь из Министерства авиации каждый день он слышал «давай быстрее» и «давай больше». Уже и так больше года, как все авиационные заводы переведены на 10-часовой рабочий день. Его серийные заводы в Аугсбурге и Регенсбурге, как и заводы других фирм, выпускающих его самолеты, работают на полную мощность. Регенсбург гонит 109-е, а Аугсбург – 110-е и выпустит их за этот год не менее пятисот. Теперь 110-е строят по лицензии на заводе «Фокке-Вульф» в Бремене и на Вагоностроительном заводе в Гота.

Его Конструкторское бюро работает очень напряженно сразу над несколькими темами. Новый двухмоторный истребитель-бомбардировщик должен со временем заменить 110-й и летать на дальность в 2000 км. Завтра должен состояться его первый вылет. Как он еще поведет себя в воздухе, но лучше надеяться на хорошее. А суперскоростной двухмоторный реактивный истребитель – проект Р-1065 – перевернет само понятие воздушного боя. В январе Удет прислал тактико-технические требования министерства на однодвигательный реактивный истребитель, а Хейнкель уже пять дней назад поднял в воздух свой первый реактивный Не-178 с двигателем инженера Ганса фон Охайна.

Но и он, Мессершмитт, не дремлет. В январе доктор Александр Липпиш с командой из 12 своих сотрудников перешел к нему из Германского исследовательского института планеризма для работы над новым вариантом бесхвостого ракетного истребителя-перехватчика. Для него в Аугсбурге образовано отдельное Конструкторское бюро – «Секция L».

Конечно, теперь во всех развитых странах взлетают опытные истребители по такой же схеме, что и его 109-й, и они скоро станут серьезными конкурентами. Почти год назад в США взлетел первый «Кертис» ХР-40, в январе этого года – опытный «Локхид» ХР-38 «Лайтнинг», через две недели – «Грумман» ХF4F-3.

Операция «Вайс» проходила успешно. Гитлер писал Муссолини 3 сентября: «В течение последних двух дней германские войска чрезвычайно быстро продвигаются в Польше. Было бы невозможно свести на нет путем дипломатических интриг те жертвы, которые принесены… В настоящее время превосходство германских Вооруженных сил в Польше является таким огромным во всех областях, что польская армия будет разбита в скором времени».

А на Западном фронте 8 сентября 1939 года французы на американских истребителях «Хок»-75 сбили первые два Bf-109D. Позже 109-е сбили пять из двенадцати английских бомбардировщиков Hampden, пытавшихся бомбить намецкие корабли.

Оба воздушных флота Люфтваффе, покончив с польской авиацией и установив свое безраздельное господство в воздухе, переключились на непосредственную поддержку наступающих армий. Здесь особенно отличились своими сиренами и точным бомбометанием с пикирования «Штуки» Ju-87. Их пилоты в 80 % укладывали бомбы не дальше 20 м от цели. Когда многие польские офицеры и чиновники, спасаясь от немцев, кинулись на восток, они попали в руки надвигающейся Красной Армии и были переданы в НКВД.

К исходу месяца боев немецкие солдаты добрались до пригородов Варшавы. Тогда Гитлер приказал Люфтваффе сровнять город с землей. Сменяя друг друга, «Хейнкели» и «Дорнье» выгружались над столицей, разрушая исторические здания и убивая жителей.

К 6 октября организованное сопротивление прекратилось, и операция «Вайс» была завершена. Члены правительства Польши, как и многие уцелевшие летчики, перелетели в Румынию, которая еще сохраняла нейтралитет. Оттуда они перебрались в Англию. Через год в ее небе немецкие пилоты встретят очень опытных и опасных «англичан» на «Спитфайрах». Это будут поляки.

Итоги операции «Вайс» обескуражили командование Люфтваффе. За месяц было потеряно 30 % парка самолетов, в основном за счет аварий и катастроф. В это время бомбардировщики Германии имели запас бомб всего на пять дней. Военная машина Гитлера на востоке сильно ослабла. На западе оставалось незначительное прикрытие границы. Но «гуманные» правительства Франции и Англии, располагавшие мощной армией, боевой авиацией и лучшим в мире флотом, не воспользовались этим уникальным шансом – задавить в зародыше родившегося монстра. Более ста свежих дивизий французов и англичан бездействовали и ждали, пока вновь окрепший исполин обрушит на них свою дубину.

Польский поход еще не закончился, а Гитлер 27 сентября уже объявил трем командующим родов войск о вторжении во Францию, как только это будет возможно. Через месяц Гитлер установил день нападения на Францию – 12 ноября. Для Люфтваффе он выделил пять дней хорошей погоды для уничтожения ВВС Франции. Время работало не на Германию. Разведка доносила о 1780 бомбардировщиках и 1800 истребителях, которыми будут обладать объединенные ВВС Франции и Англии к 1 января 1940 года. Начальник Генерального штаба авиации Ешоннек настоял на захвате Нидерландов и Бельгии для получения аэродромов, с которых можно будет атаковать Англию и защищать Германию. Гитлер перенес день начала захвата Франции на 17 января, затем до весны.

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Операция вайс

Известие о гарантии, предоставленной Польше Чемберленом, вызвало у Гитлера один из характерных для него припадков ярости. Свидетелем этой сцены оказался адмирал Канарис, шеф абвера. Позднее он вспоминал, что Гитлер метался по комнате, стучал кулаками по мраморной крышке стола, лицо его перекосилось от злости, он постоянно выкрикивал угрозы в адрес англичан: «Я приготовлю им такое жаркое, что они подавятся!»

На следующий день, 1 апреля, он выступал с речью в Вильгельм-схафене, где спускали на воду линкор «Тирпиц». Фюрер находился в таком воинственном настроении, что, не будучи уверен в себе, приказал в последний момент отменить трансляцию своей речи по радио; он сказал, что речь можно будет дать в записи после редактирования {Трансляция речи Гитлера на Америку была прервана уже после того, как он начал говорить. Вследствие этого в Нью-Йорке стали распространяться слухи, будто на него совершено покушение. Я находился в аппаратной коротковолновой секции Германской радиовещательной компании в Берлине, когда передача внезапно прервалась. В ответ на мое возмущение немцы заявили, что приказ исходил от самого фюрера. В течение пятнадцати минут сотрудники Си-Би-Эс звонили мне из Нью-Йорка и справлялись о покушении. Я опровергал подобные домыслы, так как по телефонной линии, проложенной из Вильгельмсхафена, слышал, как кричал Гитлер. Застрелить его в тот день было вообще невозможно, поскольку выступал он, стоя за перегородкой из пуленепробиваемого стекла. — Прим. авт.}. Но даже отредактированная речь изобиловала угрозами в адрес Англии и Польши.

«Если они (западные союзники) полагают, что Германия будет сидеть сложа руки и ждать, пока они создадут государства-сателлиты и натравят их на нее, то они ошибаются, принимая Германию сегодняшнюю за Германию довоенную.

Если кто-то заявляет, что готов таскать для этих стран каштаны из огня, то он должен быть готов к тому, что придется обжечь пальцы…

Когда в других странах говорят, что будут вооружаться и еще раз вооружаться, я могу ответить таким государственным деятелям: «Вам не удастся измотать меня!» Я не намерен сворачивать с избранного пути».

Отменяя прямую трансляцию своей речи, Гитлер проявил осторожность — он не хотел слишком явно провоцировать общественное мнение за границей. В Берлине в тот день было объявлено, что в качестве ответа Чемберлену Гитлер денонсирует англо-германский морской договор, но в своей речи он просто сказал, что если Англия не желает более его соблюдать, то Германия «отнесется к этому совершенно спокойно».

Как часто случалось и ранее, Гитлер закончил речь на знакомой уже миролюбивой ноте: «Германия не намерена нападать на другие народы… Исходя из этого, я три недели назад решил назвать приближающийся съезд партии «съездом мира». Лозунг этот по мере дальнейшего развития событий летом 1939 года все чаще звучал как насмешка.

То были заявления для широкой публики. Через два дня, 3 апреля, в обстановке строжайшей секретности Гитлер дал настоящий ответ Чемберлену и полковнику Беку. Ответ этот содержался в совершенно секретной директиве видам вооруженных сил, существовавшей только в пяти экземплярах. Начиналась директива словами: «Операция «Вайс». Это кодовое название впоследствии всплывало в мировой истории довольно часто.

Операция «Вайс»

Позиция Польши на данном этапе требует от нас осуществления особых военных приготовлений, чтобы при необходимости исключить всякую угрозу с ее стороны даже на отдаленное будущее.

1. Политические предпосылки и постановка задачи

…Целью в этом случае будет: разбить польские вооруженные силы и создать на Востоке такую обстановку, которая соответствовала бы потребностям обороны страны. Свободное государство Данциг будет объявлено частью германской империи не позднее чем в момент начала конфликта.

Политическое руководство считает своей задачей добиться по возможности изолированного решения польского вопроса, то есть ограничить войну исключительно польской территорией.

Ввиду приближающегося к кризисной точке развития событий во Франции и обусловленной этим сдержанности Англии обстановка, благоприятствующая решению польского вопроса, может возникнуть в недалеком будущем.

Содействие России, если она вообще окажется на него способной, Польша никак не сможет принять…

Германия может рассчитывать, что в качестве ее союзника выступит Венгрия, однако этот вопрос окончательно еще не решен. Позиция Италии определяется осью Берлин — Рим.

2. Выводы военного характера

Главное направление дальнейшего строительства вооруженных сил по-прежнему будет определяться соперничеством западных демократий. Операция «Вайс» составляет лишь предварительную меру в системе подготовки к будущей войне…

В период после начала войны изоляция Польши сохранится тем вернее, чем в большей мере нам удастся открыть военные действия внезапными мощными ударами и добиться быстрых успехов.

3. Задачи вооруженных сил

Задача вооруженных сил состоит в уничтожении польской армии.

С этой целью необходимо стремиться к внезапному началу наступательных действий и заранее готовить эти действия. Скрытная или явная всеобщая мобилизация будет назначена лишь в канун наступления, в самый последний момент.

О захвате Данцига в директиве говорится следующее:

Может представиться возможность захватить свободное государство Данциг внезапным ударом независимо от операции «Вайс», пользуясь благоприятной политической обстановкой.

…Сухопутные войска должны наступать на Данциг из Восточной Пруссии.

Военно-морской флот поддержит операцию сухопутных войск действиями с моря…

Операция «Вайс» — достаточно длинный документ с несколькими приложениями, дополнениями, специальными приказами, которые были изданы целиком 11 апреля. Конечно, число их увеличивалось по мере приближения военных действий. Но уже 3 апреля Гитлер составил следующие дополнения:

1. Подготовку проводить с таким расчетом, чтобы обеспечить готовность к проведению операции не позднее 1 сентября 1939 года.

Как и дату захвата Судетской области — 1 октября 1938 года, Гитлер и эту, более важную дату — 1 сентября 1939 года объявил заранее, и она также была соблюдена.

2. Верховному главнокомандованию вооруженных сил поручено составить для операции «Вайс» календарный план мероприятий и, проведя совещание с участием всех трех видов вооруженных сил, организовать между ними взаимодействие по времени.

3. Соображения главнокомандующих видами вооруженных сил и данные с указанием продвижения по срокам представить в ОКБ к I мая 1939 года.

Вопрос теперь ставился так: сможет ли Гитлер измотать поляков настолько, что они примут его требования, как это сделали австрийцы и чехи (при помощи Чемберлена), или Польша будет стоять на своем и окажет противодействие немецкой агрессии, а если окажет, то какими силами. В поисках ответа на эти вопросы автор провел первую неделю апреля в Польше. Ответы были такие: поляки не поддадутся угрозам Гитлера и будут сражаться, если враг вторгнется на их территорию, но их положение с военной и политической точек зрения ужасно. Авиация у Польши была отсталая, армия громоздкая и неманевренная, стратегическое положение — почти безнадежное, поскольку Польша с трех сторон была окружена немецкими войсками. Более того, укрепление Западного вала необычайно затрудняло наступление англичан и французов на Германию в случае ее нападения на Польшу. В довершение всего польские полковники ни за что не согласились бы принять помощь от России, даже если бы немцы стояли у ворот Варшавы.

События развивались стремительно. 6 апреля полковник Бек подписал в Лондоне соглашение с Англией, трансформировав одностороннюю английскую гарантию во временный договор о взаимопомощи.

Постоянный договор, как было объявлено, планировалось подписать после уточнения деталей.

На следующий день, 7 апреля, Муссолини двинул свои войска в Албанию и захватил эту маленькую горную страну, присовокупив ее к своим трофеям после Эфиопии. Тем самым он создал трамплин для нападения на Грецию и Югославию, что в обстановке напряженности в Европе заставило трепетать малые государства, бросавшие вызов оси. Как явствует из документов министерства иностранных дел Германии, действия эти совершались с ее одобрения. 13 апреля Франция и Англия в качестве ответного шага объявили о своих гарантиях Греции и Румынии. Группировки стали постепенно вырисовываться. В середине апреля Геринг прибыл в Рим и, к неудовольствию Риббентропа, имел две продолжительные беседы с Муссолини 15 и 16 апреля. Они согласились, что для подготовки к «всеобщему конфликту необходимо еще два-три года», однако Геринг заявил, что в случае, если война разразится раньше, «положение оси достаточно прочно» и она «может противостоять любому вероятному противнику».

В беседе упоминалось обращение президента Рузвельта, которое в Риме и Берлине было получено 15 апреля. Как вспоминал Чиано, дуче сначала отказался его читать, а Геринг заявил, что на него не стоит отвечать. Муссолини предположил, что такое мог прислать только пораженный «детским параличом», Герингу же казалось, что «Рузвельт страдает умственным расстройством».

В телеграмме, направленной Гитлеру и Муссолини, президент напрямик спрашивал, не нападут ли вооруженные силы Германии и Италии на указанные независимые государства, и далее следовал список из 31 государства, в который были включены Польша, Прибалтийские государства, Россия, Дания, Нидерланды, Бельгия, Франция и Англия. Президент полагал, что гарантия ненападения может быть дана по крайней мере лет на десять или «на четверть века, если позволительно заглядывать так далеко вперед». Если такие гарантии будут даны, он обещал, что Америка примет участие в обсуждении вопроса, как избавить мир «от тяжкого бремени вооружения» и как расширить международную торговлю.

«Вы неоднократно заверяли, — напоминал он Гитлеру, — что ни вы, ни немецкий народ не желаете войны. Если это правда, то войны не должно быть».

В свете известных фактов это воззвание может показаться наивным, но Гитлера оно смутило и он дал понять, что ответит на него. И он ответил, но не непосредственно, а в речи, произнесенной 28 апреля на специально созванной сессии рейхстага.

До того, как явствует из трофейных документов германского министерства иностранных дел, 17 апреля, с Вильгельмштрассе ушла циркулярная телеграмма во все перечисленные страны, кроме Польши, России, Англии и Франции. В телеграмме содержалось два вопроса: считают ли в этих странах, что Германия каким-то образом им угрожает? уполномочивали ли они Рузвельта выступить с таким обращением?

«Мы не сомневаемся, — телеграфировал Риббентроп своим послам в этих странах, — что на оба вопроса будет дан отрицательный ответ. Но по ряду причин мы хотели бы немедленно получить подтверждение у вас». «Ряд причин» станет ясен из речи Гитлера, произнесенной 28 апреля.

К 22 апреля министерство иностранных дел Германии уже могло доложить фюреру: большинство стран, среди них Югославия, Бельгия, Дания, Норвегия, Голландия и Люксембург, ответили на оба вопроса отрицательно, что вскоре доказало, как недооценивали они третий рейх. Из Румынии, правда, пришел язвительный ответ, что «правительство рейха само должно знать, существует ли такая опасность». Маленькая Латвия вначале не поняла, какого ответа от нее ожидают, но министерство иностранных дел Германии быстро внесло ясность. 18 апреля Вайцзекер сам позвонил послу в Ригу, чтобы высказать ему, что ответ министерства иностранных дел Латвии на вопрос о телеграмме Рузвельта непонятен.

«В то время как практически все страны уже дали ответ — отрицательный, естественно, — господин Мунтерс считает, что по поводу этого нелепого выпада американской пропаганды надо совещаться с кабинетом. Если господин Мунтерс немедленно не ответит на наш вопрос «нет», мы будем вынуждены считать Латвию одной из тех стран, которые сделались добровольными союзниками господина Рузвельта. Я полагаю, что слова герра фон Котце (немецкого посла) будет достаточно, чтобы он (Мунтерс) дал нужный ответ».

Слова фон Котце оказалось достаточно.


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх

www.razlib.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.