Многобашенные танки ссср

Многобашенные танки ссср

Двухбашенные танки Т-26 перед парадом на площади Урицкого. Ленинград, 7 ноября, 1933 год.

История многобашенных танков началась наверное с самого начала производства и изобретения танков. Давайте мы остановимся на советских наиболее массовых образцах.

В конце 1929 года* СССР закупил в Англии танк «Виккерс» и лицензию на его производство. В Англии этот танк на вооружение не приняли, но производили и продавали его в другие страны, например, в Финляндию и Польшу.

«Легкий танк «Виккерс», шеститонный, разработанный по собственной инициативе британской фирмой «Виккерс – Армстронг», по иронии судьбы не получил призвания у себя на родине. Однако под обозначением «Виккерс МКЕ» или «Виккерс» — 6-тонный, этот танк продавали более чем в десяток стран Азии и Европы, и он послужил образцом для подражания и дальнейшего совершенствования машин такого типа в СССР, Италии и Польше.

 


Многобашенные танки ссср

Виккерс 16-тонный

Основными достоинствами танка в период с 30-х годов были простота, надежность и дешевизна. Достаточно высокими считались и боевые характеристики обоих вариантов МКЕ – двухбашенного (А) с чисто пулеметным вооружением и однобашенного (В) со смешанным. Все танки оснащались системой внутренней связи, а некоторые варианты имели радиостанцию фирмы «Маркони».
Машина обладала хорошей проходимостью и отличалась плавностью хода благодаря удачной системе подвески ходовой части. Самый важный элемент ходовой части – мелкозвенчатая гусеница из марганцевистой стали – выдерживал пробег до 4800 км, что превышало аналогичный показатель у других танков в несколько раз. Недостатком танка был двигатель воздушного охлаждения, который постоянно перегревался и мог стать источником пожара даже в небоевой обстановке.

 

Многобашенные танки ссср

 

В 1930 году 15 двухбашенных «шеститонников» заказал Советский Союз – год спустя усовершенствованный вариант этого танка под обозначением Т-26 запущен в массовое производство.


рийный выпуск «Виккерсов 6-тонных» развернула также на своих заводах Польша, установив на танках новое вооружение и дизельный двигатель «Заурер» мощностью 110 л.с. (Р. Исмагилов, «Танки мира», стр. 18).
Сначала все Т-26 строились двухбашенными. Башни на нём располагались сбоку друг от друга. Танк мог вести огонь вправо и влево одновременно, но не мог концентрировать весь огонь на одну сторону. Из-за этого от производства двухбашенных танков Т-26 через некоторое время отказались. Но такое расположение башен давало танку возможность зачищать вражеские окопы  в обе стороны одновременно. Такой танк, поравнявшись с окопом противника,  мог остановиться и вести огонь в обе стороны до полного уничтожения всех солдат противника находящихся в окопе.

 

Многобашенные танки ссср
«Самым массовым танком СССР предвоенного периода был Т-26. Из построенных 11218 экземпляров к началу Великой Отечественной войны на вооружении Красной Армии насчитывалось свыше 9 тысяч Т-26.
Танк был создан на основе английского образца «Виккерс 6-тонный» и находился в производстве с 1931 по 1941 год на заводе «Большевик» в Ленинграде. За это время было выпущено свыше 50 его вариантов, из которых 23 были серийными. По числу башен, их форме и вооружению различают 11 основных модификаций, которые выпускались в наибольшем количестве.


еди них двухбашенный Т-26 с двумя пулеметами ДТ. Другая его версия – с пушкой «Гочкис» калибра 37 мм вместо ДТ в правой башне. Всего двухбашенных танков построили 1626. Еще 96 аналогичных машин, но с радиостанциями и поручневой антенной на корпусе машин были выпущены в качестве командирских. Из цехов завода вышло также 2127 Т-26 образца 1933 года – с цилиндрической башней и вооружением, как у танков БТ-5. «Радийные» Т-26РТ, построенные в количестве 3938 экземпляров, отличались от предыдущей модификации отличались наличием в нише башни радиостанции, поручневой антенной и уменьшенным боекомплектом. Т-26 образца 1939 года с конической башней, общее число которых составляло 1975 штук, имели разные подбашенные коробки с прямыми и наклонными листами. Из них 204 машины были вооружены третьим, зенитным пулеметом».

 

 

Многобашенные танки РККА
Прототип танка Т-28, июль 1932 года

 

Первый испытательный пробег по двору завода «Большевик» прототип Т-28 совершил 29 мая 1932 года. Руководство страны и армии проявляло огромный интерес к новому танку: 11 июля его продемонстрировали руководству УММ РККА, 28 июля — партийному руководству Ленинграда во главе с первым секретарем обкома, членом Политбюро ЦК ВКП(б) С.М.Кировым. Танк произвел благоприятное впечатление.


В августе — сентябре 1932 года конструкторы ОКМО под руководством О.М.Иванова, учитывая результаты испытаний и требования военных, коренным образом переработали чертежи Т-28. В результате получилась фактически другая машина: изменились подвеска и трансмиссия, конструкция башен и корпуса, было усилено вооружение. Не дожидаясь изготовления опытного образца, в конце октября 1932 года Совет труда и обороны СССР принял решение об организации серийного производства танков Т-28 на заводе «Красный путиловец» в Ленинграде.

Корпус танка собирался из катаных броневых листов толщиной 20 — 30 мм и делился на четыре отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссионное. Корпуса танков были двух типов: сварные и клепано-сварные. Два вертикальных листа образовывали кабину механика-водителя, для входа и выхода которого в ней имелась откидная крышка. Кормовую часть корпуса прикрывал броневой колпак воздухопритоков к вентилятору.

 

Танки Т-28 проходят по Красной площади. Москва, 1 мая 1937 г. Хорошо видно, что на параде танки различных годов выпуска

76-мм пушка КТ-28 («Кировская танковая») обр. 1927/32 г. с длиной ствола в 16,5 калибров размещалась в главной башне. Справа от пушки и в нише башни устанавливались пулеметы ДТ. Пушка снабжалась телескопическим и перископическим прицелами ТОП обр. 1930 г. и ПТ-1 обр. 1932 г. Механизм поворота башни имел электрический и ручной приводы.


дъемный механизм — секторного типа, ручной. В малых башнях устанавливались пулеметы ДТ. Главная башня имела круговой сектор обстрела, каждая малая 165°. Характерной особенностью размещения боеприпасов было применение вращающейся боеукладки. Две «вертушки» по 12 снарядов в каждой располагались под правым (командирским) и левым (наводчика) сиденьями главной башни. По обе стороны механика-водителя на правом и левом бортах машины находилось по одному вращающемуся барабану, в каждом из которых было уложено 40 магазинов к пулеметам.

 

 

Т-28 на Красной площади. Москва, 7 ноября 1938 г. На левом танке видна решетка для укладки брезента, установленная на правом борту. Это встречается на некоторых танках выпуска 1936 -1938 гг.

 

На танке устанавливался 12 — цилиндровый V — образный карбюраторный двигатель М-17-Л жидкостного охлаждения. Трансмиссия состояла из главного фрикциона сухого трения, 5-скоростной коробки передам (имевшей блокировочное устройство, предотвращавшее переключение передач при не выключенном главном фрикционе), бортовых фрикционов и двухрядных бортовых передач.

Подвеска танка применительно к одному борту 1 состояла из двух тележек, подвешенных к корпусу в i двух точках. В каждую тележку входили три каретки, соединенные между собой рычагами, а каждая каретка, в свою очередь, состояла из двух пар катков, связанных попарно балансиром. Все каретки были подрессорены цилиндрическими спиральными пружинами. Гусеничные цепи — мелкозвенчатые, со 121 траком, цевочного зацепления. Зубчатые венцы ведущих колес выполнялись съемными.


В броневых ящиках по обоим бортам корпуса устанавливались приборы дымопуска ТДП-3, для управления которыми в бортах корпуса имелись круглые отверстия.

Радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной, обеспечивавшая связь только на остановках, устанавливалась на командирских танках, у которых вследствие этого отсутствовал кормовой пулемет. Для внутренней связи имелся танкофон на 6 человек и радиоприбор «Сафар».

 

 

Единственное на сегодняшний день хорошее фото Т-28 с конической башней: танки перед парадом на площади Урицкого. Ленинград, 7 ноября 1940 г. Хорошо видно, что машина вооружена пушкой Л-10

 

В конце 1933 года на заводе «Красный путиловец» было организовано специальное конструкторское бюро — СКБ-2. Его возглавил О.М.Иванов, который в ОКМО был ведущим инженером при разработке Т-28. В мае 1937 года О.М. Иванова, арестованного, а затем расстрелянного, сменил на его посту 29-летний Ж.Я. Котин, протеже Ворошилова, женатый на воспитаннице наркома обороны. Вся дальнейшая работа по обеспечению серийного выпуска и усовершенствованию танка Т-28 проводилась под его руководством.

Танк Т-28 выпускался с 1933 по 1940 год, причем в течение всего этого периода в его конструкцию было внесено более 600 различных изменений и усовершенствований, которые позволили повысить прочность узлов и агрегатов и надежность работы машины в целом.


процессе производства общий башенный люк для посадки экипажа был заменен на два, причем люк наводчика оборудовали зенитной турелью П-40 для пулемета ДТ, напряжение электромотора для вращения главной башни повысили с 12 до 24 В, перестал устанавливаться радиоприбор для внутренней связи «Сафар»; были внесены многочисленные изменения в трансмиссию, двигатель, элементы ходовой части. С 1938 года на танк начали устанавливать 76,2-мм пушку Л-10 с длиной ствола в 26 калибров, обладавшую значительно большей мощностью, чем КТ-28. Всего за годы серийного производства заводские цеха покинули 503 танка Т-28.

 

Многобашенные танки ссср

Работы по созданию новых тяжелых машин были развернуты в конструкторских бюро трех заводов: Ленинградского Кировского, Ленинградского Опытного имени С.М. Кирова (№185) и Харьковского паровозостроительного имени Коминтерна (№183).

Несмотря на ряд отклонений от ранее выдвинутых требований (в частности, вместо подвески по типу Т-35 со спиральными пружинами на СМК предлагалось использовать торсионные валы, а на Т-100  балансиры с пластинчатыми рессорами), комиссия дала добро на изготовление по два опытных образца каждого танка прорыва по предъявленным чертежам и макетам.


заседании Комитета обороны, состоявшемся в Политбюро ЦК ВКП(б) 9 декабря 1938 года, были рассмотрены проекты СМК и Т-100. По указанию И.В.Сталина для облегчения массы танков количество башен сократили до двух. Кроме того, вместо одного экземпляра СМК представители Кировского завода получили разрешение изготовить однобашенный вариант танка прорыва аналогичный по своим характеристикам танку СМК. Чуть позже однобашенный вариант получил обозначение  КВ.

 

Ну и давайте по ходу дела возьмем и что нибудь РАЗОБЛАЧИМ. Я так понял, эта тема пользуется популярностью !

Послушаем что пишут про танки Т-42 и Т-135 в интернете

По сути, эта уникальная машина должна была изменить все тогдашнюю тактику применения танков, став воистину универсальным, одинаково пригодным и для прорыва и для удержания рубежа, для чего достаточным было бы только верно развернуть танк. Будучи ориентированым перпендикулярно к линии фронта, такой танк способен как игла прошить любую линию вражеской обороны, без труда преодолевая любые рвы, надолбы, эскарпы, контрэскарпы и волчьи ямы. Если танк повернуть вдоль линии фронта, то можно надежно закрыть любую брешь в обороне, лишь бы хватило этих чудо-танков.

 


Многобашенные танки ссср

Убеждают, что это  Т-135

А вот что пишут на сайте,  посвящённом альтернативной истории: у нас  уже выложено большое количество таков которых не было, но могли бы быть при определённом стечении обстоятельств в прошлом. Пока все эти машины, всё же, проходят под грифом интернет-фэйк или альтернативная техника. Но подобной деятельности в сети занимались наши коллеги и раньше. И их более старые разработки таки попали на страницы «уважаемых» (теперь уже не очень) интернет-сайтов, и даже книг.

Кстати, хочется отметить, что если у нас на сайте, создатели альтернативных машин, хоть как-то, пытаются их приблизить к реальности. То в реальную историю попали абсолютно фантастические и нереальные проекты.

 

Многобашенные танки ссср

Утверждается, что это секретный танк Т-42, который мог изменить ход истории.

А вот и оригинал коллажа

 

Многобашенные танки ссср

 

Ранее уже упоминалось о танке «Бегемот» который попал на страницы книги «Танки. Уникальные и парадоксальные.». Честно говоря, сто бы посчитать этот танк, являющийся, попросту, нагромождением деталей от разных моделей советских танков, реальной машиной, нужно совсем не разбираться ни в истории ни в технике. Однако же, автор – некто В. О. Шпаковский его посчитал вполне реальным проектом, и поместил в книгу. И такой человек, со всеми своими «знаниями» по истории техники, пишет книги. Которые, хочу заметить, читают наши дети.


Но это ещё не всё. Это только начало. Другие авторы – Михаил и Вячеслав Козыревы издали книгу «Специальное оружие Второй Мировой Войны». В которую на полном серьёзе внесли ещё два «секретных» проекта – танки Т-42 и Т-135. Они, конечно, выглядят не много более реально, чем упомянутый ранее «Бегемот», но именно что не много. И здравый человек в них так же легко признает очередные интернет-фэйки. Но видимо Козыревы к таким не относятся. Хотя, как и упомянутый, Шпаковский, книги по истории техники пишут.

Вот такие бывают исторические книжки.

Уверен, что много чего интересного многобашенного мы с вами в рамках одного поста не рассмотрели, но постараемся наверстать в будущем

www.liveinternet.ru

Т-100 (в некоторых документах этот танк называют также «Изделие 100») — это советский двухбашенный экспериментальный тяжелый танк разработки конца 1930-х годов. Эта машина наряду с танком СМК была одним из последних советских танков многобашенной компоновки. Данная машина вместе с близким к нему по характеристикам танком СМК и опытным образцом танка КВ прошла фронтовые испытания во время боев в Финляндии на знаменитой линии Маннергейма. В конечном итоге данный танк так и не был принят на вооружение и серийно не производился. При этом база танка некоторое время использовалась для создания некоторых экспериментальных тяжелых САУ, к примеру, СУ-100-Y.

Конструкция тяжелого двухбашенного танка прорыва, созданного в КБ завода №185, не являлась новаторской, но в сравнении с аналогичными иностранными танками Т-100 был спроектирован на более высоком технологическом уровне. Компоновка тяжелого танка Т-100 отличалась от классической компоновки расположением конических башен в продольной плоскости. При этом задняя башня кругового вращения была главной и устанавливалась на высокой подбашенной коробке.

Танк Т-100 изначально проектировался как танк с дифференцированным противоснарядным бронированием. Броня должна была надежно защищать боевую машину от огня противотанковой артиллерии противника калибром до 50-мм на дистанциях более 500 метров, а также от всех видов крупных осколков. Бронекорпус танка имел коробчатую форму с конусным возвышением подбашенного кольца, находящегося в средней части машины. Корпус собирался из катаных бронеплит, которые между собой соединились при помощи сварки, болтовых соединений и клепки. При этом бронелисты лобовой части корпуса, бортов и кормы обладали одинаковой толщиной — 60 мм и имели небольшие углы наклона профиля к горизонтальной нормали. Днище и крыша корпуса танка собирались из бронелистов толщиной от 20 до 30 мм. Все броневые листы обладали рациональными углами наклона к вертикали, за исключением бортов, что повышало бронестойкость всей конструкции.

В носовой части корпуса было расположено отделение управления танком. Здесь находилось место механика-водителя, который относительно продольной оси танка сидел в центре. Справа от водителя располагался его помощник. Для обзора вперед использовался небольшой люк со смотровой щелью, прикрытой бронестеклом. К нижнему бронелисту было прикреплено два буксировочных кольца. Курсовой пулемет спереди отсутствовал, слева над люком механика-водителя была смонтирована фара.

За отделением управления находилось переднее боевое отделение, на его крыше располагалась небольшая коническая башня. В ней находилось 45-мм орудие 20К образца 1934 года и спаренный с ней 7,62-мм пулемет ДТ. Маска орудия и сама башня были сварными, а лобовой щиток — клепаным. Вооружение первой башни обслуживали 2 человека — наводчик и заряжающий.

Среднюю часть корпуса танка занимало основное боевое отделение. Одной из отличительных особенностей проекта Т-100 была массивная надстройка корпуса, на которую ставилась главная башня с 76,2-мм орудием Л-10 и спаренным с ним 7,62-мм пулеметом ДТ. В отличие от танка СМК в башне отсутствовал кормовой пулемет, но существовала возможность монтажа на турели зенитного пулемета. Боекомплект боевой машины состоял из 120 выстрелов к пушке Л-10 и 393 выстрелов к пушке 20К, помимо этого в танке имелось 4284 патрона к пулеметам ДТ, который были уложены в 68 пулеметных дисков.

На крыше главной башни танка справа располагалась командирская башенка, она была поворачиваемой. Поворот командирской башенки производился при помощи специального механизма, в маховике ручного привода данного механизма находилась кнопка электроспуска пулемета. Ближе к переднему краю башенки монтировались симметрично приборы наблюдения. Главная башня танка была трехместной, в ней должны были находиться наводчик, заряжающий и командир боевой машины. В случае необходимости в среднем боевом отделении мог находиться и техник — 8-й член экипажа танка. Посадка экипажа в танк осуществлялась через люки на башне, а также люк механика-водителя, который находился в передней части корпуса с правой стороны. Экипаж мог аварийно покинуть танк через нижний люк, который располагался в днище боевого отделения.

В корме танка располагалось МТО — моторно-трансмиссионное отделение. В качестве основной силовой установки для танка Т-100 был выбран авиационный карбюраторный четырехтактный 12-цилиндровый V-образный двигатель ГАМ-34-ВТ с жидкостной системой охлаждения. Данный двигатель развивал мощность в 850 л.с. при 1850 оборотах в минуту. Охлаждение водяных радиаторов силовой установки производилось при помощи осевого вентилятора с винтовыми лопастями, который крепился горизонтально на коробке передач по типу среднего колесно-гусеничного танка Т-29. Воздух, необходимый для охлаждения танкового мотора, засасывался вентилятором через специальные боковые карманы воздухопритоков, который были защищены стеками и находились в передней части моторного отсека. Отработанный горячий воздух выбрасывался из МТО в задней его части на верхние ветви гусениц. В качестве горючего на танке применялся авиационный бензин, который заливался в 4 топливных бака. Общая их емкость составляла 1160 литров. Такого запаса топлива танку массой в 58 тонн хватало на то, чтобы преодолеть 160 км по шоссе или 120 км по пересеченной местности.

Одной из интересных особенностей танка Т-100 была его ходовая, в конструкции которой использовалась необычная схема индивидуальной кривошипно-балансирной подвески опорных катков с применением листовых рессор. На каждый борт танка в ходовой имелось 8 сдвоенных опорных катков, имеющих резиновый бандаж, при этом восьмой по счету каток оснащался буферной рессорой. Верхняя ветвь гусениц поддерживалась при помощи 5 роликов на кронштейнах, ролики были обрезиненными. Направляющие колеса танка обладали винтовым механизмом натяжения, а ведущие колеса получили съемные зубчатые венцы. Гусеницы цевочного зацепления были мелкозвенчатыми и состояли из штампованных траков с открытым металлическим шарниром. Натяжение гусениц можно было производить из отделения управления танка. При этом элементы подвески защищались от возможных повреждений опорными катками и броневым экраном.

Инженеры завода №185, отлично помня о том, сколько проблем и нареканий вызывала работа трансмиссии на многобашенном тяжелом танке Т-35 (в особенности его фрикционов), предложили вариант совершенно новой трансмиссии. В состав данной трансмиссии были включены следующие элементы:
— 5-ступенчатая коробка передач;
— главный многодисковый фрикцион сухого трения;
— два бортовых фрикциона;
— два бортовых планетарных редуктора;
— ленточные тормоза.

Танк Т-100 отличался достаточно высокими показателями проходимости. Хорошие тяговые характеристики машины позволяли ей преодолевать даже очень крутые подъемы (до 42 градусов), рвы шириной до 4 метров и броды глубиной до 1,25 метра. Также танк выдерживал угол крена до 25 градусов. Достаточно мощный двигатель позволял боевой машине развивать скорость в 35 км/ч при движении по шоссейным дорогам.

Как уже говорилось выше, экипаж танка Т-100 мог состоять из 8 человек. Командир боевой машины в бою осуществлял непосредственное руководство действиями танкового экипажа, он занимался разведкой местности при помощи оптических смотровых приборов, а в случае необходимости мог стрелять из зенитного пулемета, который крепился к командирской башенке. Вместе с радистом, который исполнял обязанности заряжающего, и башенным стрелком 76,2-мм орудия командир находился в главной башне. Еще один башенный стрелок и заряжающий располагались в малой артиллерийской башне, которая стояла ниже. Механик-водитель танка, его помощник и техник (моторист) располагались в передней части танка. В случае необходимости техник мог перебраться из отделения управления в главную башню, где для него также имелось отдельное место.

Для погрузки и выгрузки из танка использовалось 4 основных люка: первый — люк круглой формы в командирской башенке (использовался башенным стрелком и командиром), второй — люк прямоугольной формы расположенный с левой стороны от круглого люка в крыше главной башни (использовался заряжающим, а также иногда техником), третий — одностворчатый люк прямоугольной формы в крыше малой башни (использовался заряжающим и башенным стрелком второго орудия), четвертый — одностворчатый люк прямоугольной формы, расположенный в передней части крыши корпуса танка (использовался механиком-водителем, его помощником, в случае необходимости — техником).

После проведения серии полигонных испытаний, в ходе которых прототип Т-100 преодолел более 1000 км, было принято решение о проведении дальнейших испытаний в ходе начавшейся советско-финской войны 1939-1940 годов. Т-100 наряду с другими экспериментальными машинами — тяжелыми танками КВ-1 и СМК, был передан в роту тяжелых танков 90-го батальона, который был включен в состав 20-й тяжелой танковой бригады РККА. Танки приняли участие в штурме укреплений линии Маннергейма.

19 декабря 1939 года танки Т-100 и СМК, действуя совместно в составе отдельной роты тяжелых танков, перешли в наступление на позиции финской армии в районе Сумма — Хоттинен Хоттиненского укрепрайона. Тяжелым танкам совместно с другими боевыми машинами удалось частично прорвать оборону финнов. Танки перешли переднюю линию неприятельских дотов, после чего СМК подорвался на замаскированной мине. Экипаж тяжелого танка Т-100 первоначально пытался взять СМК на буксир, но в итоге данная попытка закончилась ничем. После этого Т-100 прикрыл своим огнем эвакуацию экипажа подбитого опытного танка СМК и, подобрав его, вернулся на исходные позиции перед атакой. В ходе этого боя опытный образец получил порядка 7 попаданий в разные части корпуса, башен и ходовой, однако ни один финский снаряд не пробил танковую броню и не причинил боевой машине серьезного вреда.

После проведения небольшого ремонта танк вернули в строй 18 февраля 1940 года. До окончания боевых действий в рамках Зимней войны, опытный образец преодолел около 150 км, получив, по меньшей мере, 14 попаданий артиллерийских снарядов, которые не смогли пробить его броню и вывести машину из строя.

Несмотря на то, что танк Т-100 соответствовал выдвигаемым при его проектировании требованиям, комиссия посчитала нецелесообразным его принятие на вооружение. Он повторил судьбу танка СМК, который также проиграл борьбу однобашенному тяжелому танку КВ, который превосходил обе машины по основным ТТХ. Наряду с этим Т-100, как и СМК, были необходимой ступенью на пути от тяжелых многобашенных танков к тяжелым танкам нового поколения — таким. как знаменитый КВ-1.

В первой половине 40-х годов прошлого века работа над проектами многобашенных танков все еще продолжалась, но в целом данное направление танкостроения уже было признано тупиковым. Проектируемые танки выходили дорогими в производстве и технически сложными. Главными их недостатками стали малая скорость передвижения и большие габариты, что превращало многобашенные танки в легкие мишени на поле боя. Помимо этого, многобашенные танки не могли эффективно вести огонь и концентрировать его на одной цели, так как командирам боевых машин было очень сложно руководить одновременно большим количеством пушек и пулеметов. Помимо этого, из-за технических особенностей стрельба из нескольких орудий одновременно часто оказывалась невозможной. После завершения Великой Отечественной войны в СССР больше не велось работ над созданием многобашенных танков.

Источники информации:
https://lenta.ru/articles/2014/02/19/tanks
https://tanki-v-boju.ru/tank-t-100
https://www.aviarmor.net/tww2/tanks/ussr/t-100.htm
https://all-tanks.ru/content/tyazhelyi-tank-t-100

Автор: Юферев Сергей

https://topwar.ru/

armyman.info

Классы средних и тяжелых танков в Красной Армии в предвоенные годы были представлены многобашенными боевыми машинами Т-28 и Т-35. Следует подчеркнуть, что наибольший вклад в создание многобашенных танков внесли именно советские конструкторы, а СССР был единственной страной в мире, где такие танки производились серийно, причем в заметных количествах.

Проектирование обеих машин началось практически одновременно и велось параллельно КБ ВОАО под руководством С .Гинзбурга и КБ АВО-5, возглавляемом Н.В.Барыковым. Первое заключило с УММ РККА договор на разработку проекта и постройку к 1 мая 1932 года 16-тонного танка Т-28, а второе получило задание к 1 августа 1932 года разработать и построить новый 35-тонный танк прорыва. Вскоре обе конструкторских организации были реорганизованы, на их основе был создан Опытно-конструкторский механический отдел (ОКМО) завода «Большевик» в Ленинграде. Возглавил ОКМО Н.В.Барыков.

Общие виды танка Т-28 выпуска 1936 года. Машина имеет колпак над вентилятором с жалюзи и одностворчатым люком, шаровую установку в нише башни, два люка в крыше башни и измененную (по сравнению с танками предыдущих серий) укладку ЗИП

Прототип танка Т-28, июль 1932 года

Первый испытательный пробег по двору завода «Большевик» прототип Т-28 совершил 29 мая 1932 года. Руководство страны и армии проявляло огромный интерес к новому танку: 11 июля его продемонстрировали руководству УММ РККА, 28 июля — партийному руководству Ленинграда во главе с первым секретарем обкома, членом Политбюро ЦК ВКП(б) С.М.Кировым. Танк произвел благоприятное впечатление.

В августе — сентябре 1932 года конструкторы ОКМО под руководством О.М.Иванова, учитывая результаты испытаний и требования военных, коренным образом переработали чертежи Т-28. В результате получилась фактически другая машина: изменились подвеска и трансмиссия, конструкция башен и корпуса, было усилено вооружение. Не дожидаясь изготовления опытного образца, в конце октября 1932 года Совет труда и обороны СССР принял решение об организации серийного производства танков Т-28 на заводе «Красный путиловец» в Ленинграде.

Корпус танка собирался из катаных броневых листов толщиной 20 — 30 мм и делился на четыре отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссионное. Корпуса танков были двух типов: сварные и клепано-сварные. Два вертикальных листа образовывали кабину механика-водителя, для входа и выхода которого в ней имелась откидная крышка. Кормовую часть корпуса прикрывал броневой колпак воздухопритоков к вентилятору.

Танки Т-28 проходят по Красной площади. Москва, 1 мая 1937 г. Хорошо видно, что на параде танки различных годов выпуска

76-мм пушка КТ-28 («Кировская танковая») обр. 1927/32 г. с длиной ствола в 16,5 калибров размещалась в главной башне. Справа от пушки и в нише башни устанавливались пулеметы ДТ. Пушка снабжалась телескопическим и перископическим прицелами ТОП обр. 1930 г. и ПТ-1 обр. 1932 г. Механизм поворота башни имел электрический и ручной приводы. Подъемный механизм — секторного типа, ручной. В малых башнях устанавливались пулеметы ДТ. Главная башня имела круговой сектор обстрела, каждая малая 165°. Характерной особенностью размещения боеприпасов было применение вращающейся боеукладки. Две «вертушки» по 12 снарядов в каждой располагались под правым (командирским) и левым (наводчика) сиденьями главной башни. По обе стороны механика-водителя на правом и левом бортах машины находилось по одному
вращающемуся барабану, в каждом из которых было уложено 40 магазинов к пулеметам.

Т-28 на Красной площади. Москва, 7 ноября 1938 г. На левом танке видна решетка для укладки брезента, установленная на правом борту. Это встречается на некоторых танках выпуска 1936 -1938 гг.

На танке устанавливался 12 — цилиндровый V — образный карбюраторный двигатель М-17-Л жидкостного охлаждения. Трансмиссия состояла из главного фрикциона сухого трения, 5-скоростной коробки передам (имевшей блокировочное устройство, предотвращавшее переключение передач при не выключенном главном фрикционе), бортовых фрикционов и двухрядных бортовых передач.

Подвеска танка применительно к одному борту 1 состояла из двух тележек, подвешенных к корпусу в i двух точках. В каждую тележку входили три каретки, соединенные между собой рычагами, а каждая каретка, в свою очередь, состояла из двух пар катков, связанных попарно балансиром. Все каретки были подрессорены цилиндрическими спиральными пружинами. Гусеничные цепи — мелкозвенчатые, со 121 траком, цевочного зацепления. Зубчатые венцы ведущих колес выполнялись съемными.

В броневых ящиках по обоим бортам корпуса устанавливались приборы дымопуска ТДП-3, для управления которыми в бортах корпуса имелись круглые отверстия.

Радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной, обеспечивавшая связь только на остановках, устанавливалась на командирских танках, у которых вследствие этого отсутствовал кормовой пулемет. Для внутренней связи имелся танкофон на 6 человек и радиоприбор «Сафар».

Единственное на сегодняшний день хорошее фото Т-28 с конической башней: танки перед парадом на площади Урицкого. Ленинград, 7 ноября 1940 г. Хорошо видно, что машина вооружена пушкой Л-10

В конце 1933 года на заводе «Красный путиловец» было организовано специальное конструкторское бюро — СКБ-2. Его возглавил О.М.Иванов, который в ОКМО был ведущим инженером при разработке Т-28. В мае 1937 года О.М. Иванова, арестованного, а затем расстрелянного, сменил на его посту 29-летний Ж.Я. Котин, протеже Ворошилова, женатый на воспитаннице наркома обороны. Вся дальнейшая работа по обеспечению серийного выпуска и усовершенствованию танка Т-28 проводилась под его руководством.

Танк Т-28 выпускался с 1933 по 1940 год, причем в течение всего этого периода в его конструкцию было внесено более 600 различных изменений и усовершенствований, которые позволили повысить прочность узлов и агрегатов и надежность работы машины в целом. В процессе производства общий башенный люк для посадки экипажа был заменен на два, причем люк наводчика оборудовали зенитной турелью П-40 для пулемета ДТ, напряжение электромотора для вращения главной башни повысили с 12 до 24 В, перестал устанавливаться радиоприбор для внутренней связи «Сафар»; были внесены многочисленные изменения в трансмиссию, двигатель, элементы ходовой части. С 1938 года на танк начали устанавливать 76,2-мм пушку Л-10 с длиной ствола в 26 калибров, обладавшую значительно большей мощностью, чем КТ-28. Всего за годы серийного производства заводские цеха покинули 503 танка Т-28.

Первые танки Т-28 поступили во 2-й отдельный танковый полк Ленинградского военного округа, затем — в 1-й, 3-й и 4-й танковые полки. 12 декабря 1935 года эти полки были развернуты в отдельные тяжелые танковые бригады. Бригады дислоцировались: 1-я — Белорусский военный округ (г. Смоленск), 4-я — Киевский военный округ (г. Киев), 5-я — Харьковский военный округ (г. Харьков) и 6-я имени С.М.Кирова — Ленинградский военный округ (г. Слуцк). При этом 5-я тяжелая танковая бригада имела смешанный состав, наряду с Т-28 в ней были и тяжелые танки Т-35. Приказом наркома обороны от 21 мая 1936 года бригады выделили в Резерв Главного Командования. Они предназначались для качественного усиления стрелковых и танковых соединений при прорыве укрепленных позиций противника. В соответствии с этим велось и обучение танкистов. Подготовка танкистов для Т-28 осуществлялась во 2-й запасной танковой бригаде ЛВО, в Орловском бронетанковом училище, а также на Ленинградских бронетанковых курсах усовершенствования комсостава.

Танки Т-28 21-й тяжелой танковой бригады в районе местечка Мир. Польша, сентябрь 1939 г.

Первые маневры с участием 15 танков Т-28 прошли в ЛВО в январе 1934 года. Самое большое количество Т-28, одновременно задействованных в маневрах, — это 52 машины 1-й тяжелой танковой бригады во время учений БВО 8-17 октября 1936 года. В докладе об этих учениях говорилось: «Танками пройдено 250 километров за три дня «боя». Мы имеем хорошие отзывы из частей о тактико-технических характеристиках Т-28, однако в части качества машин Кировский завод сделал еще не все».

Еще одним важным мероприятием, в котором постоянно участвовали танки Т-28, были парады. Начиная с 1933 года и до начала Великой Отечественной войны они регулярно 1 мая и 7 ноября проходили по Красной площади в Москве, площади им. Урицкого (Дворцовой) в Ленинграде и по Крещатику в Киеве. Количество Т-28, участвовавших в парадах, обычно не превышало 20 машин.

В сентябре 1939 года 10-я (98 танков Т-28) и 21-я (105 танков Т-28) тяжелые танковые бригады участвовали в «освободительном походе» и боевых действиях против Польши в составе Украинского и Белорусского фронтов соответственно. Столкновений с войсками противника практически не было, бригады прошли по 350 — 400 км, при этом танки Т-28 показали себя с самой лучшей стороны.

Вид спереди на главную башню. Прекрасно видны маск-установка пушки КТ-28 и шаровая установка пулемета ДТ

Но в конце ноября их ждало более серьезное испытание — участие в советско-финской войне (с 30 ноября 1939 по 13 марта 1940 года). Боевые действия велись на довольно широком фронте — от побережья Финского залива до Мурманска. Но наиболее тяжелые и кровопролитные бои шли на Карельском перешейке.

Его территория сплошь покрыта крупными лесными массивами, допускавшими движение танков только по дорогам и просекам. Большое количество рек и озер с болотистыми или крутыми берегами, незамерзающие озера, валуны — все это представляло для танков естественные труднопроходимые препятствия. Дорог было мало, движение даже по проходимым участкам леса требовало от механиков-водителей высокого мастерства. Кроме того, суровая зима 1939 — 1940 годов с морозами, достигавшими в середине января температуры -45°С, и почти метровым снежным покровом создавала дополнительные трудности.

Танк Т-28 на учениях по преодолению препятствий. Белорусский военный округ, 1936

Естественные препятствия были усилены финнами, создавшими систему мощных укреплений, известную под названием «линия Маннергейма». Она состояла из полосы заграждений (предполья), главной и второй оборонительных полос и большого числа отдельных позиций и узлов обороны. «Линия Маннергейма» имела множество мощных железобетонных дотов и противотанковых инженерных заграждений: надолбов, эскарпов, противотанковых рвов, «волчьих ям» и минных полей. Все это прикрывалось хорошо продуманной системой артиллерийского и пулеметного огня.

Именно здесь, в полосе 7-й армии, наносившей главный удар, и действовала 20-я тяжелая танковая бригада им. Кирова, укомплектованная танками Т-28 и переброшенная из г. Слуцка Белорусского военного округа на Карельский перешеек. Здесь ее укомплектовали до штата военного времени (в бригаду влилось до 50% приписного состава). В течение последующих полутора месяцев шли усиленные занятия по боевой подготовке: отрабатывались действия подразделений в наступательном бою на пересеченной местности; проводились практические занятия с экипажами танков по вождению машин по азимуту ночью и по преодолению противотанковых препятствий (каменных, деревянных и земляных стенок) с помощью фашин. Особое внимание уделялось подготовке механиков-водителей. В результате к началу военных действий танковые батальоны оказались хорошо подготовлены к боям. Техническое состояние машин также было очень хорошим, но при этом не хватало ремонтных мастерских и практически полностью отсутствовали эвакуационные средства (всего 4 трактора «Коминтерн» на всю бригаду).

Танки 20-й танковой бригады перед маршем к линии фронта. Февраль 1940 года

В первые дни боев при встрече с финнами танки действовали так: сначала обстреливали из пулеметов препятствия и укрытия вблизи препятствий, а затем проделывали проходы с помощью саперов. Кое-где гранитные надолбы разбивались бронебойными снарядами, но бывали случаи, когда танкисты выходили из машин и вручную ломами проделывали проходы в железобетонных надолбах.

20-я тяжелая танковая бригада сыграла при прорыве «линии Маннергейма» наиболее активную, если не решающую роль. Эта бригада благодаря умелому и энергичному руководству была подготовлена к боевым действиям лучше других танковых частей. Ее командование сумело организовать хорошую координацию действий с другими родами войск. Взаимодействие танков с артиллерией и пехотой осуществлялось методом совмещения командных пунктов танковых, артиллерийских и пехотных командиров. На КП устанавливались дополнительные приемники, настроенные на частоту танковых радиостанций. Этот метод дал положительные результаты, поскольку удавалось своевременно реагировать на заявки танкистов на подавление артогня противника, а командование было в курсе боевой обстановки. Для управления танками во время боя командиры подразделений активно использовали радио. Переговоры осуществлялись с помощью закодированной условными сигналами таблицы, составленной из часто используемых в бою фраз и обозначений (например, танки назывались конями, пехота — винтовками, горючее водой и т.д.). Хорошо было налажено и снабжение бригады: танковые батальоны, по нескольку дней находясь в боях, не имели перебоев в получении всего необходимого, несмотря на загруженность дорог в тылу.

Танки перед атакой. Карельский перешеек, февраль 1940 года

В ходе боевых действий на Карельском перешейке танки Т-28 использовались в полном смысле по прямому назначению для поддержки войск при прорыве сильно укрепленных позиций. И несмотря на то, что эти машины создавались по требованиям начала 1930-х годов, они проявили себя самым лучшим образом. Т-28 превосходили Т-26 и БТ по проходимости на второй передаче свободно передвигались по снегу глубиной 80 — 90 см, лучше преодолевали рвы, эскарпы и другие препятствия. Но при этом, имея более толстую броню (опять же по сравнению с Т-26 и БТ), они оказались уязвимыми для огня 40-мм противотанковых пушек «Бофорс», состоявших на вооружении у финнов (к счастью, таких пушек у них было немного). Бои в Финляндии показали, что Т-28 является надежной и ремонтопригодной машиной, несмотря на суровые географические и климатические условия эксплуатации, артиллерийские обстрелы и минные поля.

По опыту войны остро встал вопрос о повышении защищенности танков. Выход был найден простой и очевидный: экранировать боевые машины, то есть на основную броню приварить дополнительные броневые плиты. Эта работа началась с 1 января 1940 года. Первые 16 экранированных машин планировалось отправить на фронт уже 16 февраля. Однако они ушли в войска только десятью днями позже, при этом их экранировка была частичной: дополнительной 25 30 -мм броней защищались только башни и лобовая часть корпуса. Всего же Кировский завод произвел полную и частичную экранировку на 103 танках Т-28.

Жертва «зимней войны»… О накале боев свидетельствуют начисто срубленные пулями и осколками ветви деревьев.

С началом формирования в Красной Армии механизированных корпусов летом 1940 года и переходом автобронетанковых войск на новую организацию все танковые бригады постепенно расформировывались, а их кадры и материальная часть поступали на укомплектование новых танковых дивизий. Не стали исключением и тяжелые танковые бригады. Так, на базе 20-й Краснознаменной тяжелой танковой бригады, например, была сформирована 1-я Краснознаменная танковая дивизия 1-го механизированного корпуса. Правда, к началу Великой Отечественной войны довольно большое число Т-28 требовало ремонта, а так как производство запасных частей к ним было прекращено еще в июне 1940 года, а запас ранее выпущенных почти полностью истощился, ремонтировать боевые машины было нечем. Например, в докладе о ходе формирования 5-й танковой дивизии от 4 августа 1940 года говорилось: «Средних танков Т-28 прибыло 30 штук, из них 23 требуют среднего ремонта. Запасных частей к ним совершенно нет».

В итоге, из находившихся в войсках, формально боеспособными можно считать 292 танка Т-28, однако неизвестно, сколько из них требовало войскового ремонта замены катков, траков, аккумуляторов и т.п. Учитывая же хроническое отсутствие запасных частей к Т-28, не будет преувеличением считать полностью исправными и боеготовыми примерно 170 — 200 машин.

Танк Т-28 с опытной 76-мм пушкой Ф-3 2 1939 года

Кроме того, следует учитывать, что танки с пушкой КТ-28 совершенно не годились для борьбы с танками противника, а могли использоваться только для поддержки пехоты. Количество Т-28, находившихся непосредственно в танковых дивизиях механизированных корпусов, было значительно меньше, чем их общее количество в военных округах. Остальные машины, по-видимому, хранились на складах.

Первыми вступили в бой с немцами танки Т-28 5-й танковой дивизии, дислоцировавшейся в литовском городе Алитус. Части дивизии, еще 19 июня выведенные из военного городка, заняли оборону на восточной окраине города на правом берегу реки Неман. Поэтому когда 22 июня 1941 года в 4.20 утра немецкая авиация стала бомбить парки дивизии, там уже никого не было. Вслед за этим танки и пехота 39-го моторизованного корпуса Вермахта стали переправляться через Неман по двум мостам, но здесь они были встречены огнем артиллерии и контратаками советских танков. Во время боя за мосты геройски действовал личный состав 1-го батальона 9-го танкового полка. В его составе имелось 24 танка Т-28. Огнем с места они поддерживали атаку танков БТ-7 2-го батальона. Движение немецких частей через северный мост было приостановлено. Только в 7.00 23 июня, при появлении новых частей противника, а также из-за нехватки боеприпасов, части 5-й танковой отошли. За день боя 9-й танковый полк потерял 16 Т-28 на поле боя, а остальные вышли из строя по техническим причинам и были подорваны экипажами.

Танки Т-28, находившиеся на складе под Минском, были захвачены немцами в первые же дни войны. Только одна машина, управляемая старшиной Д.Малько, 29 июня на предельной скорости промчалась по улицам столицы Белоруссии, тараня вражеские автомобили и тягачи. Танк прошел через весь город и был подбит на его восточной окраине. Малько был ранен, но сумел покинуть танк и выйти к своим. Уже после войны Д.Малько за этот бой был награжден орденом Отечественной войны I степени.

Оставленные экипажами неисправные «двадцатьвосьмые» 5-й танковой дивизии. Район Алитус, Литва, июнь 1941 г.

На Юго-Западном фронте Т-28 4-го и 15-го механизированных корпусов вступили в бой 23 — 24 июня. Однако сильная изношенность боевых машин и отсутствие запасных частей не позволили в полной мере использовать их боевые качества.

Здесь небезынтересно привести воспоминания А. Бурды, командира роты Т-28:
«14 июля в бою под Белиаовкой мы атаковали и уничтожили колонну противника, которая прорывалась к Белой Церкви в сопровождении 15 танков. Я с моим башенным стрелком Васей Стороженко шестнадцатью снарядами уничтожил немецкий танк, четыре машины с боеприпасами и тягач с пушкой…

Обстановка обострялась с каждым часом. Гитлеровцы хорошо знали, что мы рыщем здесь, и на рубежах нашего вероятного появления выставляли танковые и артиллерийские заслоны. И вот в этой обстановке мы все же наносим фланговый удар. Все делалось в спешке: времени для обстоятельной разведки не хватало. Видим, бьет противотанковая артиллерия. Старший лейтенант Соколов с тремя танками бросился подавить ее, и на наших глазах все три танка сгорели…

В это время нас стали обходить крупные силы гитлеровцев. Нам дали приказ отступать. Мне с группой из шести танков было поручено прикрыть отход дивизии: она должна была сосредоточиться в новом районе. Мы вели бой из засад…

Выполнили мы боевую задачу, а тут началось самое трудное: боеприпасы и горючее на исходе, а приказа о смене позиций все нет. Отходить без приказа нельзя и воевать уже нечем. К тому же состояние боевой техники отвратительное моторы уже отработали то, что им положено. У одного танка вышел из строя стартер — у него мотор заводится только от движения, когда машину на буксире потянешь. А если заглохнет под обстрелом, что тогда?

Укрылись мы в леске, замаскировались, ждем связного от командования. А тут, как на беду, гитлеровцы. Их много. И разбивают бивуак метрах в 30 от наших танков. Мы тихо ждем, присматриваемся, прислушиваемся. Гитлеровцы разожгли костры, сели поужинать, потом улеглись спать, оставив часовых. Уже полночь… Час ночи… Связного все нет. Стало жутковато. Вдруг слышу, что-то шуршит. Пригляделся ползет человек без пилотки. Шепчу:
-Кто такой?
-Я… лейтенант Перджанян, с приказом. У него в одной руке винтовка, весь обвешан гранатами. Я его хорошо знал.
-Приказано отходить. Вот маршрут…

Ну, все сделали, как условились. Удар гранатой в сторону фашистов, все моторы взревели, неисправную машину дернули, она сразу завелась. Даем бешеный огонь по кучам спящих гитлеровцев, по их пушкам, грузовикам. У них паника, мечутся у костров. Много мы их там положили. Прорвались…

Остановился, пересчитал машины одной нет. Что такое? Неужели погибла? Взял винтовку, побежал по дороге с Перджаняном поглядеть, что случилось. Смотрим, чернеет наш Т-28.
-Свои?
-Свои, — узнаю по голосу механика-водителя Черни-ченко.
-В чем дело?
-Машина подработалась, фрикцион не берет. А тут еще камень попал между ведущим колесом и плетью гусеницы, ее сбросило внутрь. Теперь гусеницу не надеть…

Что делать?Противник в километре, вот-вот гитлеровцы бросятся нас догонять. Юзом машину не утянуть. Скрепя сердце принимаю решение взорвать танк. Командиром на танке был Капотов — замечательный, храбрый танкист. Приказываю ему:
-Возьми бинты, намочи бензином, зажги и брось в бак с горючим.

Хоть и жалко ему машину, он приказ выполнил немедленно, но вот беда бинты погасли, взрыва нет. Принимаю новое решение:
-Забросай бак гранатами, а мы тебя прикроем!

Капотов без колебаний выполнил и этот приказ. Раздались взрывы, машина запылала. Мы бросились к танкам и поехали дальше.

Нашли своих, доложили о выполнении боевого задания командованию, получили благодарность. Оттуда до Погребища дошли без боев. Это было уже 18 июля. Там сдали свои машины и отправились на формирование в тыл».

За Ленинград! Зима 1942 года

Судя по документам, дольше всего действовали Т-28 1 -го механизированного корпуса, входившего в состав Северо-Западного фронта. Это объяснялось, во-первых, наличием в составе корпуса преимущественно экранированных танков, прошедших ремонт в 1940 году, а во-вторых, близостью (по сравнению с другими фронтами) Кировского завода, способного быстро и качественно произвести ремонт поврежденных машин.

Осенью — зимой 1941 года небольшое количество Т-28 участвовало в битве под Москвой.

Достоверно известно, что как минимум одна машина, из числа находившихся на НИБТ Полигоне в Кубинке, была потеряна в боях в октябре 1941 года. В феврале 1942 года после советского контрнаступления этот танк был эвакуирован в тыл для ремонта.

Входили Т-28 и в состав 150-й танковой бригады (3-я армия). На 19 ноября 1941 года она имела 10 Т-28 (боеспособным был только один, остальные требовали ремонта), 4 Т-34, 19 БТ и 15 Т-26. К 26 февраля 1942 года две машины оказались потеряны, а к 3 апреля в бригаде числился лишь один Т-28 (не на ходу), а семь отправили в тыл для ремонта.

К весне 1942 года танки Т-28 находились только в частях Ленинградского фронта. В условиях блокады и использования их в качестве подвижных огневых точек Т-28 применялись до 1943 года, а в тыловых подразделениях до весны 1944 года.

Имелись Т-28 и в составе 220-й танковой бригады 55-й армии, на 27 сентября 1942 года в ней числилось 8 Т-28, 18 KB, 20 Т-34, 17 Т-26 и 4 Т-50. Последние сведения по Т-28 Ленинградского фронта относятся к 1 февраля 1944 года, тогда в тыловых подразделениях еще оставалось 3 машины.

Танк Т-28 в танковом музее в г.Парола (Финляндия)

Этот танк имеет советскую и частично финскую экранировку. К последней относятся «щеки» по бокам маски пушки и откидной бронещиток рубки механика-водителя

Однако, дольше всего в боевых частях Красной Армии Т-28 воевали в составе 14-й армии Карельского фронта в Заполярье. В августе 1941 года из остатков 1-й танковой дивизии в районе Аллакурти был сформирован 107-й отдельный танковый батальон. К 1 сентября он имел в строю 3 Т-28, 12 БТ, 5 Т-26 и 5 ЛХТ-133, причем по донесениям командования «при использовании наших танков особый эффект давали танки Т-28». В 1943 году батальон был переформирован в 90-й танковый полк, и к 20 июля 1944 года (моменту начала наступления советских войск в Карелии) имел в своем составе 3 Т-28, 8 Т-26, 5 Т-30, 1 Т-60 и 3 Т-38. Это самое позднее (из найденных в документах) упоминание об использовании танков Т-28 частями Красной Армии в Великой Отечественной войне.

Что касается тяжелого танка Т-35, то в соответствии с Постановлением Правительства СССР в мае 1933 года его серийное производство было возложено на Харьковский паровозостроительный завод имени Коминтерна (ХПЗ). С октября 1933-го по июнь 1939 года здесь изготовили 61 машину этого типа.

Танк Т-35-1 на испытаниях. Август 1932 года. Хорошо видны откидные колпаки люков механика-водителя и стрелка курсового пулемета, а также смотровые щели в бортах главной башни.

Танк Т-35 имел пять башен цилиндрической формы, расположенных в два яруса. В трех башнях — пушки и пулеметы (одна 76- , две 45-мм пушки и три пулемета ДТ), в двух — по одному пулемету ДТ. Корпус — клепано-сварной конструкции. С конца 1938 года ХПЗ перешел на выпуск Т-35 с башнями конической формы, несколько утолщенной броней, усиленной подвеской и увеличенной емкостью топливных баков. Эти танки имели увеличенную до 70 мм толщину брони переднего наклонного и лобового листов и до 25 мм — броню башен и подбашенной коробки. Масса танка достигла 54 т.

Первые серийные машины Т-35 поступили в 5-й тяжелый танковый полк РГК в Харькове. В 1935 году полк развернули в 5-ю отдельную тяжелую танковую бригаду, которая в марте 1939 года была передана в состав Киевского военного округа и передислоцирована в г. Житомир. Вскоре она сменила номер и стала 14-й тяжелой танковой бригадой.

Первые серийные Т-35А на Красной площади. 1 мая 1934 года

Уже к этому времени боевая ценность этих машин стала сомнительной. Единственное, где они проявили себя в полной мере, так это участие в военных парадах. Начиная с 1933 года, и вплоть до начала Великой Отечественной войны Т-35 демонстрировали мощь Красной Армии на парадах в Москве и Киеве.
В 1940 году при формировании механизированных корпусов 48 танков Т-35 получили 67-й и 68-й танковые полки 34-й танковой дивизии 8-го механизированного корпуса. Остальные танки находились в различных военно-учебных заведениях и ремонте.

Боевая карьера Т-35 оказалась очень короткой. 21 июня 1941 года в 24.00 в полках 34-й танковой дивизии, дислоцированных в Грудеке-Ягеллонском юго-западнее Львова, объявили тревогу. Машины заправили и вывели на полигон, где началась загрузка боекомплекта. В ходе последующих боевых действий все Т-35 8-го мех-корпуса были потеряны, причем большинство по техническим причинам. Погибли в бою считанные танки.

Танки 5-й бригады на учениях. На боевых машинах видна тактическая маркировка

В боях под Москвой в составе танкового полка Военной академии механизации и моторизации имени Сталина принимали участие два Т-35. Был и еще один «боевой» дебют Т-35. На этот раз в кино. Речь идет о документальном фильме «Битва за Москву», некоторые эпизоды которого снимались под Казанью. В них снимались два Т-35 с Казанских бронетанковых курсов усовершенствования технического состава.

Т-З5 в составе танкового полка Военной академии механизации и моторизации РККА имени И.В.Сталина по пути на фронт. Москва, 22 октября 1941 года

ymorno.ru

Характеристики среднего танка Т-28

Средний танк Т-28 (СССР) Страна: СССР Тип: Средний танк Дата выпуска: 1931 Длинна: 7,44 м Ширина: 2,81 м Высота: 2,82 м Броня, лоб: 30 мм Броня, борт: 30 мм Броня, башня: 30 мм Экипаж: 6 человек Двигатель: М-17Т, 500 л.с. Дальность хода: 220 км (по дороге) Максимальная скорость: 45 км/ч (по дороге) Масса: 25,4 т Вооружение: 1х 76-мм КТ-28 (70 снарядов), 4× 7,62-мм пулемета ДТ (1512 патронов)

Одним из первых танков созданных в СССР был многобашенный Т-24. Хотя замысел не был особо удачным, идея получила развитие, причем на этот раз даже в более амбициозном виде. На этот раз планировалось создать не двух, а сразу трехбашенный вариант боевой машины. Этот проект получил индекс Т-28.

Проектирование многобашенного танка Т-28

К проектированию трехбашеного среднего танка приступил в 1931 году конструкторский коллектив Опытного конструкторского механического отдела Машиностроительного завода № 174 им. Ворошилова в Ленинграде. Ведущим конструктором проекта был талантливый инженер Н. В. Цейц.

Уже к концу года изготовили опытный образец, а осенью 1932 года освоение серийного производства танка Т-28 было поручено заводу «Красный Путиловец» (с 1934 года — «Кировский завод») в связи с загруженностью завода № 174 программой производства легких танков Т-26.

В главной башне опытного Т-28 была установлена 45-мм пушка и пулемет ДТ в шаровой установке, в двух малых башнях — еще два ДТ. Новый танк во многом отличался от иностранных аналогов, в частности, применением многих современных технических решений, одним из которых был электропривод поворота главной башни.

Несмотря на вес и габариты, машина шла очень плавно и хорошо преодолевала препятствия, благодаря особому устройству ходовой части. Впрочем, это не отменяло её недоработанности, что касалось также и силовой установки танка.

К 1 мая 1933 года завод выпустил первые 12 танков, 10 из которых приняли участие в первомайском параде на Красной площади. 11 августа 1933 года танк Т-28 был принят на вооружение РККА.

Конструкция Т-28

Серийный Т-28 отличался от опытных образцов. Корпус танка изменился в очертаниях и сваривался из катаных броневых листов толщиной 20-30 мм, делясь на четыре отделения: управления, боевое, силовое и силовой передачи. Два вертикальных листа образовывали кабину механика-водителя, для входа и выхода которого в ней имелась откидная крышка. Кормовую часть корпуса прикрывал броневой колпак воздухопотоков к вентилятору.

Короткоствольная 76,2-мм пушка КТ-28 («кировская танковая») образца 1927-1932 годов с длиной ствола в 16,5 калибров и начальной скоростью снаряда 381 м/с размещалась в главной башне. Справа от пушки в нише башни устанавливались пулеметы ДТ. Прицельные приспособления пушки: танковый перископ образца 1932 года и телескопический прицел образца 1930 года. Механизм поворота башни имел электрический и ручной приводы. Подъемный механизм — секторного типа, ручной.

В малых башнях устанавливались пулеметы ДТ. Главная башня имела круговой сектор обстрела, малые — 165°.

Модификации и доработка Т-28

Танк Т-28 выпускался с 1933 по 1940 год, причем в течение всего этого периода в его конструкцию было внесено более 600 различных изменений и усовершенствований, которые позволили повысить прочность узлов и агрегатов и надежность работы машины в целом. В процессе производства общий башенный люк для посадки экипажа был заменен на два, причем люк наводчика оборудован турелью П-40 для пулемета ДТ, напряжение электромотора для вращения главной башни повысили с 12 В до 24 В, перестал устанавливаться радиоприбор для внутренней связи «Сафар», были внесены многочисленные изменения в трансмиссию, двигатель, элементы ходовой части.

С 1938 года на танк начали устанавливать 76,2-мм пушку Л-10 с длиной ствола в 26 калибров и начальной скоростью снаряда 555 м/с, обладавшую значительно большей мощностью, чем КТ-28.

Танки Т-28 вместе с Т-35 поступали на вооружение танковых полков РГК, которые в декабре 1935 года были развернуты в отдельные тяжелые танковые бригады. В каждой бригаде насчитывалось по 54 машины Т-28, всего таких бригад было 4, 2 из которых приняли участие в советско-финской войне 1939-1940 г.г.

На основании опыта боев в Финляндии танки Т-28 начали оборудовать броневыми экранами. Толщина лобовой брони корпуса и башни была увеличена за счет этого до 80 мм, а бортовой и кормовой — до 40 мм, при этом масса танка возросла до 32 тонн. Данный вариант получил обозначение Т-28Э (экранированный).

С 1939 года по приказу К. Е. Ворошилова, на всех танках стала обязательной установка кормового пулемета. На машинах, выпущенных после 1938 года, устанавливалась радиостанция 71-ТК-3, имевшая не поручневую, а штыревую антенну. Наконец, в 1940 году была выпущена партия танков (по разным данным до 12 штук) с коническими главными башнями, аналогичными башням танка Т-35 последней серии.

В 1940 году производство Т-28 было прекращено. Дальнейшее увеличение толщины броневых листов заводило многобашенную компоновку в тупик — возрастали масса и габариты танка. Вместе с тем, количество и расположение башен у Т-28 можно считать оптимальным. Три башни, размещенные в два яруса, при независимом их управлении обеспечивали эффективное сопровождение пехоты массированным огнем.

Всего было произведено 523 танка Т-28.


источник: компиляция по материалам из открытых источников сети интернет

armedman.ru

Реставраторы Центрального музея бронетанкового вооружения и техники Министерства обороны России в подмосковной Кубинке завершили первый этап восстановления пятибашенного тяжелого танка Т-35А, единственного сохранившегося образца машин такого типа. Этот танк был разработан в межвоенный период и рассматривался как тяжелая машина поддержки пехоты и прорыва укрепленных позиций противника. В это же самое время сразу несколько государств вели разработку легких, средних и тяжелых многобашенных танков, рассчитывая на их огневую мощь. Однако СССР был фактически единственной страной, принявшей на вооружение многобашенные танки сразу нескольких типов. «Лента.ру» предлагает читателям обзор машин, серийно производившихся в СССР.

Проектирование многобашенных танков в СССР началось в первой половине 1930-х годов. Толчком для этого послужила закупка партии из 15 британских двухбашенных танков Vickers Mk. E в 1930 году. Это была относительно дешевая машина простой конструкции. Закупленные Советским Союзом танки имели только пулеметное вооружение — Vickers калибра 7,7 миллиметра. В Великобритании эти версии назывались Type A. Башни этих танков располагались по центру корпуса сбоку друг от друга и могли вести обстрел по правой и левой стороне одновременно. При этом недостатком конструкции была невозможность концентрировать огонь двух пулеметов на одной цели.

«Викерс», более известный под названием «Шеститонка» из-за своей боевой массы, оснащался четырехцилиндровым карбюраторным двигателем Armstrong–Vickers Puma с воздушным охлаждением мощностью 92 лошадиные силы. При эксплуатации двигатель нередко перегревался и иногда даже становился причиной пожара. При этом британский танк отличался хорошей проходимостью, плавностью и дальностью хода. Последний по ресурсу гусениц составлял около 4,8 тысячи километров, что значительно превышало аналогичные показатели других танков того периода. Поэтому в целом машина оставляла положительное впечатление и в СССР послужила основой для разработки танка Т-26.

Т-26 выпускался на заводе «Большевик» в Ленинграде. Советская версия танка получила 37-миллиметровую пушку в правой башне и пулемет ДТ-29 калибра 7,62 миллиметра — в левой. Наибольшие затруднения возникли с производством двигателя, уровень брака при выпуске которого на советских предприятиях достигал 65 процентов. Из-за этого Ижорский завод, производивший броню для машин, вынужден был поставлять бронелисты уменьшенной толщины — десять миллиметров вместо 13. Это было необходимо для снижения общей массы Т-26 и, соответственно, уменьшения нагрузок на силовую установку. При этом и сами бронелисты не отличались качеством, из-за чего их крепление осуществлялось на винтах и болтах для быстрой замены. Экипаж танка, как и у Vickers Mk. E, состоял из трех человек.

В августе 1931 года были выпущены первые 15 серийных танков Т-26. Помимо уже перечисленных изменений они также получили башни увеличенной высоты со смотровыми лючком и щелями в верхней части. До конца 1931 года были собраны уже 120 новых танков, однако из-за брака двигателей большинство из них не могли передвигаться самостоятельно. Недоделки были исправлены, однако из всей партии военные согласились принять всего 88 машин, из которых 35 — условно, поскольку установленная на них броня не соответствовала требованиям. За счет постоянного совершенствования конструкции танка позднее многие недочеты были устранены.

В двухбашенной версии Т-26 выпускался вплоть до 1933 года, после чего конструкторы перешли к однобашенной схеме. Двухбашенные версии к моменту окончания серийного производства получили уже броню толщиной 15 миллиметров, а также смешанные клепано-сварные и цельносварные корпуса. Двигатели с воздушным охлаждением были перенесены ближе к корме; на танки устанавливались новые топливные и масляные баки, а также короб над решеткой воздуховывода, который обеспечивал защиту двигателя от осадков. В общей сложности за все время производства в войска поступили 1626 двухбашенных танков Т-26. При этом к началу Второй мировой войны двухбашенные и однобашенные Т-26 были самыми массовыми в СССР — на вооружении стояли около девяти тысяч единиц таких машин.

Танки Т-26 в двухбашенной компоновке в боевых действиях участия практически не принимали и применялись преимущественно в качестве разведывательно-дозорных или командирских машин. В августе 1938 года Т-26 в составе 2-й механизированной бригады и 40-го стрелкового корпуса нанесли удар по японским позициям вблизи сопок Безымянная и Заозерная в районе озера Хасан в Приморском крае. Машины использовались для зачистки траншей противника, становясь перед ними и ведя пулеметный огонь по пехоте по левому и правому борту. Во время боевых действий, после которых японские части были отброшены, Рабоче-крестьянская Красная армия потеряла, по разным данным, от 9 до 17 машин.

В 1930 году СССР вел с Великобританией переговоры о поставке более тяжелых трехбашенных танков Vickers Medium Mark III, известных также как «Викерс 16-тонный». На их основе планировалось развернуть собственное производство боевых машин прорыва. Однако британская компания Vickers–Armstrong отказалась продать несколько образцов машины, сославшись на засекреченность конструкции. При этом советской стороне были выдвинуты жесткие условия, при которых сделка все же могла бы быть заключена. В частности, СССР было предложено заплатить за ознакомление с конструкцией, купить десять танков Vickers Medium Mark III и гарантировать закупку танкеток Carden Loyd Mk. VI и легких танков Vickers Mk. E.

Эти условия советской стороной были отвергнуты, и вскоре начались работы по созданию собственного аналога «Викерса 16-тонного». Эскизным проектированием машины занимался факультет моторизации и механизации Военно-технической академии имени Дзержинского и танко-тракторное конструкторское бюро Всесоюзного орудийно-арсенального объединения (ВОАО). В число требований входили следующие: сохранение общей компоновки британского танка, масса около 16 тонн, а также вооружение из 45-миллиметровой пушки в главной башне и пулеметов в малых. Комбинированная броня должна была состоять из листов толщиной десять миллиметров на крыше, 17 миллиметров — на вертикальных поверхностях и 20 миллиметров — в лобовой части.

Первый прототип танка под обозначением Т-28-1 из неброневой стали появился в мае 1932 года и совершил первый испытательный пробег. В отличие от утвержденного проекта эта машина имела более мощный поршневой V-образный 12-цилиндровый авиационный двигатель М-17 с водяным охлаждением и 37-миллиметровую пушку ПС-2 (45-миллиметровая к этому времени еще не была готова). Позднее прототип Т-28 был представлен специалистам Управления моторизации и механизации РККА, которое оценило машину положительно, но предложило установить на него дизельный двигатель ПГЕ, пушку ПС-3 калибра 76,2 миллиметра и произвести еще ряд улучшений. Все пожелания были исполнены (кроме установки ПГЕ, поскольку его создание так и не было завершено).

Корпус серийного танка собирался из броневых листов толщиной 20-30 миллиметров и имел четыре отделения: механика-водителя, боевое, моторное и трансмиссионное. При этом сами корпуса выпускались в двух типах: цельносварных и клепано-сварных. Позднее в главной башне уже устанавливалась пушка КТ-28 или Л-10 калибра 76,2 миллиметра. В новых танках была применена оригинальная конструкция размещения боеприпасов — они располагались во вращающихся боеукладках под сиденьями командира и наводчика. В каждой боеукладке располагались по 12 снарядов. Кроме того, справа и слева от механика-водителя располагались вращающиеся барабаны по 40 магазинов к пулеметам в каждом.

Экипаж машины состоял из шести человек: механика-водителя, командира, который также был стрелком и заряжающим пушки, радиста, выполнявшего и функции второго заряжающего, наводчика и двух стрелков пулеметных башен.

Серийное производство Т-28 осуществлялось в 1933-1940 годах. За это время конструкция машины претерпела около 600 различных изменений, включая замену общего посадочного люка двумя, установку зенитной турели П-40, увеличение напряжения электромотора главной башни с 12 до 24 вольт и отказ от приборов внутренней связи «Сафар». Всего за годы производства были выпущены 503 танка Т-28. Эти машины, хотя уже и морально устаревшие, принимали активное участие в Зимней войне с Финляндией и во Второй мировой войне. Последнее документальное упоминание о применении Т-28 датируется июлем 1944 года; танки использовались при наступлении Красной армии в Карелии.

Практически параллельно с Т-26 и Т-28 в СССР велась и разработка тяжелого танка прорыва. В 1930 году в страну приехала специально приглашенная группа немецких инженеров во главе с Эдвардом Гроте. Им было выдано задание разработать машину массой до 30 тонн, которая бы имела на вооружении пушки калибра 76,2 и 37 миллиметров, а также до пяти пулеметов. Машина должна была получить броню толщиной не менее 20 миллиметров. Специально для проектирования боевой машины на заводе «Большевик» в Ленинграде было создано конструкторское бюро АВО-5, в которое включили группу Гроте и еще несколько советских инженеров.

Создание машины велось под обозначением ТГ, или Танк Гроте. Основное орудие — А-19 калибра 76,2 миллиметра — размещалось в башне. Оно имело полуавтоматическое заряжание, благодаря чему скорострельность пушки составляла до 12 выстрелов в минуту. В полусферической малой башне над главной башней устанавливалась пушка ПС-1 калибра 37 миллиметров. Она имела возможность вести круговой обстрел. Кроме того, в бортах корпуса на шаровых установках располагались два пулемета ДТ и три пулемета Максима калибра 7,62 миллиметра. Таким образом, вооружение ТГ должно было быть трехуровневым. В состав экипажа ТГ входили шесть человек.

В конце апреля 1931 года на «Большевике» был собран первый прототип ТГ, который затем проходил испытания. На испытаниях машина, оснащенная авиационным двигателем М-6 мощностью 300 лошадиных сил, сумела развить скорость до 34 километров в час. Танк получил хвалебные отзывы за проходимость и маневренность, плавную работу трансмиссии и легкость в управлении. Однако выяснилось, что танк не мог вести одновременную стрельбу из одного из орудий и пулеметов. Кроме того, были выявлены плохая ремонтопригодность машины вне завода и недостаточная эффективность тормозов и гусениц на вязких и сыпучих поверхностях. В октябре 1931 года проект ТГ был признан экспериментальным и закрыт.

Однако с применением технических решений ТГ началось создание тяжелого танка прорыва Т-35. Его проектирование в 1932 году было завершено под руководством инженера Николая Барыкова. Он же участвовал в создании ТГ. Согласно заданию Управления механизации и моторизации РККА, разработка Т-35 должна была завершиться в самые короткие сроки. Сборка первого прототипа машины завершилась уже 20 августа 1932 года, а в сентябре танк показали представителям РККА. Новый танк получил вооружение в пяти независимых башнях: макет пушки ПС-3 (стоял на прототипе), два орудия калибра 37 миллиметров и три пулемета ДТ. Масса машины составляла 42 тонны.

Танк оснащался двигателем М-17 мощностью 500 лошадиных сил и был способен развивать скорость до 28 километров в час, а запас его хода составлял 150 километров. Машина оснащалась броней толщиной 30-40 миллиметров. В целом испытания танка были признаны успешными, однако военные отметили дороговизну конструкции трансмиссии и пневматических приводов управления. Впоследствии последние были унифицированы со средним танком Т-28. В апреле 1933 года был собран второй прототип Т-35. Кроме того, велась разработка улучшенной версии танка ─ Т-35А с измененными ходовой частью, башнями и вооружением.

Т-35А отличался увеличенной на одну тележку ходовой частью, измененной конструкцией малых пулеметных башен и увеличенными средними башнями, в которые уже были установлены пушки 20К калибра 45 миллиметров. В августе 1933 года Т-35 был принят на вооружение, а первые серийные машины поступили в войска в 1934 году. Производство Т-35 осуществлялось на Харьковском паровозостроительном заводе имени Коминтерна. В общей сложности за 1933-1939 годы был собран 61 экземпляр Т-35 и Т-35А, десять из которых получили улучшенные конические башни. В процессе производства масса танка увеличилась до 55 тонн, а толщина брони кормы и башен — с 20 до 23 миллиметров. Экипаж Т-35 состоял из 9-11 человек в зависимости от конкретной версии.

Т-35 был первым массово производившимся в СССР тяжелым танком. Участия в боевых действиях он практически не принимал. К 1941 году в составе РККА числились 48 Т-35 различных версий, шесть из которых находились в военных учебных заведениях, а пять — в ремонте. К моменту начала войны все боевые Т-35 располагались в районе Равы-Русской Львовской области. Непосредственно в бою были потеряны только семь машин, в то время как остальные сломались на марше и были брошены или уничтожены. Уцелевшие две машины в регулярных войсках использовались во время битвы под Москвой осенью 1941 года.

До наших дней «дожил» лишь один экземпляр Т-35А с заводским номером 0197-7. В настоящее время он находится в Центральном музее бронетанкового вооружения и техники Министерства обороны России. 2 февраля 2014 года при реставрации машина была поставлена на ход. Окончательная реставрация машины будет производиться в цеху 38-го Научно-исследовательского испытательного института бронетанковой техники Министерства обороны России, после чего танк снова будет выставлен на всеобщее обозрение.

В первой половине 1940-х годов разработка многобашенных танков все еще продолжалась, однако в целом это направление было уже признано тупиковым. Проектируемые машины были технически сложными и дорогостоящими. Основными их недостатками были большие габариты и малая скорость передвижения, что делало танки легкими мишенями на поле боя. Кроме того, многобашенные боевые машины не могли эффективно вести огонь, поскольку командирам было сложно осуществлять руководство одновременно большим количеством орудий и пулеметов. Наконец, из-за технических особенностей стрельба одновременно из нескольких орудий нередко оказывалась невозможной. После окончания Второй мировой войны в 1945 году разработка многобашенных танков больше не велась.

lenta.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.