Испанские танки

Оригинал здесь.

События 1936-1939 гг. в Испании в советской историографии многие годы рассматривались как «национально-освободительная война испанского народа», но очевидно, что это не соответствует истине. Просто произошло столкновение сил демократии и сил тоталитарных режимов, и все это случилось в крайне отсталой, по сути, полуфеодальной, крестьянской стране, с въевшимся в сознание масс патриархальным менталитетом. И – да, это была самая настоящая «генеральная репетиция» будущей войны, где отрабатывалась ее техника и тактика.

Т-26 – «самый значимый советский танк» испанской войны. Танковый музей под Мадридом.

Данный аспект войны в Испании у нас был известен и в эпоху СССР! Но… давался без особых подробностей. Правда, повезло ВМФ, поскольку адмирал Кузнецов рассказал в своих мемуарах о действиях испанских ВМФ достаточно подробно, а затем еще и опубликовал целый ряд аналитических статей на ту же тему. По авиации информации вроде бы тоже было много, но только они до недавнего времени были сильно «размазаны» по разным изданиям.


нкам повезло меньше всего. И понятно, почему. Наши самолеты были хороши, но немецкие оказались лучше! Кто виноват? Конструкторы! А вот танки… танки были вне конкуренции всю войну. Поэтому-то и рассказывать нашим ее участникам про свои ошибки совсем не хотелось. Тем не менее, информация о танках в Испании есть и почему бы нам с ней не познакомиться по различным источникам?

Впрочем, сразу же выяснится, что точного числа Т-26 и БТ-5, посланных Испании, неизвестно. Историки за рубежом склонны к преувеличению цифр, наши, напротив, обычно их преуменьшают.

Например, в монографии «Т-34» И.П. Шмелева написано, что из СССР испанцам послали 362 танка, или – и того меньше — 347. Но, например, такой испанский историк, как Рафаэль Тревино Мартинец дает другие цифры: танков Т-26 около 500 и еще 100 БТ- 5, и все это без учета разных БА.

О том, что танков было 362, написал и Раймонд Сурлемонт – французский историк БТТ в журнале «Арморед кар», но при этом добавлял, что помимо танков СССР отправил республиканцам 120 броневиков ФАИ и БА-3/ БА-6.

Хью Томас – известный английский историк, монография которого была издана несколько раз и является, по общему мнению, наиболее объективным исследованием этой темы в англоговорящих странах, вообще пишет о 900 советских танках, плюс к ним 300 БА. Он дает следующую таблицу.


Люди Авиация Танки Артиллерия
Националисты
из Германии 17000 600 200 1000
из Италии 75000 660 150 1000
Марокканцы 75000
Всего 167000 1264 350 2000
Республиканцы
из России 3000 1 000 900 1550
Другие страны и
Интербригады 35000 320

Невоенные формирования из-за границы 15000
Всего 53000 1320 900 1550
* Huqh Thomas, The Spanich civil war, p/ 985

Из Италии пришло 149 танкеток CV 3/35 «Фиат-Ансальдо» и… 16 БА «Лянча-Ансальдо» 17М модели 1917 г., а 5 танкеток поступили в Испанию 16 августа 1936 года, броневики 22 декабря. 29 сентября прислали еще 10 танкеток, 3 — с огнеметами. Лишь в конце октября 1936 года удалось сформировать полноценную роту из смешанных итало-испанских экипажей, которую показали генералу Франко 17 октября на военном параде. В бой эти «танки» пошли 21 октября возле городка Навалкарнеро. Оборонявшие его республиканцы, завидя «танки», тут же отступили. Но одну танкетку итальянцы потеряли, зато были очень горды своим успехом, поэтому назвали эту часть «Навалкарнеро»! 29 октября эти танкетки первый раз встретились с нашими Т-26. Получилась танковая дуэль нашего танка с пушкой и итальянской танкетки с пулеметом и огнеметом, которой командовал офицер П. Берези. Разумеется, Т-26 подбил ее прямым попаданием, а ее экипаж погиб. Вторая танкетка была сильно повреждена, но и Т-26 получил серьезные повреждения от снарядов артиллерии националистов. Всего же в ходе осенних боев за Мадрид в 1936 году итальянцы потеряли 4 машины, троих человек убитыми, ранеными 17 и один пропал без вести. Тогда 8 декабря 1936 года поступило еще одно пополнение из Италии в количестве 20 машин.


Выяснилось, что советские танки поражают итальянские первым же попавшим в них снарядом. Поэтому использовать их стали в качестве «быстрых подразделений» (прямо как сегодняшние части «быстрого реагирования»!), и это оказалось оправданным. То есть их отправляли туда, где наших танков не было и именно там они наносили неожиданные удары. Так, при их помощи националисты заняли Сантадер, а уже весной в марте- апреле 1938 года активно воевали в горах Монтенегро. В июле 1938 года усиленные германскими 37-мм орудиями РАК-36 эти танкетки смогли прорвать фронт республиканцев у Теруэля и продвинуться затем вперед на более чем 100 километров!

И на этом можно было воевать и побеждать?

В декабре 1938 года 32 танкетки доставили из Италии националистам в последний раз. Теперь танковая часть, принадлежавшая итальянскому экспедиционному корпусу в Испании, стала называться полком, в составе штаба, двух батальонов танкеток, в каждом из которых было две роты. Один батальон танкеток имел испанские экипажи. Кроме этого, был один моторизованный батальон, рота бронеавтомобилей, рота разведчиков-мотоциклистов и рота Берсальеров. В полк еще входил батальон Ордити, батальон противотанковых орудий, вооруженный 65-мм горными пушками и немецкие РАК-36. Сюда же включили 47-мм и 45-мм трофейные пушки.


В декабре 1938 года полк воевал в Каталонии, где бои в очередной раз привели к прорыву фронта республиканцев. Теперь сопротивление республиканцев слабело на глазах, но тяжесть положения успешно компенсировалось республиканской прессой. 17 января 1939 года газеты сообщили о героическом подвиге капрала Селестино Гарсия Морено, который около городка Санта Колома де Куералт повстречался с 13 итальянскими танками и три подорвал ручными гранатами. Затем он взял киркомотыгу, взломал на них люки и взял в плен всех пятерых танкистов. Причем остальные 10 машин при этом сразу обратились в бегство! 26 января танки франкистов вошли в Барселону, а 3 февраля 1939 года при штурме города Героны на французской границе итальянцы потеряли последнюю танкетку. Собственно, на границе они были 10 февраля, где CTV захватили 22 танка республиканцев, 50 пушек и более 1000 пулеметов! 3 мая итальянские танки парадировали в Валенсии, а 19 мая в Мадриде, что, конечно, наполнило сердца танкистов дуче гордостью. Однако потери в 56 танкеток вряд ли говорят об их высоком качестве. Хотя, да, все мемуаристы отмечают, что свой девиз: «Быстро к победе», они оправдали, то есть ездили действительно быстро и… так или иначе, но республиканцев заставляли отступать.

«Легион "Кондор"» 9 танков Т-I А получил в конце 1936 года, потом 32 танка были поставлены в середине сентября.


нковая группа легиона получила название «танковая группа Дрон». Командовал ей подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. Группа состояла из штаба, двух танковых рот, из трех секций каждая. В секции было по пять линейных танков и одна машина командира. Части поддержки включали в себя транспортную секцию, полевую мастерскую по ремонту, противотанковую и огнеметную секции. Фон Тома обратил внимание, что «испанцы быстро учатся, но также быстро забывают то, что выучили». Из-за этого в смешанных германо-испанских экипажах немцы были за главных.

Впечатляющая и грозная машина, не так ли?

Слабость Т-IА показали уже в самые первые бои, и с декабря 1936 года в Испанию пошли танки Т-IВ. К 1938 году германские танковые части насчитывали 4 батальона, каждый из 3 рот и по 15 танков в каждой роте. 4 роты /60 танков/ были составлены из трофейных Т-26. За захват танка Т-26 командование националистов давало премию в 500 песет – месячная зарплата американского пилота у республиканцев (причем, советским «сталинским соколам» платили меньше, чем всем остальным!), причем особенно активно «добывали» наши танки марокканцы, для которых это были огромные деньги. Они же были мусульмане! Вина не пили, в карты не играли, а все «заработанные» деньги, как и современные гастарбайтеры из Средней Азии, посылали своим семьям. И понятно, какой находкой был для них «настоящий русский танк!» Ну, а в итоге националисты добыли в качестве трофеев… 150 танков Т-26, БТ-5 и БА БА-10, и это лишь те машины, что они смогли отремонтировать и использовать затем у себя в армии. По сути дела, СССР заложил основу танкового парка Франко, вот как!


Интересный парадокс: чем армия не более убога, тем у нее ярче униформа, а в ней больше всяких «прибамбасов».

Немцы в Испании были полностью независимы и, по сути, испанцам не подчинялись, а лишь координировали с ними свои действия. Был случай, когда Франко потребовал, чтобы фон Тома послал свои танки в атаку вместе с пехотой «в обычной манере генералов, принадлежавших к старой школе», на что тот ему ответил: «Я буду использовать танки, не распыляя их, а концентрируя», и Франко утерся! Причем в роте у него было по 15 танков, а всего в наличии было 180 машин. Но только в Каталонии у республиканцев было до 200 советских танков и БА. И чтобы вы думали? Командование на каталонском фронте рассматривало Т-26 как… излишне тяжелые и вдобавок как недостаточно эффективные!

Зимой главное для солдата — это согреться!

Возникает вопрос: какой еще эффективности нужно было испанцам от советских машин, если у Т-IА и T-IВ, и CV 3/35 не было пушек, а у наших они были? Господство авиации Франко, якобы приводившее к большим потерям у республиканцев, достаточно установленным считать нельзя. Если на один уничтоженный понтонный мост на реке Эбро националисты израсходовали до пятисот бомб, то сколько же бомб они тратили на один уничтоженный танк? И потом в критические дни ноября 1936 года именно Т-26 и истребители И-15 и И-16 господствовали в Испании и на земле, и в воздухе!


А вот многие республиканцы воевали в «джинсе»!

Очевидно, что республиканцы просто… не умели соответствующим образом воевать! То есть важнейшими причинами победы националистов стали боевая подготовка, обеспечение дисциплины и профессиональное командование. Вот и М. Кольцов в книге «Испанский дневник» неоднократно писал, что у националистов выделены специальные сержанты, чтобы расстреливать отступающих и трусов, что позади пехоты ставили пулеметы. Но генерал Энрико Листер тоже приказывал расстреливать своих солдат в случае отступления. Сержанты-республиканцы имели даже приказ расстреливать офицеров, скомандовавших отступление без письменного на то приказа из штаба. «Каждый, кто допустит потерю хотя бы дюйма земли, ответит за это головой» — так обращался Листер к своим войскам, и все равно это не помогало, республиканцы терпели одно поражение за другим. С другой стороны, возможно, советских военных советников там просто не слушали? «Большое количество русских офицеров в Арагоне ставит испанских солдат в положение колонизируемых аборигенов» — гласила телеграмма из штаба Арагонского фронта военному министру Испанской Республики, и этот пример отношения к нам вовсе не является единичным. И спрашивается, а где благодарность? Причем элементарная! Интересно, что американским пилотам и офицерам-добровольцам из Англии, США и Канады такого никто не говорил, а зарплату им платили больше, чем нашим в разы! Наверное, слишком наши с ними церемонились! А сказали бы прямо: без наших танков и самолетов вы все тут «ноль без палочки» и, глядишь, уяснили бы они свое место.


то все «братская солидарность», «пролетарский интернационализм», «интернациональная помощь»…

mikhael-mark.livejournal.com

Гражданская война в любой форме, как, впрочем, и всякая война — это всегда неприятно. Однако еще хуже, когда из локального конфликта затем вырастает большой. Гражданскую войну в Испании (1936-1939 гг.) в нашей стране долгое время классифицировали как "национально-освободительную войну испанского народа", что в свете того, что мы узнали за последние годы, никак не соответствует действительности. Столкнулись силы демократии и тоталитаризма, система рыночных и антирыночных экономических отношений, причем все это произошло в отсталой, крестьянской с гране с патриархальной, по сути дела феодальной психологией масс. При этом не только с политической, но также и с военной точек зрения это была прелюдия ко второй мировой войне, своего рода "генеральная репетиция", без которой она была бы просто невозможна и где отрабатывалась военная техника для грядущих сражений.


Однако именно этот аспект испанской войны в нашей стране как раз хуже всего и известен! Вернее скажем так: известен без особых деталей. Больше всего повезло ВМФ: тут адмирал Кузнецов не только достаточно полно рассказал о действиях моряков в своих мемуарах, но и написал ряд подробных аналитических статей. Материалов но авиации вроде бы много, но все они сильно "размазаны" по самым различным изданиям, так что свести их воедино не так уж и легко. Однако меньше всего "повезло" танкам. Практически всюду имеются упоминания о тех выводах, которые были сделаны руководством нашей страны на основе их боевого применения в Испании, но… обычно этим вся информация и исчерпывается! Причина подобного явления в общем-то достаточно прозаическая. Западными источниками наши историки долгое время пользоваться не могли. Что же касается наших бывших испанских военных советников, то большинство из них впоследствии стали нашими видными военачальниками, поэтому рассказывать про свои собственные ошибки, хотя бы и сделанные из желания угодить всемогущему вождю, им было явно не с руки. К тому же и так очевидно, что в отличии от них германские военные специалисты сумели использовать опыт Испании гораздо более результативно. Между тем этот опыт помимо чисто академического интереса, имеет и сугубо практическое значение: во-первых, гражданские войны и локальные военные конфликты все еще продолжаются, во-вторых, по их результатам все так же продолжают делать выводы, в-третьих, отсутствие своевременного и квалифицированного информирования затрудняет решение многих важнейших вопросов современности, попросту не учит людей размышлять!


Начнем с того, что до сих пор неизвестно точное количество советских танков Т-26 и БТ—5, направленных республиканской Испании. В данном случае это имеет принципиальное значение, так как именно танки этих типов имели решающее огневое превосходство над танками других стран, которые сражались на испанской земле. Западные историки их количество обыкновенно преувеличивают, наши — преуменьшают.

Так, в своей последней монографии "Т-34" И.П.Шмелев- признанный в нашей стране специалист по истории БТТ, сообщает, что в Испанию было отправлено 362 танка, а по другим данным — всего 347. Испанский историк Рафаэль Тревино Мартинец приводит другие цифры: около 500 танков Т-26 и 100 БТ- 5, и это не считая бронеавтомобилей.

Цифру — 362 танка, — сообщает и французский историк БТТ Раймонд Сурлемонт в журнале "Арморед кар", но добавляет при этом, что кроме танков СССР поставил в Испанию еще и 120 бронеавтомобилей ФАИ и БА-3/ БА-6 с пулеметным и пушечным вооружением.

В тоже время английский историк Хью Томас, чья монография по гражданской войне в Испании выдержала на Западе несколько изданий и считается наиболее солидным исследованием на эту тему в англоязычных странах, указывает, что всего русских танков в Испании было около 900, да еще 300 БА. Вообще, судя по его данным, иностранная военная помощь сражающейся Испании распределялась следующим образом — см. таблицу.

Иностранная военная помощь Испании в годы гражданской войны *

  Люди Авиа- Танки Артиллерия
Националисты        
из Германии 17000 600 200 1000
из Италии 75000 660 150 1000
Другие страны (марокканцы) 75000 4    

Всего

167000 1264 350 2000
Республиканцы
из России 3000 1 000 900 1550
Другие страны (интербригады) 35000 320
Невоенные формирования из-за границы 15000

Всего

53000 1320 900 1550

* Huqh Thomas, The Spanich civil war, p/ 985

Итальянцы за все годы войны в Испании отправили туда всего 149 своих легких танков, а по сути дела танкеток, CV 3/35 Фиат-Ансальдо и… 16 бронеавтомобилей "Лянча-Ансальдо"17М образца 1917 г., подчинявшихся командованию итальянского экспедиционного корпуса (CTV). Первые 5 танкеток прибыли в Испанию 16 августа 1936 года, бронеавтомобили 22 декабря, однако в боях участия они не принимали, а были использованы для обучения испанских экипажей. 29 сентября прибыло еще 10 танкеток, из них 3 — с огнеметным вооружением и так далее, на протяжении всей войны. К октябрю 1936 года из них сформировали роту, состоявшую из смешанных экипажей, которую и продемонстрировали генералу Франко на военном параде 17 октября. Боевое крещение состоялось уже 21 октября па одной из дорог ведущих к Мадриду, возле местечка Навалкарнеро. Республиканцев танкетки из деревушки выбили, причем одну танкетку националисты при этом потеряли, зато гордые своей победой, тут же назвали свою часть "Навалкарнеро"! 29 октября итальянские танкетки впервые столкнулись с советскими танками Т-26. Произошла, если можно гак выразиться, танковая дуэль, в которой участвовал советский пушечный танк и итальянская огнеметная танкетка. Танкетка под командованием офицера П.Берези была подбита прямым попаданием с Т-26, причем весь экипаж погиб. Еще одна танкетка была повреждена, в то время как победоносный русский танк получил весьма серьезные повреждения от огня полевой артиллерии националистов. Всего в боях за Мадрид осенью 1936 г. итальянская танковая рота потеряла 4 машины, трех человек убитыми, семнадцать ранеными и одного пропавшего без вести. 8 декабря 1936 г. пришло пополнение из Италии еще 20 танкеток.

Последовавшие затем боевые столкновения со всей очевидностью показали итальянцам полную непригодность их техники для боев против советских танков, поэтому они начинают использовать свои танкетки в составе смешанных подразделений, включающих в себя бронеавтомобили, мотоциклистов с пулеметами, а также кавалерию и мотопехоту националистов. Такие части получили обозначение "быстрых подразделений" (прямо-таки современные части "быстрого реагирования"!) и надо сказать, что эта мера для таких специфических машин, какими являлись итальянские танкетки, оказалась полностью оправданной. Именно с их помощью националисты сумели занять Сантадер, а весной в марте- апреле 1938 г. уверенно действовали в горах Монтенегро. Позднее, в июле 1938 г. итальянские моторизованные части, к тому же усиленные германскими 37-мм орудиями РАК-36, сумели прорвать фронт республиканцев в районе Теруэля и благодаря своей высокой мобильности, продвинуться вперед более чем на 100 километров!

В декабре 1938 года состоялась последняя поставка 32 танкеток из Италии. После этого танковая часть итальянского экспедиционного корпуса в Испании получила название полка и стала состоять из штаба, двух итальянских батальонов танкеток, по две роты в каждом, одного батальона танкеток с испанскими экипажами. одного моторизованного батальона, роты бронемашин, роты мотоциклистов и роты Берсальеров. В него же входил батальон Ордити, а также противотанковый батальон, состоявший из батареи 65-мм итальянских горных пушек, батареи 37-мм германских РАК-36. 47-мм и 45-мм трофейных орудий.

В декабре 1938 г. данное формирование приняло участие в наступлении в Каталонии, закончившееся очередным прорывом фронта республиканцев. С каждым новым ударом националистов сопротивление республиканцев ослабевало все больше, но эти поражения старательно компенсировала республиканская пресса. Так например, во время отступления республиканских войск 17 января 1939 г. республиканские газеты сообщили о подвиге капрала по имени Селестино Гарсия Морено, который поблизости от Санта Колома де Куералт встретился лицом к лицу с 13 итальянскими танкетками и ручными гранатами подорвал три из них, а затем при помощи киркомотыги открыл у них люки и взял в плен пятерых танкистов, после чего остальные 10 танкеток обратились в бегство! Между тем 26 января танки националистов вступили в Барселону, а 3 февраля 1939 года итальянцы потеряли последнюю танкетку во время штурма города Героны неподалеку от французской границы. 10 февраля их части достигли границы, причем в ходе этого наступления частями CTV были захвачены 22 танка республиканцев, 50 орудий и около 1000 пулеметов! 28 февраля 1939 г. бронетанковые части итальянцев были реорганизованы в последний раз, после чего они вошли в Аликанте, а затем участвовали уже только в парадах: 3 мая в Валенсии и 19 мая в Мадриде. В ходе военных действий потери итальянцев составили 56 танкеток, однако они сумели в достаточной мере оправдать свой девиз: "Быстро к победе".

В германский "Легион "Кондор" первые 9 танков IА поступили в конце 1936 г., затем еще 32 танка прибыли в середине сентября. Вооруженная танками часть легиона получила па-звание "танковая группа Дрон". Ее командиром был назначен подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. В начале группа имела следующую организацию: штаб; две танковые роты по три секции в каждой. Каждая секция состояла из пяти танков, плюс одна командирская машина. Подразделения поддержки состояли из секции транспорта, полевой ремонтной мастерской, противотанкового артиллерийского и огнеметного подразделений. Фон Тома нашел, что "испанцы быстро учатся, но также быстро забывают то, что выучили". поэтому в смешанных германо-испанских экипажах наиболее ответственную часть работы в первую очередь выполняли сами немцы.

Уже первые бои показали слабость Т-IА и начиная с декабря 1 936 г. в Испанию начали поставляться "улучшенные" танки модификации Т-IВ. К 1938 г. германские танковые части в Испании насчитывали 4 батальона, состоявшие из 3 рот по 15 танков в каждой. 4 роты /60 танков/ составляли трофейные Т-26. которые немцы с успехом использовали. О том большом значении, которое придавали националисты советским пушечным танкам свидетельствует тот факт, что за захват танка Т-26 их командование выдавало премию в размере 500 песет — сумму приблизительно равную месячному жалованию американского летчика на службе у республиканцев (надо ли говорить. что советские "сталинские соколы" получали там значительно меньше, чем все остальные!), причем особую активность проявляли в этом деле марокканцы. Всего же в качестве трофеев националисты сумели заполучить более 150 танков Т-26, БТ-5 и бронеавтомобилей БА-10, причем это только те машины, которые они смогли ввести в строй.

К моменту окончания войны танковых рот со смешанным составом германских и советских танков насчитывалось уже семь. Имелась отдельная танковая школа, танковое депо, рота противотанкового оружия, ремонтная мастерская, рота снабжения и штаб.

Немцы чувствовали себя совершенно независимыми от испанцев, так что когда сам Франко потребовал от полковника фон Тома, чтобы тот послал свои танки в атаку вперемежку с пехотой — "в обычной манере генералов принадлежавших к старой школе", — тот не побоялся ему ответить следующим образом: "Я буду использовать танки не распыляя их, а концентрируя", и Франко такой ответ пришлось проглотить! Интересно, что в это время танковые силы фон Тома с точки зрения противостояния танкам республиканцев были не так уж и сильны. Ето "танковый корпус" состоял из 4 батальонов по три танковые роты в каждом, а каждая рота насчитывала 15 танков, так что его общая численность составляла 180 машин*. Огневую поддержку осуществляли 30 рот ПТО, имевшие каждая по 6 37-мм орудий РАК-36. Всем этим силам приходилось действовать на довольно широком участке фронта, тогда как только в Каталонии, например, республиканцы имели до 200 советских танков и БА одновременно. В основном это были Т-26, причем командование каталонского фронта даже такие машины оценивало как слишком тяжелые и… недостаточно эффективные!

Закономерен вопрос: какой эффективности требовали испанцы от советских танков, если им противостояли такие машины как Т-IА и T-IВ, а также танкетки CV 3/35? Ведь ни одна из них пушечною вооружения не имела, и, следовательно, их даже нельзя считать полноценными противниками Т-26 и БТ-5, вооруженных 45-мм орудием. Господство авиации националистов, якобы наносившей большие потери танкам республиканцев, также нельзя считать достаточно установленным. Дело в том, что если на уничтожение одного понтонного моста в наступлении на реке Эбро националисты расходовали до пятисот бомб, то что же тогда говорить о количестве бомб, необходимом для уничтожения всего-навсего одного танка? Кроме того, в самые критические дни ноября 1936 г. Т-26, а также истребители И-15 и И-16 и вовсе господствовали на полях сражений и в воздухе над Испанией!

Все это заставляет думать о том, что в первую очередь важнейшими факторами победы националистов в испанской войне стали боевая выучка, дисциплина и умелое командование. М.Кольцов в своей книге "Испанский дневник" несколько раз сообщает о том, что в армии националистов специально выделенные сержанты расстреливали отступавших и струсивших, что позади атакующих частей сплошь и рядом ставились пулеметы. Однако республиканский генерал Энрико Листер также отдавал приказы расстреливать солдат за отступление. Сержанты имели приказ стрелять офицеров, командовавших отступление без письменного приказа из штаба. "Каждый, кто допустит потерю хотя бы дюйма земли, ответит за это головой" — говорилось в одном из его обращений к войскам и, тем не менее, республиканские части несли поражение за поражением.

Совершенно недостаточным являлось и производство военной продукции на заводах республиканской Испании.

Все эти недостатки, как видно, были связаны с тем, что "республиканцы просто не умели воевать", причем лишний раз об этом говорит то, каким образом в годы гражданской войны в Испании обе стороны использовали кавалерию.

КОННИЦА И ТАНКИ

Пересеченная местность, характерная для Испании, как нельзя более подходила для конных бойцов, так как танки и авиация еще не были настолько могущественными, чтобы кардинально изменить характер сражений.

До 1936 г. испанская армия имела вполне боеспособную кавалерийскую дивизию, которая состояла из трех бригад. Бригада включала в себя два полка, для поддержки ей придавался батальон мотоциклистов. В группу поддержки входили также — рота бронеавтомобилей и батальон конной артиллерии — три батареи 75-мм орудий. Дополнительно, в дивизию входили 4 отдельных кавалерийских полка и один пулеметный эскадрон. Особую экзотику армии придавали 5 таборов — подразделений, несколько меньших, чем батальон — Марокканской кавалерии. Табор состоял из трех марокканских. кавалерийских и одного испанского пулеметного эскадронов.

Испанский кавалерист был, по сути дела тот же пехотинец, только имевший дополнительно коня и саблю и обученный фехтованию. Правда, эскадрон хотя и был эквивалентом пехотной роты, по огневой мощи едва дотягивал до взвода, так как имел на вооружении только винтовки и три ручных пулемета. Поэтому, для огневой поддержки служил чисто пулеметный эскадрон и эскадрон, вооруженный 40- и 60-мм минометами, позже усиленный противотанковыми и зенитными орудиями.

С началом боевых действий на сторону Франко перешла большая часть семи кавалерийских полков, один эскадрон Гражданской Гвардии и, конечно, вся кавалерия марокканцев. Дополняли силы националистов несколько эскадронов милиции "Испанской фаланги". Республиканцев же поддержали три кавполка, восемь эскадронов Гражданской Гвардии, два эскадрона Гвардии де Асальто и персонал учебных лагерей.

В обеих армиях пехотные бригады и дивизии в течение всей войны тесно взаимодействовали с кавалерийскими подразделениями, где только это было возможно. Кавалерия и бронеавтомобили использовались для ведения разведки и сопровождения колонн. При этом растянутая на более, чем 2,5 тысячи миль линия фронта позволяла кавалерии скрытно просачиваться через линию обороны противника и совершать рейды в его тылу.

В полевых условиях кавалерия маневрировала в открытом боевом порядке. Отряд был разделен на взводы — по 3 или более отделения в каждом — отделение включало одну или две группы. В группу входили три — четыре всадника. На открытой местности отделение могло быть растянуто на расстояние до 45 метров — т. е. более 5 метров между всадниками. Для огневой поддержки придавался эскадрон, вооруженный ручными пулеметами "Браунинг". Часто применялась и "легкая броня" — танкетки, вооруженные пулеметами — для подавления огневых точек противника… "… Марокканцы медленно приближались, угрожающе надвигаясь в громадном облаке пыли. Глядя на эту волнующую картину, у меня в сознании возникло невольное сравнение с воинством какого-нибудь Римского императора, прибывающего на битву; Подойдя на расстояние выстрела нашей артиллерии и перестроившись в боевой порядок, они начали атаку. Дикие вопли, залпы орудий, разрывы шрапнели в воздухе, крики раненых и ржание обезумевших лошадей — все перемешалось в этой адской какофонии звуков. После первых залпов, треть всадников была, буквально, скошена, другие продвигались в беспорядке. Когда они подошли поближе, среди них мы увидели два танка, вооруженных пулеметами" — так вспоминает о тех событиях их участник, республиканец Раймон Сендер из 5-го пехотного полка. (Мадрид, 1937 г.).

Примечателен по своей массовости боевой эпизод у Альфамбры, 6 февраля 1938 г. Две бригады всадников, из состава дивизии генерала Монастерио, построившись в две шеренги (всего около 2000 сабель), лавиной обрушились на позиции республиканцев. За ними, в резерве, следовала третья бригада с приданными для поддержки итальянскими CV З/ 35. В результате, дивизия республиканцев была разгромлена, националисты захватили всю артиллерию, пулеметы и даже полевые кухни.

Схема атаки была для того времени, можно сказать, классическая. Кавалерия, сопровождая танки, двигалась параллельно дороге. Когда головной отряд завязывал бой с противником, всадники спешивались и занимали позиции, позволявшие развернуть 65-мм орудия. Танки наносили удар с фронта, одновременно кавалерия атаковала с флангов и с тыла. Блокируя позиции противника, кавалеристы предоставляли возможность пехоте завершить операцию.

Однако, так воевали в основном националисты. Что же касается республиканцев, воспитанных к тому же на лучших традициях нашей собственной гражданской войны и лихих кавалерийских атаках Чапаева и Буденного, то подобную тактику они применяли так редко, что это практически не зафиксировано ни одним из источников! И это в условиях, когда приоритет кавалерии в качестве главной ударной силы сухопутных войск еще практически никем не оспаривался, традиционные стереотипы были весьма прочными, да и охотников их ломать находилось немного. В Соединенных Штатах танковые части назывались бронекавалерийскими вплоть до начала второй мировой войны. К совместным действиям с конницей готовились и танкисты Красной Армии. Вот только в Испании положительный опыт использовался почему-то только франкистами. С другой стороны, возможно советских военных советников там просто не слушали? "Большое количество русских офицеров в Арагоне ставит испанских солдат в положение колонизируемых аборигенов" — гласила телеграмма из штаба Арагонского фронта военному министру Испанской Республики и этот пример отношения к ним вовсе не является единичным.

Интересно, что именно здесь, на Арагонском фронте произошло одно из наиболее массированных танковых наступлений республиканцев. В плане понимания неудач наших танков в Испании его пример является весьма показательным, вот почему есть смысл рассказать о нем по-подробнее…

Продолжение

armor.kiev.ua

События 1936-1939 гг. в Испании в советской историографии многие годы рассматривались как «национально-освободительная война испанского народа», но очевидно, что это не соответствует истине. Просто произошло столкновение сил демократии и сил тоталитарных режимов, и все это случилось в крайне отсталой, по сути, полуфеодальной, крестьянской стране, с въевшимся в сознание масс патриархальным менталитетом. И – да, это была самая настоящая «генеральная репетиция» будущей войны, где отрабатывалась ее техника и тактика.

Т-26 – «самый значимый советский танк» испанской войны. Танковый музей под Мадридом.

Данный аспект войны в Испании у нас был известен и в эпоху СССР! Но… давался без особых подробностей. Правда, повезло ВМФ, поскольку адмирал Кузнецов рассказал в своих мемуарах о действиях испанских ВМФ достаточно подробно, а затем еще и опубликовал целый ряд аналитических статей на ту же тему. По авиации информации вроде бы тоже было много, но только они до недавнего времени были сильно «размазаны» по разным изданиям. Танкам повезло меньше всего. И понятно, почему. Наши самолеты были хороши, но немецкие оказались лучше! Кто виноват? Конструкторы! А вот танки… танки были вне конкуренции всю войну. Поэтому-то и рассказывать нашим ее участникам про свои ошибки совсем не хотелось. Тем не менее, информация о танках в Испании есть и почему бы нам с ней не познакомиться по различным источникам?

Впрочем, сразу же выяснится, что точного числа Т-26 и БТ-5, посланных Испании, неизвестно. Историки за рубежом склонны к преувеличению цифр, наши, напротив, обычно их преуменьшают.

Например, в монографии «Т-34» И.П. Шмелева написано, что из СССР испанцам послали 362 танка, или – и того меньше — 347. Но, например, такой испанский историк, как Рафаэль Тревино Мартинец дает другие цифры: танков Т-26 около 500 и еще 100 БТ- 5, и все это без учета разных БА.

О том, что танков было 362, написал и Раймонд Сурлемонт – французский историк БТТ в журнале «Арморед кар», но при этом добавлял, что помимо танков СССР отправил республиканцам 120 броневиков ФАИ и БА-3/ БА-6.

Хью Томас – известный английский историк, монография которого была издана несколько раз и является, по общему мнению, наиболее объективным исследованием этой темы в англоговорящих странах, вообще пишет о 900 советских танках, плюс к ним 300 БА. Он дает следующую таблицу.

Люди Авиация Танки Артиллерия
Националисты
из Германии 17000 600 200 1000
из Италии 75000 660 150 1000
Марокканцы 75000
Всего 167000 1264 350 2000
Республиканцы
из России 3000 1 000 900 1550
Другие страны и
Интербригады 35000 320

Невоенные формирования из-за границы 15000
Всего 53000 1320 900 1550

* Huqh Thomas, The Spanich civil war, p/ 985

Из Италии пришло 149 танкеток CV 3/35 «Фиат-Ансальдо» и… 16 БА «Лянча-Ансальдо» 17М модели 1917 г., а 5 танкеток поступили в Испанию 16 августа 1936 года, броневики 22 декабря. 29 сентября прислали еще 10 танкеток, 3 — с огнеметами. Лишь в конце октября 1936 года удалось сформировать полноценную роту из смешанных итало-испанских экипажей, которую показали генералу Франко 17 октября на военном параде. В бой эти «танки» пошли 21 октября возле городка Навалкарнеро. Оборонявшие его республиканцы, завидя «танки», тут же отступили. Но одну танкетку итальянцы потеряли, зато были очень горды своим успехом, поэтому назвали эту часть «Навалкарнеро»! 29 октября эти танкетки первый раз встретились с нашими Т-26. Получилась танковая дуэль нашего танка с пушкой и итальянской танкетки с пулеметом и огнеметом, которой командовал офицер П. Берези. Разумеется, Т-26 подбил ее прямым попаданием, а ее экипаж погиб. Вторая танкетка была сильно повреждена, но и Т-26 получил серьезные повреждения от снарядов артиллерии националистов. Всего же в ходе осенних боев за Мадрид в 1936 году итальянцы потеряли 4 машины, троих человек убитыми, ранеными 17 и один пропал без вести. Тогда 8 декабря 1936 года поступило еще одно пополнение из Италии в количестве 20 машин.

Выяснилось, что советские танки поражают итальянские первым же попавшим в них снарядом. Поэтому использовать их стали в качестве «быстрых подразделений» (прямо как сегодняшние части «быстрого реагирования»!), и это оказалось оправданным. То есть их отправляли туда, где наших танков не было и именно там они наносили неожиданные удары. Так, при их помощи националисты заняли Сантадер, а уже весной в марте- апреле 1938 года активно воевали в горах Монтенегро. В июле 1938 года усиленные германскими 37-мм орудиями РАК-36 эти танкетки смогли прорвать фронт республиканцев у Теруэля и продвинуться затем вперед на более чем 100 километров!

И на этом можно было воевать и побеждать?

В декабре 1938 года 32 танкетки доставили из Италии националистам в последний раз. Теперь танковая часть, принадлежавшая итальянскому экспедиционному корпусу в Испании, стала называться полком, в составе штаба, двух батальонов танкеток, в каждом из которых было две роты. Один батальон танкеток имел испанские экипажи. Кроме этого, был один моторизованный батальон, рота бронеавтомобилей, рота разведчиков-мотоциклистов и рота Берсальеров. В полк еще входил батальон Ордити, батальон противотанковых орудий, вооруженный 65-мм горными пушками и немецкие РАК-36. Сюда же включили 47-мм и 45-мм трофейные пушки.

В декабре 1938 года полк воевал в Каталонии, где бои в очередной раз привели к прорыву фронта республиканцев. Теперь сопротивление республиканцев слабело на глазах, но тяжесть положения успешно компенсировалось республиканской прессой. 17 января 1939 года газеты сообщили о героическом подвиге капрала Селестино Гарсия Морено, который около городка Санта Колома де Куералт повстречался с 13 итальянскими танками и три подорвал ручными гранатами. Затем он взял киркомотыгу, взломал на них люки и взял в плен всех пятерых танкистов. Причем остальные 10 машин при этом сразу обратились в бегство! 26 января танки франкистов вошли в Барселону, а 3 февраля 1939 года при штурме города Героны на французской границе итальянцы потеряли последнюю танкетку. Собственно, на границе они были 10 февраля, где CTV захватили 22 танка республиканцев, 50 пушек и более 1000 пулеметов! 3 мая итальянские танки парадировали в Валенсии, а 19 мая в Мадриде, что, конечно, наполнило сердца танкистов дуче гордостью. Однако потери в 56 танкеток вряд ли говорят об их высоком качестве. Хотя, да, все мемуаристы отмечают, что свой девиз: «Быстро к победе», они оправдали, то есть ездили действительно быстро и… так или иначе, но республиканцев заставляли отступать.

«Легион «Кондор»» 9 танков Т-I А получил в конце 1936 года, потом 32 танка были поставлены в середине сентября. Танковая группа легиона получила название «танковая группа Дрон». Командовал ей подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. Группа состояла из штаба, двух танковых рот, из трех секций каждая. В секции было по пять линейных танков и одна машина командира. Части поддержки включали в себя транспортную секцию, полевую мастерскую по ремонту, противотанковую и огнеметную секции. Фон Тома обратил внимание, что «испанцы быстро учатся, но также быстро забывают то, что выучили». Из-за этого в смешанных германо-испанских экипажах немцы были за главных.

Впечатляющая и грозная машина, не так ли?

Слабость Т-IА показали уже в самые первые бои, и с декабря 1936 года в Испанию пошли танки Т-IВ. К 1938 году германские танковые части насчитывали 4 батальона, каждый из 3 рот и по 15 танков в каждой роте. 4 роты /60 танков/ были составлены из трофейных Т-26. За захват танка Т-26 командование националистов давало премию в 500 песет – месячная зарплата американского пилота у республиканцев (причем, советским «сталинским соколам» платили меньше, чем всем остальным!), причем особенно активно «добывали» наши танки марокканцы, для которых это были огромные деньги. Они же были мусульмане! Вина не пили, в карты не играли, а все «заработанные» деньги, как и современные гастарбайтеры из Средней Азии, посылали своим семьям. И понятно, какой находкой был для них «настоящий русский танк!» Ну, а в итоге националисты добыли в качестве трофеев… 150 танков Т-26, БТ-5 и БА БА-10, и это лишь те машины, что они смогли отремонтировать и использовать затем у себя в армии. По сути дела, СССР заложил основу танкового парка Франко, вот как!

Интересный парадокс: чем армия не более убога, тем у нее ярче униформа, а в ней больше всяких «прибамбасов».

Немцы в Испании были полностью независимы и, по сути, испанцам не подчинялись, а лишь координировали с ними свои действия. Был случай, когда Франко потребовал, чтобы фон Тома послал свои танки в атаку вместе с пехотой «в обычной манере генералов, принадлежавших к старой школе», на что тот ему ответил: «Я буду использовать танки, не распыляя их, а концентрируя», и Франко утерся! Причем в роте у него было по 15 танков, а всего в наличии было 180 машин. Но только в Каталонии у республиканцев было до 200 советских танков и БА. И чтобы вы думали? Командование на каталонском фронте рассматривало Т-26 как… излишне тяжелые и вдобавок как недостаточно эффективные!

Зимой главное для солдата — это согреться!

Возникает вопрос: какой еще эффективности нужно было испанцам от советских машин, если у Т-IА и T-IВ, и CV 3/35 не было пушек, а у наших они были? Господство авиации Франко, якобы приводившее к большим потерям у республиканцев, достаточно установленным считать нельзя. Если на один уничтоженный понтонный мост на реке Эбро националисты израсходовали до пятисот бомб, то сколько же бомб они тратили на один уничтоженный танк? И потом в критические дни ноября 1936 года именно Т-26 и истребители И-15 и И-16 господствовали в Испании и на земле, и в воздухе!

А вот многие республиканцы воевали в «джинсе»!

Очевидно, что республиканцы просто… не умели соответствующим образом воевать! То есть важнейшими причинами победы националистов стали боевая подготовка, обеспечение дисциплины и профессиональное командование. Вот и М. Кольцов в книге «Испанский дневник» неоднократно писал, что у националистов выделены специальные сержанты, чтобы расстреливать отступающих и трусов, что позади пехоты ставили пулеметы. Но генерал Энрико Листер тоже приказывал расстреливать своих солдат в случае отступления. Сержанты-республиканцы имели даже приказ расстреливать офицеров, скомандовавших отступление без письменного на то приказа из штаба. «Каждый, кто допустит потерю хотя бы дюйма земли, ответит за это головой» — так обращался Листер к своим войскам, и все равно это не помогало, республиканцы терпели одно поражение за другим. С другой стороны, возможно, советских военных советников там просто не слушали? «Большое количество русских офицеров в Арагоне ставит испанских солдат в положение колонизируемых аборигенов» — гласила телеграмма из штаба Арагонского фронта военному министру Испанской Республики, и этот пример отношения к нам вовсе не является единичным. И спрашивается, а где благодарность? Причем элементарная! Интересно, что американским пилотам и офицерам-добровольцам из Англии, США и Канады такого никто не говорил, а зарплату им платили больше, чем нашим в разы! Наверное, слишком наши с ними церемонились! А сказали бы прямо: без наших танков и самолетов вы все тут «ноль без палочки» и, глядишь, уяснили бы они свое место. А то все «братская солидарность», «пролетарский интернационализм», «интернациональная помощь», а надо было вот как немцы… «а пошел ты!»

topwar.ru

Лёгкий танк Вердеха (Verdeja). Испания

Вы что ни будь знали об Испанских танках времён Второй Мировой Войны? Да, я не оговорился. Испания не участвовала во Второй Мировой Войне, но именно в это время в этой стране были построены прототипы оригинальных испанских машин.

Именем «Verdeja» был назван целый ряд легких танков в Испании построенных между 1938 и 1954 годами.

После окончания гражданской войны эти машины должны были заменить в испанской армии немецкий лёгкий танк Panzer I и Т-26 советского производства. В рамках этого проекта, во главе которого стоял капитан Феликс Вердеджа Бардалес, было разработано четыре прототипа танков.

Изображение

Группа конструкторов завершила изготовление первого прототипа в январе 1939 года. В рамках этого проекта были созданы прототипы не только танков, но и САУ на их базе. В конструкции машины использовались узлы и агрегаты танков стоявших на вооружении испанской армии (Panzer I и Т-26), за исключением ходовой, которая была разработана самостоятельно.

Verdeja II

Изображение

Изображение
Танки вооружались пушкой калибром 45 мм, для вооружения же самоходки предусматривалась 75 мм противотанковое орудие. Масса машин находилась в диапазоне между 5,5 и 6,5 тонн. В качестве силового агрегата планировалось использовать автомобильный бензиновый двигатель Форд V8 мощностью всего 65 л.с. Который был слегка переделан под особенности боевой машины. Коробка передач была взята от немецкого танка Panzer I. Всё вместе давало возможность этой машине набирать максимальную скорость 44 км/час. И она имела запас хода в 220 км.

Изображение

Броня у танков была толщиной всего 16 мм. Экипаж составлял три человека.

Изображение

САУ на базе этого танка было построено не сразу, а только в 1945 году, под влиянием боёв на полях Второй Мировой Войны, и как упоминалось выше, должна была вооружаться 75 мм пушкой.

Изображение

По программе 1941 года испанская армия должна была получить 1000 таких танков. Но экономические проблемы, связанные с последствиями гражданской войны, так и не дали им осуществиться. Эти машины никогда не производились серийно.

www.rushnglory.com

Бронетанковой техникой Испания обзавелась накануне Первой мировой войны. В 1914 году во Франции были приобретены 24 бронеавтомобиля «Шнайдер-Крезо», изготовленные на шасси парижских автобусов. Эти машины использовались для несения патрульной службы и ведения боевых действий на территории Испанского Марокко.

После Первой мировой войны Испания получила четыре французских танка «Шнейдер» СА I, а затем и несколько десятков легких Renault FT 17.

С 1926 года на государственном заводе «Трубиа» были начаты работы по созданию собственного испанского танка, который получил название «быстроходный танк пехоты» или же «Модель «Трубиа». Серия А». Всего изготовили 12 таких машин.

В 1932 году на вооружение Гражданской гвардии поступили бронеавтомобили «Бильбао» (48 единиц), которые выпускались на шасси коммерческого грузовика «Форд».

18 июля 1936 года против правительства Испанской республики начался вооруженный мятеж во главе с командующим Африканской армией Испании генералом Ф.Франко. Высадив Африканскую армию на континент, в течение нескольких недель Франко захватил половину территории страны. Однако в крупных промышленных центрах и столице мятеж не был поддержан. Началась гражданская война.

К 1936 году испанские бронетанковые силы располагали ничтожно малым числом боеготовых машин. 10 исправных танков Renault FT 17 насчитывалось в 1-м танковом полку, 5 — во 2-м. На артиллерийском складе в Мадриде находились и четыре танка «Шнейдер» СА I. Наконец, в распоряжении 32-го пехотного полка «Милан» имелись танки «Трубиа».

На стороне республиканского правительства остался 1-й танковый полк, три танка «Трубиа» из полка «Милан» и 24 (по другим данным 41) бронемашины «Бильбао».

Как видим, количество бронетехники в Испании на начало гражданской войны было столь невелико, что вряд ли это могло бы оказать заметное влияние на ход боевых действий, если бы не поставки из-за рубежа. Источники этих поставок были весьма разнообразны. Так, скажем, в 1937 году Парагвай продал Испанской республике значительное количество вооружения, в том числе, и танки Vickers mod.A (3 шт.) и mod.В (1 шт.), захваченные в ходе войны с Боливией.

Самые массовые же поставки бронетанковой техники осуществлялись из Италии, Германии и СССР.

Первые пять итальянских танкеток CV 3/35 прибыли в Испанию 16 августа 1936 года. Всего за время гражданской войны туда отправили 149 боевых машин этого типа, а также 16 бронеавтомобилей Lancia !.Z.

Итальянская техника находилась на вооружении как в войсках испанских националистов, так и в Итальянском добровольческом корпусе.

В октябре 1936 года на Пиренейский полуостров прибыла немецкая танковая группа «Дроп» (Panzer-gruppe Drohne) под командованием подполковника фон Тома, насчитывавшая 41 легкий танк Pz.l Ausf.A. В декабре к ним присоединились 19 Pz.l Ausf.B. До конца гражданской войны немцы доставили в Испанию 180 танков Pz.l.

Итальянские и немецкие боевые машины принимали самое непосредственное участие в боях за Мадрид, где и понесли жестокие потери от огня полученных республиканцами советских танков.

Первые советские Т-26 были выгружены в порту Картахена 26 сентября 1936 года. Всего же за годы гражданской войны СССР поставил республиканской Испании 297 танков Т-26, 50 танков БТ-5 и 120 бронеавтомобилей (80 БА-6, 33 ФАИ и 7 БА-И), а также направил 351 специалиста-танкиста.

С 1936 по 1939 год попытки организации собственного производства бронетанковой техники предпринимались и в самой Испании. В зоне, контролируемой националистами, были разработаны и изготовлены опытные образцы легких танков С.С.1 (1937 г.) и «Вердеджа» (1939 г.), в которых использовались элементы ходовой части итальянской танкетки CV 3/35 и советского танка Т-26. Осуществили франкисты и довольно успешную переделку немецкого Pz.l, установив в увеличенной по высоте башне последнего 20-мм автоматическую пушку Breda.

В отличие от националистов, республиканцы сосредоточились на постройке броневиков и добились в этом впечатляющих успехов. С осени 1936 по март 1939 года на заводах Бильбао и Барселоны были изготовлены несколько десятков броневиков. Тип их бронировки зависел от наличия броневого листа и возможностей предприятия-изготовителя. На некоторых машинах ставились башни с разбитых Т-26.

Помимо этих импровизированных бронеавтомобилей на испанских заводах с помощью советских специалистов удалось наладить выпуск полноценных боевых машин: бронеавтомобилей — UNL-35 и Chevrolet 1937. Они-то и составили основу бронеавтомобильного парка Испанской республики.

Трехосный бронеавтомобиль Chevrolet 1937 выпускался с 1937 года заводом General Motors в Барселоне на шасси коммерческого грузовика Chevrolet SD по типу советского БА-6. На части машин устанавливали башни, снятые с не подлежащих ремонту Т-26, БТ-5 и БА-6. Всего было изготовлено чуть более 70 броневиков этого типа.

После поражения республиканцев их бронетанковая техника стала трофеями армии Франко. Впрочем, первые трофейные советские танки поступили в войска националистов уже в начале гражданской войны. В марте 1937 года в составе танковой группы «Drohne» были развернуты четыре роты, укомплектованные танками Т-26. С августа 1937 года началось преобразование этой немецкой танковой части в испанскую. Впоследствии она, а также 1-й батальон Испанского иностранного легиона стали основой бронетанковых сил франкистов.

Генералу Франко удалось не допустить втягивания разоренной гражданской войной Испании во Вторую мировую, хотя немцы и добивались этого. Участие Испании свелось к посылке на Восточный фронт добровольческой «Голубой дивизии». Об оснащении ее бронетанковой техникой ничего не известно. Скорее всего, ее просто не было, поскольку дивизия была пехотной.

На вооружении же бронетанковых частей испанской армии в период Второй мировой войны в основном состояли танки Pz.l и Т-26, бронеавтомобили БА-6, UNL-35 и Sevrolet 1937.

Кстати, последние приняли участие в боях Второй мировой войны. В феврале 1939 года после разгрома Каталонского фронта несколько таких машин перешли французскую границу, где и были интернированы. В мае 1940 года на военных складах в Версале их захватили немцы и ввели в строй вермахта. Две таких машины под названиями Leopard и Jaguar были захвачены Красной Армией в августе 1941 года на Западном фронте.

В 1944 году танковый парк Испании пополнился несколькими десятками танков Pz.IV, закупленных в Германии. Эти машины, как и материальная часть периода гражданской войны, эксплуатировались испанцами до второй половины 50-х годов.

Бронеавтомобиль UNL-35

Легкий бронеавтомобиль, разработанный по типу советского ФАИ под руководством советского военного инженера Н.Алымова. С 1937 по март 1939 года заводы Union Naval de Levante в Валенсии и Amat (г.Элда, провинция Аликанте) изготовили более 120 единиц.

Серийная модификация:

шасси грузового автомобиля ЗИС-5, укороченное на 140 мм (или шасси Ford V8, или Sevrolet). Корпус клепаный, двухслойный — из 7-мм бронелиста и 3-мм котельного железа. Один пулемет ДТ (или «максим», или М6-13) устанавливался в башне, другой — в лобовом листе корпуса.

Первой «боевой» операцией бронеавтомобилей UNL-35 стало участие в подавлении восстания анархистов в Барселоне в мае 1937 года. К лету 1938 года все машины этого типа находились в составе 1-й (Каталония) и 2-й (зона «Центр —Юг») бронетанковых дивизий республиканской армии.

После разгрома Испанской республики в марте 1939 года оставшиеся в строю броневики UNL-35 поступили на вооружение армии Франко, в составе которой прослужили до 1957 года.

UNL-35

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ БРОНЕАВТОМОБИЛЯ UNL-35

БОЕВАЯ МАССА, т: 4,

ЭКИПАЖ, чел.: 3.

ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ, мм: длина — 4720, ширина — 1800, высота—2540, база—3150, колея — 1546/1676, дорожный просвет — 270.

ВООРУЖЕНИЕ: 2 пулемета ДТ обр. 1929 г. калибра 7,62 мм.

БОЕКОМПЛЕКТ: 1 500 патронов.

ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ: механические прицелы.

БРОНИРОВАНИЕ, мм: 7+3.

ДВИГАТЕЛЬ: ЗИС-5, 6-цилиндровый, карбюраторный,

рядный, жидкостного охлаждения; мощность 73 л.с. (53,7 кВт) при 2400 об/мин; рабочий объем 5550 см?.

ТРАНСМИССИЯ: двухдисковое сцепление сухого трения, четырехскоростная коробка передач, карданная передача, механические тормоза.

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ: колесная формула 4×2, — размер шин 34″х7″; подвеска на полуэллиптических листовых рессорах.

СКОРОСТЬ МАКС,: км/ч: 50.

ЗАПАС ХОДА, км: 230.

СРЕДСТВА СВЯЗИ: нет.

Легкий танк 7ТР. 3-й танковый батальон Войска Польского, Польша, 1938 г.

Самоходная установка Т.13 Type III. 1-я дивизия арденнских стрелков (1е Division des Chasseurs Ardennais), Бельгия, 1940 г. «Арденнский вепрь» — эмблема арденнских стрелков.

Легкий танк Т. 15. 3-й уланский полк (Зе Regiment de Lanciers), Бельгия, 1940 г. Эмблема 3-го уланского полка.

Танкетка Т-32. Боевые машины, поставленные в Югославию, имели стандартный чехословацкий трехцветный камуфляж, Югославия, апрель 1941 г.

Легкий танк Т-26Е (R-658). Финляндия, г. Вийпури, 19 июня 1944 г.

Зенитная установка Anti II (R-904). Бронированная зенитная батарея танковой дивизии, Финляндия, 1944 г.

Танкетка R-1. Бронекавалерийский эскадрон одной из румынских кавалерийских дивизий, район Сталинграда, август 1942 г.

Легкий танк LT-40. «Быстрая группа» словацкого армейского корпуса, Украина, 1941 г.

Легкий танк Strv m/41 S1. 3-й танковый полк (3rd Tank Regiment Sodermanland), Швеция, 1942 г.

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Вы что ни будь знали об Испанских танках времён Второй Мировой Войны? Да, я не оговорился. Испания не участвовала во Второй Мировой Войне, но именно в это время в этой стране были построены прототипы оригинальных испанских машин.

Именем «Verdeja» был назван целый ряд легких танков в Испании построенных между 1938 и 1954 годами.

После окончания гражданской войны эти машины должны были заменить в испанской армии немецкий лёгкий танк Panzer I и Т-26 советского производства. В рамках этого проекта, во главе которого стоял капитан Феликс Вердеджа Бардалес, было разработано четыре прототипа танков.

Испанские танки
 

 

 

Группа конструкторов завершила изготовление первого прототипа в январе 1939 года. В рамках этого проекта были созданы прототипы не только танков, но и САУ на их базе. В конструкции машины использовались узлы и агрегаты танков стоявших на вооружении испанской армии (Panzer I и Т-26), за исключением ходовой, которая была разработана самостоятельно.

 

Испанские танки

Танки вооружались пушкой калибром 45 мм, для вооружения же самоходки предусматривалась 75 мм противотанковое орудие. Масса машин находилась в диапазоне между 5,5 и 6,5 тонн. В качестве силового агрегата планировалось использовать автомобильный бензиновый двигатель Форд V8 мощностью всего 65 л.с. Который был слегка переделан под особенности боевой машины. Коробка передач была взята от немецкого танка Panzer I. Всё вместе давало возможность этой машине набирать максимальную скорость 44 км/час. И она имела запас хода в 220 км.

Испанские танки

Броня у танков была толщиной всего 16 мм. Экипаж составлял три человека.

Испанские танки

САУ на базе этого танка было построено не сразу, а только в 1945 году, под влиянием боёв на полях Второй Мировой Войны, и как упоминалось выше, должна была вооружаться 75 мм пушкой.

Испанские танки

По программе 1941 года испанская армия должна была получить 1000 таких танков. Но экономические проблемы, связанные с последствиями гражданской войны, так и не дали им осуществиться. Эти машины никогда не производились серийно.

Испанские танки

Коллеги если вас не затруднит то комментарии оставляйте у меня в блоге.

Источник — Сайт "Альтернативная история"

  

ww-tank-ru.livejournal.com

Т-26 отличались хорошей проходимостью даже в горной местности

В 1936 году в Испании началась гражданская война между республиканцами и националистами — сторонниками генерала Франко. В ходе этого конфликта страна превратилась в своего рода полигон, на котором обкатывалось новое оружие и разрабатывалась тактика его применения.

Разумеется, не обошлось без танков. Республиканская Испания получила из СССР более трёх сотен танков Т-26 и БТ-5. Войска франкистов были усилены немецкими танками Pz I и итальянскими CV 35.

«Пожарные команды» республиканцев

Испания — специфическая страна с множеством горных хребтов и плоскогорий, делящих её на полуизолированные области. Для переброски бронетехники к месту боёв республиканцы активно использовали мощные немецкие и американские грузовики. Водителям приходилось быть осторожными: на узких горных дорогах достаточно было отклониться на несколько сантиметров, чтобы рухнуть в пропасть. Риск оправдывала возможность меньше чем за сутки доставить танки на расстояние более 400 километров.

Это было очень важно для республиканской армии, которая во время наступления франкистов то и дело вынуждена была быстро затыкать дыры во фронте. Танки играли роль «пожарной команды» и могли не выходить из боя несколько суток. Экипажи выматывались до предела. Очевидцы рассказывали о нервных срывах и приступах галлюцинаций у истощённых людей.

Отвага танкистов была велика: они ходили в атаки по 10–15 раз за день, воевали со сломанными рёбрами, обожжённые, раненые. Если было нужно, они садились в танки с пробитыми башнями. И когда возникала необходимость заменить погибшего или потерявшего боеспособность танкиста, часто брали первого попавшегося солдата. По пути на фронт ему наскоро объясняли, как заряжать пушку, и на этом учёба заканчивалась.

Ни о каком взаимодействии танков между собой или с другими видами войск в таких условиях говорить не приходилось. Поэтому в Испании танки воевали мелкими группами или вообще поодиночке, без сложных манёвров и стреляя по всем целям только из пушки. Огонь старались вести с места — так было проще попасть. Выстрелов не жалели, выпуская в день до семи боекомплектов бронебойных снарядов. Ими стреляли даже по пулемётам, благо точная 45-мм пушка Т-26 позволяла попадать в небольшие цели.

Школа локальной войны

Трофейные Т-26 в армии франкистов, 1938 годВзаимодействие войск вообще было серьёзной бедой республиканской армии. Теоретически танки должны были идти за пехотой, а когда она приближалась к вражеским порядкам — быстро обогнать её, атаковать врага и снова уйти за спины пехотинцев. На практике танкисты постоянно жаловались на пехоту, которая вместо боя «лежит, любуется».

Разведка также была плохой: о том, где находится противник, танкисты знали в лучшем случае по направлению на карте. Рекогносцировка местности практически не проводилась, так что танки шли в атаку почти что вслепую.

Франкисты, со своей стороны, воевали более основательно. Сначала они «обрабатывали» оборону противника авиацией и артиллерией. Затем в атаку шли танки с пехотой. Такого удара не выдерживали даже хорошо подготовленные бойцы добровольческих иностранных подразделений (интербригад), сражавшиеся на стороне республиканцев. Захватив даже небольшой клочок территории, солдаты Франко немедленно окапывались, а уже через два-три дня возводили и бетонные укрепления. Сразу же за пехотой подтягивались пушки.

Танк Т-26 справедливо называли основной ударной силой республиканской армии, наравне с авиацией. Его хвалили за меткую и безотказную пушку, надёжный мотор, а также приличную скорость. Моторы Т-26 выдерживали по 100–150 часов работы, был случай, когда мотор без нареканий работал почти сутки подряд. В боях «танк на танк» пулемётные немецкие Pz. I и итальянские CV 35 не были для Т-26 серьёзными соперниками. Их вообще часто принимали не за «настоящие» танки, а за танкетки. Именно испанский опыт привёл к тому, что пулемётные танки сошли со сцены уже в ближайшем будущем.

Немецкие Pz.I в ИспанииТаким образом, в качестве техники республиканцы превосходили франкистов. Но последние, даже не имея достаточного количества противотанковых пушек, не бежали от танков, а сопротивлялись. В ход шли подручные средства, например бутылки с бензином или вкопанные на дороге бочки со смолой.

Экипажи танков быстро научились сбивать выстрелами балконы домов, с которых по ним метали бутылки с «горючкой». Однако воевать в населённых пунктах танкам было трудно: враг мог оказаться где угодно, а заметить его изнутри машины — дело непростое. Тем более что испанские селенья веками строились как миниатюрные крепости — с узкими кривыми улицами, тупиками и площадями, которые простреливались со всех сторон. Толщина каменных стен домов могла достигать двух метров, обычным делом были и четырёхметровые ограды. После первых стычек и потерь танкам было категорически запрещено входить в населённые пункты, их полагалось окружать и обстреливать с безопасной дистанции.

worldoftanks.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.