Як пантера

Пантера (PzKpfw V «Panther») – это немецкий танк времен Второй мировой войны. По немецкой классификации он был средним, а по всем другим скорее мог относиться к тяжелым.

Пантера

История создания

Когда в начале Второй мировой немцы столкнулись с советскими Т-34, они испытали настоящее потрясение – этот танк превосходил всю бронетехнику Германии того времени. Поэтому уже в 1941 году было решено начать разработку нового немецкого среднего танка. Вообще работы над такой машиной велись еще с 1938 года, но Т-34 их очень сильно подстегнул.

В ноябре 1941 года компаниям MAN и Daimler-Benz выдали техническое задание на новую боевую машину массой 35 тонн, двигателем 600-700 лошадиных сил и броневой защитой 40 мм. Новому танку сразу присвоили имя «Пантера». А немного раньше начали разрабатывать новое танковое орудие 75 мм, для пробития брони 140 мм на дистанции километр.


Немецкие конструкторы внимательно изучили трофейные образцы танков противников, особенно Т-34, и уже весной обе фирмы представили свои прототипы. Танк от Daimler-Benz оказался слишком похож на Т-34, но в целом понравился Гитлеру. У танка от фирмы MAN была более традиционная для немцев компоновка и вешний вид. Кстати, обе фирмы от подвески Кристи, которая использовалась в Т-34, отказались из-за ее архаичности.

Чтобы выбрать из двух вариантов была собрана специальная «Пантер-комиссия». В мае она после многочисленных испытаний и обсуждений все-таки постановила, что танк от компании MAN больше подходит немецкой армии.

У немцев танк считался средним потому, что тяжелыми были машины с орудиями калибром больше 75 мм. При этом готовая машина получилась весом 44 тонны, что по всем остальным классификациям делало ее тяжелым танком.

В конце 1942 года построили две опытные машины. В ходе эксплуатации были выявлены различные недостатки, которые исправляли буквально на ходу. И уже в январе 1943 года с конвейера сошла первая серийная машина Pz.Kpfw.V Panther. Кстати, просто «Пантерой» танк стали называть только в начале 1944 – ранее для его обозначения всегда использовали индекс Pz.Kpfw.V.

Пантера
Пантера Ausf. D1, первая модификация

ТТХ

Общая информация


  • Классификация – средний танк по немецкой классификации;
  • Боевая масса – 44,8 тонн;
  • Компоновочная схема – моторное отделение сзади, управления спереди;
  • Экипаж – 5 человек;
  • Годы производства – 1942-1945;
  • Годы эксплуатации – 1943-1947;
  • Всего выпущено – 5976 штук.

Размеры

  • Длина корпуса – 6870 мм;
  • Длина с пушкой вперед – 8660 мм;
  • Ширина корпуса – 3270 мм;
  • Высота – 2995 мм;
  • Клиренс – 560 мм.

Бронирование

  • Тип брони – катаная, средней и низкой твердости, поверхностно закаленная;
  • Лоб корпуса, верх — 80/55° мм/градус;
  • Борт корпуса, верх — 50/30° мм/градус;
  • Корма корпуса, верх — 40/30° мм/градус;
  • Днище – 17-30 мм;
  • Крыша корпуса – 17 мм;
  • Лоб башни – 110/10° мм/градус;
  • Маска орудия – 100 мм, литая;
  • Борт башни — 45/25° мм/градус;
  • Корма рубки — 45/25° мм/градус.

Вооружение

  • Калибр и марка пушки – 75 мм KwK 42;
  • Длина ствола – 70 калибров;
  • Боекомплект пушки – 81;
  • Пулеметы — 2 × 7,92 MG-42.

Подвижность

  • Тип двигателя – карбюраторный, 12-цилиндровый, V-образный;
  • Мощность – 700 лошадиных сил;
  • Скорость по шоссе – 55 км/ч;
  • Скорость по пересеченной местности – 25-30 км/ч;
  • Запас хода по шоссе – 250 км;
  • Удельная мощность – 15,6 л.с. на тонну;
  • Тип подвески – торсионная.

Пантера

Модификации

  • Pz.Kpfw.V Panther Ausf. D1 – первые двадцать серийных машин. Никогда не участвовали в боях – на них готовили экипажи в тылу. У машин был двигатель HL 210 P45 и лобовая броня 60 мм;
  • Ausf. D2 – первая серийная модификация, очень похожая на D1. Была усилена лобовая броня, командирская башня и дульный тормоз приобрели «пантеровский» вид;
  • Ausf. А – модификация с новой башней, без амбразур и небольших люков, с более удобным прицелом и привычной шаровой установкой курсового пулемета. Часто машины оснащали фальшбортами;
  • Ausf. G – самая массовая модификация, производилась с весны 1944 года, с усиленным бронированием. Некоторым «Пантерам» поставили маску орудия с «юбкой», чтобы башню не заклинивало от попаданий снарядов противника;
  • Ausf. F – последняя модификация, была разработана осенью 1944. Должна была быть еще более защищенной, но до конца войны выпустили только несколько корпусов и башен и ни одного прототипа не собрали.

Осенью 1943 года начали разрабатывать вторую «Пантеру», на которую бы поставили 88-мм пушку, как на Королевском тигре, и новую башню, то есть своеобразный облегченный второй Тигр. Но подходящего двигателя для машины так и не подобрали.

Пантера
Башня Ausf. F
Пантера
Изображение прототипа Panther II

Машины на базе танка «Пантера»

  • Ягдпантера – тяжелая САУ, истребитель танков. Была разработана после успеха Фердинанда на Курской дуге как новая САУ на более мобильном шасси от «Пантеры». Одна из лучших САУ того времени, с хорошим бронированием и огневой мощью;
  • Bergepanther – бронированная ремонтно-эвакуационная машина. Вместо башни на нее ставилась открытая платформа, лебедка и кран. Имелся пулемет для обороны. Также считалась лучшей БРЭМ Второй мировой.

Пантера
Jagdpanther

Несколько машин на базе «Пантеры» так и осталось на стадии проекта или прототипа:

  • Panzerbeobachtungswagen Panther – танк артиллерийских наблюдателей – вместо пушки ставился деревянный макет. У машины было несколько перископов и стереоскопический дальномер. Было построено либо один экземпляр, либо 41 машина, точных данных нет;
  • Существовало несколько проектов САУ на шасси «Пантеры», но все они не стали даже прототипами, и остались только на бумаге;
  • Также было несколько проектов Зенитных самоходных установок на базе «Пантеры». Многие отклонили, но в 1944 году наконец приняли проект ЗСУ Flakpanzer «Coelian». Построили только макет, прототип так и не изготовили.
Пантера
Flakpanzer «Coelian», макет

Боевое применение


Свою боевую карьеру «Пантеры» начали в июле 1943 года, и за 22 месяца службы успели побывать на Итальянском, Западном и Восточном фронте.

Первое крупное сражение, в котором они участвовали – это операция «Цитадель». Многие из руководства относились к операции насторожено, отмечая в том числе, что «Пантеры», на которые другие так надеются, еще не идеальны и требуют испытаний. В итоге нападение откладывалось, что дало советским войскам возможность улучшить оборону. В сражении со стороны немцев в основном участвовали «Тигры», Pz Kpfw IV и Pz Kpfw III, а вот «Пантеры» действительно постоянно ломались и горели – из 200 машин из строя вышло 160, причем многие не удалось эвакуировать.

Пока шло советское наступление, недостатки PzKpfw V исправили, и наконец они стали боеспособными. Иногда удавалось проводить эффективные контратаки. Часто «Пантеры» и другие танки использовались для быстрых перебросов в разные места для сдерживания наступления Красной армии. К примеру, в бою под Балабановкой полк «Ваеске» нанес противнику очень серьезные повреждения, потеряв всего пять Пантер и одного Тигра.

Пантера

Достаточно активно танки участвовали в боях на Украине, особенно под Каменец-Подольским. Там себя хорошо проявил генерал Хубе, хотя против немецких танков и были погодные условия – машины постоянно ломались из-за раскисших дорог.

После гибели Хубе Первой танковой армии явно нужна была небольшая передышка, но Гитлер в ней отказал. Несмотря на достаточно высокую эффективность «Пантер» сдерживать советские войска немцы уже не могли.


Пантера

На Западе

На Западе «Пантеры» тоже активно участвовали в боях, и наносили союзникам серьезный ущерб. Англичане и американцы считали, что чтобы подбить один PzKpfw V нужно потерять пять Кромвелей или Шерманов. Но численное превосходство союзников и тут делало свое дело. Кроме того, было запрещено отступать, и танки часто попадали под артналеты, а местность Нормандии совершенно не подходила для танков. Единственным крупным успехом в этой зоне была ликвидация прорыва англичан под Вильер-Бокаж.

Бои шли по-разному – 11 июля 1944 года «Патеры» сильно пострадали в бою против истребителей танков союзников, но уже 18 числа того же месяца первый танковый корпус СС остановил три английские танковые дивизии.

Пантера
Подбитая Пантера

«Пантеры» участвовали в операции «Льеж», но почти половина танков была уничтожена авиацией союзников. Также много танков было потеряно в окружении под Фалезом. Однако разведка докладывала, что «Пантера» становится все более надежной, и ее уже считали самым опасным танком Германии.

Последней крупной операцией на Западном фронте, в которой участвовали «Пантеры», было наступление в Арденнах. Операция провалилась с потерей практически всех танков. И хотя PzKpfw V показывал себя очень эффективно, их было слишком мало.

Вообще эксперты считают, что «Пантеры» была лучшим немецким средним танком Второй мировой войны, однако ее нужно было немного довести до ума – она превосходила Pz Kpfw IV по всем показателям, кроме надежности, однако в 1943 году надежность была не так важна, как мощь, скорость и бронирование.

Танк в культуре

Танк «Пантера» был распространен очень широко, так что его можно встретить почти во всех компьютерных и мобильных играх, посвященных Второй мировой войне, таких, как Блицкриг, «Panzer General» и другие. Есть он и в играх о танковых боях,

Танк «Пантера» можно увидеть в следующих компьютерных играх: World of Tanks и War Thunder.

Очень часто в играх ТТХ танка не совпадают с реальными.

«Пантеры» можно увидеть в советском фильме 1949 года «Падение Берлина» — в съемках участвовали настоящие танки на ходу.

Также существует довольно много моделей «Пантеры», производимой разными фирмами, в том числе российской «Звездой». Есть как пластиковые, так и бумажные модели для стендового моделизма.


Пантера
Раскрашенная модель фирмы «Звезда»

Память о танке

До наших дней дошло 16 «Пантер» в хорошем состоянии. Три стоит в Бельгии, 2 – в Великобритании, все модификации G. В Германии и Канаде можно увидеть Ausf. A, в Нидерландах – Ausf. D и Ausf. G. В России в Кубинке выставлена Пантера Ausf. G, восстановленная до ходового состояния. Пять машин модификаций А и G находятся в различных музеях США. Четыре танка модификации A выставлены во Франции, одна машина Ausf. D есть в Швейцарии.

Пантера
Пантера в Кубинке


tanki-tut.ru

«Пантера» — безусловно один из наиболее известных тяжелых танков, принимавших участие во второй мировой войне. Катализатором создания этой непредусмотренной в системе танкового вооружения вермахта боевой машины стал советский средний танк Т-34. Его появление на Восточном фронте заставило Министерство вооружения Германии приостановить работы, которые с 1937 года вела фирма Непschel над перспективным танком 30-тонного класса. 18 июля 1941 года фирма Rheinmetall получила заказ на разработку 75-мм длинноствольной пушки, способной пробивать 140-мм броню на дистанции 1000 м. 25 ноября фирмам Daimler-Benz и MAN был, в свою очередь, выдан заказ на 35-тонный танк. Тактико-технические требования к новой боевой машине определили следующие: ширина до 3150 мм, высота- 2990 мм, двигатель мощностью 650-700 л.с., броневая защита- 40 мм, максимальная скорость движения — 55 км/ч. Задание получило условное название — «Пантера».

Танк, спроектированный фирмой Daimler-Benz, внешне сильно напоминал Т-34, но тем не менее понравился Гитлеру. С советской машины была полностью скопирована компоновка с задним расположением моторно-трансмиссионно-го отделения и ведущих колес. Восемь опорных катков большого диаметра располагались в шахматном порядке, блокировались по два и имели листовые рессоры в качестве упругого элемента подвески. Предполагалось использовать на танке дизельный двигатель Daimler-Benz MB 507. В начале февраля 1942 года началась постройка прототипа — VK 3002(DB), а четыре недели спустя Гитлер приказал министру вооружения Шпееру выдать фирме заказ на первые 200 машин. Впрочем, точка зрения фюрера не нашла понимания и поддержки в министерстве вооружения, эксперты которого не без оснований считали, что во фронтовых условиях внешнее сходство с Т-34 могло послужить причиной обстрела танка своей же артиллерией. Проект фирмы MAN, имевший традиционную немецкую компоновку с передним расположением трансмиссии и ведущих колес, казался им более предпочтительным, хотя и был значительно сложнее. Эти разногласия привели к формированию так называемой «Пантер-комиссии».

13 мая 1942 года Гитлеру доложили заключение экспертов по обоим проектам; предпочтение при этом однозначно отдавалось танку фирмы MAN. Фюрер был вынужден согласиться с мнением специалистов, но тут же выдвинул свои условия: первую машину нужно изготовить в июле, а две следующие — в августе 1942 года. Цена одного танка без вооружения составила 117 тысяч рейхсмарок (для сравнения PzIII стоил 96 163, а «Тигр»-250 800 марок).
Конструкторами PzKpfw V (название «Пантера», без упоминания армейского индекса ввели по приказу фюрера только с 27 февраля 1944 года) были главный инженер танкового отдела фирмы MAN П.Вибикке и инженер Г.Книпкамп из управления усовершенствования и испытания вооружения.

Первые два танка V1 и V2 (V — Versuch — опыт), отличавшиеся друг от друга незначительными деталями, изготовили к сентябрю 1942 года. 3 ноября одну из машин, с макетом вместо настоящей башни, продемонстрировали Шпееру на учебном полигоне в Бад Берка. В ходе испытаний выявились существенные недостатки в ходовой части. На их устранение требовалось время, а это задерживало начало серийного производства. Заказом же предусматривалось изготовить 250 танков в довольно сжатые сроки — к 12 мая 1943 года. К тому же поступило неожиданное распоряжение Гитлера вооружить «Пантеру» 75-мм пушкой с длиной ствола в 100 калибров. К счастью (для немцев, разумеется), эта пушка еще не была готова и серийному производству танка указание фюрера сильно не помешало.

Первая серийная «Пантера» покинула заводской цех фирмы MAN 11 января 1943 года. Танки «нулевой» серии (20 единиц) получили обозначение Ausf А. Они не имели ничего общего с одноименными машинами, выпускавшимися с сентября 1943 года. Характерной особенностью первых серийных «пантер» была командирская башенка с выступом на левом борту башни и однокамерный дульный тормоз пушки. Танки оснащались двигателями Maybach HL210P45 и имели лобовую броню толщиной 60 мм. Их использовали только в тылу для подготовки экипажей. С февраля 1943 года обозначение машин этой серии изменилось на Ausf D1.

До сих пор нельзя сказать точно, почему первая крупносерийная модификация «Пантеры» получила обозначение D. Возможно, буквы В и С зарезервировали для других вариантов.

Танки PzKpfw V Ausf D (у этой и последующих модификаций индекс по сквозной системе обозначений боевых машин вермахта был одинаковым — SdKfz171) незначительно отличались от прототипов и машин «нулевой» серии. Изменения затронули в основном командирскую башенку и дульный тормоз пушки — они приобрели более привычный «пантеровский» вид. Толщина лобовой брони возросла до 80 мм. На танках установили и новую коробку передач типа АК 7-200.

Следует отметить, что на машинах выпуска первой половины 1943 года командирская башенка была аналогична башенке «Тигра», позже ее заменили на новую, с семью перископическими приборами наблюдения по периметру и специальным кольцом для установки зенитного пулемета MG 34.

По бортам башни крепились мортирки NbK 39 для запуска дымовых гранат калибра 90 мм.
Броня танков, выпущенных во втором полугодии, покрывалась «циммеритом», кроме того, они оснащались фальшбортами, изготовленными из 5-мм броневых листов.

К характерным особенностям машин серии D (официально D2) относится отсутствие шаровой установки курсового пулемета (он размещался внутри танка и только для стрельбы вставлялся в узкую вертикальную щель, закрывавшуюся откидной крышкой), а также наличие в левом борту башни круглого лючка для выброса стреляных гильз и бойниц для стрельбы из личного оружия в бортах и корме башни.

Как уже упоминалось, первую партию «пантер» планировалось изготовить к 12 мая 1943 года — дату выбрали не случайно, 15 мая должно было начаться немецкое наступление под Курском — операция «Цитадель». Однако в течение февраля и марта большую часть из 77 изготовленных танков военные не приняли, в апреле же вообще не приняли ни одного. В связи с этим сроки наступления перенесли на конец июня. К концу мая вермахт получил долгожданные 324 «пантеры», что позволило укомплектовать ими 10-ю танковую бригаду. Но возникшие проблемы с освоением танкистами сложного бинокулярного прицела TZF 12 и желание ввести в строй еще 98 танков, выпущенных в июне, заставили передвинуть дату начала наступления с 25 июня на 5 июля. Так трудности с производством и освоением в войсках первых «пантер» повлияли на сроки летнего наступления на Восточном фронте в 1943 году.

Для восполнения потерь, понесенных в боях под Курском, начиная с августа был установлен ежемесячный производственный план — 250 «пантер». Однако в августе изготовили только 120 танков — в результате бомбежек союзной авиации оказались сильно разрушенными заводы фирмы MAN в Нюрнберге и DaimIer-Benz в Берлине. Не удалось выполнить план и в сентябре (197 машин), и лишь в октябре заводские цехи покинули 257 танков!
С сентября 1943 года начался выпуск следующей модификации «Пантеры» — Ausf А. Изменений внесли не много: появилась шаровая установка курсового пулемета в лобовом листе корпуса; ликвидировали лючок для выброса стреляных гильз и бойницы для стрельбы из личного оружия в бортах башни; вместо двух фар стали устанавливать только одну — на левом крыле. Бинокулярный прицел заменили монокулярным TZF 12а. Угол возвышения танковой пушки уменьшился с 20° (у Ausf D) до 18°.

Модификацию Ausf G — самую массовую из трех (изготовлено 3740 танков) — запустили в серийное производство в марте 1944 года. Бортовые листы корпуса получили угол наклона в 61 ° (у D и А — 50°), толщина бортовой брони возросла до 50 мм, а лобовой брони башни — до 110 мм, из лобового листа корпуса был удален люк-пробка механика-водителя. Посадочные люки пулеметчика и механика-водителя приобрели другую форму. Часть танков получила маску пушки со своеобразной «юбкой» в нижней части, делавшей невозможной заклинивание башни при попадании вражеского снаряда. На три выстрела увеличился боекомплект пушки, были внесены изменения в конструкцию вентиляторов, жалюзи двигателя, выхлопных патрубков и т.д. Танки серии G планировалось оснастить опорными катками без резиновых бандажей, но полное отсутствие фотографий боевых машин с такой ходовой частью дает основания предположить, что этот проект остался на бумаге. Машину с необрезиненными катками в опытном порядке построила фирма MAN в сентябре 1944 года. Некоторые серийные «пантеры» имели одиночные необрезиненные катки на последней оси.

Проводились эксперименты по использованию на «Пантере» различных двигателей: MAN/Argus LD 220 с воздушным охлаждением и мощностью 700 л.с. (515 кВт), авиационного звездообразного BMW 132D мощностью 650 л.с. (478 кВт), дизельного Daimler-Benz MB 507 мощностью 850 л.с. (625 кВт).

Испытывались и новые варианты трансмиссий — гидростатическая и гидродинамическая, оборудование подводного вождения и опорные катки с внутренней амортизацией. Однако применения на серийных машинах все эти новшества не нашли. Остался нереализованным и огнеметный вариант «Пантеры».

После прекращения работ над разведывательным танком VK 1602 «Леопард» фирмы Krupp и Rheinmetall приступили к проектированию варианта «Пантеры» того же назначения. Предполагалось оснастить машину новой башней с 50-мм пушкой KwK 39 L/60. Этот проект не приняли, так как вооружение его было признано недостаточным, а в разведывательных целях использовались линейные танки.

Применение союзниками по антигитлеровской коалиции во все возрастающих объемах авиации для борьбы с немецкими танками (особенно после открытия второго фронта в Европе) свело возможность передвижения танковых частей днем практически к нулю. Остро встал вопрос об оснащении танков приборами ночного видения, работа над которыми велась фирмой AEG с 1936 года. На командирской башенке «Пантеры» был смонтирован инфракрасный прожектор-осветитель мощностью 200 Вт и прибор наблюдения, который позволял вести наблюдение за местностью на дистанции 200 м. При этом водитель такого прибора не имел и вел машину, руководствуясь указаниями командира. Чтобы вести огонь ночью, требовался более мощный осветитель. Для этой цели на полугусеничном бронетранспортере SdKfz 250/20 был установлен инфракрасный прожектор Uhu мощностью 6 кВт, обеспечивающий работу прибора ночного видения на дистанции в 700 м. Испытания его прошли удачно, и фирма Leitz-Wetzlar изготовила 800 комплектов оптики для ночных приборов. В ноябре 1944 года панцерваффе получили 63 «пантеры», оснащенные первыми в мире серийными пассивными приборами ночного видения. Фирмой Zeiss-Jena разрабатывался еще более мощный прибор, позволявший «видеть» на расстоянии 4 км, однако из-за больших размеров осветителя — диаметр 600 мм — применения на танке «Пантера» он не нашел.

В 1943 году началось проектирование очередной модификации «Пантеры» — Ausf F, которая существенно отличалась от предшествующих моделей. Важнейшим нововведением стала башня, получившая название Schmalturm («узкая» или «тесная башня»), которая была меньше стандартной и имела другую конструкцию.
В течение 1944 года изготавливалось и испытывалось несколько прототипов. Проектирование закончилось лишь в январе 1945 года.

В итоге толщина брони башни составляла: лоб — 100 мм, борт и корма — 50, крыша — 30. В лобовом листе все еще сохранялась амбразура для телескопического прицела TZF 13. В окончательном варианте лобовая броня увеличилась до 120 мм, бортовая — до 60, а броня крыши — до 40. Устанавливался новый стабилизированный перископический прицел TZF 1 и стереоскопический дальномер фирмы Zeiss. Дальномер с базой 1320 мм и 15-кратным увеличением располагался в передней части башни, по бортам которой имелись броневые колпаки для его окуляров. Предусматривалась и установка прибора ночного видения FG 1250.

Маска пушки типа Saukopfblende («свиное рыло») толщиной 120 мм была подобна примененной на танке «Тигр II».
Новшества не обошли и вооружение танка. И если пушка осталась прежней и была лишь модернизирована на заводах Skoda — она лишилась дульного тормоза и получила индекс KwK 44/1, то башенный пулемет MG 34 заменили на MG 42. Вместо курсового пулемета устанавливался автомат МР 44. Монтаж вооружения в башне осуществлялся на заводах Krupp и Skoda.

Изменения затронули не только башню, но и корпус. Толщину крыши увеличили с 17 до 25 мм, изменили люки водителя и стрелка-радиста.

Испытывались и два новых двигателя: Deutz T8M118 мощностью 700 л.с. (515 кВт) и Maybach HL 234 с непосредственным впрыском топлива и мощностью 850 л.с. (625 кВт).

До конца войны не появилось ни одного прототипа в законченном виде, хотя серийное производство планировалось начать в июне 1945-го. В начале года фирма Daimler-Benz собрала шасси, на котором установили стандартную башню от Ausf G. В свою очередь, «тесную башню» установили на шасси Ausf G и испытывали в Куммерсдорфе. Всего для «Пантеры» Ausf F изготовили 8 корпусов и 2 башни.

В феврале 1943 года были разработаны тактико-технические требования к танку «Пантера II», предполагавшие высокую степень унификации танков «Тигр II» и «Пантера». Осуществить это оказалось достаточно просто, так как на заводах Henschel производились машины обоих типов.

На «Пантере II» предполагалось использовать «тесную башню» и новый корпус. Его лобовая броня достигала 100, бортовая — 60, а кормовая — 40 мм. Вооружение — 88-мм пушка KwK 43 L/71. Поскольку в этом случае масса танка превысила 50 т, встал вопрос о новой силовой установке. В качестве вариантов рассматривались двигатели Maybach HL 234, Simmering Sla 16 (720 л.с.) и MAN/Argus LD 220 (700 л.с.). В 1945 году для «Пантеры II» началось проектирование новой башни со 150-мм лобовой броней.

Ни один из двух прототипов не был достроен. До более или менее высокой степени готовности довели одно шасси, установив на него башню от Ausf G. Интересно отметить, что параллельно с проектированием «Пантеры II» велась разработка танка Е-50, призванного ее заменить.

В процессе работ над Ausf F и «Пантерой II» фирма Krupp дважды предлагала варианты перевооружения обычной «Пантеры» пушкой KwK 43 L/71 калибра 88 мм, но безрезультатно. Остался на бумаге и проект оснащения «Пантеры» 100-калиберной 75-мм пушкой с начальной скоростью снаряда 1250 м/с.

Наряду с созданием новых вариантов линейного танка на базе «Пантеры» выпускалось и несколько машин специального назначения. Первой из них стала бронированная ремонтно-эвакуационная машина (БРЭМ) Bergepanzer V или Bergepanther (SdKfz 179). И не случайно: новые танки поступали в войска, а средств для их эвакуации с поля боя практически не было. Существовавшая техника оказалась слишком слабой -для буксировки танка «Тигр», например, приходилось «запрягать» два 18-тонных тягача Famo.

Заказ на БРЭМ выдали 7 мая 1943 года, а уже месяц спустя фирма MAN начала выпуск шасси Ausf D, предназначенных для нее. Первая партия БРЭМ (46 машин) не имела крана и лебедки, но уже очень скоро на заводе Henschel в Касселе были разработаны и изготовлены кран и лебедка с тяговым усилием 40 т и длиной троса 150 м. Отбор мощности производился от двигателя танка, в кормовой части которого имелись два откидных упо-ра-сошника, предназначенных для удержания машины на месте при работе лебедки. Во время буксировки последняя блокировалась. Башню заменили на грузовую платформу для перевозки запасных частей или демонтированных агрегатов.

БРЭМ, выпущенные на шасси Ausf А и Ausf G, имели увеличенные топливные баки. На верхнем лобовом листе корпуса устанавливался кронштейн для 20-мм пушки KwK 38, прикрытой щитом толщиной 10-15 мм.

«БРЭМ-пантеры» первоначально оснащались кранами грузоподъемностью 1500 кг, а затем 6000 кг. Их использовали, главным образом, для демонтажа двигателей.
В передней части БРЭМ имели два упора с вкладками из твердого дерева-для толкания более узких машин.
1 марта 1944 года на полигоне Бад Берка Bergepanther была продемонстрирована генеральному инспектору танковых войск генерал-полковнику Г.Гудериану. 7 апреля Гитлер отдал приказание об ежемесячном производстве 20 машин. Впрочем, реальный выпуск составил в апреле 13 машин, в мае — 18, в июне — 20, а в июле-только 10. Всего же заводские цехи покинули 347 Bergepanther (в зарубежной литературе встречается и другая цифра — 297).

topwar.ru

«Пантера» (нем. Panzerkampfwagen VI Panther, сокр. PzKpfw VI «Panther»)

Як пантера

Немецкий средний танк периода Второй мировой войны. Данная боевая машина была создана фирмой MAN в 1941—1942 годах как основной танк Вермахта. «Пантера» была оснащена орудием меньшего калибра чем Тигр и по немецкой классификации считалась — танком со средним вооружением (или по простому- средним танком). В советской танковой классификации «Пантера» считалась тяжёлым танком, обозначали его как Т-6 или Т-VI. Тяжёлым танком она считалась и у союзников по антигитлеровской коалиции. В ведомственной сквозной системе обозначений военной техники нацистской Германии «Пантера» имела индекс Sd.Kfz. 171. Начиная с конца зимы (27 февраля) 1944 года фюрер приказал применять для наименования танка только название «Пантера».

Впервые «Пантера» применялась во время битвы на Курской дуге, потом танки данного типа активно эксплуатировались вермахтом и войсками СС на всех европейских театрах военных действий. По мнению целого ряда экспертов, «Пантера» была лучшим немецким танком Второй мировой войны и одним из лучших в мире. В то же время танк обладал целым рядом недостатков, был сложен и дорог в строительстве и эксплуатации. На основе «Пантеры» производились противотанковые самоходные артиллерийские установки «Ягдпантера» и целый ряд специальных машин для инженерных и артиллерийских частей Вермахта.

PzKpfw V

История создания

Разработки по проектированию нового среднего танка, предназначенного для замены PzKpfw III и PzKpfw IV, стартовали в 1938 году. Проект такой боевой машины массой 20 тонн, над которым трудились фирмы «Даймлер-Бенц», «Крупп» и MAN, получил обозначение VK 20.01. Создание новой машины продвигалось довольно медленно, потому что надёжные и проверенные в боях средние танки вполне отвечали требованиям немецких военных. Но, к осени 1941 года конструкция шасси была в основном проработана. Однако к этому времени ситуация изменилась.

После начала войны с Советским Союзом немецкие войска повстречались с новыми советскими танками — Т-34 и КВ. Изначально советская техника не заинтересовала немецких военных, но к осени 1941 года темпы немецкого наступления стали падать, а с фронта стала поступать информация о существенном превосходстве новых советских танков — особенно Т-34 — над машинами Вермахта. С целью изучения советских танков немецкими военными и технарями была создана спецкомиссия. В неё вошли ведущие немецкие конструкторы бронетанковой техники (в частности Ф. Порше и Г. Книпкамп). Немецкие инженеры детально изучили все достоинства и недостатки Т-34 и других советских танков, после чего приняли решение о необходимости принятия в немецком танкостроении таких новшеств, как наклонное размещение брони, ходовая часть с большими катками и широкими гусеницами. Работы над 20-тонным танком были свёрнуты, вместо этого 25 ноября 1941 года фирмам «Даймлер-Бенц» и MAN был дан заказ на создание прототипа 35-тонного танка с применением всех этих конструктивных решений. Перспективный танк получил условное обозначение «Пантера». Для определения наиболее подходящего для вермахта прототипа также была создана «Панцеркомиссия» из ряда видных военных деятелей Третьего рейха.

Весной 1942 года оба подрядчика показали свои прототипы. Опытная машина фирмы «Даймлер-Бенц» внешне сильно напоминала Т-34. В своём стремлении добиться сходства с «тридцатьчетвёркой» они предложили даже оборудовать танк дизельным двигателем, хотя большая нехватка дизельного топлива в Германии (оно в подавляющем большинстве шло на нужды подводного флота) делало данный вариант абсолютно бесперспективным. Адольф Гитлер проявлял большой интерес и склонялся к данному варианту, фирма «Даймлер-Бенц» даже получила заказ на 200 машин. Но всё же в итоге заказ был аннулирован, а предпочтение было отдано конкурирующему проекту фирмы MAN. Комиссия отметила целый ряд преимуществ проекта MAN, например более удачную подвеску, бензиновый двигатель, лучшую манёвренность, меньший вылет орудийного ствола. Также были мнения, что схожесть нового танка с Т-34 приведёт к путанице боевых машин на поле боя, а следовательно и потерям от своего же огня.

Прототипы фирм MAN и «Даймлер-Бенц»

Прототип фирмы MAN был сделан целиком в духе немецкой танкостроительной школы: переднее размещение трансмиссионного отделения и заднее — моторного, индивидуальная торсионная «шахматная» подвеска конструкции инженера Г. Книпкампа. В качестве главного вооружения танк оснащался указанной фюрером 75-мм длинноствольным орудием фирмы «Рейнметалл» (Rheinmetall). Выбор в пользу небольшого калибра определялся желанием получить высокую скорострельность и большой перевозимый боезапас внутри танка. Интересно, что в проектах обеих фирм немецкие инженеры сразу же отказались от подвески типа Кристи, применявшейся в Т-34, сочтя её конструкцию негодной и устаревшей. Над созданием «Пантеры» трудилась большая группа сотрудников фирмы MAN под руководством главного инженера танкового отдела фирмы П. Вибикке. Также огромный вклад в проектирование и создание танка внёс инженер Г. Книпкамп (ходовая часть) и конструкторы фирмы «Рейнметалл» (орудие).

После выбора прототипа стартовала подготовка к быстрейшему пуску танка в серийное производство, которое стартовало в первой половине 1943 года.

Производство

Серийное производство PzKpfw V «Пантера» продолжалось с января 1943 года по апрель 1945 года включительно. Помимо фирмы-разработчика MAN «Пантеру» производили такие известные немецкие концерны и предприятия, как «Даймлер-Бенц», «Хеншель», «Демаг» и др. Всего в создании «Пантеры» учавствовало 136 смежников, распределение поставщиков по узлам и агрегатам танка было таким:

-бронекорпуса — 6;
-двигатели — 2;
-коробки перемены передач — 3;
-гусеницы — 4;
-башни — 5;
-вооружение — 1;
-оптика — 1;
-стальное литьё — 14;
-поковки — 15;
-крепёж, прочие узлы и агрегаты — остальные предприятия.
Кооперация в создании «Пантеры» была очень сложной и довольно развитой. Поставки важнейших узлов и агрегатов танка дублировались, делалось это для того, чтобы избежать перебоев в снабжении при разных нештатных ситуациях. Это оказалось очень полезным, поскольку местоположение принимавших участие в процессе производства «Пантеры» предприятий было известно командованию военно-воздушных сил союзников, и почти все они испытали на себе довольно успешные бомбовые удары противника. В итоге руководство Министерства вооружений и боеприпасов Третьего рейха было вынуждено вывезти часть производственного оборудования в небольшие поселения, менее привлекательные для массированных бомбовых ударов союзников. Также производство узлов и агрегатов «Пантеры» был организован в различного рода подземных укрытиях, ряд заказов был отдан мелким предприятиям. Поэтому начального плана по выпуску 600 «Пантер» в месяц ни разу достичь так и не удалось, максимум серийного производства пришёлся на июль 1944 года — тогда заказчику было сдано 400 машин. Всего было произведено 5976 «Пантер», из них в 1943 году — 1768, в 1944 году — 3749, в 1945 году — 459. Таким образом, PzKpfw V стал вторым по численности танком Третьего рейха, уступив по объёмам выпуска лишь PzKpfw IV.

Описание конструкции

Броневой корпус и башня

Корпус танка делался из катаных поверхностно закалённых броневых плит средней и низкой твёрдости, соединённых «в шип» и сваренных двойным швом. Верхняя лобовая деталь (ВЛД) толщиной 80 мм имела рациональный угол наклона в 57 град. относительно нормали к горизонтальной плоскости. Нижняя лобовая деталь (НЛД) толщиной 60 мм монтировалась под углом 53 град. к нормали. Полученные при обмере трофейной «Пантеры» на полигоне в Кубинке данные несколько отличались от вышеприведённых: ВЛД толщиной 85 мм имела наклон 55 град. к нормали, НЛД — 65 мм и 55 град. соответственно. Верхние бортовые листы корпуса толщиной 40 мм (на поздних модификациях — 50 мм) наклонены к нормали под углом 42 град., нижние монтировались вертикально и имели толщину 40 мм. Кормовой лист толщиной 40 мм наклонён к нормали под углом 30 град.. В крыше корпуса над отсеком управления были люки-лазы для механика-водителя и стрелка-радиста. Крышки люков приподнимались вверх и сдвигались в сторону, как и на современных танках. Кормовая часть корпуса танка разделялась броневыми перегородками на 3 отсека, при преодолении водных преград ближние к бортам танка отсеки могли заполняться водой, но в средний отсек, где находился двигатель, вода не попадала. В днище корпуса были оборудованы технологические люки для доступа к торсионам подвески, спускным кранам системы питания, охлаждения и смазки, откачивающей помпе и спускной пробке картера коробки переключения передач.

Схема бронирования танка «Пантера»

Башня «Пантеры» представляла собой сварную конструкцию из катаных броневых листов, соединённых «в шип». Толщина бортовых и кормовых листов башни 45 мм, наклон к нормали 25 град.. В передней части башни в литой маске оборудовалась пушка. Толщина маски орудия 100 мм. Вращение башни происходило при помощи гидравлического механизма, осуществлявшего отбор мощности от двигателя танка; скорость вращения башни зависела от оборотов двигателя, при 2500 об/мин время поворота башни составляло 17 секунд вправо и 18 секунд влево. Помимо этого был предусмотрен и ручной привод вращения башни, 1000 оборотов маховика соответствовала повороту башни на 360 град.. Башня танка была неуравновешена, из-за чего её поворот вручную при крене более чем 5 град. был в принципе невозможен. Толщина крыши башни равна 17 мм, на модификации Ausf. G её увеличили до 30 мм. На крыше башни оборудовалась командирская башенка, с 6 (позднее с 7) смотровыми приборами.

Двигатель и трансмиссия

На первых 250 танках оборудовался 12-цилиндровый V-образный карбюраторный двигатель Maybach HL 210 P30 объёмом 21 л. С конца весны 1943 года его заменил Maybach HL 230 P45. На новом двигателе были увеличены диаметры поршней, рабочий объём двигателя возрос до 23 л. По сравнению с моделью HL 210 P30, на которой блок цилиндров был алюминиевым, эта деталь у HL 230 P45 делалась из чугуна, из-за чего масса двигателя возросла на 350 кг. HL 230 P30 развивал мощность 700 л. с. при 3000 об/мин. Максимальная скорость машины с новым двигателем не увеличилась, но запас тяги вырос, это разрешило более уверенно преодолевать бездорожье. Интересная особенность: коренные подшипники коленчатого вала двигателя были не скольжения, как это принято везде в современном двигателестроении, а роликовыми. Таким образом создатели двигателя экономили (ценой повышения трудоёмкости изделия) невозобновляемый ресурс страны — цветные металлы.

Трансмиссия состояла из главного фрикциона, карданной передачи, коробки переключения передач (КПП) Zahnradfabrik AK 7-200, механизма поворота, бортовых передач и дисковых тормозов. Коробка передач — трёхвальная, с продольным расположением валов, семиступенчатая, пятиходовая, с постоянным зацеплением шестерён и простыми (безынерционными) конусными синхронизаторами для включения передач со 2-й по 7-ю. Картер коробки скоростей — сухой, масло очищалось и подавалось под давлением прямо в точки зацепления шестерён. Управлять танком было очень легко: выставленный в нужную позицию рычаг КПП вызывал автоматический выжим главного фрикциона и переключение нужной пары.

КПП и механизм поворота делались в виде единого агрегата, это уменьшало количество центровочных работ при сборке танка, но демонтаж габаритного узла в полевых условиях был довольно трудоёмкой операцией.

Приводы управления танком — комбинированные, с гидросервоприводом следящего действия с механической обратной связью.

Ходовая часть

Ходовая часть танка с «шахматным» размещением опорных катков конструкции Г. Книпкампа обеспечивала хорошую плавность хода и более равномерное распределение давления на грунт по опорной поверхности в сравнении с другими техническими решениями. С другой стороны, данная конструкция ходовой части была сложна в производстве и ремонте, а также имела большую массу. Для того, чтобы заменить один каток из внутреннего ряда нужно было сначала демонтировать от трети до половины внешних катков. На каждый борт танка приходилось по 8 опорных катков большого диаметра. В качестве упругих элементов подвески применялись двойные торсионы, передняя и задняя пара катков оснащалась гидравлическими амортизаторами. Ведущие катки — передние, со съёмными венцами, зацепление гусениц цевочное. Гусеницы стальные мелкозвенчатые, каждая из 86 стальных траков. Траки литые, шаг трака 153 мм, ширина 660 мм.

Ходовая часть танка «Пантера»

Вооружение

Главным вооружением танка была 75-мм танковая пушка KwK 42 производства фирмы «Рейнметалл-Борзиг». Длина ствола орудия 70 калибров / 5250 мм без учёта дульного тормоза и 5535 мм вместе с ним. К главным конструктивным особенностям пушки относятся:

-полуавтоматический вертикальный клиновый затвор копирного типа;
-противооткатные устройства:
-гидравлический тормоз отката;
-гидропневматический накатник;
-подъёмный механизм секторного типа.
Ведение огня из орудия было возможно только снарядами с электрозапальной втулкой, кнопка электроспуска располагалось на маховике подъёмного механизма. В критических ситуациях экипаж включал прямо в цепь затвора орудия индуктор, «кнопка» которого, срабатывавшая от удара ногой наводчика обеспечивала выстрел в любой ситуации — качнувшаяся в поле постоянного магнита катушка соленоида давала необходимую ЭДС электрозапалу снаряда. Индуктор включался в цепь затвора при помощи штепселя, как настольная лампа. Башня была оснащена устройством продувки канала орудия после выстрела, оно состояло из компрессора и системы шлангов и клапанов. Воздух для продувки отсасывался из короба гильзоулавливателя.

7,5 cm KwK 42 в музее в Мунстере

Боекомплект пушки состоял из 79 выстрелов для модификаций A и D и 82 выстрелов для модификации G. В боекомплект входили бронебойные снаряды Pzgr. 39/42, подкалиберные снаряды Pzgr. 40/42 и осколочно-фугасные Sprgr. 42.

Выстрелы укладывались в нишах подбашенной коробки, в боевом отделении и отделении управления. Орудие KwK 42 имело мощную баллистику и на момент своего создания было способно поражать практически все танки и САУ стран антигитлеровской коалиции. Лишь появившийся в середине 1944 года советский танк ИС-2 со спрямлённой ВЛД имел лобовое бронирование корпуса, надёжно защищавшее его от снарядов пушки «Пантеры» на главных дистанциях боя. Американские танки M26 «Першинг» и малосерийные M4A3E2 «Шерман Джамбо» также имели броню, которая была способна защитить их в лобовой проекции от снарядов KwK 42.

Таблицы бронепробиваемости для 75-мм танковой пушки KwK 42
Бронебойный трассирующий остроголовый с защитным колпачком и баллистическим наконечником Pzgr 39/42
Дальность, м. При угле встречи 60 град., мм.
100 138
500 124
1000 111
1500 99
2000 88
Подкалиберный снаряд Pzgr 40/42
Дальность, м. При угле встречи 60 град., мм.
100 194
500 174
1000 150
1500 127
2000 106

Показанные данные относятся к немецкой методике измерения пробивной способности. Показатели бронепробиваемости могут довольно заметно отличаться при применении различных партий снарядов и различной по технологии изготовления брони.

С пушкой был спарен 7,92-мм пулемёт MG-34, второй (курсовой) пулемёт располагался в лобовом листе корпуса в бугельной установке (в лобовом листе корпуса была оборудована вертикальная щель для пулемёта, закрываемая броневой заслонкой) на модификации D и в шаровой установке на модификациях A и G. Командирские башенки танков модификаций A и G были приспособлены для оборудования зенитного пулемёта MG-34 или MG-42. Общий боекомплект патронов для пулемётов составлял 4800 патронов у танков Ausf. G и 5100 для «Пантер» Ausf. A и D.

В качестве средства обороны от пехоты танки моделей A и G оборудовались «устройством ближнего боя» (Nahkampfgerat), мортиркой калибра 56 мм. Мортирка размещалась в правой задней части крыши башни, в боекомплект входили дымовые, осколочные и осколочно-зажигательные гранаты.

«Пантеры» модификации D оборудовались бинокулярным телескопическим ломающимся прицелом TZF-12, на танки модификаций A и G монтировался более простой монокулярный прицел TZF-12А, который представлял собой правую трубу прицела TZF-12. Бинокулярный прицел обладал кратностью 2,5х и полем зрения 30 град., монокулярный — переменную кратность 2,5х или 5х и поле зрения 30 град. или 15 град. соответственно. При изменении угла возвышения орудия отклонялась только объективная часть прицела, окулярная продолжал оставаться неподвижной; благодаря этому достигалось удобство работы с прицелом на всех углах возвышения пушки.

Сетки прицелов KwK 42

Также на командирские «Пантеры» стали устанавливать новейшую технику — приборы ночного видения: на командирские башенки монтировались инфракрасные прожектора-осветители мощностью 200 Вт плюс приборы наблюдения, которые позволяли осматривать и наблюдать за местностью с дистанции 200 метров (при этом водитель такого прибора не имел и управлял машиной, руководствуясь указаниями командира).

Чтобы вести стрельбу ночью, был необходим более мощный осветитель. Для этого на полугусеничном бронетранспортере SdKfz 250/20 был оборудован инфракрасный прожектор Uhu мощностью 6 кВт, обеспечивавший работу прибора ночного видения на дистанции 700 метров. Испытания его прошли удачно, и фирма Leitz-Wetzlar произвела 800 комплектов оптики для ночных приборов. В ноябре 1944 года панцерваффе получили 63 «Пантеры», оборудованные первыми в мире серийными активными приборами ночного видения.

ТТХ

-Боевая масса, т: 44,8
-Компоновочная схема: отделение управления спереди, моторное сзади
-Экипаж, чел.: 5

Размеры:

-Длина корпуса, мм: 6870
-Длина с пушкой вперёд, мм: 8660
-Ширина корпуса, мм: 3270
-Высота, мм: 2995
-Клиренс, мм: 560

Бронирование:

-Тип брони: катаная низкой и средней твёрдости поверхностно закалённая
-Лоб корпуса (верх), мм/град.: 80/55 град.
-Лоб корпуса (низ), мм/град.: 60/55 град.
-Борт корпуса (верх), мм/град.: 50/30 град.
-Борт корпуса (низ), мм/град.: 40/0 град.
-Корма корпуса (верх), мм/град.: 40/30 град.
-Корма корпуса (низ), мм/град.: 40/30 град
-Днище, мм: 17—30
-Крыша корпуса, мм: 17
-Лоб башни, мм/град.: 110/10 град.
-Маска орудия, мм/град.: 110 (литая)
-Борт башни, мм/град.: 45/25 град.
-Корма башни, мм/град.: 45/25 град.

Вооружение:

-Калибр и марка пушки: 7,5 cm KwK 42
-Длина ствола, калибров: 70
-Боекомплект пушки: 81
-Пулемёты: 2 х 7,92 MG-42

Подвижность:

-Тип двигателя: V-образный 12?цилиндровый карбюраторный
-Мощность двигателя, л. с.: 700
-Скорость по шоссе, км/ч: 46
-Скорость по пересечённой местности, км/ч: 25-30
-Запас хода по шоссе, км: 250
-Удельная мощность, л. с./т: 15,6
-Тип подвески: торсионная
-Удельное давление на грунт, кг/кв.см.: 0,88

Танк

wartools.ru

  Немецкая самоходно-артиллерийская установка (САУ)«ЯГДПАНТЕРА», Jagdpanther,Sd.Kfz. 173 Panzerjäger V Jagdpanther,

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Вскоре после начала Второй мировой войны немцы столкнулись с серьезным кризисом в противотанковой артиллерии. Их основная 37-мм противотанковая пушка Рак 35/36 оказалась совершенно бессильной против хорошо бронированных французских танков. Принятая вслед за ней на вооружение 50-мм Рак 38 также проблему не решила. Во Францию она не успела, так как первые 17 орудий Вермахт получил только в июле 1940 года, и проверку боем ей пришлось проходить уже на Восточном фронте. Результат оказался плачевным – пробить броню Т-34 и KB она могла только с близких дистанций. Более или менее с этой задачей справлялась лишь 75-мм пушка Рак 40, которая начала поступать в войска в феврале 1942 года и стала самым массовым германским противотанковым орудием периода Второй мировой войны.

Тем не менее различные немецкие фирмы продолжали работы по созданию все более мощных артсистем, способных освободить 88-мм зенитку от решения несвойственных для нее задач борьбы с танками. Именно с этой целью фирма Кгарр разработала орудие Great 42, которое было принято на вооружение как 8,8 cm Pak 43 – 88-мм противотанковая пушка образца 1943 года. Орудие имело ствол массой 3650 кг и длиной 6280 мм. Применение крестообразного лафета с раздвижными станинами позволило уменьшить высоту пушки в боевом положении до 1720 мм по верхней кромке щита. Из-за трудностей с производством этих лафетов первые шесть орудий удалось передать в войска только в ноябре 1943 года. Дабы ускорить поставки столь нужных армии орудий, фирма Кгарр разработала вариант 8,8 cm Pak 43/41, в котором использовались лафет легкой полевой гаубицы и обычный колесный ход от тяжелой полевой гаубицы. Первые 70 орудий попали на фронт в апреле 1943 года.

Одновременно с проектированием буксируемых артсистем 88-мм калибра шел процесс создания самоходных вариантов. Так, в феврале 1943 года на фирме Deutschen Eisenwerken началось производство истребителя танков Hornisse («Шершень») на базе так называемого единого шасси GW III/IV. Однако недостатком этой самоходки было легкое бронирование (открытая сзади и сверху боевая рубка защищалась 10-мм бронелистами) и высокий силуэт – 2940 мм. Необходимость в мощном, хорошо бронированном истребителе танков была очевидной. Поэтому еще в ходе работ по созданию пушки Рак 43, 6 января 1942 года, фирма Krupp получила заказ на проектирование самоходной установки, вооруженной этим орудием. Проект получил обозначение Panzer Selbstfahrlaffette IVc-2. Тактико-технические требования предусматривали боевую массу около 30 т; броневую защиту: лоб – 80 мм, борт – 60 мм; максимальную скорость 40 км/ч. Предполагалось использование двигателя Maybach HL 90. К 17 июня 1942 года завод Krupp в Магдебурге изготовил три прототипа самоходных орудий на базе танка Pz.IV.

Однако 3 августа 1942 года Управление вооружений приняло решение использовать для размещения 88-мм пушки Рак 43, которая делала тогда только первые выстрелы, шасси танка «Пантера», тоже находившегося еще в стадии разработки. Первоначально реализация этого проекта была поручена фирме Krupp, специалисты которой определили, что шасси «Пантеры» для размещения столь мощного орудия требует доработки. По мнению инженеров фирмы, предварительное проектирование могло было быть закончено к январю 1943 года. В сентябре они изготовили модель в масштабе 1:10. 15 октября 1942 года на заседании в Рейхсминистерстве военной экономики и промышленности, проходившем под руководством А. Шпеера, было принято решение о передаче дальнейшей разработки машины фирме Daimler-Benz, так как изначально сборка новой САУ планировалась на предприятиях именно этой фирмы. Однако Krupp должен был по-прежнему осуществлять работы по проектированию. К 16 ноября «крупповцы» изготовили полномасштабную деревянную модель, которая мало походила на окончательный вариант «Ягдпантеры».

5 января 1943 года на заседании технической комиссии фирмы Daimler-Benz определили ряд технических требований к будущему образцу (тогда он назывался 8.8 cm Sturmgeschutz – 88-мм штурмовое орудие). Так, толщина верхнего лобового бронелиста должна была составлять 100 мм, нижнего – 60 мм, угол наклона – 60°. Толщина листов крыши, бортов и кормы – 30 мм с таким же наклоном. Маску амбразуры орудия предполагалось изготовить из брони повышенного качества и крепить к корпусу болтами, что должно было обеспечивать быстрый демонтаж орудия. Узлы трансмиссии и коробки передач могли при замене извлекаться через амбразуру орудия.

Экипаж должен был состоять из шести человек – командира, наводчика, механика-водителя, радиста и двух заряжающих. Причем по первоначальному замыслу предполагалось изготовить новую самоходку на базе «Пантеры II», однако 4 мая 1943 года Министерство вооружений приняло решение о временном замораживании этого проекта, и разработчики «Ягдпантеры» были вынуждены вносить изменения в уже имеющуюся конструкцию с целью унификации узлов будущей САУ с уже имеющимся танком «Пантера».

Серийное производство из-за загруженности заводов Daimler-Benz поручили фирме MIAG (Muhlenbau-Industrie AG). В сентябре 1943 года там собрали первую рубку. В соответствии с уточненным техническим заданием, толщина лобовой брони составила 80 мм, бортов рубки и нижнего лобового листа корпуса – 50 мм, бортов и кормы корпуса – 40 мм, крыши рубки – 30 мм. Но и в таком варианте рубка оказалась слишком тяжелой, поэтому толщину крыши пришлось уменьшить до 25 мм. Изменилась и конструкция лафета, вместо планировавшегося сектора обстрела в 14° влево и вправо он обеспечивал только 12°. Экипаж сократился до пяти человек. 20 октября 1943 года деревянный макет продемонстрировали Гитлеру на полигоне Арис в Восточной Пруссии, в том же месяце первый прототип покинул заводской цех. Второй прототип изготовили в ноябре и предъявили его пред очи фюрера 16 декабря 1943 года.

Любопытно отметить, что к этому времени машина сменила несколько названий. Так, первоначально, по состоянию на 2 октября 1942 года, она именовалась Schweres Sturmgeschutz auf Fgst. Panther mit der 8,8 cm L/71 (тяжелое штурмовое орудие на шасси «Пантеры» с 88-мм пушкой в 71 калибр). К 1 января 1943 года в документах Управления вооружений штурмовое орудие трансформировалось в истребитель танков – 8,8 cm Pz.Jag.43/3 L/71 Panther. Пройдя еще несколько вариаций на ту же тему, название машины официально утвердилось 29 ноября 1943 года. В этот день Гитлер подписал представление ОКХ, по которому окончательный вариант звучал как schweren Panzerjager 8,8 cm auf Panther I (тяжелый истребитель танков с 88-мм пушкой на «Пантере I») или Jagdpanther – «Ягдпантера» (дословно – охотничья пантера, пантера-охотник). Индекс по системе обозначений боевых и транспортных машин Вермахта – Sd.Kfz.173. Приказом ОКХ это обозначение было введено с 1 февраля 1944 года. Но и после этого в различных документах встречаются отличные наименования этой боевой машины.

Серийное производство началось на заводе фирмы MIAG в Брауншвейге в январе 1944 года, когда представители Управления вооружений приняли первые пять серийных самоходок. Выпуск «ягдпантер» не отличался высокими темпами: в феврале удалось собрать семь, в марте восемь, по десять в апреле и мае. В июне MIAG смогла сдать только шесть самоходок – заводы фирмы в этот период активно бомбила авиация союзников. Таким образом, за первые полгода серийного производства было изготовлено 46 самоходок «Ягдпантера». Такого количества хватало на укомплектование только одного батальона тяжелых истребителей танков. Планом же предусматривался выпуск 160 машин, которых должно было хватить для трех батальонов, а также для использования части машин в учебных целях. Несмотря на бомбежки, выпуск «ягдпантер» удалось довести до 15 штук в июле и 14 в августе.

Такие темпы производства не устраивали ни ОКХ, ни Управление вооружений. Однако в ответ на предъявляемые претензии фирма MIAG постоянно жаловалась на недостаток рабочей силы. Для ускорения работ по изготовлению «ягдпантер» на заводы MIAG направили дополнительно 300 рабочих, а Управление вооружений выделило 300 солдат, которые приступили работам 4 августа 1944 года. Чуть позже прибыло еще 160 солдат – по десять человек выделил каждый из 16 дивизионов истребителей танков. Благодаря притоку рабочей силы в сентябре 1944 года удалось сдать заказчику 21 машину, но в октябре, из-за воздушного налета, собрали всего 8 машин.

С целью как-то поправить положение было решено привлечь к выпуску «Ягдпантеры» предприятия других фирм. В первую очередь к изготовлению «ягдпантер» была привлечена фирма Maschinenfabrik Niedersachsen Hannover (MNH). Это предприятие уже имело значительный опыт выпуска бронетехники – с лета 1943 года оно производило танки «Пантера». По утвержденному графику MNH должна была изготовить 20 «ягдпантер» в ноябре, 44 в декабре 1944-го и 30 в январе 1945 года. Для обеспечения выполнения этого задания с завода фирмы MIAG отгрузили на MNH 80 корпусов самоходок. Предполагалось, что после выпуска 94 «ягдпантер» MNH прекратит их производство – по плану Управления вооружений к февралю 1945 года на заданную мощность должен был выйти завод другой фирмы.

Этой фирмой была MBA (Maschinenbau und Bahnbedart) в Потсдам-Древитц. Правда, эта фирма не занималась производством бронетанковой техники, но зато имела большие производственные площади и необходимое для выпуска самоходок оборудование. План производства «ягдпантер» на МВА учитывал время, необходимое фирме для освоения новой продукции: в ноябре 1944 года предполагалось изготовить только 5 машин, а еще 10 в декабре. На 1945 год план предполагал выпуск 20 штук в январе, 30 в феврале, 45 в марте, 60 в апреле, 80 в мае, 90 в июне, а с июля по 100 машин ежемесячно.

После привлечения к производству «ягдпантер» предприятий MNH и МВА суммарный выпуск этих машин составил 55 штук в ноябре и 67 в декабре 1944 года. Своего пика производство достигло в январе 1945 года когда заводские цеха покинули 72 боевых машины.

О реальном производстве «ягдпантер» можно судить по таблице, составленной по наиболее свежим уточненным данным. Выпуск фирмами MIAG и MNH подтвержден документально, а МВА получен путем вычета продукции первых двух фирм из суммарного месячного производства.

ПРОИЗВОДСТВО «ЯГДПАНТЕР»

Таким образом, получается, что было выпущено более 419 «ягдпантер». Насколько более, сказать трудно, но совершенно очевидно, какое-то количество машин покинуло заводские цеха в последующие две недели. Немецкий исследователь и автор многочисленных книг по бронетехнике Третьего рейха Вальтер Шпильбергер пишет о более чем 34 «ягдпантерах», изготовленных в апреле. Если это так, то можно говорить о, как минимум, 428 выпущенных боевых машинах этого типа.

Описание конструкции

«Ягдпантера» представляла собой самоходно-артиллерийскую установку с передним расположением неподвижной броневой рубки. Корпус САУ характеризовался большим наклоном броневых листов, как лобового ( 55° к вертикали), так и бортовых (30° к вертикали). Даже крыша рубки имела небольшой угол наклона. Снарядостойкость верхнего лобового листа незначительно снижалась только щелью смотрового прибора механика-водителя и амбразурой курсового пулемета. Все люки для посадки и высадки членов экипажа находились на крыше рубки. Особенностью конструкции САУ было то, что рубка представляла собой единое целое с корпусом, а не крепилась к нему болтами или сваркой, как у большинства германских самоходок.

В лобовом листе корпуса в массивной литой маске типа Saukopf устанавливалась пушка 8,8 cm PaK 43/3 L/71 (либо PaK 43/4 L/71) калибра 88 мм. Длина ствола орудия вместе с двухкамерным дульным тормозом составляла 6686 мм, масса 2200 кг. Угол горизонтального наведения пушки – +11°, угол возвышения – +14°, склонения – 8°. В боекомплект пушки входили 57 унитарных выстрелов с бронебойными, бронебойно-подкалиберными, осколочно-фугасными и кумулятивными снарядами. Начальная скорость бронебойного снаряда PzGr. 39/43 массой 10,16 кг (масса выстрела – 23,4 кг) составляла 1000 м/с. На дистанции 1000 м он пробивал 165-мм броню. Бронебойно-подкалиберный снаряд PzGr. 40/43 с вольфрамовым сердечником имел начальную скорость ИЗО м/с и на той же дистанции пробивал 193-мм броню. Максимальная дальность выстрела – 9350 м, высота линии огня – 1960 мм, скорострельность 6 – 8 выстрелов в минуту.

Пушка снабжалась вертикальным клиновым затвором и полуавтоматикой копирного типа. Противооткатные устройства были смонтированы над стволом орудия и состояли из гидравлического тормоза отката (справа) и воздушно-жидкостного накатника (слева). Подъемный механизм пушки – винтового типа. В распоряжении наводчика имелся перископический прицел Sfl ZFla.

Вспомогательное вооружение «Ягдпантеры» состояло из пулемета MG 34, установленного справа от пушки в шаровой установке. Боекомплект пулемета – 1200 патронов. В распоряжении экипажа имелись два пистолета-пулемета МР-40 с боекомплектом 384 патрона.

Jagdpanther

Чертеж выполнил В. Мальгинов

На «Ягдпантере» устанавливался 12-цилиндровый карбюраторный четырехтактный двигатель Maybach HL-230P3O мощностью 700 л.с. при 3000 об/мин (на практике число оборотов не превышало 2500). Сухая масса двигателя составляла 1200 кг. В качестве топлива использовался этилированный бензин с октановым числом не ниже 74. Емкость пяти бензобаков составляла 720 л. Подача топлива принудительная, с помощью четырех диафрагменных насосов Solex. Карбюраторов – четыре, марки Solex 52 IFF40.

Система смазки двигателя – циркуляционная, под давлением, с сухим картером. Циркуляция масла осуществлялась тремя шестеренчатыми насосами, из которых один был нагнетающим, а два отсасывающими. Система охлаждения – жидкостная. Радиаторов – четыре, соединенных по два последовательно. Емкость радиаторов – около 170 л. По обеим сторонам двигателя располагались вентиляторы типа Zyklon.

Для ускорения запуска двигателя в холодное время года предназначался термосифонный подогреватель, отапливаемый паяльной лампой, которая устанавливалась с наружной стороны кормового листа корпуса.

Трансмиссия состояла из карданной передачи, трехдискового главного фрикциона сухого трения, коробки передач АК 7-200, механизма поворота фирмы MAN, бортовых передач и дисковых тормозов типа LG 900.

Коробка передач – трехвальная, с продольным расположением валов, семиступенчатая, пятиходовая, с постоянным зацеплением шестерен и простыми (безынерционными) конусными синхронизаторами для включения передач со 2-й по 7-ю.

Ходовая часть применительно к одному борту состояла из восьми сдвоенных опорных катков с резиновыми бандажами диаметром 850 мм.Подвеска – индивидуальная торсионная. В целях получения большого угла скручивания торсионы выполнялись двойными, что обеспечивало вертикальное перемещение опорного катка на 510 мм. Передние и задние катки снабжались гидравлическими амортизаторами.

Ведущие колеса переднего расположения имели два съемных зубчатых венца по 17 зубьев каждый. Зацепление цевочное. Между ведущими колесами и первым опорным катком устанавливался отбойный ролик.

Направляющие колеса – литые, с металлическими бандажами и кривошипным механизмом натяжения гусениц.
Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 86 одногребневых траков каждая. Траки литые, шириной 660 мм, шаг трака 153 мм.
Все САУ «Ягдпантера» оснащались радиостанцией Fu 5, имевшей дальность действия 6,4 км телефоном и 9,4 км телеграфом. В процессе серийного производства в конструкцию машины вносились изменения, правда незначительные. В частности, менялись окантовка пушечной амбразуры, количество перископов и соответственно смотровых щелей у механика-водителя. Бинокулярный прицел заменили на монокулярный. С лета 1944 года пушка вместо ствола-моноблока получила составной ствол, что облегчало ее демонтаж. Тогда же на крыше рубки разместили три гнезда для крепления 2-тонного подъемного крана. В крыше рубки установили «устройство ближнего боя» – 90-мм мортирку NbK 39 для стрельбы осколочными и дымовыми гранатами (в боекомплект их входило 16 штук). В сентябре 1944 года машины перестали покрывать циммеритом. В октябре 1944 на «Ягдпантере» появилась новая маска пушки, крепившаяся к лобовой броне восемью болтами. Выхлопные трубы оснастили листовыми пламегасителями (Flammvernichter). САУ поздних выпусков имели дополнительный вентилятор, размещенный в передней части крыши боевого отделения.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ САУ «ЯГДПАНТЕРА»

Помимо линейных самоходок было изготовлено также несколько машин в командирском варианте. Они оснащались дополнительными радиостанциями Fu 7 и Fu 8, а также имели прибор ночного видения и прицел Sf/ZF 5.

Боевое применение

Из «ягдпантер» формировали специальные батальоны тяжелых истребителей танков РГК, находившиеся, как правило, в подчинении у командования полевых или танковых армий. По штату батальон «ягдпантер» должен был состоять из трех рот, каждая из которых включала три взвода по четыре САУ в каждом и две машины командования роты. Таким образом, каждая рота должна была состоять из 14 самоходок. В составе штаба батальона имелось еще три боевых машины, в результате чего на вооружении батальона должно было состоять 45 «ягдпантер». Однако на практике этот штат никогда не соблюдался. К счастью, как для нас, так и для наших союзников, немцы сумели выпустить слишком мало этих самоходок.

Первые восемь машин 28 апреля 1944 года получила 2-я рота 654-го батальона тяжелых истребителей танков. После высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 года 654-й батальон в спешном порядке стали готовить для отправки на Западный фронт. 11 июня в докладе Гитлеру о состоянии части говорилось, что штаб с 1-й и 2-й ротами 654-го батальона находится в полной боевой готовности, но в его составе имеется всего 8 «ягдпантер» и 5 БРЭМ «Бергепантера», которые использовались для тренировок механиков-водителей. Только 14 июня 1944 года 654-му батальону были отгружены 17 новых самоходок. Однако, не дожидаясь получения этого пополнения, 15 июня 2-я рота 654-го батальона погрузила 8 имеющихся у нее «ягдпантер» на железнодорожные платформы и отправилась на Западный фронт, где вошла в состав Учебной танковой дивизии. С 27 июня и до начала июля «ягдпантеры» находились в распоряжении 47-го танкового корпуса и вели бои с английскими танковыми подразделениями.

Боевое крещение новых самоходок состоялось 30 июня 1944 года. Близ Ле Лежа в Нормандии эскадрон 6-й английской танковой бригады наскочил на три «ягдпантеры» 654-го батальона. Бой был предельно коротким. За две минуты «ягдпантеры» уничтожили 11 «Черчиллей»!!!
По состоянию на 1 августа 1944 года в 654-м батальоне имелось 8 исправных самоходок и два командирских танка «Пантера». Еще 16 САУ находились в ремонте. Для восполнения потерь 16 августа батальон получил еще 8 «ягдпантер». Всего же в течение августа батальон потерял безвозвратно 17 машин, в основном в ходе прорыва из Фалезского котла. Остальные самоходки требовали ремонта. 9 сентября батальон был отозван с фронта и в тот же день убыл на полигон Графенвер в Баварии.

Вскоре новыми боевыми машинами перевооружили 519, 559, 560 и 655-й батальоны тяжелых истребителей танков, каждый из которых имел в своем составе одну роту, укомплектованную «ягдпантерами». Две другие вооружались истребителями танков Jagdpanzer IV, Panzer IV/70 или штурмовыми орудиями StuG 40. Такая организация была утверждена Гитлером в качестве основной для батальонов тяжелых истребителей танков 11 сентября 1944 года.

К началу контрнаступлении немецких войск в Арденнах на Западном фронте имелось 56 «ягдпантер» в составе пяти батальонов тяжелых истребителей танков. Однако в боеготовом состоянии находилось только 27 машин, но и из этого количества в начавшемся 16 декабря 1944 года наступлении принимали участие не более 20.

Следует отметить, что в 1944 году на Восточном фронте «ягдпантеры» не применялись. Но уже 13 января 1945 года по пять «ягдпантер» получили 563-й и 616-й батальоны тяжелых истребителей танков. Спустя несколько дней в адрес этих частей направили еще 9 «ягдпантер». О действиях этих машин на Восточном фронте можно узнать из доклада командира 563-го батальона:

«Батальон прибыл в Миелау из Курляндии 3 декабря 1944 года в составе: штаб и три роты. По распоряжению генерал-инспектора танковых войск подразделение должно было переформироваться в тяжелый батальон истребителей танков и иметь следующий состав:

штабная рота;

1-я рота, вооруженная «ягдпантерами»;

2 и 3-я роты, вооруженные истребителями танков Pz.IV/70;

рота обеспечения;

рота технического обслуживания.

16 января 1945 года было закончено формирование трех рот (боевой матчасти нет). 17 января батальон в полном составе был введен в бой в районе Грудуск. Во время этой операции потеряно 55 специалистов (командиры машин, водители, наводчики). Перед началом боев из части выбыло 150 человек.
Состояние матчасти: 35 вспомогательных и специальных машин находилось в ремонте в ротах и 10 машин – в роте технического обслуживания. 23 машины отправили военному коменданту в Миелау.
По приказу верховного командования батальон должен был получить свое вооружение в Солдау, но в результате прорыва русских танков потерял там 16 специальных машин. Предназначенное батальону вооружение (24 самоходки Pz.IV/70 и 18 «ягдпантер») отправлено в Алленштейн, где должно быть укомплектовано две роты по 12 Pz.IV/70, рота «ягдпантер» (9 машин), а также приданная 3-я рота 616-го батальона тяжелых истребителей танков с девятью «ягдпантерами». Недостаток в экипажах покрыл перевод специалистов из других подразделений.
Переформирование в Алленштейне началось 20 января в 10.00 часов и закончилось 21 января в 7.00 часов. Из-за недостатка времени прибывшие самоходки были осмотрены и проверены только поверхностно, стрельбы не производились, механики-водители были прикомандированы частично из частей Восточной Пруссии. Люди полностью вымотаны в предыдущих боях.

21 января 1945 года 563-й батальон тяжелых истребителей танков двумя группами убыл к месту боевых действий. С этого времени он участвовал в боях севернее Алленштейна, южнее и западнее Гуттштадта, занял Лиебштадт и в настоящее время воюет в районе Вормдитта.

В течение 10 дней батальон подбил и уничтожил 58 танков противника. Потери следующие:
от огня противника безвозвратно потеряно четыре Pz.IV/70 и одна «Ягдпантера»;
взорвано из-за нехватки топлива восемь «ягдпантер» и четыре Pz.IV/70;
взорвано застрявших и не могущих быть эвакуированными одна «Ягдпантера» и восемь Pz.rV/70;
взорвано подлежащих длительному ремонту три «ягдпантеры» и три Pz.IV/70.

С учетом имеющегося личного состава батальон в настоящее время может укомплектовать экипажами и использовать 15 самоходок «Ягдпантера» или Pz.rV/70»

Таким образом, если следовать немецкой статистике, учитывавшей только боевые потери, то надо говорить о соотношении потерь за 10 дней как о 58:5. При этом, «объективные» немцы у себя учитывали только безвозвратные потери, а у противника – все. Но совершенно очевидно, что какая-то часть из 58 подбитых советских танков после ремонта была возвращена в строй. Кроме того, нет никакого сомнения в том, что относительно немецкой стороны необходимо считать все потери, ведь взрывали свои машины тоже не просто так, а в результате неблагоприятного для них хода боевых действий. А это уже не 5 боевых машин, а 32! И соотношение вырисовывается совсем другое! Но вернемся к «ягдпантерам».

Что касается последних, то в последние месяцы войны значительное количество «ягдпантер» поступало не в батальоны истребителей танков, а в танковые соединения для восполнения потерь в танках. Так, по 10 машин этого типа в феврале 1945 года получили 2-я танковая дивизия СС «Рейх», 9-я танковая дивизия СС «Хоенштауфен» и 10-я танковая дивизия СС «Фрундсберг». По нескольку «ягдпантер» получил и ряд других танковых соединений Вермахта и войск СС. Надо сказать, что распыление противотанковых самоходок по танковым частям отрицательно сказалось на их боевом применении. Последнее обстоятельство хорошо иллюстрирует доклад обер-лейтенанта Бока, инспектировавшего танковые дивизии 6-й танковой армии СС и 8-й полевой армии, а также имевшего задание выяснить причины, по которым 560-й батальон тяжелых истребителей танков в ходе боев в Венгрии подорвал большое количество самоходных установок. Обер-лейтенанту Боку удалось выяснить, что:

«Батальон был подчинен 12-й танковой дивизии СС «Гитлерюгенд» и использовался в боях в качестве 3-го батальона танкового полка. Роту обеспечения батальона объединили с подразделением обеспечения полка в так называемую группу обеспечения. Таким же образом были объединены эвакуационные подразделения, для того чтобы можно было централизованно управлять ремонтом и эвакуацией. В результате этого командир батальона не мог нормально управлять ни обеспечением, ни ремонтом боевой техники. Кроме того, к полку от батальона должны были направить ординарца, но в батальоне не нашлось человека, которому можно было бы поручить исполнение этих обязанностей.

При выходе из боя в районе от Баконьевского леса до Ольденбурга батальон вообще не получал горючего. Для того чтобы вывести имеющиеся в наличии девять Pz.IV/70 и три «ягдпантеры», приходилось использовать топливо с трофейных машин противника.

Наибольшее количество подрывов самоходок произошло из-за недостаточной организации эвакуации, которая должна была проводиться танковым полком дивизии «Гитлерюгенд». Однако в первую очередь велась эвакуация полковой техники, в то время как самоходки 560-го батальона эвакуировались последними. Однако в большинстве случаев сделать это уже не представлялось возможным, так как из-за слабого сопротивления собственной пехоты русские обходили позиции застрявших в грязи или поломавшихся самоходок.

Москва, Центральный парк культуры и отдыха имени Горького, выставка трофейной техники. Воины Красной Армии и передовики производства знакомятся с захваченной «Ягдпантерой», 1945 год.

Так, например, эвакуация истребителя танков, завязшего 8 марта 1945 года, была проведена только 21 марта. Неоднократные настойчивые просьбы командира батальона, направляемые в штаб полка и дивизии о предоставлении ему дополнительных эвакуационных средств приходили обратно с резолюциями, что средств для эвакуации нет в наличии и в случае необходимости машины необходимо взрывать. Между тем танковый полк активно использовал самоходки 560-го батальона, предоставляя их другим подразделениям и не ставя об этом в известность командование батальона. В результате очень часто командир батальона не знал, сколько боеспособных машин имеется у него в наличии и где они находятся.
Другая причина больших потерь заключалась в тактически неправильном боевом применении. Истребители танков, почти во всех случаях без исключения использовались в боях в качестве штурмовых орудий вместе с пехотой в качестве арьергарда. В результате подбитые или вышедшие из строя самоходки в большинстве случаев оставались в расположении противника.
Для машины, которая может вести огонь только вперед по ходу движения, такое использование совершенно неприемлемо, так как перед каждой сменой позиций она должна маневрировать.

В некоторых случаях приказывалось зарывать поврежденные истребители танков в землю и использовать их как огневые точки. Такое использование истребителей танков также является неправильным, так как в результате приходилось взрывать машины во избежание захвата противником, обходившим их с флангов».

Любопытно отметить, что подобное использование самоходных орудий по-танковому было характерно для Красной Армии в 1943 году, в период становления самоходно-артиллерийских частей. Немцы же увлекались этим в конце войны, когда были вынуждены восполнять убыль в танках самоходками.

По состоянию на 15 марта 1945 года в частях Вермахта и войск СС насчитывалось 145 «ягдпантер», из которых только 59 находились в боеготовом состоянии. Из этого количества 34 машины находились на Восточном фронте, а 25 – на Западном. На 10 апреля 1945 года в германских войсках осталось только 53 «ягдпантеры». Из 16 боеготовых машин 11 находилось на Восточном фронте и 5 на Западном. Само собой разумеется, что столь мизерное количество самоходок, пусть даже и очень неплохих, не могло оказать заметного влияния на ход боевых действий.

После войны «ягдпантеры» некоторое время состояли на вооружении во французской армии, в частях, дислоцированных в Сатори и Бурже.

__________________________________________________________________________
В статье использованы материалы из книг:
— Барятинский Михаил Борисович ««ЯгдТИГР» и другие истребители танков»

 

ww2history.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.