Танк матильда 2

 

Ещё одна интересная статья уважаемого Юрия Пашолока.

11 октября 1941 года в Архангельск прибыл PQ-1 – первый британский конвой, который доставил в СССР вооружение и военную технику. Он стал материальным воплощением соглашения «О совместных действиях правительств СССР и Великобритании в войне против Германии», подписанного в Москве 12 июля того же года. Среди грузов, которые прибыли с PQ-1, оказались и пехотные танки Matilda III. Всего в СССР было поставлено 1084 танка семейства Matilda, из которых 933 (по советским данным 918) дошли до адресата.

Орудийный голод

Первое время поток танков, которые поступали северными конвоями, был небольшим и походил больше на ручеёк. Согласно архивной переписке, всего за ноябрь-декабрь прибыло 49 танков Matilda III. За это время больше всего таких танков попало в 136-й танковый батальон (20 машин) и 132-й отдельный танковый батальон (12 танков). Обозначались они в советских документах как MK-II, МК-2 либо «Матильда».


Британская машина была весьма специфичной. При массе среднего танка она имела бронирование на уровне КВ-1. Спарка дизельных двигателей Leyland обеспечивала «Матильде» невысокую скорость, что, впрочем, для танка сопровождения пехоты было вполне нормально.

Из 49 прибывших машин 6 танков имели размороженные двигатели. Это было связано с тем, что в качестве охлаждающей жидкости в их системах охлаждения использовалась вода, которая в пути замерзла. На многих прибывавших «Матильдах» были разморожены аккумуляторы, поскольку плотность электролита оказалась низкой.

Испытано в СССР. Вооружение пехотного танка Matilda III советской 76,2-мм пушкой Ф-96

Matilda III с 76-мм пушкой Ф-96, максимальный угол возвышения

Имелись и другие проблемы. Часто принимающая сторона указывала на то, что танки поступают в неполной комплектации. При этом некоторые машины приходили с двойным комплектом ЗИП. В случае с «Матильдами» как класс отсутствовали буксирные тросы, больше трети танков не имели брезентов. Оказались разморожены и радиаторы, причём об этом факте начальник Главного автобронетанкового управления Красной армии (ГАБТУ КА) генерал-лейтенант Я. Н. Федоренко докладывал лично Микояну.

Иногда к дополнительным повреждениям приводило и незнание особенностей конструкции «Матильды» советскими специалистами. Носовая часть танка имела клиновидную форму, при этом к ней спереди крепились фальшборты, в которых находились отсеки для инструмента. Не зная об    этой особенности, техники стали буксировать танк, зацепив тросы к этим самым фальшбортам, и оторвали их.


Испытано в СССР. Вооружение пехотного танка Matilda III советской 76,2-мм пушкой Ф-96

Угол склонения нового для «Матильды» орудия составлял всего 2 градуса

Поступавшие с конвоями машины попадали сначала в г. Горький (ныне Нижний Новгород), где был организован автобронетанковый центр, занимавшийся приёмкой иностранных машин. Проблемные танки стали головной болью специалистов центра. К началу декабря 1941 года из 137 прибывших в Горький английских танков («Матильд» и «Валентайнов») 58 оказались вышедшими из строя. Сотрудники Горьковского учебного автобронетанкового центра (АБТ Центра) были вынуждены ремонтировать их на месте с использованием присланных запчастей, которых остро не хватало. Проблемным местом оказались и аккумуляторы.

Сотрудники АБТ Центра столкнулись и с другой напастью. Дело в том, что на «Матильде» имелся компрессор для управления приводами коробки передач, который на морозе работал неудовлетворительно. Здесь же переняли и «передовой опыт» вырывания передних фальшбортов при буксировке. Кроме того, выяснилось, что гладкая опорная поверхность траков «Матильды» способствовала скольжению танков по льду. На фронте это неоднократно приводило к тому, что танки улетали в кювет и переворачивались.

Ещё одной проблемой стали фальшборта, которые прикрывали ходовую часть. Часто они забивались снегом и грязью, которые, замерзая, лишали танк возможности двигаться.


Испытано в СССР. Вооружение пехотного танка Matilda III советской 76,2-мм пушкой Ф-96

Этот же танк спереди

Но самой большой проблемой «Матильды» оказалось вооружение. Её 2-фунтовая (40 мм) пушка не имела в боекомплекте осколочно-фугасного боеприпаса. Концепция, согласно которой пушка предназначалась исключительно для борьбы с вражескими танками, не пересматривалась англичанами с 20-х годов, когда на вооружение был принят Medium Tank Mk.l.

При этом поначалу наши специалисты даже считали, что союзники не поставляют в СССР бронебойные снаряды с донными взрывателями, которые якобы существовали. На практике таких боеприпасов у англичан просто не было, и никто их злонамеренно не утаивал. Проблема со снарядами усугублялась тем, что запасных стволов к 2-фунтовой пушке в номенклатуре поставок вообще не значилось, а это означало, что при повреждении пушки или её выходе из строя «Матильда» становилась чисто пулемётным танком.

Впрочем, и без этого шанс стать пулемётным танком был довольно высоким, поскольку с каждым танком поставлялось не более 5-6 боекомплектов. С учетом ожесточённости боёв осени-зимы 1941 года такого запаса снарядов вряд ли могло хватить надолго. Сложившаяся ситуация требовала решения, и как можно более быстрого.

С пушкой от КВ-1


Точную дату, когда впервые был поднят вопрос о перевооружении «Матильды», определить так и не удалось. Вероятнее всего, произошло это в середине ноября, когда начала решаться аналогичная проблема с вооружением танка «Валентайн», также включавшего 2-фунтовую пушку.

Инициатором перевооружения «Валентайна» выступил начальник кафедры артиллерии Военной академии механизации и моторизации (ВАММ), военный инженер 1-го ранга Н. С. Огурцов. Он обратился к начальнику КБ завода №92 В. Г. Грабину, а тот, в свою очередь, поставил задачу старшему инженеру-конструктору П. Ф. Муравьёву. Достаточно быстро был разработан проект установки 45-мм пушки в башню Valentine II, и уже 2 декабря танк с новой пушкой вышел на испытания.

Испытано в СССР. Вооружение пехотного танка Matilda III советской 76,2-мм пушкой Ф-96

ЗИС-5, которая в случае установки в «Матильду» была переименована в Ф-96

В случае с «Матильдой» ситуация выглядела несколько иначе. Несмотря на то что основным вооружением этого танка была такая же 2-фунтовая пушка, как у «Валентайна», перевооружать «Матильду» на «сорокопятку» советские специалисты не пожелали. По массе «Матильда» относилась к средним танкам, по уровню бронирования – скорее к тяжёлым, а внутренние габариты её трёхместной башни вполне позволяли установить в неё орудие посолиднее.


Такое орудие у КБ завода №92 имелось. Речь идёт о 76-мм танковой пушке ЗИС-5, которая, в свою очередь, являлась вариацией на тему танковой пушки Ф-34. Диаметр башенного погона «Матильды», составлявший 1370 мм, вполне позволял осуществить подобную замену. Когда именно началось проектирование установки ЗИС-5 в башню «Матильды», неизвестно, но судя по тому, что на испытания перевооружённый танк вышел в тот же день, что и Valentine II с 45-мм пушкой, работы шли параллельно.

Испытано в СССР. Вооружение пехотного танка Matilda III советской 76,2-мм пушкой Ф-96

Эта же пушка справа

В качестве подопытного образца был использован танк Matilda III с WD-номером 10157. С танка были сняты пушка вместе со спаренным пулемётом BESA, орудийная маска вместе с рамкой и бронировкой, укладки для снарядов и патронных коробов, ручной пулемёт Bren вместе с его креплением, сидение командира, радиостанция и некоторые другие детали. Пушку, пулемёт BESA и боекомплект вместе с укладками предполагалось использовать в качестве ремфонда, а Bren – передать в пехоту.


Испытано в СССР. Вооружение пехотного танка Matilda III советской 76,2-мм пушкой Ф-96

Переделанная рамка пушки ЗИС-5

Вместо штатного орудия в башню была установлена 76-мм пушка ЗИС-5. При этом рамку орудия пришлось слегка переделать, подгоняя её для установки в другой танк. Бронировка маски при этом использовалась от опытной пушки ЗИС-5. Между башней и бронировкой рамки была установлена специальная прокладка. На опытном образце её выполнили из углеродистой стали, а в серии предполагалось делать её из броневой.

С пушкой был спарен советский пулемёт ДТ, что полностью исключало зависимость модернизированной «Матильды» от поставок боеприпасов из Англии. Кроме того, был изменён стопор орудия в положении по-походному. Ножной спуск временно был снят, но на серийном образце его планировали вернуть на место.

Сидение наводчика было заменено на конструкцию, позаимствованную из Т-34, при этом пришлось заново изготовить кронштейн его крепления к башне. Также пришлось делать заново стойки крепления полика. Подъёмный механизм был позаимствован от ЗИС-5. Поворотный механизм оказался сдвинут назад. Вытяжной вентилятор в крыше башни был приподнят вверх на 50 мм, а его бронеколпак пришлось поменять на новую конструкцию.


Полностью пришлось переделывать и укладки снарядов. В танк установили горизонтальную боковую укладку на 28 выстрелов (4 ящика по 7 выстрелов в каждом). Также появились вертикальная боковая укладка на 6 выстрелов и укладка в полу (4 ящика по 5 выстрелов в каждом). Таким образом, возимый боекомплект танка составил 54 выстрела. Конечно, это не 77 выстрелов, как на Т-34, но тоже вполне неплохо. Для сравнения, штатный боезапас «Матильды» с английским вооружением составлял 69 2-фунтовых снарядов.

Испытано в СССР. Вооружение пехотного танка Matilda III советской 76,2-мм пушкой Ф-96

Бронировка рамки

Распоряжение Государственного комитета обороны (ГКО) о проведении испытаний перевооружённой «Матильды» было отдано 1 декабря 1941 года. Продолжались испытания со 2 по 11 число. Основной их целью было изучение перевооружённого танка на предмет соответствия заданным характеристикам и условиям работы экипажа.

Выяснилось, что усилие на маховике подъёмного механизма не превышает 6 килограмм, то есть находится в пределах нормы. При горизонтальном положении системы усилие на механизме поворота башни не превышало 5 килограмм, но при максимальном возвышении орудия и крене танка в 6 градусов оно возрастало до 30 кг. Впрочем, описанная проблема была присуща не только перевооружённой «Матильде»: то же самое наблюдалось и на Т-34. Предлагалось либо мириться с этим недостатком, либо в кормовой части башни размещать противовес массой в тонну.


Гораздо большей проблемой стало то, что круговому обстрелу мешали жалюзи на крыше моторного отделения, которые упирались в нижнюю часть бронировки. Для решения этой проблемы предлагалось подрезать 4 секции жалюзи, а также на 50 мм подрезать снизу бронировку.

В ходе испытаний пробегом не было обнаружено никаких дефектов. 

Испытано в СССР. Вооружение пехотного танка Matilda III советской 76,2-мм пушкой Ф-96

Бронировка орудийной маски была позаимствована у опытной пушки ЗИС-5

По итогам испытаний «Матильды» было получено следующее заключение:

«1. В результате сравнения английского и отечественного вооружения, осмотра новой установки и испытания стрельбой и возкой считаем, что перевооружение танка M-IIA 76,2 мм пушкой ЗИС-5 и 7,62 мм пулеметом ДТ – целесообразно.

2. Необходимо провести дополнительные изменения в башне, перечисленные в разделе V.

3. Считаем целесообразным организовать изготовление новых и доделку старых деталей башни на заводе «Красное Сормово» №112.

4. Вновь изготовленные и измененные детали комплектно необходимо подавать вместе с танком в ремонтную мастерскую, располагающую подъемными средствами и сварочной аппаратурой».


Идея, от которой отмахнулись

В начале января 1942 года перевооружённая «Матильда» была доставлена в Москву, где её осмотрели члены правительства. Рассматривался вопрос о том, чтобы изготовить 120 комплектов установок для перевооружения в ремонтных мастерских. В переписке систему, которую предполагалось ставить в английский танк, стали именовать Ф-96. Увы, у идеи нашёлся противник, и очень серьёзный – начальник ГАБТУ КА Федоренко. 9 января 1942 года он направил в адрес Берии, который заведовал, в том числе, и вооружением, письмо следующего содержания:

«Главным конструктором завода №92 генерал-майором технических войск тов. Грабиным установлено отечественное вооружение в 2-х английских танках “Матильда” и “Валентин”.

В танке “Валентин”, вместо английской 40 мм пушки и 7,92 мм пулемета, установлены наша 45 мм танковая пушка и пулемет ДТ.

Опытные образцы проходили испытания на заводе №92 в г. Горький и показывались в Москве.

На основании личного осмотра и материалов испытаний, считаю перевооружение английских танков нецелесообразным по следующим соображениям:

1. Танк “Валентин” 45 мм танковая пушка по бронепробиваемости практически равноценна английской 40 мм, а поэтому имеет полный смысл для этого танка использовать английское вооружение, а свое беречь для отечественных машин.

2. Танк “Матильда” Установка 76 мм танковой пушки выполнена неудовлетворительно. В башне тесно и работать экипажу неудобно. Для установки 76 мм пушки требуются капитальные переделки в машине, а поэтому в танке “Матильда” также целесообразно оставить существующее вооружение.


В данное время боеприпасами английские танки обеспечены. Даже в случае недостатка английских снарядов будет более правильным наладить их производство у себя, тем более что снаряд к 40 мм пушке представляет цельную болванку с трассером, чем ставить в английском танке наше вооружение».

Испытано в СССР. Вооружение пехотного танка Matilda III советской 76,2-мм пушкой Ф-96

Опытная маска имела съёмную переднюю секцию

Насчёт поставок боеприпасов Федоренко не лукавил. В самом конце ноября 1941 года началась бурная переписка между ГАБТУ КА и британской военной миссией в СССР, которую в 1941-42 годах возглавлял генерал Фрэнк Ноэль Мейсон-Макфарлейн (в переписке фигурирует под фамилией Макфарлан). 5 декабря состоялась личная встреча Мейсона-Макфарлейна с Федоренко в Москве.

По итогам переговоров многие проблемы с поставками английских танков удалось в значительной степени разрешить. Для начала, англичане в систему охлаждения вместо воды стали заливать этиленгликоль. Чтобы незамерзающую смесь не сливали, на борта танков наносились соответствующие надписи на русском языке. Одновременно стали использоваться более устойчивые к морозам сорта смазки, что также положительно сказалось на зимней эксплуатации танков.

Объём поставляемых из Великобритании боеприпасов был увеличен до 671 выстрела на танк, то есть почти до 10 боекомплектов. Наконец, наряду с обычными машинами, оснащёнными 2-фунтовыми пушками, была организована поставка танков Matilda IIICS, вооружённых 3-дюймовой (76 мм) гаубицей. У неё не было бронебойных снарядов, зато имелись осколочно-фугасные и дымовые. Партия Matilda IIICS прибыла 20 декабря 1941 года вместе с конвоем PQ-6. Этим же конвоем пришли и первые Matilda IV, машины самого массового типа «Матильд» из числа поставлявшихся англичанами. Всего в Советский Союз их было отправлено 915 штук (и еще 156 Matilda IVCS).

Испытано в СССР. Вооружение пехотного танка Matilda III советской 76,2-мм пушкой Ф-96

Специальная прокладка между башней и бронировкой пушки

Впрочем, на деле причины, по которым работы по перевооружению «Матильды» оказались отменены, надо искать в другой плоскости. Во-первых, инициатором перевооружения выступило не ГАБТУ, а Главное артиллерийское управление (ГАУ). Очень непростые взаимоотношения этих двух ведомств вполне могли оказать влияние на конечный итог работ.

Кроме того, Федоренко мог быть совсем не в восторге от того, что в качестве изготовителя комплектов для перевооружения английских танков должен был выступать завод №112. Предприятие с большим трудом осваивало выпуск Т-34 и только в декабре 1941 года, наконец, здесь удалось преодолеть планку в 100 выпущенных танков за месяц. Но всё ещё имели место проблемы с качеством продукции. Загружать завод №112 в такой ответственный момент ещё чем-то означало сорвать выпуск столь нужных фронту Т-34.

Да и с пушкой ЗИС-5 в тот момент было не всё гладко: их едва хватало для обеспечения выпуска отечественных КВ-1. Таким образом, у Федоренко были веские основания высказаться против проекта перевооружения «Матильды» на Ф-96.

Испытано в СССР. Вооружение пехотного танка Matilda III советской 76,2-мм пушкой Ф-96

Штатный подъёмный механизм был заменён на деталь от ЗИС-5

Отмена перевооружения «Матильды», несмотря на имевшиеся объективные проблемы, всё же оказалась большой ошибкой. Уже к весне 1942 года 2-фунтовая пушка стала почти бесполезной против немецких танков. Эффективно бороться она могла в основном против машин лёгкого типа, а средние танки с лобовой бронёй 50 мм были для неё непробиваемы. Слабое вооружение, к слову, стало одной из причин, почему англичане сняли танки Matilda с вооружения.

Установка пушки Ф-96 могла значительно повысить огневую мощь танка, не говоря уже о том, что в её боекомплекте появлялся осколочно-фугасный боеприпас. Жалобы на его отсутствие шли от экипажей «Матильд» до самого конца их эксплуатации.

Уже к лету 1942 года появилась возможность загрузить один из заводов изготовлением комплектов для перевооружения, да и пушки ЗИС-5 к этому времени делали уже не только на заводе №92. Увы, к тому моменту здравая идея была давно похоронена и забыта.

Впрочем, и сами англичане так и не смогли усилить вооружение своего танка. Попытка установить на него 6-фунтовую (57-мм) пушку оказалась неудачной.

Источники:

  • • ЦАМО РФ

alternathistory.com

Пехотные танки «Матильда»- два различных пехотных  английских танка, одинакового назначения времен Второй мировой войны.  Состояли на вооружении как самой Англии, так и ее доминионов. Поставлялась в СССР по Ленд-Лизу.

В середине 20-х гг. XX века в британской армии начался процесс механизации пехотных и кавалерийских частей. Первоначально планировалось оснастить пехотные части танкетками, которые поддерживали бы атакующую пехоту. Вскоре прояснилось, что легкие танкетки не в состоянии выполнить возлагаемую на них задачу и совершенно не годились для использования при прорыве обороны противника. Возникла потребность в танках с тяжелым бронированием, способных прорываться через позиции противника.

В 1934 году удалось сформулировать ТТТ к пехотному танку («I» или «Infantry»). Так было положено начало целой серии британских пехотных танков, отличавшихся мощным бронированием, но не слишком высокой скоростью, поскольку их предполагали использовать в рядах наступающей пехоты.

 Автором ТТТ к танку был П.К.С. Хобарт, который предложил оснастить части танками двух типов. Первый танк, более легкий и вооруженный только пулеметом, предназначался для действий в тылах противника. Другой, более тяжелый с вооружением из пулемета и орудия, необходим для прорыва позиционной обороны в условиях применения противником полевой артиллерии.  Квартирмейстер британской армии, генерал сэр Хью Эллес согласился заказать танк первого типа. При выборе генералом двигали исключительно экономические соображения.

Танк "Матильда -I" с пулеметным вооружениемТребования к танку сформулировал начальник бронетанкового отдела фирмы «Vickers-Armstrong» сэр Джон Карден. 3 октября 1935 года он представил эскиз двухместного танка, вооруженного пулеметом, смонтированным в башне. Шасси состояло из четырех типовых узлов, выпускавшихся фирмой «Vickers» и уже используемых на других машинах, в том числе на «Skout» и «Universal Carrier». Танк получил удлиненное шасси, позволявшее ему преодолевать широкие траншеи.

10 октября Карден встретился с полковником М.А. Стьюди, отвечавшим проведение механизации. В ходе встречи были определены следующие технические требования к танку «I», который получил название танк «Матильда». Максимальную скорость танка увеличили с 8 до 13 км/ч, вооружение — один пулемет с боекомплектом 3000 патронов. Радиостанции на танке не предусматривалось. На сборку прототипа давался срок шесть месяцев. Но главным требованием, предъявляемым к будущему танку, была его… дешевизна. Стоимость одной машины не более 5000 фунтов.

Фирма «Vickers-Armstrong» в заданный срок представила прототип, получивший обозначение А11Е1. В сентябре 1936 года прототип доставили в Экспериментальный центр механизации. Но прототип не отвечал представлениям сэра Джона Кардена. Маленькая литая башня вмещала только голову и плечи стрелка, который также исполнял роль командира. Водитель занимал тесную кабину в носовой части. При открытом люке механика-водителя башня не могла сделать полный поворот!

На танке использовали подвеску, прежде разработанную для артиллерийского тягача Dragon Medium Mark IV. По каждому борту поставили по две независимо подвешенные тележки. Всего на борт приходилось восемь опорных катков небольшого размера, подрессоренных на эллиптических полурессорах. Сверху гусеница проходила через два подпирающих катка. Направляющие колеса спереди, а ведущие колеса находились сзади. Направляющие и ведущие колеса имели зубья. Благодаря зубьям направляющее колесо дополнительно натягивало гусеницу. Никакой защиты для подвески не предусматривалась, поэтому она была уязвима для повреждений.

Танк Матильда - I Бронирование танка крепилось болтами к каркасу из угольников. Лобовая броня имела толщину 65 мм (следует заметить, что толщина лобовой брони немецкого танка Pz. Kpfw IV ранних модификаций составляла всего 30 мм!). Двигатель — восьми цилиндровый, рядный карбюраторный жидкостного охлаждения тип Ford V8 Flathead 211 (70 л.с.) Двигатель занимал пространство на корме танка, заходя под погон башни. Коробка передач Fordson автомобильного типа обеспечивала четыре передние и одну заднюю передачу.

Главный и бортовые фрикционы Vickers» уже применявшиеся на легких танках. Прототип при массе около 11000 кг развивал скорость до 12,5 км/ч, то есть немного обгонял бегущего в атаку пехотинца. В ходе испытаний больше всего проблем вызвала ходовая часть танка, прежде всего постоянно выпадающие шкворни гусениц.

В апреле 1937 года ходовую часть прототипа A11E1 модифицировали, подняв ведущее колесо на 127 мм. На задних тележках вместо катков с резиновым бандажом установили цельнометаллические катки. Планировались и другие изменения, но их начали внедрять уже в ходе серийного выпуска танка.

Серийные танки получили модифицированные башни с двухстворчатыми люками. С направляющего колеса убрали зубья. Изменили положение поддерживающих катков, которые на прототипе составляли единый узел с колесными тележками, а на серийных машинах стояли отдельно. кренясь болтами к борту корпуса. Модифицировали смотровые щели у места механика-водителя, установили перископы. Изменили конструкцию колесных тележек, благодаря чему гусеницы отодвинулись от корпуса. Соответственно возросла колея танка.

Английский пехотный танк "Матильда"На танках первой серии прожектор стоял высоко на корпусе, у основания башни. На второй серии прожектор перенесли ниже и кпереди. Серийные танки комплектовались двумя ящиками с крышками, стоявшими спереди по бортам танка. Первый заказ на Infantry Tank Mark A11 «Матильда». сделанный в конце апреля 1938 года, составил 60 машин. Вскоре поступил новый заказ на еще 60 машин. В январе 1939 года фирма «Vickers-Armstrong» подучила дополнительный заказ на 19 танков.

Концепция пехотного танка, небыстрого, несущего тяжелое бронирование и вооруженного пулеметом была реализована не только в Великобритании, но и Германии. Здесь серийно производились танки Pz. Kpfw I. Ausf F, имевшие лобовую броню башни и корпуса толщиной 80 мм и вооруженный лишь парой пулеметов 7, 92 мм MG 34.

Минный трал на основе "Матильда 1Конструкторы сельскохозяйственных машин фирмы John Fowler & Со в Лидсе запатентовали лемеховый nрал, предназначенный для траления противопехотных (осколочных) мин. После серии испытаний на тягаче Dragon Medium Mark IV трал установили на первом серийном танке «Матильда». Трал состоял из рамы, присоединенный к бортам корпуса. К раме крепились дисковые лемехи и ножи, располагавшиеся прямо перед гусеницами. Трал опускался с помощью цепи, выбираемой и выпускаемой лебедкой, отбиравшей мощность у двигателя ганка.

Ко моменту оформления проекта об оснащении танка А11 таким тралом, первая серия из 60 машин уже находилась в производстве. Поэтому необходимые изменения в конструкции танка: модификация трансмиссионного отделения, перенос прожекторов, установка дополнительных креплений — были внесены у 79 машин второй и третьей серии. 
Эскиз минного трала

В январе 1940 года выпустили 14 тралов, их которых 12 направили в 1-ю танковую бригаду экспедиционного корпуса, находившегося во Франции. Во время испытаний оказалось, что тралы непригодны для использования во влажном и вязком грунте. О боевом применении тралов нет никакой информации.

Большинство танков А11 «Матильда» была потеряна на территории Франции и Бельгии в мае 1940 года. Машины, оставшиеся на территории Великобритании, в 1940-1941 гг. использовались в качестве учебных машин. Один танк А11 «Матильда» в июле 1939 года выслан в Польшу, где его планировалось использовать для сравнительных испытаний. В сентябре 1939 года польский танк попал в руки гитлеровцев.  В настоящее время танк под номером Т8106 находится в танковом музее в Бовингтоне.

Еще до начала серийного выпуска танка А11 «Матильда» стало ясно, что этот танк не удовлетворяет требованиям поля боя. Пулеметные машины не имели при столкновении с танками противника, вооруженными пушками.

Первые ТТТ к более крупному пехотному танку были сформулированы уже в сентябре 1936 года. Вскоре их окончательно конкретизировали в спецификации CS А12. Конструкцию танка разработало бюро в Арсенале в Вулидже, а выпуск развернули на фирме Ньютон-ле-Уиллоуз, графство Чешир.

Танки "Матильда" I и IIВ 1937 году завод получил заявку на производство полноразмерного макета двух предсерийных машин с броней из обычной стали. Общая сумма заказа составила 30000 фунтов. Новый пехотный танк должен был иметь значительно большие габариты, большую массу, управляться экипажем из трех человек. Вооружение танка состояло из спаренных пушки п пулемета, установленных в башне. Первоначально рассматривался вариант танка с вооружением из 2х пулеметов, но к счастью, его почти сразу отвергли. Новый танк получил неофициальное название «Матильда Сениор».

Серьезной проблемой было отсутствие подходящего двигателя. Поэтому в начале даже рассматривалась возможность поставить на танк лицензионного немецкого авиационного дизеля Junkers «Jummo» 205. выпускавшегося по лицензии фирмой Napier.

Наконец конструкторы остановились на идее установить на танк два 6-ти цилиндровых дизелея АЕС А183/ 184 мощностью 87 л.с. каждый. Не было это идеальным решением, так как два двигателя требовали дополнительного обслуживания, кроме того, возникали проблемы с их сопряжением. На танк планировали установить одну КПП типа Wilson и бортовые передачи Rackham. Максимальная скорость танка 16-24 км/ч. Массу танка ограничили 14000 кг.

Лимит на массу танка заставил переценить ТТТ к машине. Так, толщину лобовой брони пришлось ограничить 50 мм, а вооружение — до 2х 7.69 мм. пулеметов. Вопреки всем усилиям масса танка по-прежнему значительно выходила за установленный лимит.

Снова проект полностью переработали. Танк «Матильда» получил назад пушечно-пулеметное вооружение, экипаж его увеличили до 4-х. Лобовую броню усилили до 78 мм. В таком варианте масса танка составляла 16500 кг.

Танк сопровождения пехоты "Матильда"Новый танк получил другую подвеску. Эта подвеска была спроектирована на фирме Vickers для танка Medium Mark С. Танки этого типа с 1928 года экспортировались в Японию, поэтому подвеску неофициально называли «японской» — Japanese Туре. Подвеска характеризовалась наличием независимо подвешенных колесных тележек. Каждая четырехколесная тележка имела поперечный пружинный амортизатор. Спереди, перед первой тележкой, установили независимое направляющее колесо, сверху имелись поддерживающие катки. Натягивающее колесо установлено в передней части танка, ведущее — на корме.

Подвеску модифицировали, добавив защищающие ее бортовые бронеэкраны. Весной 1937 года фирма Vickers построила один танк Mark I Medium c такой модифицированной подвеской. Танк послужил прототипом п в июле 1937 года его передали на предприятие Vulcan Foundry.

Важной особенностью конструкции нового танка было отсутствие каркаса, так как бронеплиты толщиной 78, 72 и 47 мм можно было соединять непосредственно друг с другом без использования промежуточной несущей конструкции. В конструкции танка использовались как прокатанные, так и литые детали (башня, передняя часть корпуса), соединявшиеся сваркой н клепкой (первые серийные машины). Литые части имели одинаковую толщину на всем протяжении даже в тех участках, где большая толщина не требовалась.

Пехотный танк "Матильда 2"Танк нес пушку 2 pdr. OQF калибра 40 мм и пулемет Vickers.303 калибра 7,69 мм. Установка курсового пулемета не предусматривалась, так как считалось. что медленный пехотный танк сможет поражать обнаруженные цели только оружием, смонтированным во вращающейся башне. Быстрые, так называемые кавалерийские танки предполагалось вооружать  курсовыми пулеметами, чтобы машины могли одновременно поражать как можно больше целей. 

Передняя часть корпуса, прозванная за свою форму «бутылочным горлом», была скопирована с танков конструкции Джона Кристи. Здесь находилось место водителя. Литая башня оснащалась прикрепленной болтами командирской башенкой. Литой была и броня двигательного отделения.

Работы над прототипами шли очень медленно, так что первый прототип A12Е1 (Т3431) прибыл в Экспериментальный центр механизации лишь в апреле трицать восьмого года. Пробный пробег протяжённостью 1000 миль прошел успешно. единственной серьезной проблемой было охлаждение двигателей. Недостаточной также оказалась сила сцепления гусениц с грунтом, поэтому на каждое звено гусеницы установили дополнительные элементы, улучшающие сцепление. Параллельно шли испытания второго прототипа А12Е2 (Т3432).

В июне фирма Vulcan Foundry получила заказ на выпуск 140 пехотных танков «Матильда» Mark II А12. Из них 100 танков планировалось собрать непосредственно на мощностях фирмы, а 40 передали в субподряд нескольким компаниям. Это все были предприятия, выпускавшие сельскохозяйственные машины и паровозы.

Танк "Матильда" с десантомУже в начале эксплуатации оказалось, что танки имеют слабые ходовые качества. Во время тестов в Тилфорде (под Олдершотом) в сентябре 1939 года, танк не смог преодолеть траншею шириной 180 см. вырытую в мягком грунте. У танка была сильно перегружена корма, которой он имел тенденцию зарываться в землю. Экспериментальный центр механизации предложил установить сзади «хвоста», похожий на тот, что использовался на танках Рено FT, Рено R-35. Первый тип «хвоста» длиной 300 мм позволил танку форсировать траншею шириной 180 см, но оказался бесполезным при попытке переехать траншею шириной 210 ем. Траншею такой ширины помог форсировать «хвост» длиной 1138 мм.

Другим изменением был подъем танка на 152 мм. Рост клиренса привел к росту нагрузки на детали подвески, прежде всего на подвижные детали колесных тележек, которые оказались повернуты под другим углом и стали часто ломаться. Обе упомянутые выше модификации были внесены в конструкцию танков 1-й производственной серии, выпускавшихся компанией Vulcan Foundry. Всего было выпущено более 2900 танков «Матильда» (2980/2987?).  Танки первых серий (140 или 165 штук) были вооружены пулеметами.303 Vickers. Они получили название «Матильда» II Mark I.

Первая модификация танка заключалась в замене старого, еще помнящего годы ПМВ, пулемета.303 Vickers калибра 7.69 мм новым, более совершенным пулеметом 7,92 мм Besa. Замена пулемета вызвала изменения в конструкции маски пушки, поскольку отпала необходимость в бронированном кожухе пулемета Vickers, охлаждавшегося жидкостью. Для пулемета Besa, ствол которого охлаждался воздухом, такой кожух был не нужен.

Кроме того, с танка сняли электрический насос, подававший воду в пулеметный кожух.

Следующая модификация танка сопряжена с заменого двигателя. Вместо дизелей АЕС установили шестицилиндровые дизели Leyland. Меньший индекс означает левооборотный двигатель, больший индекс-правооборотный. Мощность каждого двигателя 95 л.с.

Экспериментально новые двигатели установили на втором прототипе Т3432. Кроме того, танк оснастили главной н бортовыми передачами Wilson (такие танки планировалось обозначить Mk IIB). На втором прототипе также испытывалась автоматическая коробка передач Freeborn.

Танки с двигателями Leyland приобрели индекс Mk IIA которое позже заменили на «Матильде» Mk III. У танков этого типа выхлопные трубы шли по обоим бортам двигательного отделения, тогда как танки с двигателями AEC имели только одну выхлопную трубу, шедшую вдоль левого борта.

Модификация танка, вооруженного гаубицей OQF Mk I либо Mk 1A калибра 76,2 мм (3 дюйма), приспособленной для огня дымовыми снарядами. Позднее гаубицу также приспособили для стрельбы осколочными снарядами.

Танки CS (Close Support — непосредственная поддержка) имели задачей постановку дымовых завес, а также обстрел открыто расположенной живой силы противника. Гаубицу OQF Mk I или Mk 1A ставили в стандартную маску.

Модификация Mk IIA*с улучшенными двигателями Leyland. Изменения затронули способ крепления двигателя. Эксплуатация показала, что дизели дефорcировались, потому довелось создать, более крепкую мотораму.

Переменили расположение трубопроводов системы подачи масла и воздушной системы. Увеличили вместимость топливных баков, которые оснастили дополнительным клапаном для аварийного слива топлива. Командирская башенка отсутствовала.

На танках «Матильда» данного варианта использовалась воздушная система переключения передач взамен механической системы. У танков отсутствовала сигнальная лампочка на башне.

Танки модификаций Mark III, IV и V в большинстве снабжались р/с № 19 и обладали двумя антенами.

Узнать модификацию танка не всякий раз представляется возможным. В процессе эксплуатации подвергались улучшениям. На заводе MG Cars в Эбингдоне в течении ремонтных работ изменяли моторы AEC на Leyland, обращая танки Mark II в Mark III.

Вес и габариты танка «Матильда» не дозволяли перевооружить его более крупнокалиберным орудием. Башня больших размеров требовала погон большего размера, а это, требовало увеличить ширину корпуса танка.

Известны фотографии танка «Матильда» с башней А24, в которой установлена пушка 6 pdr. OQF Mark 3 или Mark 5 калибра 57 мм. При этом коренной модификации танка не производилось, хотя у башни А24 диаметр основания был 1448 мм, а у стандартной башни только 1372 мм. По-видимому, большую башню удалось как-то поставить на стандартное основание.

В войну с некоторых танков снимали командирскую башенку, крепя двухстворчатый люк непосредственно к крыше башни. Такие танки поставлялись, например, в Австралию.

В СССР по ленд-лизу поставили 918 танков типа:

  • «Матильда» Mk II.
  • «Матильда» Mk III.
  • «Матильда» Mk III.
  • «Матильда» Mk III CS.
  • «Матильда» Mk IV.
  • «Матильда» Mk IV CS.

Советские специалисты дали высокую оценку бронезащите танка и его двигательной установке, но скептически высказывались относительно вооружения танка. Калибр британской 2-фунтовой пушки (40 мм) был меньше, чем калибр пушки советских легких танков (45 мм). А отсутствие к британской пушке OQF Mark IX и X бронебойно-трассирующих снарядов, окончательно дисквалифицировало ее как средство борьбы с бронетехникой противника.

Танк "Матильда" в СССРУже в декабре 1941 года НКО СССР отдал распоряжение, чтобы КБ завода № 92 в Горьком под руководством генерала В. Грабина подготовило проект перевооружения танка «Матильда» пушкой ЗиС-5 со спаренным пулеметом ДТ (заводское обозначение пушки ЗиС-96 или Ф-96). Модификацию ганка произвели еще в декабре 1941 года, опытный образец немедленно доставили в Москву.

В январе 1942 года было решено перевооружить так все поступающие танки «Матильда». Благодаря этой мере РККА получила бы «тяжелый» танк, по характеристикам сравнимый с советским КВ и способного решать тот же круг задач.

Анализ боевого применения танков Mk II на фронте подтверждает мысль, что потери в частях происходят главным образом из-за недостаточного взаимодействия разных родов войск, в основном между пехотой н танками. Танкам Mk II редко приходилось вступать в бой с танками противника.

ww2tanki.ru

В целом, британцам удалось создать неплохой танк, но в силу оперативного реагирования немцев на новинки противника эта машина устарела уже к 1942 году. Немцы наглядно продемонстрировали, что время пехотных танков безвозвратно прошло, и будущее – за универсальными машинами. Поэтому «матильды» были весьма быстро вытеснены из боевых подразделений американскими «шерманами» и «грантами».

Не секрет, что у британцев многое не как у остальных людей. В то время как весь просвещённый мир использует метрическую систему мер и весов, в Великобритании и её бывших и номинальных колониях расстояние до сих пор измеряется милями, напитки – пинтами, нефть – баррелями. Весьма оригинальной в 30-е годы была и британская классификация танков. Если в Германии и СССР в то время уже придерживались разделения бронированных гусеничных машин на лёгкие, средние и тяжёлые, то британцы подразделяли военную технику на крейсерскую и пехотную. В соответствии с британской военной доктриной, крейсерские танки должны были прорываться в тылы противника и крушить их, совершая стремительные рейды. В свою очередь, пехотные танки предназначались для поддержки пехоты и подавления опорных пунктов противника. Исходя из этого, военные функционеры заказывали промышленности новые бронированные машины.

«Утёнок» №1

В 1934 году Королевский Танковый Корпус (далее – КТК) представил Комитету по исследованиям при Генеральном штабе доклад, содержавший требования к новому пехотному танку. В документе рассматривались две концепции машины:

  • небольшая, хорошо бронированная с пулемётным вооружением и низкой себестоимостью (что позволило бы профинансировать её массовый выпуск);
  • большая, с противоснарядным бронированием и артиллерийским вооружением, способная противостоять бронетехнике противника.

Чтобы у бравых британских танкистов не возникало соблазна «ударить по газам» и в бою вырваться слишком далеко вперёд, максимальную скорость машин планировалось ограничить на уровне 15–20 км/ч.

Первоначально в Генеральном штабе склонялись ко второму варианту, но с подачи генерал-лейтенанта Хью Эллиса в октябре 1935 года компании Vickers-Armstrongs Ltd., заказали машину, которая больше походила на первый. Главной причиной такого решения, как это часто бывает, оказался размер финансирования – так как за 6 тысяч фунтов сделать тяжёлый танк было весьма проблематично (если вообще возможно), то остановились на более дешёвом варианте. Кроме того, военным хотелось поскорее получить новую машину в своё распоряжение, поэтому срок, отведённый для разработки прототипа, оказался весьма сжатым – всего шесть месяцев.

Главный конструктор компании Vickers-Armstrongs сэр Джон Карден вряд ли воспринял это требование всерьёз. Но для него было главным получить аванс на разработку машины, а что сказать военным потом и как построить работу он знал, пожалуй, лучше всех в королевстве. В результате танк под индексом «А11» был готов лишь к сентябрю 1936 года, но особых претензий со стороны военных это не вызвало.

Корпус А11Е1 сделали приземистым, клёпаным, с большим наклоном лобовых бронедеталей. Машина имела вполне приличную для того времени толщину брони: 60–65 мм – лоб, башня и борта; 50 мм – корма. В маленькой башне, в которую с трудом втискивался пулемётчик, размещалось основное и единственное вооружение – 12,7-мм или 7,71-мм пулемёт Vickers. Вторым членом экипажа полагалось быть механику-водителю.

С целью ускорения работ конструкторы Vickers-Armstrongs значительную часть технических решений позаимствовали у техники, которую они разрабатывали ранее. Так, ходовую часть взяли у тягача Dragon (вместо четырёх опорных катков на двух балансирных тележках их установили восемь – по четыре на каждую тележку), а трансмиссию, коробку передач, сцепление и тормоза – у лёгкого шеститонного танка Vickers. Проблема заключалась лишь в том, что новая машина оказалась почти вдвое тяжелее, и не рассчитанные на повышенные нагрузки агрегаты на испытаниях выходили из строя.

Размещённый в кормовом отделении 70-сильный карбюраторный двигатель Ford V8 разгонял танк только до 13 км/ч. Военные не считали это большим недостатком, скорее наоборот (танкисты не могли уехать далеко вперёд от пехоты, которую должны были поддерживать), но хронический перегрев силовой установки вызывал определённые опасения относительно пожаробезопасности машины.

После проведения испытаний и внесения в конструкцию некоторых изменений, в конце апреля 1938 года компании поступил заказ на серийное изготовление шестидесяти экземпляров пехотного танка, получившего официальный индекс «Mk.I Matilda». Любопытно, что имя Matilda танку дал генерал Эллис, которому боевая машина напомнила утёнка из популярного в то время мультфильма. Через десять дней в Генштабе решили, что шестьдесят «утят» – маловато для британской армии, и заказали ещё шестьдесят. В январе 1939 года военные функционеры посчитали, что если к получившемуся числу добавить ещё девятнадцать лёгких пехотных танков, то ста тридцати девяти машин будет достаточно для поддержки британской пехоты.

Vickers-Armstrongs «отдыхает»

Однако ещё на стадии проведения испытаний военных функционеров начали терзать смутные сомнения – не слишком ли слабое вооружение они установили на новый танк? А что, если он столкнётся с мощными полевыми укреплениями или гораздо лучше вооружённым танком противника? Уже в сентябре 1936 года, получив первые впечатления от увиденного в металле А11, военные поинтересовались у проектантов Vickers-Armstrongs, не могли бы те внести в конструкцию танка небольшое изменение, установив на него двухместную башню с хоть какой-нибудь противотанковой пушкой. Однако инженеры объяснили танкистам, что подобное «изменение» приведёт к увеличению массы танка с 11,1 до 13 тонн, что повлечёт за собой замену силовой установки, которая и так едва справлялась с имевшимся весом. Чтобы вместить в машину новый двигатель, необходимо увеличивать её моторно-трансмиссионное отделение, то есть, менять конструкцию корпуса. Таким образом, «всего лишь одно изменение» влекло за собой разработку практически нового проекта.

Получив такой ответ, генералы решили, что военному ведомству придётся опять раскошелиться. На сей раз к разработке привлекли специалистов Королевского Арсенала, а «слишком умным» проектировщикам из Vickers-Armstrongs решили дать отдохнуть. Конструкторы приступили к разработке танка А12Е1, получившего название «Matilda Senior». Фактически, новый танк с предыдущей «Матильдой» не связывало ничего, так как его шасси разработали на основе экспериментального среднего танка Medium Tank A7Е3, который конструкторы Арсенала проектировали в 1931–37 годах. Основное изменение, внесённое в конструкцию этой машины, заключалось в установке полностью литых башни, подбашенной коробки, лобовой и кормовой бронедеталей корпуса. В изготовлении остальных частей корпуса использовалась сварка.

В ноябре 1936 года Арсенал получил заказ на постройку полноразмерного деревянного макета и двух опытных образцов из неброневой стали. Демонстрация готового макета состоялась в апреле 1937 года. В процессе его изготовления военные чиновники дали конструкторам задание предусмотреть в конструкции башни установку 76-мм штурмовых орудий. Тогда же было принято решение использовать в танке планетарную коробку передач Wilson.

Проблемы возникли ещё на стадии выбора производителя литьевых деталей, так как оборудованием, позволявшим производить столь габаритные изделия, располагали всего несколько британских предприятий. После трёх месяцев поисков военные остановили свой выбор на сталелитейном подразделении компании-производителя локомотивов Vulcan Foundry, расположенном в Честершире.

Получившийся корпус по своей непробиваемости являлся передовым для того времени. Толщина бронирования башни и лобовых бронедеталей достигала 75 мм, бортов – 70 мм в верхней части и 65 мм (25 – фальшборт + 40 – броня корпуса) в нижней. Толщина бронирования кормы составляла 55 мм. Такая защита была сопоставима с бронёй танков КВ-1, при этом английская броня по качеству превышала советскую, что достигалось значительно более высоким содержанием легирующих металлов – никеля, молибдена и хрома. Такая броня обладала большей вязкостью, а это значит, что в случае попадания в танк вражеского снаряда внутри его корпуса не откалывались куски брони.

Однако по вооружению новая Matilda явно проигрывала КВ-1. В башню танка решили установить 2-фунтовое орудие Ordnance Q.F. Mk.IX-X калибра 42 мм. Вместе с ней в маске первоначально располагался спаренный пулемёт Vickers.303, однако в 1939 году в британских танковых войсках на вооружение приняли 7,92-мм танковый пулемёт BESA, представлявший собой модификацию чехословацкого пулемёта ZB-53.

Сильные изменения претерпело и моторно-трансмиссионное отделение – один 70-сильный карбюраторный двигатель заменили двумя дизельными двигателями AEC мощностью по 87 л. с. каждый, которые устанавливались параллельно продольной оси танка. Ёмкость двух топливных баков составляла 225 литров, маслобаков – 46 литров. В днище монтировались три люка: эвакуационный – для экипажа; ремонтные – для доступа к двигателю и трансмиссии. Кроме того, были предусмотрены отверстия для слива топлива и масла.

Ходовая часть машины состояла из десяти опорных катков (сгруппированных в пять тележек по два) и одного натяжного. Сверху гусеницу поддерживали шесть роликов, которые держались на кронштейнах, прикреплённых к борту корпуса (в 1939 году их заменили на направляющие полозья). Ширина гусеничных траков составляла 355 мм. Как и все танки классической компоновки, А12Е1 был заднеприводным. Элементы ходовой части защищались бронированными фальшбортами, толщина которых составляла 25 мм.

«Невероятная» скорость британского танкопрома

Прототип танка А12Е1 был готов в апреле 1938 года. В процессе испытаний машина прошла порядка 1000 миль, в результате чего выяснилось, что несмотря на увеличение общей мощности силовой установки, она всё равно продолжает перегреваться (по сравнению с Mk.I масса машины выросла более чем в два раза, достигнув 27 тонн). Максимальная скорость нового танка не превышала 15 км/ч, что военных вполне устраивало. Уже в июне 1938 года они заказали у Vulcan Foundry сразу 140 танков, которые получили официальное наименование Mk.ІI А12 Matilda ІІ. В августе того же года заказ ещё на 40 машин разместили у компании Ruston&Hornsby. Всего предприятия Великобритании произвели 2890 (по другим данным – 2987) танков этого типа, включая 20 машин с корпусами из обычной конструкционной стали, использовавшиеся в танковых школах.

Однако освоение танкового производства на предприятиях, ранее не сталкивавшихся с изготовлением бронетехники, продвигалось крайне медленно, и на момент начала Второй мировой войны британские вооружённые силы получили лишь две машины Matilda ІІ. К производству машины стали привлекать всё новые и новые компании, но больших темпов выпуска бронетехники промышленность Великобритании набрать не смогла, и когда в мае 1940 года британская армия столкнулась с вермахтом во Франции, в её частях числилось всего около 800–900 танков различных моделей.

Первыми новые машины начали получать королевские танковые полки (по численности больше напоминавшие батальоны, далее – КТП) 1-й армейской танковой бригады (далее – 1-я АТБ). Всего британскому полку по штату полагалось 50 пехотных танков (по 16 машин в трёх ротах плюс два штабных танка), 7 крейсерских танков и 8 транспортёров Carrier.

Позор и слава сражения при Аррасе

Во Францию 1-я АТБ отправилась в неполном составе – в резерве на острове остался 8-й КТП, а на материк переправили лишь подразделения 4-го и 7-го КТП. 1-я АТБ находилась в резерве Британского экспедиционного корпуса фельдмаршала Горта в районе городка Аррас, когда танковая группа вермахта начала свой знаменитый прорыв вдоль реки Соммы к Атлантическому побережью, чтобы отрезать британцев и северную группу французских войск от основных сил союзников. Чтобы задержать продвижение противника, 21 мая 1940 года Горт организовал в районе Арраса контрудар силами 5-й пехотной и 50-й Нортумбрийской пехотной дивизии при поддержке семидесяти четырёх танков 1-й АТБ и шестидесяти французских танков. В 4-м полку на тот момент числилось 50 Mk.І Matilda І, 5 лёгких танков Vickers Mk.VI и 8 транспортеров Carrier. У 7-го полка было 27 Mk.І Matilda І, 23 Mk.ІІ Matilda ІІ, 7 лёгких Vickers Mk.VI и 8 транспортёров Carrier.

Немцы с трудом, но отбили атаку, и уже 23 мая британские и французские войска, понеся серьёзные потери, начали отход к Дюнкерку. Британские Matilda и французские B1bis, от которых снаряды немецких противотанковых пушек и танков Pz.Kpfw II и Pz.Kpfw 38(t) отскакивали как горох, произвели сильное впечатление на немцев. Ситуацию спасли только 88-мм зенитки FlaK 18/36/37 и 105-мм полевые гаубицы, из которых командир немецкой 7-й танковой дивизии Эрвин Роммель организовал последнюю линию обороны, когда позиции его войск были уже практически прорваны.

Немцы были поражены живучестью британских танков – на одном из Mk.ІІ Matilda ІІ они насчитали 14 вмятин от попаданий снарядов. Именно встреча с «матильдами» послужила толчком к созданию Третьим рейхом прототипов танка «Тигр», подкалиберных и кумулятивных снарядов и прочего противотанкового оружия повышенной пробивной силы. В боях британцы потеряли 29 единиц Mk.ІІ Matilda ІІ, в целом же по состоянию на начало июля 1940 года Великобритания располагала только 150–200 танками, большая часть которых представляла собой учебные экземпляры или машины устаревших моделей.

Из «утят» в «королевы»

Между тем, в Великобритании оптимизировали конструкцию танка Mk.ІІ Matilda ІІ и спешно наращивали его серийное производство. Ещё на стадии запуска танка в серию военные заказчики начали искать замену его ненадёжной силовой установке (спарке дизельных двигателей AEC). Наконец, её заменили двумя 7-литровыми дизелями фирмы Leyland мощностью 95 л. с. Любопытно, что они не были взаимозаменяемыми, то есть из-за конструкции картера правый двигатель нельзя было поставить вместо левого и наоборот. От машин с дизелями AEC новые танки отличались расположением выхлопных труб (у новой модификации их выводили на оба борта, а у старой – только на левый). Новый танк получил индекс Mark II.A.* Matilda II Mk III. Вскоре его оснастили новой радиостанцией No.19 Mk.II с двумя штыревыми антеннами (вместо одноштыревой радиостанции No.11). Именно на машины этой модификации легла основная тяжесть боёв в Северной Африке и на Восточном фронте.

Кроме Mark II.A.* Matilda II Mk III, были созданы ещё две модификации. На танках Matilda II Mk IV улучшили крепление двигателей (за счёт чего значительно уменьшилась вибрация, возникавшая при движении), сделали съёмной сигнальную фару, увеличили ёмкость топливных баков, оптимизировали размещение масло- и воздуховодов. На машинах модификации Matilda II Mk V установили пневматический усилитель управления трансмиссией фирмы Westinghouse.

Помимо так называемых «линейных» танков Matilda II британцы создали штурмовой танк «близкой поддержки» с индексом CS (Close Support). В башнях машин монтировались 76-мм гаубицы Mk.I или Mk.IA. Первоначально танковое командование пыталось оригинальничать, снаряжая эти танки исключительно дымовыми снарядами. Однако пехотные генералы заметили, что помимо постановки дымовой завесы британскому солдату неплохо было бы помочь чем-то более весомым, и в боекомплект машин стали включать бронебойные и осколочно-фугасные снаряды. Всего боекомплект танка Matilda II CS составлял 3150 патронов и 67 выстрелов для гаубицы.

Большой интерес у исследователей вызывает модификация танка Matilda II, о которой сегодня нет никакой информации кроме одной-единственной фотографии. Машина отличается башней от крейсерского танка Mk.VIII Cromwell, установленной на её подбашенном погоне (в компьютерной онлайн-игре World of Tanks ей присвоили название Matilda Black Prince). На самом же деле невозможно даже определить, присутствует ли на фото настоящая башня или только макет. В пользу последнего говорит тот факт, что погоны башен танков Cromwell (57 дюймов) и Matilda II (54 дюйма) не совпадают. Как решили этот вопрос конструкторы, по единственному фото понять невозможно.

Пока британская промышленность пыталась компенсировать потери, понесённые армией во Французской кампании, боевые действия не прекращались. В сентябре 1940 года ливийская группировка итальянских войск начала наступление на Египет. В ответ на это в декабре 1940 года англичане и их союзники начали контрнаступление. На первом этапе кампании, когда британцам противостояли только итальянские войска, особых проблем у экипажей танков Matilda II не возникало. 9 декабря 1940 года, во время проведения операции «Компас», 7-й КТП, вооружённый пятьюдесятью танками Matilda II, обрушился на итальянский лагерь Нибейва и разгромил его. Батарея итальянских 76-мм орудий успела открыть ответный огонь. Уничтожить отлично забронированные танки ей не удалось, но ходовую часть двадцати двух машин артиллеристы смогли вывести из строя, и до самого конца операции экипажи этих танков в боях не участвовали. Вскоре англичане взяли штурмом город Бардия. Здесь танки Matilda II проявили себя настолько хорошо, что командир 6-й австралийской пехотной дивизии генерал Маккой заявил, что: «…каждый танк Matilda равноценен для меня танковому батальону». Именно в боях операции «Компас» эти машины получили прозвище «королев поля боя», но продержалось оно недолго.

Африка и Греция: «Матильды» по обе стороны фронта

Всё изменилось, когда в Африку прибыли немецкие подразделения. За несколько дней до битвы за Крит британские войска провели неудачную наступательную операцию «Краткость» на границе Египта и Ливии против немецких и итальянских войск, которые осаждали Тобрук. Атаку пехоты поддерживали 2-й КТП, получивший 29 недавно вышедших из ремонта крейсерских танков и 4-й КТП с 26-ю танками Matilda II. В целом операция завершилась неудачно. 4-й КТП поддерживал атаку 1-го батальона Дархэмского полка лёгкой пехоты на форт Ридотта-Капуццо. Там они натолкнулись на 20–30 немецких танков, оборонявшихся с подготовленных капониров при поддержке итальянских противотанковых орудий. Немцы успели подбить 12 британских танков, прежде чем отступили со своих позиций. Вскоре британские войска в спешке оставили захваченные позиции, так как Роммель двинул на их скудные силы свои танковые подразделения. Маловероятно, что при этом союзникам удалось эвакуировать свою подбитую технику (по некоторым данным, в районе форта немцы захватили 24 британских танка).

Ещё большей неудачей закончились для королевских войск бои в Греции. Особенно ожесточённое сражение развернулось за остров Крит – здесь, помимо прочих сил, в обороне участвовали 9 пехотных танков Mark II.A Matilda II из состава 7-го КТП. Однако в условиях гористой местности танки показали себя плохо – их двигатели перегревались от чрезмерных нагрузок, и часть машин пришлось бросить из-за поломок. Так как в боекомплектах танков были, по большей части, бронебойные снаряды, а Крит атаковали, в основном, пехотные и десантные немецкие части, 2-фунтовые пушки оказались почти бесполезными. Вскоре остров был захвачен, и все британские танки оказались в руках немцев. В вермахте трофейные Matilda II получили обозначение Infanterie Pz.Kpfw. Mk.II 748(e) и использовались, прежде всего, танковыми школами. Шесть «критских» танков отремонтировали и зачислили в состав 212-го танкового батальона, который сформировали 12 июля 1941 года специально для обороны захваченного острова. Со временем материальную часть батальона заменили на танки Pz. Kpfw. III и перевели это подразделение в Восточную Пруссию, где оно использовалось как учебное.

Между тем сражения в Северной Африке разгорелись с новой силой. В последующих боях британцы потеряли значительное количество бронированной техники. Вот что вспоминал об этом один из штабных офицеров Роммеля лейтенант Хайнц Вернер Шмидт:

«Я сопровождал командующего в поездке на поле боя на линии фронта Хальфайя–Сиди-Омар. Мы насчитали 180 подбитых британских танков, главным образом типа Mark II Matilda II. Некоторые из них позднее были вывезены с поля боя, отремонтированы, маркированы немецким крестом и брошены в бой против тех, кто когда-то состоял в их экипажах».

Роммель высоко оценил британский танк и обратился к своему командованию с просьбой прислать противотанковые средства, способные успешно противостоять ему. В Африку из Германии отправили 76,2-мм и 75-мм САУ Marder III, а также САУ на базе трофейных французских танков. Но самыми страшными противниками британских бронетанковых сил стали 88-мм зенитные орудия FlaK 18/36/37. В июне 1941 года у Роммеля было всего 12 таких артсистем, но эту малочисленность он компенсировал эффективностью их использования. 15 июня 1941 года британцы начали операцию «Боевой топор» атакой на холмы Хальфайя и Хафрид. Однако немцы укрепили их, подготовив капониры для своих зенитных батарей. Английский историк Б. Г. Лиддел Гарт пишет:

«Уже было совсем светло, когда батальон танков Matilda II, возглавлявший атаку, начал преодолевать последний участок, отделяющий его от противника. Первое сообщение, которое поступило от командира танкового батальона по радиотелефону («Они разносят мои танки на куски!»), стало последним сообщением. В танковой ловушке, которую создал Роммель, разместив четыре 88-мм пушки возле перевала, справедливо названного английскими солдатами «перевалом адского огня», из 13 танков Матильда уцелел лишь один».

Всего британцы бросили в наступление около сотни танков Matilda II, 64 из которых были подбиты, а часть – досталась немцам в виде трофеев. Захваченные машины немцами ремонтировались и передавались в 21-ю танковую дивизию.

Роммель активно использовал захваченные вражеские танки. Один боевой эпизод с участием таких машин, имевший место 18 ноября 1941 года во время операции «Крестоносец», стал широко известным. Британские войска проводили операцию по деблокированию Тобрука, и артиллерийское подразделение лейтенанта Хайнца Шмидта (действовавшее в составе 15-й танковой дивизии) попало в критическую ситуацию в районе Сиди-Азейза. На марше оно столкнулось с двенадцатью британскими танками Matilda II. Три противотанковых орудия немцы привели в боевую готовность и даже успели подбить два вражеских танка, когда сзади к их позициям приблизились ещё две машины Matilda II. Лейтенант впал в отчаяние, однако вскоре обнаружил на их башнях немецкие кресты. Англичане же, очевидно решив, что с немецкой батареей покончили прорвавшиеся к ней в тыл британские танки, развернулись и отправились восвояси.

Помимо трофейных линейных танков в Африке успел повоевать ещё один любопытный экземпляр бронетехники. Один из первых танков Mark II Matilda II немцы отправили на полигон в Тернойцене, где использовали для подготовки к операции «Морской лев». Когда планы гитлеровского командования поменялись, башню танка демонтировали и на её место установили 50-мм танковое орудие, защищённое открытой бронированной рубкой. Получившейся САУ присвоили индекс 5 sm KwK38 L42 auf infanterie Pz.Kpfw. Mk.II 748(e) (чаще использовалось неформальное имя – Osvald) и отправили в Африку к Роммелю. В дальнейшем таким же образом переоборудовались немецкие танки, по какой-то причине лишившиеся башен. Точное количество таких машин, а также подробности их использования автору неизвестны.

К концу 1941 года британскому командованию стало ясно, что пехотные танки Mark II Matilda II в новых условиях не годятся для использования по своему прямому назначению. Летом 1942 года им на смену начали поступать американские M4 Sherman и британские Mk.IV Churchill, а большую часть выпускавшихся «матильд» британцы отправляли на экспорт в СССР, Австралию, Канаду и Новую Зеландию. Весной 1943 года их полностью сняли с производства.

На бескрайних русских просторах

Танки Mark II Matilda II известны тем, что активно применялись советским командованием. После тяжёлых поражений 1941 года в Красной армии сложилась катастрофическая ситуация с бронетехникой. Эвакуированные заводы ещё не успели наладить производство танков, и советское руководство обратилось к правительствам стран-союзниц с просьбой включить в поставки по ленд-лизу бронетанковые вооружения. Уже 11 октября 1941 года на судах первого конвоя PQ-1 в СССР прибыли двадцать Mark II Matilda II. Всего в Советский Союз из Великобритании отправили 1084 танка этого типа, из которых прибыли в пункты назначения 918 (остальные 166 пошли на дно вместе с потопленными транспортами). Первыми новые танки получили 132-й, 136-й и 138-й отдельные танковые батальоны (далее – ОТБ), которым по штату полагалось иметь по 24 машины.

Отношение к Matilda II у советских танкистов было двояким. С одной стороны, уровень их бронирования не уступал танку КВ-1, а то и превышал его (за счёт качества брони), с другой – проходимость машин была отвратительной, а 42-мм орудие оказалось крайне слабым. Советских руководителей это не устраивало, поэтому сразу после проведения первых испытаний в КБ горьковского завода №95 поступило распоряжение установить на Matilda II 76-мм танковую пушку ЗиС-5 (это орудие горьковчане под руководством главного конструктора В. Г. Грабина разработали для замены пушки Ф-32 на танках КВ-1). КБ провело работы ударными темпами, и уже в декабре танк с новой пушкой, получившей индекс ЗиС-96 (Ф-96), успешно прошёл испытания.

Однако завод №9, на котором разместили заказ на серийное производство, сорвал программу выпуска артсистем для Matilda II. Вот как эта ситуация описывалась в письме от 28 марта 1942 года, написанном наркомом танковой промышленности В. А. Малышевым наркому вооружения Д. Ф. Устинову:

«Напоминаю Вам, что план производства 76-мм танковых орудий Ф-96 для танков «Матильда» заводом № 9 фактически сорван, вместо запланированных 120 сдано только 47. В то же время выпуск 76-мм пушек ЗИС-5 для танков KB даже перевыполнен. Сложившееся положение вещей считаем неприемлемым, так как орудия для KB имеются в достаточном количестве. Вопрос же скорейшего перевооружения имеющихся толстобронных английских танков 76-мм пушкой в настоящее время считается задачей № 1. Примите срочные меры по оперативной корректировке производства артиллерии для танков на II квартал текущего года с тем, чтобы недосдача пушек I квартала была восполнена как можно скорее».

В середине 1942 года из Великобритании начали поступать Mk.II Matilda CS, вооружённые 3-дюймовыми гаубицами, и это частично решило вопрос.

Впервые на Восточном фронте эти танки приняли участие в боях в январе 1942 года. 20 января танковая рота из состава 170-го ОТБ пошла в атаку в районе Великих Лук. 1-й батальон 225-го стрелкового полка, которому придавались танки, атаку не поддержал, так как её отменили накануне, о чём танкистов не поставили в известность. Танковая рота выбила немцев из деревни Мышкино, они поспешно отступили к селу Малвотица, но подкрепление не прибывало, и танкистам, израсходовавшим боекомплекты, пришлось вернуться назад.

К 1942 году немцы успели насытить свои войска противотанковыми средствами, способными пробивать броню и советских КВ-1, и британских Matilda, поэтому выживаемость танковых экипажей резко снизилась. Крупным недостатком танков Matilda были и их фальшборта – в условиях распутицы пространство между ними и корпусом быстро забивалось грязью, что приводило к быстрому выходу из строя ходовой части. Кроме того, танкистам приходилось останавливаться на марше, чтобы через лючки в фальшбортах очистить ходовую от грязи.

В сильные морозы даже при работающем двигателе замерзали жидкостные трубопроводы, расположенные слишком близко к днищу, а у танков Matilda Mk.V замерзали пневматические усилители управления трансмиссией (рассматривался вопрос их замены на механические).

В условиях гололедицы гусеницы скользили по льду, и танкистам приходилось забивать в просветы между траками болты, куски железа и прочий металлический лом, чтобы увеличить зацепление танка за грунт. Вот что вспоминал о «матильдах» бывший командир танка Л. С. Падуков, воевавший в районе Орла в составе 212-й танковой бригады (интервью опубликовано на сайте iremember.ru):

«… За время марша выяснилось, что гусеницы «Матильд» скользят на склонах. Техникам пришлось наваривать через трак «шпоры», которые улучшили сцепление гусениц с грунтом… Глубокий снег не давал «Матильдам» с их низким клиренсом развить скорость. При подходе к населённому пункту Гранкино танки увязли в снегу, которого в низине было ещё больше. Тем не менее, танки роты, наступавшие на правом фланге, вышли к Гранкино, а танки взвода Мунштукова попали на минное поле».

Позже бригада в полном составе вошла в 19-й танковый корпус, и её «матильды» принимали участие в боях на Курской дуге. После окончания сражений корпус вывели на переформирование в Наро-Фоминск и пересадили на отечественную технику, чему танкисты очень обрадовались. В целом, к концу 1943 года от использования «матильд» в Красной Армии отказались, заменив их советской техникой и ленд-лизовскими танками Churchill.

«Королевы» тихоокеанских джунглей

Дольше всех использовали танки Matilda австралийские и новозеландские войска в боях против японцев. Первые 140 машин австралийцы получили в июле 1942 года. Британские танки оказались неуязвимыми для японской техники, а пробивной мощности 2-фунтовых орудий вполне хватало, чтобы пробить вражескую броню. Австралийские экипажи чувствовали себя настоящими хозяевами положения, а свои «матильды» считали «королевами джунглей».

Японцы старались поразить, в первую очередь, гусеницы танков Matilda II и просвет между башней и корпусом. В связи с этим на машины стали наваривать литые стальные крылья для защиты ходовой части, а башни защищать стальным бруствером, который приваривали к корпусу по периметру погона. От ручных гранат и авиабомб слабую броню крыши корпуса защищали наваренные сетки. Нижнюю часть корпуса старались сделать максимально герметичной, так как танки часто десантировались с морских судов, которые не могли подойти к берегу вплотную, и часть пути машинам приходилось преодолевать в воде своим ходом, погружаясь по гусеницы.

В боях за тихоокеанские острова австралийцы использовали свои танки небольшими группами. Часть машин они переделали в огнемётные (орудие заменили огнемётной установкой, в корпусе и башне разместили ёмкость на 360 литров огнесмеси и баллоны со сжатым воздухом; ещё 450 литров помещалось в наружном сбрасываемом баке). Огнемёт мог вести огонь на дистанциях до 80–120 метров – правда, чтобы перезарядиться, танку требовалось 30 секунд. Всего в огнемётные переделали 25 машин, которые получили название Matilda Frog (англ. – «лягушка»). Впервые эти танки применили на Борнео, где они оказались очень эффективными.

Ближе к окончанию войны появилась модификация танка с огнемётом, в котором для стрельбы огнесмесью использовались пороховые заряды. Такие машины назывались Matilda Murray.

Для нужд войск, сражавшихся в тихоокеанских джунглях, британские инженеры разработали и модификацию танка, снабжённую бульдозерным отвалом (Matilda Dozer). Конструкторы сиднейского отделения фирмы British Standard Machinery Co. разработали два варианта этих машин: Mk.1 – с тросовым приводом; Mk.2 – с гидравлическим приводом. Matilda Dozer использовались в августе 1945 года при высадке на остров Лабуан в Малайе и при освобождении города Баликпапан в Индонезии. Однако особой роли в боевых операциях эти танки не сыграли, так как их отвалы слишком сильно зарывались грунт и заслоняли обзор механикам-водителям.

Ещё шесть танков австралийцы переоборудовали под противолодочные бомбомёты. На корпусах смонтировали установки Hedgehog (англ. – «ёж»), которые представляли собой направляющие для семи реактивных бомб. Масса бомбы составляла 28,5 кг, масса порохового заряда – 16 кг, дальность стрельбы – 200–300 м. Пока шло изготовление «бронированных ежей», война закончилась, и в боях они поучаствовать не успели.

Танки Matilda пришлись по душе австралийцам, и они использовали их в качестве учебных машин до 1955 года, пока не заменили на более современные машины Centurion и A41.

«Скорпион», «барон» и «морковка»

В метрополии после отстранения танка Matilda II от боевых действий тоже старались приспособить его для решения задач, для которых он изначально не предусматривался. Прежде всего, ещё на стадии проектирования танка Matilda I компания John Flower&Co. разработала для него противоминный плуг. Правда, оказалось, что на мёрзлых или плотных грунтах это устройство эффективно работать не может, на Matilda II его установить не удалось, поэтому на практике плуг никогда не использовали.

На новые танки также установили катковые тралы AMRA, разработанные для крейсерских танков. Однако вскоре выяснилось, что эти тралы годятся лишь для того, чтобы обнаружить минное поле (эффективно протралить в нём проходы они не могли). Первым полноценным танком минного траления стал Matilda Scorpion, снабжённый цепным противоминным тралом конструкции южноафриканского инженера Абрахама Дю Туа. На барабане крепились цепи, которые при вращении с силой ударяли по грунту, вызывая детонацию минных зарядов. Барабан вращался отдельным двигателем Ford V8, который устанавливался по правому борту танка. Впервые 24 танка Matilda Scorpion применили в наступлении под Эль-Аламейном, где они себя отлично зарекомендовали.

В Тунисе при штурме укреплённой линии Марет использовались усовершенствованные Matilda Scorpion Mk.II, а вскоре Дю Туа в сотрудничестве с производителем моторов компанией AEC Ltd. создал более эффективный сухопутный минный тральщик Matilda Baron. У опытных «баронов» барабан приводился в движение посредством двигателя фирмы Crysler, но на серийной модификации Mk.II его заменили силовой установкой британской компании Bedford Vehicles (подразделение американской General Motors). На Mk.III установили уже два таких двигателя и, кроме того, заменили тяжёлую башню более лёгкой неподвижной рубкой. Установка оказалась удачной, и промышленность переоборудовала 60 линейных танков в минные тральщики Mark II Matilda Baron Mk.IIIA. Эта машина могла не только проводить разминирование, но и преодолевать заграждения из колючей проволоки и даже работать в качестве траншеекопателя.

Самой любопытной машиной, созданной британцами на базе Mk.ІI Matilda ІІ, можно считать прожекторный танк CDL (Canal Defence Light, англ. – «прожектор для обороны Канала»). Здесь жители туманного Альбиона в погоне за оригинальностью перещеголяли самих себя – индекс абсолютно не соответствовал действительности и предназначался исключительно для запутывания противника. Ни для какой защиты Ла-Манша эти прожекторные танки не предназначались – их «миссией» было ослепить противника при наступлении и таким образом обеспечить собственным силам продвижение к его траншеям.

Башню Matilda ІІ заменили на другую, сваренную из 65-мм листов. В ней устанавливался прожектор с электродуговой лампой мощностью 8 млн Вт. С помощью системы зеркал луч фокусировался и направлялся наружу через специальное узкое отверстие. Танковый прожектор испускал мощный луч света, создавая полосу «дискомфорта» шириной 31 и дальностью 910 м. Для полноты эффекта прожектор снабжался прерывателем (из-за чего свет быстро и невыносимо ритмично мигал), а также жёлтыми и голубыми фильтрами. Оператор прожектора, размещавшийся в башне, был обязан вовремя менять электроды и направлять свет на цель. В случае необходимости он мог вести огонь из спаренного с прожектором пулемёта BESA. Башни Matilda ІІ CLS легко заменялись на стандартные танковые башни, поэтому переоборудование линейных танков в прожекторные могли вполне беспроблемно производить армейские механики в частях.

С 1941 по 1944 годы было изготовлено в общей сложности 300 прожекторных башен. Танками Matilda ІІ CLS вооружили 1-ю и 34-ю танковые бригады КТК, располагавшиеся в Великобритании. 42 такие машины получил и 42-й КТП, находившийся в Египте – кроме 19 линейных танков в его составе имелось несколько шасси Matilda ІІ, снабжённых кран-стрелами для замены башен. В боях Matilda ІІ CLS не участвовали.

Кроме того, в Африке осуществлялись попытки создания на базе Matilda ІІ бронированного мостоукладчика с мостом типа Inglis Bridge, но дальше прототипов дело не сдвинулось. Также осуществлялись попытки использовать устаревшие пехотные танки для подрыва вражеских укреплений – для этого использовали установку подрыва Carrot (англ. – «морковка»). Она представляла собой раму минного трала AMRA, на которую крепился 272-кг заряд. Дальше экспериментов и разовых применений эти работы также не продвинулись.

В целом британцам удалось создать неплохой танк, но в силу оперативного реагирования немцев на новинки противника на Западном и Африканском театрах военных действий эта машина устарела уже к 1942 году. Несколько несоответствующей требованиям времени оказалась она и на Восточном фронте в 1942–43 годах (у Советского Союза попросту не было иного выхода, как использовать любую доступную бронетехнику). Уже к концу 1943 года, наладив производство собственных танков, в СССР от Matilda II поспешили отказаться. С другой стороны, немцы доказали, что грамотное использование британских танков превращает их в грозное оружие.

Тем не менее, реалии Второй мировой войны наглядно продемонстрировали, что время пехотных танков безвозвратно прошло, и будущее – за универсальными машинами. Поэтому «матильды» были весьма быстро вытеснены из боевых подразделений КТК американскими «шерманами» и «грантами». В условиях появления на поле боя противотанковой артиллерии, способной пробивать танковую броню, эпоха тяжёлобронированных медленных танков стала близиться к концу. Отныне всё большее значение приобретали скорость, манёвренность и универсальность.

warspot.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.