Танк кв 6


Дезинформация как стимул развития

11 марта 1941 года Разведуправление Генерального штаба РККА представило «наверх» специальное сообщение №316 «О тяжёлых танках Вермахта», в котором сообщалось: «По сведениям, требующим дополнительной проверки, немцы начинают строить три образца тяжёлых танков:

Марка танка

Вес

Вооружение

Броня

Тип V

36 тонн

1 – 75-мм пушка и 2 пулемёта

до 60 мм

Тип VI

45 тонн

1 – 75-мм пушка, 1 – 20-мм пушка и 3 пулемёта

до 70 мм

Тип VII

90 тонн

1 – 105-мм пушка, 1 – 20-мм пушка и 4 пулемёта


Кроме того, на заводах «Рено» производится ремонт 72-тонных французских танков, участвовавших в войне на Западе (реальный вес танка Char B1bis, переименованного немцами в Pz. Kpfw. B2 740(f), составлял 32 тонны. Устаревший же танк Char 2C весом 75 тонн в распоряжении Вермахта оказался только один – прим. автора). По сведениям, поступившим в марте мес. с. г. и требующим проверки, на заводах «Шкода» и «Крупа» ставится производство 60 и 80 т танков» (Источник – «Россия. XX век. Документы», В.П. Наумов, А.Н. Яковлев (в 2-х книгах), книга 1-я).

Значительно позже выяснилось, что советские разведчики получили дезинформацию, которая, скорее всего, была подброшена Абвером. На самом деле весной 1941 года танковые конструкторы компании «Хеншель и сын» только заканчивали сборку прототипа своего 65-тонного танка VK6501(Н), а разработанные в 1938 году той же компанией прототипы тяжёлых DW I и DW II едва дотягивали по весу до тридцати тонн. VK3001(Н) Хеншеля и VK3001(Р) фирмы Порше также находились в этой весовой категории. Самой мощной пушкой, которую планировали устанавливать на свои танки немецкие конструкторы, было 88-мм орудие KwK 36 L/56 с длиной ствола 56 калибров и баллистикой зенитного орудия (позже её устанавливали на танки «Тигр»). И то, прототип VK3001(Р), вооружённый этим орудием, изготовили только в октябре 1941 года. Таким образом, ни о каких танках весом 90 тонн со 105-мм пушками весной 1941 года в Третьем Рейхе речи не велось.


Тем не менее, у руководства СССР полученная информация вызвала немалую озабоченность. Производившиеся на Ленинградском Кировском заводе (далее – ЛКЗ) тяжёлые танки КВ-1 и КВ-2 явно проигрывали по забронированности мифическим немецким 90-тонным монстрам, а КВ-1 со своей 76,2-мм пушкой Ф-32 – ещё и по вооружению.

Советскому супертяжу – быть

6 апреля 1941 года в кабинете у А.А. Жданова, исполнявшего обязанности заместителя председателя Совнаркома (далее – СНК) по вооружениям (вице-премьер-министра в сталинском правительстве) началось совещание с участием руководства ЛКЗ, Ижорского завода (поставлявшего бронекорпуса тяжёлых танков) и Горьковского завода №92 (производившего танковые пушки). После двух дней споров и прений 7 апреля 1941 года было принято постановление СНК №827-345, согласно которому ЛКЗ обязывали разработать новые тяжёлые танки КВ-3 (лобовая броня – 115-120 мм), КВ-4 (лобовая броня – 140-150 мм) и КВ-5 (лобовая броня – 170 мм). Непосредственно для КВ-5 документом устанавливались следующие требования:

…О танке КВ-5.

Директору Кировского завода т. Зальцману:

1. Спроектировать и изготовить к 10 ноября 1941 г. танк КВ-5. Разработку конструкции корпуса танка и штампованной башни произвести совместно с конструкторами Ижорского завода исходя из следующих основных характеристик КВ-5:

а) броня лобовая 170 мм, борт 150 мм, башня 170 мм;

б) вооружение 107-мм пушка ЗИС-6;

в) двигатель дизель мощностью 1200 л. с.;

г) ширина не более 4200 мм.

Предусмотреть при конструировании возможность транспортировки по железной дороге при всех условиях движения…


КБ ЛКЗ должно было уже к 15 июля 1941 года изготовить и подать на Ижорский завод чертежи на корпус и башню КВ-5, а к 1 августа того же года – предъявить на утверждение в Народный комиссариат обороны СССР и Главное авто-бронетанковое управление Красной Армии макет и технический проект КВ-5.

Ижорский завод обязали изготовить и поставить на Кировский завод корпус и башню КВ-5 к 1 октября 1941 года.

Горьковский завод №92, главным конструктором которого в то время был создатель прославленных артиллерийских систем ЗиС-2 и ЗиС-3 В.Г. Грабин, обязали сконструировать и запустить в серийное производство 107-мм танковую пушку, которой планировалось вооружить все три новые модели танков:

…Артиллерийское вооружение танков КВ-3, КВ-4, КВ-5.

1. Директору завода № 92 т. Елян и главному конструктору т. Грабину поручено разработать 107-мм танковую пушку с начальной скоростью снаряда 800 м/с под унитарный патрон с бронебойным снарядом весом 18,8 кг и по разработанному проекту изготовить, испытать и сдать к 1 июня 1941 г. опытный образец этой пушки для испытания в танке КВ-2.


Грабин, активно внедрявший на своём предприятии принцип максимальной унификации всех создаваемых «изделий», взял обязательство разработать и наладить поточное изготовление новых пушек в течение сорока пяти дней, что является потрясающе коротким сроком даже для современной промышленности (данное обязательство было зафиксировано в постановлении). Графики изготовления прототипов КВ-3, КВ-4 и КВ-5 (а для первой модели – и серийного выпуска) были составлены в полном соответствии с графиками поставок горьковчанами 107-мм пушек.

Главному конструктору ЛКЗ по моторостроению А.Д. Чаромскому ставилась задача спроектировать дизель мощностью 1200 л. с. на базе авиационных поршневых 12-цилиндровых V-образных дизельных двигателей водяного охлаждения М-40, устанавливавшихся на серийные самолеты ТБ-7 (Пе-8). Аналогичное задание получил Харьковский завод №75, где создали первый в Европе танковый дизель В-2, а также Ворошиловградский тепловозостроительный завод.

Тернии конструктора Цейца

На Кировском заводе танку КВ-5 присвоили производственный индекс «Объект 225», и работы над ним велись в специальном танковом конструкторском бюро СКБ-2. Генеральный конструктор СКБ-2 Ж.Я. Котин ведущим инженером проекта назначил одного из самых опытных своих подчинённых – человека сложной судьбы Николая Валентиновича Цейца, чей эскизный проект больше других соответствовал представлениям руководства ЛКЗ о новом танке. Ряд других конструкторов СКБ-2 также предложили свои чертежи (включая традиционную башенную компоновку (Н.Ф. Шашмурина) и компоновку силовой установки в центре, за спиной механика-водителя (М. И. Креславского), но предпочтение отдали проекту Цейца.


Цейц окончил один из элитных инженерных ВУЗов страны – МВТУ имени Баумана и с самого начала создания КБ Орудийно-арсенального треста, занимавшегося проектированием новых моделей бронетехники (с которого, собственно, и началось танкостроение в СССР) работал в нём. В конце 20-х годов его отправили в Казань для сотрудничества с немецкими инженерами в рамках проведения испытаний экспериментальных моделей немецких танков, проводившихся на полигоне совместной советско-немецкой танковой школы КАМА.

Однако общение с иностранными коллегами ничем хорошим для советского инженера не закончилось. 2 октября 1930 года его арестовали по обвинению в контрреволюционной деятельности, а в апреле 1931 года он был приговорён к десяти годам исправительно-трудовых лагерей, которые ему заменили работой в КБ технического отдела экономического управления ОГПУ (легендарные «шарашки» появились в СССР задолго до Л.П. Берии). Здесь Цейц работал над проектом тяжёлого 70-тонного танка.

Через год, 22 апреля 1932 года, Николая Валентиновича освободили досрочно, и он уже в качестве вольнонаёмного работника приступил к усовершенствованию конструкции недавно созданного и запускаемого в серию танка Т-35.

В 1934 году Цейца направили работать на ленинградский завод опытного машиностроения №185, где он возглавил работы по созданию экспериментальной трёхбашенной машины Т-29 и усовершенствованной версии нового на тот момент трёхбашенного танка Т-28, который она должна была заменить.


Николай Валентинович тесно сотрудничал с Кировским заводом, так как прототипы Т-29 собирались на его производственной базе, и в 1937 году ему предложили перейти в СКБ-2. Однако этот переход оказался несвоевременным, так как завод накрыла волна арестов руководящего и конструкторского персонала. Попал в эту волну и Цейц – в 1938 году он был отстранён от работы над новым танком прорыва СМК и арестован. Однако, как ценного научного специалиста, его вернули к работе, оставив при этом под арестом.

Именно такой человек возглавил работы над проектом самого тяжёлого в истории СССР танка. Помимо этого, группа Цейца создала собственный вариант эскизного проекта тяжёлого танка КВ-4, характеристики которого оговаривались тем же постановлением СНК, что и для КВ-5. Котин объявил среди конструкторов СКБ-2 конкурс проектов, и в результате ему было предоставлено около двух десятков эскизных предложений. В результате, ни один из вариантов КВ-4 не рассматривался в качестве прототипа для изготовления опытного образца, и в июне работы по этому танку были прекращены в пользу КВ-5, в эскизном проекте которого, выполненном лично Цейцем, использовались некоторые решения, найденные им для КВ-4.

Последний довоенный проект ЛКЗ

Работы над танком КВ-5 начались в июне 1941 года. Для проектирования машины была образована бригада конструкторов в составе: К.И. Кузьмина (корпус), Л.Е. Сычева (башня и установка вооружения), Н.Т. Федорчука (ходовая часть).


Корпус КВ-5, в отличие от других KB, не имел гнутых деталей (за исключением кормового нижнего листа), и бронелисты соединялись друг с другом гужонами и электросваркой. Толщина лобовых деталей корпуса и башни достигала 180 мм. Толщина бортов и кормы корпуса – 150 мм, крыши и днища – 40 мм.

В процессе работы проявилась масса технических проблем, для решения которых приходилось подыскивать приемлемые решения. По предварительным расчётам, масса танка достигала 100 тонн. Так как авиационные дизели М-30 или М-40 мощностью 1250-1500 л.с. сочли непригодными для использования в КВ-5, а приемлемой замены им советские конструкторы на тот момент не создали, было принято решение использовать в качестве силовой установки танка два параллельно установленных дизельных двигателя В-2. Они соединялись с коробкой передач и бортовыми фрикционами с помощью промежуточного редуктора. С учётом того, что и фрикционы, и коробка передач полностью повторяли конструкции агрегатов, которые использовались на серийных КВ, у КВ-5 в случае его реализации в металле, неизбежно появились бы те же проблемы с ходовой частью, какими страдали КВ-1 и КВ-2.

Основная задержка с серийным производством танка КВ-3 возникла из-за башни, которую планировалось производить методом штамповки из цельного листа брони, но наладить процесс никак не удавалось. Таким же образом первоначально конструкторы Цейца хотели изготавливать башню и для КВ-5, но потом отказались от этой затеи и предложили делать её сварной из катанной листовой брони.


Компоновка КВ-5 предлагалась классическая – с последовательно расположенными отделением управления, боевым отделением и размещавшимся в кормовой части моторно-трансмиссионным отделением (далее – МТО). В конструкции нового танка проектировщики старались максимально использовать элементы серийной машины КВ-1, чтобы минимизировать его себестоимость и упростить ремонт и снабжение запчастями в боевых условиях. Для экономии массы и уменьшения поражаемого силуэта корпус КВ-5 попытались сделать максимально низким – высотой 920 мм. Однако возникла проблема с размещением механика-водителя и стрелка-радиста. Для них конструкторы спроектировали две небольшие башенки, выступавшие из крыши корпуса над отделением управления.

Башенка, установленная над головой механика-водителя с левой стороны танка, больше походила на бронированный откидной колпак со смотровыми щелями, обеспечивавший лучший обзор, чем на обычном танке КВ. Толщина брони колпака была такой же, как и у лобовых бронедеталей машины – 170 мм. На марше механик-водитель мог открывать колпак в сторону для удобства наблюдения за дорогой.

В распоряжение стрелка-радиста предоставлялась башенка с установленным в ней пулемётом ДТ, причём её высота позволяла вести огонь поверх бронеколпака-башенки механика-водителя. За счёт особенности конструкции пулемёт также получил большой сектор обстрела по вертикали, что позволяло вести огонь и по воздушным целям.


В ромбовидной высокой башне КВ-5 и под ней разместили просторное боевое отделение, предназначавшееся для командира, наводчика и двух заряжающих. Увеличенная высота башни была вызвана требованием заказчиков предусмотреть возможность ведения навесного гаубичного огня. Чтобы предупредить утыкание казённика танковой пушки в днище, её пришлось значительно приподнять над корпусом. Для облегчения заряжания пушки погон башни увеличили до 1840 мм, что было на 300 мм больше, чем у КВ-1. В стремлении уменьшить общий силуэт танка его корпус сделали высотой всего 920 мм, однако в части МТО высота корпуса увеличивалась до 1300 мм.

Над местом заряжающего в задней части башни (с левой стороны в крыше) сконструировали пулемётную башенку под пулемёт ДТ, идентичную башенке стрелка-радиста, но значительно более низкую. Командира танка расположили справа от пушки, а над его местом спроектировали командирскую башенку с пятью смотровыми призменными приборами и перископом, который позволял вести наблюдение поверх пулемётной башенки. Наводчик располагался слева от орудия, его место снабдили призменным прибором наблюдения, оптическим и панорамным прицелами.

Основную часть боекомплекта 107-мм пушки планировали разместить в кормовой нише башни, а остальные снаряды должны были храниться в укладках боевого отделения внутри корпуса танка.


Ходовая часть танка была почти полностью идентична танку КВ (из-за увеличения длины корпуса в конструкцию добавили два опорных катка и один поддерживающий ролик, доведя их общее количество соответственно до восьми и четырёх на один борт). Подвеска использовалась индивидуальная торсионная.

Пушка для нерождённых монстров

КБ Грабина и Горьковский завод №92 своё обязательство по скоростному конструированию 107-мм танкового орудия перевыполнили. Не через 45, а уже через 38 дней новая пушка ЗиС-6 была готова к полигонным испытаниям. Она использовала серийный унитарный 107-мм снаряд, выпускавшийся в СССР для 107-мм дивизионной пушки M-60 образца 1940 года (конструкторы только предлагали несколько усилить мощность порохового заряда патрона). Механический досылатель заряжания горьковские конструкторы позаимствовали у собственной экспериментальной разработки – 107-мм танковой пушки Ф-42, созданной в КБ Грабина в 1940 году в инициативном порядке параллельно с 76-мм Ф-32 (устанавливалась в КВ-1), Ф-34 (Т-34) и 85-мм пушкой Ф-39.

Ствол ЗиС-6 проходил испытания уже в апреле 1941 года на лафете 152-мм гаубицы МЛ-20. В мае первый экземпляр пушки был изготовлен и установлен на танк КВ-2. Он проходил испытания до середины июня 1941 года, после чего, на том же танке, отправился на Артиллерийский научно-исследовательский опытный полигон (до революции 1917 года – Охтинское опытное поле, в наше время – Гороховецкий артиллерийский полигон под Санкт-Петербургом). На испытаниях пушка показала себя мощным и надёжным орудием – при массе снаряда в 16,6 кг и скорости 800 м/с мощность ЗиС-6 оказалась в 4,4 раза выше, чем мощность пушки Ф-32 (штатного вооружения серийных КВ-1). Это говорило о том, что пушка ЗиС-6 могла поразить практически любой современный ей серийный танк на расстоянии, превышающем километр. При этом за счёт использования унитарных снарядов её скорострельность была значительно выше, чем у 152-мм гаубицы, установленной в башне КВ-2.

Пушка была готова, но танки, для которых она создавалась, так и не были собраны. Работы над производством башни для КВ-3 приостановились, КВ-5 существовал лишь на бумаге (в чертежах и эскизах), а работы по КВ-4 остановили ещё на стадии утверждения эскизного проекта.

Между тем, 22 июня 1941 года началась война, показавшая, что самыми тяжёлыми машинами, которыми располагал Вермахт, оказались Pz.Kpfw.IV и безнадёжно устаревшие трофейные французские B-1bis, часть которых немцы переделали в огнемётные. Броню этих машин спокойно пробивало штатное вооружение советских танков КВ-1 и Т-34, а потому уже в середине августа все работы и по КВ-3, и по КВ-5 были остановлены. Группу Цейца переориентировали на модернизацию танка КВ-1, что в 1942 году вылилось в создание его скоростной модели КВ-1С.

Уже в июле 1941 года возникла угроза появления возле Ленинграда немецких и финских войск, а потому в том же месяце началась эвакуация ЛКЗ на Урал, на производственные площади Челябинского тракторного завода. Прекращение работ над КВ-5 совпало с отъездом конструкторов завода на восток. В 1942 году Николая Валентиновича Цейца освободили из-под ареста, но в том же году он умер прямо на заводе во время работы над новым танком КВ-13.

Горьковский завод №92 начал серийное производство пушек ЗИС-6 1 июля 1941 года, и согласно отчету, «в июле-августе 1941 года было изготовлено пять серийных орудий ЗИС-6, после чего их производство прекращено из-за неготовности тяжелого танка». Однако Грабин в своих мемуарах утверждал, что этих пушек было изготовлено значительно больше: «…производство ЗИС-6 расширялось, а между тем танка, для которого ее предназначали, все не было. Кировский завод и к началу войны не поставил нового танка. Не берусь судить о причинах, по которым танкостроители не выполнили постановления ЦК и СНК. Отсутствие танка заставило нас вначале приостановить выпуск ЗИС-6, а затем и вовсе снять пушку с производства. Даже сегодня писать об этом горько и больно: в те дни, когда на фронт забирали орудия из музеев, все, что могло стрелять, около 800 современных мощных танковых пушек были отправлены на переплавку в мартен. Такова была цена «ведомственных неувязок»…»

Многие исследователи утверждают, что Грабин приводит неправдивые данные, и ссылаются на официальный отчёт завода. Однако они забывают об одной особенности работы предприятия №92 и его взаимоотношениях с военной приёмкой, которые сложились как раз в период 1940-41 годов. Танковая пушка Ф-34 была запущена на заводе в серийное производство, когда государственного заказа на неё не было. Директор завода №92 А.С. Елян и главный конструктор В.Г. Грабин на свой страх и риск приняли решение запустить «изделие» в серию, чтобы к моменту, когда военное руководство СССР осознает, что танковая пушка Л-11 (которую тогда устанавливали на «тридцатьчетвёрки») имеет низкую надёжность, у предприятия уже был значительный запас изготовленных орудий. К чести этих людей надо сказать, что в своих расчётах они оказались правы целиком и полностью.

Точно такая же ситуация сложилась и с легендарными полковыми 76-мм пушками ЗиС-3. В начале 1941 года заместитель Наркома обороны СССР маршал Кулик отказался заказывать их у завода №92. Осознавая, что вскоре грянет война, Елян и Грабин снова начали несанкционированное серийное производство этих артсистем, и когда фронту потребовались на порядки большие объёмы пушек, горьковчанам было что загружать в эшелоны.

Скорее всего, так же обстояло дело и с ЗиС-6. По документам производство этой пушки началось 1 июля 1941 года. На практике же Грабин мог инициировать начало серийного производства сразу после окончания заводских испытаний, программа которых была значительно жёстче, чем на военных полигонах, что страховало завод от возможных неприятностей. Восемь сотен нигде не учтённых 107-мм пушек хранились на заводе, занимая место и содержа металл, который был так необходим фронту, поэтому когда стало понятно, что ни КВ-3, ни КВ-5 производиться не будут, их поторопились сдать на переплавку. Когда же во второй половине 1942 года в Сальских степях и под Ленинградом появились первые немецкие «тигры», советским танкистам нечем было с ними бороться. Хотя ЗиС-6 вполне можно было установить на шасси КВ-1С или ИС-1, в силу сложившихся обстоятельств этого не случилось.

КВ-5 – современные фантазии

Интересна ситуация, сложившаяся вокруг КВ-5 уже в новейшее время. В ряде источников встречаются упоминания о некоем танке КВ-5бис или КВ-6 «Бегемот», который якобы разрабатывался на ЛКЗ под руководством Ж.Я. Котина. Встречаются фотографии пластиковых моделей и 3-D изображений этого танка, количество башен которого варьируется от трёх до шести. На бронированного монстра, число опорных катков которого ограничивается только фантазиями горе-«конструкторов», «лепились» башни всех известных танков начального периода войны, а иногда и реактивная система залпового огня БМ-13. Западные источники по своему обычаю привязывать всё, создаваемое в СССР, к именам Сталина и Молотова, назвали эту популярную в Сети машину «Сталинским оркестром». Тем не менее, не найдено ни одного документального подтверждения попыток или даже мыслей о создании этой конструкторской несуразицы советскими КБ.

warspot.ru

Танк кв 6
Pz.Kpfw. KV-1A 753 (r) "Flamm". Он-же огнемётный КВ-6, производства Кировского завода в Ленинграде. Посёлок Стрельна. Зима 1941 г. 12.Pz.Div.?

Танк кв 6

КВ-6 ("Объект 226") — тяжелый саперно-химический танк. Опытный.
Отличался установкой огнемёта АТО-41 в лобовом листе справа, с сохранением курсового пулемёта слева. Пушка Ф-32.
В августе 1941 года, Кировский завод в Ленинграде изготовил 8-10 танков КВ-6 из последних машинокомплектов. Причём огнемётов хватило на 4 танка, а остальные КВ-6 вышли из ворот «с заплатками», на месте должной установки огнемёта.
Из личного состава и мат. части 24 танковой дивизии и 146 танкового полка 198 мсд, 24 сентября 1941г сформирована 124-я отдельная танковая бригада. Все КВ-6 вошли в 124-й танковый полк 124-й отдельной танковой бригады. Всего, вместе с КВ-6, 124-й ТП насчитывал 32 шт. КВ-1, несколько Т-34, Т-26 и пару бронеавтомобилей.

Танк кв 6
КВ-6 с огнемётом, потерянный в боях под Ленинградом. 1941г.

Танк кв 6
КВ-6 без огнемёта, «с заплаткой» на месте коробки под огнемёт, потерянный в боях под Ленинградом. 1941г.

Танк кв 6
Захваченный немцами КВ-6 под Стрельной, ожидает ремонта.

Танк кв 6
Танк кв 6
Танк кв 6
Ремонтировать КВ-6, немцы предложили нашим пленным танкистам. С использованием запчастей от других подбитых 30 танков КВ-1 и КВ-6, 124 отб.

Танк кв 6
Вид сзади.

Танк кв 6
Отремонтированный Pz.Kpfw. KV-1A 753 (r) "Flamm&quot. Стрельна. 1942 год.

Танк кв 6
Тот-же Pz.Kpfw. KV-1A 753 (r) "Flamm&quot в белом камуфляже. По потёкам видно, что немцы испытывали огнемёт. Стрельна. 1942 год.

Танк кв 6
Другой отремонтированный, бывший КВ-6, Pz.Kpfw. KV-1A 753 (r) «с заплаткой».

Танк кв 6
Это другой огнемётный танк. КВ-8 с огнемётом в башне и заменой пушки на 45-мм образца 1934 года. До 1943 года, на ЧТЗ выпущено 137-139 шт (вместе с КВ-8с).

В сводках штаба 42 армии не делалось разницы между КВ-1 и КВ-6. Тактика применения, также не различалась, т.к. вооружение отличалось только наличием огнемёта и ввиду отсутствия подготовки экипажей и офицеров в применении огнемётных танков.

8 октября 1941 года командование 42-й армии, спасая истекающий кровью Стрельнинский морской десант (стрелковый батальон численностью в 431 штык под командованием старшего лейтенанта А. Челидзе из 20-й стрелковой дивизии оперативных войск НКВД СССР), бросило в рейд по Приморскому шоссе 124-й танковый полк 124-й отдельной танковой бригады. Выбор в пользу озвученного выше полка не был случаен: во-первых, данная в/ч имела на своем вооружении только что сошедшие с конвейера тридцать два тяжелых танка марки «КВ-1», а во-вторых, во главе нее стоял такой опытный и умелый офицер, как майор И.Р. Лукашик – участник боев на Халхин-Голе и советско-финляндской войны.
На броню этих грозных машин вдобавок был посажен десант, состоящий из направленных воевать в пехоте моряков Балтфлота.

На протяжении трех дней боев 42 армия так и не смогла связаться с десантом.

8 октября 1941 года:
7-00:
124 танковый полк 124ТБр взял на броню 300 человек десанта пехоты и начал наступление по Петергофскому шоссе из района развилки с Красносельским шоссе.
15-00:
124ТП выдвинул 8 танков направлении пос Ленина, танки ведут бой, связь с десантом ("Ласточка") не установлена. Главные силы полка находятся севернее совхоза "Пролетарский Труд" (западный).
От полка выдвинуты танки для ликвидации противника в районе "Пишмаш".
Пехотное прикрытие танков занимает круговую оборону в районе железнодорожного переезда на завод "Пишмаш".
Одновременно от "Охотничий домик" продвигается на запад саперная рота и стрелковая рота мотобатальона (124 СПБ) 124 ТБр.
Бригада Петрова (6 морская стрелковая бригада) застряла севернее Ивановки и Урицка: 2 батальон имевший приказ двигаться за танками — никуда не двинулся, 3 батальон севернее отметки 8.7 медленно продвигается на запад. 1 батальон вместе с танками 51 отдельного танкового батальона прошел северо-западную окраину Урицка и обтекает высоту 8.7 с востока. Но и он отстает от танков 51 ОТБ, которые борются на западной окраине Урицка.
2 танка и 2 бронемашины были брошены на связь с танками 124 танкового полка в район пос.Ленина, но не прорвались.
5 танков у развилки Петергоф-Лигово заправляются.
3 подбиты севернее Ивановки, 1 сгорел, 1 в кювете севернее Ивановки.

Танк кв 6
Оставшиеся без прикрытия пехоты танки, не останавливаясь пошли вперёд. Сразу за передним краем немецкой обороны, один КВ отделился от колонны и свернул налево, в улицы посёлка Урицк. Подавлял огневые средства противника, отсекающие пехоту. Свой бой он вёл не долго, и будучи подбитым на поселковой улице, стал первой потерей 51 ОТБ.

К сожалению, рейд не заладился с самого начала: при прорыве вражеской обороны встречным свинцовым смерчем с брони был сметен десант. Уцелевшие морпехи попытались было двигаться за танками в пешем порядке, но экипажи КВ, не видя этого, взвинтили скорость до предела стремясь тем самым как можно быстрее миновать простреливаемый участок. В результате в тыл врага, в том числе вскоре и в район Стрельны, они, танкисты, прорвались уже не имея при себе пехотного сопровождения.
8 октября 1941 года
19-00:
124 ТП находится 1 км севернее совхоза "Пролетарский Труд", 5 танков боеспособных, 8 танков требут ремонта, 6 послано к полку после мелкого ремонта, 7 танков загружены снарядами на КП 124 ТБр для доставки в район сосредоточения полка, 2 танка отправлены на завод, 3 танка сгорели, 2 бронемашины сгорели.
Пехотный десант на броне 124 ТП из-за сильного огня противника высадился около "Охотничьего домика" и занял оборону.
23-30:
Саперная и стрелковая роты 124 СПБ находятся 300-400м западнее "Охотничий домик", 30 человек пехоты держат оборону южнее завода "Пишмаш".
Стрелковые части продвигаются по болоту на запад к "Охотничий домик" под огнем противника со стороны Ивановки и Урицка.

Танк кв 6
Уничтоженные КВ-1 и КВ-6. Эпизод 1 на карте.

Танк кв 6
Переезд у завода Пишмаш.

На доклад майора И.Лукашика, что в заданном квадрате морской десант не обнаружен («васильковые фуражки» к тому времени почти все полегли в неравном бою), от комбрига-124 полковника А. Родина после его доклада в вышестоящие штабы последовал приказ оставаться на месте с целью продолжения поисков. Это, увы, и стало роковым обстоятельством: воспользовавшись моментом, немцы подтянули к Стрельне резервы, в том числе танки, самоходки и крупнокалиберные зенитные орудия, которые тут же были изготовлены для стрельбы прямой наводкой. Одновременно, отрезая советским танкистам пути отхода, гитлеровские саперы принялись минировать противотанковыми фугасами окрестные дороги.

Танк кв 6
Танк кв 6
Уничтоженная 88 мм зенитка и КВ-1. Стрельна. Эпизод 1 на карте.

Утром 9 октября 1941 года майор И.Лукашик, детально согласовав с командованием 42-й армии место и время прорыва к своим, повел уцелевшие танки в направлении Старо-Панов и Лигов.
Для командования 42-й армии потянулись тревожные часы ожидания. Но наши КВ в назначенном районе так и не появились. На запросы доложить обстановку рация танка майора И.Лукашика, как и рации других машин его полка, не отвечала.

9 октября 1941 года
2-45
124 танковый полк обстреливается из района совхоза "Пролетарский Труд" и Володарский крупнокалиберной артиллерией противника.
Имеется телефонная связь (!) с командиром полка, но радио-команды подаваемые танкам и танковым группам на КП бригады не известны.
Задача, поставленная командиру полка: продвигаться в район пос.Ленина и Стрельны для связи с десантом "Ласточка".
В полк отправлены 7 танков с продовольствием и боеприпасами.
51 ОТБ вел бой на северной окраине Урицка, противотанковой обороны не встречал, только пулеметный и минометный огонь противника, без поддержки пехоты углублялся на 200-300 метров вглубь поселка. Подбито 2 танка, отправлены на завод. Батальон действовал хорошо, но без пехоты.
Запрос от Федюнинского:
в бою было 32 танка 124 ТБр и 8 танков 51 ОТБ, что с ними?
Ответ:
3 танка сгорели, 1 КВ — на сев. Окраине Урицка, 2 КВ — на шоссе юго-восточнее "Охотничий домик", 1 КВ засел там в болоте, 2 КВ отправлено на завод, 5 КВ — боеспособны, 8 КВ — требуют ремонта, 6 КВ — отправлено в расположение полка после ремонта, 7 КВ (из которых 5 после ремонта) — отправлены с боеприпасами в расположение полка.
16-50
Докладывает заместитель командира 124 ТБр подполковник Родин: пехота вышла на рубеж 1км восточнее "Охотничий домик",
танки: 5 КВ — боеготовых, 11 КВ — требуют инж.эвакуации,
7 танков, посланных с КП, не достигли: 4 — подорвались на фугасах 200м восточнее охотничий домик, 1 — выведен из строя тяжелым снарядом, 1 — возвращен, 3 из них (?) эвакуированы.
Движение назад невозможно, противник заложил фугасы, нужны саперы.
У майора Лукашика — 4 танка и в резерве 17 танков.

Танк кв 6
КВ-6 потерянный в боях за пос. Стрельна. Ленинград. 1941 год.

Вечером поступил приказ Лен.фронта:
"Все коробки Луны вывезти на свою территорию."
21-30
Информация от Родина, Петрова (6 МСБР ?), Артюшенко (44 СД ?):
4 исправные коробки
8 и 4 неисправных
2 роты десанта у охотничьего домика.
Просим для эвакуации резерв, т.к. сами можем вывезти только 4 танка за раз.

Танк кв 6
Уничтоженный КВ-6. Эпизод 3 на карте.

Лишь поздним вечером 10 октября в расположение командного пункта 124-й отдельной танковой бригады, находившегося в районе больницы имени Фореля, были доставлены трое раненых танкистов в прогоревших во многих местах комбинезонах: это командир роты И.П. Машков, заряжающий И.П. Рожнов и неизвестный радист. Из окружения они вышли пешком, без машин, по прибрежным камышам и тонкому льду Финского залива. Это были единственные воины из сто двадцать четвертого танкового, которым посчастливилось вырваться из вражеского капкана из-под Стрельны…
10 октября 1941 года
3-00
Началась эвакуация танков 124 ТП.
Колонна буксируемых танков прошла железнодорожный переезд к заводу "Пишмаш", под сильным арт.-мин.огнем противника сгорело 4 танка, подбито артиллерией 13 танков, подорвано на фугасах 4 танка, нет сведений о 5 танках
10-55
Танки остановлены из-за подрыва головного танка на фугасе, заложенном в трубу большого диаметра под шоссе. Дальше двигаться не могут, подвергаются сильному огню со стороны противника.
17-25
по докладу лейтенанта Цешковского: 13 танков, которые следовали на соединение, полностью уничтожены тяжелым огнем противника, большая часть сгорела, личного состава вышло 3 человека.

Танк кв 6
Уничтоженные КВ-6. Эпизод 2 на карте. 1941г.

12 октября 1941 года
9-55
Запрос Лен.фронта: вывезены ли коробки?
Ответ 42А: Вытащили одну.
Запрос Лен.фронта: а остальные?
Ответ 42А: Разбиты и Родин донес, что их вытаскивать не имеет смысла.
12 танков остались в глубине и сильно разбиты, главное в том, что противник прочно закрыл к ним дорогу, подорвав пролетную трубу на шоссе, установив фугасы и организовав противотанковую оборону.

Командир полка майор И.Р.Лукашик был посмертно награждён орденом Красной Звезды.

до 16-го октября 124 танковая бригада занималась приведением в порядок материальной части, получала пополнение. В эти дни был сформирован 124-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион. Командиром дивизиона был назначен старший лейтенант Баженов, военным комиссаром — старший политрук Кулагин.

Юрий РЖЕВЦЕВ и Ретроспектива участия 124 танковой бригады (позывной "Луна") в ходе Стрельнинской операции по поддержке морского десанта в Стрельну (позывной "Ласточка"), высаженного в ночь с 7 на 8 октября 1941 года. На основе данных штаба 42 армии.

Из сводки 18-ой немецкой армии:
«врагу удалось высадиться в расположение 59-ой дивизии между Урицком и Стрельной и прорваться сюда от Петербурга большому числу танков»…
(Чуть подробнее об этом танковом ударе)… Полк майора Н.Р. Лукашина (И.Р.Лукашик) состоял из 32 тяжёлых танков «КВ», которые только что были изготовлены на Кировском заводе в Ленинграде. Наступление полка, как и высадка десанта Челидзе, началось на рассвете 8 октября 1941 года. Танки прорвали оборону и с боем дошли до Стрельны, но десант не обнаружили, о чем сообщили командиру бригады. Подтянули самоходную артиллерию и окружили танки, которые пытались прорваться к своим группами.

Так, практически сразу из ворот завода, все КВ-6 остались у немцев.

На этом примере, можно видеть характерные просчеты нашего тактического руководства периода 1941-1942гг. Но грамотное стратегическое планирование, позволило выдержать первоначальный тактический успех немцев. И дало время на воспитание новых, тактически грамотных офицеров.

Танк кв 6
Танки 1-7 — эпизод 1.
Танки 8-11 — эпизод 2.
Танк 12 — эпизод 1, с тягачом и зениткой.
Танки 13 и 14 — эпизод 3.
Танк 15 — эпизод 3, Сергиевский спуск, домовладние с фото 41(2) сохранилось.
Танк 16 — эпизод 3.

Танк кв 6
Эпизод 1. Фото №5(4)

Танк кв 6
Эпизод 1. Фото №4(2)

Танк кв 6
Эпизод 3. Фото 41(2).

Танк кв 6
Эпизод 3. Фото № 30(1).

Источники:
1. otvaga2004.mybb.ru
2. mavr13.narod.ru
3. reflection-wwii.ucoz.ru
4. henk.fox3000.com
5. knigo-man. КВ-6.
6. www.forum.aroundspb.ru
7. forum.patriotcenter.ru. Юрий РЖЕВЦЕВ.
8. www.battlefield.ru

dudkinvitaly.livejournal.com

KV-1 – video

The need to create a heavy tank, carrying protivosnaryadnym book it is well understood in the USSR. According to the Russian military theory, such tanks were needed for breaking the enemy’s front and break the organization or overcoming fortified areas. Most armies of developed countries had their own theory and practice to overcome the powerful fortified enemy positions, experience in this has been acquired even during the First World War. Such modern at that time as a fortified line, eg, Maginot Line or the Siegfried Line were considered even theoretically insurmountable. There is a misconception, that the tank was created during the Finnish campaign to break the Finnish permanent fortifications (Us Envoy). In fact, the tank began to be designed in the late 1938 of the year, when it became clear, that the concept towered heavy tank, like T-35, a deadlock. It was obvious, that the presence of a large number of towers is not an advantage. A giant tank sizes only aggravate it and do not allow the use of a sufficiently thick armor. Initiated the creation of the tank was the chief of the Red Army Corps Commander ABTU D. D. Pavlov.

KV-1

At the beginning of V.O.V incite KV-1 could not be no anti-German gun and no German tank, HF-1 could only just destroy using a 105mm howitzer and 88-mm anti-aircraft guns.

In the late 1930s, attempts to develop a tank reduced were made (compared to T-35) size, but with thicker armor. However, the designers did not dare to refuse the use of multiple towers: thought, that one gun will fight with infantry and suppress weapon emplacements, and the other must necessarily be anti — to fight with armored vehicles. new tanks, created in the framework of this concept (CMS and T-100), were two-tower, armed 76mm and 45mm guns. And just as an experiment developed more and smaller version of the QMS — with one tower. Due to this reduced length of the machine (on two supporting roller), It had a positive impact on the dynamic characteristics. Unlike its predecessor, KV (so called experimental tank) I received a diesel engine. The first instance of the tank has been manufactured at the Leningrad Kirov factory (LCO) in August 1939 of the year. Initially, the lead designer of the tank was A. FROM. Ermolaev, then — H. L. spirits.

30 November 1939 , the beginning of the Soviet-Finnish War. The military did not miss the chance to experience new heavy tanks. The day before the outbreak of war (29 November 1939 city) CMS, T-100 and HF off the front. They passed the 20th Brigade tyazhelotankovoy, medium tanks equipped with a T-28.

The first fight took HF 17 December in the breakout Hottinenskogo fortified Mannerheim Line.

The crew of the KV in the first fight:

– Lieutenant Kachehin (commander)
– AND. Golovachev Military Technician 2nd rank (driver mechanic)
– Lieutenant Polyakov (aimer)
– TO. Ladle (driver mechanic, Test Kirov factory)
– A. AND. Estratov (motorcyclist / charging, Test Kirov factory)
– P. AND. Vasiliev (transmissionschik / radist, Test Kirov factory)

The tank was successfully tested battle: it could not hit no enemy antitank gun. Chagrin war caused only that, that the 76-mm gun L-11 was not strong enough to deal with pillboxes. For this purpose it was necessary to create a new KV-2, armed 152mm howitzer.

Upon recommendation of the joint resolution GABTU Politburo(b) and SNK on 19 December 1939 of the year (the next day after the test) KV was adopted. As to the SMC tanks and T-100, they also showed themselves in a rather favorable light (however, QMS at the beginning of the fighting hit a mine), but weapons were not adopted, because with higher firepower they carry less thick armor, had a large size and weight, and worse dynamic characteristics.

KV-1

Production

Serial production of KV tanks began in February 1940 year at the Kirov plant. In accordance with the decision of SNK and the Central Committee of the CPSU(b) from 19 June 1940 , the Chelyabinsk Tractor Plant (ÇTZ) also instructed to begin production of HF. 31 December 1940 year CTZ collected first HF. At the same time the plant began construction of special housing for the assembly of HF.

On 1941 it was planned to release 1200 KV tanks of all modifications. Of these, at the Kirov plant — 1000 PC. (400 KB-1, 100 KB-2, 500 KB-3) and further 200 KB-1 CHTZ. However CTZ only a few tanks were collected before the war. just 1940 It was built by 139 KV-1 and 104 KB-2, and in the first half of the year 1941 of the year — 393 (including 100 KB-2).

KV-1

After the outbreak of war and mobilization of industrial production of tanks at the Kirov plant has increased significantly. Production of KV tanks was given priority, therefore, to the production of many components and assemblies for the heavy tanks joined the Leningrad Metal Plant and Izhora, as well as other plants. Also in October, the military took three experienced HF: 1 T-150 and 2 T-220.

However, starting in July 1941 LB year started evacuation in Chelyabinsk. The plant is located on the territory of the Chelyabinsk Tractor Plant. 6 October 1941 the Chelyabinsk Tractor Plant was renamed the Chelyabinsk Kirov Plant Narkomtankoproma. this plant, received informal name "Tankograd", He became a major manufacturer of heavy tanks and self-propelled guns in the Great Patriotic War.

In spite of difficulties, associated with the evacuation of the plant and the deployment of the new place, in the second half 1941 , the front was 933 KV tanks, at 1942 year there were already built 2553 (including HF and HF-1c-8). In August 1942 , the KV-1 was pulled from production and replaced by a modernized version — KV-1S. One of the reasons for modernization were the great weight of the tank and the unreliability of its transmission. In total, it was released: 1 experienced (IN-0) and 3162 serial tank KV-1, 204 HF-2 and 102 KB-8, and 1 T-150 and 2 T-220. in total 3472 KV tanks.

Also in blockaded factory № 371 November 1941 by 1943 year of backlogs of unused buildings and towers and units assigned to CHKZ, We collected at least another 67 KB-1 (number C-001 — FROM-067), armed with guns as the F-32, tak i ZIS-5. Since these machines were only for the needs of the Leningrad Front, cut off from the "Great Land", in reports GABTU they do not fall. The total output of KV tanks, in this way, It can be estimated to date in 3539 tanks.

KV-1

Design

For 1940 , the serial KV-1 is a truly innovative design, It embodies the most advanced ideas of the time: individual torsion bar suspension, reliable protivosnaryadnym book, diesel engine and a powerful one-stop tool in the framework of the classical layout. Although individually the solution of this set repeatedly implemented previously in other foreign and domestic tanks, KV-1 was the first combat vehicle, embody a combination of. Some experts see it as a landmark car in the world tank manufacturing, have a significant impact on the subsequent development of heavy tanks in other countries. Classic layout on the serial Soviet heavy tanks was used for the first time, which allowed the KV-1 to obtain the highest level of security and a large modernization potential in the framework of this concept compared to the previous model series heavy tank T-35 and experienced QMS machines and T-100 (all — towered type). The basis of classical configuration armored housing is split fore and aft to consistently control the separation, fighting compartment and engine-transmission compartment. The driver and gunner stationed in the department of management, Three other crew members had jobs in the fighting compartment, is united armored housing middle part and the tower. There’s also located a weapon, ammunition to it and some of the fuel tanks. The engine and transmission were installed in the rear of the vehicle.

KV-1

Armor hull and turret

Armored tank body welded from rolled armor plate thickness 75, 40, 30 and 20 mm. Armor protection of ravnoprochnaya (armor plate with a thickness different from 75 mm were used only for horizontal machine booking), protivosnaryadnym. Armor plate, the frontal part of the machine installed at rational angles. Tower serial HF produced in three embodiments: cast, Welded rectangular niche and welded with rounded niche. thickness of armor have been welded towers 75 mm, in cast — 95 mm, as the cast armor was less strong. In the second half 1941 Year welded turret side armor plates and some tanks have been further strengthened — they bolt secured 25-mm armor shields, And between the main screen and armor remained air gap, ie this variant KV-1 actually got spaced reservations. This was done to strengthen the protection of the German 88-mm anti-aircraft guns. Heavy tanks the Germans began to develop only in the 1941 year (heavy tank in the German blitzkrieg theory has no use), therefore 1941 years even the staff to book KV-1 is basically a redundant (HF armor no infestation regular 37-mm and 50-mm PHE Wehrmacht, but it could be broken 88mm, 105-mm and 150 mm cannons). Some sources erroneously indicated, the tanks were manufactured with thick rolled armor 100 mm or more — in fact, this figure corresponds to the sum of the thickness of the main armor of the tank and the screen.

KV-1

The decision on the "Display" setting was made in late June 1941 of the year, after the first reports of casualties from the fire of the German anti-aircraft guns, However, this program has been phased out in August, as the chassis does not withstand machine weight, increased to 50 tonnes. This problem has been partially overcome by installing later cast rollers ruggedized. Shielded tanks used in the North-West and the Leningrad Front.

The frontal part of the tower with loopholes for guns, formed by the intersection of four spheres, It was cast separately and welded to the rest of the tower bronedetalyami. gun mantlet was a cylindrical segment bent and rolled armor plate had three openings — for cannons, coaxial machine gun and sight. The tower was placed on the shoulder straps with a diameter 1535 mm armored fighting compartment roof and fixed grippers avoid stalling under strong roll or roll-over of the tank. Inside the turret are marked off in thousandths firing from covered positions.

The driver is centered in front of the tank armored housing, on his left hand were workplace-wireless operator. Three crew members were located in the tower: left of the gun had jobs gunner and loader, and the right — tank commander. Planting and crew output produced by two round hatch: one in the tower above the working place commander and one on the roof above the working place housing arrow-radio operator. The housing also had of the bottom hatch for emergency escape of tank crews and a number of hatches, hatches and technological openings for loading ammunition, access to fuel tanks, other nodes and aggregates machines.

KV-1

Padded at the prison city Venev Soviet tank KV-1. The tank belonged to the 32nd Tank Brigade, He was hit 27 November 1941 , during the battle for the city. On the right side of the tower is not less visible 20 hits of all sizes, shot through the barrel and the gun. The trunk is specifically broken tanker Hermann Bix (German Bix), apparently, of 37 mm tank gun Pz III, because, otherwise stop the tank was not possible. tank crew fate unknown.

weaponry

Tanks first release fixes a gun L-11 caliber 76,2 mm with ammunition 111 shots (according to other sources — 135 or 116). Interesting, that the original project included also a coaxial 45 mm gun 20K, although the armor 76 mm L-11 tank gun is almost not inferior to anti-20K. Apparently, stereotypes strong need for a 45-mm anti-tank gun with 76mm explained its higher firing rate and a large ammunition. No rope on prototypes, sent to the Karelian Isthmus, 45-mm cannon removed and installed in its place a machine gun DT-29. Subsequently L-11 gun was replaced by a 76mm cannon F-32 with the same ballistics, and in the fall 1941 year — gun ZIS-5 with a greater length of the barrel in 41,6 caliber.

ZIS-5 was mounted on journals in the tower and was completely balanced. The tower itself with an instrument ZIS-5 was also equilibrated: its center of mass located on the geometric axis of rotation. ZIS-5 had a vertical angles interference from -5 to + 25 °, a fixed position of the tower she could be induced in a small traverse sector (t. n. "Jewelry" leveling). The shot produced by manual mechanical shutter.

Ammunition gun was 111 shots unitary loading. Shots were placed in the tower and along both sides of the fighting compartment.

The tank 1 installed HF three 7.62mm gun DT-29: paired with a weapon, as well as foreign exchange and stern ball mount. Ammunition for all diesel fuel was 2772 chuck. These guns mounted in such a way, that they can be removed, if necessary, with mounts and used outside of the tank. Also for self-defense crew I had several hand grenades F-1 and sometimes supplied with a gun for firing flares. At every fifth HF anti-aircraft turret mounted for DT, however, in practice anti-aircraft guns rarely put.

KV-1

Attack Soviet tanks KV-1 of the Stalingrad Front, supported by infantry

Engine

HF-1 was equipped with the four-stroke V-shaped 12-cylinder diesel engine of V-2K power 500 l. from. (382 kW) at 1800 rev / min, subsequently due to a general increase in the mass of the tank after the installation heavier towers cast, screens and cancellations planing edges of armor plates brought to the engine power 600 l. from. (441 kW). Starting the engine ensured the starter ST-700 output 15 l. from. (11 kW) or compressed air capacity of the two tanks 5 l in the combat engine room. KB-1 had a dense arrangement, at which the main fuel tanks 600-615 liter volume and placed in a combat, and engine-transmission compartment. In the second half 1941 year due to lack of diesel V-2K, which were made then only the factory number 75 in Kharkov (in the autumn of the same year she began the process of evacuation to the Urals plant), HF tanks 1 produced a four-stroke V-shaped 12-cylinder petrol engines M-17T capacity 500 l. from. spring 1942 was issued a decree on re-equipment of all are in the ranks of tanks KV-1 to M-17T engines back on diesel engines in-2K — evacuated factory number 75 established enough of production at the new location.

Transmission

KV-1 was equipped with a manual transmission, which included:

– multidisc main clutch "steel Ferodo" dry friction;
– five-speed gearbox tractor type;
– two multiple-disk friction clutch board "steel on steel";
– two onboard planetary gear;
– tape floating brake.

All transmission control actuators — mechanical. When operating in the army the greatest number of complaints and claims against manufacturer defects caused it and work extremely unreliable transmission group, especially in congested tanks KV issue of wartime. Virtually all reputable published sources is recognized as one of the most significant shortcomings of tanks and KV series machines on the basis of its low reliability of the transmission as a whole.

KV-1

Division Soviet submachine before the fight. For soldiers to build two Soviet heavy tank KV-1 project 1942 of the year, later production series. Author’s title shot: "Penal Battalion".

Chassis

Suspension machines — individual torsion bar with internal shock absorbers for each of the 6 stamped gable of rollers of small diameter on each side. Next to each track roller welded to the hull of travel stops suspension balancers. Driving wheels with removable gear rings lantern meshing located behind, and sloths — the front. The upper branch tracks supported by three small rubberized stamped supporting rollers on each side. AT 1941 , the back-up and support rollers technology was transferred to the casting, last lost rubber tires because of the total at the time of rubber shortage. Mechanism track tension — screw; each caterpillar consisted of 86-90 odnogrebnevyh shoe width 700 mm increments 160 mm.

electrics

Wiring in the tank KV-1 was a single-wire, the second wire served hull of the machine. The exception was the emergency lighting circuit, which was a two-wire. power sources (operating voltage 24 AT) It was GT-4563A generator with relay control PPA-24 power 1 kW and four series-connected rechargeable batteries 6 of the brand-STE-128 total capacity 256 A·no. electrical consumers included:

– electric turret;
– exterior and interior car lighting, lighting equipment scopes and scales of measuring instruments;
– External sound and alarm circuit from the landing to the carriage of the machine;
– instrumentations (ammeter and voltmeter);
– means of communication — the radio station and tank intercom;
– electrical motor group — the starter ST-700, start relay RS-371 or RS-400, etc.. d.

KV-1

Soviet tank KV-1 moves in the forest

Surveillance and sights

Total visibility of the tank KV-1 back in 1940 It was estimated in a memo L. Mehlis by military engineer Kalivodom as extremely poor. Vehicle commander had an observation unit in the tower — panorama PTK, which had a 2.5-fold increase, and the field of view 26 city, board periscope and observation slit.

The driver in the battle waged observed through an observation unit with triplex, which protects the armored shutter. This observation device installed in an armored hatch-stopper for the frontal armor plate in the longitudinal axial line of the machine, and periscope. In a quiet environment, this hatch-stopper can be pushed forward, providing a driver-mechanic more convenient immediate review of his workplace.

For firing KV-1 was equipped with two cannon sights — telescopic TOD-6 direct-fire and periscope PT-6 shooting from the closed position. Head periscope sight was protected by an armored hood special. To be able to fire in a night-time sight scales were lighting devices. ESP and aft guns DT could be equipped with a PU scope of a sniper rifle with a threefold increase.

Means of communication

communication means includes a radio-71 TK-3, later 10R-26 or 10RK. On a number of tanks from a lack of established aviation radio 9P. HF-1 tank was equipped with internal intercom TPU-4-Bis on 4 subscriber. 10R radio or 10RK is a set of transmitter, receiver and umformerov (one-anchor motor-generators) for their food, be connected to the onboard power supply voltage 24 AT.

10P is a shorter tube-simplex transceiver, operating in the frequency range of 3,75 to 6 MHz (respectively wavelengths from 80 to 50 m). Parked in a telephone communication range (voice) mode reaches 20-25 km, the move is somewhat decreased. Most of the communication range can be obtained in telegraph mode, when the information is transmitted in Morse code telegraph key, or other discrete coding system. Frequency Stabilization carried removable quartz resonator, stepless adjustment of the frequency of missing. 10P allows you to link two fixed frequencies; quartz resonator used for another change of their 15 pairs included radio.

10RK radio is a technological improvement over the previous model 10P, it has become easier and cheaper to manufacture. This model has an opportunity to smooth the operation frequency, number of quartz resonators was reduced to 16. Characteristics of the communication range not undergone significant changes.

Tank intercom TPU-4-Bis allowed to negotiate between the tank crew members, even in very noisy environment and the headset connect the headset (headphones and laringophones) to the radio for external communication.

KV-1

tank modifications HF

HF was the progenitor of a whole series of heavy tanks. The first "descendant" of HF was the KV-2, armed with 152-mm M-10 howitzer, installed in a high tower. KV-2 tanks with heavy self-propelled guns were intended, because it intended to deal with pillboxes, but fights 1941 year showed, they are an excellent way to combat with German tanks — their frontal armor did not break through the shells of any German tank, and KV-2 missile, It costs him get into any German tank, almost guaranteed to destroy it. Fire HF-2 can only lead from the spot. They began to produce in 1940, and shortly after the start of the Great Patriotic War, their production was curtailed.

AT 1940 it was planned to start production of tanks and other series HF. As an experiment produced a CV to the end of the year (T-150) with armor 90 mm (with a 76 mm cannon F-32) and two more (T-220) with armor 100 mm (one with a 76 mm cannon F-32, the other — with a 85 mm cannon F-30). But beyond prototyping did not get. All of them in October 1941 towers have been equipped with standard HF-1 with the gun F-32 and decrease the front.

In September 1941 4 tank KV-1 (including one after repair) equipped with a flamethrower. He was placed in the frontal part of the body in a small annexe instead of machine gun course. The rest remained unchanged arms. In April 1942 g. on the basis of HF was established flame tank KV-8. Housing remained unchanged, installed in the tower flame thrower (ATU ATU-41 or-42). Instead of a 76-mm gun had to install a 45-mm gun mod. 1934 year with camouflage jacket, reproducing the outlines of a 76-mm cannon (76-mm with Gun flamethrower not placed in the tower).

In August 1942 it was decided to start production of the KV-1S ("C" means "fast"). Leading designer of the new tank — H. F. Shamshuryn. tank eased, including due to the refinement of the armor (eg, side and stern hull thinned to 60 mm, forehead cast towers — up 82 mm). It still remains impenetrable to the German guns. But the mass of the tank was reduced to 42,5 tonnes, and the speed and the permeability increased significantly.

In 1941-1942, the missile modification tank was developed — KV-1K, equipped KARST-1 system (short tank artillery rocket system).

For series KV also include KV-85 and SU-152 self-propelled (KB-14), but they were created on the basis of the KV-1S and therefore are not considered here.

KV-1

German engineers building a bridge over the collapse of the Soviet tank KV-1. Machine Issue May 1941 the year of the 27th Tank Regiment 14th Tank Division of the 7th Mechanized Corps of the Western Front. initially, the tank in May 1941 He has been sent to Kharkov armored School, and with the beginning of the war as part of a tank battalion arrived in Kharkov BTU 14th Panzer Division. According to the "Report on the motion of a material part of the 27 th TP 14th TD" 15 July 1941 year "KV-M first tank battalion, coming from the repair in Vitebsk region of Vitebsk highway, failed to bridge ".

Experience combat use

Except essentially experimental use HF in the Finnish campaign, Tank for the first time went into the fight after the German attack on the USSR. The first meeting of the German tank with HF were brought into a state of shock. Tank hardly penetrated a German tank guns (eg, German subcaliber projectile 50 mm tank gun directs a vertical distance from the HF board 300 m, and the sloping forehead — only from a distance 40 m). Antitank artillery was also ineffective: So, armor-piercing projectile 50-mm anti-tank gun Pak 38 allowed to hit the HF under favorable conditions at a distance of just less 500 m. More effective was the fire a 105 mm howitzer and 88-mm anti-aircraft guns.

However, the tank was "raw": It impacted the novelty of the design and implementation of the haste in production. Especially a lot of trouble brought a transmission, can not withstand heavy tank — she often broke down. And if you really do not have HF in open battle unmatched, in the circumstances, many HF retreat even with small breakdowns had to throw or destroy. Repair or evacuate them there was no way.

Several HF — abandoned or wrecked — have been restored by the Germans. However, trophy HF were used for a short time — the effect the lack of spare parts at all the same frequent failures.

HF caused a controversial military. On the one hand — invulnerability, on the other hand — the lack of reliability. And with the cross is not so clear: Tank hardly overcome steep slopes, it could not withstand the many bridges. Besides, he destroyed any way — for it could not move wheeled vehicles, because of what HF ​​always put at the end of the column. On the other hand, Tank excellently proved itself on the battlefield, the organization tank ambushes and counterattacks German mechanized columns.

Generally, according to some contemporaries, HF had no special advantages over T34. Tanks were equal in firepower, both were low vulnerability to anti-tank artillery. In this T-34 had the best dynamic characteristics, It was cheaper and easier to manufacture, which is important in wartime.

KV-1

After battle. German shot tank column Soviet KV-1C (high-speed) and his dead crewman. Voronezh front

The disadvantages of HF also include unsuccessful arrangement hatches (eg, the tower is only one hatch, a fire quickly get through the three of us it was very difficult).

In order to eliminate the numerous complaints summer 1942 , the tank has been redesigned. By reducing the thickness of armor decreased machine weight. various major and minor faults have been eliminated, including the "blindness" (set a commander’s cupola). The new version was named the KV-1S.

Creation of the KV-1S was justified step under heavy first phase of the war. However, this step is only brought to the HF medium tanks. The army has not received full (by later standards) heavy tank, which would have differed sharply from the average of the combat power. Such step would be armament 85 mm gun. But further experiments did not get, since conventional 76-mm tank gun in 1941-1942 without difficulty struggled with any of the German armored vehicles, and the reasons for the escalation of the arms was not.

However, after visiting the German Army Pz. WE ("Tiger") with 88-mm cannon all HF overnight outdated: they were unable to fight on equal terms with German heavy tanks. So, eg, 12 February 1943 , during one of the fights to break through the siege of Leningrad Three "Tiger" of the 1st company 502nd heavy tank battalion destroyed 10 KV. The loss Germans did not have — they can shoot from a safe distance HF. situation summer 1941 year repeated the exact opposite.

HF all modifications used until the end of the war. But they were gradually replaced by more sophisticated heavy IS tanks. Ironically, the last operation, in which the HF used in large quantities, was the breakthrough of the Mannerheim line 1944 year. Commander Karelian front K. A. Meretskov personally insisted, to his front was exactly HF (Meretskov commanded the army in the Winter War and then literally fell in love with this tank). Surviving HF collected just one and sent to Karelia — to, where he once started his career in the machine.

By that time, a small amount of HF is still used as a tank. Basically, after the dismantling of the tower serve as a recovery vehicle in subdivisions, equipped with the new heavy tanks IS.

KV-1

Tommy-Guards officer Afanasiev are the tanks KV-1 on the offensive. Karelian isthmus

In the service of the Wehrmacht

Captured KV-1 in the Great Patriotic War in the service of the Wehrmacht under the designation:

– Panzerkampfwagen KV-IA 753(r) — KB-1,

– (Sturm)Panzerkampfwagen KV-II 754(r) — HF-2,

– Panzerkampfwagen KV-IB 755(r) — KB-1c.

Examples of military applications

– The crew of the KV-1, near the city of Raseiniai (in Lithuania) in June 1941 the year during the day restrain kampfgruppu (battle group) 6-Panzer General F. landgrave, equipped mainly with light Czech tanks Pz.35(t). This battle has described the commander of the 6th Motorized Infantry Brigade E Division. raus (Commander kampfgruppy "Raus"). One of the HF in the battle 24 June turned left and took up a position on the road, parallel to the offensive kampfgruppy "Zeckendorf" under the command of Lieutenant Colonel E. background Zeckendorf once behind kampfgruppy Rouse. KV-1 stopped for a while kamfgruppu Zeckendorf, which was slightly less than half Panzer. This episode was the basis for the legend of, one KV stopped all alleged 4th German Panzer Group Colonel-General E. Gepner. war diary of the 11th Tank Regiment, 6th etc. reads: "Bridgehead kampfgruppy Rouse was withheld. ante meridiem, as a reserve, reinforced company and the headquarters of the 65th Tank Battalion was pulled back to the left route to the intersection of roads north-east Raseynyaya. Meanwhile, Russian heavy tank blocked communication kampfgruppy Rouse. Because of this connection to kampfgruppoy Rouse was interrupted for the entire second half of the day and following night. Battery 8,8 Flack was sent to the commander to fight this tank. But her actions were as unsuccessful, as well as 10.5 cm Battery, which fired on the instructions of a forward observer. Besides, failed attempt to attack a group of sappers to undermine the tank. It was impossible to get close to the tank because of heavy machine-gun fire ". lone HF, in question, fought kampfgruppoy Zeckendorf. After a night raid sappers, only scratch the tank, the second time they do with the help of 88-mm anti-aircraft guns that could set back the tank. tank Group 35(t) distracted by their movement HF, and calculation 8,8 cm FlaK got six hits in the tank, but only three were able to penetrate tank armor. However, the heroism and courage of the crew of a lonely Soviet tank KV-1 was impressed enemy. German soldiers became obvious, that the Soviet tankers, equipped with different weaponry, It is a serious opponent, and the war will be severe and prolonged, even with its disastrous early. Dead unknown Soviet tankers Germans were buried with military honors.

– WITH. TO. Slyusarenko describes the battle HF under the command of Lieutenant Kahhar Hushvakova from 1st tyazhelotankovogo Battalion 19th Tank Regiment 10th Tank Division. Since out of order CAT, tank crew on the request was abandoned as a disguised weapon emplacement at Staro-Konstantinov (Southwestern Front). Tankers two days of fighting with the enemy. They set fire to two German tanks, Three fuel tanks, Nazis destroyed many. Nazis doused the bodies of dead heroes tank with gasoline and burned.

– It was fought on the HF senior lieutenant Zinovy ​​Kolobanov (1-Panzer), in one fight 20 August 1941 of the year (in post-war journalism mistakenly mentioned date 19 August) Gatchina (Krasnogvardeysky) destroyed 22 German tanks and two anti-tank guns, and Lieutenant Semyon Konovalov (15-Tank Brigade) — in battle 13 July 1942 year in the area of ​​the farm Nizhnemityakin Tarasovskoye district of Rostov region 16 tanks and 2 enemy armored car.

KV-1

KV-1 tank is leaving Moscow plant after repairs

Other facts

At the beginning of the war, the Germans are inclined to mysticism tank KV-1 was nicknamed «Gespenst» (translated from nem.- "ghost"), as projectiles standard 37-mm anti-tank gun of the Wehrmacht often not allowed to even dent his armor. This episode is described in detail in his memoirs Gen. Col. Erhardt rous, whose group tried to destroy a Soviet tank.

– 6-I Panzer Division 48 hours fought with only one Soviet tank KV-1. Pyatidesyatitonny KV-1 shot and crushed his convoy of tracks 12 trucks with supply, which was captured by the Germans from the city Raysenyay, then aimed shots destroyed artillery battery. Germans, of course, fired back, but to no avail. Projectiles antitank guns are not allowed to even dent his armor. What guns — armor of the KV-1 could not penetrate even the 150-millimeter howitzers. true, Routh soldiers managed to immobilize a tank, exploding a bomb under his caterpillar. But "Klim Voroshilov" and was not going to go anywhere. He took a strategic position on the only road, leading Raysenyay, and two days delayed promotion division (around it the Germans could not, because the road passes through the swamp, which sank army trucks and light tanks). Finally, by the end of the second day of the battle Routh succeeded to shoot a tank of flak. But, when his soldiers cautiously approached the steel monster, turret suddenly turned in their direction — apparently, the crew was still alive. Just thrown in the tank hatch pomegranate put an end to this incredible battle.

In one version of the text of the famous song "On the field tanks rumbled …" contains the lines: "Goodbye, Maroussia expensive, And you, KV, my brother … ".

Estimations and opinions

Lieutenant Helmut Ritgen of the German 6th Panzer Division:

… radically changed the concept of tank warfare itself, machine "HF" ushered in an entirely different level of arms, weight of body armor and tanks. German tanks suddenly moved into the category of extremely anti-personnel weapons … now become a major threat to the enemy tanks, and the need to combat them require new weapons — powerful long-barreled guns of greater caliber

He’s about the battle with KV tanks under RASEINIAI:

– These hitherto unknown Soviet tanks caused the crisis in the shock group "Zeckendorf", because it did not have weapons, pierce their armor. The shells just bounced off of Soviet tanks. 88-mm anti-aircraft guns while it was not possible to apply. Marines during the Russian tank attack in panic began to recede. HF superheavy Soviet tanks were coming to our, and our heavy fire did not bring any result. HF rammed command tank and turned it, commander wounded.

KV-1

Tankers 6th Guards Tank Regiment breakthrough learn new tanks KV-1C (2-Guards Tank Army, Colonel General SI. Bogdanov).

Performance characteristics of the HF-1

Crew, pers.: 5
years of production: 1939—1942
The number of issued, PC.: 3230
The layout: classical

Weight KV-1

– 47,5 tonnes

Dimensions KV-1

– body Length, mm: 6675
– housing width, mm: 3320
– Height, mm: 2710
– Clearance, mm: 450

Bumper KB-1

– Type broni: steel rolled homogeneous
– housing forehead (top), mm / city.: 75 / 30°
– housing forehead (middle), mm / city.: 60 / 70°
– housing forehead (through), mm / city.: 75 / 25°
– body board, mm / city.: 75 / 0°
– housing feed (top), mm / city.: 60 / 50°
– housing feed (through), mm / city.: 75 / 0—90°
– Bottom, mm: 30—40
– corps roof, mm: 30—40
– tower forehead, mm / city.: 75 / 20°
– gun mantlet, mm / city.: 90
– board towers, mm / city.: 75 / 15°
– tower feed, mm / city.: 75 / 15°
– tower roof, mm: 40

Armament KV-1

– Caliber guns and stamp: 76-mm L-11, F-32, F-34, ZIS-5
– gun type: nareznaya
– barrel length, calibres: 41,6 (for ZIS-5)
– gun ammunition: 90 or 114 (depending on the modification)
– sights: telescopic TOD-6, periscope PT-6
– Shotgun: 3 × DT

Engine KV-1

– engine’s type: V-shaped 12-cylinder four-cycle diesel liquid cooling
– Engine power, l. from.: 600

The rate of KV-1

– Road speed, kmh: 34
– Cruising on the highway, km: 150—225
– Cruising cross country, km: 90—180
– power density, l. p. / m: 11,6
– suspension type: torsionnaya
– Unit ground pressure, kg / cm²: 0,77

soldat.pro


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.