Танк ис3

После принятия танка ИС-3 на вооружение в марте 1945 года и постановки машины на серийное производство в мае того же года на Челябинском Кировском заводе, она стала поступать на вооружение танковых войск Красной Армии (Советской – с 1946 года). В первую очередь танки ИС-3 передали на вооружение танковых полков в Группу войск в Германии, а затем и в другие части. 7 сентября 1945 года тяжелые танки ИС-3 прошли по улицам поверженного Берлина в составе 71-го гвардейского тяжелого танкового полка 2-й гвардейской танковой армии, приняв участие в параде союзных войск в честь окончания Второй мировой войны. Впервые на параде в Москве новые танки ИС-3 показали 1 мая 1946 года.

Поступление танка ИС-3 в армию совпало с новой организационной перестройкой частей. Оргштатная реорганизация танковых войск после окончания Великой Отечественной войны 1941-1945 годов была начата с приведения наименования их организационных форм в соответствие с боевыми возможностями, а также названием соответствующих форм стрелковых войск.


В июле 1945 года были утверждены перечни штатов танковых и механизированных дивизий, в которые переименовывались танковые и механизированные корпуса Красной Армии. Одновременно бригадное звено заменялось полковым, а бывшее полковое – батальонным. Из других особенностей этих штатов необходимо отметить замену самоходно-артиллерийских полков трех типов, имевших по 21 самоходной установке, гвардейским тяжелым танковым полком (65 танков ИС-2) и включение в состав таких дивизий гаубичного артиллерийского полка (24 гаубицы калибра 122 мм). Результатом перевода танковых и механизированных корпусов на штаты соответствующих дивизий стало то, что основными соединениями танковых войск стали механизированные и танковые дивизии.

В соответствии с указаниями Генерального штаба с 1 октября 1945 года был начат перевод танковых дивизий на новые штаты. По новым штатам в состав танковой дивизии входили: три танковых полка, тяжелый танкосамоходный полк, мотострелковый полк, гаубичный дивизион, зенитно-артиллерийский полк, дивизион гвардейских минометов, мотоциклетный батальон, саперный батальон и подразделения тылового и технического обеспечения.
Танковые полки по этим штатам сохраняли структуру прежних танковых бригад и были однотипными но боевому составу. Всего в танковом полку дивизии насчитывалось 1324 человека, 65 средних танков, 5 бронемашин и 138 автомобилей.

Мотострелковый полк танковой дивизии никаких изменений по сравнению с мотострелковой бригадой периода войны не претерпел – он по-прежнему не имел танков.


Реально новой боевой единицей танковой дивизии стал тяжелый танкосамоходный полк, имевший два батальона тяжелых танков, батальон самоходных установок СУ-100, батальон автоматчиков, зенитную батарею, и роты: разведывательную, управления, транспортную, а также ремонтную; взводы: хозяйственный и медико-санитарный. Всего в полку насчитывалось: личного состава 1252 человека, 46 тяжелых танков ИС-3, 21 самоходная установка СУ-100, 16 бронетранспортеров, шесть зенитных орудий калибра 37 мм, 3 пулемета ДШК и 131 автомобиль.

Организационно-штатная структура механизированных дивизий, независимо от их организационной принадлежности, была единой и соответствовала структуре и боевому составу механизированной дивизии стрелкового корпуса.

В механизированной дивизии 1946 года было: три механизированных полка, танковый полк, а также тяжелый танкосамоходный полк, дивизион гвардейских минометов, гаубичный полк, зенитно-артиллерийский полк, минометный полк, мотоциклетный батальон, саперный батальон, отдельный батальон связи, медсанбат и рота управления.

Как известно, в годы войны высшей организационной формой танковых войск, их оперативным объединением являлись танковые армии.
Учитывая повышение в послевоенные годы боевых возможностей войск вероятных противников, советское руководство пришло к выводу о необходимости резкого повышения боевых возможностей объединений танковых войск и увеличения их количества. В связи с этим в ходе организации сухопутных войск в их составе было сформировано девять механизированных армий вместо шести танковых.


Новое объединение танковых войск отличалось от танковой армии периода Великой Отечественной войны включением в его состав двух танковых и двух механизированных дивизий, что повысило (его) боевую мощь и оперативную самостоятельность. В механизированной армии в число различного вооружения находились 800 средних и 140 тяжелых танков (ИС-2 и ИС-3).

Учитывая возрастание роли и удельного веса танковых войск и изменение их организационной структуры, уже в первые послевоенные годы были предприняты попытки уточнить прежние положения о применении бронетанковых войск в наступлении с учетом изменения условий ведения боевых действий. Для этой цели в 1946-1953 годах был проведен ряд войсковых и командно-штабных учений, военных игр, полевых поездок и военно-научных конференций. Эти мероприятия оказали большое влияние на выработку официальных взглядов советского военного руководства на применение танковых войск в наступлении, которые были закреплены в Полевом уставе Вооруженных Сил СССР (корпус, дивизия) 1948 года, Боевом уставе БТ и MB Советской Армии (дивизия, корпус, батальон) 1950 года, проекте наставления по ведению операций (фронт, армия) 1952 года и Полевом уставе Советской Армии (полк, батальон) 1953 года.

В соответствии с этим и принятыми документами наступление рассматривалось как основной вид боевых действий войск, в результата которою могли быть достигнуты основные цели по полному разгрому противостоящего противника.


точки зрения последовательности решения боевых задач наступление делилось на два основных этапа: прорыв обороны противника и развитие наступления. При этом прорыв обороны считался важнейшим из этапов наступления, поскольку лишь в результате его осуществления создавались условия для успешного развития наступления в глубине. Согласно взглядам советского военного руководства, наступление начиналось с прорыва подготовленной или поспешно занятой противником обороны. Прорыв подготовленной обороны считался наиболее сложным видом наступления, вследствие чего ему уделялось особое внимание в руководящих документах и практике боевой подготовки войск.

При наступлении на подготовленную оборону и на укрепленный район тяжелый танкосамоходный полк предназначался для усиления средних танков и пехоты. Обычно он придавался стрелковым соединениям. Его тяжелые танки и самоходно-артиллерийские установки использовались для непосредственной поддержки пехоты, борьбы с танками, самоходными орудиями, артиллерией и огневыми точками противника, располагавшимися в фортификационных сооружениях. После прорыва тактической обороны противника на всю ее глубину армейский тяжелый танкосамоходный полк выводился в резерв командира корпуса или командующего армией и мог в дальнейшем использоваться по обстановке для борьбы с танками и самоходно-артиллерийскими частями и соединениями противника.

Переход войск в первые послевоенные годы на новую организационную основу намного повысил их возможности и по созданию устойчивой и активной обороны.


Танковые и механизированные части, соединения и объединения в обороне предполагалось использовать преимущественно во вторых эшелонах и резервах для нанесения мощных контрударов и контратак из глубины. Наряду с этим отечественной военной теорией допускалось применение танковых и механизированных дивизий, а также механизированной армии для ведения самостоятельной обороны на главных направлениях.

В обороне стрелковой дивизии часть подразделений танкосамоходного полка придавалась стрелковому полку первого эшелона. Большая же часть, а иногда и весь полк предполагалось использовать в качестве танкового резерва командира стрелковой дивизии для проведения контратак в случае прорыва противником первой позиции главной полосы обороны.

Отдельный тяжелый танкосамоходный полк (ИС-2, ИС-3 и СУ-100) в обороне общевойсковой армии предусматривалось использовать в качестве танкового резерва командующего армией или стрелкового корпуса для проведения контратак по вклинившемуся в оборону противнику, особенно на направлениях действий его танковых группировок.

В случае прорыва противника на глубину обороны полков первого эшелона проведение контратак силами танковых резервов признавалось нецелесообразным. В этих условиях разгром вклинившегося противника и восстановление обороны возлагалось на вторые эшелоны стрелковых корпусов, основу которых по опыту учений составляли механизированные дивизии.


В отличие от контратак в годы Великой Отечественной войны, которые обычно проводились только после предварительного занятия исходного положения, механизированная дивизия, как правило, проводила контратаку с ходу, используя из своего состава части танковых полков, имевшие на вооружении средние танки Т-34-85 при поддержке тяжелых танков ИС-2, ИС-3 и самоходных установок СУ-100 тяжелого танкосамоходного полка. Такой способ в большей степени обеспечивал сильный первоначальный удар.

Во фронтовой оборонительной операции механизированная армия обычно составляла второй эшелон фронта или резерв фронта и предназначалась для нанесения мощного контрудара но противнику и перехода войск в наступление.

Учитывая, что наступающий противник имел возможность создавать значительные по силе и удару группировки, насыщенные танками и огневыми средствами, оборону предусматривалось строить уже глубокоэшелонированную и полностью противотанковую. С этой целью подразделения тяжелого танкосамоходного полка придавались стрелковому батальону и стрелковому полку первого эшелона для усиления противотанковой обороны пехоты на первой позиции или глубине обороны.

Для усиления противотанковой обороны стрелкового корпуса и стрелковой дивизии, обороняющихся на важных направлениях, предусматривалось использовать часть подразделений отдельных тяжелых танкосамоходных полков общевойсковых армии и РВГК.

Для п.


вые испытания ядерного оружия показали, что наиболее устойчивой к его воздействию является бронетанковое вооружение и техника.

В начале 50-х годов в связи с разработкой способов ведения боевых действий в условиях применения ядерного оружия и поступлением в войска новой техники активно велась деятельность по совершенствованию штатной организации.

Для повышения живучести войск в условиях применения ядерного оружия новыми штатами, принятыми в 1953-1954 годах, предусматривалось резкое увеличение количества танков, бронетранспортеров, артиллерии и зенитных средств в их составе.

По новым штатам танковой и механизированной дивизий, принятым в 1954 году, в состав танковой дивизии был введен механизированный полк, а в состав танковых взводов танкового полка включили по 5 танков. Количество танков в танковом полку возросло до 105 машин.

В середине 1954 года были введены новые штаты для механизированных дивизий стрелковых корпусов. В механизированной дивизии стало: три механизированных полка, танковый полк, тяжелый танкосамоходный полк, отдельный минометный батальон, артиллерийский полк, зенитно-артиллерийский полк, отдельный разведывательный батальон, отдельный саперный батальон, отдельный батальон связи, рота радиохимической защиты и вертолетное звено.


В новой организации появилась тенденция снижения удельного веса стрелковых подразделений в составе соединений и частей, подтверждаемая заменой в составе тяжелых танкосамоходных полков танковой и механизированной дивизий батальонов мотострелковыми ротами. Подобное объяснялось стремлением уменьшить количество личного состава, не прикрытого броней, и тем самым повысить противоядерную устойчивость частей и соединений.
Как показал опыт боев Великой Отечественной войны и послевоенных учений, армии, прорывавшие оборону противника, остро нуждались в повышении их ударной силы, носителями которой в то время были тяжелые танки ИС-2 и ИС-3.

В 1954 году было принято решение о формировании тяжелых танковых дивизий. В состав тяжелой танковой дивизии входили три тяжелых танковых полка, на вооружении которых состояли 195 тяжелых танков типа ИС-2 и ИС-3. Характерным в организационно-штатной структуре тяжелой танковой дивизии было: низкий удельный вес пехоты (всего по одной мотострелковой роте в каждой из трех полков), отсутствие полевой артиллерии, сокращенный состав подразделений боевого обеспечения и обслуживания.

В том же году количество танковых (или самоходно-артиллерийских) батальонов в механизированной армии было увеличено с 42 до 44 (в том числе тяжелых – с 6 до 12), количество мотострелковых батальонов сокращено с 34 до 30. Соответственно количество средних танков увеличилось до 1233, тяжелых – до 184.


Количество тяжелых танков в танковой дивизии СА осталось неизменным – 46 танков ИС-2 и ИС-3. Количество тяжелых танков в механизированной дивизии возросло с 24 до 46, то есть по количеству тяжелых танков ИС-2 и ИС-3 она стала равной танковой дивизии.

Такие структуры и состав дивизий были обусловлены их предназначением и способами боевого применения и обеспечивали им высокую ударную силу, подвижность и управляемость.

Основными направлениями совершенствования организационно-штатной структуры танковых и механизированных дивизий было повышение их боевой самостоятельности, а также живучести, достигавшиеся повышением их огневой мощи, ударной силы и возможностей по всестороннему обеспечению боевых действий. Одновременно наметились тенденции повышения однородности боевого состава танковых соединений и частей и снижения в их составе удельного веса пехоты.

Необходимость защиты личного состава механизированных частей и соединений от поражения их огневыми средствами противника подтвердили венгерские события, произошедшие осенью 1956 года.

В годы Великой Отечественной войны Венгрия воевала на стороне Германии. На Восточном фронте против Красной Армии на территории СССР сражались 200 тыс. венгерских военнослужащих. В отличие от других союзников нацистской Германии – Италии, Румынии, Финляндии, которые после поражения вермахта в 1943-1944 годах вовремя повернули оружие на 180 градусов, венгерские войска в своем подавляющем большинстве сражались до конца. Красная Армия в боях за Венгрию потеряла 200 тыс. человек.


Согласно мирному договору 1947 года Венгрия потеряла все свои территории, приобретенные накануне и во время Второй мировой войны, и была вынуждена выплатить репарации: 200 млн. долларов – Советскому Союзу и 100 млн. долларов Чехословакии и Югославии. Советский Союз в соответствии с договором имел право держать в Венгрии свои войска, необходимые для поддержания коммуникаций со своей группой войск в Австрии.
В 1955 году советские войска покинули Австрию, но в мае того же года Венгрия вступила в Организацию Варшавского договора, а войска СА были оставлены в стране уже в новом качестве и получили наименование Особый корпус. В состав Особого корпуса входили 2-я и 17-я гвардейские механизированные дивизии, от ВВС – 195-я истребительная и 172-я бомбардировочная авиадивизии, а также вспомогательные части.

Большинство венгров не считали свою страну виноватой в развязывании Второй мировой войны и полагали, что Москва поступила с Венгрией крайне несправедливо, несмотря на то, что бывшие западные союзники СССР по Антигитлеровской коалиции поддержали все пункты мирного договора 1947 года. Кроме того, западные радиостанции «Голос Америки», Би-би-си и другие активно воздействовали на венгерское население, призывая его к борьбе за свободу и обещая немедленную помощь в случае восстания, включая вторжение войск НАТО на территорию Венгрии.

23 октября 1956 года в атмосфере назревающего общественного взрыва и под влиянием польских событий в Будапеште состоялась 200-тысячная демонстрация, в которой участвовали представители почти всех слоев населения. Она началась под лозунгами национальной независимости страны, демократизации, полного исправления ошибок «ракошистского руководства», привлечения к ответственности виновных за репрессии 1949-1953 годов. Среди требований фигурировали: немедленный созыв съезда партии, назначение Имре Надя премьер-министром, вывод советских войск из Венгрии, разрушение памятника И.В. Сталину. В ходе первых столкновений с силами охраны порядка характер манифестации изменился: появились антиправительственные лозунги.

Первый секретарь ЦК ВПТ Гере обратился к советскому правительству с просьбой ввести в Будапешт советские войска, находившиеся в Венгрии. В радиообращении к народу он квалифицировал произошедшее как контрреволюцию.

Вечером 23 октября 1956 года началось восстание. Вооруженные демонстранты захватили радиоцентр, ряд военных и промышленных объектов. В стране было введено чрезвычайное положение. На данный момент времени в г. Будапеште были дислоцированы около 7 тыс. венгерских военнослужащих и 50 танков. Ночью пленум ЦК ВПТ образовал новое правительство во главе с Имре Надем, который, присутствуя на заседании ЦК, не возражал против приглашения Советских войск. Однако на следующий день, когда войска вошли в столицу, Надь отклонил просьбу посла СССР в Венгрии Ю.В. Андропова подписать соответствующее письмо.

23 октября 1956 года в 23 часа начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР маршал Советского Союза В.Соколовский по телефону ВЧ отдал приказ командиру Особого корпуса генералу П.Лащенко о выдвижении войск в г. Будапешт (план «Компас»). В соответствии с решением правительства СССР «об оказании помощи правительству ВНР в связи с возникшими в стране политическими беспорядками» Министерство обороны СССР задействовало в операции лишь пять дивизий сухопутных войск. В их составе насчитывалось 31550 человек личного состава, 1130 танков (Т-34-85, Т-44, Т-54 и ИС-3) и самоходно-артиллерийских орудий (СУ-100 и ИСУ-152), 615 орудий и минометов, 185 зенитных орудий, 380 бронетранспортеров, 3830 автомобилей. Одновременно были приведены в полную боевую готовность авиационные дивизии, насчитывавшие 159 истребителей и 122 бомбардировщика. Эти самолеты, в частности, истребители, прикрывавшие советские войска, были нужны не против восставших, а на случай появления в воздушном пространстве Венгрии самолетов НАТО. Также в состояние повышенной боевой готовности были приведены некоторые дивизии на территории Румынии и Прикарпатского военного округа.

В соответствии с планом «Компас» в ночь на 24 октября 1956 года в Будапешт были введены части 2-й гвардейской дивизии. 37-й танковый и 40-й механизированный полки этой дивизии сумели очистить центр города от повстанцев и взять под охрану наиболее важные пункты (вокзалы, банки, аэродром, государственные учреждения). Вечером к ним присоединились части 3-го стрелкового корпуса Венгерской народной армии. В первые же часы они уничтожили около 340 вооруженных повстанцев. Численный и боевой состав советских частей, находившихся в городе, составлял около 6 тыс. солдат и офицеров, 290 танков, 120 бронетранспортеров и 156 орудий. Однако для боевых действий в большом городе с населением 2 млн. человек этого было явно не достаточно.

Утром 25 октября к Будапешту подошла 33-я гвардейская механизированная дивизия, а к вечеру 128-я гвардейская стрелковая дивизия. К этому времени сопротивление повстанцев в центре Будапешта усилилось. Это произошло в результате убийства советского офицера и сожжения одного танка во время мирного митинга. В связи с этим 33-й дивизии была поставлена боевая задача: очистить от вооруженных отрядов центральную часть города, где уже были созданы опорные пункты повстанцев. Для борьбы с советскими танками они применяли противотанковые и зенитные орудия, гранатометы, противотанковые гранаты и бутылки с зажигательной смесью. В результате боя повстанцы потеряли только убитыми 60 человек.

На утро 28 октября был запланирован штурм центра Будапешта совместно с подразделениями 5-го и 6-го венгерских механизированных полков. Однако перед началом операции венгерские части получили приказ не участвовать в боевых действиях.

29 октября приказ о прекращении огня получили и советские войска. На следующий день правительство Имре Надя потребовало немедленного вывода советских войск из Будапешта. 31 октября все советские соединения и части были выведены из города и заняли позиции в 15-20 км от города. Штаб Особого корпуса разместился на аэродроме в Текеле. Одновременно Министр обороны СССР Г.К.Жуков получил указание от ЦК КПСС «разработать соответствующий план мероприятий, связанных с событиями в Венгрии».

1 ноября 1956 года венгерское правительство во главе с Имре Надем заявило о выходе страны из Варшавского договора и потребовало немедленного вывода советских войск. Одновременно с этим вокруг Будапешта создавался оборонительный рубеж, усиленный десятками зенитных и противотанковых орудий. В населенных пунктах, прилегавших к городу, появились заставы с танками и артиллерией. Численность венгерских войск в городе достигла 50 тыс. человек. Кроме того, более 10 тыс. человек входили в состав «национальной гвардии». Число танков увеличилось до ста.

Советское командование тщательно проработало операцию под кодовым наименованием «Вихрь» по захвату Будапешта, используя опыт Великой Отечественной войны. Основную задачу выполнял Особый корпус под командованием генерала П.Лащенко, которому были приданы два танковых, два элитных парашютно-десантных, механизированный и артиллерийский полки, а также два дивизиона тяжелых минометов и реактивных установок.
Дивизии Особого корпуса были нацелены на действия в тех же районах города, в которых они удерживали объекты до выхода из него в октябре, что несколько облегчало выполнение поставленных им боевых задач.

В 6 часов утра 4 ноября 1956 года по сигналу «Гром» началась операция «Вихрь». Передовые отряды и главные силы 2-й и 33-й гвардейских механизированных дивизий, 128-й гвардейской стрелковой дивизии в колоннах по своим маршрутам с различных направлений устремились к Будапешту и, преодолев вооруженное сопротивление на его окраинах, к 7 часам утра ворвались в город.

Соединения армий генералов А.Бабаджаняна и X.Мамсурова приступили к активным действиям по наведению порядка и восстановлению органов власти в Дебрецене, Мишкольце, Дьере и других городах.

Воздушно-десантные части СА разоружили венгерские зенитные батареи, блокировавшие аэродромы советских авиационных частей в Веспреме и Текеле.
Части 2-й гвардейской дивизии к 7 ч. 30 мин. захватили мосты через Дунай, парламент, здания ЦК партии, министерств внутренних и иностранных дел, госсовета и вокзала Нюгати. В районе парламента был разоружен батальон охраны и захвачены три танка.

37-й танковый полк полковника Липинского при захвате здания министерства обороны разоружил около 250 офицеров и «национальных гвардейцев».
87-й тяжелый танкосамоходный полк захватил арсенал в районе Фот, а также разоружил венгерский танковый полк.

За день боя частями дивизии было разоружено до 600 человек, захвачено около 100 танков, два склада артвооружения, 15 зенитных орудий и большое количество стрелкового вооружения.

Части из 33-й гвардейской механизированной дивизии, не встречая вначале сопротивления, овладели складом артвооружения в Пештсентлеринце, тремя мостами через Дунай, а также разоружили подразделения венгерского полка, перешедшего на сторону восставших.

108-й парашютно-десантный полк 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии внезапными действиями разоружил пять венгерских зенитных батарей, которые блокировали аэродром в Текле.

128-я гвардейская стрелковая дивизия полковника Н.Горбунова действиями передовых отрядов в западной части города к 7 часам овладела аэродромом Будаерш, захватив при этом 22 самолета, а также казармы школы связи, разоружила механизированный полк 7-й механизированной дивизии, пытавшейся оказать сопротивление.

Попытки частей дивизии овладеть площадью Москвы, Королевской крепостью, а также кварталами, прилегавшими с юга к горе Геллерт, из-за сильного сопротивления успеха не имели.

По мере продвижения советских дивизий к центру города вооруженные отряды оказывали более организованное и упорное сопротивление, особенно с выходом подразделений к Центральной телефонной станции, району Корвин, вокзалу Келети, Королевской крепости и площади Москвы. Опорные пункты венгров стали более мощными, в них увеличилось количество противотанковых средств. Часть общественных зданий также была подготовлена к обороне.
Требовалось усилить войска, действовавшие в городе, и организовать подготовку и поддержку их действий.

Для быстрейшего разгрома вооруженных отрядов в Будапеште по указанию маршала Советского Союза И.Конева Особому корпусу СА дополнительно были приданы два танковых полка (100-й танковый полк 31-й танковой дивизии и 128-й танкосамоходный полк 66-й гвардейской стрелковой дивизии), 80-й и 381-й парашютно-десантные полки из 7-й и 31-й гвардейских воздушно-десантных дивизии, стрелковый полк, механизированный полк, артиллерийский полк, а также два дивизиона тяжелой минометной и реактивной бригад.

Большинство этих частей было придано на усиление 33-й механизированной и 128-й стрелковой гвардейских дивизий.

Для овладения сильными очагами сопротивления – районом Корвин, Университетским городком, площадью Москвы, Королевской площадью, где находились вооруженные отряды численностью до 300-500 человек, командиры дивизий были вынуждены привлечь значительные силы пехоты, артиллерии и танков, создать штурмовые группы и применить зажигательные снаряды, огнеметы, дымовые гранаты и шашки. Без этого попытки овладения указанными очагами сопротивления приводили к большим потерям в личном составе.

5 ноября 1956 года части 33-й гвардейской механизированной дивизии генерала Обатурова после мощного артиллерийского налета, в котором принимали участие 11 артиллерийских дивизионов, имевших в составе около 170 орудий и минометов, взяли последний сильно укрепленный опорный пункт повстанцев в переулке Корвин. В течение 5 и 6 ноября части Особого корпуса продолжали ликвидацию отдельных групп повстанцев в Будапеште. 7 ноября в Будапешт прибыл Янош Кадар и вновь сформированное правительство ВНР.

В ходе боевых действий потери советских войск составили 720 человек убитыми, 1540 ранеными, 51 человек пропал без вести. Больше половины этих потерь понесли части Особого корпуса, преимущественно в октябре. Части 7-й и 31-й гвардейских воздушно-десантных дивизий потеряли 85 человек убитыми, 265 ранеными и 12 человек пропавшими без вести. В уличных боях было подбито и повреждено большое количество танков, бронетранспортеров и другой боевой техники. Так, части из 33-й гвардейской механизированной дивизии потеряли в Будапеште 14 танков и самоходных установок, 9 бронетранспортеров, 13 орудий, 4 боевые машины БМ-13, 6 зенитных орудий, 45 пулеметов, 31 автомобиль и 5 мотоциклов.

Участие тяжелых танков ИС-3 в боевых действиях в Будапеште было единственным за время их эксплуатации в советских танковых частях. После мероприятий по модернизации машины, проводившихся в 1947-1953 годах и вплоть до 1960 года при проведении капитального ремонта сначала на заводах промышленности (ЧКЗ и ЛКЗ), а затем на заводах капитального ремонта министерства обороны, танки ИС-3, получившие обозначение ИС-3М, эксплуатировались в войсках до конца 70-х годов.

Впоследствии часть машин была поставлена на хранение, часть – по истечении срока эксплуатации, а также замены новыми тяжелыми танками Т-10 – на списание или в качестве мишеней на танковых полигонах, а часть использовалась в укрепрайонах на советско-китайской границе в качестве неподвижных огневых точек. Как уже отмечалось выше, танки ИС-3 (ИС-3М) вместе с тяжелыми танками ИС-2 и Т-10 с его последующими модификациями были сняты с вооружения Российской (Советской) Армии в 1993 году.

Хотя танк ИС-3 (ИС-3М) и не принимал участия в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, во многих городах России он был установлен в качестве памятника в честь победы в этой войне. Большое количество этих машин имеется в музеях многих стран мира. Танки ИС-3М в Москве представлены в экспозиции Центрального музея Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. на Поклонной горе, в Музее Вооруженных Сил Российской Федерации, в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

Во время серийного производства танк ИС-3 на экспорт не поставлялся. В 1946 году два танка были переданы советским правительством в Польшу для ознакомления с конструкцией машины и подготовки инструкторов. В 50-х годах обе машины несколько раз участвовали в военных парадах в Варшаве. Впоследствии до начала 70-х годов одна машина находилась в Военно-технической академии в Варшаве, а затем использовалась в качестве мишени на одном из учебных полигонов. Второй танк ИС-3был передан в Высшую офицерскую школу танковых войск имени С.Чарнецкого, в мгузее которой он хранится по настоящее время.

В 1950 году один танк ИС-3 был передан Чехословакии. Кроме того, значительное количество танков ИС-3 было передано КНДР. В 60-х годах в двух северокорейских танковых дивизиях имелось по одному полку этих тяжелых машин.

В конце 50-х годов танки типа ИС-3 и ИС-3М были поставлены Египту. 23 июля 1956 года танки ИС-3 приняли участие в параде в честь «Дня независимости» в Каире. Большинство лее танков ИС-3 и ИС-3М из 100 машин, поставленных Египту, прибыли в эту страну в 1962-1967 годах.

Эти танки приняли участия в боевых действиях во время так называемой «шестидневной» войны, начавшейся 5 июня 1967 года на Синайском полуострове между Египтом и Израилем. Решающую роль в боевых операциях в этой войне играли танковые и механизированные соединения, основу которых с израильской стороны составляли американские танки М48A2, английские «Центурион» Мк.5 и Мк.7, вооружение которых было модернизировано в Израиле путем установки более мощной 105-мм танковой пушки, а также модернизированные танки М4 «Шерман» с французскими 105-мм пушками. С египетской стороны им противостояли танки советского производства: средние Т-34-85, Т-54, Т-55 и тяжелые ИС-3. Тяжелые танки ИС-3, в частности, имелись на вооружении 7-й пехотной дивизии, занимавшей оборону на рубеже Хан-Юнис-Рафах. 60 танков ИС-3 состояли на вооружении и 125-й танковой бригады, которая занимала боевые позиции близ Эль-Кунтиллы.

Тяжелые танки ИС-3 (ИС-3М) могли стать серьезным противником для израильтян, однако этого не произошло, несмотря на то, что несколько танков М48 было ими подбито. В условиях высокоманевренного боя танк ИС-3 проигрывал более современным танкам израильтян. Сказывались малый темп огня, ограниченный боекомплект и устаревшая система управления огнем, а также неприспособленность для работы в жарком климате двигателя В-11. Кроме того, сказалась и недостаточная боевая подготовка египетских танкистов. Невысоким был и морально-боевой дух солдат, не проявивших стойкости и упорства. Последнее обстоятельство хорошо иллюстрирует уникальный с точки зрения танкового боя, но типичный для «шестидневной» войны эпизод. Один танк ИС-3М был подбит в районе Рафаха ручной гранатой, случайно влетевшей в… открытый башенный люк, поскольку египетские танкисты шли в бой с открытыми люками, чтобы иметь возможность быстрее покинуть танк в случае его поражения.

Солдаты 125-й танковой бригады, отступая, просто бросили свои танки, в том числе и ИС-3М, которые достались израильтянам в совершенно исправном состоянии. В итоге «шестидневной» войны египетская армия потеряла 72 танка ИС-3 (ИС-3М). К 1973 году в египетской армии имелся только один танковый полк, на вооружении которого состояли танки ИС-3 (ИС-3М). На сегодняшний день данных об участии этого полка в боевых действиях нет.

А вот армия обороны Израиля использовала трофейные танки ИС-3М до начала 70-х годов, в том числе и в качестве танковых тягачей. При этом изношенные двигатели В-54К-ИС заменялись на В-54 с трофейных танков Т-54А. На части танков одновременно с двигателем менялась и крыша МТО, очевидно, вместе с системой охлаждения. Один из таких танков в настоящее время находится на Абердинском полигоне в США.

К арабо-израильской войне 1973 года израильтяне с нескольких танков ИС-3М сняли двигатели и трансмиссии, а на освободившихся местах разместили дополнительный боекомплект. Эти танки были установлены на наклонных бетонных площадках, что позволило обеспечить углы возвышения стволов танковых пушек до 45°. Два таких танка ИС-3 использовались в ходе «Войны на истощение» в 1969-1970 годах в укрепленном пункте «Темпо» («Окраль») так называемой «Линии Бар-Лева» (самый северный укрепленный пункт из расположенных вдоль Суэцкого канала, в 10 км к югу от Порт-Саида). Еще два танка типа ИС-3, оборудованных аналогичным образом, были установлены в укрепленном пункте «Будапешт» (на берегу Средиземного моря, в 12 км к востоку от Порт-Саида). После израсходования запасов трофейных боеприпасов к пушкам Д-25Т эти машины в ходе боевых действий вновь попали в руки египтян.

topwar.ru

Иосиф Сталин ИС-3
IS3
ИС-3 в музее Брюсселя

Вес

49 т

Бронирование корпуса

110/90/60 мм

Бронирование башни №1 (Завода «Кировец», прототип)

110/90/30 мм

Бронирование башни №2 (стандартаная)

150/90/60 мм

Максимальная нагрузка на ходовую

55 т

Мощность двигателя

650 л.с.

Скорость поворота корпуса

14 гр/сек

Топливный бак (л)

850

Расход топлива

7 л/км

Число передач

5

Максимальная скорость (км/ч)

48 км/ч

Экипаж, чел

5

Вооружение

122 мм пушка Д-25Т, ДШК, ДШТ.

Боеприпасы

ББ, ОФ, ПК, БК; ББ лента.

ИС-3 (Объект 703) — советский тяжёлый танк периода Великой Отечественной войны, запущенный в серийное производство в последние её дни и не успевший принять в ней участие. Поэтому эту боевую машину чаще считают одним из первых послевоенных советских танков. Аббревиатура ИС означает «Иосиф Сталин» — официальное название серий советских тяжёлых танков выпуска 1943—1953 гг. Индекс 3 соответствует третьей серийной модели танка этого семейства. Из-за характерной формы верхней лобовой части корпуса получил прозвище «Щука».

Создание проекта нового тяжёлого танка под условным названием «Кировец-1» началось в конце лета 1944 года. Первая опытная партия тяжёлых танков ИС-3 покинула заводские цеха в мае 1945 года. Пушка снабжалась двухкамерным дульным тормозом и горизонтальным клиновым затвором с полуавтоматикой механического типа. Скорострельность 2—3 выстр/мин. Боекомплект пушки состоял из 28 выстрелов раздельного заряжания, в том числе 18 с осколочно-фугасными снарядами и 10 с бронебойными. На крыше башни, на турели находился зенитный 12,7-мм пулемёт ДШК. Запас хода — 340 км. Танк ИС-3

X-IS-3-latrun-2

ИС-3 в музее Yad la-Shiryon, Израиль

находился в серийном производстве до середины 1946 года (в 1945 году какое-то время вместе с ИС-2). ИС-3 поступали на вооружение тяжёлых танкосамоходных полков Советской Армии.

При разработке проекта танка ИС-3 были учтены выводы комиссии, которая исследовала во фронтовых условиях боевые повреждения, полученные танками в ходе Курской битвы. Обращало на себя внимание массовое поражение лобовых элементов корпуса и башни. Поэтому было принято решение проработать на базе танка ИС-2 новую конструкцию башни и корпуса для придания им обтекаемой формы и резко дифференцировать броневую защиту. В результате конструкторских работ наклон сваренных листов, особенно в передней части корпуса, был доведён до максимально возможного. Толстые 110-мм плиты лобовой брони располагались так, что образовывалась трёхскатная, конусообразная, вытянутая вперёд носовая часть, получившая название «щучий нос». Люк разместили в крыше над водителем, чего не было в танках ИС-1 и ИС-2. Отпала необходимость в сквозной смотровой щели в лобовой броне перед механиком-водителем — её заменили перископические смотровые приборы. Новые конструктивные формы брони обеспечили лучшую противоснарядную защиту. Новая, приплюснутая конструкция башни впоследствии использовалась, и в ИС-7, и Т-10, и также обеспечивала значительно лучшую снарядостойкость по сравнению с предыдущими версиями башен, устанавливаемых на советских танках.

График серийного выпуска танка ИС-3

1945

955

1946

600

Итог

1555

  • ИС-3М — модернизированная версия ИС-3.
  • ИС-3К — командирская версия танка ИС-3, оборудованная дополнительной радиостанцией Р-112 и зарядным устройством АБ-1-П/30.
  • ИС-3МК — командирская версия танка ИС-3М с таким же, как на ИС-3К, оборудованием.

ИС-3 имел классическую компоновку, с расположением моторно-трансмиссионного отделения в кормовой части, отделения управления — в лобовой, а боевого — в средней. Экипаж танка состоял из четырёх человек: механика-водителя, наводчика, заряжающего и командира. Броневой корпус и башня. ИС-3 имел очень мощную и сильно дифференцированную броневую защиту для своего времени на 1945 год, рассчитанную в первую очередь на защиту от огня наиболее мощных современных танковых и противотанковых орудий в лобовой плоскости и от огня большинства танковых и противотанковых орудий — в первую очередь от немецких 88-мм нарезных танковых пушек 8.8 cm KwK 43 и 7,5 cm KwK 42 и при этом обеспечив фактически полную защищённость от наиболее распространённых буксируемых 75-мм противотанковых пушек 7.5 cm Pak 40. Броневой корпус танка собирался при помощи сварки из катаных листов гомогенной броневой стали толщиной 20, 30, 60, 90 и 110 мм. Лобовое бронирование танка выполнялось из бронеплит толщиной 110 мм по схеме, известной как «щучий нос», и состояло из двух сходившихся клином левой и правой верхних плит, расположенных под наклоном 56° к вертикали и с подворотом 43°, нижней плиты, расположенной под углом 63°, и крыши отделения управления, расположенной под наклоном 73°. Каждый из бортов корпуса состоял из двух бронеплит толщиной 90 мм: верхней, расположенной под углом 60° и образовывавшей бортовую нишу, и вертикальной нижней. Помимо этого, верхняя часть бортов прикрывалась 30-мм экранами, расположенными под углом 30°, вместе с небронированными надгусеничными полками, образовывавшими дополнительные бортовые ниши, доступ к которым осуществлялся снаружи танка. Кормовая часть собиралась из 60-мм бронеплит: нижней, расположенной под углом 41°, и нескольких верхних, имевших наклон 48°. Крыша корпуса выполнялась из нескольких 20-мм бронелистов. Днище корпуса, плоское в районе трансмиссионного отделения и «корытообразное» в остальной части корпуса, было штампованным и также изготавливалось из 20-мм бронелиста. Башня ИС-3 представляла собой цельную фасонную отливку из гомогенной броневой стали и имела близкую к приплюснутой полусферической форму, каплевидную в плане. Толщина стенок башни в бортах и корме колебалась от 220 мм в нижней части до 110 мм в верхней, в лобовой же части она доходила до 255 мм. В целом углы наклона, составлявшие от 42 до 59°, были подобраны таким образом, чтобы в любой точке стенок башни их горизонтальная толщина составляла не менее 160 мм. В лобовой части башни имелись амбразуры для орудия и спаренного пулемёта, прикрывавшиеся закреплённой на стволе пушки литой бронемаской, толщина которой достигала 250 мм.

Is3 17

Основным вооружением ИС-3 являлась 122-мм нарезная танковая пушка Д-25Т образца 1943 года, имевшая длину ствола 48 калибров / 5852 мм и начальную скорость бронебойного снаряда 781 м/с. Пушка Д-25Т имела горизонтальный клиновой затвор с полуавтоматикой механического типа, электромагнитный и механический спуски. Противооткатные устройства пушки состояли из гидравлического тормоза отката и гидропневматического накатника, располагавшихся над стволом орудия слева и справа, соответственно. Орудие устанавливалось в лобовой части башни на цапфах в спаренной с пулемётом установке, позволявшей её наведение в вертикальной плоскости при помощи механизма секторного типа в пределах от −2 до +19°. Наведение спаренной установки на цель осуществлялось при помощи телескопического шарнирного прицела ТШ-17, имевшего увеличение 4× и поле зрения 15°. Помимо этого, для стрельбы с закрытых позиций пушка была оборудована боковым уровнем и указателем азимута. Боекомплект пушки состоял из 28 выстрелов раздельно-гильзового заряжания с бронебойными и осколочно-фугасными пушечными стальными длинными гранатами. Из снарядов 25 размещались в лотковых укладках по бортам башни, ещё 3 находились на подставках в боевом отделении. Из гильз по 6 размещались в укладках по обеим сторонам от водителя, по 4 размещались на верхних листах подкрылков корпуса, 5 находились в укладке на полу боевого отделения, остальные размещались в хомутковых укладках: две — на перегородке моторного отделения и ещё одна — на правом борту корпуса. Поскольку осколочно-фугасные снаряды отличались бо́льшими размерами, в 11 из мест боеукладки могли размещаться только бронебойные снаряды. Боеприпасы пушки Д-25Т. Марка выстрела Тип снаряда Марка снаряда Масса выстрела, совместно 25 кг снаряд + 15 кг гильза. Масса снаряда, кг Масса ВВ, кг Марка взрывателя Дульная скорость, м/с Дальность прямого выстрела по цели высотой 2 м Год принятия на вооружение Бронебойные снаряды 53-ВБР-471Б бронебойный тупоголовый с баллистическим наконечником, трассирующий БР-4710, МД-8 или ДБР 1000 53-ВБР-471 бронебойный остроголовый, трассирующий БР-471 40 25,0 0,156 МД-8 1000 53-ВБР-471Д бронебойный остроголовый с защитным и баллистическим наконечниками, трассирующий БР-471Д 781 900 послевоенный период Осколочно-фугасные снаряды 53-ВОФ-471 пушечный стальной осколочно-фугасный цельнокорпусный ОФ-471 РГМ или РГМ-6 53-ВОФ-471Н пушечный стальной осколочно-фугасный с привинтной головкой РГМ или РГМ-6 Осветительные снаряды ВС29 осветительный 3С4 Т-90 ВС-30 осветительный С-463Ж Т-7 Практические снаряды ВПБР-471 практический сплошной, трассирующий ПБР-471 — Таблица бронепробиваемости для Д-25Т Снаряд Расстояние, м 100 300 500 1000 1500 2000 3000 БР-471Б (угол встречи 90°) 165 160 155 145 135 125 105 (угол встречи 60°) 135 131 125 120 110 100 85 БР-471 (угол встречи 90°) 164 157 150 130 115 100 75 (угол встречи 60°) 134 128 120 105 95 80 60 БР-471Д (угол встречи 90°) 185 170 155 145 125 (угол встречи 60°) 150 140 125 115 95 Следует помнить, что в разное время и в разных странах использовались различные методики определения бронепробиваемости. Как следствие, прямое сравнение с аналогичными данными других орудий часто оказывается невозможным. В спаренной с пушкой установке размещался 7,62-мм пулемёт ДТМ. Боекомплект пулемёта составлял 2000 патронов: 1200 — с лёгкой пулей, 200 — с бронебойно-зажигательной и 600 — с трассирующей. Из них 756 патронов в 12 дисковых магазинах по 63 патрона, остальные 1244 хранились в штатной укупорке не снаряжёнными в магазины. На крыше башни, на кольцевой турельной установке, размещался 12,7-мм зенитный крупнокалиберный пулемёт ДШК или ДШКМ, имевший круговой обстрел при углах вертикальной наводки от −4 до +84°. Пулемёт снабжался коллиматорным прицелом К-8Т, рассчитанным на огонь по воздушным целям, двигавшимся со скоростью до 400 км/ч на высоте до 400 м. Также пулемёт мог использоваться и для стрельбы по наземным целям, однако его использование было сопряжено со значительным риском для стрелка, который должен был для этого по пояс подняться из люка из-под защиты брони. В походном положении пулемёт демонтировался с турели и закреплялся на правом борту башни. Боекомплект пулемёта составлял 300 патронов в 6 лентах по 50 штук. Из этого числа 225 патронов были снаряжены бронебойно-зажигательными пулями Б-32, а 75 — бронебойно-зажигательными трассирующими БЗТ. Так же в боевом отделении для экипажа размещались 25 оборонительных гранат Ф-1 или наступательных РГ-42 и два 7,62-мм пистолета-пулемёта ППС-43 и 1000 патронов к ним.

Тест-драйв Танк ИС 3

Тест-драйв Танк ИС 3

Механик-водитель в небоевых условиях осуществлял наблюдение за местностью из своего люка, в бою же он пользовался перископическим смотровым прибором МК-4 — копией британского Mk.IV, дававшим круговой обзор. Прибор был выполнен легкосъёмным и перед открытием крышки люка механика-водителя его необходимо было снять. На танках, модернизированных до стандарта ИС-3М, имелся также пассивный прибор ночного видения ТВН-1, который мог устанавливаться на место МК-4 или на отдельной стойке при вождении с открытым люком. Конструкция смотрового прибора механика-водителя была также изменена, устраняя ненужный с места водителя круговой обзор. Командир танка, наводчик и заряжающий также имели по одному прибору МК-4, которые размещались на крыше башни. При модернизации до стандарта ИС-3М, командирский МК-4 заменялся на более приспособленный для этой цели бинокулярный прибор ТПК-1, обеспечивавший 1× или 5× увеличение. Для внешней связи на ИС-3 имелась симплексная телефонно-телеграфная радиостанция 10РК-26, размещавшаяся в башне танка слева от пушки и оборудовавшаяся штыревой антенной длиной от 1 до 4 м. 10РК-26 обеспечивала связь в телефонном режиме на дальность до 35—40 км с места и 20—25 км на ходу. Для внутренней связи на танке устанавливалось телефонное танковое переговорное устройство ТПУ-4-бис-Ф на всех членов экипажа, соединённое с радиостанцией. На ИС-3 устанавливался V-образный 12-цилиндровый четырёхтактный дизельный двигатель жидкостного охлаждения модели В-11, развивавший мощность 520 л. с. Система питания двигателя включала четыре топливных бака общей ёмкостью 425 л, расположенных в моторном отделении по бокам от двигателя и во внутренних надгусеничных нишах, а также четыре внешних цилиндрических топливных бака, размещённых на крыше моторного отделения, ёмкостью по 90 л топлива. Система охлаждения двигателя состояла из двух пластинчато-трубчатых радиаторов, расположенных полукругом над главным фрикционом, на валу которого крепились и вентиляторы. Для облегчения пуска в холодное время года двигатель оснащался устройством подогрева. В состав трансмиссии ИС-3 входили: многодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по феродо) с сервоприводом; механическая четырёхходовая четырёхступенчатая коробка передач с понижающей передачей; два бортовых механизма поворота, состоявшие из планетарного ряда, остановочных барабанов, многодискового фрикциона сухого трения (сталь по стали) и ленточного тормоза; две планетарные бортовые передачи. Ходовая часть ИС-3 с каждого борта состояла из ведущего колеса, ленивца, шести сдвоенных литых необрезиненных опорных катков диаметром 550 мм и трёх сдвоенных обрезиненных литых поддерживающих катков диаметром 385 мм. Подвеска опорных катков — индивидуальная, торсионная, без амортизаторов. Гусеница ИС-3 — шириной 650 мм, стальная, мелкозвенчатая, цевочного зацепления, с открытым металлическим шарниром. Гусеница каждого борта состояла из 86 траков, поначалу — из 43 гребневых и 43 плоских, но с 1947 года гусеницы танка стали собираться только из гребневых траков.

ru.wartech.wikia.com

Создание

Танк ИС-3

Опыт столкновений с вражеской техникой показал, что ИС-2 имеет ярко выраженные недостатки, которые надо исправлять.

Поэтому началась разработка ИС-3, призванного заменить своего предшественника.

Эта программа была утверждена в апреле 1944 года, а разработка велась в Челябинском Кировском заводе под руководством Балжи.

Параллельно работы по созданию танка велись и на заводе №100, позже предложившем непривычную внешне лобовую деталь, получившую название щучий нос.

Первая партия была создана в мае 1945 года, а в том же году,7 сентября, ИС-3 строем прошли по Шарлоттенбургскому шоссе, участвуя в параде Победы, ровно через год они прошли по Красной площади в Москве.

Конструкция и компоновка

Танк ИС-3

Анализируя уничтоженные машины стало ясно, что большая часть, как ИС-2, так и Т-34-85 уничтожалось или повреждалось в лобовую часть башни, подлежащую изменению в первую очередь. Также литая лобовая деталь корпуса не была способна выдерживать попадания из немецких пушек, а баки с топливом в боевом отделении не способствовали пожаробезопасности экипажа.

Зато трансмиссия, ходовая часть и силовая установка оказались удачными и должны были остаться без изменений.

Можно сказать, что главной задачей стало создание танка, остававшегося в прежних весовых границах, но обладающего при этом гораздо лучшей защитой.

ИС-3 создали по классической компоновочной схеме, сходной с ИС-2. Корпус делился на четыре отделения.

Место механика-водителя находилось в первом из них — управления. Вместе с изменением формы лобовой детали появился люк для водителя на крыше корпуса и перископический прибор наблюдения МК-4.

Далее было боевое отделение, вмещавшее в себя большую часть БК, командира, заряжающего и наводчика, для которых имелся люк на крыше башни и смотровые перископические приборы МК-4.

За перегородкой, в которой были съёмные листы с круглыми люками, предназначенными для удаления пороховых газов из танка, следовало моторное отделение. Внутри находился двигатель со всеми дополнительными агрегатами и внутренние топливные баки.

Трансмиссионное, последнее по счёту, находилось сзади. В него устанавливались фрикцион, коробка передач, редукторы и планетарные механизмы поворота.

Из-за плотной компоновки пришлось дополнительно разместить снаружи отстёгивающиеся топливные баки.

Корпус

Танк ИС-3

Первостепенной задачей при создании нового танка стало увеличение защиты при неизменном весе. ИС-3 не должен был пробиваться Тиграми и Пантерами с любой дистанции. На первый взгляд это могло показаться неразрешимой задачей, однако, выход оказался довольно простым и оригинальным в тоже время.

Броня располагалась под сильными наклонами и была сильно дифференцирована, собиралась при использовании сварки. Лобовые листы толщиной 110 мм установили под двойным наклоном 56° и 43° к вертикали, создав таким образом бросающийся в глаза необычный лоб корпуса, названный щучьим носом.

Такая форма брони позволила обеспечить защиту от большинства современных орудий, например, 8,8 cm Pak 43 или 7,5 cm Pak 40, что было подтверждено на полигоне, когда немецкая 88 мм и советская 122 мм пушки оставили лишь вмятины на корпусе.

Борта ИС-3 тоже обладали сложной формой и состояли из двух частей толщиной по 90 мм- верхней с наклоном 60° и нижней вертикальной. Дополнительно верхняя часть закрывалась экранами толщиной 30 мм и углом наклона 30°.

Башня

Танк ИС-3

ИС-3 получил новую каплевидную башню, производящуюся с помощью литья и обеспечивающую отличную защиту. Её толщина плавно менялась от 255 мм в лобовой части до 220 мм по бокам внизу и 110 мм вверху. Вся броня была расположена под наклоном — от 42° до 59°.

Также имелась маска орудия толщиной 250 мм, дополнительно защищающая ослабленное место.

Несмотря на мощную броню, во время испытаний один из выстрелов, произведённых из пушки калибра 88 мм, пробил лоб башни при стрельбе с расстояния 300 метров.

Для экипажа на крыше башни расположили люк с двумя крышками, на правой из которых установили смотровой прибор заряжающего МК-4, аналогичный имеющемуся у наводчика, а на левой — командирский люк вместе с прибором наблюдения ТПК-1.

Интересной особенностью стала автоматизация поворота башни, которая позволяла командиру навести орудие на цель в своём прицеле одним нажатием кнопки.

Сам механизм поворота был планетарным, с электрическим и ручным приводом.

Вооружение

Танк ИС-3

Основное орудие Д-25Тс двухкамерным дульным тормозом и раздельным заряжанием перекочевало на ИС-3 с ИС-2, поскольку вполне отвечало требованиям.

По наследству перешёл главный недостаток орудия — низкая скорострельность, в лучшем случае достигающая немногим более 2 выстрелов в минуту.

Боекомплект составляло 28 снарядов. 18 осколочно-фугасных, уложенных в укладки серого цвета, и 10 бронебойных, уложенных в чёрные. Подобное деление по цветам применялось для ускорения работы заряжающего.

В маске вместе с орудием устанавливался пулемёт ДТ калибром 7,62 мм и боекомплектом 756 патронов, а на крыше располагался зенитный ДШК калибром 12,7 мм с боекомплектом 250 патронов.

Двигатель и трансмиссия

Танк ИС-3

Для силовой установки выбрали дизельный двигатель V-12 В-11-ИС-3, развивающий мощность до 520 л.с. Он имел объём 39 литров и охлаждался закрытой жидкостной системой охлаждения, получившей котёл для подогрева с помощью паяльной лампы охлаждающей жидкости при применении танка в условиях низкой температуры.

В качестве стартера применялся электрический СТ-700, который дублировался системой запуска с помощью сжатого воздуха.

На ИС-3 установили механическую трансмиссию, получившую четырёхступенчатую коробку передач и демультипликатор, благодаря чем у танка было 8 передач хода вперёд и 2 назад.

Поворот осуществлялся за счёт двух планетарных механизмов.

Такая конструкция позволяла разгонятся ИС-3 до 40 км/час, имея удельную мощность 11,2 л.с./т.

Внутренняя топливная система состояла из 4 баков ёмкостью 450 литров в сумме, её дополняли 4 наружных объёмом 360 литров.

Запас хода находился на уровне примерно 185 км по шоссе.

Ходовая часть

Танк ИС-3

Шасси танка позаимствовали у ИС-2, отличия получились лишь в механизме натяжения гусениц.

Впереди на каждой из сторон располагалось направляющее колесо вместе с новым механизмом натяжения, за ним шесть опорных и три поддерживающих катка, а сзади ведущее зубчатое колесо.

Каждый из опорных катков имел свой узел независимой торсионной подвески, на бортах корпуса имелись упоры балансира, ограничивающие движения подвески во время езды по неровной поверхности.

Модификации

Танк ИС-3

Вскоре стало понятно, что у ИС-3 довольно много недоработок и недостатков, поэтому в 1946 году была созвана комиссия для их анализа, а с 1948 по 1952 годы все ИС-3 подверглись исправлению конструктивных недостатков.

В конце 50-х годов приняли решения поднять уровень танка до более современного, в результате появился ИС-3М.

Он получил корпус увеличенной жёсткости, двигатель В-54К-ИС, новые пулемёты ДШКМ и ДТМ, прибор ночного видения ТВН-2, воздухоочистители ВТИ-2, усиленные узлы подвески, новое электрооборудование и устройства радиосвязи.

Хоть такое комплексное усовершенствование значительно повысило ТТХ и надёжность, но его время уже прошло, поэтому ИС-3М после модернизации ставились на долгосрочное хранение.

На базе Ис-3 было создано 2 оригинальные машины — Объект 704 и Объект 757.

Объект 704 обладал рекордно низкой высотой и мощной защитой для тяжёлых советских САУ, но тесная компоновка и большая длина отката оказались слишком неудачными для экипажа, в связи с чем эта экспериментальная машина так и не была принята на вооружение. Другим названием этой САУ было ИСУ-152 образца 1945 года.

Объект 757 был изготовлен в 1952 году и вёл стрельбу управляемыми противотанковыми ракетами Рубин на дальность до 4 км. Из-за недостатков ракет, появления Объекта 772 и морального устаревания тяжёлых танков, он так и остался в единственном экземпляре.

Эпилог

Танк ИС-3

ИС-3 в составе советских войск смог повоевать лишь в Будапеште в 1956 году.

В 1967 году, во время Шестидневной войны, израильские М48А2 Паттон буквально разгромили египтян на ИС-3М, поскольку тяжёлым советским танкам не хватало ни подвижности, ни скорострельности, ни современных систем управления огнём, ни выучки экипажей.

Лучше всего ИС-3 проявил себя на параде в Берлине, хоть это и забавно звучит. Но не стоит в чём-то винить танк или его конструкторов. Время тяжёлых танков потихоньку кончалось, появлялось ракетное вооружение и менялся взгляд на использование бронетехники.

ИС-3 создавался как сильно усовершенствованная версия ИС-2, а не принципиально новый танк. И с этой ролью он отлично справился.

tanksdb.ru

Я долго удивлялся популярности танка ИС-3. Вроде и повоевать не успел и в производстве находился всего около года. Но многие пользователи интернета интересуются именно им. Потом всё выяснилось.

Танком ИС-3 интересуется весьма специфическая группа почитателей одной наверно весьма захватывающей, но с точки зрения профессионального танкиста весьма тупой игры. Эти азартные ребята абсолютно не понимают для чего предназначены танки и как должен выглядеть идеальный танк. По их представлениям идеальный танк должен выглядеть примерно так.

Но не будем о грустном и рассмотрим конструкцию и боевые возможности танка ИС-3.

История создания началась сразу после КУРСКОЙ БИТВЫ. Немецкие танкисты, во встречных боях, разгромили наши танковые армии. Немецким пушкам калибра восемьдесят восемь и семьдесят пять миллиметров было всё равно что Т-34 имеет наклонную броню и пробивали её с максимальной дистанции какую только позволял танковый прицел того времени. Их снаряды имели большую начальную скорость и мягкий колпачок на бронебойном сердечнике. Этот колпачок или помогал снаряду довернуть до угла встречи в девяносто градусов или просто предотвращал скольжение снаряда по наклонной броне.

Вот классическая фотография — попадание в лобовую наклонную броню. Вы видите следы скольжения снаряда?
Нас спасло большое численное превосходство. Большинство наших командиров так и не поняли, что танк предназначен для развития наступления. Для окружения противника и для уничтожения его резервов на марше. Но ни как не для встречных танковых боёв. В сорок первом году немцы наступали с картонными танками. Но тогда они понимали в тактике танкового боя. Они не бросали танки на подготовленный рубеж обороны. Это только в нашем кино немецкие танки прут плотными рядами, а наши артиллеристы из ЗИС-3 их мужественно уничтожают. На самом деле танки проходили там где обороны не было вообще или она была предварительно уничтожена артиллерией. При любимом действии нашего командования — лобовом танковом ударе по наступающим танковым дивизиям противника, немцы применяли остроумный ход. Они отводили танки назад прикрываясь противотанковыми пушками. Поэтому немцы имели совсем не значительные потери в танках и ОГРОМНЫЕ потери противотанковой артиллерии. Ещё раз и медленно — НАСТУПАЮЩАЯ сторона имела ОГРОМНЫЕ потери в ПРОТИВОТАНКОВОЙ артиллерии. Говоря про незначительные потери я имею ввиду размер потерь по сравнению с захваченной территорией. А так немцы подошли к Москве имея практически нулевое количество танков.
Так вот, после КУРСКОЙ БИТВЫ в Москву полетели истеричные письма наших танковых командиров. Общий смысл их был — на наших танках воевать нельзя.
Началось лихорадочное проектирование. Первый был ИС-1 с пушкой восемьдесят пять миллиметров. Но он показался слабым с точки зрения мощности орудия. Поэтому ИС-2 уже имел пушку калибра сто двадцать два миллиметра. Но его лобовая броня, особенно башня, успешно пробивалась немецкими танковыми и противотанковыми пушками.

Вот схема бронирования ИС-2. Пушка калибра семьдесят пять миллиметров пробивала лоб корпуса с дистанции триста метров, башня пробивалась с дистанции пятьсот метров. Борт пробивался с дистанции тысяча метров. Пушка калибра восемьдесят восемь миллиметров пробивала лоб корпуса ИС-2 с дистанции одного километра. Все остальные места пробивались с дистанции два километра
Поэтому конструкторы снова взялись за работу.

В конце концов было представлено два образца. Первый ЧЕЛЯБИНСКОГО КИРОВСКОГО ЗАВОДА. Второй завода номер СТО. Челябинский имел башню сферической формы и так называемую корытообразную форму корпуса.

То есть корпус имел форму не коробки, а всё время расширялся к верху. Это позволяло получить корпус более лёгкий по сравнению с коробчатым вариантом при одинаковом диаметре погона башни.
Образец сотого завода имел знаменитый нос.

Везде пишут что такая форма носа имеет повышенную стойкость к попаданию снарядов. Но это справедливо только если пушка расположена строго по оси танка. Если пушка стреляет чуть с боку то защищённость такой конструкции падает, потому что броня начинает как бы разворачиваться к пушке приближая угол попадания ближе к девяноста градусам.
Я считаю что такую форму носа танку сделали только для того, что бы посадить механика водителя посредине танка и при этом не удлинять общую длину корпуса. То есть применив такую достаточно сложную в производстве форму носа конструкторы выиграли уменьшение длины корпуса на величину равную размеру люка механика водителя. В дальнейшем эта самая экзотичная форма носа привела к прекращению производства танка ИС-3.

Длину корпуса можно было сократить поставив двигатель поперёк корпуса. Но шла война и думать было некогда. Так же по инерции вентиляторы поставили на выходной вал двигателя. А так как вентилятор имел большой диаметр то двигатель пришлось приподнять на днищем корпуса. Так корпус танка ИС-3 получил лишних триста миллиметров высоты, которые надо было прикрыть бронёй. Правда башню сделали достаточно низкой.
Грубо говоря к образцу ЧЕЛЯБИНСКОГО КИРОВСКОГО ЗАВОДА приделали нос образца сотого завода. Вот так получился танк ИС-3.
Он имел современную торсионную подвеску. Шесть опорных и три поддерживающих катка на сторону. Гусеница имела восемьдесят шесть траков шириной шестьсот пятьдесят миллиметров.

Сравнение нашей и американской машины. Тупые американцы, как тут не вспомнить Михаила Задорнова, сделали свой танк значительно выше нашего.

Производство ИС-3 началось в самом конце войны. И первые машины как раз успели к многочисленным послевоенным парадам.

Они и сейчас иногда на парады выезжают. На нижней фотографии видно что на гусеницы ИС-3 надеты специальные накладки что бы не ломать дорожное покрытие.
А вот военные взвыли. Дело в том что ИС-3 очень хорошо стояли но категорически отказывались ездить. Дело в том что для каждого уровня развития экономики соответствует максимальный вес механизма при котором сам механизм ещё будет нормально работать. Вес СОРОК ВОСЕМЬ тонн был слишком большим для уровня развития промышленности Советского Союза того времени. Для сравнения Т-72 весит всего СОРОК ДВЕ тонны.
Двигатель на ИС-3 стоял от танка Т-34 — другого просто не было. То что его по другому назвали и форсировали привело только к уменьшению моторесурса до нуля. Подвеска была современная торсионная и со своими обязанностями справлялась. А вот трансмиссия откровенно не тянула — грелась и ломалась.
Пришлось срочно проводить глубокую и достаточно дорогую модернизацию ходовой части. Если производство танка по расчётам стоило триста двадцать тысяч рублей а реально обходилось в двести семьдесят тысяч (точно гады рабочим не доплачивали) то модернизация обходилась в сто девяносто — двести сорок тысяч.
Самое обидное что в процессе модернизации решили ещё раз проверить стойкость танка ИС-3 к попаданиям снарядов. Для проверки выбрали противотанковую пушку БС-3. Первый же выстрел попал точно в сварочный шов носа. Танк сразу раскололся по ВСЕМ сварочным швам и сложился как карточный домик. После испытанного шока производство танка ИС-3 срочно прекратили.

Сразу возник вопрос что делать с уже выпущенными танками? Решило подарить друзьям. А дружили мы тогда с египтянами.

Египтяне сразу перекрасили машины в песочный цвет и как обычно устроили парад. Потом пришли злые евреи и отобрали у египтян подаренные танки.

Теперь они стоят в израильском музее и на их фоне фотографируются толстые мужики и загорелые женщины. Это ещё раз подтверждает что самое главное в танке не толщина лобовой брони а голова танкиста. В общем не зря наши рабочие за копейки горбатились.
Был ещё вариант. На дальнем востоке у танков ИС-3 сняли двигатели и на их месте сделали стеллажи для снарядов. Корпуса закопали в землю по самую башню и назвали всё это укреплённым районом.

На фотографиях видимо что то аналогичное.

Как я уже говорил повоевать им не прошлось, но на пьедесталы их любят ставить. Видимо многих возбуждает форма их знаменитого носа.

На нижней фотографии танк ИС-3 на площадке музея. Орудие повёрнуто назад — видимо опасаются что бы в подводную лодку не выстрелил.

Ополченцы донецкой республики в селе Константиновка сняли с постамента танк ИС-3. Потом было много разговоров как здорово они будут на нём воевать и бить бандеровцев. Во всех статьях по этому поводу сообщалось, что у танка пушка калибра сто двадцать два миллиметра к которой подходят снаряды от гаубицы Д-30. Снаряды может и подходят, но гильзы у этих систем на столько разные, что из танка не особо постреляешь.
Я понимал, что все боевые действия танка ИС-3 будут продолжаться до первой встречи с бандеровцем у которого есть гранатомёт. Однако про один бой всё таки сведения до меня дошли. Танк то ли разгромил, то ли напугал блок пост бандеровцев. После этого была долгая тишина. Потом ИС-3 оказался совершенно не повреждённый и на ходу в руках бандеровцев. Они сняли по этому поводу несколько видео роликов.
После того как ополченцы угнали у бандеровцев ТРИ танка Т-80 пока те ВСЕМИ ТРЕМЯ ЭКИПАЖАМИ были в магазине я ни чему не удивляюсь.

В заключении хочу высказать своё мнение о тяжелых танках.
Многие читатели восхищаются тяжелыми танками. Но почему то никто не задумывается почему мы отступали имея самые тяжелые танки. А как только тяжелые танки появились у немцев, то отступать сразу стали они. Дело в том что тяжелые танки делают с претензией на АБСОЛЮТНУЮ неуязвимость. Ну и пропаганда без ума рассказывает какие у нас умные конструкторы и какие у нас неуязвимые танки. А неуязвимость искушает к принятию простых решений — наступать в лоб, без разведки и без поддержки артиллерии. И всё бы ничего, но абсолютная неуязвимость это миф. Средства нападения сильно обгоняют средства защиты. Всё что удаётся тяжелым танкам это немного увеличить дистанцию с которой пробивается их броня. А у командиров в мозгу уже мигает надпись — ПРОСТЫЕ РЕШЕНИЯ. Самое удивительное что национальность командира не имеет значения. Тяжелые танки зомбируют всех. Самые искусные на тот момент немецкие командиры, получив первые тигры сразу тупо бросили их в лобовую атаку, без разведки и по болоту.
Самым лучшим примером тупости и гениальной тактики является бой за деревню Лысянка. Начало сорок четвёртого года, вроде пора научится воевать. Тринадцатый гвардейский танковый полк прорыва прибыл в район города Белая Церковь. Полк имел двадцать один танк ИС, и судя по всему гвардейский он был только по причине наличия в нём тяжелых танков. Получив приказ поддержать атаку танковой бригады на Лысянку, командир полка выделил ПЯТЬ танков. То есть ни о каком массированном применении не было и речи. К моменту прибытия танков ИС, все Т-34 наступающей танковой бригады были уничтожены. Они тоже тупо в лоб наступали. Вроде поддерживать уже некого и можно домой возвращаться. Но танки ИС пошли в атаку. Тупо, в лоб, без разведки — ну неуязвимые то в конце концов. Немцы подпустили их на дистанцию шестьсот метров и подбили все пять стреляя в борт. Из пяти дизельных танков сгорело два.
Потом Лысянку просто окружили и, не потеряв ни одного танка захватили в Лысянке ШЕСТНАДЦАТЬ исправных танков пантера стоящих в ней без горючего.
Как видите в тупой лобовой атаке танки ИС не имеют преимущества перед Т-34. А если нет разницы зачем платить больше?

voennoe-obozrenie.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.