Т 80 лёгкий танк

Современные боевые танки России и мира фото, видео, картинки смотреть онлайн. В данной статье дается представление о современном танковом парке. В его основу положен принцип классификации, используемый в наиболее авторитетном на сегодняшний день справочнике, но в несколько измененном и улучшенном виде. И если последний в своем первозданном виде еще можно встретить в армиях целого ряда стран, то другие уже стали музейным экспонатом. И всего-то в течение 10 лет! Идти по стопам справочника Jane’s и не рассматривать эту боевую машину (весьма кстати любопытную по конструкции и ожесточенно обсуждаемую в свое время), составлявшую основу танкового парка последней четверти XX века, авторы посчитали несправедливым.

Фильмы про танки где до сих пор нет альтернативы этому виду вооружений сухопутных войск. Танк был и, вероятно, надолго останется современным оружием благодаря возможности сочетать в себе такие, казалось бы, противоречивые качества, как высокая подвижность, мощное вооружение и надежная защита экипажа. Эти уникальные качества танков продолжают постоянно совершенствоваться, а накопленные за десятилетия опыт и технологии предопределяют новые рубежи боевых свойств и достижений военно-технического уровня. В извечном противостоянии «снаряд — броня», как показывает практика, защита от снаряда все более совершенствуется, приобретая новые качества: активность, многослойность, самозащищенность. В то же время снаряд становится более точным и мощным.


Русские танки специфичны тем, что позволяют уничтожить противника с безопасного для себя расстояния, имеют возможность совершать быстрые маневры по бездорожью, зараженной местности, могут «пройтись» по территории, занятой противником, захватить решающий плацдарм, навести панику в тылу и подавить врага огнем и гусеницами. Война 1939-1945 гг стала наиболее тяжелым испытанием для всего человечества, так как в нее были вовлечены почти все страны мира. Это была битва титанов – ют самый уникальный период, о котором спорили теоретики в начале 1930-х и в ходе которого танки применялись в больших количествах практически всеми воюющими сторонами. В это время проходила «проверка на вшивость» и глубокое реформирование первых теорий применения танковых войск. И именно советские танковые войска все это затронуто в наибольшей степени.

Танки в бою что стали символом прошедшей войны, становым хребтом советских бронетанковых войск? Кто и в каких условиях создавал их? Каким образом СССР, потерявший большую часть своих европейских территорий и с трудом набиравший танки для обороны Москвы, смог уже в 1943 г выпустить на поля боев мощные танковые соединения?На эти вопросы призвана дать ответ эта книга, повествующая о развитии советских танков «в дни испытаний», с 1937-го по начало 1943 г.


и написании книги использованы материалы архивов России и частных коллекций танкостроителей. В нашей истории был период, который отложился в моей памяти с каким-то гнетущим чувством. Он начался с возвращения наших первых военных советников из Испании, а прекратился только в начале сорок третьего, – рассказывал бывший генеральный конструктор САУ Л. Горлицкий, – ощущалось какое-то предгрозовое состояние.

Танки второй мировой войны именно М. Кошкин, чуть ли не подпольно (но, конечно, при поддержке «мудрейшего из мудрых вождя всех народов»), смог создать тот танк, что спустя несколько лет повергнет в шок немецких танковых генералов. И мало того, он не просто создал его, конструктору удалось доказать этим глупцам-военным что именно его Т-34 нужен им, а не очередной колесно-гусеничный «автострадник. Автор находится на несколько иных позициях, которые сформировались у него после знакомства с предвоенными документами РГВА и РГАЭ. Поэтому, работая над этим отрезком истории советского танка, автор неизбежно будет противоречить кое-чему «общепринятому». Данная работа описывает историю советского танкостроения в самые трудные годы – от начала радикальной перестройки всей деятельности конструкторских бюро и наркоматов в целом, во время бешеной гонки по оснащению новых танковых соединений РККА, перевода промышленности на рельсы военного времени и эвакуации.


Танки википедия автор хочет выразить свою особую благодарность за помощь в подборе и обработке материалов М. Коломийцу, а также поблагодарить А. Солянкина, И. Желтова и М. Павлова, – авторов справочного издания «Отечественные бронированные машины. XX век. 1905 – 1941″, так как эта книга помогла понять судьбу некоторых проектов, неясную прежде. Также хочется вспомнить с благодарностью те беседы с Львом Израэлевичем Горлицким, бывшим главным Конструктором УЗТМ, которые помогли по новому взглянуть на всю историю советского танка в годы Великой Отечественной войны Советского Союза. У нас сегодня почему-то принято говорить о 1937 -1938 гг. только с точки зрения репрессий , но мало кто вспоминает, что именно в этот период были рождены те танки, что стали легендами военной поры…» Из воспоминачий Л.И. Горлинкого.

Советские танки подробная оценка о них того времени звучала из многих уст. Многие старые люди вспоминали, что именно с событий в Испании всем стало ясно, что война все ближе подбирается к порогу и воевать придется именно с Гитлером. В 1937 г. начались массовые чистки и репрессии в СССР и на фоне этих непростых событий советский танк начал превращаться из «механизированной кавалерии» (в которой одно из его боевых качеств выпячивалось за счет снижения других) в сбалансированную боевую машину, обладающую одновременно мощным вооружением, достаточным для подавления большинства целей, хорошей проходимостью и подвижностью при броневой защите, способной сохранить его боеспособность при обстреле наиболее массовыми противотанковыми средствами вероятного противника.


Большие танки рекомендовалось вводить в состав дополнительно только специальные танки – плавающие, химические. Бригада имела теперь 4 отдельных батальона по 54 танка и была усилена за счет перехода от трехтанковых взводов к пятитанковым. Кроме того, Д. Павлов обосновал от каз от формирования в 1938 г. к четырем имеющимся мехкорпусам еще трех дополнительно, считая, что эти соединения немобильны и трудноуправляемы, а главное – требуют иной организации тылов. Тактико-технические требования к перспективным танкам, как и ожидалось, были скорректированы. В частности, в письме от 23 декабря начальнику КБ завода № 185 им. С.М. Кирова новый начальник потребовал усилить бронирование новых танков с тем, чтобы на дистанции 600-800 метров (эффективная дальность).

Новейшие танки мира при проектировании новых танков необходимо предусмотреть возможность увеличения уровня броневой защиты во время модернизации по крайней мере на одну ступень…» Эта задача могла быть решена двумя путями Во-первых, увеличением толщины броневых листов и, во-вторых, «применением брони повышенной сопротивляемости». Нетрудно догадаться, что второй путь считался более перспективным, так как применение особым образом упрочненных броневых листов, или даже двухслойной брони, могло при сохранении прежней толщины (и массы танка в целом) поднять ее стойкость в 1,2-1,5 раза. Именно этот путь (применение особо упрочненной брони) и был выбран в тот момент для создания новых типов танков.


Танки СССР на заре танкового производства наиболее массово применялась броня, свойства которой по всем направлениям были идентичны. Такая броня называлась гомогенной (однородной), и с самого начала броневых дел мастера стремились к созданию именно такой брони, ведь однородность обеспечивала стабильность характеристик и упрощала обработку. Однако в конце XIX века было замечено, что при насыщении поверхности броневой плиты (на глубину от нескольких десятых долей до нескольких миллиметров) углеродом и кремнием ее поверхностная прочность резко повышалась, тогда как остальная часть плиты оставалась вязкой. Так в обиход вошла гетерогенная (неоднородная) броня.

Военные танки применение гетерогенной брони было очень важно, так как увеличение твердости всей толщи броневого листа приводило к уменьшению его упругости и (как следствие) к увеличению хрупкости. Таким образом, наиболее прочная броня при прочих равных условиях оказывалась очень хрупкой и часто кололась даже от разрывов осколочно-фугасных снарядов. Поэтому на заре броневого производства при изготовлении гомогенных листов задача металлурга заключалась в том, чтобы достичь максимально возможной твердости брони, но при этом не потерять ее упругости. Поверхностно упрочненная насыщением углеродом и кремнием броня была названа цементированной (цементованной) и считалась в то время панацеей от многих бед. Но цементация – процесс сложный, вредный (например, обработка раскаленной плиты струей светильного газа) и сравнительно дорогой, и потому его освоение в серии требовало больших затрат и повышения культуры производства.


Танк военных лет даже в эксплуатации эти корпуса были менее удачными, чем гомогенные, так как без видимых на то причин в них образовывались трещины (преимущественно в нагруженных швах), да и ставить заплатки на пробоины в цементованных плитах в ходе ремонта было весьма затруднительно. Но все же ожидалось, что танк, защищенный 15-20-мм цементованной броней, будет эквивалентен по уровню защиты такому же, но укрытому 22-30-мм листами, без значительного увеличения массы.
Также к середине 1930-х в танкостроении научились упрочнять поверхность сравнительно тонких бронеплит неравномерной закалкой, известной с конца XIX века в судостроении как «метод Круппа». Поверхностная закалка приводила к значительному увеличению твердости лицевой стороны листа, оставляя основную толщу брони вязкой.

Как стреляют танки видео до половины толщины плиты, что было, конечно, хуже, чем цементация, так как при том, что твердость поверхностного слоя была выше, чем при цементации, упругость листов корпуса значительно снижалась. Так что «метод Круппа» в танкостроении позволял поднять прочность брони даже несколько больше, чем цементация. Но та технология закалки, что применялась для морской брони больших толщин, уже не годилась для сравнительно тонкой брони танков. До войны этот способ почти не применялся в нашем серийном танкостроении из-за трудностей технологического характера и сравнительно высокой стоимости.


Боевое применение танков наиболее отработанной для танков была 45-мм танковая пушка обр 1932/34 гг. (20К), и до событии в Испании считалось, что ее мощности вполне хватает для выполнения большинства танковых задач. Но бои в Испании показали, что 45-мм орудие может удовлетворять только задаче борьбы с вражескими танками, так как даже обстрел живой силы в условиях гор и леса оказывался малоэффективным, а уж вывести из строя окопанную вражескую огневую точку можно было только в случае прямого попадания. Стрельба же по укрытиям и ДЗОТам была неэффективна вследствие малого фугасного действия снаряда массой всего около двух кг.

Виды танков фото чтобы даже одно попадание снаряда надежно выводило из строя противотанковую пушку или пулемет; и в-третьих, чтобы увеличилось пробивное действие танковой пушки по броне вероятного противника, так как на примере французских танков (уже имевших толщину брони порядка 40-42 мм) стало ясно, что броневая защита иностранных боевых машин имеет тенденцию к значительному усилению. Для этого существовал верный путь – увеличение калибра танковых пушек и одновременное увеличение длины их ствола, так как длинная пушка большего калибра ведет огонь более тяжелыми снарядами с большей начальной скоростью на большее расстояние без исправления наводки.


Лучшие танки мира имели пушку большого калибра, также имеет большие размеры казенной части, значительно больший вес и увеличенную реакцию отдачи. А это требовало увеличения массы всего танка в целом. Кроме того, размещение в замкнутом объеме танка больших по габаритам выстрелов приводило к снижению возимого боекомплекта.
Положение усугублялось тем, что в начале 1938 г. вдруг оказалось, что дать заказ на проектирование нового, более мощного танкового орудия просто некому. П. Сячинтов и вся его конструкторская группа были репрессированы, так же как и ядро КБ «Большевика» под руководством Г. Магдесиева. На воле осталась лишь группа С. Маханова, который с начала 1935 г. пытался довести свое новое 76,2-мм полуавтоматическое единое орудие Л-10, да коллектив завода № 8 неспешно доводил «сорокапятку».

Фото танков с названиями количество разработок велико, но в серийное производство в период 1933-1937 гг. не принят ни один…». В самом деле, ни один из пяти танковых дизелей воздушного охлаждения, работа над которыми велась в 1933-1937 гг. в двигательном отделе завода № 185, доведен до серии не был. Более того, несмотря на решения на самых верхних уровнях о переходе в танкостроении исключительно на дизельные двигатели, процесс этот сдерживался рядом факторов. Конечно, дизель имел значительную экономичность. Он расходовал меньшее количество топлива на единицу мощности в час. Дизельное топливо менее подвержено возгоранию, так как температура вспышки его паров была весьма высока.


Новые танки видео даже наиболее доведенный из них танковый двигатель МТ-5 требовал для серийного выпуска реорганизации двигательного производства, что выражалось в постройке новых цехов, поставках передового иностранного оборудования (своих станков нужной точности еще не было), финансовых инвестициях и укреплении кадров. Планировалось, что в 1939-м этот дизель мощностью 180 л.с. пойдет на серийные танки и артиллерийские тягачи, но из-за следственных работ по выяснению причин аварий танковых двигателей, которые длились с апреля по ноябрь 1938 г., эти планы выполнены не были. Также была начата и разработка немного увеличенного по высоте шестицилиндрового бензинового мотора № 745 мощностью 130-150 л.с.

Марки танков удельными показателями, вполне устраивавшими танкостроителей. Испытания танков проводились по новой методике, специально разработанной по настоянию нового начальника АБТУ Д. Павлова применительно к боевой службе в военное время. Основой испытаний был пробег протяженностью 3-4 дня (не менее 10-12 часов ежедневного безостановочного движения) с однодневным перерывом для техосмотра и производства восстановительных работ. Причем ремонт разрешалось производить только силами полевых мастерских без привлечения заводских специалистов. Далее следовала «площадка» с препятствиями, «купание» в воде с дополнительной нагрузкой, имитировавшей пехотный десант, после чего танк отправлялся на обследование.


Супер танки онлайн после работы по улучшению, казалось, снимали с танков все претензии. И общий ход испытаний подтвердил принципиальную правильность основных изменений конструкции – увеличение водоизмещения на 450-600 кг, применение двигателя ГАЗ-М1, а также трансмиссии и подвески «Комсомольца». Но в ходе испытаний в танках вновь проявились многочисленные мелкие дефекты. Главный конструктор Н. Астров был отстранен от работ и в течение нескольких месяцев находился под стражей и следствием. Кроме того, танк получил новую башню улучшенной защиты. Измененная компоновка позволила разместить на танке больший боекомплект к пулемету и два маленьких огнетушителя (прежде огнетушителей на малых танках РККА не было).

Танки США в рамках работ по модернизации, на одном серийном образце танка в 1938-1939 гг. прошла испытания торсионная подвеска, разработанная конструктором КБ завода № 185 В. Куликовым. Она отличалась конструкцией составного короткого соосного торсиона (длинные моноторсионы нельзя было использовать соосно). Однако такой короткий торсион на испытаниях показал недостаточно хорошие результаты, и потому торсионная подвеска в ходе дальнейших работ не сразу проложила себе дорогу. Преодолеваемые препятствия: подъемы не менее 40 градусов, вертикальная стенка 0,7м, перекрываемый ров 2-2,5 м».

Ютуб про танки работы по изготовлению опытных образцов двигателей Д-180 и Д-200 для разведывательных танков не ведутся, ставя под угрозу выпуск опытных образцов». Оправдывая свой выбор, Н. Астров говорил, что колесно-гусеничный неплавающий разведчик (заводское обозначение 101 или 10-1), равно как и вариант танка-амфибии (заводское обозначение 102 или 10-2), являются компромиссным решением, так как удовлетворить требованиям АБТУ в полной мере не представляется возможным. Вариант 101 представлял собой танк массой 7,5 т с корпусом по типу корпуса, но с вертикальными бортовыми листами цементованной брони толщиной 10-13 мм, так как: «Наклонные борта, вызывая серьезное утяжеление подвески и корпуса, требуют значительного (до 300мм) уширения корпуса, не говоря уже об усложнении танка.

Видео обзоры танков в которых силовой агрегат танка планировалось выполнить на базе 250-сильного авиамотора МГ-31Ф, который осваивался промышленностью для сельскохозяйственных самолетов и автожиров. Бензин 1-го сорта размещался в танке под полом боевого отделения и в дополнительных бортовых бензобаках. Вооружение полностью отвечало заданию и состояло из спаренных пулеметов ДК калибра 12,7-мм и ДТ (во втором варианте проекта значится даже ШКАС) калибра 7,62-мм. Боевая масса танка с торсионной подвеской составляла 5,2 т, с рессорной – 5,26 т. Испытания прошли с 9 июля по 21 августа по методике, утвержденной в 1938 г., причем особое внимание уделялось танкам.

oruzhie.info

История создания

История танка берёт начало в далёком 1964-м, когда на совещании ЦК КПСС было решено разработать новую боевую машину, взяв за основу Т-64. Инновационный танк задумывался как носитель газотурбинного двигателя, который способствовал бы запасу хода в 450 километров при 1000 лошадиных сил и сроке гарантийной работы в 500 часов.

Причина принятия такого решения обусловлена моральным устареванием Т-64. Руководство делало ставку на газотурбинные двигатели как на средство повышения эксплуатационных характеристик боевой единицы. Особенностью указанного механизма являлось отсутствие необходимости прогрева перед началом работы, что значительно сокращало время приведения расчёта танка в боеготовность. Особенно в условиях суровой зимы.

Т-80БВ

Первые испытания

Примерно с 1968 по 1974 год опытные танки Т-80 (тогда ещё носившие скромные экспериментальные названия типа «Объект-219») проходили ряд испытаний. Некоторые показывали неудовлетворительные результаты в работе нового типа двигателя, какие-то вовсе выходили из строя.

После ряда доработок снова проводились тестирования техники — то в условиях высокой запылённости, то при манёврах на заснеженной целине.

Танки Т-80 с дизельным двигателем были отмечены высокими показателями манёвренности при взаимодействии с боевыми машинами пехоты. Машина с лёгкостью выдвигалась на передние позиции с целью атаковать противника, развивая скорость от 20 до 30 км/ч.

На разном типе местности эти танки показывали средние показатели скорости от 20 до 40 км/ч, при этом масляный расход стремился к нулю, а затраты топлива составляли от 435 до 840 литров.

Танк Т-80. Характеристики и модернизация

В 1976 году «Объект-219» был принят на вооружение под маркировкой Т-80. Так появились первые танки с газотурбинным двигателем. Для сравнения: американский танк «Абрамс» был поставлен на поток только в 1980 году.

Танк Т-80 (фото ниже) имел корпус из сварных бронепластин, во многом схожих по конструкции с предшественниками — Т-72 и Т-64А.

танк т-80 фото

Башня полностью отлита из бронестали, имеет сложную конфигурацию и оснащена дальномером. Калибр пушки — 125 мм, орудие оснащено кожухом у основания ствола, зарядный механизм и система досыла снаряда во многом аналогичны Т-64А. Также на башне располагались зенитный пулемёт «Утёс» и пехотный ПКТ.

Тип брони: стальная катаная и литая, а также комбинированная. Вес танка Т-80 равнялся 42 тоннам. Длина (вместе с пушкой) — примерно 9656 мм, корпуса — 6780 мм, ширина — 3525 мм, высота (от самой нижней точки до верхушки башни) — 3525 мм.

Т-80БВ и другие модернизации

Технический прогресс не стоял на месте. В 1978 году появилась усовершенствованная версия — Т-80Б. Отличалась наличием управляемого оружейного комплекса «Кобра», тактической системой пуска дымовых шашек «Туча» и усиленным бронированием как корпуса, так и башни.

Параллельно разрабатывалась модель Т-80БК на Омском заводе.

В 1985 году на вооружение поступает модель Т-80БВ. Отличается от предшественника наличием на башне и корпусе динамической защиты.

Последней и наиболее удачной модификацией стала модель Т-80У, разработанная в том же 1985-м. Принципы конструкции достались от предшествующих моделей «восьмидесятки». Масса возросла до 46 тонн.

Система управления ведением огня получила ряд усовершенствований, таких как ночной и дневной комплекс прицеливания наводчика и командирский вычислительно-прицельный механизм.

Нововведения позволили вести борьбу не только с бронированными целями, но и с низколетящими вертолётами благодаря комплексной системе управления наведением ракет «Рефлекс». Выстреливаемый снаряд наводится по указателю лазерным лучом на расстоянии от 100 до 5000 метров.

вес танка т 80

ТТХ новинок

Танки Т-80 по праву считались одними из самых передовых достижений отечественной конструкторской мысли. Для сравнения следует рассмотреть их тактико-технические характеристики.

Т-80БВ обладал массой 43,7 тонны, в то время как Т-80У был тяжелее и весил целых 46.

Длина первого вместе с пушкой составляла 9651 мм, когда усовершенствованная модель была короче — 9556 мм.

Что касается самого корпуса, здесь наоборот. У Т-80Б длина — 6982 мм, ширина — 3582 мм, а Т-80У имел характеристики 7012 мм и 3603 мм соответственно.

Разница в высоте практически незаметна невооружённым глазом. Цифры указывают на разницу лишь в документации — 2219 против 2215 мм.

Прекращение производства

Танк Т-80 (фото ниже) имел ряд модификаций, предназначенных для экспорта в разные страны мира. Таковых — бессчётное множество. К примеру, модель «восьмидесятки» на дизельном двигателе, производимая в Харькове под маркировкой Т-80УД, легла в основу боевой техники Украины: «Оплот», БМ «Оплот» и Т-84.

танк т 80 характеристики

Производство «восьмидесятки» было прекращено в 1998 году. Причины, к сожалению, неизвестны. Тем не менее боевая машина до сих пор состоит на вооружении армии Российской Федерации.

«Армата»

5 мая 2016 года на параде на Красной площади широкой публике был представлен танк нового поколения Т-14 на платформе «Армата».

Разрабатывался в рамках проекта «Боевые системы будущего», а также для участия в «сетецентрической войне». Под этим термином подразумевается военная доктрина, провозглашённая странами НАТО, представляющая собой координирование действий наступательных или оборонительных сил, объединённых в единую информационную сеть.

Т-14 стал первым в России стелс-танком. Корпус машины сконструирован из особого материала, который затрудняет распознавание техники основными известными радарными волнами и значительно сокращает расстояние, необходимое для захвата цели системами наведения ракет типа «Джавелин» или «Бримстоун».

Особенность танка в том, что экипаж полностью располагается в корпусе. Башня остаётся необитаемой, что способствует также защите членов расчёта в условиях боевых действий.

Комплекс «Армата» оборудован системой «Афганит», позволяющей перехватывать снаряды. Встроенная система формирования дымометаллических завес позволяет «ослепить» радиоуправляемые дроны и мины за счёт искажения сигнала упомянутыми частицами. Это, в свою очередь, не вредит сопровождающей боевую машину пехоте и технике.

легкие танки

Т-14 оснащён динамической бронёй, принцип которой основан на выстреливании бронепластины навстречу летящему снаряду. Считается, что данный способ бронирования также способен отражать выстрелы из противотанкового гранатомёта.

Технический прогресс не стоит на месте, каждый день в тайных лабораториях разрабатываются новые виды вооружения. Известно, что «Армата» поставлена на поточное производство вплоть до 2020 года. И прерывать «штамповку» инновационной техники не планируют даже в условиях кризиса.

Но какой будет новинка, способная превзойти Т-14, неужели футуристические шагающие танки? Время покажет.

fb.ru

Разработанный как дальнейшее развитие Т-60, танк Т-70 имел массу недостатков, особенно по сравнению с Т-50, который по довоенным планам должен был стать основным лёгким танком Красной армии. Тем не менее, конструкция Т-70 развивалась, причём сразу по двум путям. Малая модернизация привела к появлению Т-70Б. А результатом более глубокой модернизации стал Т-80, последний советский лёгкий танк военного периода, отправившийся в серию.

Возвращение двухместной башни

Расхожее мнение, согласно которому задание на двухместную башню для Т-70 конструктор Николай Александрович Астров получил ещё в период разработки этого танка, в корне не верно. Никакой двухместной башни в перечне улучшений, указанном в отчёте об испытании опытного ГАЗ-70, нет и в помине. Не упоминается она и в постановлении Государственного комитета обороны (ГКО) №1394 «Об организации производства танков Т-70 на Горьковском автозаводе имени Молотова Наркомсредмаша». Условия работы в башне специалисты признали вполне нормальными. Соответственно, никаких активностей по теме двухместной башни не было даже в планах.

Ситуация изменилась летом 1942 года, когда Т-70 пошли в бой. В начале июля появились отчёты с Брянского и Центрального фронтов, изучение которых спровоцировало начало работ по модернизации танка. Что же касается башни, катализатором начала работ по её двухместной версии стало письмо командира 1-й гвардейской танковой бригады гвардии полковника Н.Д. Чухина:

«1. Командиру танка Т-70 трудно одновременно наблюдать за полем боя, заряжать пушку, пулемёт и вести прицельный огонь. Работа командира роты ещё больше усложняется, так как кроме этой работы он должен руководить ротой.

Необходимо расширить башню танка до 2-х человек».

15 июля 1942 года состоялось совещание по улучшению конструкции танка, на котором присутствовало руководство наркомата среднего машиностроения, представители ГАЗ и Главного автобронетанкового управления Красной армии (ГАБТУ КА). Двухместная башня значилась четвёртым, последним, пунктом улучшений. Согласно протоколу совещания, к 1 августа было решено подготовить макет башни, а к 5 августа — испытать артиллерийскую систему, чтобы определить возможность размещения 45-мм пушки в такой башне.

В августе в конструкторском бюро автозавода построили деревянный макет двухместной башни. Работа по башне велась, скорее, в фоновом режиме, поскольку больший приоритет отдавался модернизации ходовой части. Ускорение работ по башне и модернизированному двигателю ГАЗ-203 произошло только после выхода 8 сентября постановления ГКО №2276сс «О танках Т-70». Пункт 4 данного постановления предписывал к 1 октября подготовить танк с двухместной башней, к тому же моменту ожидалось получить и форсированные моторы.

С нуля новый танк строить не стали. За основу был взят Т-70 с серийным номером 208207, изготовленный в августе 1942 года. Это был один из танков, проходивших испытания по программе усиления ходовой части и бортов. В связи с этим толщина бортов у него составляла не 15, а 25 мм. Изменения в шасси вносились минимальные. В связи с тем, что диаметр погона у двухместной башни вырос с 966 до 1112 мм, пришлось переделывать крышу боевого отделения. Раньше лист состоял из двух частей, благодаря чему можно было снять двигатель, не снимая башню. Теперь же для демонтажа мотора требовалось снять сначала башню, а затем крышу боевого отделения.

При разработке двухместной башни заводское КБ во главе с В.А. Дедковым взяло за основу сварную башню Т-70. Поскольку башня стала значительно шире, пришлось переделывать все её элементы, включая подвижную бронировку орудийной маски. Получила башня и развитую кормовую нишу. Это позволило разместить в ней не только радиостанцию, но и две укладки по 10 патронов к 45-мм пушке в каждой. Переделке подвергся башенный люк, которым пользовались и командир/наводчик, и заряжающий. Правда, люк получился довольно тяжёлым, подобная проблема была и у Т-34 с широким люком. Кроме того, командир лишился прибора кругового обзора, который находился как раз в люке. Вместо него командир получил перископический прибор ПТК, а заряжающий — перископический прибор, аналогичный тому, который размещался в башенном люке Т-70. Также башня получила полик, что улучшило условие работы расчёта.

Переделка Т-70 под двухместную башню была закончена ближе к концу сентября 1942 года. 27 сентября начались заводские испытания, которые продолжались до 2 октября. Их целью было определение скорострельности орудия, а также удобства работы в двухместной башне. Для чистоты эксперимента огневые испытания проводились четырьмя экипажами. Каждый экипаж отстрелялся сначала в двухместной, а затем в одноместной башне. Выяснилось, что скорострельность в двухместной башне составляла 8-9 выстрелов в минуту (для сравнения: в одноместной башне не удавалось добиться более 4-5 выстрелов в минуту). Поражаемость увеличилась с 47,5 до 71 процента. Наводчик мог вести огонь, не отвлекаясь на наблюдение за полем боя, поскольку у заряжающего тоже имелся перископический прибор.

Не обошлось и без недостатков. Крепление сидений в башне и размещение боекомплекта не позволяли одинаково удобно доставать снаряды при различных углах горизонтального поворота. В определённых положениях башни скорострельность падала до 5 выстрелов в минуту. Левая укладка на 10 патронов могла использоваться только для перевозки боеприпасов, поскольку для заряжающего она оказалась недоступной. При движении танка патроны из укладок неоднократно выпадали. Повторилась история с башенным люком Т-34: большой люк оказался чересчур тяжёлым. Кроме того, во время движения заряжающий ударялся головой о рукоятку сигнального лючка и походного упора основного люка. Педаль спускового механизма была расположена неудобно.

Всего различных дефектов и недочётов набралось более полутора десятка. Башне требовалась существенная доработка. Тем не менее сама идея двухместной башни оказалась верной. Танк, который в отчёте получил название Т-80, был рекомендован для принятия на вооружение Красной армией после устранения недостатков.

Доработки

Начало работ по переделке двухместной башни пришлось на период резко возросшего интереса к разработке зенитных самоходных установок (ЗСУ). Он был связан с усилением активности немецкой штурмовой авиации, а также с захватом немецкого отчёта об испытаниях штурмовика Henschel Hs 129. Приоритет имела разработка ЗСУ, вооружённых либо спаркой крупнокалиберных пулемётов ДШК, либо 37-мм автоматической авиационной пушкой.

Осенью 1942 года появилось ещё одно альтернативное направление. Дело в том, что с мая 1942 года на советско-германском фронте начали применяться американские средние танки М3Ср. 37-мм орудие, находившееся в башне этих машин, имело большой максимальный угол возвышения, благодаря чему из него можно было вести зенитный огонь. Кроме того, столь высокие углы возвышения пригодились и в городских боях. Неудивительно, что появилась идея вооружить пушкой с высоким максимальным углом возвышения и новый танк. Интересно, что за 5 лет до этого похожая идея посещала советских конструкторов. Тогда желание увеличить угол вертикальной наводки танковых орудий появилось благодаря опыту, полученному во время боёв в Испании.

В самом конце октября 1942 года начались работы по перепроектированию башни. Поскольку идея с единым люком оказалась неудачной, было решено сделать раздельные люки для командира/наводчика и для заряжающего. При этом заряжающий получил не просто люк, а командирскую башенку, оснащённую перископическим смотровым прибором. Верхняя часть башенки вращалась вокруг своей оси, что давало заряжающему возможность кругового обзора. У командира аналогичный перископический прибор был установлен вместо ПТК. Развитая кормовая ниша осталась на месте, но её внутреннее содержимое несколько менялось. Параллельно с переделкой люков была несколько переделана и конструкция башни. Также с учётом недостатков, выявленных при испытаниях первой башни, изменилась конструкция сидений и полика.

Изменилась и носовая часть башни вместе с орудийной установкой. Из-за того, что потребовалось резко увеличить угол возвышения башенного орудия, орудийную установку пришлось переделывать. В новой башне угол возвышения увеличился до 60 градусов. Прежние прицелы мало подходили для ведения зенитного огня, поэтому к телескопическому прицелу добавился коллиматорный К-8Т. Для его использования в крыше башни появился отдельный лючок, открывавшийся во время ведения огня по воздушным целям. ГАЗ-80, как этот танк именовался на ГАЗ им. Молотова, конечно, полноценной ЗСУ не являлся, но использоваться как средство борьбы с самолётами вполне мог. Штатный телескопический прицел подвергся переделке: была разработана его укороченная версия, которая получила обозначение ТП-80.

В качестве базы при постройке переработанного ГАЗ-80 был использован один из серийных Т-70Б выпуска октября 1942 года, который до того подвергался различным испытаниям. Шасси получило изменённую крышу боевого отделения. Боевая масса танка достигла 11,2 тонн, так что форсирование двигателя ГАЗ-203 стало насущной необходимостью. Степень сжатия увеличилась с 5,6:1 до 6,5:1, благодаря чему мощность каждого из моторов в спарке выросла с 70 до 85 л.с. Суммарно мощность силовой установки, обозначавшейся как «80» или М-80, составила 170 л.с.

Второй опытный образец Т-80 был готов к началу декабря 1942 года. Первым делом танк прошёл заводские испытания, в ходе которых преодолел 55 километров. Затем танк передали на НИБТ Полигон в подмосковную Кубинку. Здесь в испытаниях принимали участие: один экипаж 223-го танкового полка, уже имевший опыт эксплуатации Т-70, а также два экипажа из 30-го гвардейского танкового полка, которые имели на вооружении тяжёлые танки КВ-1с. От ГАЗ им. Молотова присутствовал Н.А. Астров, главный конструктор Т-80. Стрельба из танкового вооружения велась как с места, так и с хода. Экипаж 223-го танкового полка делал по 10 выстрелов сначала из Т-80, а затем из Т-70.

При стрельбе с места 10 выстрелов из орудия Т-80 были произведены за 2 минуты 45 секунд, при этом удалось добиться 6 попаданий. На Т-70 то же самое удалось сделать за 4 минуты 42 секунды, причём число попаданий сократилось до 3. При стрельбе с коротких остановок каждый танк сделал 10 выстрелов за 4 минуты 15 секунд, при этом из орудия Т-80 удалось добиться 3-х попаданий, из Т-70 – 4. Это оказалось единственной победой Т-70, в дальнейшем он заметно проигрывал.

Экипажи 30-го гвардейского танкового полка показали ещё более высокие результаты. Например, второй экипаж смог с места выпустить 10 снарядов за 1 минуту 20 секунд при 10 попаданиях. С коротких остановок те же 10 выстрелов при 7 попаданиях были произведены за 2 минуты 17 секунд.

Кроме того, эти экипажи вели заградительный огонь, отрабатывая стрельбу по самолётам. Первый экипаж сделал 10 выстрелов за 31 секунду, второй — за 37 секунд. Разумеется, у полноценной ЗСУ скорострельность была выше на порядок. С другой стороны, сконцентрированный огонь нескольких танков вполне мог создать проблемы для атакующих самолётов.

Проводились и ходовые испытания. В общей сложности Т-80 прошёл 215 километров, из которых 42 по шоссе, 60 по просёлку и 93 по лесной дороге. Средняя скорость по просёлку составила 23,8 км/ч при расходе топлива в 167 литров на 100 километров. В тяжёлых дорожных условиях средняя скорость движения падала до 12,1 км/ч, а расход топлива увеличился до 184 литров на 100 километров. При езде по косогорам машина показала себя как минимум не хуже Т-70. Испытатели высоко оценили и обзорность танка.

Итоги испытаний, которые закончились к 9 декабря, были очевидны. Существенными недостатками комиссия сочла только усложнение доступа к силовой установке и отсутствие взаимозаменяемости по ряду деталей у форсированного двигателя. В остальном же Т-80 явно превосходил Т-70Б. 18 декабря об итогах испытаний было доложено Сталину. 27 декабря 1942 года тот подписал постановление ГКО №2661сс «Об организации производства танка Т-80 на бывшем Мытищенском вагоностроительном заводе». Согласно документу, в апреле 1943 года в Мытищах должны были изготовить 25 танков данного типа, в мае 50, а в июне 100. О том, что новые танки будет собирать и ГАЗ им. Молотова, в постановлении ГКО ничего не говорилось. Заводское КБ обеспечивало завод №40, в который переформировали бывший завод №592, технической документацией, а также двигателями и рядом других узлов и агрегатов.

С середины декабря 1942 года КБ начало доработку технической документации по Т-80. Танк стал обретать законченный вид. Башня в очередной раз претерпела изменения, на сей раз уже не столь значительные. Прежде всего, изменилось расположение люка командира/наводчика, а крыша башни получила характерный скос. Переделка оказалась связана с неуравновешенностью опытной башни.

А вот дальше начинается самое интересное. Несмотря на то, что официально ГАЗ Т-80 не производил, в сводном отчёте за годы войны указаны 4 танка данного типа, изготовленных в Горьком. В других источниках говорится и о 5 Т-80, выпущенных на ГАЗ.

Несмотря на то, что производство Т-80 на ГАЗ им. Молотова не планировалось, на практике уже в январе 1943 года по инициативе руководства завода и Народного комиссариата среднего машиностроения (НКСМ) вовсю шли работы по подготовке его выпуска. Уже в начале марта был построен первый эталонный экземпляр Т-80. Для его сборки использовались корпус и башня, которые изготовили на заводе №176. Этот завод также являлся поставщиком корпусов и башен для завода №40, так что никаких существенных отличий машины двух заводов не имели. Это касается и люка механика-водителя, который у опытного Т-80 был литой, а у эталонного штампованный.

В ходе испытаний первого серийного Т-80 обнаружились проблемы. После 11-го выстрела разорвало кронштейн реактивной тяги подъёмного механизма. Начались работы по устранению проблемы. Тем временем к 11 марта было готово ещё 2 танка, ещё 6 находились в сборке. До конца месяца было готово 8 Т-80, правда, из них полностью укомплектованными всеми агрегатами было 7 машин. Ещё 9 танков было заложено и ожидало сборку.

Причина, по которой эти танки не появились в сводках по выпуску ГАЗ им. Молотова, заключается в том, что они официально не были приняты. В ежемесячном отчёте старший военпред Окунев писал, что в виду проблем при стрельбе на максимальных углах возвышения танки приняли только условно.

Параллельно с постройкой продолжались доводочные работы. Например, были разработаны люки в днище, которые позволяли снять нижние картеры моторов без их демонтажа. Также заводское КБ разработало подвижную бронировку орудийной маски сварной конструкции. Правда, многие позиции по модернизации так и не были внедрены в серийное производство. Уже в апреле работы по Т-80 на ГАЗ им. Молотова постепенно стали затухать.

Стоящие на заводском дворе танки с дефектными орудийными установками продолжали ждать своего часа. Поскольку их так и не приняли, завод не мог их отправить даже в учебную часть. Решением проблемы стало ограничение угла возвышения до 25 градусов. ГБТУ КА такое предложение одобрило с резолюцией, что подобные Т-80 можно использовать только в учебных частях. Правда, передать туда успели всего 2 танка. Они оказались в составе 1-й ОУТБр. Случилось это в июне 1943 года, когда ГАЗ им. Молотова подвергся бомбардировке. Вполне возможно, что оставшиеся машины в её ходе были уничтожены. По крайней мере, тогда становится понятным, откуда в отчёте ГАЗ появляются 4 танка — 2 учебных плюс 2 опытных образца.

Судя по образцу, в котором испытывалась система ВТ-43, у танков выпуска ГАЗ им. Молотова не было поручней на башне, также отсутствовала защита выхлопной системы.

Последние работы заводского КБ по теме Т-80 датированы маем-июнем 1943 года. Позже, в том числе по причине бомбардировки завода, никаких опытных работ не проводилось. Заводу стало совсем не до Т-80. Осталась невостребованной идея об усилении вооружения, с которой выступал Астров. Вместо 45-мм пушки он предлагал установить 76-мм полковую пушку. Другой идеей, которая, по крайней мере, сохранилась на бумаге, была установка 50-мм казнозарядного миномёта С-11. Его разработали в Центральном артиллерийском конструкторском бюро (ЦАКБ), летом 1943 года работы по данной теме велись довольно активно. Идею такого миномёта советские конструкторы подсмотрели у англичан на танках Valentine. Правда, по ряду причин, прежде всего из-за прекращения производства Т-80, в металле этот проект воплощён не был.

В марте 1943 года прошли заводские испытания 45-мм пушки ВТ-42, установленной в лёгком танке Т-70. Это орудие имело баллистику 45-мм противотанковой пушки обр.1942 года. Возникла закономерная идея поставить это более мощное орудие и в Т-80. Переработанная система получила обозначение ВТ-43. Установили её как раз в один из танков, которые изготовили на ГАЗ им. Молотова. Именно благодаря отчётам об испытаниях ВТ-43 можно увидеть, как выглядел серийный Т-80, построенный в Горьком, но так и не оказавшийся в боевой части.

В план опытных работ ОКБ-172 и завода №235 тема «45-мм танковой пушки с баллистикой М-42», обеспечивающей ведение огня из Т-80, была включена ещё в конце декабря 1942 года. Кроме того, в январе 1943 года ОКБ-15 запустила программу проектирования «универсальной установки 45-мм пушки ОКБ-15 в танк Т-80». В этом случае речь шла об автоматической авиационной пушке НС-45, развитии темы ЗУТ-37. На этом направлении дальше заказа и эскизного проектирования данные работы не продвинулись.

27 мая состоялось техническое совещание, на котором присутствовали главный конструктор завода №235 Е.А. Гульянц, а также представители ОКБ-172, ГБТУ КА и заместитель главного конструктора завода №40 Г.И. Каштанов. На совещании был утверждён проект ВТ-43, при этом уже к 15 июня планировалось поставить опытный образец орудия на Т-80. Систему предполагалось испытать по сокращённой программе, после чего завод №235 должен был выпустить первые 10 орудий, которые планировалось отправить на завод №40 для монтажа в серийные танки. Для обеспечения запуска ВТ-43 в серию и внедрения их на заводе №40 в Мытищи отправляли группу конструкторов с завода №235.

Принятый на совещании план сильно отличался от того, что происходило на самом деле. Заводу №40 оказалось совсем не до ВТ-43, так что пушку поставили в один из Т-80 выпуска ГАЗ им. Молотова. Официально эту машину так и не сдали, то есть по документам её как бы не существовало. Установка ВТ-43 никаких особых проблем не вызвала. Другое дело, что на Гороховецкий АНИОП машина прибыла 2 сентября 1943 года, когда на заводе №40 выпуск Т-80 был прекращён и началась подготовка к выпуску СУ-15М. Тем не менее, 27 сентября начались испытания, которые продолжались до 15 октября. Всего из новой пушки было произведено 850 выстрелов, из которых 309 — с использованием усиленного заряда, 319 — бронебойными снарядами при нормальном заряде, 71 — подкалиберными снарядами и 151 — осколочно-фугасными. Результаты стрельбы показали вполне удовлетворительные живучесть ствола и кучность. Некоторые замечания имелись к работе полуавтоматики. Откатные механизмы, переделанные под более мощную систему, работали нормально. Не имелось претензий и к механизмам наводки. Средняя скорострельность составила 12-13 выстрелов в минуту.

В целом система испытания выдержала, но она явно опоздала. Тем удивительно то, что в апреле 1944 года проводились ещё одни испытания. На сей раз изучалась возможность зенитной стрельбы из ВТ-43. Проведённые опыты показали, что эффективность использования Т-80 в качестве ЗСУ низкая. Сам факт проведения этих испытаний вызывает некоторое недоумение, поскольку их результаты вполне были предсказуемы. Да и какой смысл был в испытаниях танка, который сняли с производства ещё в конце августа 1943 года?

Мытищинский танк-кавалерист

Организация производства Т-80 на заводе №40 шла гораздо тяжелее, чем в Горьком. У коллектива в Мытищах задача была куда сложнее. Конечно, уже имелся опыт выпуска СГ-122, но одно дело переделывать уже имеющиеся шасси в САУ, а другое — выпускать танк с нуля. Фактически на месте старого завода строился новый, и простой задачей это точно назвать нельзя. Кроме того, в постановлении ГКО №2661сс были прописаны довольно жёсткие сроки. Уже в апреле завод №40 обязали сдать первые 25 танков.

Безусловно, завод не бросили на произвол судьбы. Для организации производства с заводов №183, №174, УЗТМ и ЧКЗ выслали специалистов, которые в течение нескольких месяцев проводили консультации на месте. КБ завода №592 реорганизовали в КБ завода №40, при этом часть специалистов, включая Е.В. Синильщикова и С.Г. Перерушева, ушла в ЦАКБ.

Тем не менее организация производства шла в очень сложных условиях. Вместо 500 рабочих, которых должны были прислать в январе, и 2000 в феврале, прибыло всего 214 человек. Имелся серьёзный недобор по конструкторскому составу — к 1 марта 1943 года 58 человек вместо 70 в отделе главного конструктора и 107 человек вместо 254 в техническом бюро. Первые чертежи Т-80 стали поступать в начале марта 1943 года. К 1 апреля завод получил 446 станков из 550, из них установили 352. К тому же времени прибыло 3299 рабочих, от 933 из них пришлось отказаться как от физически не пригодных. Большинство остальных рабочих имело низкую квалификацию.

Имелись проблемы и с поставками агрегатов, которые шли от смежников. Например, за весь 2-й квартал 1943 года ГАЗ им. Молотова смог подать всего 12 двигателей М-80. Нехватка моторов стала главным препятствием к выполнению постановления ГКО №2661. Несмотря на все трудности, уже в апреле 1943 года в Мытищах запустили сборку первых Т-80. Хотя сборка танков велась в очень напряжённой обстановке, к 1 мая удалось сдать 5 танков, из них 2 радийных. К 1 июня удалось сдать ещё 7 танков, при этом все ранее выпущенные машины оснастили радиостанциями. Далее производство Т-80 на месяц полностью остановилось. В июне заводчане собрали 8 танков, но военные их не приняли.

Старший военный представитель на заводе №40 инженер-майор Слюсарев в своём отчёте громил руководство, обвиняя его в бездействии. Возможно, в чём-то он и прав, организация производства по некоторым направлениям шла медленно. Но нужно понимать, что нельзя просто так взять и почти на пустом месте за 3-4 месяца организовать танковый завод, который будет выполнять не маленький план, да ещё и выдерживать при этом качество. При остром дефиците кадров и не до конца введённых в строй производственных мощностях других результатов и быть не могло.

Дефекты на мытищинских танках являлись весьма частым явлением. С мая по июнь 1943 года отмечено 4 случая выхода из строя бортовых передач и 2 случая поломки главных передач. Масса нареканий вызвала установка артиллерийской системы. Помимо дефектов механизма отката, аналогичных тем, что наблюдались на ГАЗ им. Молотова, отмечались и дефекты сборки. Например, прицел ТМФ, который временно ставили вместо ТП-80, позволял вести огонь при угле возвышения орудия не больше 50-53 градусов. Фактически все танки выпуска апреля-мая 1943 года требовали доработок. На это указывали результаты испытания Т-80 майского выпуска, который в июне 1943 года направили на НИБТ Полигон. После 370 километров пробега случилась поломка шестерён главной и бортовых передач, на этом гарантийный пробег закончился.

Начало июля завод встретил, имея задел из 22 танков. Фактически за июль собрали всего 3 новых танка, остальные доводились. В задел попало и 11 танков апреля-мая 1943 года, которые подверглись серьёзной доработке. Этот факт привёл к ошибке в оценке числа выпущенных заводом №40 Т-80. В июле произошли и первые отправки: 6 Т-80 ушло в Горьковское танковое училище, ещё 5 машин — в Сызранское танковое училище. Отправлять в боевые части самые первые Т-80 руководство РККА не решилось.

Массовое производство началось только в августе, когда было сдано 40 танков. Но уже после Курской битвы руководство ГАБТУ КА пришло к выводу, что далее производить Т-70 и Т-80 нет смысла. Согласно постановлению ГКО №3964сс от 21 августа 1943 года, с 1 сентября производство Т-80 на заводе №40 прекратилось. Завод приступил к выпуску СУ-15М (СУ-76М). Общий объём выпуска Т-80 в Мытищах составил 66 танков. С учётом 8 Т-80 на ГАЗ им. Молотова, из которых, правда, не все были приняты заказчиком, а также 2 опытных Т-80, получается, что было построено 76 Т-80. При этом завод №176 успел изготовить 334 комплекта корпусов и башен. Несмотря на все проблемы, машина получилась вполне удачная. Её создатели во главе с Н.А. Астровым вполне заслуженно стали обладателями Сталинской премии второй степени за 1943 год. Они явно не были виноваты, что время лёгких танков в их традиционном понимании подошло к концу.

54 Т-80 «основной» серии были распределены между двумя танковыми полками. 27 августа 1943 года в Тулу отправился эшелон №10/993 с 27 Т-80, предназначавшимися 54-му отдельному танковому полку. Ещё 27 танков ушло эшелоном №10/235 на укомплектование 230-го танкового полка, также находившегося в Туле. Поначалу экипажам пришлось «повоевать» со своими новыми машинами. Качество их сборки оставалось довольно низким, что быстро выявилось при обучении танкистов. Ломались торсионы, выпадали шарики из погона башни, были обнаружены дефекты в бортовых передачах.

Так сложилось, что оба полка, вооружённых Т-80, действовали совместно с кавалерийскими соединениями. 230-й танковый полк с 8 октября 1943 года действовал совместно со 2-й гвардейской кавалерийской дивизией. Его первым боевым заданием стало форсирование Днепра. К моменту введения в бой на вооружении 230-го тп имелось 10 Т-34, 18 Т-80 и 1 Т-70. 10 октября полк, взаимодействуя с кавалеристами, штурмовал Затонск. При этом отличилась 1-я танковая рота под командованием старшего лейтенанта А.В. Оганесяна, имевшая на вооружении 4 Т-34 и 3 Т-80. Танки использовались не только для поддержки кавалерии, но и как средство доставки кавалеристов до места боя. За 10 число полк потерял 1 Т-80 сгоревшим и 2 подбитыми. На следующий день танки полка выручали кавалеристов, окружённых в Сычёвке. 12 октября снова шли упорные бои за Затонск. В их ходе удалось уничтожить 3 САУ (вероятнее всего, Marder), 6 Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV, 2 БТР, 1 бронемашину и 3 грузовика. Потери советских танкистов составили 3 сгоревших Т-80 и 2 подбитых Т-34, 5 человек убитыми и 10 ранеными. Действовавший вместе с ними 7-й гвардейский кавалерийский полк потерял 7 человек убитыми и 30 ранеными.

Упорные бои за Затонск продолжались несколько дней. Всего в период с 10 по 20 октября 230-й тп потерял убитыми 20 человек, ранеными 28, 1 танкист пропал без вести. К 3 ноября в составе части оставалось 4 Т-34, 12 Т-80 и 1 Т-70.

5 ноября полк получил задачу во взаимодействии с кавалеристами атаковать Раковку и создать там опорный пункт. Действуя совместно с кавалерией, к 11 ноября танкисты вышли в район города Коростышев Житомирской области. Потери полка: 1 Т-34 сгоревшим и 1 Т-80 подбитым.

К 14 числу полк был в Житомире. На следующий день немецкие войска контратаковали, завязались тяжёлые оборонительные бои. 19 ноября погиб командир полка подполковник Д.А. Щербаков (по другим данным, здесь он был тяжело ранен, а погиб 1 апреля 1945 года). В ходе боёв за Житомир полк потерял 5 танков, 8 человек было убито, 10 ранено, без вести пропало 22. Житомир 19 ноября снова оказался в руках немецких войск, освободили его только 31 декабря. 230-й танковый полк отправился на переформирование.

54-й танковый полк действовал совместно с 12-й гвардейской кавалерийской дивизией. Как и 230-й тп, кроме лёгких танков полк имел и 10 средних танков Т-34. В течение почти всего октября полк занимался тем, что преследовал отступавшего противника. Настоящий бой развернулся за Пояркин Херсонской области 29 октября 1943 года. Здесь полк потерял 5 Т-34 и 2 Т-80, при этом уничтожил 2 САУ и 2 танка противника. К 1 января 1944 года полк всё ещё имел 6 Т-34 и 25 Т-80. В таком составе часть участвовала в боях января-февраля 1944 года. За это время от огня противника было потеряно 2 Т-80, остальные вышли из строя по техническим причинам. 22 апреля полк получил 20 Valentine IX.

Ремонтом Т-80 занимался ремзавод №8, который весной 1944 года оказался в Киеве. За июль 1944 года завод отремонтировал и сдал 4 танка, а за август — 12. Летом 1944 года состоялось последнее боевое применение этих машин, снова они воевали в составе танковых полков при кавалерийских дивизиях. Например, в 61-м танковом полку было 4 Т-80, а в 58-м танковом полку — 2. После Львовско-Сандомирской операции эти танки использовались как учебные. По состоянию на 1946 год сохранилось около двух десятков этих машин, которые находились в Харьковском танковом училище. Увы, до наших дней они не сохранились. Зато сохранился один Т-80 в Кубинке, который можно увидеть в музейной экспозиции.


Источники:

  1. Материалы РГАЭ
  2. Материалы архива ГАЗ
  3. Материалы ЦАМО РФ
  4. Материалы РГАСПИ
  5. Материалы РГАКФД
  6. Архив автора

warspot.ru

Это статья про лёгкий танк периода Второй мировой войны. О советском основном боевом танке см. статью Т-80

Т-80 — советский лёгкий танк периода Второй мировой войны. Разработан летом—осенью 1942 года в танковом конструкторском бюро Горьковского автомобильного завода (ГАЗ) под руководством Николая Александровича Астрова, ведущего разработчика всей отечественной линейки лёгких танков того периода.

В декабре 1942 года Т-80 был принят на вооружение Рабоче-крестьянской Красной армии и серийно выпускался на Мытищинском заводе № 40[1]. Производство Т-80 продолжалось до сентября 1943 года, когда он был заменён на сборочных линиях завода № 40 самоходно-артиллерийской установкой СУ-76М. Всего было выпущено 70 шт. (из них 5 прототипов) этих танков[2][3], которые приняли участие в боях Великой Отечественной войны в 1943 году.

Т-80 стал последним лёгким танком отечественной разработки военного времени.

Начиная с самого первого момента принятия лёгкого танка Т-70 на вооружение РККА, советские военные специалисты указывали на его главную слабость — одноместную башню[3]. Но конструкция танка ещё имела резервы, которые можно было задействовать для устранения этого недостатка. Танковое конструкторское бюро ГАЗ во главе с Н. А. Астровым обещало это военным ещё при показе прототипа ГАЗ-70 и включилось в работу практически сразу же после налаживания серийного выпуска Т-70. В течение поздней весны, лета и ранней осени 1942 года было выяснено, что установка двухместной башни сильно увеличит нагрузку на двигатель, трансмиссию и ходовую часть танка. Испытания догруженного до 11 тонн танка Т-70 полностью подтвердили эти опасения — на тестах лопались торсионы подвески, ломались траки, выходили из строя узлы и агрегаты трансмиссии. Поэтому основная работа велась по усилению этих элементов конструкции; она успешно завершилась принятием на вооружение РККА модификации Т-70М. Также к осени была изготовлена и успешно испытана двухместная башня для танка Т-70, но на пути к серийному производству встали два препятствия[2][3].

Первым из них была недостаточная мощность спаренной двигательной установки ГАЗ-203. Её планировалось увеличить путём форсирования до 170 л. с. в сумме за счёт увеличения коэффициента наполнения цилиндров и повышения степени сжатия. Второе препятствие возникло из требований обеспечить больши́е углы возвышения орудия для поражения целей на верхних этажах зданий в городских боях. Также это могло позволить увеличить возможности огневого противодействия авиации противника. В частности, на этом настаивал командующий Калининским фронтом генерал-лейтенант И. С. Конев[2]. Уже разработанная двухместная башня для Т-70 этому требованию не удовлетворяла и была переконструирована для возможности стрельбы из орудия под большим углом возвышения. Второй прототип с новой башней получил заводское обозначение 080 или 0-80. Для более удобного размещения орудия с возможностью зенитной стрельбы и двух членов экипажа пришлось уширить диаметр погона и сделать под наклонными гранями башни броневое кольцо-барбет толщиной 40—45 мм. Из-за более широкого погона башни стал невозможным демонтаж двигателя без предварительного съёма башни — броневое кольцо стало заходить на съёмную надмоторную броневую плиту[3].

В декабре 1942 года прототип 080 успешно прошёл полигонные испытания и был принят на вооружение РККА под индексом Т-80. Однако организация его выпуска планировалась не на ГАЗе, поскольку переход горьковского автогиганта на производство «восьмидесятки» мог повлечь за собой снижение объёма выпуска танков и самоходок СУ-76, которое нельзя было допускать в условиях военного времени[3]. Поэтому задачу освоения выпуска Т-80 поручили вновь организованному Мытищинскому заводу № 40[2].

Серийный выпуск Т-80 был начат в Мытищах на заводе № 40 в феврале 1943 года. Объёмы выпуска были невелики, до окончания производства в октябре 1943 года выпустили около 80 машин. Общее число выпущенных Т-80 остаётся неясным. По документам Главного бронетанкового управления РККА, всего было построено 70 «восьмидесяток»[2]. Однако отчёты народного комиссариата танковой промышленности содержат несколько иные цифры. По данным этого ведомства, за 1943 год был выпущен 81 танк Т-80, а за всю войну — 85[3]. Однако в это число могут быть включены прототипы, опытные и предсерийные машины. Также некоторые авторы включают построенные ГАЗом опытные машины в общее число выпущенных Т-80[2]. По данным завода № 40 в 1943 году было изготовлено всего 66 танков, причём 11 из них сдавали дважды. Отсюда и неразбериха. В общей сумме, вместе с четырьмя опытными образцами завода ГАЗ, было построено 70 машин.

Прекращение выпуска Т-80 было в известной степени обусловлено несколькими причинами : в меньшей степени — ненадёжной работой форсированной двигательной установки М-80 (в источниках её обозначения также разнятся — упоминаются индексы М-80 или ГАЗ-203Ф); в большей же степени причинами послужили недостаточная огневая мощь и бронезащита «восьмидесятки» по состоянию на 1943 год (см. раздел «Оценка проекта») и крайняя потребность РККА в самоходно-артиллерийских установках СУ-76М. К концу 1943 — началу 1944 года форсированную двигательную установку довели до приемлемого уровня надёжности, но о возобновлении выпуска Т-80 вопрос вообще не стоял.

Из-за ненадёжной работы двигательной установки, слабого на 1943 год вооружения и большой надобности РККА в самоходных установках СУ-76М Т-80 был снят с производства. На базе Т-80 в начале 1943 года был построен опытный танк с 45-мм танковой пушкой ВТ-43 большой мощности, но и он не был принят на вооружение РККА. Однако, согласно другим данным, сворачивание производства этих танков было вызвано попросту уничтожением производственных мощностей Горьковского автозавода в результате серии безнаказанных бомбардировок силами Люфтваффе в 1943 году[4].

Т-80 имел типичную компоновочную схему для советских лёгких танков того времени. Танк имел пять отделений, перечисленных ниже в порядке от лобовой части машины к корме:

Эта компоновочная схема определяла в целом набор преимуществ и недостатков танка в рамках машин своего класса. В частности, переднее расположение трансмиссионного отделения, то есть ведущих колёс, приводило к повышенной их уязвимости, так как именно передняя оконечность танка в наибольшей степени подвержена вражескому обстрелу. С другой стороны, в отличие от советских средних и тяжёлых танков, у Т-80 топливные баки находились вне боевого отделения в изолированном броневой переборкой отсеке, что снижало риск возникновения пожара при поражении танка (особенно высокий для машины с бензиновым двигателем) и этим повышало выживаемость экипажа. К другим преимуществам выбранной для Т-80 компоновки можно отнести небольшую высоту и общую массу танка (по сравнению с другими машинами иных компоновочных схем), достигнутые, к тому же, вопреки вынужденному применению «долговязого» силового агрегата ГАЗ-203Ф. Как следствие, возрастали динамические характеристики танка, и для него не требовался мощный специализированный двигатель. Экипаж танка состоял из трёх человек — механика-водителя, наводчика и командира машины, который также выполнял функции заряжающего[2].

Броневой корпус танка сваривался из катаных гетерогенных (применялась поверхностная закалка) броневых плит толщиной 10, 15, 25, 35 и 45 мм. Броневая защита дифференцированная, противопульная. Лобовые и кормовые бронеплиты имели рациональные углы наклона, борта вертикальные. Борт Т-80 изготавливался из двух бронеплит, соединяемых сваркой. Для усиления сварного шва внутри корпуса устанавливалась вертикальная балка жёсткости, приклёпывавшаяся к передней и задней бортовым частям. Ряд бронеплит корпуса (надмоторный и надрадиаторный листы) выполнялся съёмным для удобства обслуживания и замены различных узлов и агрегатов танка. Рабочее место механика-водителя находилось в передней части бронекорпуса танка с некоторым смещением влево от центральной продольной плоскости машины. Люк для посадки-высадки механика-водителя располагался на лобовой бронеплите и был снабжён уравновешивающим механизмом для облегчения открывания. Наличие люка механика-водителя ослабляло стойкость верхней лобовой детали к снарядным попаданиям. Днище Т-80 сваривалось из трёх броневых плит толщины 10 мм, и для обеспечения жёсткости к нему приваривались поперечные коробчатые балки, в которых располагались торсионы узлов подвески. В передней части днища под сиденьем механика-водителя был сделан аварийный люк-лаз. Корпус также имел ряд воздухопритоков, люков, лючков и технологических отверстий для вентиляции обитаемых помещений танка, слива топлива и масла, доступа к горловинам топливных баков, другим узлам и агрегатам машины. Ряд этих отверстий защищался броневыми крышками, заслонками и кожухами.

Шестигранная сварная башня в форме усечённой пирамиды имела борта толщиной 35 мм, которые не имели рационального угла наклона, чтобы увеличить внутреннее пространство для размещения в ней двух человек. Сварные стыки граней башни дополнительно усиливались броневыми угольниками. Лобовая часть башни защищалась бронемаской толщиной 45 мм, в которой имелись амбразуры для установки пушки, пулемёта и прицела. Ось вращения башни не совпадала с плоскостью продольной симметрии машины вследствие установки двигателя по правому борту танка. В крыше башни устанавливалась неподвижная командирская башенка с откидным люком для посадки-высадки командира машины. В этом люке устанавливался полноповоротный зеркальный перископический смотровой прибор. Наводчик для своей посадки-высадки также имел свой откидной люк, слева от командирской башенки. Башня устанавливалась на шариковой опоре и фиксировалась захватами во избежание сваливания при сильном крене или опрокидывании танка[2].

Основным вооружением Т-80 являлась нарезная полуавтоматическая 45-мм танковая пушка обр. 1938 г. (20-Км или 20Км) Орудие монтировалось на цапфах в плоскости продольной симметрии башни. Пушка 20-К имела ствол длиной 46 калибров, высота линии огня составляла 1630 мм, дальность стрельбы прямой наводкой достигала 3,6 км, максимально возможная — 6 км. С орудием был спарен 7,62-мм пулемёт ДТ, который мог легко сниматься со спаренной установки и использоваться вне танка. Спаренная установка имела диапазон углов возвышения от −8° до +65° и круговой обстрел по горизонтали. Поворотный механизм башни зубчатого типа, с ручным приводом, располагался слева от командира танка, а подъёмный механизм пушки (винтового типа, также с ручным приводом) — справа. Спуск пулемёта — механический, пушка оснащалась электроспуском.

Боекомплект орудия составлял 94—100 выстрелов унитарного заряжания (патронов). При стрельбе бронебойными снарядами экстракция стреляной гильзы осуществлялась автоматически, а при ведении огня осколочными снарядами из-за меньшей длины отката ствола, обусловленной малой начальной скоростью осколочного снаряда, полуавтоматика не работала, и командиру приходилось открывать затвор и вынимать стреляную гильзу вручную. Теоретическая скорострельность орудия составляла 12 выстрелов в минуту, но из-за необходимости ручной экстракции стреляной гильзы от осколочного снаряда темп огня на практике был в несколько раз ниже, 4—7 выстрелов в минуту. В состав боекомплекта могли входить следующие снаряды:

Спаренный пулемёт ДТ имел боекомплект в 1008 патронов (16 дисков), также экипаж снабжался одним пистолет-пулемётом ППШ с 3 дисками (213 патронов) и 12 ручными гранатами Ф-1. В ряде случаев к этому вооружению добавлялся пистолет для стрельбы сигнальными ракетами[2].

Т-80 оснащался силовым агрегатом ГАЗ-203Ф (более позднее обозначение М-80) из спаренных четырёхтактных рядных шестицилиндровых карбюраторных двигателей жидкостного охлаждения ГАЗ-80. В итоге максимальная суммарная мощность агрегата ГАЗ-203Ф достигала 170 л. с. (125 кВт) при 3400 оборотах в минуту. На оба двигателя ставились карбюраторы типа К-43. Коленчатые валы двигателей соединялись муфтой с упругими втулками. Во избежание продольных колебаний всего агрегата картер маховика переднего ГАЗ-80 соединялся тягой с правым бортом танка. Системы зажигания, смазки и подачи топлива были свои у каждой «половинки» ГАЗ-203Ф. В системе охлаждения силового агрегата водяной насос был общим, но водомасляный радиатор был двухсекционным, каждая секция отвечала за обслуживание своего ГАЗ-80. Установка ГАЗ-203Ф снабжалась воздухоочистителем масляно-инерционного типа.

Как и его предшественник Т-70, Т-80 оснащался предпусковым подогревателем двигателя для его эксплуатации в зимних условиях. Между бортом танка и двигателем устанавливался цилиндрический котёл, в котором за счёт термосифонной циркуляции антифриза осуществлялся подогрев. Котёл разогревался наружной бензиновой паяльной лампой. Котёл подогревателя и водомасляный радиатор являлись составной частью системы охлаждения всего силового агрегата танка.

Пуск двигателя осуществлялся двумя параллельно соединёнными стартерами СТ-06 (мощность 2 л. с. или 1,5 кВт). Также танк можно было завести ручной рукояткой или буксировкой другим танком.

Два топливных бака общим объёмом 440 л располагались в кормовом отделении. Запаса топлива хватало на 320 км хода по шоссе. Топливом для Т-80 служил авиационный бензин марок КБ-70 или Б-70.[2]

Танк Т-80 оснащался механической трансмиссией, в состав которой входили:

Все приводы управления трансмиссией — механические, механик-водитель управлял поворотом и торможением танка двумя рычагами по обе стороны своего рабочего места.[2]

Ходовая часть танка Т-80 практически полностью была унаследована от его предшественника Т-70М. Подвеска машины — индивидуальная торсионная без амортизаторов для каждого из 5 односкатных сплошных штампованных опорных катков малого диаметра (550 мм) с резиновыми бандажами по каждому борту. Напротив ближних к корме узлов подвески к бронекорпусу приваривались ограничители хода балансиров подвески с резиновыми буферами для смягчения ударов, для первого и третьего от лба машины узлов подвески роль ограничителей играли поддерживающие катки. Ведущие колёса цевочного зацепления со съёмными зубчатыми венцами располагались спереди, а унифицированные с опорными катками ленивцы с механизмом натяжения гусеницы — сзади. Верхняя ветвь гусеницы поддерживалась тремя малыми поддерживающими катками по каждому борту. К корпусу танка приклёпывались отбойники для предотвращения заклинивания гусеницы при движении танка со значительным креном на один из бортов. Гусеница мелкозвенчатая из 80 траков, ширина двухгребневого трака составляет 300 мм[2].

Электропроводка в танке Т-80 была однопроводной, вторым проводом служил бронекорпус машины. Источниками электроэнергии (рабочее напряжение 12 В) были генератор ГТ-500С с реле-регулятором РРК-ГТ-500С мощностью 500 Вт и две последовательно соединённые аккумуляторные батареи марки 3-СТЭ-112 общей ёмкостью 112 А·ч. Потребители электроэнергии включали в себя:

Спаренная установка пушки 20-К и пулемёта ДТ оснащалась прицелом ТМФ-1 для стрельбы по наземным целям и коллиматорным К-8Т для стрельбы по воздушным целям и верхним этажам зданий. Рабочие места водителя, наводчика и командира Т-80 также имели по одному перископическому смотровому прибору для наблюдения за окружающей обстановкой вне танка. Однако для машины с командирской башенкой обзорность могла бы быть ещё лучшей — по-прежнему сказывался недостаток смотровых приборов.

На танках Т-80 в башне устанавливались радиостанция 12РТ и внутреннее переговорное устройство ТПУ на 3 абонента[2].

Радиостанция 12РТ представляла собой комплект из передатчика, приёмника и умформеров (одноякорных мотор-генераторов) для их питания, подсоединяемых к бортовой электросети напряжением 12 В. С технической точки зрения она являлась дуплексной ламповой коротковолновой радиостанцией с выходной мощностью передатчика 20 Вт, работающей на передачу в диапазоне частот от 4 до 5,625 МГц (соответственно длины волн от 53,3 до 75 м), а на приём — от 3,75 до 6 МГц (длины волн от 50 до 80 м). Разный диапазон передатчика и приёмника объяснялся тем обстоятельством, что для двусторонней связи «танк—танк» предназначался диапазон 4—5,625 МГц, а расширенный диапазон приёмника использовался для односторонней связи «штаб—танк». На стоянке дальность связи в телефонном (голосовом, амплитудная модуляция несущей) режиме при отсутствии помех достигала 15—25 км, в движении она несколько уменьшалась. Бо́льшую дальность связи можно было получить в телеграфном режиме, когда информация передавалась телеграфным ключом азбукой Морзе или иной дискретной системой кодирования.

Танковое переговорное устройство ТПУ позволяло вести переговоры между членами экипажа танка даже в сильно зашумлённой обстановке и подключать шлемофонную гарнитуру (головные телефоны и ларингофоны) к радиостанции для внешней связи.

Лёгкий танк Т-80 официально выпускался в единственной серийной модификации без каких-либо значительных изменений конструкции по ходу производства. Серийных боевых и специальных машин (самоходная артиллерийская установка, ЗСУ, БТР, БРЭМ, тягачей и др.) на базе лёгкого танка Т-80 также не выпускалось.

Недостаточность вооружения (в первую очередь невысокая по меркам конца 1942 года бронепробиваемость пушки 20-К) танка Т-80 активно стимулировала работы по его перевооружению на более мощную артсистему. В качестве решения проблемы было предложено использовать 45-мм длинноствольную пушку ВТ-42 совместной разработки завода № 40 и ОКБ № 172 с баллистикой 45-мм противотанковой пушки обр. 1942 года (М-42). Это орудие уже успешно прошло испытания в танке Т-70, однако в связи с планировавшимся переходом на производство Т-80 его не стали устанавливать в серийные «семидесятки». Однако ВТ-42 не обладала возможностью огня под большими углами возвышения, обязательными для Т-80, поэтому её конструкцию пришлось значительно переработать. В начале 1943 года эти работы были завершены, и вариант 45-мм длинноствольной пушки ВТ-43 успешно был испытан в танке Т-80. За исключением более высокой начальной скорости снаряда (950 м/с) и большего максимального угла возвышения (+78°), все прочие характеристики танка остались без изменений. Пушка была принята для вооружения танков Т-80, но в связи с прекращением их производства все работы по ней были окончены[2].

Лёгкий танк Т-80 предназначался для замены в войсках лёгкого танка Т-70 и должен был применяться в составе отдельных танковых бригад, танковых полков и бронебатальонов. Однако ввиду объективной слабости Т-70, с ноября 1943 года организационно-штатная структура была пересмотрена в сторону их исключения из состава танковых бригад (единые штаты № 010/500 — 010/506), а с 4 марта 1944 года Генеральным штабом РККА была выпущена директива № Орг/3/2305 об исключении Т-70 из состава танковых полков. Т-80 начали поступать на фронт уже по ходу этой реорганизации, поэтому установить точно их место и количество в организационно-штатной структуре пока не представляется возможным. Уцелевшие Т-70 и новые Т-80 передавались в разведывательные бронебатальоны (в их составе была рота лёгких танков численностью 7 машин, остальные — бронеавтомобили БА-64) и, для использования в качестве командирских машин, в части самоходной артиллерии, вооружённые САУ СУ-76, которые имели однотипные с Т-70М и Т-80 узлы и агрегаты ходовой части.

По состоянию на 2007 год в архивах и мемуарах пока не найдено никаких подробностей боевого применения лёгких танков Т-80. В литературе иногда упоминаются жалобы из войск на перегруженность и недостаточную надёжность силовой установки танка, однако это может быть следствием отчётов о войсковых испытаниях машины выпуска середины 1943 года, где действительно были отмечены эти недостатки[3]. Из фронтовых рапортов известно о применении в 1944 году нескольких Т-80 в самоходно-артиллерийских полках. Также имеется информация о получении в пополнении 5-й гвардейской танковой бригадой 15 февраля 1945 года двух танков Т-80, прибывших из ремонта[6]. Кроме того, 7 сентября 1943 года в Тулу в 230-й танковый полк было отгружено 27 Т-80 (из них 20 радиофицированных). Ещё 27 машин там же отгрузили для 54-го отп 12-й гв. кд. Ничего не известно о применении Т-80 в армиях других государств помимо СССР.

«Восьмидесятка», создававшаяся в экстремальных условиях военного времени, была последней в ряду советских серийных лёгких танков Великой Отечественной войны. По довоенным взглядам советского руководства, лёгкие танки должны были составлять значительную долю материальной части танковых сил РККА, иметь низкую стоимость производства по сравнению со средними и тяжёлыми машинами, а также в случае крупномасштабной войны производиться в больших количествах на неспециализированных предприятиях. В качестве такого лёгкого танка предполагалась предвоенная машина Т-50. Однако по ряду причин (эвакуация завода-изготовителя, нехватка дизельных двигателей и др.) выпуск Т-50 составил около 70 танков. Кроме того, для завода № 37, чьим мобилизационным заданием было освоение выпуска Т-50, поставленная задача оказалась невыполнимой. Тем не менее, танк с характеристиками, близкими к Т-50, был объективно нужен Красной армии. Конструкторское бюро завода № 37 (позже ГАЗ) во главе с Н. А. Астровым, оттолкнувшись от неплохо отлаженного в производстве малого плавающего танка Т-40 и последовательно совершенствуя идею лёгкого танка с широким использованием дешёвых автомобильных агрегатов, сумело к концу 1942 года создать такую машину, которой и был Т-80. Предыдущими этапами в этой напряжённой работе были лёгкие танки Т-60 и Т-70. Тем не менее, более лёгкая по массе «восьмидесятка» не была полноценным заменителем Т-50, уступая последнему по целому ряду показателей: удельной мощности, обзорности, броневой защите (особенно бортовой), запасу хода. С другой стороны, технологичность и дешевизна «восьмидесятки» по сравнению с другими советскими танками (наследие предшественника Т-70) вполне позволяли выполнить пожелание высшего руководства о потенциальной возможности массового выпуска таких танков на неспециализированных предприятиях, эргономику машины (значительная слабость «семидесятки») уже можно было считать приемлемой. Однако по не имеющим прямого отношения к конструкции танка причинам эта потенциальная возможность не была реализована на практике.

Важным обстоятельством, повлиявшим на судьбу как Т-80, так и вообще отечественных лёгких танков, стала изменившаяся обстановка на фронте. Появление на поле боя в больших количествах Т-34 потребовало от немцев качественного усиления своей противотанковой артиллерии. В течение 1942 года вермахт получил большое количество 50-мм и 75-мм противотанковых орудий, танков и САУ, вооружённых длинноствольными 75-мм пушками. Если против 50-мм снарядов лобовое бронирование Т-80 в ряде случаев ещё могло хоть как-то помочь, то 75-мм длинноствольные орудия не имели проблем в поражении Т-80 на любых дистанциях и ракурсах боя (приведённые толщины гомогенных листов корпуса для 50-мм бронебойного снаряда: нижний лист — 60 мм, таранный лист — 52 мм, верхний лист — 67 мм). Бортовая броня последнего не спасала от огня по нормали даже устаревшей 37-мм пушки Pak 35/36, хотя, по сравнению с Т-70М, утолщение бортовой брони до 25 мм и улучшило её снарядостойкость на облических углах обстрела. Как результат, при прорыве обороны, подготовленной в противотанковом отношении, подразделения Т-80 были обречены на высокие потери. Мощь 45-мм снарядов была явно недостаточной как для борьбы с вражескими противотанковыми орудиями, так и с немецкой бронетехникой (лобовая броня даже средних модернизированных PzKpfw III и PzKpfw IV могла быть пробита только подкалиберным снарядом с предельно малых дистанций). Поэтому атака бронетанковых сил врага подразделениями Т-80 должна была вестись преимущественно из засад, огнём с малых дистанций в борт и корму. Это требовало высокого мастерства и умения от советских танкистов. Курская битва наглядно показала справедливость этих тезисов по отношению к Т-70; Т-80 в этом плане был практически эквивалентен «семидесятке», что стало одной из причин прекращения выпуска в СССР лёгких танков.

Упоминавшиеся выше проблемы с надёжностью двигательной установки ГАЗ-203Ф пытались решить путём перевода отечественных лёгких танков на лицензионный дизельный двигатель фирмы «Дженерал моторс». Однако его освоение и производство были сорваны немецкими бомбардировками Ярославля и Горького. К концу 1943 года «спарку» довели до приемлемого уровня надёжности, но к тому моменту отечественная линейка лёгких танков в производстве была уже окончена на Т-80. Однако идея не умерла: существовал проект лёгкого танка, близкий по компоновочной схеме к Т-80, с дизельным двигателем и вооружением в виде 76-мм полковой пушки обр. 1943 года. Но дальнейшее развитие советского лёгкого танка пошло уже по иному пути — боевой опыт показал, что машина этого класса должна быть плавающей (в каком-то смысле произошёл «идейный» возврат к Т-40).

К положительным качествам Т-80 традиционно относят его малые размеры и малошумность. По сравнению с Т-70, больший угол возвышения орудия у Т-80 (вместе с малыми размерами) делал его подходящей машиной для городских боёв, слегка улучшалось и огневое противодействие авиации врага. Но опыт Второй мировой войны окончательно показал, что в условиях резкого роста могущества противотанковой обороны лёгкий танк принципиально непригоден в качестве основы материальной части танковых соединений, и тактическая роль его весьма узка (преследование отступающих сил противника, инфильтрация и дерзкие рейды по тылам противника, разведка). К настоящему времени это положение не изменилось.

В сравнении с другими лёгкими танками массы порядка 9—11 т (например, немецкий PzKpfw II, японский «Ха-Го») Т-80 имел лучшую бронезащиту, более мощное вооружение, и был вполне сравним с ними в плане рационального распределения обязанностей между членами экипажа и качества средств наблюдения и связи. Однако все эти машины на момент создания Т-80 оценивались как устаревшие.

По своим тактико-техническим характеристикам Т-80 был вполне на уровне с более тяжёлым по массе американским лёгким танком М3 (М5) «Стюарт», разработанным приблизительно в то же время и поставлявшимся в РККА по ленд-лизу. Т-80 приблизительно равноценен американскому танку по защите лобовой проекции и вооружению (с лучшим осколочным действием снаряда 45-мм пушки), уступая ему в скорости, но значительно выигрывая в запасе хода. Стоит отметить, что на М3 «Стюарт» использовались авиационный двигатель и специальная трансмиссия. Также Т-80 близок по характеристикам вооружения и бронирования ранним PzKpfw III и поздним БТ, но они уже относятся к другой массогабаритной категории, «лёгко-средним» танкам по классификации британского историка Ричарда Огоркевича, поэтому прямое их сравнение является неправомерным.

На сегодняшний день сохранился один танк Т-80. Экспонируется в Бронетанковом музее в Кубинке.

Танк Т-80 можно увидеть в стратегии реального времени Close Combat III: The Russian Front и её ремейке Close Combat: Cross of Iron. Ввиду малочисленности и небольшой известности Т-80 практически не фигурирует в компьютерных играх. Тем не менее, в отдельных программных продуктах прослеживаются следы влияния Т-80. Например, в пошаговой стратегии «Panzer General» танк Т-70 обладает способностью вести огонь по вражеским самолётам, если он подвергся атаке с воздуха. В реальности такой возможностью обладал не Т-70, а Т-80, но ввиду слабого знакомства разработчиков с историей советского танкостроения в игре получился «гибрид» этих двух типов машин (усугублённый неправильным изображением ходовой части с катками большого диаметра).

Т-80 включен в советские танковые войска разработчиками MMO игр World of Tanks (на 4 уровень)[7] и War Thunder (на 2 эру).

Сборная модель Т-80 в масштабе 1:35 выпускается симферопольской фирмой «МиниАрт», качество моделистами оценивается как вполне достойное[8]. Помимо Крыма и Украины, этот набор нечасто, но бывает в продаже в ряде российских крупных городов. Также Т-80 в масштабе 1:72 выпускает украинская фирма UM. По тем же причинам, что и в компьютерных играх, лёгкий танк Т-80 весьма поверхностно освещён в журналах модельной и военно-исторической тематики.

dir.md


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.