Т 5 пантера


Танки СССР

"Тигр" или кто?

 Многих до сих пор волнует вопрос, какой же танк был лучшим танком Второй Мировой войны. Они тщательно сравнивают таблицы ТТХ, говорят о толщине брони, бронепробиваемости снарядов и еще о многих других цифрах из таблиц ТТХ. В разных источниках приведены разные цифры, поэтому начинаются споры о достоверности источников. За этими спорами забывается, что сами по себе цифры в таблицах еще ни о чем не говорят…                                                            читать дальше…
 

Авиация СССР

Вспомни тот МиГ

Истребитель И-200 (в дальнейшем – МиГ-1 и МиГ-3) можно назвать дальним потомком И-16, во многом от него отличавшимся, но сохранившим тем не менее отдельные «родовые черты».                                                      читать дальше…


"Яшка" против "Худого"

 Первым из истребителей нового поколения в январе 1940 года вышел на испытания самолет авиаконструктора А.С, Яковлева И-26, позднее переименованный в Як-1.

читать дальше… 

Эх печки Лавочки

 Наиболее ярким представителем «деревянного стиля» в со­ветской истребительной авиации времен войны был самолет авиаконструкторов С.А. Лавочкина, В.П. Горбунова и М.И. Гудкова И-301, получивший при запуске в серию обозначение ЛаГГ-3, а также его дальнейшее развитие — Ла-5 и Ла-7

читать дальше…

      

Самолеты Люфтваффе

Вот такая Штука

Пренебрежительная оценка пикировщика Ю-87 была в нашей литературе столь же общим местом, что и восхвале­ние штурмовика Ил-2…       

 читать дальше…

РАЗРУШИТЕЛИ ГОРОДОВ

Дать наиболее достоверную оценку эффективности действий немецкой бомбардировочной авиации можно  опираясь только на свидетельства понесшей потери от ее воздействия стороны. То есть по докладам и донесениям командиров разных уровней Красной Армии. И эти донесения свидетельствуют о высокой результативности немецких летчиков…


читать дальше… 

Военно Морские силы

 

vspomniv.ru

«Пантера» — безусловно один из наиболее известных тяжелых танков, принимавших участие во второй мировой войне. Катализатором создания этой непредусмотренной в системе танкового вооружения вермахта боевой машины стал советский средний танк Т-34. Его появление на Восточном фронте заставило Министерство вооружения Германии приостановить работы, которые с 1937 года вела фирма Непschel над перспективным танком 30-тонного класса. 18 июля 1941 года фирма Rheinmetall получила заказ на разработку 75-мм длинноствольной пушки, способной пробивать 140-мм броню на дистанции 1000 м. 25 ноября фирмам Daimler-Benz и MAN был, в свою очередь, выдан заказ на 35-тонный танк. Тактико-технические требования к новой боевой машине определили следующие: ширина до 3150 мм, высота- 2990 мм, двигатель мощностью 650-700 л.с., броневая защита- 40 мм, максимальная скорость движения — 55 км/ч. Задание получило условное название — «Пантера».

Танк, спроектированный фирмой Daimler-Benz, внешне сильно напоминал Т-34, но тем не менее понравился Гитлеру. С советской машины была полностью скопирована компоновка с задним расположением моторно-трансмиссионно-го отделения и ведущих колес. Восемь опорных катков большого диаметра располагались в шахматном порядке, блокировались по два и имели листовые рессоры в качестве упругого элемента подвески.


едполагалось использовать на танке дизельный двигатель Daimler-Benz MB 507. В начале февраля 1942 года началась постройка прототипа — VK 3002(DB), а четыре недели спустя Гитлер приказал министру вооружения Шпееру выдать фирме заказ на первые 200 машин. Впрочем, точка зрения фюрера не нашла понимания и поддержки в министерстве вооружения, эксперты которого не без оснований считали, что во фронтовых условиях внешнее сходство с Т-34 могло послужить причиной обстрела танка своей же артиллерией. Проект фирмы MAN, имевший традиционную немецкую компоновку с передним расположением трансмиссии и ведущих колес, казался им более предпочтительным, хотя и был значительно сложнее. Эти разногласия привели к формированию так называемой «Пантер-комиссии».

13 мая 1942 года Гитлеру доложили заключение экспертов по обоим проектам; предпочтение при этом однозначно отдавалось танку фирмы MAN. Фюрер был вынужден согласиться с мнением специалистов, но тут же выдвинул свои условия: первую машину нужно изготовить в июле, а две следующие — в августе 1942 года. Цена одного танка без вооружения составила 117 тысяч рейхсмарок (для сравнения PzIII стоил 96 163, а «Тигр»-250 800 марок).
Конструкторами PzKpfw V (название «Пантера», без упоминания армейского индекса ввели по приказу фюрера только с 27 февраля 1944 года) были главный инженер танкового отдела фирмы MAN П.Вибикке и инженер Г.Книпкамп из управления усовершенствования и испытания вооружения.


Первые два танка V1 и V2 (V — Versuch — опыт), отличавшиеся друг от друга незначительными деталями, изготовили к сентябрю 1942 года. 3 ноября одну из машин, с макетом вместо настоящей башни, продемонстрировали Шпееру на учебном полигоне в Бад Берка. В ходе испытаний выявились существенные недостатки в ходовой части. На их устранение требовалось время, а это задерживало начало серийного производства. Заказом же предусматривалось изготовить 250 танков в довольно сжатые сроки — к 12 мая 1943 года. К тому же поступило неожиданное распоряжение Гитлера вооружить «Пантеру» 75-мм пушкой с длиной ствола в 100 калибров. К счастью (для немцев, разумеется), эта пушка еще не была готова и серийному производству танка указание фюрера сильно не помешало.

Первая серийная «Пантера» покинула заводской цех фирмы MAN 11 января 1943 года. Танки «нулевой» серии (20 единиц) получили обозначение Ausf А. Они не имели ничего общего с одноименными машинами, выпускавшимися с сентября 1943 года. Характерной особенностью первых серийных «пантер» была командирская башенка с выступом на левом борту башни и однокамерный дульный тормоз пушки. Танки оснащались двигателями Maybach HL210P45 и имели лобовую броню толщиной 60 мм. Их использовали только в тылу для подготовки экипажей. С февраля 1943 года обозначение машин этой серии изменилось на Ausf D1.


До сих пор нельзя сказать точно, почему первая крупносерийная модификация «Пантеры» получила обозначение D. Возможно, буквы В и С зарезервировали для других вариантов.

Танки PzKpfw V Ausf D (у этой и последующих модификаций индекс по сквозной системе обозначений боевых машин вермахта был одинаковым — SdKfz171) незначительно отличались от прототипов и машин «нулевой» серии. Изменения затронули в основном командирскую башенку и дульный тормоз пушки — они приобрели более привычный «пантеровский» вид. Толщина лобовой брони возросла до 80 мм. На танках установили и новую коробку передач типа АК 7-200.

Следует отметить, что на машинах выпуска первой половины 1943 года командирская башенка была аналогична башенке «Тигра», позже ее заменили на новую, с семью перископическими приборами наблюдения по периметру и специальным кольцом для установки зенитного пулемета MG 34.

По бортам башни крепились мортирки NbK 39 для запуска дымовых гранат калибра 90 мм.
Броня танков, выпущенных во втором полугодии, покрывалась «циммеритом», кроме того, они оснащались фальшбортами, изготовленными из 5-мм броневых листов.

К характерным особенностям машин серии D (официально D2) относится отсутствие шаровой установки курсового пулемета (он размещался внутри танка и только для стрельбы вставлялся в узкую вертикальную щель, закрывавшуюся откидной крышкой), а также наличие в левом борту башни круглого лючка для выброса стреляных гильз и бойниц для стрельбы из личного оружия в бортах и корме башни.


Как уже упоминалось, первую партию «пантер» планировалось изготовить к 12 мая 1943 года — дату выбрали не случайно, 15 мая должно было начаться немецкое наступление под Курском — операция «Цитадель». Однако в течение февраля и марта большую часть из 77 изготовленных танков военные не приняли, в апреле же вообще не приняли ни одного. В связи с этим сроки наступления перенесли на конец июня. К концу мая вермахт получил долгожданные 324 «пантеры», что позволило укомплектовать ими 10-ю танковую бригаду. Но возникшие проблемы с освоением танкистами сложного бинокулярного прицела TZF 12 и желание ввести в строй еще 98 танков, выпущенных в июне, заставили передвинуть дату начала наступления с 25 июня на 5 июля. Так трудности с производством и освоением в войсках первых «пантер» повлияли на сроки летнего наступления на Восточном фронте в 1943 году.

Для восполнения потерь, понесенных в боях под Курском, начиная с августа был установлен ежемесячный производственный план — 250 «пантер». Однако в августе изготовили только 120 танков — в результате бомбежек союзной авиации оказались сильно разрушенными заводы фирмы MAN в Нюрнберге и DaimIer-Benz в Берлине. Не удалось выполнить план и в сентябре (197 машин), и лишь в октябре заводские цехи покинули 257 танков!
С сентября 1943 года начался выпуск следующей модификации «Пантеры» — Ausf А. Изменений внесли не много: появилась шаровая установка курсового пулемета в лобовом листе корпуса; ликвидировали лючок для выброса стреляных гильз и бойницы для стрельбы из личного оружия в бортах башни; вместо двух фар стали устанавливать только одну — на левом крыле. Бинокулярный прицел заменили монокулярным TZF 12а. Угол возвышения танковой пушки уменьшился с 20° (у Ausf D) до 18°.


Модификацию Ausf G — самую массовую из трех (изготовлено 3740 танков) — запустили в серийное производство в марте 1944 года. Бортовые листы корпуса получили угол наклона в 61 ° (у D и А — 50°), толщина бортовой брони возросла до 50 мм, а лобовой брони башни — до 110 мм, из лобового листа корпуса был удален люк-пробка механика-водителя. Посадочные люки пулеметчика и механика-водителя приобрели другую форму. Часть танков получила маску пушки со своеобразной «юбкой» в нижней части, делавшей невозможной заклинивание башни при попадании вражеского снаряда. На три выстрела увеличился боекомплект пушки, были внесены изменения в конструкцию вентиляторов, жалюзи двигателя, выхлопных патрубков и т.д. Танки серии G планировалось оснастить опорными катками без резиновых бандажей, но полное отсутствие фотографий боевых машин с такой ходовой частью дает основания предположить, что этот проект остался на бумаге. Машину с необрезиненными катками в опытном порядке построила фирма MAN в сентябре 1944 года. Некоторые серийные «пантеры» имели одиночные необрезиненные катки на последней оси.


Проводились эксперименты по использованию на «Пантере» различных двигателей: MAN/Argus LD 220 с воздушным охлаждением и мощностью 700 л.с. (515 кВт), авиационного звездообразного BMW 132D мощностью 650 л.с. (478 кВт), дизельного Daimler-Benz MB 507 мощностью 850 л.с. (625 кВт).

Испытывались и новые варианты трансмиссий — гидростатическая и гидродинамическая, оборудование подводного вождения и опорные катки с внутренней амортизацией. Однако применения на серийных машинах все эти новшества не нашли. Остался нереализованным и огнеметный вариант «Пантеры».

После прекращения работ над разведывательным танком VK 1602 «Леопард» фирмы Krupp и Rheinmetall приступили к проектированию варианта «Пантеры» того же назначения. Предполагалось оснастить машину новой башней с 50-мм пушкой KwK 39 L/60. Этот проект не приняли, так как вооружение его было признано недостаточным, а в разведывательных целях использовались линейные танки.

Применение союзниками по антигитлеровской коалиции во все возрастающих объемах авиации для борьбы с немецкими танками (особенно после открытия второго фронта в Европе) свело возможность передвижения танковых частей днем практически к нулю. Остро встал вопрос об оснащении танков приборами ночного видения, работа над которыми велась фирмой AEG с 1936 года. На командирской башенке «Пантеры» был смонтирован инфракрасный прожектор-осветитель мощностью 200 Вт и прибор наблюдения, который позволял вести наблюдение за местностью на дистанции 200 м.


и этом водитель такого прибора не имел и вел машину, руководствуясь указаниями командира. Чтобы вести огонь ночью, требовался более мощный осветитель. Для этой цели на полугусеничном бронетранспортере SdKfz 250/20 был установлен инфракрасный прожектор Uhu мощностью 6 кВт, обеспечивающий работу прибора ночного видения на дистанции в 700 м. Испытания его прошли удачно, и фирма Leitz-Wetzlar изготовила 800 комплектов оптики для ночных приборов. В ноябре 1944 года панцерваффе получили 63 «пантеры», оснащенные первыми в мире серийными пассивными приборами ночного видения. Фирмой Zeiss-Jena разрабатывался еще более мощный прибор, позволявший «видеть» на расстоянии 4 км, однако из-за больших размеров осветителя — диаметр 600 мм — применения на танке «Пантера» он не нашел.

В 1943 году началось проектирование очередной модификации «Пантеры» — Ausf F, которая существенно отличалась от предшествующих моделей. Важнейшим нововведением стала башня, получившая название Schmalturm («узкая» или «тесная башня»), которая была меньше стандартной и имела другую конструкцию.
В течение 1944 года изготавливалось и испытывалось несколько прототипов. Проектирование закончилось лишь в январе 1945 года.

В итоге толщина брони башни составляла: лоб — 100 мм, борт и корма — 50, крыша — 30.


лобовом листе все еще сохранялась амбразура для телескопического прицела TZF 13. В окончательном варианте лобовая броня увеличилась до 120 мм, бортовая — до 60, а броня крыши — до 40. Устанавливался новый стабилизированный перископический прицел TZF 1 и стереоскопический дальномер фирмы Zeiss. Дальномер с базой 1320 мм и 15-кратным увеличением располагался в передней части башни, по бортам которой имелись броневые колпаки для его окуляров. Предусматривалась и установка прибора ночного видения FG 1250.

Маска пушки типа Saukopfblende («свиное рыло») толщиной 120 мм была подобна примененной на танке «Тигр II».
Новшества не обошли и вооружение танка. И если пушка осталась прежней и была лишь модернизирована на заводах Skoda — она лишилась дульного тормоза и получила индекс KwK 44/1, то башенный пулемет MG 34 заменили на MG 42. Вместо курсового пулемета устанавливался автомат МР 44. Монтаж вооружения в башне осуществлялся на заводах Krupp и Skoda.

Изменения затронули не только башню, но и корпус. Толщину крыши увеличили с 17 до 25 мм, изменили люки водителя и стрелка-радиста.

Испытывались и два новых двигателя: Deutz T8M118 мощностью 700 л.с. (515 кВт) и Maybach HL 234 с непосредственным впрыском топлива и мощностью 850 л.с. (625 кВт).

До конца войны не появилось ни одного прототипа в законченном виде, хотя серийное производство планировалось начать в июне 1945-го. В начале года фирма Daimler-Benz собрала шасси, на котором установили стандартную башню от Ausf G. В свою очередь, «тесную башню» установили на шасси Ausf G и испытывали в Куммерсдорфе. Всего для «Пантеры» Ausf F изготовили 8 корпусов и 2 башни.

В феврале 1943 года были разработаны тактико-технические требования к танку «Пантера II», предполагавшие высокую степень унификации танков «Тигр II» и «Пантера». Осуществить это оказалось достаточно просто, так как на заводах Henschel производились машины обоих типов.

На «Пантере II» предполагалось использовать «тесную башню» и новый корпус. Его лобовая броня достигала 100, бортовая — 60, а кормовая — 40 мм. Вооружение — 88-мм пушка KwK 43 L/71. Поскольку в этом случае масса танка превысила 50 т, встал вопрос о новой силовой установке. В качестве вариантов рассматривались двигатели Maybach HL 234, Simmering Sla 16 (720 л.с.) и MAN/Argus LD 220 (700 л.с.). В 1945 году для «Пантеры II» началось проектирование новой башни со 150-мм лобовой броней.

Ни один из двух прототипов не был достроен. До более или менее высокой степени готовности довели одно шасси, установив на него башню от Ausf G. Интересно отметить, что параллельно с проектированием «Пантеры II» велась разработка танка Е-50, призванного ее заменить.

В процессе работ над Ausf F и «Пантерой II» фирма Krupp дважды предлагала варианты перевооружения обычной «Пантеры» пушкой KwK 43 L/71 калибра 88 мм, но безрезультатно. Остался на бумаге и проект оснащения «Пантеры» 100-калиберной 75-мм пушкой с начальной скоростью снаряда 1250 м/с.

Наряду с созданием новых вариантов линейного танка на базе «Пантеры» выпускалось и несколько машин специального назначения. Первой из них стала бронированная ремонтно-эвакуационная машина (БРЭМ) Bergepanzer V или Bergepanther (SdKfz 179). И не случайно: новые танки поступали в войска, а средств для их эвакуации с поля боя практически не было. Существовавшая техника оказалась слишком слабой -для буксировки танка «Тигр», например, приходилось «запрягать» два 18-тонных тягача Famo.

Заказ на БРЭМ выдали 7 мая 1943 года, а уже месяц спустя фирма MAN начала выпуск шасси Ausf D, предназначенных для нее. Первая партия БРЭМ (46 машин) не имела крана и лебедки, но уже очень скоро на заводе Henschel в Касселе были разработаны и изготовлены кран и лебедка с тяговым усилием 40 т и длиной троса 150 м. Отбор мощности производился от двигателя танка, в кормовой части которого имелись два откидных упо-ра-сошника, предназначенных для удержания машины на месте при работе лебедки. Во время буксировки последняя блокировалась. Башню заменили на грузовую платформу для перевозки запасных частей или демонтированных агрегатов.

БРЭМ, выпущенные на шасси Ausf А и Ausf G, имели увеличенные топливные баки. На верхнем лобовом листе корпуса устанавливался кронштейн для 20-мм пушки KwK 38, прикрытой щитом толщиной 10-15 мм.

«БРЭМ-пантеры» первоначально оснащались кранами грузоподъемностью 1500 кг, а затем 6000 кг. Их использовали, главным образом, для демонтажа двигателей.
В передней части БРЭМ имели два упора с вкладками из твердого дерева-для толкания более узких машин.
1 марта 1944 года на полигоне Бад Берка Bergepanther была продемонстрирована генеральному инспектору танковых войск генерал-полковнику Г.Гудериану. 7 апреля Гитлер отдал приказание об ежемесячном производстве 20 машин. Впрочем, реальный выпуск составил в апреле 13 машин, в мае — 18, в июне — 20, а в июле-только 10. Всего же заводские цехи покинули 347 Bergepanther (в зарубежной литературе встречается и другая цифра — 297).

topwar.ru

Советская неожиданность

Танк Пантера

До 1941 года немецкая бронетехника не имела конкурентов, лишь внезапное появление Т-34 революционной конструкции в июле этого года заставило задуматься о новых танках. Это не было случайностью, поскольку Т-34 обладал отличной подвижностью благодаря широким гусеницам, хорошей и часто рикошетящей броней благодаря большим углам наклона и мощным 76.2 миллиметровым орудием. Совместно с тяжёлыми КВ они буквально перевернули танковые сражения в пользу СССР, демонстрируя полное превосходство над ПЗ-3 и ПЗ-4.

После захвата нескольких трофейных Т-34 в ноябре 1941 года, немецким инженерам была поставлена задача создать ещё более сильную машину.

Разработка

Танк Пантера

Был объявлен конкурс, в котором приняли участие Хеншель и Порше. Требовалось создать 30-35 тонный танк с наклонной броней толщиной 40-60 мм везде, где возможно, пушкой 7,5 cm KwK 42 и скоростью около 55 км/час.

Комиссии представили 2 машины, VK3001 (H) и VK3001 (P), но ни одна из них не оказалась принятой. Прототип Хеншеля позже превратился в VK4501, ставшего в итоге известным как PzKpfw VI Tiger.

Позже в конкурсе приняли участие МАН и Даймлер-Бенц. За вооружение отвечал Rheinmetall. Опытный образец VK3002 (DB) оказался очень похож на Т-34, дизельным двигателем, его задним расположением, наклонной со всех сторон броней и силуэтом. Поначалу он очень понравился Гитлеру и был сделан заказ на 200 машин, но позже комиссия отметила его недостатки вроде дизельного двигателя, требующего дефицитного топлива, большого вылета ствола и худшей подвижности чем у прототипа МАН. Также был риск дружественного огня в бою из-за схожести с советским Т-34.

Поэтому именно прототип МАН пошел в производство, став в итоге знаменитым средним танком «Пантера». Он был не копией Т-34, а переосмыслением его конструкции. Лоб получил прочную бронеплиту под наклоном, ходовая с шахматным расположением больших колес имела широкие гусеницы и обеспечивала плавный ход, а 75 миллиметровое орудие было способно уничтожать любую вражескую технику с дистанции более 2 км, известен случай поражения Т-34 с расстояния 3 км. При всем этом, компоновка осталась верна немецкой школе танкостроения, имея переднее расположение трансмиссии, подвеску Книспеля и бензиновый двигатель.

Создание

Танк Пантера

Первые образцы были заказаны 15 мая 1942 года под обозначением PzKpfW V (Panzerkampfwagen V) и «SdKfz 171» в ведомственной сквозной системе обозначений военной техники.

Несмотря на только лишь 2 образца, представленных для испытаний в конце 1942 года, уже в ноябре было начато серийное производство, а к маю 1943 года было запланировано поставить в армию 250 штук. Такая спешка была вызвана желанием Гитлера применить новину в запланированной на июнь наступательной операции под кодовым названием «Цитадель», известной сейчас как Курская битва. Она вызвала нехватку времени на проверку и доработку нового танка, что привело к многочисленным поломкам и неожиданностям. К производству помимо МАН были подключены Даймлер-Бенц, Хеншель и Демаг.

Практически сразу произошли некоторые изменения оригинального проекта. Толщина брони увеличилась с 60 мм до 80 мм, увеличив вес до 43 тонн. Трансмиссия и двигатель рассчитывались на первоначальные 35 тонн, поэтому их надежность серьезно пострадала.

На конвейере

Танк Пантера

Изначального немцы планировали выпускать 600 машин в месяц, но такого количества ни разу не удалось достичь. Самым результативным оказался июль 1944 года, в котором было сдано заказчику лишь 400. За все время производство было создано 5976 единиц, из них в 1943 году — 1768, в 1944 году — 3749, в 1945 году — 459. Таким образом, «Пантера» стала вторым по численности танком Третьего рейха, уступив по объёмам выпуска лишь PzKpfw IV.

К маю 1943 года получилось сделать лишь 200 вместо запланированных 250 единиц, а вот советские войска постоянно получали в свое распоряжение все больше простых и дешевых в производстве Т-34, которые легко доставлялись к линии фронта благодаря небольшим размерам и весу. Тигры и «Пантеры» обладали небольшой дальностью хода, а доставка по железной дороге затруднялась весом и необходимостью снимать с Тигра внешний ряд катков.

Боевой дебют

Танк Пантера

Первая версия Ausf. D отнюдь не привела в восторг немцев, понеся большие потери в Курской битве из-за многочисленных отказов коробки передач и ходовой. А многочисленные Т-34 спокойно заходили с выгодных сторон и расстреливали «Пантер» в тонкую бортовую броню. Однако лобовая броня и пушка доказали свое преимущество. Советские 57 миллиметровые орудия были не в состоянии пробить её, а 76 миллиметровые орудия имели шансы сделать это лишь при очень точном попадании в слабые места и с небольших дистанций.

Зато немецкая 7,5 cm KwK 42 показало себя превосходно, особенно в комплекте с качественной оптикой. Такой тандем легко поражал советские танки с больших дистанций, не обращая внимания на их наклонную броню и хорошую подвижность.

Можно сказать, что боевой дебют получился неоднозначным. С одной стороны, было большие потери из-за ненадежности танка и численного превосходства противника, с другой стороны, она показала, что способна с легкостью расправляться с Т-34 и КВ при правильном применении. Из 200 «Пантер» после Курской битвы лишь 43 остались в боеспособном состоянии. Всего было произведено 842 единицы Ausf. D — первой модификации, которая приняла участие в этом сражении.

Экипаж

Танк Пантера

Экипаж состоял из водителя и радиста сидящих в корпусе, заряжающего, наводчика и командира в башне. Радист находился в справа спереди, имел доступ к пулемету и отвечал за связь. Этого очень не хватало советским танкам. Наводчик сидел впереди башни и имел электроспуск главного орудия с резервным ручным. Так же с помощью педали он мог управлять спаренным с пушкой пулеметом. Заряжающий сидел в правой части башни, боеприпасы располагались на специальных горизонтальных стойках по бокам корпуса и в вертикальных в башне. Командир сидел чуть сзади, на специальной платформе, поднимающейся на марше.

У водителя с радистом были свои плоские люки, наводчик с командиром пользовались одним люком, а заряжающий имел свой в задней стенке башни.

Корпус и башня

Танк Пантера

»Пантера» имела верхнюю лобовую деталь толщиной 80 мм под углом 57° , нижнюю лобовую деталь толщиной 60 мм под углом 53°. Сверху бортовые листы корпуса имели толщину 40 мм под углом 42°, на поздних модификациях толщину увеличили до 50 мм, нижние устанавливались вертикально и имели толщину 40 мм. Кормовой лист толщиной 40 мм находился под углом 30°. На днище корпуса находились технологические люки для обслуживания элементов ходовой и трансмиссии.

Башня приводилась в движение гидроприводом и аварийным ручным приводом. Толщина маски орудия составляла 100 мм, толщина боков и задней части башни 45 мм под углом 25°. Крыша имела всего 17 мм, но уже на Ausf. G её довели до 30 мм.

Двигатель и ходовая

Танк Пантера

Дизельный двигатель жидкостного охлаждения Maybach HL 210 мощностью 650 л.с. был установлен на первые 250 машин, но позже появился Maybach HL 230 P30 V12, который устанавливался на все модификации и развивал 700 л.с. при 3000 об/мин. Тяговооруженность была около 15.6 л.с./т., позволяла разгонять машину до 46 км/ч по шоссе и 24 км/ч по бездорожью. Запас хода всегда оставался слабой стороной и достигал всего 170 км по ровной поверхности и 89 км по бездорожью.

Коробка передач АК 7-200 имела 7 передач переднего хода и 1 заднего, механизм поворота состоял из 2 планетарных редукторов и был жестко соединен с ней. Это облегчала сборку и настройку, но сильно затрудняло обслуживание в полевых условиях.

Ходовая часть состояла из 8 сдвоенных опорных катков большого диаметра, расположенных в шахматном порядке и крепящихся к корпусу с помощью торсионной подвески. Ведущие колеса были расположены спереди.

Вооружение

Танк Пантера

Главное орудие, наводившее страх на противников, 7,5 cm KwK 42 заряжалось вручную и имело электроспуск, требуя полной остановки танка для стрельбы. Ствол пушки имел длину 70 калибров — 5250 мм, вместе с дульным тормозом — 5535 мм. Вес был 1000 кг,а вместе с маской достигал 2650 кг. В башне располагался короб гильзоулавливателя, а ниже, под сидением наводчика, находился воздушный компрессор, продувающий ствол пушки после каждого выстрела.

С пушкой был спарен 7,92-мм пулемет MG 34, а курсовой находился в лобовом листе корпуса, сначала в бугельной, а позже в шаровой установке.

Так же к бортам башни крепились 90 мм мортиры Nbk 39 для стрельбы дымовыми или осколочно-фугасными гранатами.

Боекомплект основного орудия включал в себя бронебойные снаряды Pzgr. 39/42, подкалиберные Pzgr. 40/42 и осколочно-фугасные Sprgr. 42. и состоял из всего 79 выстрелов у Ausf D и Ausf А и 82 выстрелов у Ausf G. Боекомплект пулеметов составлял 5100 патронов для Ausf D и Ausf А и 4800 патронов для Ausf G.

Ausf. A.

Танк Пантера

С осени 1943 года начался выпуск модификации Ausf. A., которая получила новую башню, такую же как на поздних модификациях Ausf. D2. В ней были убраны лючки для связи с пехоты и амбразуры для стрельбы из пистолетов. Командирская башенка была аналогична башенке Тигра. Был установлен прицел TZF-12А, а бугельная установка курсового пулемета в корпусе заменена на шаровую. Несколько Ausf. A в опытном порядке получили инфракрасные приборы ночного видения.

Ausf. G

Танк Пантера

В марте 1944 года стала производиться самая массовая модификация. Она имела более простой и технологичный корпус, без люка механика-водителя и с бортами толщиной 50 мм, правда с уменьшенным до 30° углом наклона. Позже была изменена маска орудия для того, чтобы рикошетящие снаряды не попадали в крышку корпуса, пробивая её. Боекомплект основного орудия увеличили до 82 снарядов.

Ausf. F

Танк Пантера

С осени 1944 года планировалось начать производство новой модификации Ausf. F, на которой толщину верхней лобовой детали довели до 120 мм, а бортов до 60 мм и установили новую башню Schmalturm 605. Разработанная фирмой Даймлер-Бенц башня имела чуть меньшие размеры по сравнению с прежней и увеличенное до 120 мм под углом 20° спереди, 60 мм под углом 25°, 150 мм в маске пушки бронирование. К концу войны не было произведено ни одного экземпляра этой модификации.

Другие машины

Танк Пантера

На базе «Пантеры» было создано несколько машин. Например, один из лучших истребителей танков Второй мировой войны, «Ягдпантера». Она имела орудие 8,8 cm Pak 43/3 L70 и с легкостью уничтожала любых противников.

Bergepanther (Sd.Kfz. 179) это бронированная ремонтно-эвакуационная машина, имеющая лебедку, стрелу и платформу на корпусе вместо башни. Как и «Пантера», БРЭ заслужила высокие оценки.

Так же еще были проекты наблюдательных машин, самоходных артиллерийских установок и зенитных установок, но все они остались лишь на бумаге, либо были произведены в единичных экземплярах.

Под конец войны разрабатывалась Е-серия танков, которые должны были быть максимально унифицированы друг с другом. Е-50 должен был стать наследником «Пантеры».

Эпилог

Танк Пантера

Однако, не стоит считать «Пантеру» идеальной машиной, у неё были свои минусы.

Механические проблемы и некоторые недоработки в конструкции не были исправлены за все время производства.

Отличная броня защищала лишь спереди, а по бокам её очень не хватало. Огонь из главного орудия требовал остановки. Дальность действия была сильно ограничена, как и общий ресурс, а подвеска с шахматным расположением колес доставляла множество неудобств при низкой температуре.

Несмотря на это, «Пантера» была лучшим танком Германии, чей вклад был заметен на протяжении всей войны. Даже потом он стоял на вооружении Чехословакии, Венгрии и Франции.

«Пантера» была очень грозным танком, в меру быстрым, в меру защищенным, отлично вооруженным, ей даже была присуща грация, как настоящей хищной кошке. Но, как и в случае с Тигром, поспешное производство, проблемы с ресурсами и не всегда правильное применение не позволили показать себя в полную силу. Хорошая подвижность не спасала от расхода топлива и постоянных поломок, прочная лобовая броня не спасала от выстрелов с других сторон, а мощное и точное орудие не могло справиться с несколькими врагами одновременно.

Легко выигрываемые дуэли против советских и американских танков почти не влияли на общую картину, в которой сражались армии, а не отдельные люди или машины. Да и не все принятые конструкторские решения оказались правильными. «Пантера» оказалась слишком высокой, тяжелой, сложной и не надежной для массовой машины, какой должна была стать.

«Пантера» весьма противоречива из-за своих достоинств и преимуществ. Немецкие инженеры планировали установить новое, более мощное орудие, усилить броню, выпустить «Пантеру-2» и Е-50 позже, но всего этого не случилось. Поэтому остается сказать, что танк получился сильным и опасным противником, одним из самых удачных у немцев, но традиционные минусы немецкого танскостроения никуда не исчезли, сделав «Пантеру» лишь хорошей машиной, но не более.

tanksdb.ru

  Немецкий средний танк T-V Panther "Пантера"

История создания танка PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

Одним из самых больших потрясений, испытанных немецкими бронетанковыми войсками за всю историю Второй мировой войны, стала, без сомнения, первая встреча с русским танком Т-34-В своих мемуарах «Воспоминания солдата» Гейнц Гудериан рассказывает, как в октябре 1941 г. под Мценском «большое количество русских Т-34 были брошены в бой и вызвали тяжелые потери среди немецких танков». Далее Гудериан признает, что если до этого момента немцы считали свои танки намного превосходящими любую бронетехнику противника, то с появлением у русских Т-34, ситуация совершенно изменилась.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

Причем, по мнению Гудериана, если бы высшее командование не столь кичилось своим несомненным преимуществом, немцам удалось бы избежать горечи разочарования. Эта мысль подтверждается приведенном в воспоминаниях рассказом о том, как в апреле 1941 г. по личному приглашению Гитлера советская делегация посетила немецкие танкостроительные заводы и танковые школы. Гудери-ан откровенно рассказывает, что русские неоднократно давали понять, что немцы водят их за нос, скрывая свои новейшие конструкции танков, которые Гитлер лично распорядился им показать. Они не могли поверить, что PzKpfw IV на самом деле являлся на тот момент самым лучшим и самым тяжелым немецким танком. Такой скептицизм заставил многих, в том числе и самого Гудериана, сделать вывод о наличии у русских более тяжелых и современных танков, чем те, которыми на тот момент располагал Третий рейх.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

Однако победоносное начало операции «Барбаросса», когда немцам удалось с легкостью сокрушить русские бронетанковые силы, развеяло эти подозрения. Вот почему встреча с Т-34 стала настоящим шоком. Ситуация ycугублялась необходимостью принимать ответные меры в крайне сжатые сроки. В своем рапорте на имя командующего группой армий Гудериан потребовал как можно скорее прислать на фронт специальную комиссию, чтобы обсудить проблему на месте. 20 ноября 1941 г. комиссия, в которую вошли представители от Управления вооружения сухопутных войск и министерства вооружения, а также ведущие конструкторы танков, ( А именно: Профессор Фердинанд Порше (NiebeLungenwerke); инженер Освальд (МАН) и доктор Адерс (Henschel.)) и представители крупнейших танкостроительных фирм, прибыла во 2-ю танковую армию. Члены комиссии не только осмотрели подбитые танки, но и поговорили с солдатами и офицерами танковых частей, непосредственно принимавших участие в противоборстве с «тридцатьчетверками».

Любопытно, что мнения военных и конструкторов оказались диаметрально противоположными. Офицеры-фронтовики единодушно предложили скопировать Т-34 и немедленно начать выпуск точно таких же танков в Германии, однако конструкторы и производители восприняли подобное предложение в штыки. Описывая этот конфликт в своих мемуарах, Гудериан всецело становится на сторону производителей. Он утверждает, что конструкторами двигало не «отвращение к подражанию», но ясное представление технической невыполнимости поставленной военными задачи. В частности, в качестве силовой установки у Т-34 использовался не карбюраторный двигатель, как у всех немецких танков, а алюминиевый дизельный мотор. Однако дефицит цветных металлов в Германии делал производство таких моторов невозможным. Кроме того, немецкая легированная сталь, качество которой неуклонно снижалось по причине уже упоминавшегося отсутствия сырья, значительно уступала русской.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

В результате было принято компромиссное решение: во-первых, начать производство уже разработанной ранее конструкции танка «Тигр» весом почти 60 тонн, а во-вторых, сконструировать более легкий тип танка весом около 35 тонн, который должен был стать прототипом будущей «Пантеры».

25 ноября 1941 г. Управление вооружения сухопутных войск дало фирмам «Даймлер-Бенц АГ» и МАН задание на проектирование нового среднего танка. Условия тактико-технического задания были следующими:
ширина до 3150 мм;
высота — 2990 мм;
минимальная толщина лобовой брони -60 мм;
борта и корма — по 40 мм;
форма корпуса рациональная, заимствованная у Т-34;
двигатель мощностью 650-700 л. с;
максимальная скорость — 55 км/час,
крейсерская скорость — 45 км/ч.
Проекту дали общее название VK 3002. Собственно, VK3001 был создан в октябре 1941 г. и представлял собой логическое развитие проекта варианта штурмового танка, разработанного еще в 1937 г. Несмотря на то что проект VK 3001 имел немало общего с будущими танками «Пантера», самое большое влияние он оказал на создание тяжелых танков Тигр.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

Фирма «Даймлер-Бенц АГ» представила проект VK 3002 (DB), который весил 34 тонны и внешне очень сильно напоминал Т-34. В отличие от всех немецких танков проект «Даймлер-Бенц АГ» имел заднее расположение моторно-трансмиссионного отделения и ведущих колес, в качестве силовой установки использовался дизельный двигатель «Даймлер-Бенц» MB 507, а в ходовой части опорные катки большого диаметра собирались попарно в тележки и подвешивались в шахматном порядке на листовых рессорах, Вооружать новый танк предполагалось 75-мм пушкой с длиной ствола 48 калибров.

35-тонный проект фирмы МАН, VK 3002 (MAN), созданный под руководством инженера Пауля Вибике, был гораздо более похож на традиционные немецкие боевые машины. Силуэт танка был несколько шире и выше, чем у Т-34, корпус имел наклонные бронелисты; а просторная башня несколько смещалась назад, для того чтобы установить длинноствольное (70 калибров) 75-мм орудие. В кормовой части устанавливался карбюраторный двигатель «Май-бах» HL 210, механик-водитель и стрелок из пулемета располагались в переднем отсеке. Опорные катки также располагались в шахматном порядке, но имели индивидуальную торсионную подвеску.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

Разумеется, процесс создания нового танка не мог обойтись без вмешательства Гитлера. Вначале фюреру приглянулся проект «Даймлер- Бенц АГ» с тем, однако, условием, что разработчики заменят танковое орудие на более мощное. Фирма уже получила заказ на создание 200 усовершенствованных боевых машин типа VK 3002 (DB), когда в дело вмешалось Управление вооружения сухопутных войск. Как выяснилось, высокопоставленные чины управления отнеслись к проекту «Даймлер-Бенц» АГ» весьма скептически.

Во-первых, их смущал силуэт, так сильно напоминающий Т-34, что в боевых условиях танки легко можно было перепутать. Во-вторых, как уже говорилось, оснащение танка дизельным двигателем создавало множество дополнительных проблем. В итоге мнение представителей заказчика стало склоняться к проекту фирмы МАН. Оставалось лишь убедить Гитлера изменить точку зрения. Самое большое влияние на фюрера произвел тот довод, что в маленькой башне танка VK 3002 (DB) будет невозможно установить требуемое мощное орудие. Отныне проект «Даймлер-Бенц» был окончательно похоронен.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

Управление вооружения сухопутных войск рекомендует фирме МАН как можно скорее изготовить прототип своего танка из не-
броневой стали. Уже в сентябре 1942 г. прототип V-1 был отправлен на испытательный полигон под Нюрнбергом. Второй прототип V-2 испытывался на танкодроме в Куммерсдорфе. Испытания проводились под руководством главного инженера Г. Книпкампфа (Стоит заметить, что конструктор Книпкампф был одной из ключевых фигур в развитии немецкого танкостроения в предвоенный период и в годы Второй МИРОВОЙ войны. С 1936 г. он работал в проектном отделении Управления вооружения сухопутных войск, оставаясь главным инженером этого учреждения весь военный период. Книпкампф был автором множества технических новшеств в танкостроении, в частности, именно он разработал базовый вариант шасси с опорными катками большого диаметра, которые впоследствии применялись на танках типа «Пантера» и «Тигр».), который лично принимал участие в разработке ходовой части проекта МАН.

Немецкий средний танк T-V Panther «Пантера» PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171)

В результате прототип МАН был утвержден для запуска в серийное производство и получил обозначение PzKpfw V «Пантера» (SdKfz 171). Первоначально предполагалось производить по 250 боевых машин нового типа в месяц, но уже в конце 1942 г. эта цифра была увеличена до 600. Поскольку ресурсы фирмы MAN были явно недостаточны, чтобы обеспечить такие объемы производства, к выпуску «Пантер» пришлось подключить и «Даймлср-Бенц АГ». Спустя еще какое-то время серийным производством «Пантер» стали заниматься еще два промышленных гиганта — ганноверский МНХ и «Хеншель и сын АГ» (Кассель) и позднее DEMAG, а также множество более мелких фирм, выполнявших отдельные заказы головных производителей.

В середине июля 1941 г. фирма «Рейнметалл-Борзиг» получила заказ на разработку и создание танкового орудия, способного пробить 140-мм броню с расстояния 1000 м, и попутно подготовить проект башни, приспособленной для оснащения такой пушкой. К началу 1942 г. был создан прототип 75-мм пушки KwK L/60, однако на поведенных испытаниях орудие не достигло требуемой бронепробиваемости, поэтому «Рейнметалл-Борзиг* получил категоричный приказ до июня 1942 г. довести длину ствола до 70 калибров. Заказ был выполнен в срок, и на сей раз орудие полностью удовлетворило заказчика. 75-мм танковая пушка KwK 42 была запущена в серийное производство. Первоначально она снабжалась однокамерным дульным тормозом, который впоследствии был заменен двухкамерным. Это было, без преувеличения, мощнейшее орудие, наводившее ужас на танковые силы и пехоту союзников.

Так началось производство танка, который многие эксперты и специалисты считают лучшей боевой машиной второй мировой войны. Всего было выпущено более 6000 танков «Пантер», быстро завоевавших славу самых простых в производстве немецких танков. В самом деле, на создание двух «Пантер» требовалось столько же времени, как и на производство одного «Тигра». Серийное производство началось с выпуска фирмой МАН 20 машин, получивших обозначение PzKpfw V Ausf А (хотя, как мы увидим в дальнейшем, впоследствии они получат новое наименование). Танки «Пантера» PzKpfw V Ausf В коротко можно охарактеризовать как модификацию с коробкой передач «Maйбax»-OVLAR. Поскольку эта модификация оказалась неудачной, в действующие части танки версии В так и не попали.

В некоторых источниках указывается, что 20 танков Ausf А на деле были так называемой нулевой серией. Это утверждение базируется на том факте, что танки, не имеющие никаких отличий от прототипа, не могут считаться «версией*. Поскольку танки PzKpfw V А в самом деле представляли собой точные копии прототипа VK 3002, с данной точкой зрения вполне можно согласиться. По данным отечественных источников , фирмы MHX, Daimler-Benz, МАН и Henschel изготовили с 11 января 1943 г. но 23 апреля 194 5 г. по разным данным от 5992 до 6042 средних танков PzKpfw V «Пантера». — Прим. ред.

Первые «Пантеры» оснащались карбюраторным двигателем «Майбах» HL 210 Р45 и коробкой передач ZF 7. Толщина лобовой брони составляла 60 мм. Эти машины оснащались 75-мм пушками KwK 42 с однокамерным дуль-ным тормозом L/70. С начала 1943 г. в конструкцию » Пантер» вносятся некоторые изменения: например, благодаря увеличению расточенных отверстий цилиндров, объем двигателя увеличивается с 21 до 23 литров и получает обозначение «Майбах» HL 230 Р 30. Другие изменения касались увеличения бронирования лобовой части танка (до 80 мм), а также смещения командирской башенки немного вправо (в целях упрощения производства башни).

До сих пор неизвестно, какие танки получили (и получили ли) обозначение PzKpfw V С. Можно только предполагать, что это обозначение было зарезервировано за другими модификациями танков. Так или иначе, но первой
крупносерийной версией «Пантеры» стала Ausf D.

Для того чтобы избежать путаницы, с февраля 1943 г. танки PzKpfw V Ausf D стали обозначать PzKpfw V Ausf D2 (танками PzKpfw V Ausf D1 оказались соответственно бывшие PzKpfw V Ausf А). Танки новой модели производили все четыре крупные танкостроительных фирмы -МАН, «Даймлер-Бенц АГ», «Хеншель и сын АГ» и МНХ. За девять месяцев — с января по сентябрь 1943 г. — они выпустили более 600 новых машин. Однако такая спешка самым неблагоприятным образом сказалась на качестве первых крупносерийных «Пантер». Практически все они обладали низкой технической надежностью и, прежде всего это касалось трансмиссии и ходовой части. Во многом это было связано с конструкторским просчетом, предполагавшим использование для «Пантер» той же трансмиссии и рулевого управления, что и для прежних, легких, немецких танков. При этом совершенно упускалось из виду то обстоятельство, что более тяжелой машине с более мощным двигателем требуется соответствующая конструкция ходовой части.

ww2history.ru

Танк «Пантера». История создания

Одним из самых больших потрясений, испытанных немецкими бронетанковыми войсками за всю историю Второй мировой войны, стала, без сомнения, первая встреча с русским танком Т-34. В своих мемуарах «Воспоминания солдата» Гейнц Гудериан рассказывает, как в октябре 1941 года под Мценском «большое количество русских Т-34 были брошены в бой и вызвали тяжелые потери среди немецких танков«. Далее Гудериан признает, что если до этого момента немцы считали свои танки намного превосходящими любую бронетехнику противника, то с появлением у русских Т-34, ситуация совершенно изменилась. Причем, по мнению Гудериана, если бы высшее командование не столь кичилось своим несомненным преимуществом, немцам удалось бы избежать горечи разочарования. Эта мысль подтверждается приведенном в воспоминаниях рассказом о том, как в апреле 1941 года по личному приглашению Гитлера советская делегация посетила немецкие танкостроительные заводы и танковые школы. Гудериан откровенно рассказывает, что русские неоднократно давали понять, что немцы водят их за нос, скрывая свои новейшие конструкции танков, которые Гитлер лично распорядился им показать. Они не могли поверить, что PzKpfw IV на самом деле являлся на тот момент самым лучшим и самым тяжелым немецким танком. Такой скептицизм заставил многих, в том числе и самого Гудериана, сделать вывод о наличии у русских более тяжелых и современных танков, чем те, которыми на тот момент располагал третий рейх.

Прототип танка

Однако победоносное начало операции «Барбаросса», когда немцам удалось с легкостью сокрушить русские бронетанковые силы, развеяло эти подозрения. Вот почему встреча с Т-34 стала настоящим шоком. Ситуация усугублялась необходимостью принимать ответные меры в крайне сжатые сроки. В своем рапорте на имя командующего группой армий, Гудериан потребовал как можно скорее прислать на фронт специальную комиссию, чтобы обсудить проблему на месте. 20 ноября 1941 г. комиссия, в которую вошли представители от Управления вооружения сухопутных войск и министерства вооружения, а также ведущие конструкторы танков Ф.Порше и доктор Адерс и представители крупнейших танкостроительных фирм, прибыла во 2-ю танковую армию. Члены комиссии не только осмотрели подбитые танки, но и поговорили с солдатами и офицерами танковых частей, непосредственно принимавших участие в противоборстве с «тридцатьчетверками». Любопытно, что мнения военных и конструкторов оказались диаметрально противоположными. Офицеры-фронтовики единодушно предложили скопировать Т-34 и немедленно начать выпуск точно таких же танков в Германии, однако конструкторы и производители восприняли подобное предложение в штыки. Танк VK 3002 фирмы «Даимлер-Бенц» внешне сильно напоминал Т-34, и это стало основной причиной отказа от предложенного проекта.

Вариант танка Пантера

Главное возражение сводилось к тому, что в боевых условиях солдаты будут путать его с Т-34. Значительно более многообещающим был проект фирмы «MAN». Ее танк VK 3002 имел также больший запас хода, чем конкурентная машина фирмы «Даймлер-Бенц». 3 февраля 1942 года фирма «MAN» получила рекомендацию завершить строительство прототипа в течение семнадцати недель, что и было сделано. Испытания прототипа проводились на полигоне 2-го танкового полка в Берке. Описывая этот конфликт в своих мемуарах, Гудериан всецело становится на сторону производителей. Он утверждает, что конструкторами двигало не «отвращение к подражанию», но ясное представление технической невыполнимости поставленной военными задачи. В частности, в качестве силовой остановки у Т-34 использовался не карбюраторный двигатель,как у всех немецких танков, а алюминиевый дизельный мотор. Однако дефицит цветных металлов в Германии делал производство таких моторов невозможным. Кроме того, немецкая легированная сталь, качество которой неуклонно снижалось по причине отсутствия сырья, значительно уступала русской.

В результате было принято компромиссное решение: во-первых, начать производство уже разработанной ранее конструкции танка «Тигр» весом почти 60 тонн, а во-вторых. сконструировать более легкий тип танка весом около 35 тонн, который должен был стать прототипом будущей «Пантеры».

Танк фирмы

25 ноября 1941 г. Управление вооружения сухопутных войск дало фирмам «Даймлер-Бенц АГ» и «МАN» задание на проектирование нового среднего танка. Условия тактико-технического задания были следующими: ширина до 3150-мм, высота — 2990-мм, минимальная толщина лобовой брони — 60-мм, борта и корма — по 40-мм; форма корпуса рациональная, заимствованная у Т-34; двигатель мощностью 650-700 л.с.; максимальная скорость — 55 км/ч, крейсерская скорость — 45 км/ч. Проекту дали общее название VK 3002 (собственно VK 3001, был создан в октябре 1941 года, и представлял собой логическое развитие проекта варианта штурмового танка, разработанного еще в 1937 году. Несмотря на то,что проект VK 3001 имел немало общего с будущими «Пантерами», самое большое влияние он оказал на создание «Тигров».

Фирма «Даймлер-Бенц АГ» представила проект VK 3002 (DB), который весил 34 тонны и внешне очень сильно напоминал Т-34. В отличие от всех немецких танков проект «Даймлер-Бенц АГ» имел заднее расположение моторно-трансмиссионного отделения и ведущих колес, в качестве силовой установки использовался дизельный двигатель «Даймлер-Бенц» MB507, а в ходовой части опорные катки большого диаметра собирались попарно в тележки и подвешивались в шахматном порядке на листовых рессорах. Вооружать новый танк предполагалось 75-мм пушкой с длиной ствола 48 калибров.

35-тонный проект фирмы «МАN», VK 3002 (MAN), созданный под руководством инженера Пауля Вибике, был гораздо более похож на традиционные немецкие боевые машины. Силуэт танка был несколько шире и выше, чем у T-34, корпус имел наклонные бронелисты, а просторная башня несколько смещалась назад, для того чтобы установить длинноствольное (70 калибров) 75-мм орудие. В кормовой части устанавливался карбюраторный двигатель «Майбах» HL210, механик-водитель и стрелок из пулемета располагались в переднем отсеке. Опорные катки также располагались в шахматном порядке, но имели индивидуальную торсионную подвеску.

Прототип танка

Прототип VK 3002 (MAN) на демонстрации 1942 год

Процесс создания нового танка не мог обойтись без вмешательства Гитлера. Вначале фюреру приглянулся проект «Даймлер-Бенц АГ» с тем, однако, условием, что разработчики заменят танковое орудие на более мощное. Фирма уже получила заказ на создание 200 усовершенствованных боевых машин типа VK 3002 (DB), когда в дело вмешалось Управление вооружения сухопутных войск. Как выяснилось, высокопоставленные чины управления отнеслись к проекту «Даймлер-Бенц АГ» весьма скептически. Во-первых, их смущал силуэт, так сильно напоминающий T-34, что в боевых условиях танки легко можно было бы перепутать. Во-вторых, как уже говорилось, оснащение танка дизельным двигателем создавало множество дополнительных проблем. В итоге мнение представителей заказчика стало склоняться к проекту фирмы «MAN». Оставалось лишь убедить Гитлера изменить точку зрения. Самое большое влияние на фюрера произвел тот довод, что в маленькой башне танка VK 3002 (DB) будет невозможно установить требуемое мощное орудие. Отныне проект «Даймлер-Бенц» был окончательно похоронен.

Управление вооружения сухопутных войск рекомендует фирме «МАN», как можно скорее изготовить прототип своего танка из броневой стали. Уже в сентябре 1942 г. прототип V-1 был отправлен на испытательный полигон под Нюрнбергом. Второй прототип V-2 испытывался на танкодроме в Куммерсдорфе. Испытания проводились под руководством главного инженера Г.Книпкампфа, который лично принимал участие в разработке ходовой части проекта «МАN». Книпкампф был одной из ключевых фигур в развитии немецкого танкостроения в предвоенный период и в годы Второй Мировой войны.

Танки «Пантера» в музеях стран мира
Танк Panther Ausf. A Befehlspanzer Танк Panther Ausf. A Танк Пантера Ausf. A
Panther Ausf. A Befehlspanzer —
Munster Panzer Museum (Germany)
Panther Ausf. A —
Saumur Tank Museum (France)
Panther Ausf. A —
Saumur Tank Museum (France)
Нажмите на фотографию танка, чтобы увеличить

В результате прототип «МАN» был утвержден для запуска в серийное производство и получил обозначение PzKpfw V «Пантера» (SdKfz171).Первоначально предполагалось производить по 250 боевых машин нового типа в месяц,но уже в конце 1942 г. эта цифра была увеличена до 600. Поскольку ресурсы фирмы «MAN» были явно недостаточны, чтобы обеспечить такие объемы производства, к выпуску «Пантер» пришлось подключить и «Даймлер-Бенц АГ». Спустя еще какое-то время серийным производством «Пантер» стали заниматься еще два промышленных гиганта — Ганноверский «МNH» и «Хеншель и сын АГ» (Кассель) и позднее «DEMAG», а также множество более мелких фирм, выполнявших отдельные заказы головных производителей.

Объем выпуска танка «Пантера»

Данные по фирме "Демаг" рассчитаны на основе материалов Министерства вооружений. Бухгалтерия "Демага" была утеряна во время войны.

В середине июля 1941 г фирма «Рейнметалл-Борзинг» получила заказ на разработку и создание танкового орудия, способного пробить 140-мм броню с расстояния 1000 м, и попутно подготовить проект башни, приспособленной для оснащения такой пушкой. К началу 1942 г. был создан прототип 75-мм пушки KwK L/60, однако на поведенных испытаниях орудие не достигло требуемой бpoнепробиваемости, поэтому «Рейнметалл — Борзинг»получил категоричный приказ до июня 1942 г. довести длину ствола до 70 калибров. Заказ был выполнен в срок, и на сей раз орудие полностью удовлетворило заказчика. 75-мм танковая пушка KwK42 была запущена в серийное производство. Первоначально она снабжалась однокамерным дульным тормозом, который впоследствии был заменен двухкамерным. Это было, без преувеличения, мощнейшее орудие, наводившее ужас на танковые силы и пехоту союзников.

pro-tank.ru

В различных книгах и телепередачах мне постоянно встречалась оценка Пантеры как одного из лучших танков Второй Мировой. А в передаче на канале «Нэшинел Джиографик», его вообще назвали абсолютно лучшим танком в мире — опередившим своё время.

Танк Пантера – могильщик Третьего Рейха?

Тяжелый танк PzKpfw V «Panther» Ausf D (SdKfz 171).

 

Историческая справка:
Тяжёлый танк Пантера, сокр. PzKpfw V «Пантера» — немецкий танк периода Второй мировой войны. Эта боевая машина была разработана фирмой MAN в 1941—1942 годах как основной танк Вермахта. По немецкой классификации «Пантера» считалась средним танком. В советской танковой классификации «Пантера» считалась тяжёлым танком. В ведомственной сквозной системе обозначений военной техники нацистской Германии «Пантера» имела индекс Sd.Kfz. 171. Начиная с 27 февраля 1944 года фюрер приказал использовать для обозначения танка только название «Пантера».
Боевым дебютом «Пантеры» стала битва на Курской Дуге, впоследствии танки этого типа активно использовались Вермахтом и войсками СС на всех европейских театрах военных действий. По мнению ряда экспертов, «Пантера» является лучшим немецким танком Второй Мировой войны и одним из лучших в мире. В то же время танк имел ряд недостатков, был сложен и дорог в производстве и эксплуатации. На базе «Пантеры» выпускались самоходно-артиллерийская установка (САУ) «Ягдпантера» и ряд специализированных машин для инженерных и артиллерийских частей немецких вооружённых сил.

Танк Пантера – могильщик Третьего Рейха?
Ну а каково же было реальное значение для хода войны столь выдающейся машины? Почему же Германия имея столь выдающийся танк не разгромил наголову Советские бронетанковые силы? Вот любопытная статья, привожу её полностью:

Курская Дуга, Северный фас. Колонна "Пантер" движется к фронту
 

Батальоны «Пантер» на Восточном фронте.Период с конца 1943 по 1945 год

«Пантеры», уцелевшие на Курской Дуге, собрали в составе 52-го танкового батальона, который 24 августа 1943 года переименовали в I. Abteilung/Panzer-Regiment 15. 51-й батальон в начале августа получил новые 96 «Пантер» и остался в составе гренадерской дивизии «Grossdeutschland». К концу августа 52-й батальон безвозвратно потерял 36 «Пантер». По состоянию на 31 августа 1943 года в 52-м танковом батальоне было 15 боеспособных танков, ещё 45 машин находилось в ремонте.

В конце августа 1943 года на фронт прибыл 1. Abteilung/SS-Panzer-Regiment 2, входивший в состав танковой дивизии СС «Das Reich». Этот батальон насчитывал 71 «Пантеру». Три командирских танка находилось при штабе, а в каждой из четырех рот было по 17 машин: две в штабной секции и по пять в каждом взводе. 31 августа 1943 года в батальоне был 21 боеспособный танк, 40 машин нуждалось в ремонте, 10 было списано.

Четвертым батальоном «Пантер», оказавшимся на Восточном фронте, был II. Abteilung/Panzer-Regiment 23. Батальон располагал 96 «Пантерами», из которых большинство составляли Ausf. D, но было и несколько Ausf. A. Пятой частью был I. Abteilung/Panzer-Regiment 2, оснащенный 71 «Пантерой», главным образом Ausf. А. Из рапорта 13-й танковой дивизии от 20 октября 1943 года:

«Из-за угрожающей обстановки на фронте, батальон был брошен на передовую, едва успев выгрузиться. Батальон действовал по ротам. Из-за спешки наладить взаимодействие с гренадерами не удалось. Часто без надобности переходя в контратаки, танковые отделения поддерживали действия пехоты. Как выяснилось позднее, такое использование танков противоречило основным тактическим принципам, однако положение на фронте не оставляло выбора.»

Ниже приведены выдержки из рапортов командира I. Abteilung/Panzer-Regiment 2. гауптмана Боллерта, охватывающих период с 9 по 19 октября 1943 года:

«Тактическая подготовка.

Недостаточная тактическая подготовка экипажей серьезно не сказалась на боеспособности батальона, так как более половины личного состава батальона имеет боевой опыт. В таком окружении молодые солдаты быстро повышают свою квалификацию. Многие молодые механики-водители, только что закончившие танковую школу, с большим усердием поддерживали свои танки в боеспособном состоянии. В любом случае, очень желательно иметь опытного командира взвода.

Техническая подготовка в Германии:

Во время нескольких недель подготовки механики-водители и техперсонал изучали не всегда то, что требуется на передовой. Некоторые из солдат занимались все время каким-либо одним заданием, например, меняли опорные катки. Таким образом, у многих не было целостного представления об устройстве PzKpfw V. Под руководством опытного инструктора молодые солдаты иногда достигали отличных результатов за очень непродолжительное время. Возможность изучить матчасть есть на каждом заводе, собирающем танки.

Механические проблемы:

Уплотнитель головки цилиндров прогорел насквозь. Разрушен вал топливного насоса.

Сорваны болты на большой шестерне бортовой передачи. Часто наблюдается выпадение заглушек, что приводит к вытеканию масла. Масло также часто вытекает через шов между кожухом бортовой передачи и бортом танка. Болты, которыми бортовые передачи крепятся к борту корпуса, часто ослабевают.

Верхний подшипник вентилятора часто заедает. Смазка недостаточна, даже если уровень масла в норме. Повреждения вентилятора часто сопровождается повреждением привода вентилятора.

Подшипники карданного вала выходят из строя. Привод гидравлического насоса изнашивается.

Проблемы с вооружением: сцепление компрессора залипает, что мешает работе системы продувки ствола. Прицел TZF 12 выходит из строя в результате попаданий в маску пушки. Расход оптики для прицела очень высок.

Совершенно необходимо оснастить танк курсовым пулеметом для борьбы с пехотой противника. Необходимость в курсовом пулемете ощущается особенно остро, когда спаренный пулемет замолкает.

Лобовая броня PzKpfw V очень хороша. 76,2-мм бронебойные снаряды оставляют на ней вмятины не глубже 45 мм. «Пантеры» выходят из строя при прямом попадании 152-мм фугасных снарядов — снаряд проламывает броню. Почти все «Пантеры» получили лобовые попадания 76-мм снарядов, при этом боеспособность танков практически не страдала. В одном случае маску пушки пробил 45-мм снаряд, пушенный с дистанции 30 м. Экипаж не пострадал.

Однако бортовая броня очень уязвима. Борт башни на одной из «Пантер» был пробит из противотанкового ружья. Борт другой «Пантеры» также был пробит мелкокалиберным снарядом. Все эти повреждения происходят во время боев на улицах или в лесу, где закрыть фланги не представляется возможным.

Прямое попадание артиллерийского снаряда и нижнюю часть лобовой брони привело к тому, что лопнули сварные швы, а от бронеплиты откололся кусок несколько сантиметров длиной. Очевидно шов был проварен не на всю глубину.

Юбка показала себя достаточно хорошо. Крепления листов недостаточно надежны и очень неудобно расположены. Поскольку листы подвешены па расстоянии 8 см от борта танка, они легко отрываются ветвями деревьев и кустарников.

Новые опорные катки не вызывали нареканий. Почти все «Пантеры» теряли ход из-за разрывов фугасных снарядов. Один опорный каток пробит навылет, три повреждено. Раскололось несколько опорных катков. Хотя 45-мм и 76-мм снаряды пробивают траки, они не могут иммобилизовать танк. В любом случае «Пантера» может своим ходом покинуть поле боя. Во время продолжительных маршей на предельной скорости быстро изнашиваются резиновые бандажи на опорных катках.

Пушка показала себя превосходно, отмечены только единичные незначительные проблемы. Лобовая броня КВ-1 уверенно пробивается с дистанции 600 м. СУ-152 пробивается с дистанции 800 м.

Новая командирская башенка имеет довольно удачную конструкцию. Диоптр, очень помогавший командиру танка в наведении пушки на цель, отсутствует. Три передние перископа следует сместить чуть ближе друг к другу. Поле зрения через перископы хорошее, но невозможно использовать бинокль. При попадании снарядов в башню оптика перископа часто выходит из строя и требует замены.

Кроме того, перископы механика-водителя и стрелка-радиста следует лучше герметизировать. Во время дождя вода проникает внутрь и сильно затрудняет работу.

Буксиры Bergepanther отлично зарекомендовали себя. Одного Bergepanther достаточно для эвакуации одного танка в сухую погоду. По глубокой грязи даже двух буксиров недостаточно для эвакуации одной «Пантеры». К настоящему времени буксиры Bergepanther эвакуировали 20 «Пантер». В общей сложности поврежденные танки буксировали на расстояние 600 м. Bergepanther использовались только для того, чтобы отбуксировать подбитые танки с передовой в ближний тыл. Опыт батальона показывает, что необходимо иметь как минимум четыре буксира Bergepanther, хотя бы и за счет обычных 18-тонных буксиров. Оснащенность буксиров радиостанциями оказалась кстати. Во время боя командиры Bergepanther получали указания по радио.

Чтобы буксировать одну «Пантеру» в сухую погоду требуется два тягача Zugkraftwagen 18t. Однако по глубокой грязи даже четыре 18-тонных тягача не могут сдвинуть танк.

16 октября батальон начал атаку силами 31 танка. Хотя пройденное расстояние было невелико, 12 «Пантер» вышло из строя из-за механических поломок. К 18 октября 1943 года батальон располагал 26 боеспособными «Пантерами». 39 танков нуждалось в ремонте и 6 машин пришлось списать. В период с 9 по 19 октября среднее количество боеспособных танков составляло 22 «Пантеры».

Результаты: подбито 46 танков и 4 самоходных орудия. Уничтожено 28 противотанковых пушек, 14 артиллерийских орудий и 26 противотанковых ружей. Наши безвозвратные потерн — 8 танков (6 подбито и сгорело во время боев, два разобрано на запчасти).»

Танк Пантера – могильщик Третьего Рейха?

Тяжелый танк PzKpfw V «Panther» Ausf A (SdKfz 171).

Из-за механической ненадежности «Пантер» и высокого уровня потерь. 1 ноября 1943 года Гитлер решил отправить на Ленинградский фронт 60 танков без двигателей, которых следовало врыть в землю напротив Кронштадской бухты. С 5 по 25 ноября 1943 года 60 «Пантер» (полностью боеспособных), отправили в распоряжение командования Группы Армий «Север».

30 ноября 1943 года командование L армейского корпуса сообщило, что 60 «Пантер» поступило в ведение 9-й и 10-й полевых дивизий люфтваффе. «Пантеры» были по три врыты вдоль линии обороны, имея перед собой простреливаемое пространство 1000-1500 м. Если по какой-то причине три танка окопать рядом не представлялось возможным, одиночную машину усиливали пехотой и противотанковой пушкой. 10 наиболее боеспособных машин оставили на ходу в качестве мобильного резерва.

Из состава I. Abteilung/Panzer-Regiment 29 выделили 60 человек (20 командиров, 20 механиков-водителей, 15 наводчиков и 5 стрелков-радистов). 26 декабря III танковый корпус получил приказ собрать все сохранившие подвижность «Пантеры» в составе I. Abteilung/Panzer-Regiment 29. Окопанные «Пантеры» остались в ведении дивизий.

В ноябре 1943 года два батальона «Пантер» прибыли на Восточный фронт. Это были I. Abteilung/Panzer-Regiment 1, насчитывавший 76 «Пантер» (в роте 17 танков), а также I. Ableilung/SS-Panzer-Regiment 1. полностью укомплектованный (96 «Пантер»), Оба батальона действовали в составе своих дивизий.
Танк Пантера – могильщик Третьего Рейха?
Тяжелый танк PzKpfw V «Panther» Ausf G (SdKfz 171).

В начале ноября 1 батальон 15-го танкового полка получил пополнение в виде 31 «Пантеры». В конце декабря 1943 года I батальон 1-го танкового полка получил 16 новых «Пантер». Не считая 60 «Пантер», отправленных на Ленинградский фронт, всего в 1943 году на Восточный фронт было отправлено 841 «Пантера». К 31 декабря 1943 года немцы располагали только 217 «Пантерами», из них лишь 80 сохранили боеспособность. 624 танка было списано (потери 74%).

С 5 по 11 декабря 1943 года 76 «Пантер» доставили в I батальон 2-го танкового полка. Еще 94 «Пантер» прибыли в качестве пополнения в другие батальоны. Однако все эти танки впервые использовали в бою уже в январе 1944 года.

Танк Пантера – могильщик Третьего Рейха?

PzKpfw V Ausf G с башней «Шмальтурм» и орудием KwK 42 с дульным тормозом.

5 марта 1944 года Гудериан сообщал:

«Как показал опыт последних боев, «Пантеру», наконец, удалось довести до ума. В рапорте от 22 февраля 1944 года, поступившем из 1-го танкового полка, говориться: «В нынешнем варианте «Пантера» годна для фронтового применения. Она значительно превосходит Т-34. Почти все недостатки устранены. Танк имеет превосходное бронирование, вооружение, проходимость и скорость. В настоящее время средний пробег мотора находится в пределах 700-1000 км. Число поломок двигателя уменьшилось. Поломки бортовых передач больше не отмечаются. Рулевое управление и трансмиссия достаточно надежны.»

Однако этот рапорт из 1-го танкового полка оказался преждевременным. Действительно, «Пантера» хорошо себя чувствовала зимой на подмерзшем грунте, но уже в рапорте от 22 апреля 1944 года из I батальона 2-го танкового полка сообщается о многочисленных технических проблемах, вызванных весенним бездорожьем:

В рапорте обобщен опыт, полученный в период между 5 марта и 15 апреля 1944 года.

Двигатель Maybach HL 230 Р30;

Танк Пантера – могильщик Третьего Рейха?
В общем, новые двигатели гораздо надежнее предшественников. Иногда двигатель без ремонта проходит до 1700-1800 км, причем 3 «Пантеры», пройдя это расстояние, по-прежнему остаются на ходу. Но характер поломок не изменился: разрушение механических частей и повреждение подшипников.

Пожары двигателя:

Количество пожаров в двигательном отделении заметно сократилось. Выявлены следующие причины пожаров:
Утечки масла через клапаны из-за плохих уплотнителей. Капли масла падают на раскаленные выхлопные трубы и воспламеняются.
В некоторых случаях отмечается переполнение карбюратора. Свечи заливаются бензином и не дают искры. Несгоревшее топливо затем выбрасывается в выхлопные трубы и просачивается наружу через уплотнители, становясь причиной пожара.

Трансмиссия:

Срок службы трансмиссии также увеличился. В среднем, каждые 1500 км пробега выходит из строя 3-я передача, причем ремонту в полевых условиях поломка не поддается. Выход из строя 3-й передачи объясняется ее перегрузка при движении но грязи. Поскольку заменить трансмиссию иногда не удается, мы эксплуатировали три «Пантеры» с неисправной коробкой передач. Переключение со 2-й сразу на 4-ю передачу иногда вызывало поломку сцепления, но ремонтировать сцепление гораздо проще. Случается, что танки проходят без поломки сцепления по 1500-1800 км, причем 4 «Пантеры» уже перекрыли этот рекорд.

Быстрый износ рулевого управления также обусловлен постоянной ездой по бездорожью. Рулевое управление имеет достаточно сложную конструкцию, а квалификации механиков-водителей недостаточно для того, чтобы самостоятельно устранить возникающие неисправности. Поэтому танками управляют с помощью бортовых тормозов, что приводит к их быстрому износу и частому выходу из строя.

Бортовые передачи:

Очень часто танки выходят из строя из-за поломок бортовых передач. Например 11 марта пришлось заменить бортовые передачи на 30 танках. Левая бортовая передача выходит из строя чаще, чем правая. Болты на большой шестерне бортовой передачи часто срываются. Особенно неблагоприятно влияет на бортовые передачи движение задним ходом по грязи.

Подвеска и гусеницы:

После 1500-1800 км пробега наблюдается сильный износ гусениц. Во многих случаях направляющие зубья отламываются или сгибаются. Четырежды гусеницы пришлось менять целиком, так как ни на одном траке не осталось направляющего зуба.

Несмотря на то, что надежность танков заметно возросла, следует продолжать предпринимать попытки повысить надежность в еще большей степени. Для этого необходимо, чтобы «Пантеры» были приспособлены к следующим боевым ситуациям:
Работа двигателя на предельных режимах при движении вверх по склону или по глубокой грязи.
Рулежка при движении задним ходом (неизбежный маневр во время боя).
Перегрузка сцепления.

Снижение уровня поломок также объясняется возросшим опытом механиков-водителей и командиров танков. В 4-й роте 2-го танкового полка танк ефрейтора Габлевского (PzKpfw V. Fgst.Nr. 154338. Motor Nr.83220046) к настоящему времени прошел без ремонта 1878 км и по прежнему сохранил полную боеспособность. За все это время потребовалось поменять несколько опорных катков и гусеничных траков. Расход масла на танке составляет около 10 л. на 100 км. На «Пантере» до сих пор стоят двигатель и трансмиссия, смонтированные еще на заводе.»
Для того, чтобы закрыть огромную брешь на Восточном фронте, сделанную Красной Армией в июле 1944 года, было спешно сформировано 14 танковых бригад. Лишь семь из них отправили на Восточный фронт. Остальные семь пришлось отправить на запад, поскольку в августе 1944 года союзники начали во Франции успешное наступление. В каждой бригаде с номером от 101 до 110. а также в Fuehrer — бригаде имелось по одному батальону «Пантер». Батальон состоял из штаба (3 «Пантеры») и трех рот, по 11 «Пантер» в каждом (2 при штабной секции и по 3 в трех взводах).

С августа 1944 года бомбардировки союзников стали сказываться на производительности немецких танковых заводов. Производство «Пантер» падало, а потери на фронтах, напротив, росли. Пришлось пойти на сокращение танков в батальонах. Например, в I. Abteilung/Panzer-Regiment73160;10 имел три машины при штабе и 17 «Пантер» во 2-й и 4-й ротах.

В I батальоне танкового полка «Hermann Goering» было 4 «Пантеры» при штабе батальона и по 14 «Пантер» в каждой из четырех рот (две «Пантеры» в штабной секции и по четыре в трех взводах). По той же схеме организовывались 1 батальоны 6-го, 11-го, 24-го и 130-го танковых полков. В этих четырех батальонах все 60 «Пантер» были оснащены приборами ночного видения. Полевые испытания закончились нудачно. поэтому все приборы ночного видения демонтировали и отправили на склад еще до отправки частей на фронт.

После провала наступления на Западном фронте, в феврале 1945 года 8 дивизий (1-я. 2-я, 9-я, 10-я и 12-я дивизия СС, а также 21-я дивизия, 25-я гренадерская дивизия и гренадерская дивизия «Fuehrer»), насчитывавшие в общей сумме 271 танк, были переброшены на восток.

12 февраля 1945 года генерал-инспектор танковых войск приказал 1-й роте 101-го танкового батальона танковой бригады «Fuehrer» начать войсковые испытания прибора ночного видения FG 1250. Десять «Пантер» роты были отправлены в Альтенграбов, для оснащения ноктовизорами. Кроме того, рота получила три SdKfz 251/20. оснащенных ИК-прожекторами BG 1251 (Uhu). 26 марта 1945 года майор Вёльварт и гауптман Ритц доложили о ходе первого ночного боя с использованием ИК-прицелов. Бой прошел успешно, приборы ночного видения оказались достаточно надежны. Получив обнадеживающие результаты, немецкое командование оснастило ИК-прицелами танки в следующих частях:
I./PzRgt 6 (3. PzDiv) — 1 марта 10 штук;
Ausbildungs-Lehrgang Fallingbostel — 16 марта 4 штуки;
I./PzRgt 130 (25. PzGrDiv) — 23 марта 10 штук:
I./PzRgt 29 (PzDiv Muenchenberg) — 5 апреля 10 штук;
4. Kp/PzRgt 11-8 апреля 10 штук.

За исключением четырех «Пантер», отправленных в Фаллингбостель, все машины, оснащенные FG 1250 (50 штук), участвовали в боях на Восточном фронте.

Наибольшее количество боеспособных «Пантер» было в распоряжении немецкого командования летом-осенью 1944 года. В это время пиковое число боеспособных танков достигло 522 штуки. В то же время Красная Армия располагала несколькими тысячами Т-34, КВ-1, ИС-2 и M4 Sherman. Несмотря на множество локальных успехов, «Пантеры» так и не смогли переломить ход войны.

Ну и что же мы имеем в сухом остатке? Кроме боевых и технических характеристик у любой боевой машины есть ещё и другие характеристики. Такие, как надёжность, ремонтопригодность ну и самое главное цена, и вытекающая из неё возможность к массовому производству. Если оценивать голые цифры технических характеристик, то машина выглядит выдающейся, даже статистика боёв с нашими танками говорят в пользу Пантеры. Но вышеперечисленные качества, которые за частую уходят от внимания простых любителей военной истории, делают её просто аховой. И не смотря на своё техническое совершенство эта машина практически погубила Третий Рейх, оставив его фактически без танков. По этим качествам Пантера не опередила своё время, а скорее запоздала. Она должна была появиться в предвоенный период, и все её детские болезни должны были быть устранены ещё перед войной, а не в критический для Германии момент.

Была ли альтернатива? Я её лично не вижу. Перед войной такая машина появиться не могла. Так как она стала результатом осмысления боёв против Т-34.

Что же нужно было делать Германии. Вероятно, правы те коллеги, которые писали, что единственным правильным действием было бы продолжение модернизации Т-IV. Машины достаточно устаревшей, которая по моему мнению, даже в большом количестве, вряд ли б изменила ход войны.

 >

alternathistory.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.