Т 34 год создания

История создания Т-34 тесно связана с историей создания А-20.

После того, как основой для будущего танка был выбран А-32, ему приказали увеличить броню до 45 мм. Но металл зря расходовать не стали и сначала проверили его ходовые характеристики, просто погрузив балласт, соответствующий массе дополнительных бронелистов.

Т 34 год создания

Новый танк с возросшей броней получил заводское обозначение А-34. В октябре-ноябре 1939 года весь завод трудился не покладая рук. Правительство жестко поставило задачу построить 2 образца танка к 7 ноября, чтобы они смогли принять участие в параде. Однако танки так и не построили вовремя. Основные трудности заключались в изготовке броневых листов. При сгибе в определенных местах появлялись трещины. Большие размеры (по тем временам) цельных бронелистов также значительно усложняли работу над ними.

Т 34 год создания

Тем временем 19 декабря закончились испытания догруженного А-32. В этот же день вышло постановление «О принятии на вооружение РККА танков, бронемашин, артиллерийских тягачей и о производстве их в 1940 г.

Выписка из этого постановления про А-32 (Т-32):


Т 34 год создания

Позже одним из условий принятия этого танка на вооружение стало преодоление 2000-километрового пробега. Первый А-34 (будущий Т-34) сошел с конвейера завода в январе 1940 года, а второй в феврале. И тут же они были отправлены на заводские испытания пробегом. Однако уже после 250 км у первого сломался двигатель, что еще замедлило “наматывание” пробега.

К концу февраля первая машина прошла 650 км, а вторая — 350. Стало ясно, что к марту “намотать” 2 тыс. км каждой машине не удастся, а ведь именно на март назначены гос.испытания. Было созвано экстренное собрание на заводе, на котором решили, что танки отправятся своим ходом в Москву. Так они и километраж “намотают”, и успеют вовремя. Главой экспедиции был назначен главный инженер и конструктор машины — Михаил Ильич Кошкин.

В ночь на 5-ое и 6-ое марта колонна отправилась в путь. В нее входили 2 танка А-34 и два тягача “Ворошиловец”, один из которых был оборудован под спальные места, а другой — для множества запасных частей и топлива. Маршрут был строго “секретным”, обходил все населенные пункты и мосты.Первая поломка была уже примерно через 80 км после начала пробега. У одного из танков сломался фрикцион, что делало движение танка невозможным. Кошкин решил не ждать, пока танк починят, а принял решение двигаться дальше, предварительно вызвав с завода бригаду для ремонта.


Первый танк прибыл в Москву 12 марта, а уже 17-го марта оба танка были представлены правительству на Ивановской площади Кремля. Этот беспрецедентный перегон тяжело сказался на здоровье конструктора Кошкина. Он заболел пневмонией и умер 26 сентября 1940 года в санатории “Занки”, где проходил лечение.

Сталин лично одобрил машину и сказал обеспечить всем необходимым ХТЗ для серийного производства танка. Танк был принят на вооружение 7 июня 1940 года и выпускался до 1958 года. В Российской Федерации официально танк сняли с вооружения лишь в 1993 году. Некоторые модификации танка до сих пор состоят на вооружении ряда стран Африки, Юго-Восточной Азии и Латинской Америки.

Вооружение танка Т-34

Так как первоначальную пушку Л-11 достаточно быстро сменила Ф-34, остановимся на характеристиках именно Ф-34.

Масса орудия, кг – Около 1700

Боекомплект, сн. — 77

Начальная скорость полета бронебойного снаряда, м/с, — 662

Начальная скорость полета подкалиберного снаряда, м/с, — 950

Начальная скорость полета Оскол.-Фугас. снаряда, м/с, — 680

Прицельная дальность, м, — 1500

Углы вертикальной наводки, град.: -5° +28°


Т 34 год создания

Бронепробиваемость:

Градусы наклона измеряются по отношению к горизонтальной поверхности.

Бронебойный, На расстоянии 500 м, мм/град. — 84/90°

Бронебойный, На расстоянии 1,5 км, мм/град. — 69/90°

Подкалиберный, На расстоянии 500 м, мм/град. — 100+/90°

Скорострельность, выстр./мин – до 5

Дополнительное вооружение:

Два пулемета ДТ. Один спарен с орудием, второй — курсовой.

Тактико-Технические Характеристики танка Т-34

Масса, т — 25,6

Экипаж, ч — 4.Командир (он же наводчик), Заряжающий, Стрелок-Радист, Механик-Водитель.

Длина корпуса, мм — 5920

Ширина корпуса, мм — 3000

Высота, мм — 2405

Т 34 год создания

Бронирование

Градусы наклона измерены по отношению к вертикали.

Лоб корпуса (верх), мм/град. 45 / 60°

Лоб корпуса (низ), мм/град. 45 / 53°

Борт корпуса (верх), мм/град. 40 / 40°

Борт корпуса (низ), мм/град. 45 / 0°

Корма корпуса (верх), мм/град. 40 / 47°

Корма корпуса (низ), мм/град. 40 / 45°

Днище, мм 13—16

Крыша корпуса, мм 16—20

Лоб башни, мм/град. 45

Маска орудия, мм/град. 40

Борт башни, мм/град. 45 / 30°

Корма башни, мм/град. 45 / 30°


Крыша башни, мм 15 / 84°

Ходовые качества

Мощность двигателя, л. с. — 500

Максимальная скорость, км/ч — 54(По другим данным — 48).

Запас хода по шоссе, км — 300

Удельная мощность, л. с./т — 19,5

Преодолеваемый подъём, град. — 36°

Боевое применение Т-34

Первый свой боевой опыт Т-34 получил в Великой Отечественной войне. К началу войны было выпущено чуть больше тысячи машин, в приграничных округах находилось 926 «тридцатьчетверок».

Встреча с новыми советскими танками (Т-34 и КВ) стала для немецких войск настоящим сюрпризом. По своим боевым характеристикам Т-34 превосходил практически все имевшиеся на тот момент танки вермахта, однако неудовлетворительное знание экипажами новой техники, тактические просчеты в использовании танков, дефицит боеприпасов, топлива и ремонтно-эксплуатационных средств сводили все преимущества на нет.

В хаосе первых месяцев войны большинство машин было попросту брошено из-за поломок или нехватки топлива. Да и в целом удельный вес «тридцатьчетверок» на фоне БТ-7 и Т-26 был весьма низок.

Ситуация изменилась осенью 1941-го года, когда количество Т-34 в войсках существенно возросло и они стали представлять для немецких танков гораздо более серьезную угрозу, о чем говорят многочисленные свидетельства противоположной стороны.

К концу 1941 года Т-34 становится уже основным советским танком, играя ключевую роль во всех крупных сражениях. Начиная с 1942 года «тридцатьчетверок» выпускается больше, чем всех остальных советских танков вместе взятых.


На Т-34 воевали такие признанные танковые асы, как Д.Ф. Лавриненко (52 уничтоженных немецких танка за 2,5 месяца – лучший результат среди советских танкистов), В.А. Бочковский, Н.Д.Моисеев, К.М. Самохин, А.Ф. Бурда и другие.

Вплоть до битвы на Курской дуге Т-34 продолжал превосходить практически все немецкие танки, однако летом 1943 года ситуация изменилась. Появление новых немецких танков и ПТ-САУ значительно ослабило позиции Т-34, что в конечном счете привело к появлению модификации Т-34-85, постепенно ставшей вытеснять из войск Т-34 с 76-миллиметровой пушкой.

К началу 1945 года Т-34-76 в войсках уже практически не осталось. Некоторое их количество приняло участие в разгроме японской армии.

Т-34 в кино

Несмотря на очень большое число выпущенных Т-34-76, после войны экземпляров этого танка сохранилось мало. Поэтому в фильмах этот танк практически всегда заменяет модификация Т-34-85, как это было, например, в знаменитом сериале «4 танкиста и собака» или в фильме «Горячий снег».

Подлинные экземпляры Т-34-76 присутствуют в следующих кинофильмах:

• «Два бойца»

• «Иван Никулин — русский матрос»;

• «Великий перелом» (были показаны Т-34-76 обр. 1942 года с командирской башенкой и без неё);

• «Жаворонок» (для этого фильма специально реконструировали Т-34-76 на студии Ленфильм).

До сих пор в Свердловской области Вы можете увидеть много танков Т-34, в том числе в музее в Верхней Пышме.


Т 34 год создания

В военторге «Патриот» вы можете заказать форму Великой Отечественной Войны, знаки различия танковых войск и погоны танкистов ВОВ. А также купить шлемофон танкиста.

patriot66.com


В 1935 году «быстроходные танки» БТ давно уже нельзя было назвать копией «танка Кристи», прототип которого, купленный у Уолтера Кристи в 1931 г., послужил основой для проектирования первого БТ-2.

Прадед Т-34, быстроходный танк БТ-7

Новый советский танк БТ-7 качественно отличался от всего, что было раньше — имел усиленную бронезащиту корпуса, в его конструировании активно применялась сварка, но главное, взамен привычного двигателя М-5 («либерти») установили более надежный 12-цилиндровый V-образный карбюраторный двигатель М-17Т, мощностью 400 л.с., увеличенный до 800 литров запас топлива и в два раза увеличенный запас хода.

Машина была надежной, быстрой, но не лишена одного из основных недостатков предыдущих моделей (как, впрочем, и вообще всех существующих на тот момент танков в мире) – авиационный мотор, способный сдвинуть с места многотонную громаду, питался исключительно высокооктановым горючим, не только дорогим, но и опасным, если речь идет о танке.


Решить эту проблему не удавалось долго, пока в 1938 г. на опытный БТ-7 не был установлен дизель В-2. Двигатель получился настолько удачным и пригодным к модернизации, что советские танки были обеспечены «сердцем» на десятилетия вперед. Опытной машине присвоили индекс А-8 (А – индекс всех экспериментальных танков 30-х годов) и 5 сентября 1939 г. рекомендовали запуск танка в производство, обозначив его БТ-7М. Хотя к этому времени уже существовал польский танк 7TP с дизельным двигателем, БТ-7 стал первым крупносерийным танком с дизелем в качестве силовой установки.

Почти одновременно с этим, шла разработка и испытания целого букета различных улучшений для БТ-7, особо заметными тут были БТ-ИС (БТ – Иосиф Сталин), БТ-СВ — версия БТ с наклонными бронелистами, и «артиллерийский» БТ-7А оснащенный 76,2-мм пушкой. Однако все это были лишь пробы, наработки – в серию машины не шли и пока только ждали своего часа. По сути шло накопление «критической массы» новшеств, однако по отдельности все они были весьма «сырыми» и в дело не годились.

Основная причина заключалась не столько в недостатке опыта у конструкторов, сколько в пределе возможностей самого БТ – танк был уже перетяжелен, и его трансмиссия нуждалась в переработке. Решение нашлось у военинженера 3 ранга Адольфа Яковлевича Дика, предложившего добавить на каждый борт машины ещё по одному (пятому) катку, однако Михаил Ильич Кошкин, с 28 декабря 1936 г.


зглавлявший КБ танкового завода № 183, и работавший над танком БТ-9 – дальнейшей модернизацией БТ-7, идею отбросил. Время шло, проект «БТ-9» сперва просто запаздывал, а затем и вовсе сорвал все сроки по проектированию – дело приняло настолько серьезный разворот, что заговорили о «вредительстве» и начались аресты…

А дело было в том, что БТ-7 был хотя и хорошим танком, но уже исчерпавшим свои возможности. Понимая это, руководство страны поставило перед конструкторами новую задачу – объединив опыт и используя предыдущие наработки, сконструировать совершенно новую боевую машину, впрочем, также колесно-гусеничную.

Танки серии «А»

Новый проект получил рабочее название БТ-20. Предполагалось, что танк будет иметь дизель БД-2 мощностью 400 л.с. с возможностью форсирования до 600 л.с в дальнейшем, индивидуальной торсионной амортизированной подвеске и наклонными броневыми листами толщиной до 25 мм. Экипаж состоял из 3-х человек, а вооружить машину планировалось 76-мм (как вариант – 45-мм) пушкой. Как видно, схожий в общих чертах, в деталях будущий Б-20 был совсем не похож на БТ-7.

Его проектирование забрали у «вредителя» Кошкина и назначили вместо него Дика, вверив ему специально созданное ОКБ. Однако хорошо предлагавший «со стороны», Дик и его ОКБ сперва не уложились в сроки, затем все-таки предоставили чертежи будущего танка, однако с куда более скромными характеристиками.
Теперь уже расформировали его ОКБ, а освободившееся место заняла новая группа конструкторов под шифром КБ-24, руководителем которой опять назначили Кошкина.


С самого начала мнения касательно концепции будущего танка разделились. Одна часть специалистов отстаивала идею создания чисто гусеничного движителя, а другая — комбинированного колесно-гусеничного.

Для принятия окончательного решения, какому типу танка отдать предпочтение, в марте 1938 г. на имя Председателя СНК СССР В.М.Молотова от наркома обороны СССР К.Е.Ворошилова поступила докладная записка с предложением о пересмотре постановления НКО № 94 «О типах танков…», в котором, в частности, говорилось:

«Танк, предназначенный для действий совместно с пехотой (конницей) и в составе самостоятельных танковых соединений, должен быть один. Для этой цели необходимо разработать два типа танков: один чисто гусеничный и другой — колесно-гусеничный…”. И далее «Создать два опытных образца легких танков: один — чисто гусеничный, вооруженный 45-мм танковой пушкой и спаренным пулеметом с броней от 12,7-мм пуль со всех дистанций, максимальной скоростью 50 — 60 км/ч и весом не более 13 т. Второй — колесно-гусеничный с шестью ведущими колесами с тем же вооружением и броней, скоростью на гусеницах и колесах 50 — 60 км/ч и весом не более 15 т. Мотор — дизель».


В октябре 1938 г. завод № 183 предъявил чертежи и макеты двух разработанных согласно предложениям комиссии АБТУ вариантов (колесно-гусеничного и гусеничного) танков, которые были рассмотрены Главным военным советом 9 и 10 декабря 1938 г.

Колесо против гусеницы

К 15 января 1939 г. были выполнены рабочие чертежи корпуса и башни опытного колесно-гусеничного танка А-20 и начата разработка чертежей нового образца чисто гусеничного танка с более мощным вооружением, который первоначально имел заводской индекс А-20Г (Г — гусеничный), а впоследствии ему было присвоено новое обозначение — А-32.

27 февраля 1939 г. на заседании Комитета Обороны состоялось обсуждение чертежей и макетов танков А-20 и А-32. Большинство присутствующих высказалось в пользу А-20, но М.И.Кошкин предложил построить сразу обе машины, на что присутствовавший на заседании И.В.Сталин коротко ответил, что необходимо «дать коллективу возможность работать».

Постановлением КО при СНК СССР № 45 от 27 февраля 1939 г. разработанные чертежи и макеты танков А-20 и А-32 были окончательно утверждены для производства. Ведущим инженером проектов был А.А.Морозов, а главным конструктором — М.И.Кошкин.

Менее чем за три месяца, уже к 26 мая 1939 г., опытный образец танка А-20 был собран (без оружия), обкатан на стенде и испытан на колесном ходу, выдав скорость в 85 км/ч.

Заводские испытания опытного гусеничного танка А-32 начались в середине июня 1939 г. и продолжались до 16 июля. Во время испытаний танк неоднократно развивал максимальную скорость до 70 км/ч (причем на гусеницах) и прошел в общей сложности свыше 350 км. Результаты были так хороши, что броню машины увеличили ещё на 10 мм доведя вес танка до 19,6 т.

Оба танка бесспорно были новым словом в отечественном танкостроении – все предыдущие машины они превосходили на порядок. Мощные двигатели, броневые листы имеющие оптимальный угол наклона, надежная трансмиссия, повышенная защищенность – таких танков не имела ещё ни одна армия мира.

Внешне А-20 и А-32 были похожи, и даже по весу различались лишь в 1 тонну. Однако за счет отсутствия сложного колесного движителя, броня А-32 почти в 2 раза превышала по толщине броню А-20, а 76,2-мм танковая пушка Л-10 явно превосходила по всем параметрам «сорокопятку» собрата. При этом на гусеничном ходу А-32 «выжимал» почти столько же, сколько А-20 на колесном – 74 км/ч.

Полигонные испытания обеих машин проводились в районе Харькова в период с 18 июля по 23 августа комиссией под председательством начальника 1-го отдела АБТУ майора Кульчицкого.

За период испытаний танки прошли: А-20 — 4500 км, а А-32 — 3000 км и по надежности работы механизмов показали совершенно равноценные результаты, по всем параметрам «сделав» самые совершенные БТ-7 стоящие в тот момент на вооружении. Оба танка были рекомендованы к производству, однако, как отмечалось, танк А-32 в виду своей более высокой живучести и огневой мощи явно превосходил А-20 и вполне мог быть ещё более усилен за счет увеличения мощности брони до 45-мм.

Общим же недостатком обеих машин отмечалась теснота, недостаточная проработанность рабочих мест членов экипажа – качество, которое ещё долго будет непременным спутником отечественных танков.

Рождение танка Т-34

19 сентября 1939 г. наркомат обороны поставил перед правительством вопрос о принятии обоих танков на вооружение РККА и изготовлении на заводе № 183 к 1 декабря 1939 г. опытной партии танков А-32 с 45-мм броней в количестве 10 машин и установочной партии танков А-20 — 10 машин к 1 января 1940 г. До начала выпуска установочной партии на танке А-20 КБ завода № 183 следовало устранить все выявленные дефекты и дополнительно увеличить толщину лобового листа корпуса до 25 мм и днища в носовой части — до 15 мм.

На протяжении всей последующей недели на правительственном уровне решалась судьба средних танков А-20 и А-32. Результатом этих обсуждений стал проект Постановления КО при СНК СССР от 25 сентября 1939 г. рекомендовавший к производству только одну машину – А-32. Но к производству она была принята под другим, давно привычным нам индексом: Т-34.

Имя это было присвоено танку «авансом» — машина была ещё очень «сырой» и сразу же в серию не пошла. Потребовалось ещё некоторое время на доработку и отладку различных узлов, результатом которой стал следующий опытный танк – А-34. По сравнению с А-32 он был тяжелее на 5,5 тонн, имел скорость «всего» (ага, всего) 54 км/ч, был длиннее на 30,4 см, шире на 45 см и ниже на 6 мм.

10 февраля 1940 г. завод № 183 предъявил комиссии под председательством полковника В.Н.Черняева на войсковые испытания два первых серийных танка Т-34 (А-34). А 5 марта 1940 г. обе машины начали свой исторический пробег по маршруту Харьков-Москва, причем за рычагами одного из танков находился сам М. Кошкин. Т-34 начал свой путь в легенду.

Интересный факт: тем же постановлением, которым принимался на вооружение Т-34 были приняты на вооружение и такие заслуженные боевые машины как танки KB-1, БТ-7М, Т-40, тягач «Ворошиловец», тракторы СТ-2 и СТЗ-5, бронемашина БА-11, автомобили ГАЗ-61 и ЗИС-5.


источник: компиляция из материалов находящихся в открытом доступе в сети интернет, цитаты по книге «Неизвестный Т-34» 

armedman.ru

Создание

Танк Т-34

Базовая конструкция была опробована впервые в 1938 на A-32, будучи зарожденной на БТ-7, который, в свою очередь, был эволюцией американского танка Кристи.

Предшественниками Т-34 можно считать БТ-ИС, А-20, БТ-СВ и А-32 — танки с наклонной броней, первые из проектов которых появились в 1936 году, то есть, задолго до начала войны.

Главный инженер, Михаил Кошкин, обещал Сталину заменить серию БТ лучшим и более универсальным танком.

Он должен был обладать следующими чертами:

  • корпус с наклонной броней;
  • мощный и неприхотливый дизельный двигатель V-12, менее чувствительным к качеству топлива и условиям эксплуатации, чем высокооктановые бензиновые двигатели;
  • большая дальность действия;
  • меньшая пожароопасность, чем БТ-5 и БТ-7, которые показали свою горючесть во время Советско-Японской войны в Маньчжурии.

Первый опытный образец являлся улучшенным А-32 с утолщенной броней. Он успешно закончил свои испытания в Кубинке, после чего его конструкцию упростили для массового производства. Всё это произошло уже в начала 1939 года, во время перевооружения СССР.

Первые два опытных образца приняли участие в пробеге от своего завода в Харькове до Москвы и назад в 1940 году, под патронажем Сергея Орджоникидзе. С апреля до мая они подвергались большому количеству трудных испытаний, проехав в общей сложности около 2000 км от Харькова до линии Маннергейма в Финляндии и назад, на фабрику, через Москву.

Конструкция

Танк Т-34

Наклонная броня была отличным решением и позволяла выдержать многие попадания, имея при этом приемлемую толщину и массу.

После окончания разработки и испытаний, новая серия танка была оборудована финальной версией 76,2 мм пушкой и стала основанием для создания всех последующих версий вплоть до 1944 года. Она была известна как Т-34-76, а, после замены пушки и башни, как Т-34-85.

Подвеска Кристи с цилиндрическими пружинами была приспособлена под фронтовые условия, так же, как и дизели V12 вместе с коробкой передач и сцеплением. Радиостанция 10-РТ-26 была заменена моделью 9-РМ, гусеницы немного расширены. Форма лобового бронирования была немного упрощена для облегчения массового производства, как и многие другие элементы.

Т-34 в течении своей продолжительной жизни был оборудован множеством разных люков и турельных установок, но почти все варианты оборудовались перилами наверху корпуса, которые позволяли советской пехоте передвигаться на танке, компенсируя нехватку транспортных средств.

Однако, ни один из Т-34 никогда не оборудовался противовоздушными средствами, из-за чего многие были потеряны под атаками Ju-87 «Штука».

Боевое применение

Танк Т-34

Попав на фронт, Т-34 не имел аналогов в мире в мире. Это стало возможно благодаря объединению в волшебный треугольник скорости, бронирования и вооружения.

Первая версия Т-34-76 стала неприятным удивлением для самонадеянных немецких войск в 1941, когда она начала массово поступать в войска. У немцев не было ничего сопоставимого.

Мало того, что Т-34 был в состоянии справиться с грязью и снегом, обладая широкими гусеницами, так ещё и имел прекрасную комбинацию толстой брони под наклоном, эффективной пушки, хорошей скорости и автономности.

Кроме того, машина получилась очень надежной, прочной и лёгкий в производстве и обслуживании. Победителем в индустриальной войне и существенным скачком танкостроения в целом.

Первые боевые столкновения в июле 1941 доказали, что никакая немецкая техника не может поражать наверняка Т-34. К разочарованию немецкого офицерского состава их выстрелы просто отскакивали от этих хорошо бронированных машин.

Наклонная броня оказалась очень эффективной, что компенсировало не особо удачную пушку с относительно низкой скоростью полета снаряда, которая была примерно сравнима с вооружением Pz-3 и Pz-4 своего времени.

Дизель тридцатьчетвёрки не боялся любой погоды, широкие гусеницы были идеальны для любых условий, как для осенней распутицы, так и для снега зимой.

В производстве Т-34 также был проще, чем немецкие конкуренты, из-за чего многим немецким частям их враги казались попросту непобедимыми.

Конечно, можно было остановить отдельный танк точным выстрелом между гусеницей и колесом, или вовсе его уничтожить, но их было слишком много. И даже спокойно пробивающие с расстояния новые 88 миллиметровые немецкие пушки не спасали положение.

В конце 1942 на фронт начала поступать новая версия, с незначительными переделками для увеличения комфорта экипажа и улучшения обзора вокруг. 76 миллиметровая пушка получила зажигательные снаряды, которыми могла стрелять столь же хорошо, как и обычными бронебойными. Они были фатальны для всех вражеских танков кроме последних, наиболее сильно бронированных версий Pz-IV.

Ответ немцев

Танк Т-34

Действуя совместно с медленными, но практически неуязвимыми КВ-1, Т-34 сметали всё на своём пути. Но немецкое командование, как и во Франции, оказалось на высоте, и, благодаря хорошо скоординированным действиям Ju-87 «Штука»совместно с применением новых 88 миллиметровых пушек смогло помешать танковой армии СССР уничтожить и смести свои войска.

Новый немецкий тяжёлый Тигр превосходил советский Т-34 по защите и огневой мощи, но был слишком дорогим и ненадёжным. Потребность в более дешёвом и массовом среднем танке с мощной пушкой и очень высокой скоростью полета снаряда дала толчок к появлению на свет такой машины как Пантера.

Во время Московской зимней кампании и, позже, в Сталинграде, Т-34 были впервые широко применены и продавили оборону. Немецкие танки не переносили похолодание. Резина от катков отслаивалась, двигатели часто отказывались запускаться и требовали постепенного прогрева, на что не было времени, пулеметы часто клинили, а сами танки практически не могли передвигаться, поскольку из-за узких гусениц Pz-3 и Pz-4 буквально проваливались в снег и не могли двигаться.

К тому же, сложные метеорологические условия сделали невозможной любую воздушную поддержку, лишив таким образом бронетанковые войска какой-либо значимой помощи от Люфтваффе. Однако, новая Пантера оказалась смертельно опасным соперником для Т-34 на дальних дистанциях, поскольку спокойно пробивала его броню с огромных дистанций, оставаясь при этом практически неуязвимой для ответного огня.

Но не техника, а тактика и массовость оказались основами в решающей битве на Курской дуге, когда неуязвимые издалека Пантеры с Тиграми, были поражены тысячами Т-34, наносящими удары с близкой дистанции со всех сторон. Точно так же, как и Шерманы, многие Т-34 были принесены в жертву ради того, чтобы другие сблизились с врагом и смогли нанести удар с близких дистанций по уязвимым местам.

Недостатки

Танк Т-34

Т-34 не был настолько идеальным танком, насколько он казался в то время немцам. Сборка низкого качества, ненадежные и выходящие из строя детали, много других дефектов, вызванных очень тяжелыми производственными условиями и низкоквалифицированным персоналом, низкие навыки экипажей, ошибки командования привели к большим потерям в каждой дивизии, оснащенной Т-34. В некоторых из них небоевые потери были чуть ли не больше боевых, забирая техническими проблемами больше половины боевых единиц.

Дизели были очень чувствительны к пыли и песку, в то время как первые версии фильтров на них отличались низкой эффективностью, что приводило к частым поломкам. Коробка передач и сцепление часто вызывали сильные вибрации, заклинивали при переключениях и даже иногда разрушались.

Было вполне привычно увидеть танк, несущий везде, где только возможно, запасные передачи и прочие запчасти, например, между дополнительными топливными баками, рядом с брезентом, лопатой, топором, буксировочным тросом и, конечно, запасными секциями гусениц.

Ставшие привычной картиной Т-34, быстро перемещающиеся со взводами на своих корпусах, на самом деле проходили очень небольшие расстояния, или же вообще делали это для чистой пропаганды. Скудное материальное обеспечение сделало подобное применение Т-34, по крайней мере вначале, крайне нерациональным.

Конвейеры, из-за быстрого продвижения немецкой армии, были перемещены далеко на восток, в Дзержинский Уралвагонзавод в Нижнем Тагиле и Челябинский тракторный завод, получивший позже название «Танкоград», где были далеко не лучшие условия для работы, например, производство начиналось под открытым небом, еще до создания крыши над ним. Но до окончания 1942, самым большим производством оставалось производство в восточной части Сталинграда. Оттуда Т-34 шли в бой чуть ли не из заводских ворот.

Эпилог

Танк Т-34

Броня, огневая мощь, эргономичность уступали серийным вражеским Тиграм и Пантерам и экспериментальным монстрам вроде Маус, зато массовость и технологичность производства находились на высшем уровне.

Несмотря на это, советский средний танк Т-34 – легендарная машина, по праву ставшая символом победы в Великой Отечественной войне.

tanksdb.ru

Советский Т-34. Архивное фото.Ситуацию с вооружением в Советском Союзе в довоенное время можно охарактеризовать как «гнать количество в ущерб качеству». Несмотря на то, что огромное число заводов работало исключительно на армию, конечный результат оставлял желать лучшего. В сети появилось очень любопытное журналистское расследование, оставляющее еще больше вопросов, чем ответов, пишут Нескучные новости со ссылкой на портал Замкова гора.

Неэффективная социалистическая экономика, значительная технологическая отсталость приводили к значительному проценту брака и систематическому невыполнения плана. Например, Наркомат Боеприпасов (НКБ) должен был выпустить в 1940 году 5,7 млн железных гильз вместо латунных артиллерийских. Не отработав технологический процесс, НКБ изготовил за 9 месяцев всего 1 млн 117 тыс. железных гильз, из которых 963 тыс. пошли в брак, то есть процент отбраковки превысил 86,2%. И это лишь один пример. На самом деле, такая ситуация наблюдалась по многим производствам.

К слабой технической оснащенности заводов, неспособных выпускать качественный продукт, добавлялась и неудовлетворительная работа инженерных отделов, проектировавших отдельные компоненты конечного изделия. Так, осенью 1942 года американские инженеры оценивали конструкцию одного из советских Т-34. Выводы были категоричные: «Проверили воздухоочиститель. Только саботажник мог сконструировать подобное устройство. Фильтр с механической точки зрения изготовлен крайне примитивно: в местах точечной электросварки металл прожжён, что ведет к вытеканию масла».

В то же время, нельзя не отметить, что некоторые образцы и компоненты вооружения были достаточно прогрессивными на то время. Но в целом стремление советских гениев инженерной мысли к инновациям на фоне общей технологической отсталости СССР приводило к тому, что советская промышленность производила некий аналог «титановой лопаты с ручкой из соломы»: некоторые компоненты вроде как задуманы очень хорошо, однако нормально копать такой лопатой невозможно.

Примечательно, что к концу войны качество советского вооружения заметно повысилось. Тому способствовали несколько факторов. Во-первых, советские конструкторы смогли более тщательно выявить недостатки своих изделий на основе имевшегося боевого опыта. Во-вторых, свою лепту в совершенствование внесли иностранные специалисты. В-третьих, поставки огромного числа высокотехнологических американских и британских станков и различных материалов по ленд-лизу позволили заметно поднять качество производства на советских заводах. Об этом наглядно свидетельствует история совершенствования танка Т-34, самого массового и легендарного танка II-й Мировой войны.

Две версии одной «легенды»

Необходимо заметить, что под легендарной «тридцатьчетверкой», дошедшей до Берлина, подразумевается танк Т-34-85, и именно эта версия установлена в виде мемориала на многих постаментах в городах и селах. Однако Т-34-85 начали серийно производить лишь в 1944 году, а в войну с Германией Советский Союз вступил с танком Т-34-76, который и принял на себе основную тяжесть жестоких боев, в том числе и на Курской дуге. От Т-34-85 этот танк отличался меньшей башней, менее мощным вооружением, а также множеством инженерных и производственных дефектов.

Если говорить о технической стороне Т-34-76, то среди важнейших достоинств – высокая удельная мощность двигателя, рациональные углы наклона брони, мощное (на то время) вооружение, большой запас хода, малое удельное давление на грунт. Сюда же можно добавить простоту конструкции, облегчавшую массовое производство Т-34, их обслуживание и ремонт в полевых условиях.

Вместе с тем, специалисты называют сразу целый перечень недостатков, которые, как правило, отсутствовали в немецких и американских танках. Например, отсутствие продувки ствола после выстрела и недостаточная вентиляция боевого отделения приводила после нескольких выстрелов к заполнению башни пороховыми газами, от которых заряжающий мог потерять сознание.

В первой версии «тридцатьчетверки» не было вращающегося основания, поэтому заряжающий, при повороте башни вынужден был семенить ногами по боеукладке. Отсутствие радиосвязи между советскими танками приводило к уменьшению эффективности применения самого танка. Если к началу войны большинство немецких танков было радиофицировано, то советские машины либо имели только приёмники (передатчик был лишь на командирском танке), либо не имели радиосвязи вовсе.

Отвратительно была выполнена и трансмиссия. Коробка перемены передач поначалу не имела синхронизации с ведущим валом, поэтому для переключения передачи приходилось использовать кувалду (которая находилась под рукой механика-водителя), либо регулировать скорость изменением оборотов двигателя.

В Т-34 был установлен прогрессивный высокоэкономичный дизель авиационного типа В-2. Применение дизельного двигателя должно было обеспечить меньшую пожароопасность в сравнении с бензиновым. Но как показали боевые действия, пары солярки под воздействием высоких температур, возникающих при попадании снаряда, взрываются и горят не хуже бензина. Кроме того, снова сыграл свою негативную роль инженерная «близорукость». Дело в том, что на Т-34 топливные баки были расположены прямо в боевом отделении, что приводило к неизбежности пожара при попадании туда снаряда. В то же время на германском T-III топливные баки разместили в моторном отсеке, который был отделен от боевого отделения противопожарной перегородкой.

Бой вслепую

Но один из самых главных недостатков Т-34-76 — слабая обзорность из башни танка. Экипаж просто не видел, что творится вокруг. А ведь кто раньше увидел врага — тот быстрее поразил цель. Кроме того, из-за тесноты башни, унаследованной от танка БТ, командиру приходилось исполнять обязанности наводчика, поскольку в башне помещались только двое: заряжающий и командир. Из-за этого наблюдение за полем боя на время прицеливания прерывалось, а в это время всякое могло произойти.

В воспоминаниях немецких танкистов такая проблема Т-34 упоминается достаточно часто, поскольку на поле боя она приводила к катастрофическим последствиям для советских танков. Об этом можно судить из воспоминаний Р. Риббентропа (сына министра иностранных дел Германии Иоахима Риббентропа), воевавшего на T-IV под Прохоровкой. Немецкий танк, находившийся в самой гуще советских танков, вел по ним огонь, подбив при этом 14 целей, но так и не был обнаружен советскими танкистами. «Потери моей роты оказались на удивление невысокими. Полностью были потеряны лишь те две машины, гибель которых я видел в самом начале боя. В двух остальных ротах полностью потерянных машин не было. В нашей полосе обороны было больше сотни подбитых русских танков».

Удивительно, но о том, что «легендарный» Т-34 содержит множество врожденных детских болезней, военные знали еще до войны. В мае 1941 года генералитет настаивал на снятии машины с производства и создании нового танка с лобовым бронированием корпуса и башни толщиной 60 мм; торсионной подвеской; увеличенным диаметром погона башни и командирской башенкой с круговым обзором. Но дело тормозилось проблемами с отработкой дизеля. При том что и дизель В-2 в Т-34 был крайне надежен.

Небольшой ресурс хода приводил к тому, что до войны танки Т-34 ставили в консервацию, стараясь сохранить ресурс, а экипажи обучали на БТ-7 или даже устаревшем Т-26. В результате к началу войны было подготовлено не более 150 экипажей для танков Т-34. После начала войны обучиться в короткий срок на новую машину не предоставлялось возможным. Поэтому высокие потери Т-34 обусловлены, в том числе, и неумелыми действиями экипажа.

Через два года после начала войны мнение советских танкистов о Т-34 не изменилось, об этом можно судить по письму командующего 5-й гвардейской танковой армией П. Ротмистрова к Г. Жукову в августе 1943 года: “…Приходится с горечью констатировать, что наша танковая техника, если не считать введение на вооружение самоходных установок СУ-122 и СУ-152, за годы войны не дала ничего нового, а имевшие место недочёты на танках первого выпуска, как то: несовершенство трансмиссионной группы (главный фрикцион, коробка перемены передач и бортовые фрикционы), крайне медленный и неравномерный поворот башни, исключительно плохая видимость и теснота размещения экипажа, являются не полностью устранёнными и на сегодня…”.

Заокеанские рекомендации

Из-за неудовлетворительных технически характеристик Т-34 советское руководство обратилось за помощью в модернизации танка к США. В декабре 1941 года танк Т-34 был передан американцам для всесторонних испытаний и разработки рекомендаций по усовершенствованию.

После тщательных испытаний Т-34 на Абердинском полигоне американские специалисты сделали очень неприятные выводы. «Средний танк T-34, после пробега в 343 км, полностью вышел из строя, его дальнейший ремонт невозможен. Водозащита корпуса Т-34 недостаточная, в сильные дожди в танк через щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования. Сварка бронеплит корпуса Т-34 грубая и небрежная. Мехобработка деталей, за редким исключением, очень плохая. Все механизмы танка требуют слишком много настроек и регулировок».

Еще более удивила американских экспертов трансмиссия. Как оказалось, она была в точности скопирована с устаревшей американской конструкции, разработанной еще в 1920-е годы. Общий вывод звучал безапеляционно: «Мы считаем, что со стороны русского конструктора, поставившего такую трансмиссию в танк, была проявлена нечеловеческая жестокость по отношению к водителям».

А ведь в США был отправлен не рядовой танк, а один из пяти специально собранных «эталонных» Т-34. В результате американцы предложили СССР множество собственных технологий для модернизации Т-34.

С весны 1943 года на Т-34 начали устанавливать модернизированную КПП, что существенно облегчило работу механика-водителя. В том же году на все танки стали устанавливать вполне современные радиостанции 9Р и переговорные устройства ТПУ-3бис.

Танк М4 «Шерман». Около 7 тысяч таких танков СССР получил по ленд-лизу

Помощь по ленд-лизу

Одна из проблем советского вооружения была в том, что даже в случае появления прогрессивных инженерных разработок технологическая отсталость производства в СССР просто не позволяла реализовать их на практике. Например, завод № 183 в Нижнем Тагиле, крупнейший производитель танков во время войны, не смог перейти на выпуск Т-34-85, поскольку не было оборудования для обработки зубчатого венца башни диаметром 1600 мм. Чтобы освоить производство, СССР попросил доставить по ленд-лизу новые карусельные станки из Великобритании и США.

И такие случаи были распространены повсеместно. Один американский инженер, посетивший в конце 1945 года Сталинградский тракторный завод, обнаружил, что около половины станков на данном предприятии были поставлена по ленд-лизу.

Кстати, помимо станков, по ленд-лизу поставляли и готовое вооружение. Из США в СССР доставили 7057 танков и САУ, из Британии и Канады — 5480. О боевых возможностях американских танков М4 «Шерман» свидетельствует тот факт, что ленд-лизовские машины поступали на вооружение только гвардейских дивизий.

Также по ленд-лизу поступило свыше 15 тыс. американских самолетов, а также около 3,5 тыс. британских. К концу Великой Отечественной войны американские машины Р-39N и Р-39Q являлись основными истребителями, которые СССР получал по ленд-лизу. Именно на истребителе Р-39N «Airacobra» легендарный советский ас Александр Покрышкин уничтожил свыше полусотни вражеских самолетов.

Количество победило качество

Сказать, что «легендарная тридцатьчетверка» была лучшим танком Второй Мировой — означало бы сильно приукрасить ситуацию. По сути Т-34 представлял собой «сборную солянку» из узлов и агрегатов, скопированных с зарубежных прототипов конца 20-х – начала 30-х годов ХХ века.Например, ходовая часть — от американского танка «Кристи», двигатель — копия BMW-VI, который немцы ставили на бипланы ещё в середине 20-х», многие другие агрегаты заимствованы у британцев и итальянцев. К устаревшим, с технологической точки зрения, компонентам надо также добавить ужасающе низкое качество производства.

И все же Т-34 стал самым массовым танком WWII. Военная промышленность СССР выпустила столько танков, что у Германии не хватило на них снарядов. Его простая и бюджетная конструкция позволила производить эти машины высокими темпами и в огромных количествах. Всего за годы войны было выпущено свыше 35 тыс. Т-34, в то время как всех модификаций немецкого Т-IVв Германии собрали менее 9 тыс.

История создания и совершенствования «тридцатьчетверки» повторяет, за редкими исключениями, историю всего советского оружия.Ущербная социалистическая экономика, технологическая отсталость и слабая мотивация инженерного и рабочего персонала на заводах и в КБ приводили к тому, что выпускаемое вооружение было нетехнологическим, низкого качества, а сама конструкция заимствовались у каких-либо устаревших зарубежных прототипов. И только огромное число выпускаемого вооружения, помощь по ленд-лизу, а также беспримерный героизм рядовых бойцов помогли в победе над врагом.

Т 34 год создания

neskuchno-news.com

Впервые в мире концепция быстроходного среднего танка с противоснарядной броневой защитой и мощным вооружением была реализована в 1934 году, в опытном танке Т-29 (проект КБ Ленинградского завода). К концу 1936 года было очевидно[кому?], что Т-29 в серию не пойдёт. Одной из причин такого решения было несоответствие проекта чертежам конструкции танка, разработанным на Ленинградском заводе.[стиль]. В то время наркома Г. К. Орджоникидзе беспокоила напряжённая обстановка в Танковом отделе Харьковского завода, сложившаяся на фоне проблем модернизации серийного быстроходного лёгкого танка БТ-7. Танки Т-29 и БТ-7 имели сходный колёсно-гусеничный движитель с опорными катками большого диаметра[источник не указан 141 день].

Колёсно-гусеничный движитель танка Т-29 имел катки большого диаметра с независимой торсионной подвеской (в отличие от пружинной подвески танка БТ)[источник не указан 141 день]. Торсионные валы изготовленные по технологии Ленинградского завода в условиях движения танка Т-29 по пересечённой местности работали неудовлетворительно[источник не указан 141 день]. Тем не менее, конструктор М. И. Кошкин являлся сторонником применения на быстроходном среднем танке катков большого диаметра — основного элемента обеспечения быстроходности танка, при условии последующей доработки торсионной подвески[источник не указан 141 день].

В декабре 1936 года нарком тяжёлой промышленности СССР — Г. К. Орджоникидзе, нашёл и направил с Ленинградского опытного завода, на Харьковский завод талантливого конструктора — самородка — Михаила Ильича Кошкина.

28 декабря 1936 года приказом наркома тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе начальником танкового КБ завода № 183 был назначен М. И. Кошкин. До назначения в Харьков М. И. Кошкин работал на Ленинградском заводе № 185 заместителем главного конструктора. Участвовал в разработке колёсно-гусеничного танка Т-29 и первого «толстобронного» среднего танка Т-46-5, за что был награждён в 1936 году орденом Красной Звезды. М. И. Кошкин — выпускник Ленинградского политехнического института (ЛПИ) — пришёл в танковую промышленность в 1934 года. До ЛПИ М. И. Кошкин окончил Коммунистический университет им. Свердлова. На завод № 183 М. И. Кошкин приехал в период начавшихся репрессий, когда в войсковых частях начались массовые поломки шестерён в коробках передач на танках БТ-7.

В январе 1937 года М. И. Кошкин впервые, без сопровождающих появился в КБ (бюро 190). Одет был просто. Во второй половине дня в сопровождении А. О. Фирсова и Н. А. Кучеренко сделал обход и познакомился с конструкторами и осмотрел помещения. В течение последующих дней М. И. Кошкин познакомился с каждым из конструкторов и выполняемой ими работой. М. И. Кошкин сумел правильно сориентировать коллектив КБ, организовать его работу, вдохнуть веру в достижимость поставленной цели, заразить своей работоспособностью.

Танковое КБ состояло из молодых конструкторов, с определённым опытом работы по танкам Т-12, Т-24 и БТ. Самостоятельно танковое КБ разрабатывало только опытный танк Т-24. М. И. Кошкин, быстро и без каких либо трений вошёл в повседневную работу КБ, чутко воспринимал сложившуюся в то время обстановку в танковом отделе, смог привлечь к творческой работе многих конструкторов, производственников и военных, воспринимая их наболевшие проблемы, трудности и переживания. Благодаря личной принципиальности, трудолюбию и честности, М. И. Кошкин в кратчайшее время приобрёл авторитет на заводе.

Ещё до получения задания на разработку нового маневренного танка (период завершения работ по БТ-7М), созданная группа нового проектирования в составе П. П. Васильева, В. Г. Матюхина, и М. И. Таршинова под руководством заведующего секцией А. А. Морозова, не имея определённого плана работ, по собственной инициативе приступила к выбору рациональной схемы колёсного хода. (А. А. Морозов, В. Г. Матюхин), разработке формы корпуса, башни с учётом повышения пулестойкости (П. П. Васильев, М. И. Таршинов, с передачей работ М. И. Таршинову), разработке приводов управления и рабочих мест механика-водителя и стрелка-радиста (П. П. Васильев). После длительного обсуждения результатов проработок М. И. Кошкиным были намечены дальнейшие действия в проведении работ.

Во второй половине 1937 года, менее чем за год, под руководством М. И. Кошкина, с участием его ближайших помощников А. А. Морозова, Н. А. Кучеренко и других конструкторов была успешно завершена модернизация танка БТ-7М с установкой в нём дизеля В-2.

В сентябре 1937 года Главное автобронетанковое управление Красной Армии (ГАБТУ) выдало заводу № 183 тактико-техническое задание на разработку нового маневренного колёсно-гусеничного танка. К этому времени работы в танковом КБ по БТ-7М были в основном завершены, и конструкторский коллектив был готов к выполнению очередного сложного и почётного задания.

К концу 1937 года общий уровень работ по модернизации танка БТ-7 был уже таким, что позволил М. И. Кошкину, без ущерба для дела, выделить группу конструкторов, причём самых квалифицированных, для организации проектного бюро по созданию нового танка. Ввиду особой серьёзности задания М. И. Кошкин не счёл возможным вести проектирование в основном КБ (КБ 520), так как отвлекала бы текучка. Было решено выделить группу конструкторов в специальное КБ. Подбору конструкторов М. И. Кошкин уделил особое внимание — подбирал на добровольных началах, обещал не привилегии, а интересную и напряжённую работу. Созданное в танковом отделе специальное КБ-24 возглавил сам главный конструктор М. И. Кошкин, заместителем он назначил А. А. Морозова, оценив его конструкторское дарование. В составе КБ-24 в начале работало 11 человек, затем по ходу работ штат был увеличен до 24-х человек. С самого начала М. И. Кошкин исходил из того, что двигатель для нового танка должен быть дизельным (в ДзО шла доводка В-2). Разработку проекта начали немедленно. В КБ-24 работали, не считаясь со временем; царил дух творческого коллективизма в решении поставленных задач.

В КБ-24 с первых дней были определены ведущие специалисты: по корпусу — М. И. Таршинов, Е. С. Рабинович; по башне — А. А. Молоштанов, Ю. С. Миронов; по моторной установке: — Н. С. Коротченко, М. И. Котов; по трансмиссии — Я. И. Баран, А. И. Шпайхлер; по ходовой части — В. Г. Матюхин, С. М. Брагинский; по управлению — П. П. Васильев; по расчётам — Е. А. Берковский. Над разработкой других узлов работали: М. З. Лурье, К. Л. Водопьянов, В. С. Каледин и другие конструкторы. Быстроходный дизель В-2, создававшийся на заводе, ещё не был доведён и имел много дефектов… Это тревожило М. И. Кошкина, который со всей присущей ему энергией и напористостью включился в борьбу за надёжный дизель. Параллельно, основная часть коллектива КБ-520 под руководством Н. А. Кучеренко и И. С. Бера продолжала вести серийное производство и модернизацию танков БТ-7.

М. И. Кошкин заложил традицию изготовления опытных образцов машин в условиях, соответствующих их серийному производству, — по тем же чертежам, теми же кадрами, по той же технологии, тем же инструментом, с той же оснасткой из те же материалов. Впервые были внедрены: стендовые испытания узлов танка.

Большое значение имели принципы которыми руководствовался М. И. Кошкин: «Самая многообещающая впервые разработанная конструкция немедленно обесценивается, если её воплощение в металле осуществляется на низком уровне. Работать не в догонку, а — на обгон! В конструировании использовать не аналог, а тенденцию! Внедрить такой новый танк, который был бы длительное время перспективным и не требовал существенных изменений, неизбежно усложняющих производство и нарушающих его ритм».

Успеху работы способствовали высокие личные качества М. И. Кошкина: внимательное и доброжелательное отношение к коллегам и сотрудникам, принципиальность, порядочность, высокая деловитость и работоспособность. Ветеран харьковского танкостроения, впоследствии главный инженер Урал-вагонзавода в Нижнем Тагиле А. В. Забайкин вспоминает: «Михаил Ильич был прост в обращении и деловит. Не любил многословия. Как конструктор — быстро входил в суть конструкции, прикидывая её надёжность, технологичность. Возможность массового изготовления. Внимательно выслушивал нас — технологов, и, если наши замечания были обоснованными, немедленно их использовал». Его любил коллектив.

Сразу после окончания Великой Отечественной войны, в книге — «Трудовой подвиг советских танкостроителей в Великой Отечественной войне» под редакцией и со вступительной статьёй В. А. Малышева, опубликовано высказывание А. А. Морозова относительно личной роли М. И. Кошкина и членов его молодого коллектива конструкторов — в создании легендарного танка Т-34:

«Назовём имена конструкторов танка Т-34, отдавших все свои знания и технический опытна его создание, на увеличение могущества Красной Армии. Основы конструкции танка Т-34 заложил и разработал Михаил Ильич Кошкин. Он организовал коллектив молодых конструкторов. Постоянно учил их не бояться трудностей, которых всегда бывает немало при решении сложных задач. Этому замечательному конструктору мы, в первую очередь, обязаны появлением такого совершенного типа танка, каким является Т-34. В борьбе за создание Т-34 ближайшими помощниками М. И. Кошкина были конструкторы Н. А. Кучеренко, М. И. Таршинов, А. А. Молоштанов, М. А. Набутовский, Я. И. Баран, В. Г. Матюхин, П. П. Васильев, Б. А. Черняк, А. Я. Митник, В. Я. Курасов, А. С. Бондаренко, В. К. Байдаков, А. И. Шпайхлер, Г. П. Фоменко, М. Б. Шварцбург.

Морозов А., Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии».

Развитие танков семейства БТ[править | править вики-текст]

С 1931 года в СССР получила развитие серия лёгких колёсно-гусеничных быстроходных танков «БТ», прототипом которых послужила машина американского инженера Кристи. В ходе серийного выпуска машины этого типа постоянно модернизировались в направлении увеличения огневой мощи, технологичности, надёжности и других параметров.

К 1937 году в СССР был создан и начал серийно выпускаться БТ-7 с конической башней; дальнейшее развитие линейки «БТ» предусматривалось в нескольких направлениях:

Увеличение запаса хода путём использования дизельного двигателя (это направление привело к созданию БТ-7М).

Улучшение колёсного хода (работы группы Н. Ф. Цыганова над опытными БТ-ИС).

Усиление защищённости путём установки брони под значительными углами наклона (англ.)русск. при некотором увеличении её толщины. В данном направлении работала группа Н. Ф. Цыганова (экспериментальный БТ-СВ) и конструкторское бюро Харьковского завода.

Конструкторское бюро Танкового отдела Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ), единственного предприятия, выпускавшего «БТ», с декабря 1936 года возглавлял Михаил Ильич Кошкин. Первый проект, созданный под его руководством, БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания.

13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183[сн 1] тактико-технические требования на новый танк под индексом А-20, нижеследующего содержания:

Тип — колёсно-гусеничный по типу «Кристи», с приводом на 6 колёс.

Боевой вес —

Т-34 образца 1940 года — 26,3 тонн;

Т-34 образца 1941 года — 28 тонн;

Т-34 образца 1942 года — 28,5 тонн;

Т-34 образца 1943 года — 30,9 тонн.

Вооружение — 1×45-мм пушка, 3 пулемёта ДТ, огнемёт для самозащиты или 1×76-мм, 3 ДТ, огнемёт. Каждый 5-й должен иметь зенитную установку пулемёта.

Боекомплект — 130—150×45-мм или 50×76-мм снарядов, а также 2500—3000 патронов.

Бронирование — корпус лоб — 25, коническая башня — 20, борт, корма — 16, крыша и дно — 10 мм. Броня вся наклонная, с минимальным углом наклона броневых листов корпуса и башни 18 градусов.

Скорость — на гусеницах и колёсах одинаковая: максимальная 70 км/ч, минимальная 7 км/ч.

Экипаж — 3 человека.

Запас хода — 300—400 км.

Двигатель — БД-2 мощность 400 л. с.

Трансмиссия — по типу БТ-ИС (отбор мощности колёсного хода после бортфрикционов).

Подвеска — индивидуальная, в качестве рессор желательно применить торсионные пружины.

Установить стабилизатор выстрела «Орион» и горизонтальный стабилизатор башни системы Повалова. Установить фары для ночной стрельбы с дальностью до 1000 м.

Требования задания совмещали в себе все три направления модернизации «БТ».

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд сотрудников КБ завода № 183 (в том числе Александр Александрович Морозов), а также большая группа выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Конструкторским бюро был разработан технический проект А-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 10 лет[6]. Конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин.

В марте 1938 года проект был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя (в СССР уже появились марки стали, траки из которых имели достаточный ресурс), что послужило причиной возникновения предложений о создании двух вариантов: колёсно-гусеничного (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничного[источник не указан 141 день].

28 апреля 1938 года в Кремле прошло совещание Народного комиссариата обороны, на котором был рассмотрен проект нового танка[источник не указан 141 день]. Решено было продолжить работы, но решения о типе движителя, как и о типе подвески (торсионы), принято не было. Кроме того, появились предложения об усилении бронирования машины[источник не указан 141 день].

Влияние боевого опыта в Испании[править | править вики-текст]

Гражданская война в Испании, в которой приняли активное участие поставленные республиканскому правительству лёгкие танки БТ-5 и Т-26, показала всё усиливающуюся роль противотанковой артиллерии и насыщение ею армий развитых стран. При этом основным противотанковым оружием стали не противотанковые ружья и крупнокалиберные пулемёты, а скорострельные малокалиберные пушки калибра 25-47 мм, которые, как показала практика, легко поражали танки с противопульным бронированием, и прорыв обороны, насыщенной подобными орудиями, мог стоить больших потерь в бронетехнике.

Анализируя развитие зарубежного противотанкового оружия, главный конструктор завода № 174 С. Гинзбург писал:

«Мощность и скорострельность современных противотанковых 37-мм пушек является достаточной, чтобы сделать безуспешной атаку роты тонкобронных танков, производящуюся в строю повзводно, при условии наличия 1—2 противотанковых пушек на 200—400 м обороны фронта…»

Основу танкового парка РККА второй половины 1930-х годов составляли танки серий Т-26 и БТ, максимальная (лобовая) броневая защита которых равнялась 15-22 мм. Поэтому одним из направлений развития советского танкостроения стало существенное повышение бронезащиты танков от огня противотанковых средств вероятных противников. Практически все перспективные разрабатываемые танки должны были выдерживать огонь 37-мм противотанковой пушки, которая оказалась главным врагом советских танков в Испании. Этого можно было добиться как простым увеличением толщины брони (как минимум до 40—45 мм гомогенной или 30—40 мм цементированной брони), так и расположением бронелистов корпуса под значительными углами наклона. Также опыт Испанской войны показал желательность увеличения калибра танковых орудий как минимум до 76 мм, что позволяло значительно усилить осколочно-фугасное действие снаряда для борьбы с противотанковой артиллерией и полевыми укреплениями противника.

Инициатором усиления бронирования и вооружения нового танка выступило руководство АБТУ во главе с участником Испанской войны Д. Г. Павловым. 9 мая 1938 года прошло заседание НКО, по итогам которого было принято следующее решение:

Предложение тов. Павлова о создании заводом 183 гусеничного танка признать целесообразным с усилением бронирования в лобовой части до 30 мм. Башню танка приспособить для установки 76-мм орудия. Экипаж — 4 человека.

pikabu.ru

Что получилось

Начало серийного производства Т-34 явилось завершающим этапом трёхлетней работы советских танкостроителей по созданию принципиально новой боевой машины. На 1941 г. T-34 превосходил любой танк, состоявший на вооружении германской армии. Немцы в ответ на появление Т-34 разработали «Пантеру», но кроме того применяли, где могли, трофейные Т-34. Среди нескольких модификаций Т-34 был огнеметный танк с установкой огнемета в корпусе вместо лобового пулемета. В 1940—1945 годах постоянно наращивался объем выпуска «тридцатьчетвёрок», при этом сокращались трудозатраты и стоимость. Так, за время войны трудоёмкость изготовления одного танка сократилась в 2,4 раза (в том числе бронекорпуса — в 5 раз, дизеля — в 2,5 раза), а стоимость — почти вдвое (с 270 000 руб. в 1941 г. до 142 000 руб. в 1945 г.). Т-34 выпускались тысячами – количество Т-34 всех модификаций, построенных в 1940—1945 гг., превышает 40 000.

Тридцатьчетверка», безусловно, превосходила в начале войны все танки противника по вооружению, защищенности и маневренности. Но и у нее были недостатки. «Детские болезни» сказывались в быстром выходе из строя бортовых фрикционов. Обзорность из танка и комфорт в работе экипажа оставляли желать лучшего. Лишь часть машин оснащалась радиостанцией. Надгусеничные полки и прямоугольные отверстия в корме башни (на машинах первых выпусков) оказались уязвимыми. Наличие лобового пулемета и люка водителя ослабляли стойкость лобового броневого листа. И хотя форма корпуса Т-34 явилась объектом подражания для конструкторов на многие годы, уже у наследника «тридцатьчетверки «– танка Т-44 упомянутые недостатки были устранены.

Боевое применение

Первые Т-34 стали поступать в войска в конце осени 1940 года.[59] К 22 июня 1941 было выпущено 1066 танков Т-34[4], в приграничных военных округах в составе механизированных корпусов (мк) насчитывалось 967 Т-34 (в том числе в Прибалтийском военном округе — 50 шт., в Западном Особом военном округе — 266 шт. и в Киевском Особом военном округе — 494 шт.). Удельный вес танков новых типов (Т-34, КВ и Т-40 (танк)) в войсках был невелик, основу танкового парка РККА перед войной составляли легкобронированные Т-26 и БТ. С первых же дней войны Т-34 приняли самое активное участие в боевых действиях. В ряде случаев Т-34 добивались успеха, но в целом их использование, как и танков других типов, в ходе приграничного сражения оказалось малоудачным — большинство танков было быстро потеряно, при этом наступление немецких войск остановить не удалось. Достаточно характерна судьба машин 15мк, имевшего на 22 июня 1941 года 72 Т-34 и 64 КВ[60]. За месяц боёв почти все танки мехкорпуса были потеряны. В качестве причин малой эффективности и высоких потерь Т-34 в этот период называется слабая освоенность новых танков личным составом, тактически неграмотное использование танков, дефицит бронебойных снарядов, конструктивные недостатки слабо отработанных в серийном производстве машин, недостаток ремонтно-эвакуационных средств и быстрое перемещение линии фронта, что заставляло бросать вышедшие из строя, но ремонтопригодные танки.

В боях лета 1941 года быстро выяснилась недостаточная эффективность против Т-34 наиболее массовых в то время в немецкой армии 37-мм противотанковых пушек Pak 35/36, а также немецких танковых пушек всех калибров. Однако вермахт обладал средствами, позволявшими успешно бороться с Т-34. В частности, для борьбы с ними в этот период привлекались 50-мм противотанковые пушки Pak 38, 47-мм противотанковые пушки Pak 181(f) и Pak 36(t), 88-мм зенитные пушки, 100-мм корпусные орудия и 105-мм гаубицы.

Существуют две причины того, почему Т-34 не стали оружием, решившим исход боев лета 1941 г. Первая – неверная тактика танкового боя у русских, практика распыления Т-34, применения их вместе с более легкими машинами или в качестве поддержки пехоты, вместо того чтобы, подобно немцам, наносить удары мощными бронированными кулаками, прорывать фронт противника и сеять хаос у него в тылу. Русские не усвоили основополагающего правила танковой войны, сформулированного Гудерианом в одной фразе: «Не распыляться – собирать все силы воедино». Вторая ошибка заключалась в технике ведения боя советских танкистов. У Т-34 имелось одно очень уязвимое место. В экипаже из четырех человек – водитель, стрелок, заряжающий и радист – не хватало пятого члена, командира. В Т-34 командир выполнял функции наводчика. Совмещение двух задач – обслуживание орудия и контроль за происходящим на поле боя – не способствовало ведению быстрого и результативного огня. Пока Т-34 выпускал один снаряд, немецкий Т-IV расходовал три. Таким образом, в бою это служило немцам компенсацией дальнобойности пушек Т-34, и, несмотря на прочную наклонную 45-мм броню, танкисты Панцерваффе поражали русские машины в траки гусениц и другие «слабые места». Кроме того, в каждой советской танковой части имелся только один радиопередатчик – в танке командира роты.

В результате русские танковые подразделения оказывались менее мобильными, чем немецкие. Тем не менее, Т-34 оставались грозным и внушавшим уважение вооружением на протяжении всей войны. Трудно даже представить, какие последствия могло повлечь за собой массированное применение Т-34 в первые недели войны. Какое впечатление производила тактика применения немцами своих танковых частей на советскую пехоту. К сожаленью в советской армии не было на тот момент достаточного опыта ведения боев крупными танковыми соединениями и достаточного количества Т-34.

Ситуация кардинальным образом изменилась уже в конце 1941 начале 1942. Количество Т-34 увеличивалось, а конструкция постоянно совершенствовалась. Тактика применения танков изменилась. Совместно с танковыми соединениями стали применяться артиллерия и авиация.

После упразднения разгромленных мехкорпусов, к концу лета 1941 года самой крупной танковой организационной единицей стала бригада. До осени 1941 года отправляемые на фронт с заводов Т-34 составляли относительно небольшой процент среди советских танков и не доставляли немцам особенно серьёзных проблем. Однако поскольку количество танков старых типов быстро сокращалось, доля Т-34 в составе советских танковых сил постепенно росла — так, к 16 октября 1941 года на Московском направлении из имевшихся 582 танков почти 42 % (244 танка) составляли Т-34. Внезапное появление новых машин на фронте произвело большой эффект на немецких танкистов:

«…пока в начале октября 1941 года восточное Орла перед немецкой 4-й танковой дивизией не появились русские танки Т-34 и не показали нашим привыкшим к победам танкистам свое превосходство в вооружении, броне и маневренности. Танк Т-34 произвел сенсацию. Этот 26-тонный русский танк был вооружен 76,2-мм пушкой (калибр 41.5), снаряды которой пробивали броню немецких танков с 1,5 — 2 тыс. м, тогда как немецкие танки могли поражать русские с расстояния не более 500 м, да и то лишь в том случае, если снаряды попадали в бортовую и кормовую части танка Т-34.»

С осени 1941 года Т-34 начали составлять для немецких войск серьёзную проблему, особенно показательны в этом отношении действия 4-й танковой бригады М. Е. Катукова против частей 4-й танковой дивизии вермахта под Мценском в октябре 1941 года. Если ещё в начале октября 1941 года Г. Гудериан в письме руководству танковых войск утверждал:

«…советский танк Т-34 является типичным примером отсталой большевистской технологии. Этот танк не может сравниться с лучшими образцами наших танков, изготовленных верными сынами рейха и неоднократно доказывавшими своё преимущество…»

то к концу того же месяца под впечатлением действий бригады Катукова его мнение о возможностях Т-34 существенно изменилось:

«Я составил доклад о данной ситуации, которая является для нас новой, и направил его в группу армий. Я в понятных терминах охарактеризовал явное преимущество Т-34 перед нашим Pz.IV и привёл соответствующие заключения, которые должны были повлиять на наше будущее танкостроение…»

После битвы за Москву, Т-34 становится основным танком РККА, с 1942 года их выпускается больше, чем всех остальных танков, вместе взятых. В 1942 году Т-34 принимают самое активное участие в боях по всей линии фронта, за исключением Ленинградского фронта и Кольского полуострова. Особенно значительной была роль этих танков в Сталинградской битве, что связано с близостью к району боевых действий Сталинградского тракторного завода, из цехов которого танки выходили прямо на фронт. Необходимо отметить, что с конца 1941 года немецкие войска начали получать новые, более эффективные средства противотанковой борьбы, в связи с чем в течение 1942 года Т-34 постепенно утрачивал положение относительной неуязвимости от штатных противотанковых средств вермахта. С конца 1941 года немецкие войска стали получать в значительных количествах подкалиберные и кумулятивные снаряды; с начала 1942 года производство 37-мм пушки Pak 35/36 было прекращено, а 50-мм пушки Pak 38 — существенно активизировано. С весны 1942 года немецкие войска начали получать мощные 75-мм противотанковые пушки Pak 40; впрочем, их производство разворачивалось довольно медленно. В войска стали поступать противотанковые пушки, созданные путём переделки трофейных орудий — Pak 36(r) и Pak 97/38, а также, в относительно небольшом количестве, мощные противотанковые пушки с коническим каналом ствола — 28/20-мм sPzB 41, 42-мм Pak 41 и 75-мм Pak 41. Усиливалось вооружение немецких танков и самоходных орудий — они получили длинноствольные 50-мм и 75-мм пушки с высокой бронепробиваемостью. Одновременно происходило постепенное усиление лобовой брони немецких танков и штурмовых орудий.

1943 год стал годом наиболее массового производства и использования танков Т-34 с 76-мм пушкой. Крупнейшим сражением этого периода стала Курская битва, в ходе которой советским танковым частям, основу которых составляли Т-34, совместно с другими родами войск удалось остановить немецкое наступление, понеся при этом крупные потери. Модернизированные немецкие танки и штурмовые орудия, имевшие усиленную до 70—80 мм лобовую броню, стали малоуязвимы для пушки Т-34, при этом их артиллерийское вооружение позволяло уверенно поражать советские танки. Появление мощно вооружённых и хорошо бронированных тяжёлых танков «Тигр» и «Пантера» дополняло эту довольно безрадостную картину. Настоятельно встал вопрос об усилении вооружения и бронирования танка, что привело к созданию модификации Т-34-85.

В 1944 году Т-34 с 76-мм пушкой продолжал оставаться основным советским танком, но с середины года танк стал постепенно вытесняться Т-34-85. В составе советских танковых частей Т-34 приняли участие в крупных наступательных операциях, закончившихся разгромом большого количества немецких частей и освобождением значительных территорий. Несмотря на отставание перед немецкими танками в вооружении и бронировании, Т-34 действовали вполне успешно — советское военное руководство, создав значительный численный перевес и захватив стратегическую инициативу, могло выбирать направления ударов и, взломав оборону противника, вводить танковые части в прорыв, проводя масштабные операции на окружение. Немецкие танковые части в лучшем случае успевали парировать намечавшийся кризис, в худшем — были вынуждены быстро отступать из намечавших «котлов», бросая неисправную либо просто оставшуюся без горючего технику. Советское военное руководство стремилось по возможности избегать танковых сражений, предоставляя борьбу с немецкими танками противотанковой артиллерии и авиации.

Значительно выросшая к началу 1945 года техническая надёжность Т-34 позволяла командованию проводить серии быстрых и глубоких операций с их участием. В начале 1945 года штаб 1-й гвардейской танковой армии отметил, что Т-34 перекрывали гарантийные сроки эксплуатации в 1,5—2 раза и имели практический ресурс до 350—400 моточасов.

К началу 1945 года Т-34 с 76-мм пушкой было в войсках уже относительно немного, нишу основного советского танка прочно заняли Т-34-85. Тем не менее, оставшиеся машины, в частности, в виде сапёрных танков-тральщиков, приняли активное участие в сражениях завершающего года войны, в том числе и в Берлинской операции. Некоторое количество этих танков приняло участие в разгроме японской Квантунской армии.

Вообще-то танк нужен для борьбы, прежде всего с живой силой и укреплениями противника и тут нужен более мощный ОФ снаряд. Боекомплект (б.к.) Т-34 состоял из 100 выстрелов и 75 из них были с осколочно-фугасным снарядом. Конечно, сами танкисты, по ходу дела брали в танк то, что им больше пригодится. Но в любом случае не одни бронебойные снаряды. Когда «Тигр, или «Пантера» достаёт Т-34 за 1,5—2 км, да с хорошей оптикой, да с комфортом и плавным ходом—это здорово. Вот только война не ведётся на открытых полигонах. Случаи поражения наших танков на таком расстоянии были настолько единичны, что не влияли даже на «бои местного значения». Чаще танкисты всё же жгли друг друга в упор, да из засад. И тут важней другие качества танка, например маневренность, что зависит от массы танка. До сих пор наши танки, правнуки Т-34, при всех равных с «американцами» и «немцами» характеристиках, имеют меньший вес.

Даже 122 мм пушка раздельно-гильзового заряжания у ИС-2, уступая в скорострельности «тигриной», решала задачи не только борьбы с бронетехникой немцев. ИС-2 и называли –танк прорыва. А тому же «Тигру» как раз ставились задачи по истреблению нашей бронетехники, лучше издалека, лучше из засад и обязательно под прикрытием своих средних танков. Если армия побеждает, то ей требуются танки прорыва с преобладанием в б.к. ОФ снарядов. Если отступает, то нужны танки-истребители. При этом немцы делали упор на «супертанки» штучного производства, «Тигров» и «Пантер» наштамповали за всю Войну всего около 7000 штук. Сталин же сделал упор на массовый выпуск Т-34 и ЗИС-3.

Описание конструкции

Серийные модификации:

  • Средний танк Т-34/76 обр. 1940 г. — танки Т-34/76, выпускавшиеся в 1940 году, имели боевую массу 26,8 т и были вооружены 76-мм пушкой Л-11 образца 1939 г.;
  • Средний танк Т-34/76 обр. 1941/42 г. — с пушкой Ф-32/Ф-34;
  • Средний танк Т-34-76 обр. 1942 г. — с литой башней;
  • Средний танк Т-34-76 обр. 1942/43 г. — на танках была введена пятискоростная коробка передач, вместо четырехскоростной, была установлена более мощная радиостанция 9-Р вместо 71-ТК-3, появилась командирская башенка, а сама башня стала шестигранной.

Короткая сводка о количестве выпущенных Т-34:

  • За 1940 г. — 110 штук;
  • За 1941 г. — 2996 штук;
  • За 1942 г. — 1252 штук;
  • За 1943 г. — 15821 штук;
  • За 1944 г. — 14648 штук;
  • За 1945 г. — 12551 штук;
  • За 1946 г. — 2707 штук.

Т-34 имеет классическую компоновку. Экипаж танка состоит из четырёх человек — механика-водителя и стрелка-радиста, располагающихся в отделении управления и заряжающего с командиром, выполняющим также функции наводчика, которые находились в двухместной башне.

Каких-либо чётко выделенных модификаций линейного Т-34-76 не существовало. Тем не менее, в конструкции серийных машин имелись существенные отличия, вызванные различными условиями производства на каждом из производивших их заводов в определённые периоды времени, а также общим усовершенствованием танка. В исторической литературе эти отличия, как правило, группируются по заводу-производителю и периоду производства, порой с указанием на характерную особенность, если на заводе параллельно производились два или более типа машин. Впрочем, в войсках картина могла ещё более усложняться, поскольку из-за высокой ремонтопригодности Т-34, подбитые танки чаще всего вновь восстанавливались, и узлы повреждённых машин разных версий при этом зачастую собирали в целый танк в самых различных сочетаниях.

Броневой корпус и башня

Броневой корпус Т-34 — сварной, собиравшийся из катаных плит и листов гомогенной стали марки МЗ-2 (И8-С), толщиной 13, 16, 40 и 45 мм, после сборки подвергавшихся поверхностной закалке. Броневая защита танка противоснарядная, равнопрочная, выполненная с рациональными углами наклона. Лобовая часть состояла из сходящихся клином броневых плит толщиной 45 мм: верхней, расположенной под углом в 60° к вертикали и нижней, расположенной под углом в 53°. Между собой верхняя и нижняя лобовые бронеплиты соединялись при помощи балки. Борта корпуса в нижней своей части располагались вертикально и имели толщину в 45 мм. Верхняя часть бортов, в районе надгусеничных полок, состояла из 40-мм броневых плит, расположенных под углом в 40°. Кормовая часть собиралась из двух сходившихся клином 40-мм броневых плит: верхней, расположенной под углом в 47° и нижней, расположенной под углом в 45°. Крыша танка в районе моторно-трансмиссионного отделения собиралась из 16-мм броневых листов, а в районе подбашенной коробки имела толщину в 20 мм. Днище танка имело толщину 13 мм под моторно-трансмиссионным отделением и 16 мм в лобовой части, также небольшой участок кормовой оконечности днища состоял из 40-мм бронеплиты. Башня Т-34 — двухместная, близкой к шестигранной в плане формы, с кормовой нишей. В зависимости от завода-производителя и года выпуска, на танк могли устанавливаться башни различной конструкции. На Т-34 первых выпусков устанавливалась сварная башня из катаных плит и листов. Стенки башни выполнялись из 45-мм броневых плит, расположенных под углом в 30°, лоб башни представлял собой 45-мм, изогнутую в форме половины цилиндра, плиту с вырезами под установку орудия, пулемёта и прицела. Крыша башни состояла из 15-мм броневого листа, изогнутого под углом от 0° до 6° к горизонтали, днище кормовой ниши — горизонтальный 13-мм бронелист. Хотя другие типы башен также собирались при помощи сварки, именно башни первоначального типа известны в литературе под названием «сварных».

Огневая мощь

Устанавливавшиеся на Т-34 76,2-мм пушки Л-11 и Ф-34 обеспечивали ему в 1940—1941 годах значительное превосходство в мощности орудия над всеми серийными образцами зарубежной бронетехники за счёт сбалансированного сочетания сравнительно высокого действия как против бронированных, так и против небронированных целей. Бронепробиваемость Ф-34 значительно уступала KwK 40, и довольно прилично американскому 75-мм орудию М-3, однако в 1941—1942 годах её возможностей с лихвой хватало для поражения германских танков и штурмовых орудий, толщина брони которых в тот период не превышала 50—70 мм. Так, по данным секретного отчёта НИИ-48 от 1942 года, лобовая броня германских танков уверенно пробивалась 76,2-мм снарядами практически на любых дистанциях, в том числе в пределах курсовых углов ±45°. Лишь средняя лобовая бронеплита толщиной 50 мм, расположенная под наклоном в 52° к вертикали, пробивалась только с дистанции до 800 м. В течении войны конструкция танка постоянно модернизировалась, в месте с ней на танк устанавливались другие более новые и эффективные орудия.

Защищённость

Уровень бронезащиты Т-34 обеспечивал ему летом 1941 года надёжную защиту от всех штатных противотанковых средств вермахта. 37-мм противотанковые пушки Pak 35/36, составлявшие подавляющее большинство противотанковых орудий вермахта, имели какие-либо шансы пробить лобовую броню лишь при попадании в ослабленные места. Борта Т-34 37-мм калиберными снарядами поражались лишь в вертикальной нижней части и на малых дистанциях, причём не давая гарантированного заброневого действия. Более эффективными оказались подкалиберные снаряды, способные сравнительно эффективно пробивать нижнюю часть борта и борта башни, однако реальная дальность стрельбы ими не превышала 300 м, а их заброневое действие было низким — зачастую сердечник из карбида вольфрама после пробития брони рассыпался в песок, не причиняя вреда экипажу. Малоэффективной против лобовой брони Т-34 оказалась и 50-мм пушка KwK 38 с длиной ствола 42 калибра, устанавливавшаяся на танках PzKpfw III Ausf.F — Ausf.J. Короткоствольные 75-мм пушки KwK 37, устанавливавшиеся на ранних модификациях PzKpfw IV и StuG III, были ещё менее эффективны, и бронебойным снарядом, за исключением попаданий в ослабленные зоны, могли поражать лишь нижнюю часть бортов на дистанциях менее 100 метров. Однако ситуацию сильно сглаживало наличие в её боекомплекте кумулятивного снаряда — хотя последний срабатывал лишь при сравнительно небольших углах встречи с бронёй и против лобовой защиты Т-34 также был малоэффективен, но большая часть танка поражалась им легко. Первым же действительно эффективным средством борьбы с Т-34 стала 75-мм противотанковая пушка Pak 40, появившаяся в войсках в сколько-нибудь заметных количествах к весне 1942 года и 75-мм танковая пушка KwK 40 с длиной ствола 43 калибра, устанавливавшаяся на танках PzKpfw IV и штурмовых орудиях StuG.III с лета того же года. Калиберный бронебойный снаряд KwK 40 при курсовом угле 0° поражал лобовую броню корпуса Т-34 с дистанции в 1000 м и менее, тогда как лоб башни в районе маски орудия поражался уже с 1 км и более. При этом броня высокой твёрдости, применявшаяся на Т-34, была склонна к образованию сколов с внутренней стороны даже при рикошете снаряда. Так, длинноствольные 75-мм орудия образовывали опасные осколки при попадании на дистанциях до 2 км, а 88-мм — уже до 3 км. Однако в течение 1942 года длинноствольных 75-мм орудий было выпущено сравнительно мало, и основную массу доступных вермахту противотанковых средств по-прежнему составляли 37-мм и 50-мм пушки. 50-мм же орудиям на нормальных дистанциях боя летом 1942 года для выведения Т-34 из строя требовалось в среднем 5 попаданий остродефицитными подкалиберными снарядами.

По воспоминаниям одного из создателей танка — А. А. Морозова: «Танк Т-34 хорош не столько своими боевыми качествами, сколько предельной простотой в производстве, эксплуатации и ремонте, надёжностью, низкой стоимостью и возможностью массового производства на любом машиностроительном заводе.

Эти ценные качества были достигнуты в результате настойчивой борьбы конструкторов и технологов за минимальную массу и трудоёмкость каждой детали танка, в стремлении везде и во всём разумно экономить, добиваясь предельной простоты, дешевизны и надёжности.

Таким образом, к началу войны нам удалось создать и поставить на серийное производство новый средний танк, превосходящий по боевым свойствам и приспособленности к массовому производству средние танки фашистской Германии, который стал не только любимым танкистами грозным оружием, но и образцом простой и надёжной боевой машины».

Через несколько деситялетий двигатель Т-34 послужил прототипом для создания двигателя В-45 на экспериментальный вариант основного танка Т-64А, прототипа Т-72, а его модификация В-46 использовалась в танке Т-72 «Урал».

Фотографии и рисунки

wiki.wargaming.net


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.