Т 34 1942

Самый известный танк, созданный в СССР. По распространенному мнению лидер в номинации «Лучшие танки Второй мировой войны». Прямой потомок легких танков БТ. Прототипом Т-34 были экспериментальные легкие танки — колесно-гусеничный А-20 и гусеничный А-32. Летом 1939г на харьковском полигоне проведено сравнительные испытания машин А-20 и А-34, в ходе которых было выявлено сходство их ТТХ. Оба танка показали примерно равную скорость на гусеницах. По прохождении испытаний принято решение строить новый танк, с индексом А-34, на основе прототипа А-32. 

Рождение Т-34.

Экипаж 5 ТП 112СД возле танка Т-34На протяжении февраля-марта 1940 г, два прототипа Т-34 своим ходом совершили переход из Харькова в Москву. В пробеге непосредственное участие приняли главный конструктор М. Кошкин и конструктор Александр Алексадрович Морозов. Тяжелобольной, Кошкин не раз сам садился за рычаги Т-34. Болезнь прогрессировала и 26.09.40 г М.Кошкин умер. Посмертно за его вклад в создание Т-34 он был награжден Государственной премией.


17 марта 1940г Т-34 в числе других видов военной техники были представлены руководству государства и армии. Танки в целом произвели благоприятное впечатление, и было решено начать производство новых машин на ХПЗ № 183. Плановое задание в 150 машин установленное изначально, вскоре был увеличено в четыре раза. Но из-за производственных трудностей до 1941 года смогли изготовить только 115 средних танка. В сороковом году себестоимость Т-34 составила 429 596 рублей в соответствии с отчетами ХПЗ и 510 000 рублей по сведениям Наркомата среднего машиностроения.

Начало производства.

Танк Т-34 опытный образецЗимой 1940 года, три серийных Т-34 отправились в пробег Харьков-Кубинка-Смоленск для выявления конструктивных недоработок. Офицеры НИИ БТ проводившие испытания обнаружили столько недостатков, что представленный ими отчет не оставил замнаркома обороны маршалу Г.К. Кулику ничего иного как отдать приказ остановить изготовление и приемку Т-34. Взамен было решено ускорить разработку нового среднего танка А-43, с торсионной подвеской и улучшенным бронированием.

Начальник АБТУ Я.Федоров, с которым был согласен Г.К. Кулик, вовсе предлагал оставить в производстве БТ-7M и ускорить работы по Т-50. Руководство харьковского завода, было несогласно со столь нелесной оценкой и предложением поставить крест на своем детище и настояло на продолжении производства, предложив временно снизить втрое гарантийный пробег машины, которая должна была составить тысячу километров.


ор прекратил Ворошилов, который хотя на тот момент и лишился высокой должности наркома, но как будучи членом Политбюро ЦК и как старый большевик не утратил своего влияния, как Сталина, так и на председателя совнаркома Молотова. Именно его рекомендация позволила продолжить производство Т-34, пока его не в производстве сменит Т-43М.

Т-34, седьмой опытный образецНе прошло и полгода, как вторая мировая война показала правильность этого решения. Т-34, производство которых было развернуто в Сталинграде и Харькове, позволило в короткое время организовать их выпуск на предприятиях в тыловых районах в военный период. Начиная с момента освоения в производстве и вплоть до начала войны, новый Т-34 был изготовлен в количестве около 1225 штук. С началом мобилизации промышленности, производство танка подключился горьковский завод «Красное Сормово» (зав. №112 ).

Оценка машины.

В соответствии со штатами 1940 года, «тридцатьчетверки» должны были входить в все вновь организованные механизированные корпуса. В составе каждой из двух танковых дивизий мехкорпуса должно было входить 375 танков, из которых средних танков – 210. В каждой мехдивизии 275 танков, из них семнадцать Т-34. Остальные – легкие танки Т-26 и БТ, в танковые дивизии вошло еще 63 тяжелых танков КВ. Из этого следует, что только для пополнения техникой, согласно штату тридцати вновь сформированным корпусам требовалось не много немало 8760 средних танков новой конструкции.


Танк Т-34 с десантом К серьезным недостаткам танка Т-34, выявленным еще в довоенное время, относили плохой обзор, загруженность командира, не позволяющая ему осуществлять управление танком на протяжении боя. Стесненность экипажа, конструктивная «сырость» узлов и агрегатов. Но будем справедливы, доводка конструкции у тех, же немцев занимала, куда большее время. Танки, на доводку которых потратили сопоставимое время надежностью конструкции или завершенностью конструкции не отличались. Осенью сорок первого года, в условиях крайнего дефицита двигателей В-2, некоторая часть Т-34 оборудовали карбюраторным мотором М-17. Хотя Т-34 несколько терял в средней скорости. Несколько десятков машин, вместо штатного орудия оборудовали 57-мм пушкой. Данные танки несли службу в составе двадцать первой танковой бригады, которая участвовала в обороне Москвы на протяжении осени сорок первого года.

Решение достаточно спорное, поскольку осколочное действие трехдюймового снаряда было гораздо выше, чем пятидесяти семи миллиметрового. Качество снарядов 57-мм снарядов хромало, а БС штатной пушки Т-34 оказалось вполне достаточно для немецких боевых машин. Вопрос об оснащении Т-34 57-мм пушкой, быстро потерял актуальность, поскольку вскоре выпуск таких орудий был и прекращен.


Танк Т-34 шестигранная башняВысокая себестоимость машины, на протяжении сорок первого года, была снижена примерно в два раза, до 249256 руб. Подавляющая часть Т-34 выпуска сорокового года потеряна в сражениях сорок первого. Тогда как танки, выпущенные на протяжении сорок первого — сорок второго годов использовались довольно долгое время. Наиболее долго- на Ленинградском фронте- тамошние Т-34 участвовали в Выборгском наступлении лет сорок четвертого года. На протяжении сорок второго года промышленность изготовила 12 527 машин для фронта. При этом себестоимость удалось еще снизить:

ХПЗ(№183)

«Красное Сормово»

зав.№112

УЗТМ №173
165 810 209 700 273 800 312 700

Главным образом себестоимость Т-34 снижали за счет упрощения машины в производстве. Только в сорок первом году, внесли несколько тысяч улучшений, для упрощения конструкции и технологии производства. Кроме того не следует забывать о широком применении в процессе производства малоквалифицированного труда. 


Интересный факт. В сорок втором году ГАБТУ отказалось оплачивать Т-34 изготовленные заводом «Красное Сормово», по причине большого процента брака. Для разрешения конфликта, руководству завода пришлось обратиться непосредственно к Л.Берия. А вообще, даже И. Сталин как дал объективную оценку продукции этого-то завода «Сормовскими уродами».

Танки в Т-34 заводских цехахТ-34, которые изготовили в 1942 году, отличались от машин предыдущих лет выпуска, не только с виду. Что обусловлено условиями производства: производство разворачивалось в условиях эвакуации, когда предприятия начинали работать буквально под отрытым небом; подавляющую часть занятых рабочих составляли женщины и дети- рабочие мало квалифицированные: примерно 50% — женщины, 15%-старики и 15% дети; не выполнились необходимые для производства технологии.

Все это определило снижение боевых качеств машин 1942-43гг выпуска. Нередко масса Т-34 была выше паспортной, а двигатели развивали гораздо меньшую мощность. С конвейера сходили танки массой в 31-32 тонны, с двигателем мощностью в 320-360л.с. Тогда как по паспорту полагалось иметь вес в 28,5 тонн и двигатель в пятьсот лошадиных сил. Как следствие танки Т-34 развивали скорость по шоссе около тридцати пяти километров в час вместо положенных пятидесяти. Проблем добавляла КПП. Нередко танки Т-34 могли двигаться только на второй или четвертой передаче, на остальных мотор попросту глох. Снизился межремонтный ресурс.


Теме не менее, утверждение, что танк Т-34 был плох, не соответствует истине. Недостатков не был лишен не один из танков Второй мировой войны. Дело в следующем. Если одни нации могли производить бронетехнику в практически мирных, а то и мирных условиях, то СССР разворачивал производство в условиях эвакуации. И поэтому находился в наихудших условиях среди государств – участников Второй мировой войны. 

Например, даже танковая промышленность Германии, не говоря уже ос союзниках, находилась в гораздо более выигрышных условиях. Прагу, в которой выпускали танки и самоходки для немецкой армии, вообще не бомбили, а последняя продукция покинула цеха уже в сорок пятом году во время Пражского восстания.

Поэтому офицеры военной приемки не могли проводить жесткую политику выбраковки Т-34, не соответствующих паспортным характеристикам. Фронт требовал танков, и такие действия могли лишь поспособствовать противнику. В сорок втором году, серьезно встал вопрос самого существования государства, и поэтому выбора особо и не было. 

На Т-34, выпуска сорок второго года, устанавливали башни разной формы. Если поначалу, башни первых танков незначительно отличались друг от башен выпуска сорок первого года, то к концу года Т-34 получили литую башню.


Танки Т-34 в заводских цехуНе соответствует действительности утверждение, что на Т-34 вместо броневой стали использовалась едва не котельную сталь. Правда состоит в том, что из-за дефицита брони, некоторое количество машин имели в структуре бронекорпуса детали из нестандартной брони. В некоторых случаях Т-34 имели катки двух, а иногда и трех типов. Качество брони несколько снизилось вследствие утраты месторождений никеля и марганца, которые были расположены на оккупированной Украине. Но вскоре качество брони удалось повысить до приемлемого, благодаря поставкам из Заполярья. Кроме того исправлению ситуации помогли поставки по ленд-лизу меди, алюминия никеля и других материалов которые были в устойчивом дефиците.

Центры производства.

Всего на протяжении 1940-44гг. промышленность выпустила 350312 Т-34 с 76-мм пушкой. Из них 1170 танков вооруженных огнеметом. Колебания цены в сорок третьем году колебалась от 136 до 141 тысяч рублей на заводе №183 и до 210 700 руб. на заводе №174. Танк Т-34 с 76-мм пушкой выпускался на следующих заводах:

  • Харьковский завод (эвакуирован в Нижний Тагил, сохранил номер и получил наименование УТЗ им. Коминтерна);
  • «Красное Сормово», завод №112 в г.Горький;
  • УЗТМ, в городе Свердловск;
  • Сталинградский тракторный (до конца 04.1942г);
  • ЧТЗ.

  Заключение.


Танки Т-34 выпущенные в сорок втором — сорок третьем году находились в составе танковых частей до конца войны и принимали участие в наступательных операциях того периода. В сорок пятом году часть этих танков была переброшена на Дальний Восток и в Забайкалье. Там Т-34 участвовали в Маньжурской операции. Окончательно танки этой модификации выведены из штатов в конце сороковых годов. 

Описание конструкции танка Т-34.  

Корпуса. 

Харьковские корпуса.    Бронекорпус танка Т-34 на протяжении производства подвергся множеству изменений. Броня для корпуса поступала с г.Мариуполь. Кромки броневых листов соединялись между собой «в четверть», что обеспечивало плотное соединение. Сварка, исключительно ручная, по своему качеству вызывала много нареканий, ходя с виду, выглядела весьма неплохо. Если принять за некую точку отчета появление первого бронекорпуса опытной серии, тогда изменения в конструкцию внесли в мае 1940г.

Первоначально технология производства представляла собой следующий цикл – отпуск бронелиста, термообработка предваряющая гибку листа, обработка торцов, шлифовка поверхностей, штамповка, закалка. Достаточно сложный процесс, который давал много брака. Для упрощения, мариупольские инженеры, рекомендовали разделить лобовой лист на два листа, соединив их балкой. Балку изготавливали штамповкой из бронелиста. И это привело к увеличению веса танка Т-34 на сто килограмм. 


Глубокая выштамповка над люком мехвода, в некоторых случаях заменялась отдельной деталью и приваривалась к лобовому листу. Сварные соединения полностью заменили клепанные в конце лета 1940г. Данный тип бронекорпуса выпускали на протяжении срока производства до эвакуации, и был эталоном для других заводов.

Сталинградские корпуса. Первоначально бронекорпуса собирали из тех же деталей, что и корпуса харьковского производства. Однако отличия все же имелись. Так жалюзи на верхних крышках МО, заменили более простыми по конструкции решетками. Вторым нововведением был буксирный крюк сначала без фиксатора троса, потом с фиксатором. Крюк крепили вначале заклепками, а впоследствии сваркой.

Выштамповку над люком сделали значительно меньше. Одни из трех приборов наблюдения убрали, а оставшиеся два направили вперед. Для уменьшения резко возросшей мертвой зоны мехводу добавили прибор кругового обзора.

После того как Мариупольский завод отправился в эвакуацию основным подрядчиком по производству бронекорпусов стал завод №264. Техническое оснащение завода (Сталинградская судоверфь) не позволяла вести раскрой бронелиста в требуемом количестве по мариупольской технологии. Для исправления ситуации пришлось ввести соединение бронелистов «в шип». Соединение «в четверть» осталось только при соединении крыши БО с лобовым листом. 

Люк трансмиссионного отделения танка Т-34 только литой. Внешне такие люки отличались только тем, что были немного выше и шире, хотя размеры выреза люка остались прежними. Незначительно изменился люк мехвода, вырез под приборы наблюдения стал более пологим. «Подкову» шаровой установки, заменили кольцом.


На следующем этапе изменений отказались от соединения «в шип» крыши корпуса с бортовыми листами. Данный тип бронекорпуса встречается на поздних танках Т-34. Для этого типа корпуса характерно крепление бронезащиты выхлопных патрубков при помощи восьми болтов, а не семи как было ранее.

Сормовские корпуса. Производство бронекорпусов на «Красном Сормово» со сборки с харьковских комплектующих. Ранние сормовские корпуса внешне не отличимы от харьковских. С начала освоения производства бронекорпусов Т-34 начаты работы по адаптации технологии под местные условия. Подобный подход нашел понимание со стороны руководства и соответствующим постановлением наркомата обороны заводу были развязаны руки в этом направлении. Заводу было разрешено вносить любые изменения в ТУ и чертежи при условии не нарушения узловой совместимости.

Тем не менее, в октябре цеха покинули только двадцать танков Т-34. Эти машины оснащались карбюраторными моторами М-17, отличались ли они внешне от дизельных танков неизвестно. Все машины были с корпусами раннего типа, комплектующие для них поставляли для них заводы-смежники.

Первые отличия были сродни отличиям в  бронекорпусах  сталинградского типа, хотя и не аналогичные. Самое заметное отличие — круглый люк доступа к трансмиссии и прямой нижний лист кормы. Большие петли верхнего кормового, который перекрывал нижний лист- наиболее яркое отличие сормовских танков Т-34. Данные петли расположили в небольшом вырезе, геометрические размеры которого были не постоянны, а иногда этот вырез вовсе отсутствовал.

В отличии от своих сталинградских коллег, сормовчане использовали соединение характерной треугольной формы для соединения крыши БО с верхним лобовым листом, а также нижнего лобового с днищем. Также характерную треугольную форму имел выступ предохранявшей прибор наблюдения, установленный на лобовом листе. Сетка, закрывающая жалюзи крепили при помощи трех петель. Разработано и устанавливалось на серийные танки Т-34 буксирное приспособление, для буксировки артиллерийского орудия за танком. Это было сугубо сормовское нововведение.

На следующем этапе, отказались от выштамповки над люком мехвода, а также третьего прибора наблюдения. Также в это время появилась бронемаска пулемета. После отработки нового способа установки орудия появилась возможность отказаться от заднего люка в башне. Еще одной характерной особенностью было множество приваренных к корпусу металлических планок, служивших, по мнению конструкторов от заклинивания узлов танка Т-34 фрагментами снарядов. А также множество разных поручней скоб. 

В сорок третьем году было принято принципиальное решение унифицировать корпуса Т-34. Начались поставки кроя с Урала и корпуса танков различных заводов стали более похожими между собой . Круглый люк в корме увеличили в диаметре и сместили вправо. После освоения автоматической сварки при производстве бронекорпусов Т-34, отказались от шипового соединения листов.

Уральские корпуса. Пройдя несколько этапов эволюции, Нижний Тагил наладил выпуск бронекорпусов нового типа. Основная заслуга в этом принадлежит введению автоматической сварки, а именно институту Патона который эвакуировали на УВЗ. Применение автоматической сварки, для которой предпочтительны прямые длинные швы, обусловило отказ от шипового соединения бронедеталей, за исключением лба корпуса с бортами танка.

К выпуску бронекорпусов УЗТМ подключился весной 1942 года. В начальный период, часть корпусов изготавливали по упрощенной технологии, что было связано с технологическими проблемами. Летом текущего года, задача значительно усложнилась — от завода требовалось наладить выпуск Т-34 целиком. Так же, в этот период к программе производства среднего танка подключился Челябинский завод.

Конструкторская документация по танку Т-34 на оба завода была доставлена из Нового Тагила, тогда как в Омск как из Нижнего Тагила, так и со Свердловска. Как следствие всего этого, так и того что УЗТМ ( и не он единственный) отправлял комплектующие для остальных заводов, бронекорпуса этих заводов не имели хорошо узнаваемых черт, в отличие от предыдущих. 

Известно только о нескольких внешних особенностях. Например, поручни «сборной конструкции», челябинских танков, наподобие тех, что устанавливали на КВ. Но такие, же поручни иногда встречаются и на машинах выпуска других заводов, за исключением омского. Сетка жалюзи, помимо штамповки, выпускалась гнутой, что более характерно для УЗТМ.

Точно известно, что ЧКЗ с 10.10.42г. стал устанавливать кронштейн крепления танковой печи, с 22.10.42г. поручни для десантников, а с января защита пулемета стала закрывать ствол полностью, а не треть. К лобовой балке танка Т-34 приваливали табличку с номером, очень часто только по ней можно определить достоверно место изготовления машины. 

Башни Т-34.

Харьковские башни. Башен первого серийного варианта выпустили всего около 10 штук, две из них предназначены танков, которые собрали для показа членам правительства. Револьверные порты, как и приборы наблюдения, расположены точно по оси башни. Башенный люк плоский с прибором для кругового наблюдения в центре. Некоторые из этих танков Т-34 использовали для целей обучения, а некоторые отправили в армию.

Башни следующей серии уже отличались по своей конструкции. Военные требовали увеличения внутреннего объема, для чего пришлось сместить линию сгиба бортового листа. Как следствие, приборы наблюдения переместились на плоскость направленную под несбольшим углом вперед. Т-34 с такими башнями выпустили около 16 штук в период конец августа — начало сентября 1941 года. Другое требование военных – перенести рацию в корпус из башни выполнили в процессе производства.

На следующем этапе увеличили люк над головой командира, который получил выштамповку. Бронедетали башни выпускал завод в Мариуполе. Здесь же была освоена литая башня. Литая башня была тяжелее на 200 кг, но не имела каких либо преимуществ по противоснарядной стойкости. Основное достоинство – сокращение цикла производства, увеличение выпуска танков Т-34.

Наиболее заметное отличие этого типа — в кормовой нише ликвидировали скос верхней крышки и задний люк для установки пушки увеличенного размера. Бронировка приборов наблюдения Т-34 вначале выполнялась заодно с башней, затем от нее отказались в целях унификации с башней сварной конструкции. В верхнем люке был убран прибор кругового обзора, дыру под который заваривали заглушкой.

Выпуск сварных и литых башен проходил параллельно. При монтаже в башню пушки Ф-34 по обе стороны маски приваривали защитные гребни.

Одновременно утверждены новые изменения. Диаметр башенного кольца Т-34 изменен 1764 на 1785 миллиметра, а высота самой башни увеличена на тринадцать. По обе стороны маски появились литые гребни. Введены петли вентилятора, а также крепление на шести болтах комового люка. В башнях Т-34 раннего выпуска петли к крышке крепили клепками, а к крыше башни болтами для возможности демонтажа. Башни такого вида выпускались минимально до июня 1941 года.

Последние Т-34, которые были изготовлены в Харькове, не имели выреза в люке под прибор кругового наблюдения, а также только один наблюдательный прибор по борту. Начиная с октября 1941 года Харьковский завод начал свою работу на Урале.  

Сормово. Изготовление башен «Красным Сормово» началось аналогично другим заводам, с использования комплектующих из Мариуполя. Однако развитое литейное производство позволило почти сразу перейти к изготовлению собственных башен собственной конструкции. Помимо собственного производства в программе задействованы заводы-смежники Кузнецкий, Кулебакский, Магнитогорский меткомбинаты, а также Новотагильский метзавод.

Башни Сормовского завода отличались от таковых мариупольского более рациональными формами, прежде всего обводов передней части, они были сильнее заострены, а также формой литьевого стыка. Данная мера аналогична «косынкам» сталинградского завода. Вероятно, с февраля сорок второго года башни Т-34 стали комплектовать люком увеличенной толщины с выштамповкой, к этому же времени относят и усиление бронирования маски пушки.

От люка в корме решено было отказаться. Демонтаж пушки в войсковых условиях проводили редко, а кормовой люк увеличивал временные затраты на производство. Предварительно был отработан метод установки пушки Т-34 без кормового люка, как в заводских, так и полевых условиях.

С марта сормовские тридцатьчетверки выпускались без кормового люка, но с бонками удержания домкрата и двумя упорами под гребнями маски. Защитная планка дополняла упоры и предотвращала соскальзывание башни вперед при установке. В средине сорок второго на башне и корпусе установили поручни.

В это же время для командирской панорамы Т-34 и наблюдательного прибора на крыше принята литая бронировка. На передней части стали наносить литьевой номер вначале из трех цифр, затем из четырех. Башни этого типа сохранились в производстве до сорок третьего, уже, когда другие заводы перешли на шестигранные.

Нижний Тагил.  Первые Т-34 собранные в Нижнем Тагиле комплектовали башнями, собранными из мариупольских деталей. Процесс освоения собственных, был осложнен утратой при эвакуации технической документации. Данный эпизод не раз упоминается в мемуаристике, вполне вероятно так оно и было. Так что документацию пришлось восстанавливать в предельно сжатые сроки.

Заформовать целиком башню на имевшихся формовочных столах не представлялось возможным. До получения необходимого для этого оборудования решили формовать из нескольких элементов. Полученная башня Т-34 отличалась от предыдущей рядом новшеств опробованных в Сталинграде, так и собственных нововведений.

Т-34 этого периода комплектовали башнями Кулебакского производства и по ряду свидетельств производства УЗТМ. Башня Нижнего Тагила содержала ряд ясно видимых отличий, таких как:

  • бронировка бортовых наблюдательных приборов, которая обеспечивала больший угол обзора;
  • форма среза верхней части пушечной маски;
  • более длинные накладки маски пушки танка Т-34.

Данный тип находился в производстве с начала и вплоть до зимы сорок второго года, когда ей на смену пришла башня шестигранной формы. В виде исключения, на ремонтных Т-34 могли использоваться детали более поздних лет выпуска.

Часть Т-34 с ранними башнями комплектовали 57-мм пушкой, довольно много башен использовали в качестве ДОТ. Существовали башни, выпущенные для бронекатеров и бронепоездов, со своими незначительными отличиями в конструкции. 

Сталинградское производство. Первоначально сталинградские башни изготавливали из приведенных из Мариуполя деталей, и по виду они не должны отличаться от харьковских. В конце лета сорок второго в производство были внедрены улучшения разработанные, но не внедренные из-за эвакуации в харьковском производстве. Дефицитный прибор наблюдения для заряжающего нередко не устанавливался вовсе, а на его место ставили заглушку. Крышка вентилятора стала откидываться на петле вперед, затем ее сменила неподвижная крышка крестообразной формы.

До самой осени сорок второго конфигурация башен оставалась прежней. С сентября сорок второго, были начаты работы по отработке нового варианта раскроя бронелиста для башен и корпусов, которые были завершены к концу года. Применительно к башням Т-34 этот метод предусматривал отказ от изгиба бортовых листов в кормовой части.

Главной особенностью этих башен было:

  • увеличен размер задней стенки Т-34, которую крепили 8 болтами;
  • крышка вентилятора крестообразной формы;
  • бронировка бортовых наблюдательных приборов улучшающая обзор (вплоть до выработки задела использовались оба типа бронировки);
  • три детали нижней задней части танковой башни, вместо двух;
  • характерной формы прибор наблюдения башенного стрелка.

Некоторые Т-34 имели люк с выштамповкой увеличенной толщины (вплоть до выработки задела использовались оба типа люков). Петли люка приваривали для упрощения конструкции, хотя это усложняло его демонтаж.

На следующем этапе изменений задняя стенка башни сделана несъемной, подобно сормовским Т-34. На корпуса Т-34 приваривали упоры, в задней части бонки для домкратов, в случае необходимости подъема башни для демонтажа пушки. Данный вариант пошел в серию с мая сорок второго.

Орудийная маска вместо правой и левой частей состояла из верхней части с изгибом, а также плоской нижней части. Передняя часть также стала плоской, в следствии чего появилась выступающая нижняя скула. Щиток орудийной маски более короткий в нижней части. Масок существовало два типа:

  • маска первого типа с меньшим углом наклона (существовала недолго);
  • маска с укороченным щитком, выпуска начиная с весны сорок второго.

Помимо Т-34 с сварными башнями, СТЗ выпускал Т-34 с литыми. Поначалу эти башни производили в Мариуполе. Затем, с конца сорок первого поступали башни предположительно Кулебакского завода. Производство собственных литых башен освоено летом сорок второго года, в июле машины с литыми башнями стали покидать заводские цеха. Существовало два варианта — первый имел более округлые очертания скул, а второй внешне повторял сварную башню.

На этом развитие сормовских башен было прекращено. 

Шестигранные башни Сормовского завода.

К выпуску шестигранных башен зав.№112 приспел только лишь к 1943 г. Комплектуя партию танков переходной серии башнями уральского производства ( штампованными и литыми), Сормово осваивало производство собственной башни оригинальной формы.

Характерной особенностью башен сормовского производства является достаточно топорная обрезка литников. Наблюдательная башенка командира танка изготавливалась полосы металла, свернутого в кольцо.

Башенка цилиндрической формы с фаской вверху. Сварной шов закрыт накладкой. Данная примета характерна для всех башенок такого типа. Характерными являются также приливы вокруг оружейных портов. Внешним отличием командирских башенок огнеметных машин являлся ввод антенны в задней части стенки.

Шестигранные башни зав.№122 выпускал нескольких видов, потому что еще зимой сорок четвертого года освоил производство Т-34-85. На крышах поздних шестигранных башен, которые выпускали вместе с башнями Т-34-85, отсутствовали рым-болты, которые заменили на крючья, приваренные к бортам башни, аналогично Т-34-85.

Штампованные башни.

Башни этого типа своим появлением обязаны приказу ГКО об увеличении в два раза выпуск башен на УЗТМ к октябрю сорок второго года. Форсировать  производство литых башен не позволяли производственные мощности. Поэтому было принято решение необычное решение — задействовать для их производства 100000 т. пресс фирмы «Шлеман». 

Под управлением главного инженера Горлицкого Л.Е. коллективом конструкторов спроектирована штампованная башня. Предварительно предполагалось употребить его штамповки из 60 мм проката, однако в виду его острого дефицита, для производства башни стали использовать 45 мм.

Обстрел башни показал, что по снарядной стойкости башни нового образца даже превосходили литые.
С 1.10.1942 года штампованные башни, совместно с литыми пошли на комплектацию машин собственного производства.

С декабря текущего года внутреннее пространство башни несколько увеличили. Объемы выпуска штампованных башен позволили отправлять часть продукции зав. «Красное Сормово» и №183.

Все перемены, введенные в литых башнях, реализовали и в штампованных. Это касается перемычки между двумя люками, а также рым-болтов и наблюдательной башенки оборудованной люком с двумя створками.

Типичным для штампованных башен Т-34 являлось размещение бронеколпака вентилятора — вперед прорезь, а также углубления для наблюдательных приборов на крыше.

После свертывания программы выпуска на УЗТМ танков Т-34 заводам — смежников отправлено от 2050 до 2062 башен литых и штампованных.

ww2tanki.ru

Лицо первое – образца 1940/41 годов.

Танк Т-34 стал самым массовым танком 2 мировой войны. Он производился с 1940 по 1947 годы в нескольких модификациях, которые существенно отличались одна от другой. Основными из них можно назвать четыре.

  • Т-34-76. Танки образца 1940/41 годов;
  • Т-34-76. Танки образца 1942/43 годов;
  • Т-34-85. Танки образца 1943/45 годов;
  • Т-34-85. Танки образца 1945/1947 годов.

В этой статье мы поговорим о Т-34-76 образца 1940/41 годов. Как мы знаем танк Т-34 был принят на вооружение Красной армии 19.12.39, несмотря на очень большое количество недостатков, выявленных в ходе полигонных испытаний. Подробнее о конструкции и присущих ей конструктивных недостатках вы можете прочитать на этом же сайте. Мы ещё вернёмся к данной теме в течение года.

Т-34-76/40 с пушкой Л-11

Говоря о тридцатьчетвёрке первых серий необходимо отметить. Что данные машины также достаточно серьёзно отличались друг от друга в зависимости от года выпуска (1940, 1941, 1942) и завода-изготовителя.

На 1940 год танковым заводам, которым поручили выпуск нового танка (головной – завод № 183, вторым предприятием должен был стать СТЗ) первоначально поставили задачу выпустить 150 новых танков. Однако в июне 1940 года этот план увеличили до шестисот машин.  500 из них должен был изготовить завод № 183, 100 – СТЗ.

Т-34-76/40 с литой башней

Но, как и большинство не просчитанных технических заданий того периода, эти цифры остались только на бумаге. Реальность выглядела удручающей. На 15.09.40 из ворот ХПЗ вышло только … ТРИ (!) серийных танка. А первая серийная тридцатьчетвёрка покинула территорию СТЗ только в 1941 году.

Т-34-76/41 года выпуска с пушкой Ф-34Первые серийные образцы также направили на интенсивные полигонные испытания.Их результаты были настолько неудовлетворительны, что в полный рост встал вопрос о прекращении производства Т-34 (выпуск танка был приостановлен по приказу заместителя НКО) и разработке новой машины, Т-34М, имевшей более мощную броню (75 мм), торсионную подвеску, башню с существенно большим объёмом заброневого пространства и командирской башенкой.

Экипаж новой машины должен был состоять из пяти человек. Но до начала войны собрать даже одну такую машину не успели, хотя основные агрегаты и механизмы были уже изготовлены.

Люк Т-34-76/40

Лишь личное вмешательство Наркома обороны К.Е.Ворошилова позволило возобновить выпуск танка Т-34.

На 1941 год, согласно постановлению, принятому СНК СССР и ВКП (б) 05.05.41, от танкостроителей потребовали изготовить 2800 танков (ХПЗ – 1800, СТЗ-1000). На 01.05.41 харьковчане смогли изготовить 525 новых танков, а сталинградцы всего 130.

Итак. Что же представлял собой Т-34 образца 1940 года?

 

 

 

Башня Т-34 изнутри

Сваренный из катаных бронелистов корпус, передний верхний лобовой лист которого имел наклон в 60 градусов, а верхние бортовые – 45 градусов. В лобовом листе – люк механика-водителя с центральным смотровым прибором. Боковые смотровые приборы размещались под углом 60 градусов к продольной оси танка и располагались по бокам люка. Справа от люка устанавливался пулемёт ДТ в шаровой опоре. Его прикрывал бронеколпак.

 

 

Пушка Ф-34

Танк имел сварную башню обтекаемой овальной формы. По бортам башни размещались смотровые приборы. Ещё один прибор, теоретически обеспечивающий круговой обзор, размещался в крышке башенного люка. Но размещался настолько неудачно, что пользоваться им практически было невозможно. В кормовом листе башни имелась посаженная на болты дверца. На отдельных танках стояли литые башни, имевшие бронирование борта52 мми крыши –20 мм. При этом основания смотровых приборов отливали вместе с башней.

кормовой люк Т-34-76

Первые танки вооружались пушкой Л-11 (ствол длиной 30,5 калибра). Затем появилась Ф-34 (41 калибр). Замена вооружения прошла безболезненно для конструкции. Изменения коснулись только броневой маски качающейся части. К августу 1941 года практически все танки стали вооружаться именно этой пушкой.

После начала войны к производству Т-34 решением ГКО за № 1 подключили ещё один завод,  № 112, находившийся до этого в распоряжении Наркомсудпрома. (Завод «Красное Сормово»).  Одновременно с этим заводу № 112 разрешили вместо дизеля В-2 ставить на танки авиационные бензиновые двигатели М-17, выпуск которых налаживали на ГАЗ. Эта мера была вынужденной, так как единственный завод, выпускавший в СССР дизель В-2, № 75 (Харьков)  был не в состоянии выпускать потребное количество моторов. Попытка развернуть их выпуск на ХПЗ также не увенчалась успехом, так как стремительное наступление противника вынудило принять решение об эвакуации всех производственных мощностей по выпуску В-2 обоих заводов в Сталинград (СТЗ). Здесь дизеля начали выпускать уже в ноябре 1941 года. Но это была капля в море. А 75 завод ехал на Урал.

лобовой пулемйт112 заводу была поставлена задача: изготовить в 1941 году 700-750 танков Т-34.  Фактически фронт получил 173 танка. С октября по декабрь 1941 ХПЗ продукцию не выпускал. Завод эвакуировали на Урал.

Осенью 1941 года единственным заводом, производившим Т-34, остался СТЗ. Для повышения эффективности работы предприятия в Сталинграде практически был создан почти замкнутый цикл производства танка. Все основные элементы. Включая пушки. Изготавливались на месте. Аналогично обстояли дела и на двух других заводах, в Тагиле и    Горьком.

Навесное оборудование

Каждый из заводов имел свой станочный парк и технологические возможности. Поэтому с учётом вышесказанного, в конструкцию танка вносились определённые дополнения или изменения. Теоретически считалось, что все они должны быть первоначально согласованы с КБ завода № 183. но только теоретически. Поэтому свой внешний вид имел танк каждого завода.

 

 

 

ходовая часть Т-34-76

До декабря 1941 СТЗ и ХПЗ выпускали практически идентичные по внешнему виду машины. 112 завод начал менять конструкцию первым. Сказалась специфика судостроительного предприятия. В декабре здесь начали изготавливать упрощённые бронекорпуса (после газовой резки механической обработки кромки не проводилось, детали корпуса стали соединять «в четверть». Лобовой лист соединялся с подкрылками и бортами шиповыми соединениями. А с марта 1942 года башни сормовских танков изготавливались без кормового люка. Ещё одним характерным отличием Т-34, родившегося на заводе №112, был козырёк на крыше корпуса и большое количество поручней на башне и корпусе.

Т-34-76/40

В Сталинграде большую часть штампованных и сварных деталей поменяли на литые, благо для этого имелись все возможности. В то время литейный цех СТЗ занимал 2 место в МИРЕ по своей мощности. Перебои с резиной заставили отказаться от резиновых бандажей на траках и переходу на изготовление литых катков с внутренней амортизацией. Убрали её также с ведущих и направляющих колёс. С 1942 года, по примеру горьковских танкостроителей, СТЗ перешёл на выпуск башни и корпуса по упрощённым технологиям.

 

 

Танк Т-34-76 с пушкой Л-11

В Нижнем Тагиле ходовая часть также подверглась значительным изменениям, аналогичным введённым на СТЗ.

Всех изменений невозможно перечислить даже в десяти таких статьях. Поэтому заканчивает о нашем первенце. В следующей статье поговорим о танке, выпускавшемся в 1942/43 годах.

 

 

Поделитесь с друзьями:

bronetechnikamira.ru

Советский танк Т-34 хорошо известен всем, кто интересуется историей Второй мировой войны. Книги, статьи, документальные фильмы и пр. представляют его как всепобеждающий «танк Победы». Он превосходил все немецкие танки, имел наклонную броню, беспрецедентную мобильность и был одной из главных причин, почему СССР выиграл на Восточном фронте.

Насколько реалистичны эти заявления? Был ли Т-34 танком, действительно выигравшим войну? Каков он по сравнению с немецкими и американскими танками? Если мы попытаемся ответить на эти вопросы, то привычные мнения начинают меняться. Вместо механического чуда мы получаем плохо спроектированный и произведенный танк, который понес ужасающие потери по отношению к «более слабым» немецким танкам.

Революционный дизайн Т-34

Т-34 многими представляется первым танком, который имел наклонную броню. Это означает, что защита танка была значительно улучшена, по сравнению с обычной броней, под прямым углом. Однако французские танки того времени, такие как S-35 и Рено R-35 также имели наклонную броню.

Наклонная броня имеет и недостатки. Например, она серьезно уменьшает внутреннее пространство. Ограниченное пространство не только влияет на работу экипажа, но и превращает Т-34 буквально в стальной гроб. Американское исследование войны в Корее (анализировались Т-34/85, которые были просторнее, чем Т-34/76) пришло к выводу, что из-за ограниченного внутреннего пространства пробитие брони танка, как правило, вело к разрушению танка и потеря экипажа с 75 % шансом. Для «Шермана» этот показатель составил всего 18% [1].

Немецкие танки Pz.III и Pz.IV в целом имели обычную конструкцию корпуса, лишь отчасти используя наклон в средней части лобовой брони. Новый танк «Пантера» был первым немецким танком с полностью наклонной броней в передней части и по бортам, однако внутреннее пространство не было таким же ограниченным, как в Т-34.

Башня Т-34 также страдала от недостатка места. Американские эксперты, исследовавшие Т-34 на полигоне в Абердине в 1942 году отметили:

«Главная его слабость заключается в том, что он очень тесный. Американцы не могли понять, как наши танкисты могли поместиться внутри в зимнее время, нося полушубки.»

Топливные баки в боевом отделении

Из-за ограниченного внутреннего пространства топливные баки находились в моторном отсеке и по бортам. Наличие топливных баков внутри танка делало любое его пробитие фатальным.

По утверждению автора Стивена Залога в «T-34-85 vs M26 Pershing: Korea 1950», стр. 23:

«Наклонная броня рисует только часть картины о защите танка. Значительную роль в уязвимости танка играет внутреннее расположение топливных баков. Т-34-85 — это наглядный пример компромисса между преимуществами и недостатками наклонной брони. Хотя такая броня уменьшала вероятность пробития танка, это также привело к снижению внутреннего объема корпуса. В случае пробития Т-34, у снаряда была высокая вероятность нанести катастрофический ущерб танку за счет попадания в топливные баки и боеприпасы, хранящиеся в таком маленьком пространстве.»

1

Помимо ограниченности внутреннего пространства, Т-34 имел также еще серьезный конструктивный недостаток в виде двухместной башни, в результате чего командир был вынужден также выполнять функции наводчика. Это резко ограничивало боевую эффективность танка, так как командир не мог сосредоточиться на командовании танком, вместо этого ему приходилось вести огонь. Трехместная башня была введена на Т-34/85 в марте 1944 года.

Отколы брони

Броня Т-34 имела высокий рейтинг Бринелля. Это означает, что она была эффективна в нейтрализации противотанковых снарядов, но имела свойство отслаиваться. В сочетании с производственными дефектами в конструкции танка это означало, что экипаж Т-34 был в опасности даже при попадании в танк снарядов, не пробивших броню.

Исследование «Review of Soviet ordnance metallurgy» на стр. 3-5 сообщает:

«Броня танка Т-34, за некоторым исключением, прошла термическую обработку, получив очень высокую твердость (430-500 по Бринеллю), вероятно, это являлось попыткой обеспечить максимальную защиту от бронебойных снарядов, даже за счет нарушения структурной целостности брони. Некоторые части брони имеют удивительно высокую прочность учитывая очень высокую твердость, но многие участки брони являются очень хрупкими. Очень высокая твердость встречаются в большинстве советских танков и ее создание это следствие утверждения, что высокая твердость брони имеет высокую устойчивость к пробитию.»

Для снарядов, чей калибр равен или меньше толщины брони, увеличение твердости ведет к увеличению необходимой для пробития скорости или к уменьшению дистанции. Если калибр снаряда превышает толщину брони, то чем больше ее твердость, тем меньше требуется скорость снаряда или больше расстояния.

Технические недостатки

Подвеска Кристи

Подвеска Кристи, используемая на Т-34 имела преимущество в том, что танк мог развивать высокие скорости на дорогах. Среди недостатков стоит отметить то, что она занимала много внутреннего пространства, и имела плохую проходимость на пересеченной местности.

Немецкие испытания в Куммерсдорфе (1 км холмистой трассы) показали, что Т-34 имел плохие результаты по сравнению с Pz. IV, «Тигром», «Шерманом» и «Пантерой» [2].

2

По данным исследования «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank», главной проблемой было отсутствие амортизаторов.[3]

Подвеска Кристи являлась технологическим тупиком и в отчете Абердинского полигона говорится: «Подвеска Кристи проходила испытания много лет назад и была безоговорочно отвергнута».

Коробка передач

Еще одой крупной проблемой была громоздкая коробка передач. Она имела низкую надежность и требовала чрезмерных усилий для переключения передач, что приводило к усталости водителя. Исследование «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank» сообщает [4]:

«Трудности в переключении передач (которая не имела синхронизаторов) и многодисковое сухое сцепление, несомненно, делали вождение этого танка очень сложным и утомительным делом.»

Изначально мощный V-2 двигатель (500 л.с.) не мог быть использован в полной мере из-за 4-ступенчатой коробки передач [5]. Переключение передач требовало от водителя чрезмерных усилий. На Т-34 можно было использовать 4-ую передачу только на асфальтированной дороге, таким образом, максимальная скорость на пересеченной теоретически составлявшая 25 км/ч, на практике достигала только 15км/ч, потому что для переключения со 2-ой на 3-ю передачу требовалась нечеловеческая сила.

На более поздних модификациях имелась 5-ступенчатая коробка передач, что позволило поднять скорость по пересеченной местности до 30 км/ч. Однако, даже танки, построенные в конце войны не гарантировали, что у них окажется новая 5-ступенчатая коробка передач. Танки, переданные польской народной армии в конце 1944 — начале 1945 года и танки, которые использовались армией Северной Кореи в 1950 году имели старую 4-ступенчатую коробку передач [6].

Мощная пушка?

Т-34 был вооружен орудием с большим калибром. Первоначально он вооружался пушкой 76-миллимитровой Л-11. Она была скоро заменена на Ф-34 76 мм в 42 калибра, а Т34/85 был вооружен 85-мм ЗИС С-53 в 54,6 калибров.

Цифры выглядят впечатляюще. Ведь основной немецкий танк 1941-1943 годов Pz.III имел 50-мм пушку, а Pz.IV только в 1943-1945 г. получил удовлетворительное 75мм орудие. Однако советские танковые пушки страдали от низкой скорости, которая вела к ухудшению пробития и точности на дальних дистанциях.

Например, начальная скорость (в м/с) для советских орудий [7] составляла: Л-11 — 612 м/c, Ф-34 — 655 м/c (а при использовании немецких снарядов Pzgr39 — 625 м/с), ЗИС С-53 — 792 м/с. Начальная скорость для немецких снарядов[8]: Квк 38 Л/42 — 685, KwK 39 L/60 — 835 м/с, KwK 40 L/43 — 740 м/с, КwK 40 L/48 — 790 м/с, KwK 42 – 925 м/с.

Таким образом, 75мм KwK 40, используемая для Pz.IV и StuG с середины 1942 г, имела гораздо лучшую пробиваемость и точность, чем Ф-34, а орудие «Пантеры» KwK 42 также превосходило ЗИС С-53 в тех же областях.

Отсутствие радио

Изначально, только командир части имел в своем танке радио. В ходе войны радио использовалось более широко, но даже в 1944 году многим танкам не хватало раций. Отсутствие связи означало, что советские танковые части действовали с недостаточной координацией.

Проблемы видимости

Немецкие отчеты показывают, что Т-34 имели серьезные трудности с ориентированием на местности. Эта проблема была частично решена в ходе войны. Т-34 версии 1941 года не хватало приборов наблюдения, которые устанавливались повсеместно на немецких танках. Такое оборудование позволяло командиру вести обзор на 360 градусов. Оптика Т-34 также была плохого качества.

3

Т-34 версии 1943 года оснащалась новой башней увеличенных габаритов и новой командирской башенкой, которая имела смотровые щели по периметру и прибор наблюдения МК-4 в створке вращающейся крышки.

Однако качество советской оптики в сочетании с ограниченной видимостью все еще оставляли желать лучшего. Отчет, составленный немецким подразделением, использовавшим Т-34 версии 1943 года гласил [9]:

«Качество прицелов в русских танках значительно уступает немецким разработкам. Немецкие экипажи должны быть долго привыкать к русским прицелам. Возможность точного попадания через такой прицел очень ограничено.

В русских танках трудно командовать танком, а тем более их группой, и в то же время выполнять роль наводчика, поэтому эффективно управлять огнем группы танков едва ли возможно, в результате чего огневая мощь группы снижается. Командирская башенка на Т 43 упрощает командование танком и ведение огня; однако, обзор ограничен пятью очень маленькими и узкими щелями.

Безопасное вождение Т-43 и СУ-85 не может происходить с закрытыми люками. Мы основываем это заявление на нашем опыте — в первый день боя на Ясском плацдарме, четыре трофейных танка дивизии застряли в траншее и так и не смогли освободиться самостоятельно, что привело к разрушению вооружения размещенного в траншеях, во время попытки их извлечения. То же самое случилось и на второй день.»

Проблемы надежности

Т-34 должен был стать простым и надежным танком, который редко ломался. Очень многие любят сравнивать его с более сложными немецкими танками, которые, якобы, часто ломались. Концепция Т-34 как надежного танка — это еще один миф Второй мировой войны.

Большинство танков в 1941 году были потеряны из-за их технической неисправности. Те же проблемы надежности продолжалась и в период 1942 — 1944 годов. Эвакуация и передислокация промышленных объектов в сочетании с потерей квалифицированных кадров приводили только к падению надежности.

В 1941 году тридцатьчетверкам часто приходилось возить с собой запчасти к коробкам передач [10]. В 1942 году ситуация ухудшилась, поскольку многие танки могли преодолеть небольшие расстояния до выхода из строя. Летом 1942 года Сталиным был издан приказ [11]:

«Наши танковые войска часто несут потери больше из-за механических поломок, чем в бою. Например, на Сталинградском фронте за шесть дней, двенадцать наших танковых бригад потеряли 326 из 400 танков. Из них около 260 потеряно из-за механических поломок. Многие танки были брошены на поле боя. Подобные случаи можно наблюдать и на других фронтах. Такой высокий уровень механических поломок неправдоподобен и, Верховный штаб видит в нем скрытый саботаж и вредительство со стороны определенных элементов в танковых экипажах, которые пытаются использовать небольшие механические проблемы, чтобы избежать битвы. Отныне, каждый танк оставленный на поле боя из-за якобы механических поломок, и при подозрении экипажа в саботаже, его члены должны быть «разжалованы в пехоту…»

Постоянные жалобы с фронта заставили власти исследовать проблемы с производством Т-34. В сентябре 1942 года прошло собрание на Уральском танковом заводе [12]. Собрание возглавил генерал-майор Котин, нарком танковой промышленности СССР и главный конструктор тяжелого танка «Климент Ворошилов». В своей речи он сказал:

«…Рассмотрев проблемы инженерного и технологического характера я хотел бы обсудить еще один вопрос, который имеет прямую связь с недостатками производственными. Они в себя включают: небрежность и неаккуратность в процессе производства танков на заводах, плохое качество контроля. В результате, в ходе боевого применения наши танки выходят из строя иногда не достигая линии фронта, либо экипаж вынужден оставлять танки на вражеской территории из-за какой-то мелочи… мы должны убедиться, что в результате этого собрания все недостатки будут выявлены и исправлены в кратчайшие сроки…

Недавно товарищ Морозов и я посетили товарища Сталина. Товарищ Сталин обратил наше внимание на то, что вражеские танки свободно прошли многие километры наших земель, и хотя наши машины лучше, они имеют серьезный недостаток: после 50 — 80 километров они требуют ремонта. Это происходит из-за недостатков шасси и также, как сказал товарищ Сталин, из-за привода, сравнив Т-34 с немецким Pz.III, который состоит на вооружении немецкой армии, который уступает в броневой защите и в других важных характеристиках, в экипаже, и не имеет такого прекрасного двигателя как у Т-34, причем двигатель Pz.III бензиновый, а не дизельный.

Товарищ Сталин дал указания инженерам, наркому товарищу Зальцману, руководителям заводов и обязал их исправить все дефекты в кратчайшие сроки. Было издано специальное распоряжение Государственного комитета обороны, а также директивы Наркомата танковой промышленности. Несмотря на все эти принятые резолюции правительства, несмотря на неоднократные указания армии и главного управления танковых войск, тем не менее все эти недостатки все еще не устранены… мы должны выявить все недостатки, озвучить предложения по их устранению и ликвидировать их в кратчайшие сроки, а также внести предложения по модифицированию компонентов танка, которые позволят сделать его лучше и быстрее…»

Ситуация по-прежнему оставалась проблематичной даже в 1943-1944 годах. Т-34 имел постоянные проблемы с коробкой передач и воздухоочистителями. Эксперты Абердинского полигона отмечали:

«На Т-34 трансмиссия также очень плохая. Во время ее эксплуатации на ней полностью выкрошились зубья на всех шестернях. Химический анализ зубьев шестерен показал, что термическая обработка их очень плохая и не отвечает никаким американским стандартам для подобных частей механизмов. Недостатки дизеля — преступно плохой воздухоочиститель на танке Т-34. Американцы считают, что только саботажник мог создать такой прибор»

Те же проблемы были выявлены и в Т-34/85, построенный в 1945 году. «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank» отмечает [13]:

«В результате полностью неудовлетворительной работы очистителей воздуха двигателя можно ожидать, что это обеспечит скорый отказ двигателя в результате избытка пыли и абразивного износа. После несколько сотен миль, вероятно, как результат будет иметь место снижение производительности двигателя.»

4

5

6

7

Немецкое подразделение, которое использовало Т-34/76 1943 года выпуска отмечало [14]:

«Независимо от того, что наш опыт ограничен, мы можем с уверенностью заявить, что русские танки не подходят для долгого марша по дорогам и езды на высокой скорости. Оказалось, что самая высокая скорость, которая может быть достигнута составляет от 10 до 12 км/час. Необходимо также на марше, каждые полчаса как минимум делать остановки на 15 — 20 минут, давая танку остыть. Трудности и поломки фрикциона поворотного механизма происходили со всеми трофейными танками. В сложной местности на марше, и во время атаки, в которой атакующее танковое подразделение должно часто менять направление движения, в течение короткого времени бортовые фрикционы перегреваются и покрываются маслом…»

Советские испытания только что построенных Т-34 [15] показали, что в апреле 1943 года лишь 10,1% танков могли пройти 330 км, в июне 1943 этот показатель снизился до 7,7%. Процент оставался ниже 50% до октября 1943 года, когда он смог достигнуть 78%, после чего в следующем месяце он снизился до 57%, а в период с декабря 1943 года по февраль 1944-го в среднем составил 82%.

Предварительный осмотр танков, изготовленных на Уральском танковом заводе № 183 (крупным производителем Т-34) показал, что в 1942 только 7% танков не имели дефектов, в 1943 году 14%, а в 1944 году 29.4%. В 1943 году главной проблемой было поврежденные зубья.[16]

Двигатель также имел серьезные проблемы с надежностью [17]. В зависимости от производителя в 1941 году средняя продолжительность работы двигателя составляла в среднем 100 часов.[18] Эта цифра сократилась в 1942 году, поэтому некоторые Т-34 не могли проходить более 30-35 км.

Т-34, которые проходили испытания на Абердинском полигоне были построены на лучшем советском заводе, использовались материалы максимально хорошего качества, но его двигатель перестал работать после 72.5 часов. Это произошло не из-за американского вмешательства — с танками из Москвы откомандировали советского механика (инженера Матвеева), который отвечал за эксплуатацию. Качество этих танков было намного лучше, чем у обычных танков, поскольку он покрыл расстояние в 343 км. Согласно начальнику автобронетанкового управления Красной Армии Федоренко, средний пробег Т-34 до капитального ремонта во время войны не превышал 200 километров. Это расстояние было сочтено достаточным, поскольку время жизни Т-34 на фронте был значительно меньше. Например, в 1942 году он составляло только 66 км. В этом смысле Т-34 действительно был «надежным», потому что он уничтожался прежде, чем имел возможность сломаться.

Т-34 выходили из строя в середине и даже ближе к концу войны [19]. Пятая гвардейская танковая армия в 1943 году потеряла 31.5% своих танков во время марша к Прохоровке. В августе 1943 года 1-й танковая армия потеряла 50% своих танков из-за механических неисправностей. В конце 1944 г. танковые подразделения стремились заменить двигатели с более чем 30 часами работы перед атакой.

Производство и потери во время войны

prod and los

Источник: «Soviet Casualties and Combat Losses in the Twentieth Century»

Потери в ходе войны составили почти 45.000 танков Т-34! Общие потери советских бронетанковых войск в 1941-1945 годах составили 96.600 единиц бронетехники. Это не опечатка. Почти сто тысяч.

Для сравнения, Германия потеряла на Востоке в 1941-1944 годах 15.673 танков, а учитывая остальные единицы бронетехники (StuG и т. д.) — 23.802.

8

«Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres 1933 — 1945″[20]

Заключение

Т-34 стал жертвой советской и немецкой пропаганд. Немецкая сторона часто превозносила Т-34 для того, чтобы объяснить свои поражения.

Если Т-34 был настолько хорош, каким его делала пропаганда, то Т-34 должен был привести СССР к большим победам или хотя бы к перелому ситуации на фронте уже в 1941-1942 годах. Вместо этого мы видим в этот период противоположные результаты деятельности советских танковых соединений. В 1943-1945 годах Т-34 уже морально устарел, немцы начали использовать обновленные версии Pz.IVи StuG III, оснащенные мощными КwK 40, и конечно, «Тигры» и «Пантеры».

«Лучший танк Второй мировой войны» понес ужасные потери против немецкой бронетехники, и даже обновленная версия Т-34/85 не могла преодолеть разрыв. По данным советского доклада [21], в период с лета 1943 года по март 1945 года вероятность пробития брони Т-34 немецкими танками или противотанковыми орудиями составляла 88-97%, таким образом, любой снаряд, который сумел поразить практически наверняка пробивал броню.

9

Источник: http://chris-intel-corner.blogspot.ru/2012/07/wwii-myths-t-34-best-tank-of-war.html

Список литературы:

[1]. «T-34-85 vs M26 Pershing», стр. 75

[2]. «Panther & Its Variants», стр. 71

[3]. «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank», стр. 8

[4]. «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank», стр. 8

[5]. «Танковый удар. Советские танки в боях. 1942-1943», стр. 392

[6]. «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank», стр. 143 и «T-34: Mythical Weapon», стр. 349:

[7]. Zaloga and «Kursk 1943», стр. 212

[8]. Panzertruppen last pages

[9]. «Panzer tracts no.19-2: Beute-panzerkampfwagen», стр. 98

[10]. «T-34/76 Medium Tank 1941-45», стр. 9

[11]. «Moscow to Stalingrad: Decision in the East», стр. 363

[12]. «Неизвестный T-34», стр. 52

[13]. «Engineering analysis of the Russian T34/85 tank», стр. 9

[14]. «Panzer tracts no. 19-2: Beute-panzerkampfwagen», стр. 97

[15]. «Armored Champion: The Top Tanks of World War II» — глава 8

[16]. «Неизвестный T-34» стр. 54

[17]. «Танковый удар. Советский удар. 1942-1943», стр. 371-372

[18]. «T-34: Mythical Weapon», стр. 123

[19]. Tanknet forum and «T-34: Mythical Weapon», стр. 161

[20] «Waffen und Geheimwaffen des deutschen Heeres 1933 – 1945», стр. 278

[21]. «Armored Champion: The Top Tanks of World War II» — глава 1

reich-erwacht.livejournal.com

Описание конструкции Т-34.

Во время войны танк Т-34 был тщательно обследован в английской школе танкостроения. В отчёте, посвященном двигателю, указывалось, что «качество работы неодинаково. Тогда как наиболее важные детали по своей обработке сравнимы с соответствующими деталями серийных английских авиамоторов, поверхность отлитых компонентов несравнимо груба. Несмотря на это, на поверхности нет признаков пористости и раковин.
Большинство из важных болтов и штифтов подвергнуты низкотемпературному отпуску и притёрты, уровень изготовления некоторых деталей очень высок. На определённых компонентах хорошо видны клейма технических контролёров…» Отчёт английских специалистов о Т-34 представляет сейчас особый интерес , потому что о танке судили на основе технологических критериев того времени, без того, что известно сейчас. Содержащийся в отчёте окончательный вывод даёт заслуженную высокую оценку М.И.Кошкину и его конструкторскому бюро: «Конструкция танка свидетельствует о чётком понимании его важнейших боевых качеств и требований войны с должным учётом особенностей подготовки русского солдата, театра военных действий и имеющихся производственных мощностей. Если принять во внимание, что Россия совсем недавно создала тяжёлую промышленность и что значительная часть её индустриальных районов занята противником, создание и производство таких высококачественных танков представляет собой инженерно-техническое достижение самого высокого класса…»

Основные принципы конструкции.

Танк Т-34 имел классическую компоновку. Силовое отделение отделялось от боевого противопожарной перегородкой. Сразу за перегородкой стоял дизель В-2. Слева и справа от дизеля располагались два радиатора. В центре силового отделения находился вентилятор, а трансмиссия (главный и бортовые фрикционы) — ближе к корме. Топливные баки размещались по бортам корпуса, в нишах, образованных наклонными бронеплитами. Поскольку трансмиссия располагалась в кормовой части танка, рядом с ведущими колёсами, боевое отделение не было загромождено коробкой передач, карданным валом и бортовыми передачами, как это было на многих западных танках, например М4 «Шерман» или PzKpfw IV. Кроме того, это позволило уменьшить общую высоту танка по сравнению с западными и снизить общий вес машины. Дальнейшее описание, если это не оговорено дополнительно, посвящено танку Т-34 образца 1942 года.

Т 34 1942
т-34 образца 1942 г.

Корпус.

Корпус танка Т-34 образца 1942 года сваривался из гомогенных прокатанных бронеплит, только верхняя кормовая плита и крыша силового отделения крепились на болтах. Это было сделано для облегчения доступа к двигателю и трансмиссии при осмотрах и ремонте. Хотя поверхность бронеплит была более грубой, чем у бронеплит, выпускаемых в Великобритании и США, советская броня была крепче зарубежных аналогов. Твёрдость по Бринеллу 45-мм лобовой бронеплиты корпуса колебалась между 354 и 400. Лобовая часть корпуса состояла из верхнего и нижнего броневых листов. По бокам от буксирных крюков на верхнем лобовом листе имелись отверстия, закрываемые броневыми заглушками на резьбе. Через эти отверстия осуществлялся доступ к хвостовикам червяков механизма натяжения гусениц.

Т 34 1942
ходовая т-34.

Борта корпуса состояли из нижних вертикальных и верхних наклонных листов, соединённых между собой. В каждом нижнем вертикальном листе имелись отверстия для прохода осей балансиров опорных катков, вырезы для цапф балансиров и кронштейны для крепления резиновых упоров, ограничивающих подъем катков. С внутренней стороны вертикальных, листов приваривались шахты для пружин подвесок опорных катков, между которыми устанавливались топливные и масляные баки, закрытые изнутри танка фальшбортами из листового железа. В днище корпуса располагались лючки для доступа к деталям подвесок, к сливным пробкам баков и картера коробки передач, люк для доступа к водяному и масляному насосам двигателя. В передней части днища, справа, находился люк для аварийного выхода экипажа. Крыша корпуса состояла из трёх частей: крыши боевого отделения, крыши отделения силовой установки и крыши силовой передачи. На крыше боевого отделения (подбашенном листе) на шариковой опоре устанавливалась башня. Спереди, справа и слева в крыше боевого отделения имелись люки, закрываемые броневыми крышками, для доступа к пробкам заливных горловин передних и средних топливных баков.

Т 34 1942
схема питания топливом.

Крыша отделения силовой установки состояла из среднего листа, расположенного над двигателем, с люком для доступа к двигателю и двух боковых листов с воздухопритоками, закрываемых броневыми листами жалюзи, управление которыми осуществлялось из боевого отделения. Каждый воздухоприток закрывался броневым колпаком с вырезами для прохода воздуха. Через эти вырезы и воздухоприток воздух засасывался вентилятором и использовался для охлаждения и питания двигателя. В боковых листах имелись по два люка над шахтами подвески и но одному люку для заливки масла в баки. Люки защищались броневыми крышками. В крыше отделения силовой передачи устанавливались жалюзи воздухоотвода и сетка, закрывающая жалюзи. Управление жалюзи осуществлялось из боевого отделения. В правом коротком листе крыши имелся лючок для заливки топлива в кормовые топливные баки, который закрывался броневой крышкой. Корма корпуса состояла из верхнего, нижнего кормовых листов и картеров бортовых передач. Верхний кормовой лист крепился к корпусу болтами. В средней части этого листа располагался люк для доступа к силовой передачи, закрываемый крышкой на петлях и болтах, а с боков — отверстия для выхода выпускных труб, защищённые броневыми колпаками. Танк Т-34 образца 1940 года строился по принципам, принятым в западном танкостроении. К середине войны качество продукции снизилось, даже несмотря на жёсткий контроль. Качество сварки было посредственным, хотя и не настолько, чтобы приводить к разрушению швов. Литые башни в западном танкостроении не применялись из-за того, что они не обеспечивали достаточной прочности поверхности. Но советские конструкторы смогли избежать этого недостатка, как показали испытания твёрдость башенной брони составляла 370-375 по Бринеллу.

Т 34 1942корпус т-34.

Броня.

Бронирование Т-34 в начале войны было более чем достаточно. Хотя толщина лобовой брони была всего 45-мм, эффективная толщина составляла 75-мм, благодаря оптимальным углам наклона бронелистов. Выгодный угол наклона брони был и у башни. Всс это делало Т-34 практически неуязвимым дня немецких противотанковых пушек калибра 37-мм и для короткоствольных пушек калибра 75-мм, установленных на PzKpfw IV. Орудие танка PzKpfw III вообще не могло пробить лобовую броню «тридцатьчетверки» и только когда на PzKpfw III Ausf.J была установлена пушка 5 cm KwK39 калибром 50-мм, которая могла пробить лобовую броню Т-34 с дистанции меньше 500 метров, у немецкого танка появились некоторые шансы на успех при, уверенной атаке.Первое эффективное противотанковое орудие-буксируемая 7,5 cm Рак40 пушка калибра 75-мм появилось у немцев лишь в конце 1941 года. Весной 1942 года на танк PzKpfw IV Ausf.F1 была установлена длинноствольная 75-мм пушка 7,5 cm Kwk40,а к лету
1943 года немцы начали выпуск PzKpfw IV Ausf.G, вооруженного ещё более мощной 75-мм пушкой, длиной 48 калибров. Всё это сдвинуло преимущество в сторону немецких танков. Дальнейшее наращивание мощности немецких пушек вынудило советских танкистов навешивать на танки дополнительные бронелисты. что однако, перегружало двигатель и подвеску.

Экипаж.

Экипаж Т-34 состоял из четырёх человек-механика-водителя, стрелка-радиста, командира который одновременно был наводчиком пушки и заряжающего. Механик-водитель располагался в передней части корпуса слева, перед его местом находился большой люк. Справа от механика-водителя сидел стрелок-радист, места командира танка и заряжающего находились в башне слева и справа от орудия. В башню вел большой одностворчатый люк, расположенный на крыше. В боевом отделении было очень тесно, особенно при полном боезапасе.
Механик-водитель управлял танком при помощи рычагов, которые регулировали скорость вращения гусениц.

Т 34 1942
расположение механика-водителя.

В остальном он полагался на обычную педаль сцепления, ножной тормоз и акселератор, расположенные слева на право, как в автомашине; контрольно-измерительные приборы были сведены до минимума, необходимого для эффективной эксплуатации. Органы управления соединялись с металлическими тягами, шедшими вдоль пола в силовое отделение. При этом, чтобы управлять танком нужно было прилагать значительно больше усилий, чем это требовалось на западных машинах, у которых трансмиссия и коробка передач были расположены рядом с местом водителя. Многие механики-водители пользовались киянкой, когда органы управления заклинивало. Под ногами механика-водителя находились два баллона со сжатым воздухом, который использовали для пуска двигателя, особенно в холодную погоду. Это облегчало пуск танка зимой, в то время как немецкие танкисты с большим трудом заводили двигатели на своих машинах.
Стрелок-радист сидел справа от водителя на таком же сиденье. В бою он обслуживал курсовой пулемет ДТ калибра 7,62-мм и поддерживал связь по радио. Как уже говорилось выше, не все танки оборудовались радиостанциями, хотя количество радиофицированных танков постоянно увеличивалось. В начале войны почти все танки командиров рот оборудовались приемопередающей радиостанцией 71-ТК-3 и также предпринимались попытки поставить более простые радиостанции 71-ТК-1 на танки командиров взводов. В конце 1942 года был налажен выпуск радиостанций 9-Р. Эта радиостанция использовала принцип амплитудной модуляции и представляла собой приемопередатчик мощностью 5 Ватт с переселекцией каналов. Радиус действия радиостанции при движении танка — 7 км. Связь между членами экипажа поддерживалась при помощи танкового переговорного устройства ТПУ-3. В шлемах танкистов были установлены головные телефоны и ларингофон. Нехватка личного состава в частях часто приводила к тому, что место стрелка-радиста оставалось свободным.
Отсутствие радиостанций явилось одной из причин грубейших тактических промахов советских танкистов в первой половине войны. Танки не имели связи между собой, поэтому было очень трудно координировать их взаимодействие в бою. Например немцы придавали очень большое значение радиофикации своих танков. Нехватку радиостанций частично компенсировала сигнализация флажками. Была разработана соответствующая система сигналов, а в башенном люке проделан маленький лючок, позволявший подавать сигналы флажками, не открывая большого люка. Однако в бою такой способ связи оказался неприменим, поскольку командир не имел кругового обзора и был занят стрельбой из пушки. Поэтому, как правило, в бою использовалась тактика «делай как я», когда танки повторяли действия командира взвода. Это облегчало управление, но снижало эффективность действий «всего взвода в целом.

Башня.

Башня Т-34 была узкой и тесной, что затрудняло обслуживание орудия. Сидения командира танка и заряжающего вращались вместе с башней. На полу боевого отделения располагались контейнеры с боезапасом. Для наведения пушки на цель применяли телескопический оптический прицел ТОД-6 (на танках ранних выпусков) или ТМФД. Прицел обеспечивал увеличение в 2,5 раза и имел подсветку. Общий обзор обеспечивал панорамный перископ ПТ-6 (на танках ранних выпусков) или ПТ-4-7 (ПТ-5). Первое время перископы устанавливались как у места командира танка, так и у места заряжающего, но в дальнейшем для экономии, на танки стали устанавливать лишь по одному перископу у места командира танка. Перископ можно было использовать не только для обзора, но и качестве вспомогательного прицела пушки. В стенах башни слева и справа на уровне плеч были сделаны смотровые щели, закрытые бронестеклом. Под щелями находились бойницы для стрельбы из личного оружия. Еще одна бойница находилась на задней стенке башни.
В целом оптика, с тоявшая на Т-34, была на порядок хуже, чем на PzKpfw III или PzKpfw IV.

Т 34 1942
Pz-III.

Т 34 1942
Pz-IV.

Из танка не было кругового обзора, который обеспечивался на фашистских танках при помощи командирской башенки.Командир «тридцатьчетверки» даже не мог воспользоваться приёмом, который предпочитали немецкие танкисты, высовывавшие голову из люка танка. Дело в том, что большой башенный люк не откидывался вперед и закрывал передний сектор обзора, вынуждая командира приподниматься из башни по плечи и выглядывать из-за люка слева или справа, подставляя тем самым себя под пули вражеских солдат. Кроме того, при открытом люке опасности подвергался не только командир танка, но и заряжающий. Временами командиру танка не оставалось ничего другого как управлять танком сидя верхом на крыше башни. Плохой обзор из танка облегчал жизнь вражеской пехоте. Немцы очень быстро нащупали мертвую зону вокруг Т-34 и стали использовать её для борьбы с «тридцатьчетверками», применяя ранцевые заряды и другие ручные противотанковые средства.
Башня являлась самым слабым местом Т-34. Задняя часть башни выступом нависала над корпусом, в результате чего возникал опасный и уязвимый зазор. Даже рассчитанная на двух человек, она была тесновата, что, несомненно, осложняло действия командира танка в бою. Помимо командования танком он должен был также наводить и стрелять из пушки, а на все это у него в башне имелось лишь около 115 см. Поэтому, отдавая команды механику-водителю, куда направить или развернуть танк, выкрикивая указания заряжающему, какой снаряд послать в казённик- бронебойный или осколочно-фугасный, припадая к прицелу, чтобы навести орудие, вычислить расстояние и нажать на спуск, тут же отвернув корпус от откатывающегося назад орудийного ствола, командир почти не имел времени посмотреть, что делают другие танки. Если к тому же в бою он командовал несколькими машинами, то сообщить о своих намерениях подчинённым мог, только семафоря из башни цветными флажками. Еще хуже было положение у командиров взводов и рот, которые несли дополнительную нагрузку. В некоторых частях командир танка играл роль не наводчика, а заряжающего, однако и эта мера не снимала всей остроты проблемы. В башне немецких танков размещалось три человека, что позволяло командиру немецкой машины полостью сконцентрироваться на своих основных обязанностях.
Немецкие танкисты постоянно отмечали плохую конструкцию башни и отсутствие радио на советских танках. В бою «тридцатьчетверки» действовали нсскоординированно, рассыпали строй или, наоборот, сбивались в кучу вокруг командирского танка как «цыплята вокруг наседки». Кроме плохой связи эта «тактика» была вызвана также низкой подготовкой экипажей. Танковый взвод (три танка) редко мог действовать против трех целей, как правило все танки атаковали одну цель,выбранную командиром взвода. Немецкие танкисты отмечали, что их противники крайне медленно находят и накрывают огнём выбранные цели: в начальный период войны один «панцеркампфваген» успевал поочередно добиться попаданий во все три советских танка, не получив в ответ ни одного снаряда. В дальнейшем преимущество фашистов в подготовке экипажей несколько сократилось.
Стоит заметить, что танки используются не только против танков противника. Гораздо эффективнее они действуют против пехоты и других незащищённых целей. Недостатки Т-34 были не так заметны, когда танки действовали против вражеских пехотных подразделений.
Более просторная гексагональная башня и открывающийся назад люк, примененные на Т-34 образца 1943 года, частично исправили ситуацию. Кроме того, на танки начали устанавливать вместо общего люка два маленьких, которые откидывались вперед. Командирскую башенку начали устанавливать на «тридцатьчетверку» только в 1943 году, а пятый член экипажа был введён лишь на Т-34-85, значительное количество которых появилось в частях только в начале 1944 года.

Т 34 1942т-34-85.

Вооружение.

Заряжающий располагался справа от орудия. В его обязанности входило заряжание пушки и обслуживание спаренного с ней пулемета ДТ (на танках поздних выпусков ДТМ). Боезапас Т-34 составлял 77 выстрелов (на модели образца 1943 года боезапас увеличили до 100 снарядов). Три подготовленных унитарных патрона размещались у ног заряжающего, ещё шесть — около командира танка. Остальные выстрелы хранились в восьми металлических контейнерах на полу боевого отделения. Стандартный боезапас состоял из 19 бронебойных снарядов БР-350А, 53 фугасов Ф-354 или ОФ-350 и пяти шрапнельных снарядов. Сверху ящики с боеприпасами обычно застеливались рогожей. Доставать снаряды из ящиков было не очень удобно и во многих экипажах было принято, чтобы во время боя заряжающему подавал снаряды стрелок-радист. Боезапас к курсовому и спаренному с пушкой пулеметам ДТ калибра 7,62-мм составлял 35 дисков по 65 патронов в каждом. Диски хранились в сумках. Половина сумок находилась в нише башни, а другая половина была развешена около места стрелка-радиста.

Основное вооружение танка Т-34 — пушка калибра 76,2-мм. Первое время на танк устанавливалась пушка Л-11 (длина ствола 30,5 калибров),но из-за своих низких баллистических характеристик, которые особенно стали заметны в начале войны, её вскоре заменили на более мощную и современную Ф-34 (длина ствола 42 калибра). Из-за нехватки Ф-34 на «тридцатьчетверки» в первые месяцы войны часто ставили близкую по конструкции пушку Ф-32 (длина ствола 39 калибров). У танковой пушки Ф-34 был обычный клиновидный полуавтоматический затвор и по своим баллистическим характеристикам она была близка к дивизионной пушке ЗиС-З калибра 76,2-мм, но отличалась от неё другой, более подходящей для танка, противооткатной системой, состоявшей из гидравлического тормоза отката и гидропневматического накатника. Угол возвышения орудия от -3° до +33° градусов (у модели 1943 года- от -3° до +360)3, увеличить склонение не представлялось возможным из-за низкого потолка башни. Вращением башни управлял командир танка. На танк устанавливался как ручной так и электрический привод вращения башни, обеспечивавший максимальную скорость вращения до 36° в секунду. Однако значительный люфт привода затруднял наводку орудия, особенно на дальние дистанции. Механический спуск орудия при стрельбе осуществлялся педалью или вручную.
Стандартным противотанковым боеприпасом в первые годы войны был бронебойный снаряд БР-350А. Снаряд имел баллистический наконечник и оснащался небольшим разрывным зарядом. Масса снаряда 6,3 кг, начальная скорость — 662 м/сек. На дистанции 500, 1000, 1500 и 2000 метров снаряд пробивал броню толщиной, соответственно, 69, 61, 54 и 48-мм. В 1941 году этого было вполне достаточно, поскольку лобовая броня фашистских танков не превышала 50-мм. Весной 1943 года немцы начали выпуск PzKpfw IV Ausf.Н у которого толщина лобовой брони была увеличена до 80-мм. Однако к этому времени в арсенале советских танкистов появился новый подкалиберный бронебойный снаряд БР-350П АПДС (масса 3,04 кг, начальная скорость 965 м/сек), способный пробивать с дистанции 500 и 1000 метров броню толщиной 92 и 58-мм. Однако лобовую брогио танка PzKpfw VI «Тигр» 76,2-мм пушка не могла пробить даже выстрелом в упор. Лобовую броню танка PzKpfw V «Пантера» пушка Ф-34 также не пробивала на обычных дистанциях, поэтому против «Тигров» и «Пантер» «тридцатьчетверки» могли действовать только из засад и на коротких дистанциях.

Т 34 1942 PzV «ПАНТЕРА».

Т 34 1942 PzVI «ТИГР».

В конце 1943 года на смену Т-34 пришёл Т-34-85, вооруженный более мощной пушкой ЗИС-С-53 образца 1944 года калибра 85-мм (длина ствола 51,5 калибров), который успешно действовал против новых германских бронированных машин.

tank-t-34.blogspot.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.