Самое крупное танковое сражение великой отечественной войны

История и как наука, и как социальный инструмент, увы, подвержена слишком большому политическому влиянию. И нередко случается так, что по каким-то причинам — чаще всего идеологическим — одни события превозносятся, тогда как другие предаются забвению или остаются недооцененными. Так, подавляющее большинство наших соотечественников, как выросших во времена СССР, так и в постсоветской России, искренне считают крупнейшим в истории танковым сражением битву под Прохоровкой — составную часть битвы на Курской дуге. Но справедливости ради стоит отметить, что крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной войны в действительности произошло на два года раньше и на полтысячи километров западнее. В течение недели в треугольнике между городами Дубно, Луцк и Броды сошлись две танковых армады общей численностью около 4500 бронированных машин.


Контрнаступление на второй день войны

Фактическим началом битвы под Дубно, которую еще называют сражением под Бродами или битвой за Дубно-Луцк-Броды, стало 23 июня 1941 года. Именно в этот день танковые — в то время их по привычке еще называли механизированными — корпуса Красной Армии, дислоцированные в Киевском военном округе, нанесли первые серьезные контрудары по наступающим немецким войскам. На том, чтобы контратаковать немцев, настоял представитель Ставки Верховного главнокомандования Георгий Жуков. Вначале удар по флангам группы армий «Юг» нанесли 4, 15 и 22 механизированные корпуса, стоявшие в первом эшелоне. А следом за ними к операции подключились выдвинувшиеся из второго эшелона 8, 9 и 19 механизированные корпуса.

Стратегически, замысел советского командования был верным: нанести удар по флангам 1-й танковой группы вермахта, входившей в группу армий «Юг» и рвавшейся к Киеву, чтобы окружить и уничтожить ее. К тому же бои первого дня, когда некоторым советским дивизиям — как, например, 87-й дивизии генерала-майора Филиппа Алябушева — удалось остановить превосходящие силы немцев, давал надежду, что этот замысел удастся реализовать.

К тому же у советских войск на этом участке было существенное превосходство в танках. Киевский особый военный округ накануне войны считался самым сильным из советских округов и именно ему в случае нападения отводилась роль исполнителя главного ответного удара. Соответственно, и техника сюда шла в первую очередь и в большом количестве, и обученность личного состава была самой высокой. Так вот, накануне контрудара в войсках округа, уже ставшего к этому времени Юго-Западным фронтом, насчитывалось ни много ни мало 3695 танков. А с немецкой стороны в наступление шли всего около 800 танков и самоходок — то есть в четыре с лишним раза меньше.


На практике неподготовленное, скоропалительное решение о наступательной операции вылилась в самое крупное танковое сражение, в котором советские войска потерпели поражение.

Танки впервые воюют с танками

Когда танковые подразделения 8-го, 9-го и 19-го мехкорпусов добрались до передовой и с марша вступили в бой, это вылилось во встречное танковое сражение — первое в истории Великой Отечественной войны. Хотя концепция войн середины ХХ века не допускала таких боев. Считалось, что танки — инструмент прорыва обороны противника или создания хаоса на его коммуникациях. «Танки не воюют с танками» — так был сформулирован этот принцип, общий для всех армий того времени. Воевать же с танками должна была противотанковая артиллерия — ну, и тщательно окопавшаяся пехота. А сражение под Дубно напрочь сломало все теоретические построения военных. Здесь советские танковые роты и батальоны шли буквально в лоб на немецкие танки. И — проигрывали.

Тому было две причины. Во-первых, немецкие войска намного активнее и разумнее, чем советские, пользовались всеми видами связи, да и координация усилий различных видов и родов войск в вермахте в тот момент вообще была, к сожалению, на голову выше, чем в Красной Армии.


сражении под Дубно-Луцком-Бродами эти факторы привел к тому, что советские танки действовали зачастую без всякой поддержки и наобум. Пехота просто не успевала поддержать танки, помочь им в борьбе с противотанковой артиллерией: стрелковые подразделения двигались на своих двоих и банально не догоняли ушедшие вперед танки. А сами танковые подразделения на уровне выше батальона действовали без общей координации, сами по себе. Нередко получалось так, что один мехкорпус уже рвался на запад, вглубь немецкой обороны, а другой, который мог бы поддержать его, начинал перегруппировку или отход с занятых позиций…

Самое крупное танковое сражение великой отечественной войны

Горящий Т-34 в поле под Дубно. Источник: Bundesarchiv, B 145 Bild-F016221-0015 / CC-BY-SA  

Вопреки концепциям и наставлениям

Второй причиной массовой гибели советских танков в битве под Дубно, о которой нужно сказать отдельно, стала их неготовность к танковому бою — следствие тех самых довоенных концепций «танки не воюют с танками». Среди танков советских мехкорпусов, вступивших в битву под Дубно, легких танков сопровождения пехоты и рейдовой войны, созданными в начале-середине 1930-х, было большинство.

Точнее — практически все. По состоянию на 22 июня в пяти советских мехкорпусах — 8-м, 9-м, 15-м, 19-м и 22-м — насчитывалось 2803 танка. Из них средних танков — 171 штука (все — Т-34), тяжелых танков — 217 штук (из них 33 КВ-2 и 136 КВ-1 и 48 Т-35), и 2415 легких танков типа Т-26, Т-27, Т-37, Т-38, БТ-5 и БТ-7, которые можно считать самыми современными. А в составе сражавшегося чуть западнее Бродов 4-го мехкорпуса было еще 892 танка, но современных среди них было ровно половина — 89 КВ-1 и 327 Т-34.


У советских легких танков, в силу специфики возлагаемых на них задач, была противопульная или противоосколочная броня. Легкие танки прекрасный инструмент для глубоких рейдов в тыл противника и действий на его коммуникациях, но легкие танки совершенно не приспособлены для прорыва обороны. Немецкое командование учло сильные и слабые стороны бронетехники и использовало свои танки, которые уступали нашим и качеством, и вооружением, в обороне, сведя на нет все преимущества советской техники.

Сказала свое слово в этом сражении и немецкая полевая артиллерия. И если для Т-34 и КВ она, как правило, была не опасна, то легким танкам приходилось несладко. А против выкаченных на прямую наводку 88-миллиметровых зенитных орудий вермахта оказалась бессильна даже броня новых «тридцатьчетверок». Достойно сопротивлялись им разве что тяжелые КВ и Т-35. Легкие же Т-26 и БТ, как говорилось в отчетах, «в результате попадания зенитных снарядов частично разрушались», а не просто останавливались. А ведь у немцев на этом направлении в противотанковой обороне использовались далеко не только зенитки.


Поражение, которое приблизило победу

И все-таки советские танкисты даже на таких «неподходящих» машинах шли в бой — и зачастую выигрывали его. Да, без прикрытия с воздуха, из-за чего на марше немецкая авиация выбивала почти половину колонн. Да, со слабой броней, которую порой пробивали даже крупнокалиберные пулеметы. Да, без радиосвязи и на свой страх и риск. Но шли.

Шли, и добивались своего. В первые два дня контрнаступления чаша весов колебалась: успехов добивалась то одна сторона, то другая. На четвертый день советским танкистам, несмотря на все осложняющие факторы, удалось добиться успеха, на некоторых участках отбросив врага на 25-35 километров. Под вечер 26 июня советские танкисты даже взяли с боем город Дубно, из которого немцы были вынуждены отойти… на восток!

Самое крупное танковое сражение великой отечественной войны

Подбитый немецкий танк PzKpfw II. Фото: waralbum.ru

И все-таки преимущество вермахта в пехотных частях, без которых в ту войну танкисты могли полноценно действовать разве что в тыловых рейдах, скоро начало сказываться. К концу пятого дня сражения почти все авангардные части советских мехкорпусов были попросту уничтожены. Многие подразделения попали в окружение и были вынуждены сами перейти к обороне по всем фронтам. А танкистам с каждым часом все больше не хватало исправных машин, снарядов, запчастей и топлива. Доходило до того, что им приходилось отступать, оставляя противнику почти неповрежденные танки: не было времени и возможности поставить их на ход и увести с собой.


Сегодня можно встретить мнение, что-де не отдай тогда руководство фронта, вопреки приказу Георгия Жукова, команды перейти от наступления к обороне, Красная Армия, дескать, повернула бы под Дубно немцев вспять. Не повернула бы. Увы, в то лето немецкая армия воевала куда лучше, а ее танковые части имели гораздо больший опыт в активном взаимодействии с другими родами войск. Но свою роль в том, чтобы сорвать выпестованный Гитлером план «Барбаросса», битва под Дубно сыграла. Советский танковый контрудар вынудил командование вермахта ввести в бой резервы, которые предназначались для наступления в направлении Москвы в составе группы армий «Центр». Да и само направление на Киев после этого сражения стало рассматриваться как приоритетное.

А это не укладывалось в давно согласованные немецкие планы, ломало их — и сломало настолько, что темп наступления был катастрофически потерян. И хотя впереди была тяжелая осень и зима 1941-го, свое слово в истории Великой Отечественной войны крупнейшее танковое сражение уже сказало. Это его, сражения под Дубно, эхо через два года гремело на полях под Курском и Орлом — и отзывалось в первых залпах победных салютов…

Самое крупное танковое сражение великой отечественной войны


Сержант Павлов – командир неприступной «крепости» в Сталинграде

rusplt.ru

 

 

КРУПНЕЙШЕЕ ТАНКОВОЕ СРАЖЕНИЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

12 июля — памятная дата военной истории Отечества. В этот день в 1943 году под Прохоровкой произошло крупнейшее во Второй мировой войне танковое сражение между советской и германской армиями.

Непосредственное командование танковыми соединениями во время сражения осуществляли генерал-лейтенант Павел Ротмистров с советской стороны и группенфюрер СС Пауль Хауссер — с немецкой. Ни одной из сторон не удалось достичь целей, поставленных на 12 июля: немцам не удалось захватить Прохоровку, прорвать оборону советских войск и выйти на оперативный простор, а советским войскам не удалось окружить группировку противника.


«Безусловно, мы выиграли под Прохоровкой, не позволив противнику прорваться на оперативный простор, заставили его отказаться от своих далеко идущих планов и вынудили отойти в исходное положение. Наши войска выстояли в четырехдневном ожесточенном сражении, а противник утратил свои наступательные возможности. Но и Воронежский фронт исчерпал свои силы, что не позволило ему сразу же перейти в контрнаступление. Сложилась, образно говоря, патовая ситуация, когда командование той и другой стороны еще хотят, а войска уже не могут!»

Г.А. Олейников. Прохоровское сражение. СПб, 1998 

 

ХОД СРАЖЕНИЯ

Если в полосе советского Центрального фронта после начала своего наступления 5 июля 1943 г. немцы не смогли глубоко вклиниться в оборону наших войск, то на южном фасе Курской дуги сложилась критическая обстановка. Здесь в первый день противник ввел в сражение до 700 танков и штурмовых орудий, поддержанных авиацией. Встретив отпор на обояньском направлении, противник перенес главные усилия на прохоровское направление, пытаясь захватить Курск ударом с юго-востока. Советское командование решило нанести контрудар по вклинившейся вражеской группировке.


ронежских фронт был усилен резервами Ставки (5-й гвардейской танковой и 45-й гвардейской армиями и двумя танковыми корпусами). 12 июля в районе Прохоровки произошло самое крупное танковое сражение 2- мировой войны, в котором с обеих сторон участвовало до 1200 танков и самоходных орудий. Советские танковые части стремились вести ближний бой («броня к броне»), поскольку дистанция поражения 76 мм орудия Т-34 была не более 800 м, а у остальных танков еще меньше, тогда как 88 мм пушки «Тигров» и «Фердинандов» поражали наши бронемашины с расстояния 2000 м. При сближении наши танкисты несли большие потери.

Обе стороны понесли под Прохоровкой огромные потери. В этом сражении советские войска потеряли 500 танков из 800 (60%). Немцы потеряли 300 танков из 400 (75%). Для них это была катастрофа. Теперь самая мощная ударная группировка немцев была обескровлена. Генерал Г. Гудериан, в то время генерал-инспектор танковых войск вермахта, писал: «Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время вышли из строя…и уже больше на Восточном фронте не было спокойных дней». В этот день произошел перелом в развитии оборонительного сражения на южном фасе Курского выступа. Основные силы противника перешли к обороне. 13-15 июля немецкие войска продолжали атаки лишь против частей 5-й гвардейской танковой и 69-й армий южнее Прохоровки. Максимальное продвижение немецких войск на южном фасе достигло 35 км. 16 июля они начали отход на исходные позиции.


 

РОТМИСТРОВ: ИЗУМИТЕЛЬНОЕ МУЖЕСТВО

Хочется подчеркнуть, что на всех участках развернувшегося 12 июля грандиозного сражения воины 5-й гвардейской танковой армии проявили изумительное мужество, непоколебимую стойкость, высокое боевое мастерство и массовый героизм, вплоть до самопожертвования.

На 2-й батальон 181-й бригады 18-го танкового корпуса обрушилась большая группа фашистских «тигров». Командир батальона капитан П. А. Скрипкин смело принял удар врага. Он лично одну за другой подбил две вражеские машины. Поймав в перекрестие прицела третий танк, офицер нажал на спуск… Но в то же мгновение его боевую машину сильно тряхнуло, башня наполнилась дымом, танк загорелся. Механик-водитель старшина А. Николаев и радист А. Зырянов, спасая тяжелораненого комбата, вытащили его из танка и тут увидели, что прямо на них движется «тигр». Зырянов укрыл капитана в воронке от снаряда, а Николаев и заряжающий Чернов вскочили в свой пылающий танк и пошли на таран, с ходу врезавшись в стальную фашистскую громадину. Они погибли, до конца выполнив свой долг.

Отважно сражались танкисты 29-го танкового корпуса. Батальон 25-й бригады, возглавляемый коммунистом майором Г.А. Мясниковым, уничтожил 3 «тигра», 8 средних танков, 6 самоходных орудий, 15 противотанковых пушек и более 300 фашистских автоматчиков.

Примером для воинов служили решительные действия комбата, командиров рот старших лейтенантов А. Е. Пальчикова и Н. А. Мищенко. В тяжелом бою за село Сторожевое машина, в которой находился А. Е. Пальчиков, была подбита — разрывом снаряда сорвало гусеницу. Члены экипажа выскочили из машины, пытаясь устранить повреждение, но сразу же из кустов их обстреляли вражеские автоматчики. Воины заняли оборону и отбили несколько атак гитлеровцев. В этом неравном бою пал смертью героя Алексей Егорович Пальчиков, получили тяжелые ранения его товарищи. Лишь механик-водитель кандидат в члены ВКП(б) старшина И. Е. Сафронов, хотя тоже был ранен, мог еще вести огонь. Укрываясь под танком, превозмогая боль, он отбивался от наседавших фашистов, пока не подоспела помощь.

П.А. Ротмистров. Стальная гвардия М., 1984 

 

КРАХ «ЦИТАДЕЛИ»

12 июля 1943 г. наступил новый этап Курской битвы. В этот день перешли в наступление часть сил советских Западного фронта и Брянского фронтов, а 15 июля нанесли удар по врагу войска правого крыла Центрального фронта. 5 августа войска Брянского фронта освободили Орел. В тот же день войска Степного фронта освободили Белгород. Вечером 5 августа в Москве в честь войск, освободивших эти города, впервые был произведен артиллерийский салют. В ходе ожесточенных боев войска Степного фронта при содействии Воронежского и Юго-Западного фронтов 23 августа освободили Харьков.

Курская битва была жестокой и беспощадной. Победа в ней досталась советским войскам большой ценой. В этой битве они потеряли 863303 человека, в том числе 254470 безвозвратно. Потери в технике составили: танков и САУ 6064 , орудий и минометов 5244, боевых самолетов 1626. Что касается потерь вермахта, то сведения о них отрывочны и неполны. В советских работах представлялись расчетные данные, согласно которым в ходе Курской битвы немецкие войска потеряли 500 тыс. человек, 1,5 тыс. танков, 3 тыс. орудий и минометов. Относительно потерь в самолетах имеются сведения, что только в период оборонительного этапа Курской битвы немецкая сторона потеряла безвозвратно около 400 боевых машин, тогда как советская — около 1000. Однако в жестоких боях в воздухе погибли многие опытные немецкие асы, воевавшие уже не один год на Восточном фронте, среди них 9 кавалеров «Рыцарских крестов».

Неоспоримо, что крах германской операции «Цитадель» имел далеко идущие последствия, оказал решающее влияние на весь дальнейший ход войны. Вооруженные силы Германии после Курска вынуждены были перейти к стратегической обороне не только на советско-германском фронте, но и на всех театрах военных действий второй мировой войны. Их попытка вернуть утраченную в ходе Сталинградской битвы стратегическую инициативу потерпела сокрушительный провал.

 

*Ротмистров П.А. (1901-1982), Гл. маршал бронетанковых войск (1962). В ходе войны, с февр 1943 г. — командующий 5-й гв. танковой армией. С авг. 1944 г. — командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии.

histrf.ru

Обычно в СССР самым большим танковым сражением войны называли встречный бой под Прохоровкой во время Курской битвы (июль 1943 года). Но там сошлись 826 советских машин против 416 немецких (хотя в самом бою участвовало немного меньше с той и другой стороны). А вот двумя годами раньше, с 24 по 30 июня 1941 года, между городами Луцк, Дубно и Броды битва состоялась гораздо более грандиозная: на пути III немецкой танковой группы (более 800 танков) встало 5 советских механизированных корпусов (около 2500 танков).
Советские танкисты получают задачу
Советские корпуса получили приказ атаковать наступающего врага и пытались сражаться "лоб в лоб". Но единого плана у нашего командования не было, и танковые соединения наносили удары по наступающим немцам поодиночке. Старые легкие танки врагу были не страшны, но вот новые танки Красной Армии (Т-34, Т-35 и КВ) оказались сильнее немецких, поэтому гитлеровцы стали уклоняться от боя с ними, отводить свои машины, ставить на пути советских мехкорпусов свою пехоту и противотанковую артиллерию.
Брошенные советские танки Немецкая противотанковая артиллерия
(Фото взяты с сайта waralbum.ru там множество снимков, сделанных всеми воюющими сторонами
Сталинские генералы со своими дивизиями под влиянием "Директивы № 3" (где было приказано "овладеть районом Люблин", то есть вторгнуться в Польшу) рвались вперед, теряли линии снабжения, и потом нашим танкистам приходилось бросать вдоль дорог совершенно целые танки, оставшиеся без горючего и боеприпасов. Немцы с удивлением рассматривали их – особенно мощные машины с крепкой броней и несколькими башнями.
Немцы у брошенного советского танка Т-35
Страшное побоище закончилось 2 июля, когда окруженные под Дубно советские части прорвались к своему фронту, отступающему в направлении Киева.

25 июня 9-й и 19-й мехкорпуса генералов Рокоссовского (вот тут есть его воспоминания о тех днях) и Фекленко нанесли такой мощный удар по захватчикам, что отбросили их от Ровно, до которого немецким танкистам оставались уже считанные километры. 27 июня не менее мощный удар в район Дубно нанесла танковая дивизия комиссара Попеля (а вот тут его воспломинания).
Пытаясь окружить прорвавшегося врага, советские соединения то и дело натыкались на противотанковую оборону, выставляемую противником на флангах. При штурме этих рубежей гибло за один день до половины танков, как произошло 24 июня под Луцком и 25 июня под Радеховым.
В воздухе почти не было советских истребителей: они погибли в первый день войны (многие на аэродромах). Немецкие пилоты чувствовали себя "королями воздуха". 8-й мехкорпус генерала Рябышева, спешивший к фронту, во время 500-километрового марша от ударов вражеской авиации потерял половину своих танков (вот тут емуары Рябышева).
Советская пехота не успевала за своими танками, в то время как немецкая была гораздо мобильнее – она передвигалась на грузовиках и мотоциклах. Был случай, когда танковые части 15-го мехкорпуса генерала Карпезо были охвачены с флангов и почти обездвижены вражеской пехотой.
28 июня немцы все-таки ворвались в Ровно. 29 июня советские войска были окружены под Дубно (2 июля они все же смогли вырваться из окружения). 30 июня гитлеровцы заняли Броды. Началось общее отступление Юго-западного фронта, и советские войска ушли из Львова, чтобы не попасть в окружение.
За дни боев с советской стороны было потеряно более 2000 танков, с немецкой – то ли "около 200", то ли "более 300". Но немцы забирали свои танки, отвозили в тыл и пытались ремонтировать. Красная Армия теряла свою бронетехнику навсегда. Более того – некоторые танки немцы потом перекрашивали, рисовали на них кресты и ставили в строй своих бронечастей.

Другие заметки об отдельных моментах Второй мировой войны:
Как вермахт остановили под Рязанью в ноябре-декабре 1941 г. German nazi troops near the Ryazan, 1941.
Как вермахт отбросили от Рязани в декабре-январе 1941 г. The defeat of german nazi forces in the Ryazan region, 1941.
Как "рязанская бригада" воевала в Сталинграде и откуда появились сказки про сталинградский элеватор. "Ryazan brigade" in the Stalingrad, 1942, and battle around the grain elevator.
Как советская армия завоевывала в 1944-1945 гг. Восточную Пруссию. Conquest of the East Prussia, 1945.
Про судьбу солдат, водружавших официальное Знамя Победы над рейхстагом в 1945 г. Soviet red banner in the Berlin, 1945.

frolovchik.livejournal.com

Одно из первых танковых сражений Великой Отечественной войны состоялось уже в первый ее день. 22 июня, примерно в полдень, у небольшой белорусской деревни Пелище столкнулись передовые части немецкой 18-й танковой и, возможно, 17-й танковой дивизий и советской 30-й танковой дивизии, которая двигалась на запад от Пружан. Это был классический встречный бой, который на время задержал продвижение немецких танковых частей из состава 2-й танковой группы Гудериана. Примерно в это же время во второй половине дня после полудня произошло еще одно танковое сражение — у Алитуса в Литве, где боевые группы немецких 7-й и 20-й танковых дивизий столкнулись с авангардом 5-й советской танковой дивизии. Так получилось, что информацию о боях возле города Алитусе сегодня найти гораздо проще. Мы же поговорим о танковом бое, который произошел возле деревни Пелище.

С советской стороны в нем приняли участие танки из состава 30-й танковой дивизии 14-го механизированного корпуса (14МК, командующий генерал-майор С. И. Оборин) 4-й армии Западного Особого военного округа, место дислокации Слобудка (возле города Пружаны). Дивизия начала формироваться лишь в феврале-марте 1941 года на базе 32-й танковой бригады в Пружанах. В состав дивизии входили 60-й и 61-й танковые полки, 30-мотострелковый полк и 30-й гаубично-артиллерийский полк. Возглавлял подразделение полковник Семён Ильич Богданов, который в ходе войны дослужился до звания маршала бронетанковых войск (звание присвоено 1 июня 1945 года). В составе дивизии на момент начала войны имелось 211 танков Т-26, других танков на вооружении подразделения не было.

По распоряжению начальника штаба 14МК полковника И. В. Тутаринова, в ночь на 22 июня 1941 года 30-я танковая дивизия одним своим танковым полком проводила ночные стрельбы на танкодроме, расположенном в районе Поддубно. Днем 21 июня на учениях данного полка присутствовали командир 30-й танковой дивизии полковник Богданов и начальник штаба 4-й армии полковник Сандалов.

Приказ о приведении дивизий 14-го механизированного корпуса в боевую готовность, который был отдан в 3 часа 30 минут 22 июня 1941 года командующим 4-й армией генерал-майором А. А. Коробковым, до начала боевых действий передать в части не успели. Дивизии корпуса поднимались по тревоге уже под разрывами снарядов и бомб. Полковник Богданов самостоятельно в 4 часа 15 минут поднял 30-ю танковую дивизию по боевой тревоге после того, как немецкая авиация начала бомбить аэродром Куплин в районе Пружан. Штаб 14 МК, который был расположен в Кобрине, уже в первые часы войны подвергся точной и сильной бомбардировке с воздуха, потеряв от нее практически все средства связи. Оставшись в 20% составе от своей штатной численности, штаб корпуса перебрался на запасной командный пункт в Тевли, однако большие потери в командном составе и в батальоне связи существенно осложняли управление дивизиями и корпусными частями. Позднее в донесении в штаб армии командир 14МК генерал-майор Оборин докладывал, что из всех средств связи у него имеется лишь одна радиостанция 5-АК, связь с дивизиями осуществляли делегаты связи.

К 6 часам утра части дивизии Богданова сосредоточились в районе сбора по тревоге (в лесу юго-западнее Пружан). 61-й танковый полк дивизии майора П. И. Иванюка, который был на ночных стрельбах, присоединился к главным силам дивизии на час позже. Не получая никаких распоряжений из штаба 14 МК и штаба 4-й армии, полковник Богданов принял решение действовать согласно плану прикрытия, который был разработан накануне войны. После проверки боевой готовности части 30-й танковой дивизии примерно в 7 часов утра выступили в район сосредоточения (Щербово, Бояры) двумя колоннами, имея передовые отряды в составе танковых батальонов, усиленных артиллерией. При этом большая часть личного состава дивизии, которая не была обеспечена автотранспортом, а также гаубично-артиллерийский полк (не имевший тягачей и снарядов) были оставлены на месте дислокации подразделения с целью организации обороны Пружан.

Как видно, советским танкистам предстояло вести предстоящий бой без достаточной поддержки мотострелков и артиллерии, а также надежного прикрытия с воздуха. От Пружан до деревни Пелище танкам из состава 30-й дивизии надо было пройти примерно 45 километров в светлое время суток. Последнее обстоятельство привело к тому, что уже с начала марша двигавшиеся колонны дивизии были обнаружены немецкой авиацией, после чего подверглись бомбовым ударам, понеся на марше первые потери. Согласно донесению командира 14-го мехкорпуса Оборина, 30-я танковая дивизия к 11 часам находилась на марше в район сосредоточения и головой колонны главных сил вышла в район Поддубно, имея всего один боекомплект и одну заправку горючим, на марше части дивизии неоднократно атаковала авиация противника.

Навстречу советским танкистам уже двигались передовые отряды германской 18-й танковой дивизии. Она начала переправу через Буг вместе с 17-й танковой дивизией в 4 часа 15 минут. Уже в 4 часа 45 минут первые танки 18-й танковой дивизии форсировали реку и оказались на советской территории. Во время форсирования водной преграды немцы использовали боевые машины, которые уже испытывались ими во время подготовки операции «Морской лев». Тактико-технические характеристики данных танков позволяли им преодолевать водные рубежи глубиной до 4 метров.

Стоит отметить, что 17-я и 18-я танковые дивизии были не просто хорошо укомплектованы танками, стоявшая на их вооружении боевая техника обладала качественным превосходством над машинами противостоящей ей 30-й танковой дивизии, которая была вооружена исключительно устаревшими легкими танками Т-26 разных годов выпуска и состояния разной технической исправности. В составе 17-й танковой дивизии на 22 июня 1941 года имелось 202 танка (12 PzKpfw I, 44 PzKpfw II, 106 PzKpfw III (c 50-мм орудием), 30 PzKpfw IV и 10 командирских PzBef), в составе 18-й танковой дивизии — 218 танков (6 PzKpfw I, 50 PzKpfw II, 99 PzKpfw III (c 37-мм орудием), 15 PzKpfw III (c 50-мм орудием) 36 PzKpfw IV и 12 командирских PzBef). Из 420 танков двух этих дивизий, 286 танков, то есть больше половины, приходилось на средние PzKpfw III и PzKpfw IV, которые по бронированию и вооружению превосходили советские Т-26.

Танки подводного хода смогли обеспечить силам вторжения достаточно веское преимущество. Момент внезапности был использован ими в полной мере. Уже в 8 часов 15 минут подразделения «ныряющих» танков прорываются к важной переправе через реку Лесную, протекающей к востоку от Буга, захватывая ее в неповрежденном состоянии. В 9:45 «ныряющие» танки захватывают еще одну переправу через эту реку, она также была не повреждена. В отличие от советских плавающих танков Т-37/38 и даже Т-40 немецкие танки аналогичного назначения были не специальными разработками, а обычной адаптацией линейных боевых машин. По этой причине они обладали теми же боевыми возможностями, что и обыкновенные «тройки» и «четверки», в том числе могли полноценно вести бой с неприятельскими танками.

Однако, бодро начав наступление утром 22 июня, 2-я танковая группа во второй половине дня сбавила темп. К северу от Бреста к полудню саперам удалось построить переправы через Буг, однако узким местом стали подъездные пути к ним. Ведущие от дорог с твердым покрытием к переправе они шли через заболоченную низину, под колесами и гусеницами десятков самых разных машин подходы к переправам стремительно ухудшались. Так тягачам 17-й танковой дивизии пришлось сначала вытаскивать застрявшие в грязи грузовики, а затем тянуть их к дороге, которая допускала движение только в одном направлении. Ко всему прочему вечером на переправе этой же дивизии под танком провалился мост, это остановило переправу через Буг на пять часов. В итоге вырвавшиеся вперед на советскую территорию «ныряющие» танки остались без пополнения боекомплекта и заправки горючим. В журнале боевых действий XXXXVII моторизованного корпуса, в состав которого входили 17-я и 18-я танковые дивизии, говорилось: «К позднему вечеру 22 июня лишь малая часть обеих дивизий пересекла Буг».

По всей видимости, примерно в полдень 22 июня передовые отряды 30-й танковой дивизии столкнулись у деревни Пелище именно с «ныряющими» танками 18-й танковой дивизии противника и другими передовыми частями XXXXVII моторизованного корпуса.

По донесениям советской стороны в соприкосновение с противником дивизия передовыми своими батальонами вступила уже в 11 часов утра, а главными силами в период с 12 до 13 часов. Сообщалось, что передовой отряд 60-го танкового полка дивизии вступил в бой с танками противника в районе Щеброво-Пелище. Здесь развернулся встречный танковый бой, в котором приняли участие десятки танков с каждой стороны. В результате боя немецкие танки отошли чуть назад к населенному пункту Видомля. На короткое время советским танкистам удалось задержать их продвижение. При этом уже с 14 часов дня дивизия вновь начала подвергаться массированным налетам авиации противника, неся от них тяжелые потери в людях и технике.

Около 15 часов дня командование 4-й армии приняло решение приступить к оборудованию тылового оборонительного рубежа на линии восточного берега реки Мухавец от Пружан до Буховичей силами мотострелкового полка 205-й мотострелковой дивизии и пешими подразделениями 30-й танковой дивизии из состава 14 МК. При этом основные силы мотострелковой дивизии готовили оборону в районы Березы. Но с получением в 18 часов директивы верховного командования о нанесении контрударов по противнику всеми имеющимися силами, командованием армии был отдан новый приказ: утром 23 июня перейти в наступление всем составом 14 МК. Конечно, требования как директивы НКО, так и приказ штаба фронта и армии уже не соответствовали действительности и сложившейся на данном направлении обстановке.

К исходу 22 июня 30-я танковая дивизия (более 120 танков Т-26) по-прежнему вела бой на рубеже Пелище, Подлесье и частью сил севернее Ратайчицы. В ходе боя 22 июня дивизия потеряла порядка 25% личного состава, 30% танков, а также лишилась трех командиров батальонов и пяти командиров рот, что свидетельствует о накале боя. При этом в ночное время из состава корпуса бой вела лишь 30-я танковая дивизия, так как немцы не прекратили атаки на этом направлении и ночью, наступая при свете осветительных ракет и тесня подразделения дивизии к Поддубно. О том, что в боях 22 июня 30-я танковая дивизия понесла серьезные потери, говорит тот факт, что 23 июня в наступление от нее пошло около 130 танков Т-26, остальные машины, по всей видимости, были уничтожены или повреждены во время боев 22 июня, налетов авиации противника, а также вышли из строя по техническим причинам.

О потерях противника в боях в районе населенного пункта Пелище ничего не известно. 18-я танковая дивизия отчитывалась о том, что с боями пробилась до местечка Пелище. В журнале боевых действий XXXXVII моторизованного корпуса указывалось, что по дороге было «разгромлено несколько танковых отрядов противника численностью до 40 танков». Это и были передовые отряды советской 30-й танковой дивизии полковника Богданова. При этом в промежуточном донесении группы армий «Центр» указывалось, что 18-я танковая дивизия в течение 22 июня «отразила сильную танковую атаку русских».

Встречный бой, который произошел у деревни Пелище, был характерным для первых дней войны. Тогда советское командование даже не допускало мысли о том, что танковые войска могут использоваться для оборонительных боев на определенном рубеже. Правомерным считалось только проведение танковых атак. Подобные атаки против наступающих танковых подразделений противника превращались во встречные танковые бои, которые были более выгодны немцам. Такой бой превращался в дуэль танковых экипажей в неравных условиях. С нашей стороны в боях принимали участие в основном танки, иногда совсем без пехоты, тогда как со стороны противника действия танков поддерживались артиллерией и авиацией. Вполне естественно, что советские танкисты, и без того уступающие в мастерстве более опытным коллегам из панцерваффе, несли в таких боях несравнимо большие потери. Немецкие танкисты более удачно поражали противника с коротких остановок, чем советские танкисты. Помимо этого по советским танкам противник непрерывно наносил бомбовые удары. 30-я танковая дивизия потеряла от ударов немецких пикирующих бомбардировщиков не меньше боевых машин, чем от артиллерии и танков противника.

Также на результате первых танковых боев сказалось то, что весной 1941 года большая часть обученных старших механиков-водителей и командиров танков была переведена с повышением во вновь формируемые подразделения новых механизированных корпусов. В результате этого экипажи танков обновились, молодые солдаты, которые пришли на их место, не успели пройти полной боевой подготовки. При этом артиллерийская подготовка экипажей оставалась очень слабой, бойцы не прошли должной подготовки. В то же время артиллерийские полки новых танковых дивизий имели на вооружение лишь гаубицы с очень ограниченным запасом боеприпасов, не хватало также средств тяги для артиллерии. Естественно, что в подобных условиях вступать во встречные танковые бои с неприятелем было нецелесообразно. В то же время не стоит забывать о том, что применение танковых частей в обороне в то время не было детально проработано, не было должного опыта, он пришел к командирам Красной Армии существенно позже.

Сегодня место первого крупного танкового боя, который произошел возле деревни Пелище, серьезно изменилось: на перекрестке дорог возле этого населенного пункта построена новая автомобильная развязка. Несмотря на то, что с момента тех событий прошло уже более 75 лет, в местных полях все еще можно найти следы сражения: к примеру, здесь все еще находят траки от гусениц танков Т-26. Это единственные немые свидетели того далекого боя, очевидцы которого не оставили практически никаких документальных свидетельств о нем.

Источники информации:
http://myfront.in.ua/krasnaya-armiya/divizii/tankovye-16-30.html
Мощанский И. Б. Трагедия Брестской крепости. Антология подвига. 22 июня — 23 июля 1941 года / И. Б. Мощанский. — Москва: Вече, 2010. — 128 с.
Исаев А. В. Неизвестный 1941. Остановленный блицкриг / А. В. Исаев. — Москва: Эксмо, 2013. — 480 с.
Материалы из открытых источников.

topwar.ru

  1. ↑ О. А. Лосик — Начальник Военной академии бронетанковых войск, профессор, генерал-полковник. Из выступления 20 июля 1973 г. в ИВИ МО СССР на научной сессии, посвящённой 30-летию разгрома немецко-фашистских войск на Курской дуге.
  2. ↑ . К 4 июля 1943 года в составе «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» насчитывалось 190 танков и САУ, больше, чем в любой танковой дивизии вермахта (за исключением дивизии «Великая Германия», являющейся на тот момент самым мощным танковым соединением вермахта).
  3. ↑ В 1979—1991 гг. первый заместитель начальника ПГУ КГБ СССР; после отставки руководил группой консультантов Службы внешней разведки России.
  4. ↑ Документ опубликован в «Очерках истории Российской внешней разведки». Указан и его номер — 136/М, что значит «Меркулов», нарком государственной безопасности, и дата — 7 мая 1943 года, когда документ пошел в ГКО
  5. ↑ Швейцарская группа, известная как Lucy, начиная с мая 1941, поставляла в СССР информацию о стратегических планах Германии на Восточном фронте. В том числе были переданы сроки и план операции «Цитадель». Точных сведений об источниках Lucy нет. Существует мнение, что Lucy была каналом, по которому в СССР передавалась информация от британской разведки, полученная в рамках программы «Ультра».
  6. ↑ . Английское правительство делало все возможное для того, чтобы скрыть успехи в расшифровке немецких шифров как от противника, так и от руководства СССР. С этой целью все действия, основанные на данных «Ультра», должны были сопровождаться операциями прикрытия, маскирующими истинный источник информации. Так, для передачи СССР сведений об операции «Цитадель», полученных расшифровкой кода Lorentz, использовалась швейцарская организация Lucy, располагавшая по легенде источником в верхах немецкого руководства.
  7. ↑ Приведен состав задействованных войск в операциях «Кутузов» и «Румянцев» (к началу операций)
  8. ↑ Приведена сумма задействованных войск в операциях «Кутузов» и «Румянцев» (к началу операций)

ru.wikipedia.org

На вопрос, где и когда произошло крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной войны, обычно, не задумываясь, отвечают: «Разумеется, 12 июля 1943 года под Прохоровкой на Курской дуге! А где же еще?» Однако в последнее время появляется все больше свидетельств того, что наиболее масштабное столкновение армад советской и фашистской бронетехники имело место за два года до этого – в самом начале войны под небольшим белорусским городом Сенно.

Именно здесь в 50 с лишним километрах юго-западнее Витебска 6 июля 1941 года в жестоком кровавом бою сошлись не на жизнь, а на смерть более двух тысяч боевых машин СССР и Третьего рейха. А это более чем в два раза превышает количество техники, которая была задействована в боях на Курской дуге, где согласно официальной советской версии, сражались 1200 советских и фашистских танков и самоходных артиллерийских установок (кстати, по более поздним уточненным данным, их число не превышало одной тысячи с обеих сторон). Впрочем, при любом раскладе получается, что танковое сражение под Сенно является поистине уникальным по количеству задействованной бронетехники за всю историю войн! Однако в отличие от Курской дуги, о которой написано великое множество книг и снято немало кинофильмов, о битве на Витебщине долгое время почти ничего не было известно. И результат, как говорится, налицо: как показал небольшой блиц-опрос, проведенный корреспондентом «Трибуны» у Белорусского вокзала (то есть в том самом направлении), из ста опрошенных граждан 79 человек почти сразу вспомнили о Курской дуге. Но о битве под Сенно не вспомнил никто! Впрочем, это неудивительно, ведь долгие годы историки предпочитали обходить данную тему стороной.

Неизвестное сражение

Этому имеется одно простое объяснение: если под Прохоровкой наши войска одержали грандиозную победу, ставшую одной из переломных в войне, то в Белоруссии мы потерпели сокрушительное поражение и понесли огромные потери. Однако внимательные исследователи, умеющие читать между скупых строк, и раньше находили косвенные упоминания о тех событиях. В частности, в 6-томной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945 гг.» (т. 2, 1961 г., с. 40) сообщалось следующее: «6 июля войска 20-й армии, которой командовал генерал-лейтенант П.А. Курочкин, предприняли контрудар из района севернее и западнее Орши во фланг войскам 3-й танковой группы противника. В контрударе участвовали 7-й и 5-й механизированные корпуса, имевшие около 1 тысячи танков старых типов». Примерно таким же количеством бронетехники, согласно указанному источнику, располагал и противник. Однако в других капитальных трудах по истории войны советского периода об этом крупномасштабном контрударе упоминается лишь вскользь.

При этом, как отмечает один из первых исследователей этой «запретной темы» Анатолий Белый, «все завуалировано военной терминологией и так мудрено изложено, что даже историку трудно понять». Ничего не сообщалось и о наших потерях в том сражении. Однако после распада СССР и снятия многих идеологических барьеров советской пропаганды тайное постепенно становится явным. Видимо, пришло время стереть с карты истории и это «белое пятно», пускай оно и трагическое для всего нашего народа!

Лепельский контрудар

К началу июля 1941-го ситуация на фронте для нашей армии сложилась критическая. После того как фашисты взяли Минск и практически разгромили основные силы советского Западного фронта, превосходство оказалось на стороне гитлеровцев. В вермахте полагали, что дорога на Москву для них теперь открыта. В частности, 3 июля начальник германского генштаба генерал-полковник Франц Гальдер записал в своем дневнике следующее: «В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена… Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней…» Однако фашист явно поторопился в оценках – вскоре врага ожидал неприятный сюрприз: 5 июля на пути к Витебску передовые немецкие части натолкнулись на ожесточенное сопротивление советских войск и были остановлены. Так начался срыв красивого на бумаге, но впоследствии безнадежно забуксовавшего знаменитого фашистского плана «Барбаросса».

Но главным «сюрпризом» для вермахта стал совершенно неожиданный танковый контр-удар русских в направлении Лепеля, который начался рано утром 6 июля. Перед двумя механизированными корпусами 20-й армии Западного фронта советское командование поставило задачу разгромить оторванные от основных сил танковые группы противника и остановить наступление на Витебск.

Наиболее ожесточенное сражение в рамках контрудара произошло у небольшого города Сенно, где ревели тысячи моторов, выстрелы орудий слились в один многоголосый хор, а горящая броня щедро поливалась человеческой кровью. К концу дня нашим танкистам удалось полностью завладеть этим населенным пунктом. После этого часть наших сил заняла оборону, а остальные танки продолжили наступление. Однако удержать город оказалось непросто: на следующий день Сенно трижды переходил из рук в руки, но к исходу дня оказался все-таки под контролем советских войск. Нашим танкистам приходилось выдерживать по 15 атак в день: по воспоминаниям выживших участников битвы, это был настоящий кромешный ад!

8 июля гитлеровцы бросили против защитников города все имеющиеся у них в этом районе резервы. После кровопролитных боев остаткам наших сил пришлось оставить Сенно и отойти к шоссе Витебск – Смоленск, где они и заняли следующий рубеж обороны. Тем временем часть наших танков продолжали наступление на Лепель. Возможно, им удалось бы закрепить успех, но немцам также удалось обойти наши позиции, и 9 июля они захватили Витебск. В результате еще до форсирования Днепра перед вермахтом была открыта прямая дорога на Смоленск, а затем и на Москву. Дальнейший смысл в продолжении контрудара автоматически отпадал, и командующий 20-й армией генерал-лейтенант Павел Курочкин приказал приостановить наступление на Лепель.

Остатки наших сил отступали под покровом ночи, прикрываясь лесными массивами, однако многим так и не удалось вырваться из окружения. Кроме того, у многих бронированных машин закончились горючее и боеприпасы. Чтобы не оставлять врагу – их пришлось взорвать. Те, кому удалось выжить и выйти из окружения, приняли участие в Смоленском сражении. Именно здесь, согласно официальной версии, попал в плен самый знаменитый участник битвы под Сенно – сын Иосифа Сталина Яков Джугашвили, младший офицер 14-го гаубичного артполка 14-й танковой дивизии 7-го мехкорпуса. Видимо, это послужило еще одной весомой причиной «забывчивости» советских историков. Впрочем, он не был единственной «знаменитостью» среди участников битвы при Сенно. В том же корпусе отважно сражался сын генерального секретаря коммунистической партии Испании Долорес Ибаррури – лейтенант Рубен Руис Ибаррури. Здесь он получил ранение и за мужество и отвагу, проявленные в этих боях, был награжден орденом Красного Знамени.

forum.worldoftanks.ru

Контратака второго дня

Это крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной войны произошло 23 июня – через два дня после вторжения фашистско-немецких захватчиков на советскую землю. Именно тогда механизированные корпуса Красной Армии, которые входили в состав Киевского военного округа, сумели нанести первый мощный контрудар по стремительно наступающему противнику. Кстати, на проведении этой операции настоял Г.К. Жуков.

План советского командования в первую очередь заключался в нанесении ощутимого удара с флангов по 1-й танковой группе немцев, рвущейся к Киеву, для того чтобы сначала окружить, а затем и уничтожить ее. Надежду на победу над врагом давал тот факт, что на данном участке Красная Армия имела солидное превосходство в танках. К тому же Киевский военный округ перед войной считался одним из самых сильных, и поэтому на него возлагалась главная роль исполнителя ответного удара в случае нападения фашистской Германии. Именно сюда в первую очередь и шла вся военная техника, причем в большом количестве, да и уровень подготовки личного состава был высочайшим.

Перед самой войной здесь насчитывалось 3695 танков, тогда как немецкая сторона наступала всего лишь восемью сотнями бронемашин и самоходных артиллерийских установок. Но на практике казавшийся отличным план с треском провалился. Необдуманное, скоропалительное и неподготовленное должным образом решение вылилось в крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной войны, где Красная Армия потерпела свое первое и настолько серьезное поражение.

Самое крупное танковое сражение Великой Отечественной войны

Противостояние бронетехники

Когда механизированные советские подразделения, наконец, добрались до передовой, они сразу же вступили в бой. Надо сказать, что теория войн до середины прошлого века таких сражений не допускала, так как бронемашины считались главным инструментом для прорыва вражеской обороны.

«Танки с танками не воюют» – таковой была формулировка данного принципа, общего как для советской, так и для всех остальных армий мира. Бороться с бронетехникой была призвана противотанковая артиллерия или хорошо окопавшиеся пехотинцы. Поэтому события в районе Броды – Луцк – Дубно полностью сломали все теоретические представления о военных построениях. Именно здесь состоялось первое крупнейшее встречное танковое сражение Великой Отечественной войны, во время которого советские и немецкие механизированные части сошлись друг с другом в лобовой атаке.

Первая причина поражения

Красная Армия проиграла эту битву, и на это было две причины. Первая из них – отсутствие связи. Немцы очень разумно и активно пользовались ею. С помощью связи они координировали усилия всех родов войск. В отличие от противника советское командование управляло действиями своих танковых подразделений из рук вон плохо. Поэтому вступившим в бой приходилось действовать на свой страх и риск, к тому же без всякой поддержки.

Пехотинцы должны были помогать им в борьбе с противотанковой артиллерией, а вместо этого стрелковые подразделения, вынужденные бежать за бронетехникой, просто не поспевали за ушедшими вперед машинами. Отсутствие общей координации приводило к тому, что один корпус начинал наступление, а другой – отходил от уже занятых позиций или начинал в это время перегруппировываться.

Самые крупные сражения Великой Отечественной войны

Вторая причина неудачи

Следующим фактором поражения советских механизированных корпусов под Дубно является неготовность к самому танковому бою. Это явилось следствием все того же довоенного принципа «танки с танками не воюют». К тому же мехкорпуса были укомплектованы по большей части бронетехникой сопровождения пехоты, выпущенной еще в начале 1930 годов.

Самое крупное танковое сражение Великой Отечественной войны было проиграно советской стороной из-за специфики советских боевых машин. Дело в том, что у легких танков, состоящих на вооружении Красной Армии, была либо противопульная, либо противоосколочная броня. Они прекрасно подходили для глубоких рейдов в тылу противника, но были совершенно неприспособленными для прорыва обороны. Гитлеровское командование учло все слабые и сильные стороны своей техники, сделало соответствующие выводы и смогло провести бой так, чтобы свести к нулю все преимущества советских танков.

Стоит отметить, что в этом сражении отлично сработала и германская полевая артиллерия. Как правило, для средних Т-34 и тяжелых КВ она была не опасна, но для легких танков представляла смертельную угрозу. Для истребления советской техники немцы в этом бою применили 88-миллиметровые зенитные орудия, которые иногда пробивали броню даже новым образцам Т-34. Что касается легких танков, то от попадания в них снарядов они не просто останавливались, но и «частично разрушались».

Крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной войны

Просчеты советского командования

Бронетехника Красной Армии шла в бой под Дубно совершенно неприкрытая с воздуха, поэтому немецкие самолеты еще на марше истребили до половины механизированных колонн. У большинства танков была слабая броня, ее пробивали даже очереди, выпущенные из крупнокалиберных пулеметов. Кроме того, отсутствовала радиосвязь, и танкисты Красной Армии вынуждены были действовать по обстановке и на собственное усмотрение. Но, несмотря на все трудности, они шли в бой и временами даже выигрывали.

В первые два дня невозможно было предвидеть заранее, кто же выиграет это крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной войны. Сначала чаши весов все время колебались: успех был то на одной, то на другой стороне. На 4-й день советским танкистам все же удалось достигнуть значительных успехов, и враг на некоторых участках был отброшен на 25 и даже 35 км. Но к концу дня 27 июня начала сказываться нехватка пехотных частей, без которых бронетехника не могла действовать полноценно в полевых условиях, и, как следствие, передовые части советских механизированных корпусов были практически уничтожены. Кроме того, множество подразделений оказалось в окружении и вынуждено было защищаться. Им не хватало топлива, снарядов и запчастей. Часто танкисты, отступая, оставляли почти неповрежденную технику из-за того, что у них не хватило ни времени, ни возможности отремонтировать ее и забрать с собой.

Крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной войны произошло

Разгром, приблизивший победу

Сегодня бытует мнение, что если бы советская сторона перешла к обороне, то она смогла бы задержать немецкое наступление и даже повернуть неприятеля вспять. По большому счету, это всего лишь фантазия. Необходимо учитывать, что солдаты вермахта на ту пору воевали куда лучше, к тому же они активно взаимодействовали с иными родами войск. Но это крупнейшее танковое сражение в ходе Великой Отечественной войны все же сыграло свою положительную роль. Оно сорвало стремительное продвижение фашистских войск и заставило командование вермахта ввести свои резервные части, предназначенные для наступления на Москву, чем и сорвало грандиозный гитлеровский план «Барбаросса». Несмотря на то, что впереди еще предстояло много тяжелых и кровопролитных боев, сражение под Дубно все же намного приблизило страну к победе.

Смоленская битва

Согласно историческим фактам, самые крупные сражения Великой Отечественной войны происходили уже в первые месяцы после нападения немецко-фашистских захватчиков. Надо сказать, что Смоленская битва – это не единичный бой, а по-настоящему крупномасштабная оборонительно-наступательная операция Красной Армии против фашистских завоевателей, которая длилась 2 месяца и проходила в период с 10 июля по 10 сентября. Ее основными целями было приостановить хоть на какое-то время прорыв вражеских войск в направлении столицы, дать возможность Ставке разработать и более тщательно организовать оборону Москвы, и тем самым предотвратить взятие города.

Несмотря на то, что немцы имели как численное, так и техническое превосходство, советским воинам все же удалось задержать их вблизи Смоленска. Ценой огромных потерь Красная Армия приостановила стремительное продвижение врага вглубь страны.

Крупнейшее танковое сражение в ходе Великой Отечественной войны

Битва за Киев

Крупнейшие сражения Великой Отечественной войны, в число которых входят и бои за украинскую столицу, были долговременными. Так, осада и оборона Киева проходила с июля по сентябрь 1941 г. Гитлер, удерживая свои позиции близ Смоленска и уверовав в благоприятный исход этой операции, перебросил часть своих войск в киевском направлении, чтобы как можно скорее захватить Украину, а затем – Ленинград и Москву.

Сдача Киева стала тяжелейшим ударом для страны, так как был взят не только город, но и вся республика, обладавшая стратегическими запасами угля и продовольствия. Кроме того, Красная Армия понесла немалые потери. Согласно подсчетам, было убито или захвачено в плен около 700 тыс. человек. Как видите, самые крупные сражения Великой Отечественной войны, которые состоялись в 1941 году, заканчивались громким провалом планов высшего советского командования и утратой огромных территорий. Ошибки руководителей слишком дорого обходились стране, которая за столь короткое время потеряла сотни тысяч своих граждан.

Оборона Москвы

Такие крупнейшие сражения Великой Отечественной войны, как Смоленская битва, были лишь разминкой для оккупационных войск, которые стремились захватить столицу Советского Союза и тем самым заставить капитулировать Красную Армию. И, надо отметить, что они были весьма близки к своей цели. Гитлеровским войскам удалось почти вплотную подойти к столице – они стояли уже в 20-30 км от города.

И.В. Сталин прекрасно понимал всю тяжесть создавшегося положения, поэтому назначил Г.К. Жукова главнокомандующим Западным фронтом. В конце ноября фашисты захватили город Клин, и на этом их успехи закончились. Передовые немецкие танковые бригады ушли далеко вперед, а их тылы значительно отставали. По этой причине фронт оказался сильно растянутым, что способствовало утрате пробивной способности неприятеля. К тому же наступили сильные морозы, что становилось частой причиной отказа немецкой бронетехники.

Крупнейшим танковым сражением Великой Отечественной войны является

Миф развеян

Как видим, первые крупнейшие сражения Великой Отечественной войны показали крайнюю неподготовленность Красной Армии к военным действиям против столь сильного и опытного врага. Но, несмотря на грубые просчеты, на этот раз советское командование сумело организовать мощное контрнаступление, которое началось в ночь с 5 на 6 декабря 1941 г. Такого отпора немецкое руководство никак не ожидало. Во время этого наступления фашисты были отброшены от столицы на расстояние до 150 км.

До битвы за Москву все предыдущие крупнейшие сражения Великой Отечественной войны не провоцировали у врага таких значительных утрат. В ходе боев за столицу немцы потеряли сразу более 120 тыс. своих военнослужащих. Именно под Москвой впервые был опровергнут миф о непобедимости фашистской Германии.

Планы противоборствующих сторон

Вторым крупнейшим танковым сражением Великой Отечественной войны является операция, входившая в состав оборонительной фазы Курской битвы. Как советскому, так и фашистскому командованию было ясно, что в ходе этого противостояния произойдет коренной перелом и решится, по сути, исход всей войны. Немцами было запланировано крупное наступление на лето 1943 года, целью которого являлось завоевание стратегической инициативы, чтобы повернуть исход этой компании в свою пользу. Поэтому в штабе Гитлера заранее разработали и утвердили военную операцию «Цитадель».

В Ставке Сталина знали о вражеском наступлении и составили свой план противодействий, который заключался во временной обороне Курского выступа и в максимальном обескровливании и выматывании вражеских группировок. После этого рассчитывали, что Красной Армии удастся перейти в контрнаступление, а позже – и к стратегическому наступлению.

Второе по масштабности танковое сражение

12 июля недалеко от железнодорожной станции Прохоровка, которая располагалась в 56 км от Белгорода, наступающая немецкая танковая группировка была внезапно остановлена контрударом, предпринятым советскими войсками. Когда началось сражение, у танкистов-красноармейцев было некоторое преимущество, заключающееся в том, что восходящее солнце слепило наступающие немецкие войска.

Кроме того, чрезвычайная плотность боя лишила фашистскую технику ее главного преимущества – дальнобойных мощных орудий, которые были практически бесполезны на таких коротких дистанциях. А советские войска, в свою очередь, имели возможность прицельно вести огонь и попадать в самые уязвимые точки немецкой бронетехники.

Последствия

В сражении под Прохоровкой с обеих сторон участвовало не менее чем 1,5 тыс. единиц боевой техники, не считая авиации. Только за один день боя враг лишился 350 танков и 10 тыс. своих военнослужащих. К концу следующего дня удалось прорвать оборону противника и углубиться на 25 км. После этого наступление Красной Армии только усиливалось, и немцам пришлось отступить. Долгое время считали, что именно этот эпизод Курской битвы представлял собой крупнейшее танковое сражение.

Годы Великой Отечественной войны были насыщены боями, которые оказались очень тяжелыми для всей страны. Но, несмотря на это, армия и народ достойно преодолели все испытания. Сражения, описанные в этой статье, какими бы они ни были – успешными или провальными, все равно неумолимо приближали к завоеванию такой желанной и долгожданной всеми Великой Победы.

fb.ru

С тех пор, как первые бронемашины начали свое шествие по искореженным полям сражений во время Первой Мировой Войны, танки стали неотъемлемой составляющей сухопутной войны. За эти годы произошло много танковых сражений, и некоторые из них имели огромное значение для истории. Вот 10 сражений, о которых Вам нужно знать.

Битвы в хронологическом порядке.

1. Битва при Камбре (1917)

Произошедшая в конце 1917 года, эта битва на Западном фронте стала первым крупным танковым сражением в военной истории и именно там, впервые были серьезно задействованы общевойсковые силы в больших масштабах, что стало подлинным поворотным моментом в военной истории. Как отмечает историк Хью Стрэчан, «крупнейшим интеллектуальным сдвигом в войне между 1914 и 1918 гг., стало то, что общевойсковые сражения были сосредоточены вокруг возможностей орудий, а не сил пехоты.» И под словом «общевойсковой», Стрэчан имеет в виду согласованное использование различных видов артиллерии, пехоты, авиации, и, конечно же, танков.

20 ноября 1917 года британцы напали на Камбре с 476 танками, 378 из которых являлись боевыми танками. Испуганные немцы оказались застигнуты врасплох, так как наступление мгновенно продвинулось на несколько километров вглубь по всему фронту. Это был беспрецедентный прорыв защиты противника. Немцы в конечном итоге реабилитировались, начав контратаку, но это танковое наступление продемонстрировало невероятный потенциал мобильной, бронетанковой войны — метод, который стал активно использоваться только год спустя, во время заключительного удара по Германии.

2. Битва на реке Халхин-Гол (1939)

Это первое крупное танковое сражение в течение Второй мировой войны, где советская Красная Армия схлестнулась с японской императорской армии у своей границы. Во время китайско-японской войны 1937-1945 гг, Япония заявила, что Халхин-Гол является границей между Монголией и Маньчжоу-Го (японское название оккупированной Маньчжурии), в то время как СССР настаивали на границе, лежащей восточнее у Номон-Хана (именно поэтому этот конфликт иногда называют инцидентом у Номон-Хана). Военные действия начались в мае 1939 года, когда советские войска заняли спорную территорию.

После первоначального успеха японцев, СССР собрал войско в 58000 тысяч человк, почти 500 танков и около 250 самолетов. Утром 20 августа генерал Георгий Жуков предпринял неожиданную атаку после симуляции подготовки к оборонительной позиции. В течение этого сурового дня, жара стала просто невыносимой, достигнув 40 градусов по Цельсию, в результате чего пулеметы и пушки стали плавиться. Советские Т-26 танки (предшественники Т-34) превосходили устаревшие японские танки, пушкам которых не хватало бронебойной способности. Но японцы отчаянно боролись, например, был очень драматический момент, когда лейтенант Садакайи атаковал танк своим самурайским мечом, пока не был убит.

Последующее наступление русских позволило полностью уничтожить силы генерала Комацубара. Япония потеряла 61000 человек, в отличие от Красной Армии, где было убито 7974 человек и ранено 15251. Эта битва стала началом славного военного пути Жукова, а также продемонстрировала важность обмана, технического и численного превосходства в танковой войне.

3. Битва при Аррасе (1940)

Не следует путать эту битву с битвой при Аррасе 1917 года, это сражение было во время Второй мировой войны, где британский экспедиционный корпус (БЭФ) сражался против немецкого Блицкрига, и постепенно военные действия продвигалось по побережью Франции.

20 мая 1940 года виконт Горт, командующий БЭФ, начал контратаку против немцев, под кодовым названием «Frankforce». В ней приняли участие два пехотных батальона численностью в 2000 человек — и всего 74 танка. BBC описывает то, что произошло дальше:

«Пехотные батальоны были разделены на две колонны для атаки, которая состоялась 21 мая. Правая колонна изначально успешно продвигалась, забирая в плен ряд немецких солдат, но вскоре они столкнулись с немецкой пехотой и СС, при поддержке воздушных сил, и понесли тяжелые потери.

Левая колонна также успешно наступала до столкновения с пехотным подразделением 7-й танковой дивизии генерала Эрвина Роммеля.
Французское прикрытие в ту ночь позволило британским войскам отойти на прежние позиции. Операция «Frankforce» была закончена, а на следующий день немцы перегруппировались и продолжили свое наступление.

В ходе «Frankforce» было взято в плен около 400 немцев, обе стороны понесели примерно одинаковые потери, также был уничтожен ряд танков. Операция превзошла себя — нападение было столь жестоким, что 7-я танковая дивизия полагала, что была атакована пятью пехотными дивизиями».

Интересно, что некоторые историки считают, что эта свирепая контратака убедила немецких генералов объявить сделать передышку 24 мая — короткий перерыв в Блицкриге, что дало БЭФ выиграть некоторое дополнительное время, чтобы эвакуировать свои войска во время «Чуда в Дюнкерке».

4. Битва за Броды (1941)

До Курской битвы в 1943 году, это было крупнейшее танковое сражение времен Второй мировой войны и величайшее в истории до этого момента. Оно произошло в первые дни операции Барбаросса, когда немецкие войска стремительно продвинулись (и относительно легко) вдоль Восточного фронта. Но в треугольнике, образованном городами Дубно, Луцк и Броды, возникло столкновение, в котором 800 немейких танков выступили против 3500 русских танков.

Бой длился четыре изнурительных дня, и закончился 30 июня 1941 г. громкой победой Германии и тяжелым отступлением Красной Армии. Именно во время битвы за Броды, немцы впервые всерьез схлестнулись с русскими танками Т-34, которые были практически невосприимчивы к немецкому оружию. Но благодаря ряду воздушных атак Люфтваффе (которые подбили 201 советских танков) и тактическому маневрированию, немцы победили. Более того, считается, что 50% советских потерь бронетехники (~ 2600 танков) были на счету недостатков тыла, нехватки боеприпасов, и из-за технических проблем. Всего в том сражении Красная Армия потеряла 800 танков, и это большая цифра по сравнению с 200 танками со стороны немцев.

5. Вторая битва при Эль-Аламейне (1942)

Это битва стала переломным моментом во время кампании в Северной Африке, и это было единственным крупным танковым сражением, которое было выиграно силами Британских ВС без прямого американского участия. Но американское присутствие, безусловно, ощущалось в виде 300 танков «Шерман» (в общей сложности у британцев было 547 танков), спешно доставленных в Египет из США.

В сражении, которое началось 23 октября и закончилось в ноябре 1942 года, произошло противостояние педантичного и терпеливого генерала Бернарда Монтгомери и Эрвина Роммеля, хитрого Лиса пустыни. К несчастью для немцев, однако, Роммель был очень болен, и был вынужден уехать в немецкую больницу до того, как битва начала разворачиваться. Вдобавок, его временный заместитель генерал Георг фон Штумме, умер от сердечного приступа во время боя. Немцы также страдали от проблем с поставками, особенно от нехватки топлива. Что в итоге привело к катастрофе.

Реструктурированная 8-я армия Монтгомери начала двойную атаку. Первый этап, операция «Лайтфут», состояла из мощной артиллерийской бомбардировки с последующей пехотной атакой. В ходе второго этапа, пехота расчистила путь для танковых дивизий. Роммель, который вернулся в строй, был в отчаянии, он понял, что всё потеряно, и телеграфировал об этом Гитлеру. И английские и немецкие армии потеряли около 500 танков, но войска союзников не смогли взять на себя инициативу после победы, что дало немцам достаточно времени для отступления.

Но победа была очевидна, что побудило Уинстона Черчилля заявить: «Это не конец, это даже не начало конца, но это, пожалуй, конец начала.»

6. Курская битва (1943)

После поражения под Сталинградом, и намечающегося контрнаступления Красной Армии по всем фронтам, немцы решили сделать смелое, если не сказать безрассудное, наступление под Курском, в надежде вернуть себе свои позиции. В результате чего, битва под Курском сегодня считается самой крупной и долгой битвой с участием тяжелой бронетанковой техники в войне, и одной из крупнейших одиночных бронетанковых столкновений.

Хотя никто точных цифр сказать не может, советские танки изначально превосходили количество немецких в два раза. По некоторым оценка, изначально на Курской дуге схлестнулось около 3000 советских танков и 2000 немецких. В случае негативного развития событий, Красная Армия была готова бросить в бой ещё 5000 танков. И хотя немцы догнали Красную Армию по количеству танков, но это не могло обеспечить им победу.

Одному командиру Немецкого танка удалось уничтожить 22 советских танка в течение часа, но кроме танков шли русские солдаты, которые подходили к вражеским танкам с «суицидальной храбростью», подбираясь достаточно близко, чтобы бросить мину под гусеницы. Немецкий танкист позже писал:

«Советские солдаты были вокруг нас, над нами и между нами. Они вытаскивали нас из танков, подбивали. Это было страшно».

Все германские превосходство в отношении связи, маневренности, и артиллерии затерялось в хаосе, шуме и дыме.

Из воспоминаний танкистов:
«Атмосфера была удушающей. Я задыхался, а пот ручьями стекал по моему лицу.»
«Мы каждую секунду ожидали, что будем убиты.»
«Танки таранили друг друга»
«Металл горел.»

Вся область на поле боя была заполнена сгоревшей бронетехникой, источавшей столбы черного маслянистого дыма.

Важно отметить, что в это время там происходило не только танковое сражение, но и воздушное. Пока внизу разворачивалась битва, самолеты в небе пытались подбивать танки.

Спустя восемь дней, атака была остановлена. Хотя Красная Армия победила, она потеряла пять бронемашин на каждый немецкий танк. С точки зрения фактической численности, немцы потеряли около 760 танков, а СССР около 3800 (в общей сложности 6000 танков и штурмовых орудий были уничтожены или серьезно повреждены). В отношении жертв, немцы потеряли 54182 человек, у нас — 177847. Несмотря на такой разрыв, Красная Армия считается победителем сражения, и, как отмечают историки «Гитлеровская долгожданная мечта о нефтяных месторождениях Кавказа была уничтожена навсегда.»

7. Битва при Арракуре (1944)

Произошедшая во время Лотарингской кампании во главе с 3-й армией генерала Джорджа Паттона с сентября по октябрь 1944 года, менее известная битва при Арракуре была крупнейшим танковым сражением для армии США до этого момента. Хотя Битва в Арденнах позже окажется крупнее, эта битва происходила на гораздо более обширной географической территории.

Битва важна тем, что все немецкие танковые силы были поражены американскими войсками, в основном оснащенными пушками 75-мм. танка «Шерман». Благодаря тщательной координации танков, артиллерии, пехоты, и военно-воздушных сил, немецкие войска потерпели поражение.

В итоге американские войска успешно нанесли поражение двум танковым бригадам и частям двух танковых дивизий. Из 262 танков немцев, более 86 были уничтожены, а 114 серьезно повреждены. Американцы, напротив, потеряли всего 25 танков.

Битва при Арракуре предотвратила немецкую контратаку, и вермахт был не в состоянии восстановиться. Более того, эта область стала стартовой площадкой, с которой армия Паттона начнет свою зимнее наступление.

8. Битва при Чавинде (1965)

Битва при Чавинде стала одним из крупнейших танковых сражений после Второй мировой войны. Она произошла в ходе индо-пакистанской войны 1965 года, где столкнулось около 132 пакистанских танков (а также 150 единиц подкрепления) против 225 индийских бронемашин. У индийцев были танки «Центурион», в то время как у пакистанцев были «Паттон»; обе стороны использовали также танки «Шерман».

Битва, которая длилась с 6 по 22 сентября, состоялась на участке Рави-Чинаб, соединяющем Джамму и Кашмир с материковой частью Индии. Индийская армия надеялась отрезать Пакистан от линии снабжения, отрезав их от округа Сиалкот области Лахор. События достигли своего пика 8 сентября, когда индийские силы двинулись к Чавинде. Пакистанские воздушные силы присоединились к битве, а затем случилось жестокое танковое сражение. Крупная танковая битва произошла 11 сентября в регионе Филлора. После нескольких вспышек активности и затишья битва, наконец, закончилась 21 сентября, когда индийские силы, наконец, ретировались. Пакистанцы потеряли 40 танков, в то время как индийцы потеряли более 120.

9. Битва в Долине Слез (1973)

Во время арабо-израильской войны «Судного дня», израильские силы боролись с коалицией, которая включала Египет, Сирию, Иорданию и Ирак. Целью коалиции было вытеснить израильские силы, занимающие Синай. В одной ключевом пункте на Голанских высотах, у израильской бригады осталось 7 танков из 150 – и в оставшихся танках в среднем осталось не более 4-х снарядов. Но примерно в то самое время, когда сирийцы собирались совершить еще одну атаку, бригада была спасена случайно собранным подкреплением, состоящим из 13 наименее поврежденных танков, управляемых ранеными солдатами, которые были выписаны из больницы.

Что касается самой войны «Судного дня», то 19-дневная битва стала крупнейшим танковым сражением со времен Второй мировой войны. На самом деле, это было одно из крупнейших танковых сражений, в которой участвовали 1700 израильских танков (из них 63% были уничтожены) и примерно 3430 танков коалиции (из которых примерно от 2250 до 2300 были уничтожены). В конце концов, победил Израиль; Соглашение о прекращении огня при посредничестве Организации Объединенных Наций вступило в силу 25 октября.

10. Битва Истинга 73 (1991)

Это битву описывают как «последнее великое танковое сражение 20-го века», где силы США состоявшие из более чем десятка бронемашин M3 Брэдли и девяти танков M1A1 Абрамс, уничтожили более 85 иракских танков (включая Т-55 и Т-72). Последовавшая за этим битва в Персидском заливе, которая состоялась в иракской пустыне, стала полной катастрофой для иракских сил.

США имели ряд технических преимуществ по сравнению с Республиканской гвардией, в том числе превосходящие по характеристикам военные танки и GPS, что позволило им предварительно спланировать направление движения (вместо встречи вслепую). Танки M1A1 имели дальность стрельбы в 2500 метров, а иракские танки в диапазоне в 2000 метров; у Республиканской Гвардии не было шансов.

Около 600 иракцев были убиты или ранены во время операции, по сравнению с всего десятком американских потерь и 57 ранеными (в основном из-за дружественного огня).

Материал подготовила Александра

P.S. Меня зовут Александр. Это мой личный, независимый проект. Я очень рад, если Вам понравилась статья. Хотите помочь сайту? Просто перейдите по . Или чуть ниже есть ссылка на то, что Вы недавно искали. Буду рад если окажусь Вам два раза полезным.

Copyright Muz4in.Net © — Данная новость принадлежит Muz4in.Net, и являются интеллектуальной собственностью блога, охраняется законом об авторском праве и не может быть использована где-либо без активной ссылки на источник. Подробнее читать — «об Авторстве»

muz4in.net


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.