Первый танк


В Англии

Первые проекты. Ответа на вопрос, как; какими средствами прорвать фронт, искали во всех воюющих армиях. Одним из первых попытался ответить на него английский полковник Свинтон, находившийся с начала войны во Франции.

20 октября 1914 года Свинтон обратился в военное министерство с предложением построить бронированную машину на гусеницах, использовав для этого американский трактор Холт. В своей докладной записке Свинтон наметил контуры новой машины и указал задачи, которые она сможет решать в войне.

Записка его представляет большой исторический интерес.

Вот что: писал Свинтон:

"1, Крейсеры с гусеничным движителем или блиндированные форты могут быть использованы в большом количестве во время общей пехотной атаки на широком фронте или в отдельных боевых эпизодах.

2. Желательнее иметь большее количество небольших крейсеров, чем малое количество больших.

3. Броня крейсера должна быть непроницаемой для сосредоточенного огня винтовок и пулеметов, но не для огня артиллерии. Весь крейсер должен быть окован броней.


4. Тактическая задача крейсера — атака; в его вооружение должно входить орудие с меткостью до 1000 ярдов (914 м) и по крайней мере два пулемёта Льюиса, из которых можно было бы стрелять через бойницы в стороны н назад.

5. Команда должна состоять из шести человек: два человека у орудия, по одному — у каждого пулемёта Льюиса н два шофера.

6. Крейсер, снабжённый гусеницами, должен обладать способностью переезжать через воронки, получившиеся от разрыва снарядов, до 12 футов (3,6 м) в диаметре, до 6 футов глубины, с покатыми стенками; он должен переезжать через колючие проволочные заграждения значительной ширины и через неприятельские окопы с отвесными стенками до 4 футов ширины.

7. Крейсер должен двигаться со скоростью не менее 2,5 мили в час (4 км/час) по пересеченной местности по крайней мере в течение 6 часов.

8. Колёса крейсера должны быть гусеничной системы — сложной или простой, смотря по тому, какая окажется более подходящей для переезда по болотистой местности".

По приезде в Англию Свинтон развил свое предложение в беседах с секретарём комитета имперской обороны капитаном Хэнки и инженером Туллок. В результате этих бесед Туллок в середине января 1915 года представил в военное министерство доклад о строительстве гусеничных "сухопутных крейсеров", вооружённых пушками, и "легких сухопутных истребителей", вооружённых пулемётами.


Военное министерство отнеслось к этим проектам весьма осторожно. В феврале 1915 года оно организовало испытания гусеничных тракторов для проверки их проходимости. Тракторы не выдержали весьма суровых технических условий, которые были поставлены на испытаниях, и опыты прекратились.

Тем временем вопросом о "сухопутных кораблях" занялось морское ведомство. Служба морской авиации Адмиралтейства (RNAS), вынужденная организовать охрану своих аэродромов па континенте, решила использовать для этой цели бронеавтомобили. Некоторый опыт использования моторизованных средств и связь с соответствующими фирмами, видимо, явились причиной того. что RNAS занялась столь несвойственным ей делом.

Первый танк
Бронеавтомобиль первой мировой войны

Во всяком случае, в конце 1914 года один из руководителей RNAS Суэтер демонстрировал перед тем же Хэнки деревянную модель броневого щита, укреплённого на самодвижущейся повозке. За этим щитом должны были укрываться пехотинцы. Тогда же было выдвинуто предложение создать для "утюжки" окопов тяжёлые катки, движимые сзади гусеничным трактором. Хэнки представил об этом доклад первому лорду Адмиралтейства (морскому министру). Результатом было письмо последнего на имя премьер-министра, написанное в начале января 1915 года.


"Было бы весьма просто, — говорилось в письме, — в короткое время оборудовать некоторое число паровых тракторов необходимыми броневыми щитами, защищающими от пуль, за которыми были бы расположены люди и пулемёты…

Примененные ночью, они в некоторой степени не опасались бы действия артиллерийского огня. Гусеничная система сделала бы их способными очень легко преодолевать окопы, а своим весом машина могла бы уничтожать проволочные заграждения".

Это письмо не имело успеха. Сам же морской министр решил на первых порах ограничиться изготовлением тяжёлых катков. Их испытания, однако, дали отрицательные результаты.

Проект Хетерингтона. В том же январе 1915 года майор RNAS Хетерингтон представил проект "сухопутного крейсера". "Крейсер" представлял собой гигантскую трехколёсную машину длиной 30 м, шириной 24 м и высотой 14 м. Диаметр колёс предполагался 12 м. В каждой из трёх башен, защищённых 75-мм бронёй, должны были быть установлены но две четырехдюймовые пушки. Автор предлагал установить на "крейсере" двигатель дизеля в 800 л. с. и электрическую передачу. При весе 300 т машина должна была развивать скорость до 13 км/час, преодолевать стенки высотой до 6 м и реки глубиной до 4,5 м; на ней можно было бы форсировать Рейн.


При проверке оказалось, что действительный вес машины должен был бы составлять не 300 т, а около 1000, а скорость не более 3 км/час. Главная же причина, почему проект был отвергнут, заключалась в большой уязвимости "крейсера" от огня тяжёлой артиллерии.

Проект Суэтера-Диплока. В феврале 1915 года Суэтер демонстрировал морскому министру гусеничную тележку фирмы Диплок, запряженную лошадью. Это вызвало интерес, и Суэтер предложил главе фирмы Диплоку составить проект гусеничного сухопутного корабля. Этот проект 4 марта 1915 года был представлен созданному к тому времени "Комитету сухопутных кораблей".

Первый танк
Первый проект танка Суэтера (Англия, март 1915 г.)

Машина весом 25 т должна была иметь длину 11 м, ширину около 4 м и высоту около 3 м, защищена лёгкой противопульной броней и вооружена одной пушкой во вращающейся башне. Так как фирма Диплок могла изготовлять только короткие гусеницы, машина устанавливалась на двух парах гусениц. каждая пара приводилась в движение от отдельного двигателя мощностью 46 л. с. Носовая и кормовая части корпуса. могли поворачиваться друг относительно друга. Этим осуществлялся поворот машины.


Комитет сухопутных кораблей приступил к изготовлению первого образца новой машины. Однако работа осложнялась рядом технических трудностей, связанных в значительной мере с гусеничным движителем. Работу пришлось прекратить.

Вслед за этим за основу решили принять американский трёхгусеничный трактор Киллен-Стрейт. Этот трактор, снабжённый специальным приспособлением для резки проволоки, демонстрировался в июне 1915 года перед руководителями правительства и произвёл хорошее впечатление. После этого на шасси трактора установили броневой корпус бронеавтомобиля Остин. Эта машина, испытанная в июле 1915 года, была одним из интереснейших образцов ближайших предшественников современного танка. Однако в таком виде она, конечно, не могла пойти в производство.

Первый танк
Первая опытная бронированная гусеничная машина

В конце июля 1915 года был сдан заказ на постройку сухопутного корабля на базе американского трактора Буллок.

Эта машина (рис. 32), явившаяся по существу первым опытным образцом английского танка, была испытана в сентябре 1915 года. Она весила 18 т и имела двигатель мощностью 105 л. с. Вследствие малой ширины преодолеваемого рва (1,2 м) и низкого качества гусениц машина была забракована.

Первый танк
Первый опытный английский танк
весом 18 т. (1915 г.)

"Большой Вилли". Одновременно работу по созданию танка вёл инженер Триттон совместно с представителем Комитета сухопутных кораблей лейтенантом Вильсоном. Осенью 1915 года они построили опытный образец танка. Недостатком его, как и всех предыдущих образцов, была малая ширина преодолеваемого рва. Эту задачу нельзя было решить, используя обычную тракторную гусеницу. Но к лету 1915 года было предложено придавать гусенице ромбовидную форму. Этим изобретением Мэкфи и Несфильда воспользовались Триттон и Вильсон. Они приняли также размещение вооружения в боковых полубашнях (спонсонах), предложенное Дейнкуртом, одним из работников Комитета, создававшим первые опытные образцы танков.

В январе 1916 года появилась новая машина "Большой Вилли", названная так в честь лейтенанта Вильсона (рис. 33). Эта машина и стала прототипом первого боевого английского танка "Марка I".


Первый танк
Английский танк "Большой Вилли", прототип первых английских танков
марки I

Таким образом изобретение танка не было результатом работы одного человека, а явилось плодом деятельности ряда людей, часто даже не связанных между собой.

2 февраля 1916 года в Хатфильдском парке, недалеко от Лондона, были произведены испытания "Большого Вилли". Дейнкурт, которому было поручено руководство постройкой первого опытного образца, писал: "Работа пионеров всегда требует много времени — не было ни одной проволочки, которую можно было бы избежать… Мне было трудно осуществить свой план, так как на пути его осуществления встречалось множество подводных камней противодействия и предательских мелей равнодушия, так часто создаваемых теми, кто становится поперёк большой дороги прогресса".


Строительство первого танка держалось в большом секрете. Все, кто соприкасался с новым военным изобретением, были обязаны хранить глубокую тайну. Но уже в начальный период постройки "Большого Вилли" потребовалось как-то назвать машину. По виду она походила на большую цистерну или бак. Ее хотели назвать "водовоз", но это могло вызвать улыбку. Свинтон, ставший к тому времени секретарём комитета имперской обороны и внимательно следивший за опытными работами, предложил несколько названий: "резервуар", "цистерна", "чан" (по-английски tank).

Остановились на последнем. Это было короткое слово, и оно соответствовало форме машины. С тех пор боевые машины во всём мире стали называть танками.

Первый танк марки I. Как же был устроен и как работал первый танк?

Танк представлял собой бронированную коробку ромбовидной формы с обведенной по ее корпусу стальной гусеницей. Толщина бортовой брони составляла 5-10 мм (ниже в подписях под рисунками даётся, как правило, толщина бортовой брони). Броня защищала от винтовочных пуль (небронебойных), шрапнели, лёгких осколков снарядов. Вооружение располагалось в спонсонах — бортовых полубашнях.

Танки были двух типов: "самец" — пушечный и "самка" — пулемётный. Конструкторы танка рассчитывали, что "самец" будет действовать главным образом против пулемётных гнезд, "самка" — против живой силы противника. Таким образом было внесено некоторое разделение боевого назначения между обеими машинами. Заметим, что к этой мысли вернулись во вторую мировую войну, когда на базе танков была создана самоходная артиллерия.


Первый танк
Танк марки I "самец"
Первый танк
Танк марки I "самка"

Для управления танком служили сложные механизмы, требовавшие от водителя как искусства, так и больших физических усилий.

На танке было три коробки передач (коробки скоростей). Одна из них — главная — стояла возле водителя, а две другие — сзади, по бортам машины. Бортовые коробки служили как для изменения скорости движения танка, так и для его поворота; главная — только для изменения скорости.


танке были поставлены также два тормоза, которыми можно было притормаживать гусеницы; и специальное хвостовое устройство в виде двух колёс, установленных на тележке и прижимаемых к земле сильными пружинами. Колёса могли поворачиваться, как руль лодки, и служили для плавного поворота танка с радиусом 50 м и больше. Наконец, на машине имелся дифференциал, такой же, как на обычном автомобиле. На его полуосях и были установлены, бортовые коробки передач.

Управление танком производилось следующим образом.

При движении по прямой дороге надо было включать ту или иную передачу в коробках. Первые две передачи включались в коробке, которой мог управлять непосредственно сам водитель, третья и четвертая — в бортовых коробках, которыми управляли его помощники. Если надо было перейти на третью или четвертую передачу, водитель с места пальцами показывал своим помощникам, какую передачу надо включить. Шум в машине мешал подавать команду голосом.

Сложнее обстояло дело с поворотом. При поворотах с большим радиусом надо было при помощи троса, накрученного на барабан, поворачивать тележку с хвостовыми колёсами. Это требовало огромных усилий. Для крутых поворотов требовалось переключать передачи в бортовых коробках, устанавливая на одном борту одну скорость, на другом другую; гусеницы начинали вращаться с разными скоростями, и танк поворачивался.

Вследствие применения дифференциала при движении, в особенности по грязной скользкой дороге, машину постоянно уводило в сторону и её приходилось выравнивать. Это лежало на обязанности командира танка, который при помощи педалей воздействовал на тормоза полуосей дифференциала и притормаживал соответствующую гусеницу.

Таким образом в управлении машиной участвовали четыре человека: водитель, два его помощника и командир танка. Управление требовало больших усилий, постоянного внимания и сильно утомляло экипаж. Грохот мотора мешал экипажу согласовывать свои действия, а отработавшие газы от двигателя и пороховой дым отравляли команду и вызывали частые обмороки даже у крепких людей, работавших в танках.

Наблюдение из танка было неудовлетворительным. Экипаж мог вести наблюдение только через незащищённые щели, в которые при обстреле летели брызги расплавленного свинца. До 80% ранений у танкистов того времени составляли глазные ранения.

Внешняя связь почти отсутствовала; единственным средством связи были полузадохшиеся и оглушённые почтовые голуби.

Скорость танка была чрезвычайно низкой. На очень хороших дорогах она едва достигала 6 км/час, а на местности, вне дорог, где и приходилось главным образом действовать танку — снижалась до 1-3 км/час, т. е. была меньше скорости пешехода.

Как видим, танк марки I был далёк от совершенства. Но большего едва ли можно было требовать от первой машины.

Во Франции

Примерно тогда же, когда Свинтон обратился в военное министерство со своим предложением, полковник Этьен, начальник артиллерии 6-й дивизии французской армии, написал главнокомандующему о том, что он считает целесообразным применить на фронте "бронированные повозки, обеспечивающие продвижение пехоты". Через год он повторил свое предложение: "Я считаю возможным, — писал он, — создание орудий с механической тягой, позволяющих перевозить через все препятствия и под огнём со скоростью, превосходящей 6 км в час, пехоту с оружием, амуницией и пушкой".

К письму Этьен приложил свой проект. Он хотел построить "сухопутный броненосец" весом 12 т на гусеничных цепях, вооруженный пулемётами и пушкой. Характерно, что даже название машины у англичан и французов было одинаковое. "Броненосец должен иметь скорость до 9 км/час, преодолевать окопы до 2 м шириной и разрушать неприятельские блиндажи.. Кроме того, машина сможет буксировать на подъемы до 20° семитонную бронированную повозку, в которую можно посадить команду из 20 человек с вооружением и амуницией".

У Этьена, так же как и у Свинтона, мысль о создании гусеничного танка возникла в результате наблюдения за работой трактора Холт.

Первые танки во Франции стала строить фирма Шнейдер. Вскоре затем заказ был передан "Обществу железоделательных и сталелитейных заводов", мастерские которого находились в Сен-Шамоне. Поэтому первые два французских танка получили название Шнейдер и Сен-Шамон.

Первый танк
Первый французский танк Шнейдер
Первый танк
Французский танк Сен-Шамон

Танк Сен-Шамон был значительно тяжелее Шнейдера, но имел более высокую скорость. Это объяснялось большей мощностью его двигателя; мощность двигателя на танке Шнейдер равнялась 60 л. с., а на танке Сен-Шамон 90 л. с.

В танке Сен-Шамон впервые была установлена электрическая передача.

Мы уже отмечали, что в английских танках имелись три коробки передач и дифференциал. Здесь все эти механизмы были заменены электрическими машинами. С валом двигателя соединялся якорь динамомашины, которая вырабатывала ток и посылала его в два электромотора, соединённые с гусеницами. Вращаясь, валы электромоторов приводили во вращение гусеницы и заставляли танк двигаться.

Если требовалось поворачивать машину, ток направляли в один электромотор, а другую гусеницу притормаживали. Машина поворачивалась в сторону заторможенной гусеницы.

Благодаря такому устройству, танком мог управлять один человек, а не четыре, как на английских машинах, и это не требовало от него больших усилий.

По своей внешней форме французские танки Шнейдер и Сен-Шамон значительно отличались от своих английских собратьев. Гусеницы их шли не поверх корпуса, а сбоку. Это являлось одновременно их преимуществом и недостатком Скрытая корпусом гусеница меньше подвергалась поражению. С другой стороны, при верхнем расположении гусениц, как у английских танков, танки легче преодолевали препятствия — отвесные стенки, окопы.

На французских танках были применены рессоры. Корпус танка подвешивался на спиральных пружинах. При таком устройстве смягчались удары при движении машины по местности, танк мог иметь более высокую скорость, а экипажу обеспечивались более удобные .условия работы.

15 сентября 1916 года, когда английские танки шли в бой на Сомме, французские танки проходили испытания на полигоне. Лишь через семь месяцев, 15 апреля 1917 года, французские танки были применены под Шмэн-де-Дам.

В России

В самом начале войны, в августе 1914 года, мастер машиностроительного завода в Риге Пороховщиков предложил главнокомандующему русской армией оригинальный проект боевой гусеничной машины. Это было то, что мы теперь называем танком (рис. 38). В июне 1915 года Пороховщиков уже испытывал свою машину. При испытании её скорость достигала 25 км/час. Такой скоростью не обладали ни английские, ни французские первые танки. Позже Пороховщиков усовершенствовал свою машину, сделав ее колёсно-гусеничной: она могла двигаться по дорогам на колёсах и по местности на гусеницах. Это опережало танкостроение того времени на несколько лет. Пороховщиков сделал корпус танка водонепроницаемым, вследствие чего он мог легко преодолевать водные преграды.

Первый танк
Первый русский танк Пороховщикова. Испытывался в июне 1915 г.

В танке Пороховщикова для поворота впервые были применены бортовые фрикционы — механизмы, которые в дальнейшем стали устанавливать на большинстве танков; на некоторых машинах они сохранились и до сих пор.

Танк Пороховщикова можно считать не только первым русским танком, но и первым танком вообще, так как идея его возникла и была осуществлена раньше, чем в других странах. Кроме того, Пороховщиков во многом предвосхитил развитие танков в будущем. И если мы начали историю танка с английской машины, а не с танка Пороховщикова, то только потому, что его танк не получил применения в русской армии. Промышленность царской России не могла освоить такую сложную машину, как танк. Пороховщикова постигла та же участь, что и многих других талантливых изобретателей-самородков в царской России. Его танк был забыт, и о нём вспомнили лишь много лет спустя, когда танки уже широко применялись во всех армиях.

Другая попытка создания танка в России была сделана в 1915 году начальником опытной лаборатории военного министерства капитаном Н. Н. Лебеденко. Его идея была аналогична идее Хетерингтона, Он предложил проект колёсного танка. Как и у Хетерингтона, машина Лебеденко должна была иметь два больших передних колеса диаметром 9 м и заднее колесо в виде катка для поворота машины (рис. 39). На мысль о создании высококолёсной машины Лебеденко навели арбы, которые он видел на Кавказе.

Колёса приводились во вращение от двух двигателей мощностью по 240 л. с.; двигатели были сняты с подбитых немецких дирижаблей. Привод на колёса осуществлялся через два обрезиненных катка, связанных с двигателями. Эти катки прижимались к ободам больших колёс с внутренней стороны. Вращаясь, они должны были приводить во вращение большие колёса и заставлять танк двигаться.

Первый танк
Русский колесный танк Лебеденко. Испытывался в августе 1915 г.

Со своей идеей Лебеденко ознакомил работавшего у него в качестве конструктора Микулина, ныне известного конструктора советских авиационных моторов. Микулин одобрил идею Лебеденко и со своей стороны подсказал ему, как осуществить привод на ведущие колёса, так как это представляло известную трудность.

Была сделана деревянная модель, и Лебеденко представил свое изобретение царю. В кабинете царя на полу маленькая модель легко преодолевала "препятствия", взбираясь на толстые тома "Свода законов Российской империи".

Изобретение было одобрено. Лебеденко создал акционерное общество и приступил к постройке танка.

Интересно отметить, что в расчётах "танка", в частности в расчёте колёс на прочность, принимал участие знаменитый русский ученый Н. Е. Жуковский.

В 80 км от Москвы, близ города Дмитрова, в густом лесу была расчищена поляна. участок был оцеплен колючей проволокой и охранялся казаками. В конце июля 1915 года под руководством Микулина началась сборка новой "чудовищной" машины. В августе приступили к её испытанию. Микулин сел за рычаги. Колёса сделали один оборот, и .машина, свалив по пути берёзу, возле которой она стояла, глубоко застряла в грунте. Все дальнейшие попытки заставить танк двигаться ни к чему не привели. Военное ведомство вскоре перестало отпускать средства на это изобретение, и "танк", всеми забытый, остался стоять в лесу.

В 1923 году машина была сдана на слом.

В других странах

В других странах — США, Германии, Италии танки появились уже после того, как английские и французские машины прошли испытания на полях сражения первой мировой войны и были признаны всеми как новое мощное оружие современного боя.

Некоторые страны стали строить свои танки по образцу английских и французских: танки США являлись копией английского танка марки V и французского танка Рено; итальянские танки также представляли собой копию танка Рено.

В других странах разрабатывали свои конструкции, используя опыт танкостроения в Англии и Франции; Германия создала танк марки А-7, конструкции инженера Фольмера.

Первое боевое применение английских танков. Сомма, 1916 год

Первое применение танков относится к сентябрю 1916 года.

Недалеко от Парижа протекает маленькая река Сомма. Там, где она пересекала фронт, в районе Альбер-Перрон, находились позиции 4-й английской экспедиционной армии. Здесь в июне 191б г. англичане решили начать наступление.

Подготовка была закончена в конце месяца, и 24 июня 3000 орудий на участке шириной в 40 км открыли ураганный огонь по позициям немцев. Началось одно из кровопролитнейших сражений первой мировой войны. Семь суток, не умолкая, ревел над Соммой огненный ураган шла артиллерийская подготовка.

1 июля тяжелая артиллерия перенесла огонь на тылы немцев, и отборные добровольческие части пошли в атаку. Немецкие позиции молчали. Казалось, они раздавлены семидневной артиллерийской подготовкой.

В действительности же было не так. Немцы выбирались из блиндажей и спешно выкатывали орудия и Пулемёты. Вскоре они встретили наступающих англичан ответным огнем. В рядах английской пехоты образовались бреши. Заменяя вышедших из строя, оставшиеся в живых плотно смыкали ряды. Неся огромные потери, англичане ворвались в первую линию немецких окопов. Но здесь они вынуждены были остановиться. Вторая линия окопов не пострадала от артиллерийской подготовки; сохранились даже проволочные заграждения.

На следующий день бой возобновился. Теперь немцы пошли в контратаку. За два дня боев потери со стороны англичан составили 100000 убитыми и ранеными.

Два с половиной месяца продолжалось сражение. Местами англичане продвинулись на глубину 4-6 км. Но всем было ясно, что. фронт прорвать не удастся.

Тогда решили ввести в бой танки.

В это время английские заводы только начинали их строить. Танков было немного. Малое количество машин делало нецелесообразным их применение. Позже немцы писали, что если бы англичане под Соммой располагали 1000 танков, они прорвали бы немецкую оборону. Но в распоряжении английского командования находилось только 49 машин. Несмотря на это, был отдан приказ 15 сентября ввести в бой танки.

За сутки до атаки началось сосредоточение танков на исходных позициях. Шли дожди. Дороги размокли, .и танки вязли в грязи.

Переброска на исходные позиции происходила ночью, и экипажи, не видя дорог, ощупью вели свои машины. На исходных позициях собралось 32 танка, остальные завязли в грязи или остановились из-за порчи механизмов.

Атака должна была начаться в 5.30 утра 15 сентября. Люди не спали целые сутки. Кроме того, они были плохо ориентированы в задачах, которые им скоро придется решать: Вероятно в целях дезориентации противника за 5 минут до атаки приказ был изменён, и танкам были поставлены новые задачи. Они должны были поддерживать пехоту и расчищать ей путь от неприятельских огневых точек.

В предрассветных сумерках, покачиваясь, и гремя гусеницами, танки снялись с рубежей. Утренний туман скрывал их от глаз противника. Незамеченные, они подошли к немецким позициям. Прежде чем немцы очнулись, невиданные стальные чудовища навалились на их окопы; отчаянно застрочили немецкие пулемёты. Ревя моторами, окутанные огнем и дымом, покачиваясь, вздымаясь на дыбы, разрывая колючую проволоку и обрушивая блиндажи, танки медленно поползли вперед, неся смятение и ужас. Паника охватила немцев. Люди бросились бежать, некоторые падали, зарывались в воронки, поднимали руки.

"0громные чудовища приближались к нам, — рассказывает очевидец, — гремя, прихрамывая и качаясь. Кто-то в первой линии окопов крикнул, что явился дьявол, — и это слово разнеслось по окопам с огромной быстротой".

Так началось первое в истории сражение с участием танков.

Бой продолжался до 10 часов утра. Несмотря на малое количество танков, их несовершенство, тяжелую, изрытую воронками местность и плохое взаимодействие с пехотой, продвижение англичан в этот день за 5 часов боя , составило 5 км по фронту и 5 км в глубину с "экономией" в потерях в 20 раз против обычного. В Лондон была отправлена телеграмма: командующий просил срочно заказать ещё 1000 танков.

Но фронт всё же не был прорван. Неправильное использование танков и их малое количество не позволило получить тех результатов, которые от них ожидали. Из 32 машин, начавших атаку, только 18 приняли непосредственное участие в бою: 5 застряло в болоте, у 9 испортились механизмы. Опыт показал, что танки не вездеходны в том смысле, как это предполагали. Им нужна танкодоступная местность. Болота, дожди и грязь на Сомме почти полностью исключали возможность применения танков. В случае отрыва от пехоты тихоходные танки легко делались добычей немецкой артиллерии.

Как же оценили немцы появление первых танков?

"Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство, — писала одна немецкая газета того времени: — Машины-чудовища только на короткое время поражают солдат, но вскоре здоровая душа доброго немца успокаивается, и он с лёгкостью борется с глупой машиной".

Позже, уже после войны, немцы откровенно признались, что "глупая машина" в то время наводила панический страх на немецкую армию. Недаром этот период они называли периодом "танкового ужаса".

Сражение на Сомме показало всему миру, что родилось новое грозное оружие современной войны.

armor.kiev.ua

«Маленький Вилли» (Мк. I) — первый танк в Мире

После первых маневренных сражений 1914 года фронты стабилизировались, и наступило то, что военные историки назвали «позиционным тупиком». Пулеметы, колючая проволока, шквальный огонь артиллерии приносили наступающим войскам страшные потери. Вместо прорыва неприятельского фронта началось его «прогрызание», когда за какие-то отобранные у врага 100-200 метров территории приходилось терять тысячи, десятки тысяч солдат. Войска зарылись в землю, а военачальники принялись искать средство, которое помогло бы выйти из тупика. И такое средство вскоре было найдено. Называлось оно «танк».

 

«Подвижные крепости»

Еще в Средние века хитроумные военные пытались соорудить подвижные крепости, которые защищали бы бойцов от вражеского огня. Это и боевые повозки таборитов, и гуляй-города русских ратей.

 

Реконструкция танка Леонардо да Винчи

Гениальный Леонардо да Винчи спроектировал что-то вроде танка на конской тяге, откуда надежно прикрытые щитами из дубовых досок артиллеристы могли вести огонь по противнику. Этакая башня на колесах. Но дальше проекта дело не пошло.

 

«Человек сошел с ума»

Всерьез о создании бронированных машин, которые могли бы сопровождать огнем свою пехоту на поле боя, заговорили лишь перед Первой мировой войной. Существовали проекты, разработанные русскими, австрийскими, французскими и британскими военными инженерами. Но поддержки они у вышестоящего командования не получили. О6 отношении генералов к этой идее хорошо говорит резолюция, наложенная на проект, поданный в военное министерство Англии. Недрогнувшей рукой один из высокопоставленных чиновников министерства написал: «Человек сошел с ума».

 

Потребовалось несколько чудовищных «мясорубок», чтобы командующие войсками пришли к выводу: так больше воевать нельзя. Иначе в армии просто не останется солдат. Необходимо было найти средство, которое выведет войну из «позиционного тупика».

 

«Сухопутные корабли»

Как ни странно, идеей строительства бронированной гусеничной машины заинтересовались не сухопутные военачальники, а моряки. А точнее, первый лорд Адмиралтейства Великобритании сэр Уинстон Черчилль. Да-да, тот самый, который потом стал премьер-министром Англии в годы Второй мировой войны.

 

Именно он, получив письмо подполковника Эрнеста Суинтона, военного инженера, с ходу оценил высказанную в нем идею строительства «сухопутного броненосца». Черчилль использовал все свое влияние, чтобы эта идея была воплощена в жизнь.

 

В 1915 году, в феврале, при Адмиралтействе по инициативе Черчилля был основан Комитет по сухопутным кораблям, и наконец дело сдвинулось с мертвой точки. Мнение фронтовиков, рассказавших о страшных потерях при попытке атаковать непреступные позиции германцев на Западном фронте, подействовало на чиновников из военного министерства. И 15 июня 1915 года был создан совместный комитет армии и флота по строительству бронированных военных машин. Однако инициатива разработок все равно осталась за представителями Адмиралтейства, а координатором работ стал подполковник Суинтон, назначенный секретарем Комитета имперской обороны.

 

Первые танки «Маленький Вилли» и «Большой Вилли»

В конце июня фирма «Уильям Фостер энд Компани» получила заказ от комитета на разработку машины с использованием двигателя от тяжелого трактора «Фостер-Даймлер» и шасси от американского трактора «Буллок». Руководил работой инженер Уильям Триттон. Все работы производились в обстановке полной секретности.

 

28 сентября 1915 года была изготовлена деревянная модель, а к концу ноября к испытаниям уже был готов первый танк, получивший прозвище «Маленький Вилли». Машина могла преодолеть ров шириной до 1,52 метра, стенку высотой 60 сантиметров и подъем под уклоном до 20 градусов. Но командование английских войск во Франции выдвинуло требование: преодолевать ров в 2,44 метра и стенку высотой 1,37 метра. Нужно было искать новое решение.

 

Тогда и появилась идея придать гусеничному обводу форму параллелограмма, а чтобы увеличить высоту зацепа — верхнюю ветвь пустить поверх корпуса. Поскольку при этом башня, установленная сверху, подняла бы центр тяжести бронемашины слишком высоко, от нее отказались, а вооружение разместили в бортовых выступах — спонсонах.

 

Новая машина получила прозвище «Большой Вилли». И 30 января 1916 года новый танк отправили на заводские испытания. Спустя несколько дней оба «Вилли» продемонстрировали высшим государственным и военным чиновникам Британии. «Большой Вилли» больше понравился военным.
12 февраля провели уже официальные испытания. На вооружение первую боевую машину приняли под индексом Mk. I (Mark I). Военное министерство по снабжению выдало заказ на 100 единиц.

 

Почему «Танк»?

С самого начала новые боевые машины считались секретным изобретением, и все, кто в какой либо мере имел отношение к новейшему военному изобретению, обязаны были хранить глубокую тайну.

 

Уже в начале постройки «Большого Вилли» возникла потребность как-то назвать машину. Своим видом она напоминала большой бак или цистерну. По-английски «бак» или «цистерна» — tank. Поэтому все дружно стали именно так называть новоизобретенную боевую машину.

 

Интересно, что, отправляя изготовленные на заводе Mk. I, на железнодорожных платформах их тщательно укутывали в брезент, на котором писали по-русски: «Осторожно! Танк. Место назначения — Петроград». Считалось, что таким способом удастся сбить с толку немецких шпионов, которых вряд ли заинтересовали бы какие-то там баки для воды.

 

«Мальчик» и «девочка»

Условия службы экипажей первых британских танков были ужасными. У боевых машин не было машинного отделения. И экипаж и двигатель находились в одном корпусе. Температура внутри танка поднималась до 50°С. Люди теряли сознание от порохового дыма и выхлопных газов, а иногда даже все заканчивалось летальным исходом. Противогаз или респиратор, которые входили в стандартное снаряжение экипажа, мало чем помогали, и случалось, что во время боя танкисты выскакивали из машины, не обращая внимания на вражеский огонь, — лишь бы сделать хоть несколько глотков свежего воздуха.

Танк Mark I «мальчик». 1916 год.

Экипаж Мк. I состоял из восьми человек, из которых один был командиром танка. Командир так же выполнял функции стрелка из лобового пулемета. Из-за сильного шума команды передавались сигналами рук.

 

Сообщения между командным пунктом и танком осуществлялось голубиной почтой — для этого в спонсоне для голубя было предусмотрено специальное отверстие, или с донесением посылали одного из членов экипажа. Чуть позже начали применять семафорную систему.

Танк Mark I «девочка». 1916 год.

Танки Мк. I строились в двух вариантах вооружения. Первый — без артиллерийского вооружения. В спонсонах были установлены лишь пулеметы. Второй вариант — с пушками и пулеметами. Соответственно, они получили прозвища: пулеметный вариант — «самка», пушечный — «самец». Но чаще танкисты называли их более целомудренно — «мальчик» и «девочка». Позднее, когда британским танкам пришлось столкнуться с немецкими бронированными машинами, на пулеметных танках в одном из спонсонов стали устанавливать пушку. И такие танки получили прозвище «гермафродиты».

 

Первый танковый бой

Несмотря на все свои недостатки, первые танки оказались именно теми боевыми машинами, которые помогли пехоте выйти из «позиционного тупика». Медленно, со скоростью пешехода, двигающиеся через окопы и колючую проволоку, ведущие пулеметный и артиллерийский огонь, грозные боевые машины поначалу вызвали панику у немецких солдат.

 

Первое боевое применение танков состоялось 15 сентября 1916 года. В битве на Сомме, 49 машин Мк. I должны были прорвать германскую оборону, но только 32 машины смогли начать движение, и всего лишь девять добрались до германских позиций.

 

При виде медленно ползущих, грохочущих и лязгающих танков, неуязвимых для винтовочного и пулеметного огня, немецких солдат охватил ужас. Многие выскакивали из окопов и обращались в бегство. Другие подняв руки, сдавались в плен. Вслед за танками, прячась за их броней, шла английская пехота. В этом бою британцам удалось вклиниться в оборону противника на 5 километров в глубину.

 

Первый опыт применения танков показал, что они имеют множество недостатков, но и огромное будущее. Одним из первых, кто понял это, был генерал Хейг — командующий британскими экспедиционными войсками во Франции. Почти сразу после боя он послал в Лондон телеграмму с требованием прислать еще тысячу таких машин.



mirchudes.net

Первый танк в мире! (История создания) фото

Как изменить ход войны? Как быстро прорвать фронт? Эти вопросы интересовали военачальников всех времен. И решение этой задачи нашли — это танк . Этим гением, который навсегда изменил тактику боя, был английский полковник У. Свинтон. 20 октября 1914 года полковник обратился в военное министерство с идеей построить бронированную машину на гусеницах, используя в качестве основы американский трактор Холт. Первый танк

Первый танк

По предложению англичанина новая машина должна была быть на гусеничном ходу, развивать скорость до 4 километров в час, иметь экипаж из 6 человек, броневую защиту от прямого пулеметного огня и винтовок, а в качестве вооружения — 2 пулемета Льюис. Также Свинтон предложил такую стратегию: лучше иметь много небольших легких машин, чем несколько тяжелых и хорошо защищенных. Но, к сожалению, идеям Свинтона не суждено было сбыться. А причиной тому оказалась очень большая масса новой машины.

Первый танк

Первый танк

Паралельно со Свинтоном работал инженер Триттон, над своим танком под названием «Большой Вилли». Проект Триттона оказался более удачным, чем Свинтона и к осени 1915 года был построен опытный образец и уже летом 16 года танки этого типа были использованы в бою, чем произвели ошеломляющее действие на противника.

Происхождение названия.

Откуда же такое название, «танк»? Тут как раз все просто, можно сказать, что сама история придумала такое название. Дело все в том, что англичане, как любые нормальные люди, использовали разработку новых машин как козырь в своем рукаве и соответственно вся информация об этом была совершенно секретна. Но ведь перевозить опытные образцы, проводить испытания как-то нужно. И англичане придумали решение. Они перевозили танки по железной дороге, накрыв их при этом бризентом. Из-за своей формы, накрытые брезентом, танки очень были похожи на цистерны с горючим, а цистерна по-английски — «tank». Отсюда и пошло название «танк».

Начиная с 1914 года проекты бронированных машин, как гусеничных, так и колесных, посыпались, словно из рога изобилия. Помимо технических предпосылок, появилась и потребность в такого рода боевых машинах — не будем забывать, что шла первая мировая война.

В августе 1914 года в Ставку Верховного Главнокомандующего обратился изобретатель А. А. Пороховщиков с проектом бронированной машины — «Вездеход». Предложение рассматривалось в Особом комитете генералом А. В. Каульбарсом. При его поддержке Пороховщиков попал на прием к Верховному Главнокомандующему, которого убедили объяснения изобретателя. В принятом решении было определено, что «Вездеход» должен быть изготовлен силами начальника инженерных снабжений армий Северо-Западного фронта.

В Главном военно-техническом управлении необходимые чертежи, докладная записка и смета расходов на постройку «Вездехода» не были одобрены. 24 декабря 1914 года эти материалы поступили к начальнику инженерных снабжений армий Северо-Западного фронта, который, изучив проект, составил специальный доклад главному начальнику снабжения армий того же фронта. В докладе обосновывалась необходимость постройки «Вездехода» как машины, полезной в военном деле. 13 января 1915 года постройка опытного образца «Вездехода» с одной широкой гусеницей была санкционирована. На его изготовление ассигновали 9960 рублей, а местом работы определили казармы ушедшего на фронт Нижегородского полка.

1 февраля в Риге в казармах Нижегородского пехотного полка завершилась организация мастерских: 25 солдат-мастеровых и столько же наемных квалифицированных рабочих приступили к изготовлению «Вездехода».

На стадии предложения рассматривались два варианта — с одной и двумя гусеницами. Так как в конструктивном и производственном отношении первый вариант был проще, то он и был принят. Для опытного образца, на котором должна была быть проверена правильность основной идеи изобретения, не имело существенного значения большее или меньшее совершенство движителя, поэтому детально разрабатывался первый вариант. Это был сравнительно легкий «аппарат» массой 3,5—4 т, то есть уровня танкетки . Несущей конструкцией являлась стальная рама, к которой крепились направляющий и три опорных (из них задний — ведущий) пустотелых барабана. Оси направляющего барабана вводились в специальные прорези рамы и фиксировались двумя винтами. Его перемещением вдоль прорезей регулировали натяжку гусеницы. Кроме того, существовал дополнительный натяжной барабан, формирующий верхнюю ветвь гусеницы, проходящую под всем днищем корпуса. Ходовая часть закрывалась фальшбортом.

Широкая гусеница обеспечивала низкое удельное давление на грунт, хорошую проходимость, исключала вероятность посадки днищем на препятствие; но применение резиновой ленты признать удачей невозможно в силу ее высокой уязвимости. Вряд ли движитель мог уверенно выдержать сосредоточенный обстрел. Однако следует сделать поправку на высокие скоростные данные и малые габариты машины (длина — 3,6 м, ширина — 2м, высота по корпусу — около 1,5 м), известным образом затрудняющие ведение по ней прицельного огня. В целом способность «Вездехода» действовать в бою маневренно сомнений не вызывала.

Оригинальным образом производился поворот машины. По обе стороны рамы, в ее средней части, имелись два рулевых колеса, поворачивающиеся относительно вертикальной оси и связанные со штурвалом поворотными вилками и системой тяг. На дорогах с твердым покрытием«Вездеход» опирался на рулевые колеса и ведущий барабан. На слабых грунтах рулевые колеса самопроизвольно заглублялись, и в действие вступала вся поверхность гусеницы. Таким образом была получена своеобразная интерпретация колесно-гусеничного движителя.

В качестве силового агрегата использовался автомобильный 20сильный мотор, смонтированный на кормовой части рамы. Крутящий момент на ведущий барабан передавался через механическую планетарную коробку передач и карданный вал. Следует особо отметить конструкцию броневой защиты — она многослойная (лицевой цементированный 2-мм стальной лист, амортизирующая прокладка из волос и морской травы, второй стальной лист) при общей толщине 8 мм. Поражает качество формы бронекорпуса: оно столь высоко, что невольно возникает вопрос о технологических сложностях и трудоемкости изготовления применительно к 1915 году. Не исключено, что именно это обстоятельство заставило Пороховщикова отказаться в дальнейшем от столь удачного решения и, проектируя «Вездеход-2»,обратиться к примитивному коробчатому корпусу. Кроме того, конструкция корпуса «Вездехода» позволяла добиться его водонепроницаемости. Такая возможность анализировалась, и в перспективе предполагалось наделить машину амфибийными свойствами.

Водитель и командир (он же пулеметчик) размещались в средней части корпуса, «плечом к плечу», на двух установленных рядом сиденьях. Вооружение (1— 2 пулемета) наметили разместить в цилиндрической башне, венчающей боевое отделение.

В реализации проекта особое опасение внушал движитель, конструкция совершенно оригинальная. Поэтому основные усилия направлялись на сборку ходовой части. Бронекорпус изготавливали параллельно. Его элементы подвергались пробному обстрелу. Затем всю коробку установили на легковое шасси и подвергли испытаниям на пулестойкость и общую жесткость.

15 мая 1915 года постройка опытного образца завершилась. На нем смонтировали деревянный макет корпуса, а для компенсации массы в машину уложили балластные мешки. Спустя три дня провели пробный пробег. Выяснилось, что при движении соскакивает гусеница. На определение причины ушел месяц. После чего на внешней поверхности барабанов, первоначально гладкой, сделали по три кольцевых направляющих желоба, а на внутренней поверхности гусеницы — соответственно три центрирующих выступа.

20 июня 1915 года на официальных испытаниях комиссия отметила хорошую проходимость машины, ее маневренность, высокие разгонные качества и скорость около 25 верст/час и в соответствующем акте № 4563 зафиксировала: « Оказалось, что означенный «Вездеход» легко идет по довольно глубокому песку со скоростью около двадцати пяти верст в час; в дальнейшем «Вездеход» перешел на среднем ходу канаву с пологими откосами шириной по верху 3 метра и глубиной около 1 аршина . Все значительные выбоины и значительные неровности поверхности «полкового двора», где производились испытания, «Вездеход» брал легко на полном ходу. Поворотливость вполне удовлетворительная; в общем «Вездеход» прошел по грунту и местности, непроходимым для обыкновенных автомобилей».

Доводка «Вездехода» производилась в Петрограде. 29 декабря была достигнута скорость порядка 40 верст/час. К этому времени было израсходовано 18000 руб. Дело сулило успех, но военные прекратили финансирование работ. В этой связи нередко ссылаются на преступное равнодушие и бюрократизм. Однако шел 1916 год, в самом разгаре была первая мировая война, и боевые действия приобрели затяжной позиционный характер. Объективно «Вездеход», обогнавший свое время, оказался «не кстати». Ожидать от скоростной, высокоманевренной машины эффективной работы на многорядных проволочных заграждениях не приходилось. Для этих целей она явно не годилась. Требовался специальный танк — позиционный. И достаточно было Н. Лебеденко подать заявку на колесную боевую машину прорыва, как с высочайшего благоволения императора Николая II он получил необходимые силы и средства для осуществления своего проекта.

Итак, несмотря на положительные результаты испытаний, работы по усовершенствованию опытного образца «Вездехода» были прекращены. Главное военно-техническое управление приняло все меры по срыву успешного завершения опытных работ и организации промышленного производства танков в России. На различные предложения о дальнейшей судьбе «Вездехода» начальник Главного военно-технического управления отвечал следующими характерными резолюциями: «Почему мы вмешались в это дело?», «Для чего он нам?» (на предложение о передаче «Вездехода» в Главное военно-техническое управление). С декабря 1915 и по октябрь 1916 года шла бюрократическая переписка, были заторможены все работы над «Вездеходом».

Подлинные чертежи первого «Вездехода» А. А. Пороховщикова не удалось разыскать. Сравнительно недавно были обнаружены документы, по которым удалось восстановить в основных чертах историю его постройки, а также были найдены фотоснимки машины, сделанные во время ее испытаний.

В сентябре 1916 года в русской печати появились первые сообщения о применении англичанами нового оружия — «сухопутного флота». Эти сообщения были напечатаны в газете «Новое время» № 14568 от 25 сентября (по старому стилю) 1916 года и в «Петроградской газете» № 253. В связи с этими сообщениями в газете «Новое время» № 14572 от 29 сентября (по старому стилю ) 1916 года появилась статья «Сухопутный флот — русское изобретение», которая вскрыла неприглядную роль Главного военно-технического управления в задержке работ по созданию в России нового оружия — боевых вездеходных машин.

Вскоре после выступления в печати последовал запрос в государственную думу о проведенных мероприятиях по обеспечению русской армии танками. Под давлением общественного мнения начальник Главного военно-технического управления санкционировал проектирование усовершенствованного «Вездехода» — «Вездехода-2», или, как его еще обозначали для отличия от предшественника, «Вездеход 16г.» Проект был вскоре закончен и 19 января 1917 года поступил в броневой отдел автомобильной части Главного военно-технического управления. Его экспертиза и обсуждение затянулись на срок более десяти месяцев.

Помимо проекта была выполнена модель «Вездехода-2». Сохранившиеся документы позволяют получить довольно полное представление об его устройстве. Ходовая часть «Вездехода-2» сочетает элементы ходовой части автомобиля и гусеничного трактора. Резиновая бесконечная лента, расположенная под днищем корпуса, охватывает четыре подрессоренных барабана. Задний барабан связан цепью с силовой передачей и является ведущим. На одной оси с ним жестко посажены автомобильные колеса, имеющие больший диаметр, чем барабан. Передний барабан, снабженный пружинным устройством, приподнят, что улучшает преодоление препятствий. На одной оси со вторым барабаном посажены передние колеса, с помощью которых (как у автомобиля) выполняются повороты.

При движении по дороге с твердым покровом «Вездеход-2» опирался на грунт только колесами и двигался, как автомобиль; гусеница перематывалась вхолостую. На рыхлой почве колеса погружались в грунт, гусеница садилась на грунт и начиналось движение на гусеничном ходу. Поворот и в этом случае осуществлялся с помощью тех же колес, что и при движении на колесном ходу.

Броневая защита предусматривалась толщиной в 8 мм. Вооружение состояло из 3 или 4 пулеметов. 2—3 пулемета должны были устанавливаться в башне весьма оригинальной конструкции, допускавшей независимую наводку на цель каждого пулемета отдельно.

Двигатель и трансмиссия, а также системы, обеспечивающие их работу, размещались в кормовой части корпуса. В носовой части корпуса находилось отделение управления, а посередине — боевое. Предусматривалась специальная перегородка между боевым отделением и отделением силовой установки. Для осмотра и обслуживания двигателя в перегородке имелись люки.

19 октября 1917 года Автомобильный комитет ГВТУ, куда поступил на рассмотрение проект «Вездехода-2», признал конструкцию «недостаточно разработанной, а посему затраты казны по выполнению проекта в настоящем его виде излишними».

vilingstore.net

Начало работ

Как говорилось ранее, в качестве образца была взята французская модель. Этот танк был доставлен на Сормовский завод, который располагался в Нижнем Новгороде. На территории предприятия машина была разобрана, проводились тщательные исследования, вплоть до измерения габаритов абсолютно каждой детали. Кроме того, в создании первого танка советской разработки принимал участие Ижорский завод, а также московский АМО. Эти фабрики занимались поставкой двигателей, а также брони. На Сормовском заводе занимались производством шасси и окончательной сборкой машины. Сборка первого советского танка была завершена зимой 15 декабря 1921 года. В этот день машина была поставлена в регулярные войска армии. После этого были собраны еще 14 машин, которые называли «Русским Рено». Как назывался первый советский танк? Первая машина в своем роде получила прозвище «Борец за свободу тов. Ленин».

первые советские танки

Оборудование первого танка

На первом советском танке этой модели была установлена французская пушка. Однако позже был добавлен пулемет, который установили в боковой лист башни с правой стороны. Важно также сказать, что серийное производство данных моделей развернуто не было, на то имелось несколько причин. Эти машины были невыгодны с экономической точки зрения. Кроме материальных затрат, проблемы были с броней корпуса и башни. Эти места пробивались бронебойными снарядами. Проходимость полученного танка, а также его маневренность оставляли желать лучшего. Скорость первого советского танка была очень мала, а расположение пушки было таким, что применять ее было очень неудобно. Кроме того, внутри советской машины было очень душно и жарко, что также препятствовало нормальному функционированию экипажа.

как назывался первый советский танк

Задачи СССР

15 июля 1929 года было выпущено постановление ЦК ВПК(б) «О состоянии обороны СССР». В задачи, которые ставились перед промышленностью, входила не только модернизация уже имеющихся видов вооружения, но и разработка новых образцов танков, артиллерии и самолетов.

За первую пятилетку было запланировано изготовить 1075 боевых единиц. Это несмотря на то, что первыми советскими танками были лишь трофейные модели, которые насчитывали, 45 моделей «Рикардо», 12 моделей «Тейлор», а также 33 модели «Рено». Изготавливать советские машины должно было Главное конструкторское бюро Орудийно-арсенального треста. К тому времени это бюро уже представило несколько новых моделей танков. Сюда входила танкетка Т-17, легкий танк, предназначающийся для сопровождения пехоты Т-16, а также более тяжелая модель Т-12. Стоит также добавить, что в довольно короткие сроки была произведена модернизация модели Т-16, после чего танк был переименован в Т-18 или МС-1 — малый сопровождения. В течение 1927-1928 года было запланировано выпустить 23 таких модели, а на следующий год еще 110. Однако выполнить план не удалось. Первые танки МС-1 в количество 30 штук были изготовлены лишь к 1 мая 1929 года.

название первого советского танка

Описание первых машин советского производства

Как уже упоминалось, название первого советского танка — «Русский Рено». Решение о постройке данной модели было принято на заседании 10 августа 1919 года. Чертежи для этой модели были разработаны при участии советского инженера Калинина, а также французских инженеров Дем и Розье. Двигатель для танка изготавливался на московском АМО, а исходным образцом служил образец со все того же «Рено ФТ». Первые испытания машины «Борца за свободу тов. Ленина» были проведены в 1920 году 31 августа. Полная же серия включала в себя 15 машин, которые были построены и сданы в мае 1921 года. В боевых сражениях эти агрегаты не принимали участия, а в апреле 1930 года и вовсе были сняты с вооружения. Интересный факт об этих моделях — каждая из них имела свое собственное имя.

первый советский тяжелый танк

Второй попыткой изобретения танка стал Т-16, который был изготовлен на основе итальянского «Фиат-3000». В разработке принимали участие несколько инженеров. Их детище прошло свои первые испытания в марте 1927 года. Однако агрегат не имел тех характеристик, которые были запланированы изначально, а потому его испытания были отложены.

МС-1 образца 1927 и 1930 года

Первый советский танк модели МС-1 был готов в мае 1927 года. Получен этот образец был путем устранения недостатков, которыми обладала модель Т-16. Значительными отличиями стали следующие пункты: корпус танк был удлинен, была смонтирована улучшенная модель двигателя, а также улучшена подвеска. Испытания на государственном уровне этот танк проходил в июне того же года, закончились они успешно. Серийное производство моделей МС1 или Т-18 было начато в феврале следующего года на заводе «Большевик». В ноябре 1929 года рота из этих моделей, состоящая из 9 образцов, приняла участие в боевых действиях на КВЖД.

В 1929 году модель МС-1 модернизировали. Установлен был новый двигатель, а также КПП. Кроме этого, было установлено литое ведущее колесо, а также гусеницы с траками литого типа. Также танк получил новую башню, которая имела кормовую нишу, предназначенную для установки орудия ПС-2. В планах было также установить на этот танк радиостанцию. Также стоит добавить, что к тому времени модель этого танка уже не считалась перспективной, однако несмотря на этот факт, он был принят на вооружение РККА.

Тяжелые танки

Основное отличие всех тяжелых танков советского производства состоит в том, что у них имеется рациональное бронирование, мощные орудия, а также хорошая подвижность. Однако имеются и определенные минусы. Скорострельность орудия невысока, точность выстрела и прочность танка также не отличаются высокими показателями. Данные качества первых советских тяжелых танков привели к тому, что экипаж был вынужден вести боя на средней, а еще лучше на ближней дистанции.

первый танк советской разработки

Модели тяжелых машин

В конце 30-х гг. прошлого столетия СССР руководствовалось двумя принципами: первый — это постройка легких и маневренных танков, а второй — это конструирование тяжелых моделей с большим количеством башен(от трех до пяти), с большим количеством разнообразного вооружения, установленного на этих башнях.

самый первый советский танк

В том же году бюро Орудийно-оружейно-пулеметного объединения, которое выступало в качестве главного конструкторского органа, заключило контракт с руководством Красной армии о создании первого советского тяжелого танка, предназначающийся для прорыва укрепленной обороны противника. Вес этой машины должен был быть 50 тонн, а в качестве главных орудий модель должна была иметь две 76-миллиметровые пушки и пять пулеметов. Номер машины был Т-30. Однако здесь возникли сложно, так как реализовать этот проект на просторах СССР в то время не было возможности. В 1932 году все работы и вовсе были прекращены, поскольку проект танка Т-30 был признан несостоявшимся в качестве его использования как боевой машины.

fb.ru

Файл:Tanks.jpg

Слово «танк» происходит от английского слова tank, то есть «бак» или «цистерна». Происхождение названия таково: при отправке на фронт первых танков британская контрразведка пустила слух, что в Англии царским правительством заказана партия цистерн для питьевой воды. И танки отправились по железной дороге под видом цистерн Интересно, что в России новую боевую машину первоначально называли «лохань» (один вариант перевода слова tank).

Первая механическая повозка этого рода была изобретена по всей вероятности в 1769 г. французом Кюньо, установившим паровую машину на повозке. Ему удалось добиться скорости в 4 км, но он вынужден был останавливаться каждые 20 мин., чтобы поднимать давление пара. Когда же изобретатель, показывая свое изобретение представителям французского правительства, свалил каменную стену, — он был посажен в тюрьму.
Гусеничный движитель был изобретен выходцем из крестьянского сословия Саратовской губернии, Федором Абрамовичем Блиновым (1827-1902 гг.).
В 1877 году Блинов изобретает «гусеничный вагон», своеобразные гусеничный прицеп, передвигавшийся пароконной упряжкой; опытный образец был построен летом 1880 г. и испытан, в том числе и на болотистой местности. Эффект был весьма и весьма многообещающим, в частности в пароконной упряжке «вагон» мог перевозить груз, для перевозки которого на колесной тележке требовалось не менее десяти лошадей.

Сухопутные монстры . Детство.

Первым реальным шагом по пути создания танка была изобретенная одним американцем в 1888 г. паровая самодвижущаяся повозка на бесконечных гусеничных рельсах; в свою очередь, гусеница была изобретена англичанином Рихардом Ловеллем Идживортом, запатентовавшим ее в 1770 г.
В 1888 году был изготовлен «Самоход», педставлявший по сути первый гусеничный трактор. Двигателем служили две паровые машины по 12 л.с. при 40 оборотах каждая, котел на 6 атм. был с нефтяной топкой. Движение от паровых машин к ведущим звездочкам гусеничного хода передавалось литыми чугунными шестернями. Каждая гусеница приводилась отдельно. Поворот «самохода» обеспечивался выключением или включением соответствующей машины. Машина демонстрировалась на сельхохозяйственной выставке в Саратове в 1889 г., улучшенная модель была представлена на Нижегородской выставке в 1896 г., при этом за свое изобретение автор получил похвальную грамоту; тем не менее массовой постройки гусеничных тракторов в Российской Империи не производилось.

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 2)

Предшественником танка в отношении многих деталей, особенно механизма управления, явился трактор с созданием двигателя внутреннего сгорания. Его дальнейшее развитие было совершенно ясно, так как комбинация этого двигателя с гусеничной цепью дала возможность сконструировать повозку, способную передвигаться без дорог и по болотистому грунту благодаря распределению веса машины на большой площади.
Но я бы все же признал окончательно и бесповоротно первенство за машиной изготовленой в Англии, 1910 году в единственном экземпляре. Презназначен этот агрегат был для перетаскивания грузов на Аляске — там с дорогами было плохо, колесные тягачи не обладали необходимой проходимостью, а лошади и собаки возить большие грузы не могли. Однако, построенная в Юконе теплоэлектростанция испытывала потребность в угле, а доставлять его зимой при замерзшей реке было нечем. Поэтому Хорнсби, уже имевший к этому моменту опыт постройки чуть менее масштабного гусеничного парового трактора (10 тонн собственной массы с двигателем всего в 20л.с.) — создал такой вот сухопутный локомотив, который должен был возить уголь от моря до станции всю зиму…

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 3)

Масса гиганта составляла 40 тонн, а паровая машина развивала 80 л.с. По ровной дороге и без нагрузки трактор мог разогнаться до 40км/ч, а полная масса поезда из трактора и восьми(!) прицепов массой по 12,5т составляла, как несложно подсчитать, 140 тонн. Результат для 1910 года не просто хороший, — фантастический! При собственной массе каждого прицепа около 5т., за одну ходку поезд доставлял, как нетрудно подсчитать, 60 тонн угля

Еще до мировой войны военное министерство производило разные опыты с гусеничными тракторами, снабженными двигателями внутреннего сгорания, хотя при этом оно и не преследовало непосредственных боевых целей, а в 1903 г. Писатель Г.Уэллс предсказал и живо описал странные боевые машины, похожие на танки.
В 1912 г. австралиец Моле предложил военному министерству проект ползучей боевой гусеничной машины. Благодаря применению штырей на концах и гибких гусеничных цепей для езды по кривой эта машина, по-видимому, имела преимущества перед танками. Однако, это сенсационное предложение было скоро забыто, и проект Моле не оказал никакого влияния на действительное изобретение танка; военное министерство не принимало в нем никакого участия, а предложение Моле вообще не было известно до конца войны.
Известна также история с водопроводчиком из Ноттингама, представившим военному министерству за несколько лет перед мировой войной проект вездеходной машины. Этот водопроводчик получил несколько обычных в таких случаях писем, но о дальнейшем ничего не слышал. Через несколько лет по окончании войны проект был обнаружен в одном из пыльных шкафов с резолюцией: «Этот человек болен».

Файл:Caterpillar experiment 21 Fevrier 1916.jpg

Немцы также могут претендовать на изобретение танка, так как в 1913 г. некий Гебель сконструировал бронированный сухопутный крейсер, страшный своими ощетинившимися пушками. Этот крейсер переходил в Познани через треугольные препятствия высотой 90 фут. (около 27 м). В 1914 г. он сделал попытку повторить показ своей машины перед широкой публикой на стадионе в Берлине, но во время преодоления короткого подъема в 30° машина остановилась, и никакие усилия изобретателя не могли заставить ее вновь начать движение. Долгое ожидание надоело публике, она стала протестовать и требовать обратно входную плату; в несчастного изобретателя полетели даже камни, и он больше не осмелился показывать свое изобретение публично.
Задолго до первой мировой войны в русское военное министерство поступил проект необычайной боевой машины, разработанный сыном знаменитого русского химика — Василием Дмитриевичем Менделеевым.
Проект боевой машины Менделеева—это талантливый проект сверхтяжелого танка, конструкция которого на десятилетие опередила все развитие танковой техники. Многие элементы машины Менделеева в наши дни выглядят современными.
Менделеев спроектировал танк весом в 170 тонн» обслуживаемый командой в 8 человек. Он представлял собой огромную бронированную коробку, со скрытыми внутри гусеницами, необходимыми для передвижения, двигателем и боекомплектом.
Во время передвижения гусеницы с помощью сжатого воздуха должны были приподнимать бронированный корпус над землей и обеспечивать движение танка со скоростью до 24 км в час.
Кроме пушки, Менделеев предполагал вооружить танк пулеметом, установленным в специальной выдвижной бронебашне, допускавшей круговой обстрел.

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 4)

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 5)

Все эти предварительные попытки не дали никаких результатов, потому что им недоставало страшного импульса войны, но мировая война сделала изобретение танка неизбежным.
В октябре 1914 г. полк. Свинтон — человек с большим кругозором и фантазией, работавший в качестве военного корреспондента в британской экспедиционной армии, — пришел как «очевидец» к сознанию необходимости бронированной машины, которая была бы в состоянии прокладывать себе дорогу через проволочные заграждения, переходить через окопы и разрушать или раздавливать пулеметные гнезда.

Один из его друзей написал ему об американском тракторе Холт, который мог карабкаться на крутые склоны.
Свинтону пришла мысль использовать эту машину, и 20 октября 1914 г. он послал в военное министерство проект гусеничных истребителей пулеметов. Они должны были быть тяжело забронированы, вооружены пушками, пулеметами, иметь способность переходить через окопы и разрушать проволочные заграждения.

Так родилась идея танка. Его история (пока эта идея оформлялась и стала спустя 15 месяцев реальным танком) является историей долгой борьбы с бюрократизмом.Для разработки нового шасси пришлось обратиться к фирме W.Foster & Co. (Линькольншир), которая занималась в те годы сборкой тракторов Hornsby. Эти машины были уникальны тем, что по сути они представляли собой паровозы на гусеничном движителе и использовались в качестве тягачей для “сухопутных поездов”. Помимо этого, фирма производила колёсные тягачи для полевой артиллерии.

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 6)

Испытания прототипа начались 10 сентября 1915 года и завершились не слишком удачно. Общая длина машины составила 8 метров, масса – 14 тонн. Танк обладал невысокой проходимостью, а ходовая часть оказалась мало приспособленной для повышенных нагрузок. Тем не менее, максимальная скорость Lincoln Machine No.1 составила 5,5 кмч, что было несколько выше требуемого показателя.

Длины тракторного шасси не хватало для преодоления окопов и воронок, потому его скрестили с колёсной парой, прикрепив её к корпусу сзади.

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 7)

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 8)

Два инженера — Триттон и лейтенант Вильсон, — работая днем и ночью, закончили проект «Маленького Вилли». Полк. Свинтон, осмотрев в Линкольне модель его в натуральную величину, так описал ее в своем письме генеральному штабу:
«Моряки изготовили первый экземпляр гусеничной машины, которая способна переходить через канавы шириной 135 см и вращаться вокруг своей оси, подобно собаке, у которой на спине сидит блоха».

«Нейтральные» США стали за время войны настоящим арсеналом для стран Антанты, и «техники» знали о потребностях, вызванных мировой войной, едва ли не лучше военных наблюдателей. К тому же США обладали развитым машиностроением, потенциал которого еще более возрос за счет заграничных заказов. Так что разработки вездеходных боевых машин велись независимо от мнения военного руководства.

Одной из наиболее совершенных, в техническом плане, американских разработок в области гусеничных боевых машин можно считать бензоэлектрический танк Холта.

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 9)

Танк имел отделение для пехоты и отдельную дверь для её высадки.

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 10)

Непосредственно сам трактор представлял собой широко известный Holt 75 образца 1909 года, выпускавшийся фирмой C.L.Best по лицензии. Трактор оказался настолько удачным, что его широко использовали в американской и британской армии вплоть до 1919 года включительно, а во время Гражданской войны Holt 75 поставлялся российским “белым” армиям. Последние образцы этих машин, правда уже не армейские, были списаны лишь в 1945 году!

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 11)

Судьба этого танка, названного Best 75 Tracklayer, осталась достаточно туманной. Ясно было только одно — американская армия после осмотра прототипа из неброневой стали пришли к выводу, что подобный монстр им абсолютно не нужен.

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 12)

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 13)

Следующими опять-таки стали американцы из фирмы Holt, разработавшие в конце 1916 года свой проект колесного танка. Работы проводились при непосредственном участии Army Corps of Engineers и при содействии Stanley Steamer. Танк получил массивный корпус, в носовой части которого решили разместить два 2-цилиндровых паровых двигателя системы Double мощностью по 75 л.с. Каждый из двигателей имел индивидуальный привод на одно колесо диаметром 2,4 метра, целиком выполненными из стали, и устанавливался вертикально. Поскольку оба колеса были неуправляемыми для поворота танка было предусмотрено третье колесо “барабанного” типа, крепившееся на поворотном кронштейне в кормовой части корпуса.

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 14)

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 15)

Постройка первого опытного образца задержалась и была завершена только зимой 1918 года. Танк отправили на полигон в Абердине, где военные приступили к испытаниям танка, которые… закончились едва успев начаться. Американскую машину постигла та же участь, что и колесный танк Лебеденко – едва сдвинувшись с места Steam Wheeled Tank проехал около 50 футов (15 метров) и прочно увяз в грунте. Было очевидно, что мощности паровых двигателей явно не хватает для того, чтобы танк выбрался из этой “западни”. Присутствовавшие при этом представители от армии были сильно расстроены этим фактом и отказались от дальнейших работ по Steam Wheeled Tank.

Ещё одно чудо американской техники.

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 16)

Увы, в годы Первой мировой войны наша страна не входила в элитный клуб великих танковых держав. Тот факт, что и Германия, наш главный противник, тоже не была членом этого клуба — слабое утешение (немцы за всю войну произвели 21 (двадцать один) серийный танк собственной постройки).

Но было произведено несколько опытных экземпляров разлиной конструкции. В самом начале войны, в августе 1914 года, мастер Русско-Балтийского машиностроительного завода в Риге Пороховщиков обратился в ставку Верховного главнокомандования русской армии с предложением оригинального проекта быстроходной боевой гусеничной машины для движения по бездорожью. Тогда же он обратился в Особый комитет по усилению флота, обещая создать вездеходную бронемашину на гусеничном ходу. Никаких существенных документов Пороховщиков тогда не предоставил и лишь 9 января 1915 года после долгих проволочек на приёме у начальника снабжений Северо-Западного фронта генерала Данилова у изобретателя уже имелись готовые чертежи и смета постройки боевой машины, называемой «Вездеход».

Файл:Vezdekhod.jpg

По всей видимости, предварительные расчеты Пороховщикова пришлись по душе высшему военному руководству: кроме высокой проходимости Пороховщиков обещал и плавучесть машины. Проект одобрили — разрешение на постройку «Вездехода» было получено 13 января 1915 г., было ассигновано 9660 рублей 72 копейки, а проектные данные были оговорены в особом докладе № 8101. Наблюдение за постройкой машины вёл начальник Рижского отдела по квартирному довольствию войск военный инженер-полковник Поклевский-Козелло. 1 февраля в Рижских авторемонтных мастерских завода «Руссо-Балт», что были при казармах Нижегородского пехотного полка, 25 солдат-мастеровых и столько же наемных квалифицированных рабочих приступили к изготовлению опытного образца первого в мире танка, разработанного известным летчиком и конструктором Александром Александровичем Пороховщиковым (на фото стоит слева).

Файл:Vezdekhod diagram.jpg

18 мая 1915 года Пороховщиков испытал свою машину в пробеге по хорошей дороге на гусенице, переход на колеса при этом не производился. При испытании её скорость достигала 25 км/час (такой скоростью не обладали ни английские, ни французские первые танки). После небольших доработок решили провести официальную демонстрацию «Вездехода», которая состоялась 20 июля 1915 г. Вопреки расчетам Пороховщикова возможности его машины были очень далеки от боевых. Хуже того, механизм поворота на ходу оказался крайне ненадежным и при испытаниях, в ряде случаев, водителю приходилось пользоваться шестом. Конструкция ходовой части была признана несовершенной, так как гусеница нередко соскакивала с барабанов. Уже в процессе испытаний Пороховщиков попытался устранить этот недостаток, сделав по три кольцевых направляющих желоба, а на внутренней поверхности гусеницы — соответственно три центрирующих выступа.

Позже Пороховщиков усовершенствовал свою машину, сделав ее колёсно-гусеничной: по дорогам машина двигалась на колесах и заднем барабане гусеницы, когда на ее пути встречалось препятствие — «вездеход» ложился на гусеницу и «переползал» через него. Это опережало танкостроение того времени на несколько лет. Пороховщиков сделал корпус танка водонепроницаемым, вследствие чего он мог легко преодолевать водные преграды.

Тогда же (весной 1915 года) Пороховщиков предложил броню собственной разработки: «Броня представляет собою комбинацию из упругих и жестких слоев металла и особых вязких и упругих прокладок». Котельное железо отжигалось «по способу, составляющему секрет изобретателя», а в качестве прокладки «после громадного числа опытов» он выбрал сушеную и прессованную морскую траву. Особо подчеркивал автор дешевизну «железной брони», возможность гнуть и варить ее.

В 1916 году провел в Петрограде испытания — 29 декабря 1916 года достиг скорости 40 верст/час, что было исключительно высоким показателем.

Самой интересной разработкой Пороховщикова были форма корпуса и конструкция брони: ее сделали многослойной. Тем не менее, зимой 1916 г. военные прекратили финансирование работ. А танки с разнесенным многослойным бронированием появились лишь в начале 70-х годов XX века… Также существует версия того, что чертежи Пороховщикова были использованы британскими инженерами для своих разработок.

Но, зато никто не будет оспаривать тот факт, что именно в России в годы Первой мировой создан самый большой в мире танк – 17 метров в длину, 9 метров в высоту, 60 тонн веса!

Идея постройки такой необычной машины возникла у капитана российской армии Николая Николаевича Лебеденко во время службы на Кавказе, еще до войны. Он по достоинству оценил арбу – транспортное средство местных жителей. Дорог в привычном понимании этого слова на Кавказе тогда не было, но арба – тележка с двумя колесами с высокими ободами легко преодолевала все кочки и ухабы на том, что считалось там дорогами.

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 17)

Сухопутные монстры . Детство. (Фото 18)

27 августа 1915 года под Дмитровом состоялись первые ходовые испытания гигантского танка. Первые и последние. Машина прошла десяток метров по гати, но мгновенно застряла на мягком грунте – задняя направляющая тележка застряла в канаве.Большие колёса оказывались неспособны вытащить его, даже несмотря на применение мощнейшей двигательной установки, состоявшей из двух трофейных моторов «Майбах» по 250 л. с. каждый, снятых со сбитого немецкого дирижабля.

Первый серийный танк был уже советским. И традиционно цельнотянутым.

Файл:M.JPG

Русский «Рено» (также «Рено-русский»«Танк М»«Танк КС» (Красное Сормово); в ряде источников именуется «Танк „Борец за свободу тов. Ленин“», по имени собственному первого танка серии) — первый советский танк и первый русский танк, запущенный в серийное производство. Классификационно относился к лёгким танкамнепосредственной поддержки пехоты. Представлял собой почти полную копию французского лёгкого танка «Рено» FT-17. Выпускался в 1920—1921 годах на Сормовском заводе (Нижний Новгород) малой серией в 15 машин. Несмотря на официальное принятие на вооружение Красной Армии в 1920 году, в каких-либо боевых действиях «Рено-русские» участия не принимали. На вооружении состояли до 1930 года. Интересно также, что его пулеметное вооружение  было изготовлено на базе универсального автомата Федорова.

Первый танк

Источники:

Текст:

http://steampunker.ru/blog/answers/6145.html

Педивикия.

Иллюстрации:

shushpanzer-ru.livejournal.com/
books.google.ru/books
www.opoccuu.com/
armor.kiev.ua/
militera.lib.ru/
all-tanks.ru/
tri3-tankista.narod.ru
propagandahistory.ru/
statehistory.ru/

kryaker.dwg.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.