Объект 225

КВ-5 (объект 225) — проект советского трёхбашенного сверхтяжёлого танка прорыва периода Великой Отечественной войны.

Проектные разработки осуществлялись специалистами конструкторского бюро Ж. Я. Котина. Работы над тяжелыми танками КВ-5 и КВ-220 велись на Ленинградском Кировском заводе. Танк имел максимальную для того времени толщину брони. Для танка КВ-5 был изготовлен технический проект, и началось изготовление ряда узлов и агрегатов. С началом войны в проект пришлось внести целый ряд изменений. Так, пришлось отказаться от идеи изготовления штампованной башни — она была заменена на сварную, а ввиду отсутствия подходящего дизеля мощностью 1200 лошадиных сил (он находился в стадии разработки) КВ-5 перепроектировали под установку двух обычных двигателей В-2, размещённых параллельно.

Однако, в связи с приближением немцев к Ленинграду, работы над КВ-5 были прекращены в первой половине августа 1941 года.

Постановка технического задания


На основании постановления правительства в апреле 1941 года был издан приказ Народного комиссара танковой промышленности по вопросу усиления брони путем установки экранов на КВ-1 и КВ-2, о вооружении и усилении бронирования танка КВ-3 и проектировании танков КВ-4 и КВ-5. Проектирование и изготовление КВ-5 определялось к 1 сентября 1941 года. Лоб и башня планировались толщиной брони 170 миллиметров, борта — 150 миллиметров. Вооружение танка — 107-миллиметровое орудие. Двигатель — 1200 лошадиных сил. Ширина машины не должна была превышать 4,2 метра. К 1 августа 1941 года заводу поручалось предъявить макет и технический проект КВ-5 на утверждение в Народный Комиссариат обороны. Ижорскому заводу вменялось в обязанность к 10 октября 1941 года изготовить его корпус и башню. Главному конструктору Ленинградского Кировского Завода по моторостроению ставилась задача спроектировать дизель 1200 лошадиных сил на базе моторов М-40 и М-50. Аналогичное задание получил и Харьковский завод. Тем же постановлением главному конструктору Горьковского артиллерийского завода предписывалось спроектировать и изготовить пушку ЗИС-6 калибра 107 миллиметров, с начальной скоростью снаряда 800 метров в секунду и унитарным патроном массой 18,8 килограмма. Ворошиловградскому тепловозостроительному заводу предписывалось выдать техническое задание, согласованное с Народным комиссариатом обороны, на проектирование пародизельной установки для КВ-4 и КВ-5. По предварительным расчётам масса танка равнялась 100 тоннам, по сведениям Виктора Суворова — 150 тонн.


Проектирование и создание

Для проектирования КВ-5 была образована бригада конструкторов в составе: К. И. Кузьмин (корпус), Л. Е. Сычев (башня и установка вооружения), Н. Т. Федорчук (ходовая часть). Старшим инженером КВ-5 был назначен Н. В. Цейц, один из старейших работников СКБ-2, на основе эскизного проекта которого и разрабатывался танк. При разработке КВ-5 были учтены все замечания, которые поднимались при обсуждении проекта КВ-4. Сохранив общую компоновку КВ-4, проект переделали так, чтобы использовать максимум элементов от КВ-1. В ходе проектирования получился мощный танк весьма необычной внешности. Для экономии массы корпус КВ-5 попытались сделать максимально низким — высотой 920 мм. Это привело к тому, что стрелок-радист и механик-водитель получили выступающие вверх башенки. В ромбовидной башне на погоне 1840 мм и под ней находилось довольно просторное боевое отделение танка, в котором находились командир, наводчик и двое заряжающих. Механизм досылания выстрела на тот момент разработан не был. Башню сделали высокой, для размещения экипажа и 107-мм пушки с бронебойными и осколочно-фугасными выстрелами, а также для того чтобы по ширине танк умещался на железнодорожной платформе, так как это было одним из обязательных условий технического задания. Поскольку дизель М-40 для КВ-5 сделан не был, в июле 1941 года танк был перепроектирован под параллельную установку двух дизелей В-2СН. Из-за невозможности изготовления штампованной башни с толстыми стенками в разработку была принята сварная. К августу проект КВ-5 был завершён, но из-за тяжёлой обстановки под Ленинградом изготовление опытного образца было отменено, а все силы конструкторов брошены на совершенствование конструкции танка КВ-1.


Согласно американскому исследователю советского танкостроения Стивену Дж. Залоге, КВ-5 проектировался с лобовой бронёй 170—180 миллиметров и боковой бронёй 150 миллиметров, а также восемью катками с каждой стороны. Ряд конструкторов ленинградского СКБ-2 предложили свои чертежи, включая традиционную башенную компоновку (Н. Ф. Шашмурина), компоновку силовой установки в центре, за спиной механика-водителя (М. И. Креславского).

Компоновка

Главной конструктивной особенностью КВ-5, отличавшей его от остальных КВ, и, при этом, роднившей с КВ-2, была большая и высокая башня ромбовидной формы. Такая башня позволяла решить сразу несколько компоновочных проблем. Во-первых, казённик пушки при любых углах возвышения оставался в башне, во-вторых, командир танка и наводчик также умещались в башне и не были зажаты между казёнником и погоном. Всё это давало возможность обойтись сравнительно небольшим башенным погоном (у КВ-5 — 1840 миллиметров), который принимал на себя лишь нагрузку от выстрела. Кроме того, решение позволило разместить в большой башне КВ-2 152-мм гаубицу, при этом диаметр погона оставался как у КВ-1. Высота танка при этом возрастала, но её можно было уменьшить за счёт высоты корпуса в районе боевого отделения, до размера, обеспечивающего только крепление элементов подвески.


Поэтому корпус КВ-5 в районе боевого отделения и отделения управления имел высоту всего 920 миллиметров и повышался до 1300 миллиметров в районе моторно-трансмиссионного отделения. Высоты 920 миллиметров не хватало для размещения механика-водителя и стрелка-радиста. Данная проблема решалась установленным над головой механика-водителя бронированным откидным колпаком со смотровыми щелями, обеспечивавшими обзор лучший, чем на обычном КВ. Толщина брони колпака была как у лобового листа башни — 180 миллиметров. На марше колпак приподнимался — так же, как на прототипах Т-35.

Стрелок-радист имел в своем распоряжении башенку с пулемётом Дегтярёва, установленную на постаменте так, что огонь можно было вести поверх колпака механика-водителя. Конструкция обеспечивала возможность стрельбы по воздушным целям. Вторая подобная башенка находилась на крыше основной башни. Установленный в ней пулемёт обслуживался заряжающим.

В боевом отделении корпуса размещалась укладка с частью боекомплекта 107-миллиметровой пушки. Основной боекомплект укладывался в нишу башни.

Командир танка располагался справа от пушки. В его распоряжении находилась полноценная командирская башенка с пятью смотровыми приборами и небольшим перископом, который позволял вести наблюдение поверх пулемётной башенки. Слева от пушки находился наводчик, а в кормовой части башни — двое заряжающих, наличие которых в составе экипажа, учитывая массу 107-мм унитарных выстрелов, было отнюдь не лишним, тем более, что в перспективе часть танков могла вооружаться 152-мм гаубицей-пушкой.


моторно-трансмиссионном отделении параллельно устанавливались два дизеля В-2К мощностью по 600 лошадиных сил каждый. Переход на двухдвигательную схему был вынужденной мерой, так как с началом войны довести более мощные варианты В-2 с турбонаддувом не представлялось возможным. Не было и возможности получить в приемлемых количествах авиадизели М-30 или М-40. Двигатели соединялись с коробкой передач и бортовыми фрикционами с помощью промежуточного редуктора.

Корпус КВ-5, в отличие от других КВ, не имел гнутых деталей (за исключением кормового нижнего листа). Бронелисты соединялись друг с другом гужонами и электросваркой. Толщина бортов и кормы корпуса достигала 150 миллиметров, крыши и днища — 40 миллиметров.

При изготовлении штампованной башни КВ-3 возникло множество проблем, и для КВ-5 башню решили изготовить из катаной брони. Лобовой 180-миллиметровый лист крепился к башне гужонами, а все остальные листы соединялись между собой шпоночным соединением «двойной ласточкин хвост». Такое соединение не применялось в отечественном танкостроении ни до, ни после. Зато так собирался главный броневой пояс линкоров типа «Советский Союз», было трудоёмким, заставило установить бортовые листы башни вертикально, но обеспечило почти монолитную её прочность.


Общая оценка проекта

Отрицательная

В статье вышедшей в журнале «Молодая гвардия» в издательстве ЦК ВЛКСМ к 50-летию начала Великой Отечественной войны общим тиражом 425 тыс. экземпляров, специалистом отечественного танкостроения Сергеем Птичкиным (ранее — специальный корреспондент журнала Советский воин, ныне — обозреватель «Российской газеты»), критикуется вся серия танков КВ. В частности, Птичкин критикует КВ-4 и КВ-5 из-за сложившейся, по его мнению, абсурдной, не поддающейся логике ситуации:

Положительная

Тем не менее, по мнению ряда исследователей, в частности авторов интернет-энциклопедии авиации и бронетанковой техники, проект КВ-5 имел много неоспоримых преимуществ перед немецкими танками всех типов, включая также трофейные французские танки типа B-1bis и Somua S-35. 107-миллиметровая пушка ЗиС-6 свободно пробивала броню любого из них на дистанциях до полутора тысяч метров, в то время как сам КВ-5 оставался уязвимым только для артиллерии крупного калибра. Впрочем, недостатков у советского танка тоже было достаточно. Самым существенным его недостатком была огромная масса, которая не позволяла танку проезжать по большинству имевшихся тогда мостов, а в рыхлом грунте или в заболоченной местности КВ-5 мог вообще потерять подвижность. Кроме того, высота танка делала его хорошей мишенью на поле боя. Возможно, КВ-5 был бы хорош в обороне — действуя из засад или укрытий он мог бы принести больше пользы, чем в прямом столкновении с противником.

Фотографии и рисунки


wiki.wargaming.net

Дезинформация как стимул развития

11 марта 1941 года Разведуправление Генерального штаба РККА представило «наверх» специальное сообщение №316 «О тяжёлых танках Вермахта», в котором сообщалось: «По сведениям, требующим дополнительной проверки, немцы начинают строить три образца тяжёлых танков:

Марка танка

Вес

Вооружение

Броня

Тип V

36 тонн

1 – 75-мм пушка и 2 пулемёта

до 60 мм

Тип VI

45 тонн

1 – 75-мм пушка, 1 – 20-мм пушка и 3 пулемёта

до 70 мм

Тип VII

90 тонн

1 – 105-мм пушка, 1 – 20-мм пушка и 4 пулемёта


Кроме того, на заводах «Рено» производится ремонт 72-тонных французских танков, участвовавших в войне на Западе (реальный вес танка Char B1bis, переименованного немцами в Pz. Kpfw. B2 740(f), составлял 32 тонны. Устаревший же танк Char 2C весом 75 тонн в распоряжении Вермахта оказался только один – прим. автора). По сведениям, поступившим в марте мес. с. г. и требующим проверки, на заводах «Шкода» и «Крупа» ставится производство 60 и 80 т танков» (Источник – «Россия. XX век. Документы», В.П. Наумов, А.Н. Яковлев (в 2-х книгах), книга 1-я).

Значительно позже выяснилось, что советские разведчики получили дезинформацию, которая, скорее всего, была подброшена Абвером. На самом деле весной 1941 года танковые конструкторы компании «Хеншель и сын» только заканчивали сборку прототипа своего 65-тонного танка VK6501(Н), а разработанные в 1938 году той же компанией прототипы тяжёлых DW I и DW II едва дотягивали по весу до тридцати тонн. VK3001(Н) Хеншеля и VK3001(Р) фирмы Порше также находились в этой весовой категории. Самой мощной пушкой, которую планировали устанавливать на свои танки немецкие конструкторы, было 88-мм орудие KwK 36 L/56 с длиной ствола 56 калибров и баллистикой зенитного орудия (позже её устанавливали на танки «Тигр»). И то, прототип VK3001(Р), вооружённый этим орудием, изготовили только в октябре 1941 года. Таким образом, ни о каких танках весом 90 тонн со 105-мм пушками весной 1941 года в Третьем Рейхе речи не велось.


Тем не менее, у руководства СССР полученная информация вызвала немалую озабоченность. Производившиеся на Ленинградском Кировском заводе (далее – ЛКЗ) тяжёлые танки КВ-1 и КВ-2 явно проигрывали по забронированности мифическим немецким 90-тонным монстрам, а КВ-1 со своей 76,2-мм пушкой Ф-32 – ещё и по вооружению.

Советскому супертяжу – быть

6 апреля 1941 года в кабинете у А.А. Жданова, исполнявшего обязанности заместителя председателя Совнаркома (далее – СНК) по вооружениям (вице-премьер-министра в сталинском правительстве) началось совещание с участием руководства ЛКЗ, Ижорского завода (поставлявшего бронекорпуса тяжёлых танков) и Горьковского завода №92 (производившего танковые пушки). После двух дней споров и прений 7 апреля 1941 года было принято постановление СНК №827-345, согласно которому ЛКЗ обязывали разработать новые тяжёлые танки КВ-3 (лобовая броня – 115-120 мм), КВ-4 (лобовая броня – 140-150 мм) и КВ-5 (лобовая броня – 170 мм). Непосредственно для КВ-5 документом устанавливались следующие требования:

…О танке КВ-5.

Директору Кировского завода т. Зальцману:

1. Спроектировать и изготовить к 10 ноября 1941 г. танк КВ-5. Разработку конструкции корпуса танка и штампованной башни произвести совместно с конструкторами Ижорского завода исходя из следующих основных характеристик КВ-5:


а) броня лобовая 170 мм, борт 150 мм, башня 170 мм;

б) вооружение 107-мм пушка ЗИС-6;

в) двигатель дизель мощностью 1200 л. с.;

г) ширина не более 4200 мм.

Предусмотреть при конструировании возможность транспортировки по железной дороге при всех условиях движения…

КБ ЛКЗ должно было уже к 15 июля 1941 года изготовить и подать на Ижорский завод чертежи на корпус и башню КВ-5, а к 1 августа того же года – предъявить на утверждение в Народный комиссариат обороны СССР и Главное авто-бронетанковое управление Красной Армии макет и технический проект КВ-5.

Ижорский завод обязали изготовить и поставить на Кировский завод корпус и башню КВ-5 к 1 октября 1941 года.

Горьковский завод №92, главным конструктором которого в то время был создатель прославленных артиллерийских систем ЗиС-2 и ЗиС-3 В.Г. Грабин, обязали сконструировать и запустить в серийное производство 107-мм танковую пушку, которой планировалось вооружить все три новые модели танков:

…Артиллерийское вооружение танков КВ-3, КВ-4, КВ-5.

1. Директору завода № 92 т. Елян и главному конструктору т. Грабину поручено разработать 107-мм танковую пушку с начальной скоростью снаряда 800 м/с под унитарный патрон с бронебойным снарядом весом 18,8 кг и по разработанному проекту изготовить, испытать и сдать к 1 июня 1941 г. опытный образец этой пушки для испытания в танке КВ-2.

Грабин, активно внедрявший на своём предприятии принцип максимальной унификации всех создаваемых «изделий», взял обязательство разработать и наладить поточное изготовление новых пушек в течение сорока пяти дней, что является потрясающе коротким сроком даже для современной промышленности (данное обязательство было зафиксировано в постановлении). Графики изготовления прототипов КВ-3, КВ-4 и КВ-5 (а для первой модели – и серийного выпуска) были составлены в полном соответствии с графиками поставок горьковчанами 107-мм пушек.

Главному конструктору ЛКЗ по моторостроению А.Д. Чаромскому ставилась задача спроектировать дизель мощностью 1200 л. с. на базе авиационных поршневых 12-цилиндровых V-образных дизельных двигателей водяного охлаждения М-40, устанавливавшихся на серийные самолеты ТБ-7 (Пе-8). Аналогичное задание получил Харьковский завод №75, где создали первый в Европе танковый дизель В-2, а также Ворошиловградский тепловозостроительный завод.

Тернии конструктора Цейца

На Кировском заводе танку КВ-5 присвоили производственный индекс «Объект 225», и работы над ним велись в специальном танковом конструкторском бюро СКБ-2. Генеральный конструктор СКБ-2 Ж.Я. Котин ведущим инженером проекта назначил одного из самых опытных своих подчинённых – человека сложной судьбы Николая Валентиновича Цейца, чей эскизный проект больше других соответствовал представлениям руководства ЛКЗ о новом танке. Ряд других конструкторов СКБ-2 также предложили свои чертежи (включая традиционную башенную компоновку (Н.Ф. Шашмурина) и компоновку силовой установки в центре, за спиной механика-водителя (М. И. Креславского), но предпочтение отдали проекту Цейца.

Цейц окончил один из элитных инженерных ВУЗов страны – МВТУ имени Баумана и с самого начала создания КБ Орудийно-арсенального треста, занимавшегося проектированием новых моделей бронетехники (с которого, собственно, и началось танкостроение в СССР) работал в нём. В конце 20-х годов его отправили в Казань для сотрудничества с немецкими инженерами в рамках проведения испытаний экспериментальных моделей немецких танков, проводившихся на полигоне совместной советско-немецкой танковой школы КАМА.

Однако общение с иностранными коллегами ничем хорошим для советского инженера не закончилось. 2 октября 1930 года его арестовали по обвинению в контрреволюционной деятельности, а в апреле 1931 года он был приговорён к десяти годам исправительно-трудовых лагерей, которые ему заменили работой в КБ технического отдела экономического управления ОГПУ (легендарные «шарашки» появились в СССР задолго до Л.П. Берии). Здесь Цейц работал над проектом тяжёлого 70-тонного танка.

Через год, 22 апреля 1932 года, Николая Валентиновича освободили досрочно, и он уже в качестве вольнонаёмного работника приступил к усовершенствованию конструкции недавно созданного и запускаемого в серию танка Т-35.

В 1934 году Цейца направили работать на ленинградский завод опытного машиностроения №185, где он возглавил работы по созданию экспериментальной трёхбашенной машины Т-29 и усовершенствованной версии нового на тот момент трёхбашенного танка Т-28, который она должна была заменить.

Николай Валентинович тесно сотрудничал с Кировским заводом, так как прототипы Т-29 собирались на его производственной базе, и в 1937 году ему предложили перейти в СКБ-2. Однако этот переход оказался несвоевременным, так как завод накрыла волна арестов руководящего и конструкторского персонала. Попал в эту волну и Цейц – в 1938 году он был отстранён от работы над новым танком прорыва СМК и арестован. Однако, как ценного научного специалиста, его вернули к работе, оставив при этом под арестом.

Именно такой человек возглавил работы над проектом самого тяжёлого в истории СССР танка. Помимо этого, группа Цейца создала собственный вариант эскизного проекта тяжёлого танка КВ-4, характеристики которого оговаривались тем же постановлением СНК, что и для КВ-5. Котин объявил среди конструкторов СКБ-2 конкурс проектов, и в результате ему было предоставлено около двух десятков эскизных предложений. В результате, ни один из вариантов КВ-4 не рассматривался в качестве прототипа для изготовления опытного образца, и в июне работы по этому танку были прекращены в пользу КВ-5, в эскизном проекте которого, выполненном лично Цейцем, использовались некоторые решения, найденные им для КВ-4.

Последний довоенный проект ЛКЗ

Работы над танком КВ-5 начались в июне 1941 года. Для проектирования машины была образована бригада конструкторов в составе: К.И. Кузьмина (корпус), Л.Е. Сычева (башня и установка вооружения), Н.Т. Федорчука (ходовая часть).

Корпус КВ-5, в отличие от других KB, не имел гнутых деталей (за исключением кормового нижнего листа), и бронелисты соединялись друг с другом гужонами и электросваркой. Толщина лобовых деталей корпуса и башни достигала 180 мм. Толщина бортов и кормы корпуса – 150 мм, крыши и днища – 40 мм.

В процессе работы проявилась масса технических проблем, для решения которых приходилось подыскивать приемлемые решения. По предварительным расчётам, масса танка достигала 100 тонн. Так как авиационные дизели М-30 или М-40 мощностью 1250-1500 л.с. сочли непригодными для использования в КВ-5, а приемлемой замены им советские конструкторы на тот момент не создали, было принято решение использовать в качестве силовой установки танка два параллельно установленных дизельных двигателя В-2. Они соединялись с коробкой передач и бортовыми фрикционами с помощью промежуточного редуктора. С учётом того, что и фрикционы, и коробка передач полностью повторяли конструкции агрегатов, которые использовались на серийных КВ, у КВ-5 в случае его реализации в металле, неизбежно появились бы те же проблемы с ходовой частью, какими страдали КВ-1 и КВ-2.

Основная задержка с серийным производством танка КВ-3 возникла из-за башни, которую планировалось производить методом штамповки из цельного листа брони, но наладить процесс никак не удавалось. Таким же образом первоначально конструкторы Цейца хотели изготавливать башню и для КВ-5, но потом отказались от этой затеи и предложили делать её сварной из катанной листовой брони.

Компоновка КВ-5 предлагалась классическая – с последовательно расположенными отделением управления, боевым отделением и размещавшимся в кормовой части моторно-трансмиссионным отделением (далее – МТО). В конструкции нового танка проектировщики старались максимально использовать элементы серийной машины КВ-1, чтобы минимизировать его себестоимость и упростить ремонт и снабжение запчастями в боевых условиях. Для экономии массы и уменьшения поражаемого силуэта корпус КВ-5 попытались сделать максимально низким – высотой 920 мм. Однако возникла проблема с размещением механика-водителя и стрелка-радиста. Для них конструкторы спроектировали две небольшие башенки, выступавшие из крыши корпуса над отделением управления.

Башенка, установленная над головой механика-водителя с левой стороны танка, больше походила на бронированный откидной колпак со смотровыми щелями, обеспечивавший лучший обзор, чем на обычном танке КВ. Толщина брони колпака была такой же, как и у лобовых бронедеталей машины – 170 мм. На марше механик-водитель мог открывать колпак в сторону для удобства наблюдения за дорогой.

В распоряжение стрелка-радиста предоставлялась башенка с установленным в ней пулемётом ДТ, причём её высота позволяла вести огонь поверх бронеколпака-башенки механика-водителя. За счёт особенности конструкции пулемёт также получил большой сектор обстрела по вертикали, что позволяло вести огонь и по воздушным целям.

В ромбовидной высокой башне КВ-5 и под ней разместили просторное боевое отделение, предназначавшееся для командира, наводчика и двух заряжающих. Увеличенная высота башни была вызвана требованием заказчиков предусмотреть возможность ведения навесного гаубичного огня. Чтобы предупредить утыкание казённика танковой пушки в днище, её пришлось значительно приподнять над корпусом. Для облегчения заряжания пушки погон башни увеличили до 1840 мм, что было на 300 мм больше, чем у КВ-1. В стремлении уменьшить общий силуэт танка его корпус сделали высотой всего 920 мм, однако в части МТО высота корпуса увеличивалась до 1300 мм.

Над местом заряжающего в задней части башни (с левой стороны в крыше) сконструировали пулемётную башенку под пулемёт ДТ, идентичную башенке стрелка-радиста, но значительно более низкую. Командира танка расположили справа от пушки, а над его местом спроектировали командирскую башенку с пятью смотровыми призменными приборами и перископом, который позволял вести наблюдение поверх пулемётной башенки. Наводчик располагался слева от орудия, его место снабдили призменным прибором наблюдения, оптическим и панорамным прицелами.

Основную часть боекомплекта 107-мм пушки планировали разместить в кормовой нише башни, а остальные снаряды должны были храниться в укладках боевого отделения внутри корпуса танка.

Ходовая часть танка была почти полностью идентична танку КВ (из-за увеличения длины корпуса в конструкцию добавили два опорных катка и один поддерживающий ролик, доведя их общее количество соответственно до восьми и четырёх на один борт). Подвеска использовалась индивидуальная торсионная.

Пушка для нерождённых монстров

КБ Грабина и Горьковский завод №92 своё обязательство по скоростному конструированию 107-мм танкового орудия перевыполнили. Не через 45, а уже через 38 дней новая пушка ЗиС-6 была готова к полигонным испытаниям. Она использовала серийный унитарный 107-мм снаряд, выпускавшийся в СССР для 107-мм дивизионной пушки M-60 образца 1940 года (конструкторы только предлагали несколько усилить мощность порохового заряда патрона). Механический досылатель заряжания горьковские конструкторы позаимствовали у собственной экспериментальной разработки – 107-мм танковой пушки Ф-42, созданной в КБ Грабина в 1940 году в инициативном порядке параллельно с 76-мм Ф-32 (устанавливалась в КВ-1), Ф-34 (Т-34) и 85-мм пушкой Ф-39.

Ствол ЗиС-6 проходил испытания уже в апреле 1941 года на лафете 152-мм гаубицы МЛ-20. В мае первый экземпляр пушки был изготовлен и установлен на танк КВ-2. Он проходил испытания до середины июня 1941 года, после чего, на том же танке, отправился на Артиллерийский научно-исследовательский опытный полигон (до революции 1917 года – Охтинское опытное поле, в наше время – Гороховецкий артиллерийский полигон под Санкт-Петербургом). На испытаниях пушка показала себя мощным и надёжным орудием – при массе снаряда в 16,6 кг и скорости 800 м/с мощность ЗиС-6 оказалась в 4,4 раза выше, чем мощность пушки Ф-32 (штатного вооружения серийных КВ-1). Это говорило о том, что пушка ЗиС-6 могла поразить практически любой современный ей серийный танк на расстоянии, превышающем километр. При этом за счёт использования унитарных снарядов её скорострельность была значительно выше, чем у 152-мм гаубицы, установленной в башне КВ-2.

Пушка была готова, но танки, для которых она создавалась, так и не были собраны. Работы над производством башни для КВ-3 приостановились, КВ-5 существовал лишь на бумаге (в чертежах и эскизах), а работы по КВ-4 остановили ещё на стадии утверждения эскизного проекта.

Между тем, 22 июня 1941 года началась война, показавшая, что самыми тяжёлыми машинами, которыми располагал Вермахт, оказались Pz.Kpfw.IV и безнадёжно устаревшие трофейные французские B-1bis, часть которых немцы переделали в огнемётные. Броню этих машин спокойно пробивало штатное вооружение советских танков КВ-1 и Т-34, а потому уже в середине августа все работы и по КВ-3, и по КВ-5 были остановлены. Группу Цейца переориентировали на модернизацию танка КВ-1, что в 1942 году вылилось в создание его скоростной модели КВ-1С.

Уже в июле 1941 года возникла угроза появления возле Ленинграда немецких и финских войск, а потому в том же месяце началась эвакуация ЛКЗ на Урал, на производственные площади Челябинского тракторного завода. Прекращение работ над КВ-5 совпало с отъездом конструкторов завода на восток. В 1942 году Николая Валентиновича Цейца освободили из-под ареста, но в том же году он умер прямо на заводе во время работы над новым танком КВ-13.

Горьковский завод №92 начал серийное производство пушек ЗИС-6 1 июля 1941 года, и согласно отчету, «в июле-августе 1941 года было изготовлено пять серийных орудий ЗИС-6, после чего их производство прекращено из-за неготовности тяжелого танка». Однако Грабин в своих мемуарах утверждал, что этих пушек было изготовлено значительно больше: «…производство ЗИС-6 расширялось, а между тем танка, для которого ее предназначали, все не было. Кировский завод и к началу войны не поставил нового танка. Не берусь судить о причинах, по которым танкостроители не выполнили постановления ЦК и СНК. Отсутствие танка заставило нас вначале приостановить выпуск ЗИС-6, а затем и вовсе снять пушку с производства. Даже сегодня писать об этом горько и больно: в те дни, когда на фронт забирали орудия из музеев, все, что могло стрелять, около 800 современных мощных танковых пушек были отправлены на переплавку в мартен. Такова была цена «ведомственных неувязок»…»

Многие исследователи утверждают, что Грабин приводит неправдивые данные, и ссылаются на официальный отчёт завода. Однако они забывают об одной особенности работы предприятия №92 и его взаимоотношениях с военной приёмкой, которые сложились как раз в период 1940-41 годов. Танковая пушка Ф-34 была запущена на заводе в серийное производство, когда государственного заказа на неё не было. Директор завода №92 А.С. Елян и главный конструктор В.Г. Грабин на свой страх и риск приняли решение запустить «изделие» в серию, чтобы к моменту, когда военное руководство СССР осознает, что танковая пушка Л-11 (которую тогда устанавливали на «тридцатьчетвёрки») имеет низкую надёжность, у предприятия уже был значительный запас изготовленных орудий. К чести этих людей надо сказать, что в своих расчётах они оказались правы целиком и полностью.

Точно такая же ситуация сложилась и с легендарными полковыми 76-мм пушками ЗиС-3. В начале 1941 года заместитель Наркома обороны СССР маршал Кулик отказался заказывать их у завода №92. Осознавая, что вскоре грянет война, Елян и Грабин снова начали несанкционированное серийное производство этих артсистем, и когда фронту потребовались на порядки большие объёмы пушек, горьковчанам было что загружать в эшелоны.

Скорее всего, так же обстояло дело и с ЗиС-6. По документам производство этой пушки началось 1 июля 1941 года. На практике же Грабин мог инициировать начало серийного производства сразу после окончания заводских испытаний, программа которых была значительно жёстче, чем на военных полигонах, что страховало завод от возможных неприятностей. Восемь сотен нигде не учтённых 107-мм пушек хранились на заводе, занимая место и содержа металл, который был так необходим фронту, поэтому когда стало понятно, что ни КВ-3, ни КВ-5 производиться не будут, их поторопились сдать на переплавку. Когда же во второй половине 1942 года в Сальских степях и под Ленинградом появились первые немецкие «тигры», советским танкистам нечем было с ними бороться. Хотя ЗиС-6 вполне можно было установить на шасси КВ-1С или ИС-1, в силу сложившихся обстоятельств этого не случилось.

КВ-5 – современные фантазии

Интересна ситуация, сложившаяся вокруг КВ-5 уже в новейшее время. В ряде источников встречаются упоминания о некоем танке КВ-5бис или КВ-6 «Бегемот», который якобы разрабатывался на ЛКЗ под руководством Ж.Я. Котина. Встречаются фотографии пластиковых моделей и 3-D изображений этого танка, количество башен которого варьируется от трёх до шести. На бронированного монстра, число опорных катков которого ограничивается только фантазиями горе-«конструкторов», «лепились» башни всех известных танков начального периода войны, а иногда и реактивная система залпового огня БМ-13. Западные источники по своему обычаю привязывать всё, создаваемое в СССР, к именам Сталина и Молотова, назвали эту популярную в Сети машину «Сталинским оркестром». Тем не менее, не найдено ни одного документального подтверждения попыток или даже мыслей о создании этой конструкторской несуразицы советскими КБ.

warspot.ru




ПРОЕКТ ОСНОВНОГО ТАНКА «ОБЪЕКТ 225″

THE PROJECT MAIN TANK «OBJECT 225″

Объект 225

В конце 1960-х гг. в СССР были развёрнуты работы по созданию перспективного среднего танка. К работам были привлечены несколько танковых КБ, в числе которых ХКБМ (главный конструктор А.А.Морозов), КБ-3 ЛКЗ (главный конструктор Н.С.Попов), танковое КБ ЧТЗ (главный конструктор П.П.Исаков). В 1960-1970-х гг. в ОКБ Кировского завода разрабатывались проекты 225 и 226 башенно-пушечных средних танков.
125-мм танковую пушку Д-89Т высокой баллистики разрабатывало артиллерийское КБ (с 1942 по 1958 гг. — ОКБ-9 завода № 9) УЗТМ им. С.Орджоникидзе в Свердловске под руководством главного конструктора Ф.Ф.Петрова. 130-мм нарезную танковую пушку ЛП-36В разрабатывало артиллерийское КБ Пермского машиностроительного завода им. В.И.Ленина под руководством главного конструктора Ю.Н.Калачникова.
Один из первых докладов по перспективному танку КБ-3 ЛКЗ проходил 18 ноября 1971 г. в МОП СССР на совещании у Заместителя Министра оборонной промышленности СССР Е.П.Шкурко. Тема совещания «Рассмотрение проектов перспективных танков 80–х годов». Главный конструктор Н.С.Попов представил танк «объект 225». Компоновка машины была классическая, экипаж 3 человека, пушка калибра 130 мм, двигатель ГТД мощностью 1200 л.с., боекомплект 50 штук, из них 36 в механизме заряжания (МЗ). Вес танка 42 … 43 тонны, удельная мощность 23,5 л.с./т, запас хода по шоссе 600 км, по бездорожью – более 200 км. Возимый запас топлива 2 тонны. Титан используется в балансирах, пальцах гусениц, боковой броне корпуса.
Очередное рассмотрение промежуточных этапов работ по переспективным танкам проходило 25 мая 1972 г. на НТС МОП СССР у Министра оборонной промышленности СССР С.А.Зверева. Кроме проектов танков «объект 225», «объект 226» на НТС рассматривались танки «объект 450» (Т-74) и «объект 780»; танковые пушки Д-89Т и ЛП-36В.
Тактико-технические характеристики (ТТХ) проектов танков КБ-3 ЛКЗ были аналогичными, за исключением состава силовой установки: для «объекта 225» предлагался несуществующий газотурбинный двигатель ВТДТ-1000Т с теплообменником, а для «объекта 226» — дизельный двигатель 2В16. Танк «объект 225» с газовой турбиной имел расчётный вес в 41,6 т, а танк «объект 226» с дизелем — 42,5 т. Защита: лоб 550..600 мм, борта 70 мм, башня 550 мм. Нижний лист корпуса был взят с танка «объект 434» (Т-64А). На танке планировалась применение системы управления огнем (СУО) «Морж», прибор командира «Краб» и перископ «Свисток», которые разрабатывал КМЗ.
В 1980-х гг. разрабатывался танк боевой массой в 55 т со 130-мм пушкой. В качестве двигателя машины рассматривались дизельный и газотурбинный силовые агрегаты. Удельное давления танка на грунт задавалось в 0,8 кг/см2.
При этом работа задумывалась как конкурсная. Параллельно с нудельмановской «Коброй» коломенским КБ машиностроения во главе с СП. Непобедимым велась разработка комплекса «Гюрза» с аналогичными тактико-техническими характеристиками, но с использованием в системе автоматического слежения за ракетой статического ИК-координатора конструкции Красногорского завода, а для передачи команд на ракету — не радиопередатчика, а инфракрасной линии связи, создаваемой ВНИИ «Сигнал». Уже в июне 1967 г. появился аванпроект по «Гюрзе». Забегая вперёд, отметим, что в основном из-за задержек с созданием оптических систем работы КБМ систематически отставали от соответствующих этапов разработки «Кобры». С выходом КБТМ на этап лётных испытаний решением ВПК от 14 января 1971 г. работы по «Гюрзе» были закрыты, но направление танкового управляемого вооружения некоторое время продолжалось КБМ применительно к оснащению перспективного танка «объект 225» ленинградского Кировского завода (под этот танк прорабатывалось и применение «Кобры»). Однако спустя 2—3 года работы по «объекту 225» и его вооружению были окончательно заморожены. Тем не менее КБМ удалось спроектировать и изготовить два опытных образца ракеты, один из которых был даже доведен до первых пусков, закончившихся, к сожалению, неудачно.
Опытные образцы танков «Объект 225» и «Объект 226» не изготовлялись. На ЛКЗ в натуральную величину был изготовлен деревянный макет перспективного танка «Объект 225»
Н.С.Попов на совещании МОП СССР 8 августа 1973 г. говорил, что «объект 225» получился плохой, но его можно было улучшить. По его оценкам «объект 225» превосходил танк Т-64А («объект 434») всего на 50…60%. То есть перспективный танк не имел значительного отрыва от серийного танка, как по вооружению, так и по бронезащите. Требовалось снижать массу танка на 1,6 т. до 40 т. А дизельный вариант машины — «объект 226» — требовалось облегчать ещё больше, т.к. он был тяжелее газотурбинного танка.
КБ-3 ЛКЗ в то время было загружено работами по доводке танка «объект 219» (в 1976 г. после принятия на вооружение — Т-80), работы по которому имели более высокий приоритет (Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о начале работ от 16 апреля 1968 г.). Вероятно, из-за этого МТО танка «объект 225» в 1973 г. разрабатывалось главным конструктором П.П.Исаковым на ЧТЗ (после прекращения работ по проекту танка «объект 780»).


МУЗЕЙ ИСТОРИИ И ТЕХНИКИ ОАО «КИРОВСКИЙ ЗАВОД» (САНКТ-ПЕТЕРБУРГ), 2001 г. ФОТОРЕПОРТАЖ
Фотографии А.В.Карпенко.

Объект 225
Модель танка «объект 225».
С выходом КБТМ на этап лётных испытаний решением ВПК от 14 января 1971 г. работы по «Гюрзе» были закрыты, но направление танкового управляемого вооружения некоторое время продолжалось КБМ применительно к оснащению перспективного танка «объект 225» ленинградского Кировского завода (под этот танк прорабатывалось и применение «Кобры»). Однако спустя 2-3 года работы по «объекту 225» и его вооружению были окончательно заморожены.

Объект 225

Объект 225

ОАО «КИРОВСКИЙ ЗАВОД»

bastion-karpenko.ru

В конце шестидесятых годов на вооружение Советской армии был принят первый отечественный основной боевой танк Т-64А. Наладив производство этой бронемашины, оборонная промышленность занялась созданием новых проектов. В рамках новой программы предполагалось создать основной танк, который будет принят на вооружение в восьмидесятых годах. К разработке перспективной техники были привлечены несколько ведущих предприятий отрасли: Ленинградский Кировский завод (ЛКЗ), Харьковское конструкторское бюро машиностроения и Челябинский тракторный завод. В начале семидесятых годов конструкторы трех организаций закончили работу над своими проектами.

Ленинградские инженеры во главе с Н.С. Поповым создали сразу два проекта перспективных танков: «Объект 225» (не следует путать с проектом 1941 года, также известным под названием КВ-5) и «Объект 226». Они отличались друг от друга некоторыми особенностями конструкции и составом агрегатов. Предполагалось, что в будущем состоится сравнение машин-прототипов, которое позволит определить лучший проект и продолжить его доводку. Аналогичным образом решили поступить с вооружением и силовой установкой. В качестве главного оружия рассматривались орудия калибра 125 и 130 мм, а в моторно-трансмиссионном отделении танка мог располагаться дизельный или газотурбинный двигатель.

В ноябре 1971 года на совещании у замминистра оборонной промышленности Е.П. Шкурко главный конструктор Н.С. Попов представил первую версию проекта «Объект 225». К этому моменту были определены основные особенности облика перспективной боевой машины, которые в дальнейшем не претерпевали значительных изменений.

Танк «Объект 225» представлял собой бронированную машину с боевой массой на уровне 41-42 тонн. Компоновка внутренних объемов была стандартной для отечественного танкостроения: отделение управления в передней части корпуса, боевое отделение – в средней, а в корме предлагалось разместить двигатель и агрегаты трансмиссии. Бронированный корпус перспективного танка «Объект 225» должен был иметь сравнительно высокий уровень защиты. В передней его части предусмотрели комбинированную броню общей толщиной до 550-600 мм. Борта корпуса – 70 мм. Максимальная толщина башенной брони достигала 550 мм.

Проект «Объект 225» предусматривал использование еще не разработанного к тому времени двигателя ВТДТ-1000Т. Все агрегаты боевой машины создавались с учетом использования газотурбинного двигателя с теплообменником. При расчетной мощности силовой установки 1000 л.с. удельная мощность боевой машины превышала 23 л.с. на тонну, что сулило неплохие ходовые характеристики. Согласно расчетам, на шоссе танк «Объект 225» мог бы развивать скорость до 70 км/ч. Внутри и снаружи бронированного корпуса перспективный танк имел несколько топливных баков, в которых могло помещаться до 2 тонн топлива, что обеспечивало запас хода до 600 километров.

Гусеничная ходовая часть танка «Объект 225» должна была иметь по шесть опорных катков на каждом борту, а также переднее направляющее и заднее ведущее колесо. Некоторые детали ходовой части, в том числе балансиры и пальцы гусениц, предлагалось изготавливать из титана.

В башне танка «Объект 225» должно было размещаться орудие, механизм заряжания и рабочие места наводчика и командира. В зависимости от результатов будущих испытаний перспективный танк мог получить 125-мм гладкоствольную пушку Д-89Т или 130-мм нарезное орудие ЛП-36В. Гладкоствольное орудие разрабатывалось артиллерийским конструкторским бюро Уралмашзавода (ныне «Завод №9») под руководством Ф.Ф. Петрова. Созданием нарезной пушки занимались сотрудники артиллерийского конструкторского бюро Пермского машиностроительного завода. Главным конструктором пушки ЛП-36В был Ю.Н. Калачников. С 1972 года на совещаниях, посвященных разработке перспективного основного танка, начали рассматриваться два проекта танковых орудий.

Как следует из имеющихся материалов, автомат заряжания танка «Объект 225» предполагалось выполнить по карусельной схеме с вращающимся транспортером. Поскольку рабочие места командира и наводчика были смещены максимально вниз, транспортер автомата заряжания расположили под крышей корпуса. Транспортер автомата имел 36 ячеек. Еще 14 снарядов можно было разместить в укладках боевого отделения и применять после израсходования боекомплекта в автомате.

Перспективный танк «Объект 225» должен был поражать цели как снарядами различных типов, так и управляемыми ракетами. С конца шестидесятых годов в качестве ракетного оружия для разрабатываемых танков рассматривались комплексы управляемого вооружения (КУВ) «Гюрза», разрабатывавшийся коломенским Конструкторским бюро машиностроения, и «Кобра» разработки КБ «Точмаш». В начале 1971 года проект «Гюрза» был закрыт, хотя в течение некоторого времени после этого продолжались работы по созданию ракетного комплекса специально для танка «Объект 225». Для поиска целей и наведения оружия предполагалось использовать систему управления огнем «Морж» с подключенным к ней набором новых прицелов.

В башне планировалось установить спаренный с пушкой пулемет калибра 7,62 мм с боезапасом в 3000 патронов. Крупнокалиберный зенитный пулемет и короб на 750 патронов к нему должен был находиться на крыше башни. Рассматривалась возможность создания дистанционно управляемой турели для него.

Танк «Объект 226», разрабатывавшийся одновременно с «Объектом 225», не отличался от него конструкцией, составом оборудования и вооружением. Все различия проектов заключались в используемой силовой установке. «Объект 226» должен был получить дизельный двигатель 2В16. При схожих характеристиках танк «Объект 226» получался немного тяжелее «Объекта 225».

Ориентировочно в первой половине 1972 года на ЛКЗ был построен деревянный макет перспективного танка «Объект 225». Вскоре после этого оба проекта, над которыми работали ленинградские инженеры, были закрыты. Расчеты показывали, что обе боевые машины не могут быть приняты на вооружение. Они не имели почти никаких преимуществ перед существующей техникой, однако были заметно дороже: на стоимости сказалось использование титановых деталей и ряда новых технологий. Одновременно с этим танки «Объект 225» и «Объект 226», согласно оценкам специалистов, не имели серьезных преимуществ перед зарубежными боевыми машинами того времени. Наконец, в рамках программы разработки перспективных танков ленинградские проекты заметно проигрывали харьковскому «Объекту 740».

Оба проекта, созданные под руководством Н.С. Попова, требовали дальнейшей доводки. В частности, для приемлемого повышения характеристик требовалось облегчить танк «Объект 225» примерно на полторы тонны. В случае с более тяжелым «Объектом 226» с дизельным двигателем требовались еще большие сокращения боевой массы. Облегчение обеих бронемашин грозило уменьшением уровня защиты, сокращением боекомплекта и т.п. ухудшением различных характеристик.

Возможно, конструкторы Ленинградского Кировского завода продолжили бы совершенствование проектов «Объект 225» и «Объект 226», однако в начале семидесятых годов перед ними стояли более важные задачи. С 1968 года на ЛКЗ разрабатывался основной танк «Объект 219», позже принятый на вооружение под названием Т-80. Некоторые наработки по закрытым проектам были использованы при разработке новых модификаций «Объекта 219». В частности, один из проектов его модернизации подразумевал применение газотурбинного двигателя ВТДТ-1000Т вместо ГТД-1000Т. Однако и этот проект был закрыт за отсутствием преимуществ перед существующей техникой.

По материалам сайтов:
http://vestnik-rm.ru/
http://russianarms.mybb.ru/
http://bastion-karpenko.ru/
http://armor.kiev.ua/

topwar.ru

 Array (  [TAGS] => Танки  [~TAGS] => Танки  [ID] => 60783  [~ID] => 60783  [NAME] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226»  [~NAME] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226»  [IBLOCK_ID] => 1  [~IBLOCK_ID] => 1  [IBLOCK_SECTION_ID] => 104  [~IBLOCK_SECTION_ID] => 104  [DETAIL_TEXT] => 

В конце шестидесятых годов на вооружение Советской армии был принят первый отечественный основной боевой танк Т-64А. Наладив производство этой бронемашины, оборонная промышленность занялась созданием новых проектов. В рамках новой программы предполагалось создать основной танк, который будет принят на вооружение в восьмидесятых годах. К разработке перспективной техники были привлечены несколько ведущих предприятий отрасли: Ленинградский Кировский завод (ЛКЗ), Харьковское конструкторское бюро машиностроения и Челябинский тракторный завод. В начале семидесятых годов конструкторы трех организаций закончили работу над своими проектами.

Объект 225

Ленинградские инженеры во главе с Н.С. Поповым создали сразу два проекта перспективных танков: «Объект 225» (не следует путать с проектом 1941 года, также известным под названием КВ-5) и «Объект 226». Они отличались друг от друга некоторыми особенностями конструкции и составом агрегатов. Предполагалось, что в будущем состоится сравнение машин-прототипов, которое позволит определить лучший проект и продолжить его доводку. Аналогичным образом решили поступить с вооружением и силовой установкой. В качестве главного оружия рассматривались орудия калибра 125 и 130 мм, а в моторно-трансмиссионном отделении танка мог располагаться дизельный или газотурбинный двигатель.

В ноябре 1971 года на совещании у замминистра оборонной промышленности Е.П. Шкурко главный конструктор Н.С. Попов представил первую версию проекта «Объект 225». К этому моменту были определены основные особенности облика перспективной боевой машины, которые в дальнейшем не претерпевали значительных изменений.

Танк «Объект 225» представлял собой бронированную машину с боевой массой на уровне 41-42 тонн. Компоновка внутренних объемов была стандартной для отечественного танкостроения: отделение управления в передней части корпуса, боевое отделение – в средней, а в корме предлагалось разместить двигатель и агрегаты трансмиссии. Бронированный корпус перспективного танка «Объект 225» должен был иметь сравнительно высокий уровень защиты. В передней его части предусмотрели комбинированную броню общей толщиной до 550-600 мм. Борта корпуса – 70 мм. Максимальная толщина башенной брони достигала 550 мм.

Проект «Объект 225» предусматривал использование еще не разработанного к тому времени двигателя ВТДТ-1000Т. Все агрегаты боевой машины создавались с учетом использования газотурбинного двигателя с теплообменником. При расчетной мощности силовой установки 1000 л.с. удельная мощность боевой машины превышала 23 л.с. на тонну, что сулило неплохие ходовые характеристики. Согласно расчетам, на шоссе танк «Объект 225» мог бы развивать скорость до 70 км/ч. Внутри и снаружи бронированного корпуса перспективный танк имел несколько топливных баков, в которых могло помещаться до 2 тонн топлива, что обеспечивало запас хода до 600 километров.

Объект 225
Как следует из имеющихся материалов, автомат заряжания танка «Объект 225» предполагалось выполнить по карусельной схеме с вращающимся транспортером. Поскольку рабочие места командира и наводчика были смещены максимально вниз, транспортер автомата заряжания расположили под крышей корпуса. Транспортер автомата имел 36 ячеек. Еще 14 снарядов можно было разместить в укладках боевого отделения и применять после израсходования боекомплекта в автомате.

Объект 225

Перспективный танк «Объект 225» должен был поражать цели как снарядами различных типов, так и управляемыми ракетами. С конца шестидесятых годов в качестве ракетного оружия для разрабатываемых танков рассматривались комплексы управляемого вооружения (КУВ) «Гюрза», разрабатывавшийся коломенским Конструкторским бюро машиностроения, и «Кобра» разработки КБ «Точмаш». В начале 1971 года проект «Гюрза» был закрыт, хотя в течение некоторого времени после этого продолжались работы по созданию ракетного комплекса специально для танка «Объект 225». Для поиска целей и наведения оружия предполагалось использовать систему управления огнем «Морж» с подключенным к ней набором новых прицелов.

В башне планировалось установить спаренный с пушкой пулемет калибра 7,62 мм с боезапасом в 3000 патронов. Крупнокалиберный зенитный пулемет и короб на 750 патронов к нему должен был находиться на крыше башни. Рассматривалась возможность создания дистанционно управляемой турели для него.

Танк «Объект 226», разрабатывавшийся одновременно с «Объектом 225», не отличался от него конструкцией, составом оборудования и вооружением. Все различия проектов заключались в используемой силовой установке. «Объект 226» должен был получить дизельный двигатель 2В16. При схожих характеристиках танк «Объект 226» получался немного тяжелее «Объекта 225».

Ориентировочно в первой половине 1972 года на ЛКЗ был построен деревянный макет перспективного танка «Объект 225». Вскоре после этого оба проекта, над которыми работали ленинградские инженеры, были закрыты. Расчеты показывали, что обе боевые машины не могут быть приняты на вооружение. Они не имели почти никаких преимуществ перед существующей техникой, однако были заметно дороже: на стоимости сказалось использование титановых деталей и ряда новых технологий. Одновременно с этим танки «Объект 225» и «Объект 226», согласно оценкам специалистов, не имели серьезных преимуществ перед зарубежными боевыми машинами того времени. Наконец, в рамках программы разработки перспективных танков ленинградские проекты заметно проигрывали харьковскому «Объекту 740».

Оба проекта, созданные под руководством Н.С. Попова, требовали дальнейшей доводки. В частности, для приемлемого повышения характеристик требовалось облегчить танк «Объект 225» примерно на полторы тонны. В случае с более тяжелым «Объектом 226» с дизельным двигателем требовались еще большие сокращения боевой массы. Облегчение обеих бронемашин грозило уменьшением уровня защиты, сокращением боекомплекта и т.п. ухудшением различных характеристик.

Возможно, конструкторы Ленинградского Кировского завода продолжили бы совершенствование проектов «Объект 225» и «Объект 226», однако в начале семидесятых годов перед ними стояли более важные задачи. С 1968 года на ЛКЗ разрабатывался основной танк «Объект 219», позже принятый на вооружение под названием Т-80. Некоторые наработки по закрытым проектам были использованы при разработке новых модификаций «Объекта 219». В частности, один из проектов его модернизации подразумевал применение газотурбинного двигателя ВТДТ-1000Т вместо ГТД-1000Т. Однако и этот проект был закрыт за отсутствием преимуществ перед существующей техникой.

Читайте также:
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ТАНКОВЫЕ ОРУДИЯ. ЗНАМЕНИТАЯ «СОРОКАПЯТКА»
ПЕРВЫЕ ХИМИЧЕСКИЕ ТАНКИ СССР
КОЛЕСНЫЙ ТАНК "БУМЕРАНГ": КАКИМ ОН МОЖЕТ БЫТЬ
ПРОЕКТ КОЛЕСНО-ГУСЕНИЧНОГО ТАНКА А-20
КАК Т-80 СТАЛ ТАНКОМ "ЛА-МАНША" И УЖАСОМ ШТАБОВ НАТО
Источник:        armyman.info

[~DETAIL_TEXT] =>

В конце шестидесятых годов на вооружение Советской армии был принят первый отечественный основной боевой танк Т-64А. Наладив производство этой бронемашины, оборонная промышленность занялась созданием новых проектов. В рамках новой программы предполагалось создать основной танк, который будет принят на вооружение в восьмидесятых годах. К разработке перспективной техники были привлечены несколько ведущих предприятий отрасли: Ленинградский Кировский завод (ЛКЗ), Харьковское конструкторское бюро машиностроения и Челябинский тракторный завод. В начале семидесятых годов конструкторы трех организаций закончили работу над своими проектами.

Объект 225

Ленинградские инженеры во главе с Н.С. Поповым создали сразу два проекта перспективных танков: «Объект 225» (не следует путать с проектом 1941 года, также известным под названием КВ-5) и «Объект 226». Они отличались друг от друга некоторыми особенностями конструкции и составом агрегатов. Предполагалось, что в будущем состоится сравнение машин-прототипов, которое позволит определить лучший проект и продолжить его доводку. Аналогичным образом решили поступить с вооружением и силовой установкой. В качестве главного оружия рассматривались орудия калибра 125 и 130 мм, а в моторно-трансмиссионном отделении танка мог располагаться дизельный или газотурбинный двигатель.

В ноябре 1971 года на совещании у замминистра оборонной промышленности Е.П. Шкурко главный конструктор Н.С. Попов представил первую версию проекта «Объект 225». К этому моменту были определены основные особенности облика перспективной боевой машины, которые в дальнейшем не претерпевали значительных изменений.

Танк «Объект 225» представлял собой бронированную машину с боевой массой на уровне 41-42 тонн. Компоновка внутренних объемов была стандартной для отечественного танкостроения: отделение управления в передней части корпуса, боевое отделение – в средней, а в корме предлагалось разместить двигатель и агрегаты трансмиссии. Бронированный корпус перспективного танка «Объект 225» должен был иметь сравнительно высокий уровень защиты. В передней его части предусмотрели комбинированную броню общей толщиной до 550-600 мм. Борта корпуса – 70 мм. Максимальная толщина башенной брони достигала 550 мм.

Проект «Объект 225» предусматривал использование еще не разработанного к тому времени двигателя ВТДТ-1000Т. Все агрегаты боевой машины создавались с учетом использования газотурбинного двигателя с теплообменником. При расчетной мощности силовой установки 1000 л.с. удельная мощность боевой машины превышала 23 л.с. на тонну, что сулило неплохие ходовые характеристики. Согласно расчетам, на шоссе танк «Объект 225» мог бы развивать скорость до 70 км/ч. Внутри и снаружи бронированного корпуса перспективный танк имел несколько топливных баков, в которых могло помещаться до 2 тонн топлива, что обеспечивало запас хода до 600 километров.

Объект 225
Как следует из имеющихся материалов, автомат заряжания танка «Объект 225» предполагалось выполнить по карусельной схеме с вращающимся транспортером. Поскольку рабочие места командира и наводчика были смещены максимально вниз, транспортер автомата заряжания расположили под крышей корпуса. Транспортер автомата имел 36 ячеек. Еще 14 снарядов можно было разместить в укладках боевого отделения и применять после израсходования боекомплекта в автомате.

Объект 225

Перспективный танк «Объект 225» должен был поражать цели как снарядами различных типов, так и управляемыми ракетами. С конца шестидесятых годов в качестве ракетного оружия для разрабатываемых танков рассматривались комплексы управляемого вооружения (КУВ) «Гюрза», разрабатывавшийся коломенским Конструкторским бюро машиностроения, и «Кобра» разработки КБ «Точмаш». В начале 1971 года проект «Гюрза» был закрыт, хотя в течение некоторого времени после этого продолжались работы по созданию ракетного комплекса специально для танка «Объект 225». Для поиска целей и наведения оружия предполагалось использовать систему управления огнем «Морж» с подключенным к ней набором новых прицелов.

В башне планировалось установить спаренный с пушкой пулемет калибра 7,62 мм с боезапасом в 3000 патронов. Крупнокалиберный зенитный пулемет и короб на 750 патронов к нему должен был находиться на крыше башни. Рассматривалась возможность создания дистанционно управляемой турели для него.

Танк «Объект 226», разрабатывавшийся одновременно с «Объектом 225», не отличался от него конструкцией, составом оборудования и вооружением. Все различия проектов заключались в используемой силовой установке. «Объект 226» должен был получить дизельный двигатель 2В16. При схожих характеристиках танк «Объект 226» получался немного тяжелее «Объекта 225».

Ориентировочно в первой половине 1972 года на ЛКЗ был построен деревянный макет перспективного танка «Объект 225». Вскоре после этого оба проекта, над которыми работали ленинградские инженеры, были закрыты. Расчеты показывали, что обе боевые машины не могут быть приняты на вооружение. Они не имели почти никаких преимуществ перед существующей техникой, однако были заметно дороже: на стоимости сказалось использование титановых деталей и ряда новых технологий. Одновременно с этим танки «Объект 225» и «Объект 226», согласно оценкам специалистов, не имели серьезных преимуществ перед зарубежными боевыми машинами того времени. Наконец, в рамках программы разработки перспективных танков ленинградские проекты заметно проигрывали харьковскому «Объекту 740».

Оба проекта, созданные под руководством Н.С. Попова, требовали дальнейшей доводки. В частности, для приемлемого повышения характеристик требовалось облегчить танк «Объект 225» примерно на полторы тонны. В случае с более тяжелым «Объектом 226» с дизельным двигателем требовались еще большие сокращения боевой массы. Облегчение обеих бронемашин грозило уменьшением уровня защиты, сокращением боекомплекта и т.п. ухудшением различных характеристик.

Возможно, конструкторы Ленинградского Кировского завода продолжили бы совершенствование проектов «Объект 225» и «Объект 226», однако в начале семидесятых годов перед ними стояли более важные задачи. С 1968 года на ЛКЗ разрабатывался основной танк «Объект 219», позже принятый на вооружение под названием Т-80. Некоторые наработки по закрытым проектам были использованы при разработке новых модификаций «Объекта 219». В частности, один из проектов его модернизации подразумевал применение газотурбинного двигателя ВТДТ-1000Т вместо ГТД-1000Т. Однако и этот проект был закрыт за отсутствием преимуществ перед существующей техникой.

Читайте также:
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ТАНКОВЫЕ ОРУДИЯ. ЗНАМЕНИТАЯ «СОРОКАПЯТКА»
ПЕРВЫЕ ХИМИЧЕСКИЕ ТАНКИ СССР
КОЛЕСНЫЙ ТАНК "БУМЕРАНГ": КАКИМ ОН МОЖЕТ БЫТЬ
ПРОЕКТ КОЛЕСНО-ГУСЕНИЧНОГО ТАНКА А-20
КАК Т-80 СТАЛ ТАНКОМ "ЛА-МАНША" И УЖАСОМ ШТАБОВ НАТО
Источник:        armyman.info

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => В конце шестидесятых годов на вооружение Советской армии был принят первый отечественный основной боевой танк Т-64А. Наладив производство этой бронемашины, оборонная промышленность занялась созданием новых проектов. В рамках новой программы предполагалось создать основной танк, который будет принят на вооружение в восьмидесятых годах. К разработке перспективной техники были привлечены несколько ведущих предприятий отрасли: Ленинградский Кировский завод (ЛКЗ), Харьковское конструкторское бюро машиностроения и Челябинский тракторный завод. В начале семидесятых годов конструкторы трех организаций закончили работу над своими проектами. [~PREVIEW_TEXT] => В конце шестидесятых годов на вооружение Советской армии был принят первый отечественный основной боевой танк Т-64А. Наладив производство этой бронемашины, оборонная промышленность занялась созданием новых проектов. В рамках новой программы предполагалось создать основной танк, который будет принят на вооружение в восьмидесятых годах. К разработке перспективной техники были привлечены несколько ведущих предприятий отрасли: Ленинградский Кировский завод (ЛКЗ), Харьковское конструкторское бюро машиностроения и Челябинский тракторный завод. В начале семидесятых годов конструкторы трех организаций закончили работу над своими проектами. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => text [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [TIMESTAMP_X] => 06.06.2017 15:36:52 [~TIMESTAMP_X] => 06.06.2017 15:36:52 [ACTIVE_FROM] => 06.06.2017 [~ACTIVE_FROM] => 06.06.2017 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => /news/104/60783/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/104/60783/ [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => proekty_tankov_obekt_225_i_obekt_226 [~CODE] => proekty_tankov_obekt_225_i_obekt_226 [EXTERNAL_ID] => 60783 [~EXTERNAL_ID] => 60783 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => clothes_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => clothes_news_s1 [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 06.06.2017 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [SECTION_META_TITLE] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226» [SECTION_META_KEYWORDS] => проекты танков «объект 225» и «объект 226» [SECTION_META_DESCRIPTION] => В конце шестидесятых годов на вооружение Советской армии был принят первый отечественный основной боевой танк Т-64А. Наладив производство этой бронемашины, оборонная промышленность занялась созданием новых проектов. В рамках новой программы предполагалось создать основной танк, который будет принят на вооружение в восьмидесятых годах. К разработке перспективной техники были привлечены несколько ведущих предприятий отрасли: Ленинградский Кировский завод (ЛКЗ), Харьковское конструкторское бюро машиностроения и Челябинский тракторный завод. В начале семидесятых годов конструкторы трех организаций закончили работу над своими проектами. [SECTION_PAGE_TITLE] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226» [ELEMENT_META_TITLE] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226» [ELEMENT_META_KEYWORDS] => проекты танков «объект 225» и «объект 226» [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => В конце шестидесятых годов на вооружение Советской армии был принят первый отечественный основной боевой танк Т-64А. Наладив производство этой бронемашины, оборонная промышленность занялась созданием новых проектов. В рамках новой программы предполагалось создать основной танк, который будет принят на вооружение в восьмидесятых годах. К разработке перспективной техники были привлечены несколько ведущих предприятий отрасли: Ленинградский Кировский завод (ЛКЗ), Харьковское конструкторское бюро машиностроения и Челябинский тракторный завод. В начале семидесятых годов конструкторы трех организаций закончили работу над своими проектами. [ELEMENT_PAGE_TITLE] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226» [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226» [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226» [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226» [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226» [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226» [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226» [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226» [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Проекты танков «Объект 225» и «Объект 226» ) [FIELDS] => Array ( [TAGS] => Танки ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 1 [~ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 15.02.2016 17:09:48 [~TIMESTAMP_X] => 15.02.2016 17:09:48 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => news [~CODE] => news [NAME] => Пресс-центр [~NAME] => Пресс-центр [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_ID#/#ELEMENT_ID#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_ID#/#ELEMENT_ID#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_ID#/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_ID#/ [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => text [~DESCRIPTION_TYPE] => text [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => 0 [~RSS_FILE_LIMIT] => 0 [RSS_FILE_DAYS] => 0 [~RSS_FILE_DAYS] => 0 [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => clothes_news_s1 [~XML_ID] => clothes_news_s1 [TMP_ID] => b8af53374710a1ee4792b8c239510fee [~TMP_ID] => b8af53374710a1ee4792b8c239510fee [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => N [~SECTION_PROPERTY] => N [PROPERTY_INDEX] => N [~PROPERTY_INDEX] => N [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Новости [~ELEMENTS_NAME] => Новости [ELEMENT_NAME] => Новость [~ELEMENT_NAME] => Новость [CANONICAL_PAGE_URL] => [~CANONICAL_PAGE_URL] => [EXTERNAL_ID] => clothes_news_s1 [~EXTERNAL_ID] => clothes_news_s1 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => www.alfa-industry.ru [~SERVER_NAME] => www.alfa-industry.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 104 [~ID] => 104 [TIMESTAMP_X] => 2015-11-25 18:37:33 [~TIMESTAMP_X] => 2015-11-25 18:37:33 [MODIFIED_BY] => 2 [~MODIFIED_BY] => 2 [DATE_CREATE] => 2015-07-17 14:13:03 [~DATE_CREATE] => 2015-07-17 14:13:03 [CREATED_BY] => 1 [~CREATED_BY] => 1 [IBLOCK_ID] => 1 [~IBLOCK_ID] => 1 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [GLOBAL_ACTIVE] => Y [~GLOBAL_ACTIVE] => Y [SORT] => 5 [~SORT] => 5 [NAME] => Интересные статьи [~NAME] => Интересные статьи [PICTURE] => [~PICTURE] => [LEFT_MARGIN] => 9 [~LEFT_MARGIN] => 9 [RIGHT_MARGIN] => 10 [~RIGHT_MARGIN] => 10 [DEPTH_LEVEL] => 1 [~DEPTH_LEVEL] => 1 [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => text [~DESCRIPTION_TYPE] => text [SEARCHABLE_CONTENT] => ИНТЕРЕСНЫЕ СТАТЬИ [~SEARCHABLE_CONTENT] => ИНТЕРЕСНЫЕ СТАТЬИ [CODE] => [~CODE] => [XML_ID] => 104 [~XML_ID] => 104 [TMP_ID] => [~TMP_ID] => [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [SECTION_PAGE_URL] => /news/104/ [~SECTION_PAGE_URL] => /news/104/ [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => clothes_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => clothes_news_s1 [EXTERNAL_ID] => 104 [~EXTERNAL_ID] => 104 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( [SECTION_META_TITLE] => Интересные статьи [SECTION_META_KEYWORDS] => интересные статьи [SECTION_META_DESCRIPTION] => [SECTION_PAGE_TITLE] => Интересные статьи [ELEMENT_META_TITLE] => Интересные статьи [ELEMENT_META_KEYWORDS] => интересные статьи [ELEMENT_META_DESCRIPTION] => [ELEMENT_PAGE_TITLE] => Интересные статьи [SECTION_PICTURE_FILE_ALT] => Интересные статьи [SECTION_PICTURE_FILE_TITLE] => Интересные статьи [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Интересные статьи [SECTION_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Интересные статьи [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_ALT] => Интересные статьи [ELEMENT_PREVIEW_PICTURE_FILE_TITLE] => Интересные статьи [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_ALT] => Интересные статьи [ELEMENT_DETAIL_PICTURE_FILE_TITLE] => Интересные статьи ) ) ) ) [SECTION_URL] => /news/104/ )

www.alfa-industry.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.