Курская дуга карта

Оборонительные бои на южном фасе

Оборонительные бои на южном фасе

4 июля 1943 г. в 16 часов после авиационного и артиллерийского ударов по позициям боевого охранения Воронежского фронта немецкие войска силами до пехотной дивизии при поддержке до 100 танков провели разведку боем из района Томаровки на север. Бой между боевым охранением Воронежского фронта и разведывательными подразделениями группы армий «Юг» продлился до глубокой ночи. Под прикрытием боя немецкие войска заняли исходное положение для наступления. Согласно показаниям захваченных в этом бою немецких пленных, а также перебежчиков, сдавшихся в плен 3–4 июля, стало известно, что генеральное наступление немецких войск на этом участке фронта назначено на 2 часа 30 минут 5 июля.

«Tigers» are preparing for an attack. To the South of Kursk, July 5–6 1943.

Для облегчения положения боевого охранения и нанесения потерь немецким войскам на исходных позициях в 22 часа 30 минут 4 июля артиллерия Воронежского фронта провела 5-минутный артналет по выявленным позициям немецкой артиллерии. В 3 часа утра 5 июля контрподготовка была проведена в полном объёме.


An attack of German tanks and assault guns. July 1943.

Оборонительные бои на южном фасе Курской Дуги отличались большим ожесточением и большими потерями с нашей стороны. Причин этому было несколько. Во-первых, характер местности более благоприятствовал применению танков, чем на северном фасе. Во-вторых, наблюдавший за подготовкой обороны представитель Ставки А. Василевский запретил командующему Воронежским фронтом Н. Ватутину объединять противотанковые опорные пункты в районы и придавать их пехотным полкам, считая, что такое решение затруднит управление. И, в-третьих, господство в воздухе немецкой авиации продлилось здесь почти на два дня дольше, чем на Центральном фронте.

A scheme of defensive battles at the Southern face of Kursk salient.

Нижний снимок — Истребитель танков «Мардер III» следует мимо взорвавшегося среднего танка МЗ «Ли».

The «Marder III» passes a «Lee» fully destroyed after an internal explosion.

Главный удар немецкие войска наносили в полосе обороны 6-й гвардейской армии, вдоль шоссе Белгород, Обоянь, одновременно на двух участках. На первом участке было сосредоточено до 400 танков и САУ, а на втором — до 300.

Первая атака на позиции 6-й гв. армии в направлении Черкасское началась в 6 часов 5 июля с мощного налёта пикирующих бомбардировщиков.


д прикрытием налета в атаку пошел мотопехотный полк при поддержке 70 танков. Однако он был остановлен на минных полях, будучи дополнительно обстрелян тяжелой артиллерией. Через полтора часа атака повторилась. Теперь силы наступающих были удвоены. В первых рядах шли немецкие саперы, пытавшиеся сделать проходы в минных полях. Но огнем пехоты и артиллерии 67-й стрелковой дивизии и эта атака была отражена. Под воздействием огня тяжелой артиллерии немецкие танки были вынуждены ломать строй еще до вступления в огневой контакт с нашими войсками, а проводимое советскими саперами «нахальное минирование» сильно затрудняло маневр боевых машин. Всего от мин и огня тяжелой артиллерии немцы потеряли здесь 25 средних танков и штурмовых орудий.

A German column is moving to the front. Oboyan direction, July 1943.

The Soviet ZIS-3 divisional gun at a fighting position at the South of Kursk.

SS artillery supports an infantry attack. Prokhorovka line of advance.

He сумев взять Черкасское фронтальным ударом, немецкие поиска нанесли удар в направлении Бутово. Одновременно на Черкасское и Бутово обрушили свой удар несколько сотен немецких самолетов. К полудню 5 июля на данном участке немцам удалось вклиниться в полосу обороны 6-й гв. армии. Для восстановления прорыва командующий 6 гв. армией И. Чистяков ввел в бой противотанковый резерв — 496-й ИПТАП и 27-ю ИПТАБр. Одновременно командование фронта отдало приказ 6-му т. к. выдвинуться в район Березовка, чтобы фланговой атакой ликвидировать намечавшийся опасный прорыв немецких танков.


Несмотря на наметившийся прорыв немецких танков, артиллеристы к концу дня 5 июля сумели восстановить шаткое равновесие, правда, ценой больших потерь личного состава (до 70 %). Причина этого лежала в том, что пехотные подразделения на ряде участков обороны беспорядочно отошли, оставив артиллерию на прямой наводке без прикрытия. За день непрерывных боев в районе Черкасское-Коровино противник потерял от огня ИПТАП 13 танков, в том числе 3 тяжёлых типа «Тигр». Наши потери в ряде подразделений насчитывали до 50 % личного состава и до 30 % материальной части.

В ночь на 6 июля было принято решение об усилении оборонительных рубежей 6-й гв. армии двумя танковыми корпусами 1-й танковой армии. К утру 6 июля 1-я танковая армия силами 3-го механизированного и 6-го танкового корпусов заняла оборону на предназначенном ей рубеже, прикрывая Обоянское направление. Кроме того, 6-я гв. армия была усилена дополнительно 2-м и 5-м гв. тк, которые вышли на прикрытие флангов.

Т-70 tanks of the «Revolutionary Mongolia» column are ready for a attack. 112 tank brigade.

German PzKpfw IV Ausf H tanks of «Grossdeutschland» in action.

Radio operators of Manstein’s staff at work. July 1943.

Основным направлением ударов немецких войск на следующий день стало Обоянское.


ром 6 июля из района Черкасское большая колонна танков двинулась вдоль дороги. Скрыто расположенные на фланге орудия 1837-го ИПТАП открыли внезапный огонь с короткой дистанции. При этом было подбито 12 танков, среди которых на поле боя осталась одна «Пантера». Интересно отметить, что в этих боях советские артиллеристы использовали тактику так называемых «заигрывающих орудий», выделенных в качестве приманки для завлечения вражеских танков. «Заигрывающие орудия» открывали огонь по колоннам с большой дистанции, заставляя наступающие танки развертываться на минных полях и подставлять стоявшим в засаде батареям свои борта.

German armor near Oboyan: the «Panther» of 10th tank brigade, PzKpfw IV Ausf G of «Grossdeutschland» and StuG 40 Ausf G.

В результате боев 6 июля немцам удалось захватить Алексеевку, Луханино, Ольховку и Триречное и выйти ко второму оборонительному рубежу. Однако на шоссе Белгород. Обоянь их продвижение было остановлено.

Атаки немецких танков в направлении Бол. Маячки также окончились ничем. Встретив здесь плотный огонь советской артиллерии, немецкие танки повернули на северо-восток, где после длительного боя с частями 5-го гвардейского т. к. им удалось захватить Лучки. Большую роль в отражении немецкого удара сыграла выдвинутая из резерва фронта и развернувшаяся на рубеже Яковлеве, Дубрава 14-я ИПТАБр, подбившая до 50 немецких боевых машин (данные подтверждены донесением трофейной команды).


7 июля противник ввел в бой до 350 танков и продолжал атаки на обоянском направлении из района Бол. Маячки, Красная Дубрава. В бой вступили все части 1-й танковой армии и 6-й гв, армии. К исходу дня немцам удалось продвинуться в районе Бол. Маячки на 10–12 км, нанеся большие потери 1-й танковой армии. На следующий день на этом участке немцы ввели в бой до 400 танков и САУ. Однако накануне ночью командование 6-й гв. армии перебросило на угрожаемое направление 27-ю ИПТАБр, задачей которой было прикрыть шоссе Белгород-Обоянь. К утру, когда противник прорвал оборону пехотных и танковых частей 6-й гв. армии и 1-й танковой армии и вышел, казалось, на открытое шоссе, по колонне открыли огонь два «заигрывающих» орудия полка с дистанции 1500–2000 м. Колонна перестроилась, выдвинув вперед тяжелые танки. Над полем боя появилось до 40 немецких бомбардировщиков. Через полчаса огонь «заигрывающих орудий» был подавлен, и, когда танки начали перестраиваться для дальнейшего движения, полк открыл по ним огонь с трех направлений с предельно малой дистанции. Так как большинство орудий полка находились на фланге колонны, их огонь отличался большой эффективностью. В течение 8 минут на поле боя было подбито 29 вражеских танков и 7 САУ. Удар был столь неожиданным, что оставшиеся танки, не принимая боя, быстро ушли в сторону леса. Из числа подбитых танков ремонтники 6-го танкового корпуса 1-й танковой армии смогли отремонтировать и ввести в строй 9 боевых машин.

German soldiers of «Das Reich» division help to move this «Tiger» free from mud.


Средний снимок — Танкисты 5-й гв. танковой армии готовят танк к бою.

Tankmen of 5th Guards tank army prepare their vehicle for combat.

Нижний снимок — Штурмовое орудие StuG 40 Ausf G, подбитое капитаном Виноградовым (Фото из коллекции авторов).

The StuG 40 Ausf G destroyed bycapt. Vinogradov.

9 июля противник продолжал атаки на обоянском направлении. Атаки танков и мотопехоты поддерживались авиацией. Ударным группам удалось продвинуться здесь на расстояние до 6 км, но далее они натолкнулись на хорошо оборудованные позиции зенитной артиллерии, приспособленной для ПТО, и закопанные в землю танки.

В последующие дни противник перестал таранить нашу оборону прямым ударом и начал искать в ней слабые участки. Таким направлением, по мнению немецкого командования, было прохоровское, откуда к Курску можно было выйти обходным путем. С этой целью в районе Прохоровки немцы сосредоточили группировку, в которую вошел 3-й т. к., насчитывающий до 300 танков и САУ.

arsenal-info.ru

Обстановка и силы сторон

Карта боевых действий Курской битвыРанней весной 1943 года, после завершения зимне-весенних боёв, на линии советско-германского фронта между городами Орёл и Белгород образовался огромный выступ, направленный на запад. Этот изгиб неофициально называли Курской дугой. На изгибе дуги располагались войска советских Центрального и Воронежского фронтов и немецких групп армий «Центр» и «Юг».


Отдельные представители высших командных кругов Германии предлагали вермахту перейти к оборонительным действиям, изматывая советские войска, восстанавливая собственные силы и занимаясь укреплением захваченных территорий. Однако Гитлер был категорически против: он полагал, что немецкая армия ещё достаточно сильна, чтобы нанести Советскому Союзу крупное поражение и снова перехватить ускользающую стратегическую инициативу. Объективный анализ ситуации показывал, что немецкая армия уже не способна наступать сразу по всем фронтам. Поэтому было решено ограничить наступательные действия только одним отрезком фронта. Совершенно логично немецкое командование избрало для нанесения удара Курскую дугу. Согласно плану, немецкие войска должны были нанести удары по сходящимся направлениям от Орла и Белгорода в направлении на Курск. При успешном исходе это обеспечивало окружение и разгром войск Центрального и Воронежского фронтов Красной армии. Окончательные планы операции, получившей кодовое название «Цитадель», были утверждены 10–11 мая 1943 года.


Т-34 и Т-70 движутся к фронтуРазгадать замыслы немецкого командования относительно того, куда именно будет наступать вермахт в летний период 1943 года, не составляло большого труда. Курский выступ, уходящий на много километров в глубину территории, контролируемой гитлеровцами, был соблазнительной и очевидной мишенью. Уже 12 апреля 1943 года на совещании в Ставке Верховного Главнокомандования СССР было принято решение перейти к преднамеренной, спланированной и мощной обороне в районе Курска. Войска РККА должны были сдержать натиск гитлеровских войск, измотать противника, а затем перейти в контрнаступление и разгромить врага. После этого предполагалось начать общее наступление в западном и юго-западном направлениях.

На тот случай, если бы немцы приняли решение не наступать в районе Курской дуги, был также создан план наступательных действий силами, сосредоточенными на данном участке фронта. Однако приоритетным оставался оборонительный план, и именно к его реализации Красная армия приступила в апреле 1943 года.

САУ СУ-76. 1943 год. Под КурскомОборона на Курской дуге строилась основательная.


его было создано 8 оборонительных рубежей суммарной глубиной около 300 километров. Огромное внимание уделялось минированию подступов к линии обороны: по различным данным, плотность минных полей составляла до 1500–1700 противотанковых и противопехотных мин на километр фронта. Противотанковая артиллерия была не распределена равномерно по фронту, а собрана в так называемые «противотанковые районы» — локализованные скопления противотанковых орудий, закрывавшие сразу несколько направлений и частично перекрывавшие сектора обстрела друг друга. Таким образом достигалась максимальная концентрация огня и обеспечивался обстрел одной наступавшей вражеской части сразу с нескольких сторон.

Перед началом операции войска Центрального и Воронежского фронтов насчитывали суммарно около 1,2 миллиона человек, около 3,5 тысячи танков, 20 000 орудий и миномётов, а также 2800 самолётов. В качестве резерва выступал Степной фронт численностью около 580 000 человек, 1,5 тысячи танков, 7,4 тысячи орудий и миномётов, около 700 самолётов.

С немецкой стороны в битве принимали участие 50 дивизий, насчитывавших, по разным данным, от 780 до 900 тысяч человек, около 2700 танков и САУ, около 10 000 орудий и приблизительно 2,5 тысячи самолётов.

Таким образом, к началу Курской битвы Красная армия имела численное преимущество.


нако не следует забывать, что войска эти располагались в обороне, а следовательно, немецкое командование имело возможность эффективно концентрировать силы и добиваться нужной концентрации войск на участках прорыва. Кроме того, в 1943 году немецкая армия получила в достаточно большом количестве новые тяжёлые танки «Тигр» и средние «Пантера», а также тяжёлые самоходные установки «Фердинанд», которых было в войсках всего лишь 89 (из 90 построенных) и которые, однако, сами по себе представляли немалую угрозу при условии их грамотного применения в нужном месте.

Первый этап битвы. Оборона

Дату перехода немецких войск в наступление оба командования — Воронежского и Центрального фронтов — предугадали довольно точно: по их данным, атаки следовало ожидать в период с 3 по 6 июля. За день до начала битвы советским разведчикам удалось захватить «языка», который сообщил о том, что 5 июля немцы начнут штурм.

Тигр 505-го тяжёлого танкового батальонаСеверный фас Курской дуги удерживал Центральный фронт генерала армии К. Рокоссовского. Зная время начала немецкого наступления, в 2:30 ночи командующий фронтом отдал приказ провести получасовую артиллерийскую контрподготовку. Затем, в 4:30, артиллерийский удар повторили. Эффективность этой меры была достаточно противоречивой. По докладам советских артиллеристов, немцы понесли существенный урон. Однако, судя по всему, это всё-таки не соответствовало действительности. Точно известно о небольших потерях в живой силе и технике, а также о нарушении линий проводной связи противника. Кроме того, теперь немцы точно знали, что внезапного наступления не получится — Красная армия к обороне готова.

В 5:00 утра началась немецкая артиллерийская подготовка. Она ещё не закончилась, когда в наступление вслед за огневым валом пошли первые эшелоны гитлеровских войск. Немецкая пехота при поддержке танков вела наступление по всей полосе обороны 13-й советской армии. Главный удар пришёлся на посёлок Ольховатка. Наиболее мощный натиск испытывал правый фланг армии у села Малоархангельское.

Бой длился приблизительно два с половиной часа, атаку удалось отбить. После этого немцы перенесли напор на левый фланг армии. О том, насколько силён был их натиск, свидетельствует то, что к концу 5 июля войска 15-й и 81-й советских дивизий оказались в частичном окружении. Однако прорвать фронт гитлеровцам пока не удавалось. Всего за первый день сражения немецкие войска продвинулись на 6–8 километров.

6 июля советские войска предприняли попытку контрудара силами двух танковых, трёх стрелковых дивизий и стрелкового корпуса при поддержке двух полков гвардейских миномётов и двух полков самоходных орудий. Фронт удара составлял 34 километра. Поначалу Красной армии удалось оттеснить немцев на 1–2 километра, однако затем советские танки попали под сильный огонь немецких танков и САУ и, после того как 40 машин было потеряно, вынуждены были остановиться. К концу дня корпус перешёл к обороне. Попытка контрудара, предпринятая 6 июля, серьёзного успеха не имела. Фронт удалось «отодвинуть» всего на 1–2 километра.

После неудачи удара на Ольховатку немцы перенесли усилия в направлении станции Поныри. Эта станция имела серьёзное стратегическое значение, прикрывая железную дорогу Орёл — Курск. Поныри были хорошо защищены минными полями, артиллерией и закопанными в землю танками.

САУ «Фердинанд», подбитые у Понырей6 июля Поныри атаковало около 170 немецких танков и САУ, включая 40 «Тигров» 505-го тяжёлого танкового батальона. Немцам удалось прорвать первую линию обороны и продвинуться до второй. Три атаки, последовавшие до конца дня, второй линией были отбиты. На следующий день после упорных атак немецким войскам удалось ещё больше приблизиться к станции. К 15 часам 7 июля противник захватил совхоз «1 Мая» и вплотную подошёл к станции. День 7 июля 1943 года стал кризисным для обороны Понырей, хотя захватить станцию гитлеровцы всё-таки не смогли.

У станции Поныри немецкие войска применили САУ «Фердинанд», оказавшиеся серьёзной проблемой для советских войск. Пробить 200-мм лобовую броню этих машин советские орудия были практически не способны. Поэтому наибольшие потери «Фердинанды» понесли от мин и налётов авиации. Последним днём, когда немцы штурмовали станцию Поныри, было 12 июля.

С 5 по 12 июля тяжёлые бои проходили в полосе действия 70-й армии. Здесь гитлеровцы вели атаку танками и пехотой при господстве в воздухе немецкой авиации. 8 июля немецким войскам удалось осуществить прорыв обороны, заняв несколько населённых пунктов. Локализовать прорыв удалось только вводом резервов. К 11 июля советские войска получили подкрепление, а также авиационную поддержку. Удары пикирующих бомбардировщиков нанесли довольно существенный урон немецким частям. 15 июля, после того как немцы уже окончательно были отброшены, на поле между посёлками Самодуровка, Кутырки и Тёплое военные корреспонденты вели съёмки подбитой немецкой техники. После войны эту хронику стали ошибочно называть «кадрами из-под Прохоровки», хотя под Прохоровкой не были ни одного «Фердинанда», а из-под Тёплого немцам не удалось эвакуировать две подбитые САУ этого типа.

Эвакуация подбитого Т-34В полосе действий Воронежского фронта (командующий — генерал армии Ватутин) боевые действия начались ещё днём 4 июля с ударов немецких частей по позициям боевого охранения фронта и продлились до глубокой ночи.

5 июля началась основная фаза сражения. На южном фасе Курской дуги бои отличались значительно большей напряжённостью и сопровождались более серьёзными потерями советских войск, чем на северном. Причиной тому стала местность, более подходящая для применения танков, и ряд организационных просчётов на уровне советского фронтового командования.

Главный удар немецких войск наносился вдоль шоссе Белгород — Обоянь. Этот участок фронта удерживала 6-я гвардейская армия. Первая атака состоялась в 6 часов утра 5 июля в направлении села Черкасское. Последовали две атаки при поддержке танков и авиации. Обе были отбиты, после чего немцы перенесли направление удара в сторону населённого пункта Бутово. В боях у Черкасского противнику практически удалось осуществить прорыв, но ценой тяжёлых потерь советские войска предотвратили его, зачастую теряя до 50–70% личного состава частей.

В течение 7–8 июля немцам удалось, неся потери, продвинуться ещё на 6–8 километров, однако затем наступление на Обоянь остановилось. Противник искал слабое место советской обороны и, казалось, нашёл его. Этим местом было направление на пока ещё никому не известную станцию Прохоровку.

Советские танки M3 Lee Сражение под Прохоровкой, считающееся одним из самых крупных танковых сражений в истории, началось 11 июля 1943 года. Со стороны немцев в нём принимали участие 2-й танковый корпус СС и 3-й танковый корпус вермахта — всего около 450 танков и САУ. Против них сражались 5-я гвардейская танковая армия генерал-лейтенанта П. Ротмистрова и 5-я гвардейская армия генерал лейтенанта А. Жадова. Советских танков в Прохоровском сражении насчитывалось около 800.

Бой у Прохоровки можно назвать самым обсуждаемым и противоречивым эпизодом Курской битвы. Рамки этой статьи не дают возможности подробно проанализировать его, поэтому ограничимся только тем, что сообщим приблизительные цифры потерь. Немцы безвозвратно лишились около 80 танков и САУ, советские войска потеряли около 270 машин.

Второй этап. Наступление

САУ «Фердинанд», захваченная советскими войсками12 июля 1943 года на северном фасе Курской дуги при участии войск Западного и Брянского фронтов началась операция «Кутузов», также известная как Орловская наступательная операция. 15 июля к ней присоединились войска Центрального фронта.

Со стороны немцев в боях была задействована группировка войск, насчитывавшая 37 дивизий. По современным оценкам, количество немецких танков и САУ, принимавших участие в боях под Орлом, составляло около 560 машин. Советские войска имели серьёзное численное преимущество над противником: на главных направлениях РККА превосходила немецкие войска в шесть раз по количеству пехоты, в пять раз по числу артиллерии и в 2,5–3 раза по танкам.

Немецкие пехотные дивизии оборонялись на хорошо укреплённой местности, оборудованной проволочными заграждениями, минными полями, пулемётными гнёздами и бронеколпаками. Вдоль берегов рек вражескими сапёрами были построены противотанковые препятствия. Следует отметить, однако, что работы над оборонительными линиями немцев ещё не были завершены к моменту начала контрнаступления.

САУ StuG III, уничтоженная советскими войсками12 июля в 5:10 утра советские войска начали артиллерийскую подготовку и нанесли авиационный удар по противнику. Через полчаса начался штурм. К вечеру первого дня Красная армия, ведя тяжёлые бои, продвинулась на расстояние от 7,5 до 15 километров, прорвав главную оборонительную полосу немецких соединений в трёх местах. Наступательные бои шли до 14 июля. В течение этого времени продвижение советских войск составило до 25 километров. Однако к 14 июля немцам удалось перегруппировать войска, в результате чего наступление РККА на некоторое время было остановлено. Наступление Центрального фронта, начавшееся 15 июля, развивалось медленно с самого начала.

Несмотря на упорное сопротивление противника, к 25 июля Красной армии удалось вынудить немцев приступить к отводу войск с Орловского плацдарма. В первых числах августа начались бои за город Орёл. К 6 августа город был полностью освобождён от гитлеровцев. После этого Орловская операция перешла в завершающую фазу. 12 августа начались бои за город Карачев, продолжавшиеся до 15 августа и закончившиеся разгромом группировки немецких войск, защищавшей этот населённый пункт. К 17–18 августа советские войска вышли к оборонительной линии «Хаген», построенной немцами восточнее Брянска.

Официальной датой начала наступления на южном фасе Курской дуги считается 3 августа. Однако немцы приступили к постепенному отводу войск с занимаемых позиций ещё 16 июля, а с 17 июля части Красной армии начали преследование противника, к 22 июля перешедшее в общее наступление, которое остановилось приблизительно на тех же позициях, которые советские войска занимали на момент начала Курской битвы. Командование требовало немедленного продолжения боевых действий, однако из-за истощения и усталости подразделений дату перенесли на 8 дней.

К 3 августа в войсках Воронежского и Степного фронтов насчитывалось 50 стрелковых дивизий, около 2400 танков и САУ, более 12 000 орудий. В 8 часов утра, после артиллерийской подготовки, советские войска начали наступление. В первый день операции продвижение частей Воронежского фронта составило от 12 до 26 км. Войска Степного фронта за день продвинулись только на 7–8 километров.

4–5 августа шли бои по ликвидации белгородской группировки противника и освобождению города от немецких войск. К вечеру Белгород был взят частями 69-й армии и 1-го механизированного корпуса.

К 10 августа советские войска перерезали железную дорогу Харьков — Полтава. До окраин Харькова оставалось около 10 километров. 11 августа немцы нанесли удар в районе Богодухова, существенно ослабивший темп наступления обоих фронтов РККА. Ожесточённые бои продолжались до 14 августа.

Степной фронт вышел на ближние подступы к Харькову 11 августа. В первый день наступающие части успеха не имели. Бои на окраинах города шли до 17 июля. Тяжёлые потери несли обе стороны. Как в советских, так и в немецких частях не редкостью были роты, насчитывавшие по 40–50 человек, а то и меньше.

Последний контрудар немцы нанесли у Ахтырки. Здесь им даже удалось осуществить локальный прорыв, но глобально ситуацию это уже не изменило. 23 августа начался массированный штурм Харькова; именно этот день считается датой освобождения города и окончания Курской битвы. Фактически же бои в городе полностью прекратились только к 30 августа, когда были подавлены остатки немецкого сопротивления.

Обсудить материал можно здесь.

worldoftanks.ru

Что посмотреть

Въезд в мемориальный комплекс можно легко заметить издалека благодаря монументу советским танкистам, павшим в битве на Курской дуге, который представляет собой танк Т-34 на постаменте из красного гранита. Направляясь к главному мемориалу, вы минуете Вечный огонь и подойдете к 44-метровой дугообразной стеле, символизирующей линию фронта. Ее изломанные грани украшены барельефами с изображением солдат Курской дуги — пехотинцев, танкистов и летчиков, а по обеим сторонам возвышаются дальнобойные орудия тех лет.

В постаменте стелы находится Зал боевой славы, попасть в которой можно, спустившись по ступенькам с тыльной стороны мемориала. В его экспозиции представлены подлинные артефакты Курской битвы: снаряды, предметы обмундирования, фронтовые аптечки и посуда, фрагменты тяжелой техники, архивные фотографии и документы, агитплакаты и письма с фронта.

Далее стоит пройти каштановой аллеей к легендарному истребителю «Як» — он потрясает своей миниатюрностью и хрупкостью, а затем осмотреть обелиск в форме двойного меча, символизирующий соединение двух фронтов на Курской дуге. Немного поодаль расположена братская могила артиллеристов, увенчанная гранитным лавровым венком. Стоит увидеть и знаменитую пушку Азарова — усовершенствованное орудие, использование которого во многом предопределило успех битвы.

Посещая огневые позиции, можно спуститься в окоп, осмотреть землянку, окинуть взглядом горизонт сквозь прицел дальнобойного орудия. А в часовне Георгия Победоносца можно увидеть 7000 мраморных табличек с высеченными именами погибших в битве.

tonkosti.ru

ХРОНИКА КУРСКОЙ БИТВЫ 5-12 июля

5 июля – 04:30 немцы наносят артиллерийский удар — это ознаменовало начало сражения на Курской дуге.

6 июля –  в сражении у сел Соборовка и Поныри участвовало свыше 2000 танков с обеих сторон. Немецкие танки не смогли прорвать оборону советских войск.

7 июля – советские войска продолжают сдерживать немецкую 9-ю армию на севере.

9 июля – на юге 4-я танковая армия Гота продвинулась на 19 км к Обояни.

10 июля – 9-я армия Моделя не смогла прорвать оборону советских войск на северном фасе дуги и перешла к обороне.

11 июля – немецкая группа армий «Юг» наносит удар в направлении Прохоровки.

12 июля – советские танки сдерживают удар немецких танков в грандиозном сражении под Прохоровкой.

Предыстория. Решающая ставка

наверх

Летом 1943 года Гитлер направил всю военную мощь Германии на Восточный фронт, чтобы добиться решающей победы на Курской дуге.

После капитуляции немецких войск в Сталинграде в феврале 1943 года, казалось, что должен обрушиться весь южный фланг Вермахта. Однако немцам чудом удалось удержаться. Они выиграли сражение под Харьковом и стабилизировали линию фронта. С началом весенней распутицы Восточный фронт застыл, протянувшись от пригородов Ленинграда на севере к западу от Ростова на Черном море.

Весной обе стороны подвели итоги. Советское руководство хотело возобновить наступление. В германском командовании в связи с осознанием невозможности восполнения ужасающих потерь последних двух лет возникло мнение о переходе к стратегической обороне. Весной в танковых войсках Германии оставалось лишь 600 машин. Некомплект немецкой армии в целом составлял 700 000 человек.

Возрождение танковых частей Гитлер поручил Гейнцу Гудериану, назначив его главным инспектором бронетанковых войск. Гудериан, один из творцов молниеносных побед начала войны в 1939-1941 годы, изо всех сил старался увеличить количество и повысить качество танков, а также помог принять на вооружение новые типы машин, такие как Pz.V «Пантера».

Но он категорически возражал против ведения каких бы то ни было наступлений.

Проблемы со снабжением

Немецкое командование пребывало в затруднительном положении. В течение 1943 года советская мощь могла только возрасти. Качество советских войск и снаряжения также быстро улучшалось. Даже для перехода немецкой армии к обороне резервов явно не хватало. Фельдмаршал Эрих фон Манштейн считал, что с учетом превосходства немцев в умении вести маневренную войну проблему решит «эластичная оборона» с «нанесением врагу мощных локальных ударов ограниченного характера, постепенно подрывающих его мощь до решающего уровня».

Гитлер попытался решить две проблемы. Сначала он стремился достичь успеха на Востоке, чтобы побудить Турцию вступить в войну на стороне стран Оси. Во-вторых, поражение войск стран Оси в Северной Африке означало, что летом союзники вторгнутся в южную Европу. Это еще больше ослабит Вермахт на востоке из-за необходимости перегруппировки войск для борьбы с новой угрозой. Итогом всего этого стало решение немецкого командования начать наступление на Курской дуге — так назывался выступ в линии фронта, имевший 100 км в поперечнике у своего основания. В операции, получившей кодовое обозначение «Цитадель», немецкие танковые армады должны были наступать с севера и юга. Победа сорвала бы планы летнего наступления Красной Армии и сократила линию фронта.

Планы германского командования раскрыты

Немецкие планы наступления на Курской дуге стали известны Ставке Верховного глаавнокомандования от советского резидента «Люци» в Швейцарии и от британских дешифровщиков. На совещании 12 апреля 1943 года маршал Жуков убедительно возразил, что вместо начала упреждающего наступления советских войск «лучше будет, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем его танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добьем основную группировку противника». Сталин согласился. Красная Армия начала создавать на выступе систему мощной обороны.

Немцы собирались нанести удар в конце весны либо в начале лета, но сосредоточить ударные группировки им не удавалось. Только 1 июля Гитлер сообщил своим командующим, что операцию «Цитадель» придется начать 5 июля. Уже через сутки Сталин узнал от «Люци», что удар будет нанесен в период с 3 по 6 июля.

Немцы планировали срезать выступ под его основанием мощными одновременными ударами с севера и юга. На севере 9-я армия (генерал-полковник Вальтер Модель) из группы армий «Центр» должна была пробиться прямо к Курску и к востоку до Малоархангельска. В эту группировку вошли 15 пехотных дивизий и семь танковых и моторизованных дивизий. На юге 4-я танковая армия генерала Германа Гота из группы армий «Юг» должна была прорвать советскую оборону между Белгородом и Герцовкой, занять город Обоянь, а затем наступать на Курск на соединение с 9-й армией. Армейская группировка «Кемпф» должна была прикрывать фланг 4-й танковой армии. Ударный кулак группы армий «Юг» состоял из девяти танковых и моторизованных дивизий и восьми пехотных дивизий.

Советские войска

Северный фас дуги оборонял Центральный фронт генерала армии Константина Рокоссовского. На юге наступление немцев должен был отражать Воронежский фронт генерала армии Николая Ватутина. В глубине выступа были сосредоточены мощные резервы в составе Степного фронта генерал-полковника Ивана Конева. Создавалась надежная противотанковая оборона. На самых танкоопасных направлениях было установлено до 2000 противотанковых мин на каждый километр фронта.

Противоборствующие стороны. Великое противостояние

наверх

В Курском сражении танковые дивизии Вермахта столкнулись с реорганизованной и хорошо оснащенной Красной Армией. 5 июля началась операция «Цитадель» — в наступление пошла опытная и закаленная в боях немецкая армия. Ее основной ударной силой были танковые дивизии. Их штатный состав в тот период войны был 15 600 человек и 150-200 танков в каждой. В действительности эти дивизии включали в среднем по 73 танка. Однако в трех танковых дивизиях СС (а также дивизии «Великая Германия») имелось по 130 (и более) боеспособных танков. Всего немцы располагали 2700 танками и штурмовыми орудиями.

В основном в битве на Курской дуге участвовали танки типа Pz.III и Pz.IV. Командование германских войск возлагало большие надежды на ударную мощь новых танков «Тигр I», «Пантера» и самоходных орудий «Фердинанд». «Тигры» проявили себя неплохо, но у «Пантер» проявились некоторые недостатки, в частности, связанные с ненадежными трансмиссией и ходовой частью, как и предупреждал Гейнц Гудериан.

В сражении участвовали 1800 самолетов Люфтваффе, особенно активно действовавших в начале наступления. Эскадрильи бомбардировщиков Ju 87 последний раз в этой войне наносили классические массированные бомбовые удары в пикировании.

Немцы в ходе Курской битвы столкнулись с надежными советскими оборонительными рубежами большой глубины. Им не удавалось ни прорвать, ни обойти их. Поэтому германским войскам пришлось создавать новую тактическую группировку для прорыва. Танковый клин — «Panzerkeil» — должен был стать «консервным ножом» для вскрытия советских противотанковых узлов обороны. Во главе ударной группировки шли тяжелые танки «Тигр I» и истребители танков «Фердинанд» с мощным противосна-рядным бронированием, выдерживавшим попадание снарядов советских средств противотанковой обороны. За ними следовали более легкие «Пантеры», Pz.IV и Pz.HI, рассредоточенные по фронту с интервалами до 100 м между танками. Для обеспечения взаимодействия в наступлении каждый танковый клин постоянно поддерживал радиосвязь с ударной авиацией и полевой артиллерией.

Красная армия

В 1943 году боевая мощь Вермахта клонилась к закату. А вот Красная Армия стремительно превращалась в новое, более эффективное формирование. Вновь была введена форма с погонами и знаками частей. Многие прославившиеся части заслужили звание «гвардейских», как в царской армии. Основным танком Красной Армии стал Т-34. Но уже в 1942 году модифицированные немецкие танки Pz.IV смогли сравниться с этим танком по своим данным. С появлением в немецкой армии танков «Тигр I» стало ясно, что бронирование и вооружение Т-34 нуждаются в усилении. Самой мощной боевой машиной в Курской битве стал истребитель танков СУ-152, поступивший в войска в ограниченном количестве. Эта самоходно-артиллерийская установка была вооружена 152-мм гаубицей, очень эффективно действовавшей против вражеской бронетехники.

 Советская армия располагала мощной артиллерией, во многом определившей ее успехи. Истребительнопротивотанковые артбатареи включали 152-мм и 203-мм гаубицы. Также активно применялись боевые машины реактивной артиллерии — «Катюши».

ВВС Красной Армии также были усилены. Истребители Як-9Д и Ла-5ФН cвели на нет техническое превосходство немцев. Эффективным оказался и штурмовик Ил-2 М-3.

Тактика победы

Хотя в начале войны немецкая армия и обладала превосходством в мастерстве применения танков, к 1943 году эта разница стала почти незаметной. Храбрость советских танкистов и отвага пехоты в обороне также свели на нет опыт и тактические преимущества немцев. Красноармейцы стали мастерами обороны. Маршал Жуков понял, что в Курской битве стоит применить это умение во всем блеске. Его тактика была проста: сформировать глубокую и развитую оборонительную систему и заставить немцев увязнуть в лабиринтах траншей в тщетных попытках прорыва. Советские войска с помощью местного населения вырыли тысячи километров окопов, траншей, противотанковых рвов, густо уложили минные поля, возвели проволочные заграждения, подготовили огневые позиции для артиллерии и минометов И Т.Д.

Были укреплены села и привлечены к сооружению рубежей обороны до 300 000 гражданских лиц, главным образом женщин и детей. В ходе Курской битвы Вермахт безнадежно завяз в обороне Красной Армии.

Первый этап. Удар с Севера

наверх

Танки и пехота 9-й армии Моделя начали наступление на Поныри, но натолкнулись на мощные советские оборонительные рубежи. Вечером 4 июля на северном фасе дуги войсками Рокоссовского была захвачена команда немецких саперов. На допросе они показали, что наступление начнется утром в 03:30.

С учетом этих данных Рокоссовский приказал начать в 02:20 контрартподготовку по районам сосредоточения германских войск. Это задержало начало немецкого наступления, но все-таки в 05:00 начался интенсивный артобстрел передовых частей Красной Армии.

Немецкая пехота с огромным трудом продвигалась по плотно простреливаемой местности, неся серьезные потери от установленных с высокой плотностью противопехотных мин. К концу первого дня, например, две дивизии, являвшиеся основной ударной силой группировки на правом фланге немецких войск — 258-я пехотная, имевшая задачу прорываться вдоль шоссе Орел  Курск, и 7-я пехотная — вынуждены были залечь и окопаться.

Наступавшие немецкие танки добились более весомых успехов. За первый день наступления 20-я танковая дивизия ценой больших потерь кое-где вклинилась на 6-8 км вглубь полосы обороны, заняв село Бобрик. В ночь с 5 на 6 июля Рокоссовский, оценив обстановку, рассчитал, где немцы будут наступать на следующий день, и быстро перегруппировал части. Советские саперы устанавливали мины. Основным узлом обороны стал городок Малоархангельск.

6 июля немцы старались захватить село Поныри, а также высоту 274 возле села Ольховатка. Но советское командование еще в конце июня оценило значение этой позиции. Поэтому 9-я армия Моделя наткнулась на самый укрепленный участок обороны.

6 июля немецкие войска пошли в наступление с танками «Тигр I» в авангарде, но им пришлось не только прорываться через оборонительные рубежи Красной Армии, но и отбивать контратаки советских танков. 6 июля 1000 немецких танков начали атаку на фронте в 10 км между селами Поныри и Соборовка и понесли серьезные потери на подготовленных рубежах обороны. Пехота пропускала танки и затем поджигала их, бросая бутылки с зажигательной смесью на жалюзи моторов. Вкопанные танки Т-34 вели огонь с небольших дистанций. Немецкая пехота продвигалась со значительными потерями — вся местность интенсивно обстреливалась пулеметами и артиллерией. Хотя советские танки и понесли урон от огня мощных 88-мм пушек танков «Тигр», потери немцев оказались очень тяжелыми.

Германские войска были остановлены не только в центре, но и на левом фланге, где вовремя подоспевшее в Малоархангельск подкрепление усилило оборону.

Вермахт так и не смог преодолеть сопротивление Красной Армии и смять войска Рокоссовского. Немцы лишь вклинивались на незначительную глубину, но каждый раз, когда Модель думал, что ему удалось прорваться, советские войска отходили, и враг наталкивался на новую линию обороны. Уже 9 июля Жуков дал северной группировке войск секретный приказ готовиться к переходу в контрнаступление.

Особенно сильные бои велись за деревню Поныри. Как в Сталинграде, хотя и не в таком масштабе, за важнейшие позиции — школу, водонапорную башню и машинно-тракторную станцию — разгорелись отчаянные схватки. В ходе ожесточенных боев они многократно переходили из рук в руки. 9 июля немцы бросили в бой штурмовые орудия «Фердинанд», но сопротивление советских войск сломить не удалось.

Хотя немцы все-таки овладели большей частью села Поныри, они понесли серьезные потери: более 400 танков и до 20000 солдат. Моделю удалось вклиниться на 15 км вглубь оборонительных рубежей Красной армии. 10 июля Модель бросил свои последние резервы на решающий штурм высот у Ольховатки, но потерпел неудачу.

Следующий удар был намечен на 11 июля, однако к тому времени у немцев возникли новые причины для беспокойства. Советские войска предприняли разведку боем на северном участке, что стало началом контрнаступления Жукова на Орел в тыл 9-й армии. Моделю пришлось отводить танковые части для устранения этой новой угрозы. Уже к полудню Рокоссовский мог доложить в Ставку Верховного Главнокомандования, что 9-я армия достоверно выводит свои танки из боя. Сражение на северном фасе дуги было выиграно.

Карта-схема сражения за село Поныри

5-12 июля 1943 года. Вид с юго востока
События

 
1. 5 июля немецкая 292-я пехотная дивизия атакует северную часть села и насыпь.
2. Эту дивизию поддерживают 86-я и 78-я пехотные дивизии, атаковавшие советские позиции в самом селе и возле него.
3. 7 июля усиленные части 9-й и 18-й танковых дивизий атакуют Поныри, но наталкиваются на советские минные поля, огонь артиллерии и вкопанных танков. Штурмовики Ил-2 М-3 наносят удары по наступающим танкам с воздуха.
4. В самом селе кипят ожесточенные рукопашные схватки. Особенно жаркие бои происходили у водонапорной башни, школы, машинно-тракторной и железнодорожной станций. Немецкие и советские войска изо всех сил стремились овладеть этими ключевыми узлами обороны. Из-за этих боев Поныри стали, называть «Курским Сталинградом».
5. 9 июля 508-й полк немецких гренадеров при поддержке нескольких самоходных орудий «Фердинанд» наконец занимает высоту 253.3.
6. Хотя к вечеру 9 июля германские войска и продвинулись вперед, но ценой очень тяжелых потерь.
7. Для завершения прорыва на данном участке Модель в ночь с 10 на 11 июля бросает на штурм свой последний резерв, 10-ю танковую дивизию. К этому времени 292-я пехотная дивизия была обескровлена. Хотя 12 июля немцы и заняли большую часть села Поныри, им так и не удалось полностью прорвать советскую оборону.

 Второй этап. Удар с юга

наверх

Группа армий «Юг» являлась самым мощным формированием немецких войск во время Курской битвы. Ее наступление стало серьезным испытанием для Красной Армии. Остановить наступление 9-й армии Моделя с севера удалось сравнительно легко в силу ряда причин. Советское командование ожидало, что решающий удар немцы нанесут именно на этом направлении. Поэтому на фронте Рокоссовского была создана более мощная группировка. Однако немцы сконцентрировали свои лучшие войска на южном фасе дуги. Воронежский фронт Ватутина располагал меньшим количеством танков. Из-за большей протяженности фронта здесь не удалось создать оборону с достаточно высокой плотностью войск. Уже на начальном этапе немецкие передовые части смогли достаточно быстро прорвать советскую оборону на юге.

Ватутину стала известна точная дата начала немецкого наступления, как и на севере, вечером 4 июля, и он смог организовать контрартподготовку по немецким ударным силам. Немцы начали артобстрел в 03:30. В отчетах они указали, что в этой артподготовке было израсходовано больше снарядов, чем в целом за все время войны с Польшей и Францией в 1939 и 1940 годах.

Главной силой на левом фланге немецкой ударной группировки был 48-й танковый корпус. Его первой задачей был прорыв линии советской обороны и выход к реке Пена. В этом корпусе было 535 танков и 66 штурмовых орудий. 48-й корпус смог занять село Черкасское лишь после ожесточенных боев, сильно подорвавших мощь этого соединения.

2-й танковый корпус СС

В центре немецкой группировки наступал 2-й танковый корпус СС под командованием Пауля Хауссера (390 танков и 104 штурмовых орудия, включая 42 танка «Тигр» из 102 машин этого типа в составе группы армий «Юг»), Этот корпус также смог продвинуться в первый день благодаря хорошему взаимодействию с авиацией. Но на правом фланге немецких войск армейская оперативная группа «Кемпф» безнадежно завязла неподалеку от переправ через реку Донец.

Эти первые наступательные действия немецкой армии обеспокоили Ставку Верховного Главнокомандования. Воронежский фронт усилили пехотой и танками.

Несмотря на это, на следующий день немецкие танковые дивизии СС развили успех. Мощная 100-мм лобовая броня и 88-мм пушки наступавших танков «Тигр 1» делали их почти неуязвимыми для огня советских орудий и танков. К вечеру 6 июля немцы прорвали еще одну советскую полосу обороны.

Стойкость Красной Армии

Однако неудача оперативной группы «Кемпф» на правом фланге означала, что 2-му танковому корпусу СС придется прикрывать свой правый фланг собственными штатными частями, что мешало наступлению. 7 июля действиям немецких танков сильно препятствовали массированные налеты советских ВВС. Все же 8 июля казалось, что 48-й танковый корпус сможет прорваться к Обояни и атакует фланги советской обороны. В тот день немцы заняли Сырцово, несмотря на упорные контратаки советских танковых частей. Т-34 бьли встречены плотным огнем танков «Тигр» элитной танковой дивизии «Великая Германия» (104 танка и 35 штурмовых орудий). Обе стороны понесли тяжелые потери.

В течение 10 июля 48-й танковый корпус продолжал атаковать Обоянь, но к этому времени немецкое командование решило лишь имитировать удар на этом направлении. 2-му танковому корпусу СС был отдан приказ атаковать советские танковые части в районе Прохоровки. Выиграв это сражение, немцы смогли бы прорвать оборону и выйти в советские тылы на оперативный простор. Прохоровка должна была стать местом танкового боя, решавшего судьбу всей Курской битвы.

Карта-схема обороны Черкасского

Удар 48-танкового корпуса 5 июля 1943 года – вид с юга
События:

1. В ночь с 4 на 5 июля немецкие саперы расчищают проходы в советских минных полях.
2. В 04:00 по всему фронту 4-й танковой армии немцы начинают артподготовку.
3. Новые танки «Пантера» 10-й танковой бригады начинают наступление при поддержке фузилерного полка дивизии «Великая Германия». Но почти сразу они натыкаются на советские минные поля. Пехота понесла большие потери, боевые порядки смешались, а танки остановились под сосредоточенным ураганным огнем советской противотанковой и полевой артиллерии. Вперед вышли саперы для снятия мин. Таким образом, встал весь левый фланг наступления 48-го танкового корпуса. Затем «Пантеры» были переброшены для поддержки основных сил дивизии «Великая Германия».
4. Наступление основных сил дивизии «Великая Германия» началось в 05:00. В голове ударной группировки рота танков «Тигр» этой дивизии при поддержке танков Pz.IV, «Пантера» и штурмовых орудий прорвала советскую полосу обороны перед селом Черкасское.В ожесточенных боях этот участок занят батальонами гренадерского полка; к 09:15 немцы вышли к селу.
5. Правее дивизии «Великая Германия» 11-я танковая дивизия прорывает советскую линию обороны.
6. Советские войска оказывают упорное сопротивление – местность перед деревней заполнена подбитыми немецкими танками и противотанковыми орудиями; из 11-й танковой дивизии выведена группа бронетехники для удара по восточному флангу советской обороны.
7. Генерал-лейтенант Чистяков, командующий 6-й гвардейской армией, для отражения немецкого наступления усиливает 67-ю гвардейскую стрелковую дивизию двумя полками противотанковых орудий. Это не помогло. К полудню немцы ворвались в село. Советские войска вынуждены были отступить.
8. Мощная оборона и сопротивление советских войск останавливают 11-ю танковую дивизию перед мостом на реке Псёл, который планировали захватить в первый день наступления.

Третий этап. Сражение под Прохововкой

наверх

12 июля немецкие и советские танки столкнулись в бою под Прохоровкой, решившем судьбу всей Курской битвы. 11 июля немецкое наступление на южном фасе Курской дуги достигло своей кульминации. В тот день произошли три значительных события. Во-первых, на западе 48-й танковый корпус достиг реки Пены и подготовился для дальнейшего наступления на запад. В этом направлении оставались оборонительные рубежи, через которые немцам еще предстояло прорываться. Советские войска постоянно переходили в контратаки, сковывая свободу действий немцев. Поскольку теперь германским войскам предстояло наступать далее на восток, на Прохоровку, продвижение 48-го танкового корпуса приостановилось.

Также 11 июля армейская оперативная группа «Кемпф» на крайнем правом фланге немецкого наступления, наконец, начала продвигаться на север. Она прорвала оборону Красной Армии между Мелехово и станцией Сажное. Три танковые дивизии группы «Кемпф» могли наступать к Прохоровке. 300 единиц немецкой бронированной техники шли на поддержку еще более крупной группировки из 600 танков и штурмовых орудий 2-го танкового корпуса СС, подходивших к этому городу с запада. Их быстрое продвижение на восток советское командование готовилось встретить организованным контрударом. Этот немецкий маневр был опасен для всей системы обороны Советской армии, и на данный участок стягивались силы для подготовки к решающему сражению с мощной немецкой бронетанковой группировкой.

12 июля — решающий день

Всю короткую летнюю ночь советские и немецкие танкисты готовили свои машины к сражению, которое предстояло на следующий день. Задолго до рассвета в ночи раздался рокот прогреваемых танковых моторов. Вскоре их басовитый гул заполнил всю округу.

Танковому корпусу СС противостояла 5-я гвардейская танковая армия (Степной фронт) генерал-лейтенанта Ротмистрова с приданными и поддерживающими частями. Со своего командного пункта к юго-западу от Прохоровки Ротмистров наблюдал за позициями советских войск, которые в тот момент подверглись бомбардировке немецкой авиации. Затем в наступление пошли три танковые дивизии СС: «Тотенкопф», «Лейбштандарт» и «Дас Райх», с танками «Тигр» в авангарде. В 08:30 советская артиллерия открыла огонь по немецким войскам. Вслед за этим в бой вступили советские танки. Из 900 танков Красной Армии только 500 машин были Т-34. Они атаковали немецкие танки «Тигр» и «Пантера» на максимальных скоростях, чтобы не дать противнику возможности использовать превосходство орудий и брони его танков на дальней дистанции. Сблизившись, советские танки смогли поражать немецкие машины, ведя огонь по более слабой бортовой броне.

Советский танкист вспоминал тот первый бой: «Солнце помогало нам. Оно хорошо освещало контуры немецких танков и слепило глаза врагу. Первый эшелон атаковавших танков 5-й гвардейской танковой армии на полном ходу врезался в боевые порядки немецко-фашистских войск. Сквозная танковая атака была настолько стремительна, что передние ряды наших танков пронизали весь строй, весь боевой порядок противника. Боевые порядки перемешались. Появление такого большого количества наших танков на поле сражения явилось для врага полной неожиданностью. Управление в его передовых частях и подразделениях вскоре нарушилось. Немецко-фашистские танки «Тигр», лишенные в ближнем бою преимущества своего вооружения, успешно расстреливались нашими танками Т-34 с коротких расстояний, и в особенности при попадании в борт. По существу это была танковая рукопашная. Русские танкисты шли на таран. Танки вспыхивали как свечи, попадая под прямые выстрелы, разлетались на части от взрыва боекомплекта, слетали башни».

Густой черный маслянистый дым клубился над всем полем битвы. Советским войскам не удалось прорвать немецкие боевые порядки, но и немцы не смогли достичь успеха в наступлении. Такая ситуация сохранялась всю первую половину дня. Атака дивизий «Лейбштандарт» и «Дас Райх» началась успешно, но Ротмистров ввел свои последние резервы и остановил их, хотя и ценой чувствительных потерь. Дивизия «Лейбштандарт», например, доложила, что уничтожила 192 советских танка и 19 противотанковых орудий, потеряв только 30 своих танков. К вечеру 5-я гвардейская танковая армия потеряла до 50 процентов своих боевых машин, но немцы тоже понесли урон в размере примерно 300 из 600 танков и штурмовых орудий, вышедших в атаку утром.

Поражение германской армии

Это колоссальное танковое сражение могли выиграть немцы, если бы 3-й танковый корпус (300 танков и 25 штурмовых орудий) подошел на выручку с юга, но ему это не удалось. Противостоявшие ему части Красной Армии умело и стойко оборонялись, так что армейской группе «Кемпф» до вечера так и не удалось прорваться к позициям Ротмистрова.

С 13 до 15 июля немецкие части продолжали вести наступательные действия, но к тому времени сражение ими уже было проиграно. 13 июля фюрер сообщил командующим группы армий «Юг» (фельдмаршал фон Манштейн) и группы армий «Центр» (фельдмаршал фон Клюге), что решил отказаться от продолжения операции «Цитадель».

Карта-схема танкового сражения под Прохоровкой

Удар танков Хауссера утром 12 июля 1943 года, вид с юго-востока.
События:

1. Еще до 08:30 самолеты Люфтваффе начинают интенсивную бомбардировку советских позиций около Прохоровки. 1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и 3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф» наступают, выстроившись в плотный клин с танками «Тигр» во главе и более легкими Pz.III и IV на флангах.
2. В это же самое время первые группы советских танков выходят из замаскированных укрытий и устремляются на наступающего врага. Советские танки врезаются в центр немецкой бронированной армады на высокой скорости, тем самым снижая преимущество дальнобойных пушек «Тигров».
3. Столкновение бронированных «кулаков» переходит в ожесточенное и хаотическое сражение, распавшееся на множество локальных действий и индивидуальных танковых боев на очень близкой дистанции (огонь велся практически в упор). Советские танки стремятся охватить фланги более тяжелых немецких машин, тогда как «Тигры» ведут огонь с места. Весь день и даже в наступающих сумерках продолжается яростное сражение.
4. Незадолго до полудня по дивизии «Тотенкопф» наносят удар два советских корпуса. Немцы вынуждены перейти к обороне. В ожесточенном сражении, длившемся весь день 12 июля, эта дивизия несет большие потери в людях и боевой технике.
5. Весь день 2-я танковая дивизия СС «Дас Райх» ведет очень тяжелые бои со 2-м гвардейским танковым корпусом. Советские танки стойко сдерживают наступление немецкой дивизии. К концу дня сражение продолжается даже с наступлением темноты. Советское командование предположительно оценивает потери обеих сторон в ходе сражения под Прохоровкой в 700 машин

Итоги Курской Битвы

наверх

Результатом победы в сражении под Курском стал переход стратегической инициативы к Красной Армии. На исход Курского сражения повлияло, в том числе и то, что в тысяче километров к западу союзники осуществили высадку на Сицилии (операция «Хаски»), Для германского командования это означало необходимость отвести войска с Восточного фронта. Результаты же немецкого генерального наступления под Курском оказались плачевными. Мужество и стойкость советских войск, а также самоотверженный труд при возведении самых мощных из создававшихся когда-либо полевых укреплений остановили отборные танковые дивизии Вермахта.

Как только наступление немцев захлебнулось, Красная Армия подготовила свое наступление. Оно началось на севере. Остановив 9-ю армию Моделя, советские войска сразу перешли в наступление на Орловском выступе, глубоко вдававшемся в советский фронт. Оно началось 12 июля и стало основной причиной отказа Моделя на северном фасе от продолжения продвижения, способного повлиять на ход сражения под Прохоровкой. Моделю самому пришлось вести отчаянные оборонительные бои. Советское наступление на Орловском выступе (операция «Кутузов») не смогло отвлечь значительных сил Вермахта, но немецкие войска понесли большие потери. К середине августа они отошли на подготовленный рубеж обороны (линия «Хаген»), В боях с 5 июля группа армий «Центр» потеряла до 14 дивизий, которые уже так и не удалось восполнить.

На южном фасе Красная Армия понесла серьезные потери, особенно в сражении у Прохоровки, но смогла сковать немецкие части, вклинившиеся в Курский выступ. 23 июля немцам пришлось отойти к позициям, которые они занимали до начала операции «Цитадель». Теперь Красная Армия была готова к освобождению Харькова и Белгорода. 3 августа началась операция «Румянцев», а к 22 августа немцев выбили из Харькова. К 15 сентября группа армий «Юг» фон Манштейна отошла на западный берег Днепра.

Потери в Курской битве оцениваются по-разному. Это объясняется рядом причин. Например, оборонительные бои под Курском с 5 по 14 июля плавно перетекли в фазу советского контрнаступления. Пока 13 и 14 июля группа армий «Юг» все еще пыталась продолжать свое наступление у Прохоровки, уже началось советское наступление против группы армий «Центр» в ходе операции «Кутузов», которая часто рассматривается отдельно от Курской битвы. Немецкие отчеты, составлявшиеся наспех в ходе интенсивных боев и затем переписывавшиеся задним числом, крайне неточны и неполны, в то время как наступавшей Красной Армии было некогда считать свои потери после боя. Сказывалось и огромное значение, которое эти данные имели с точки зрения пропаганды обеих сторон.

Согласно некоторым исследованиям, например, полковника Дэвида Гланца, с 5 по 20 июля 9-я армия группы армий «Центр» потеряла 20 720 человек, соединения группы армий «Юг» – 29 102 человека. Всего – 49 822 человека. Потери же Красной Армии, по довольно спорным данным, которыми оперируют западные аналитики, почему-то оказались выше более чем в три раза: 177 847 человек. Из них 33 897 человек потерял Центральный фронт и 73 892 человек — Воронежский фронт. Еще 70 058 человек составили потери Степного фронта, действовавшего в качестве главного резерва.

Потери бронетехники также трудно оценить. Часто подбитые танки ремонтировали или восстанавливали в тот же либо на следующий день, даже под огнем врага. С учетом эмпирического закона, гласящего, что обычно полностью списывается до 20 процентов поврежденных танков, в Курской битве немецкие танковые соединения потеряли поврежденными 1б12 машин, из них 323 единицы безвозвратно. Потери советских танков оцениваются в 1600 машин. Это объясняется наличием у немцев более мощных танковых пушек.

В ходе операции «Цитадель» немцы потеряли до 150 самолетов, и еще до 400 машин были утрачены во время последовавшего наступления. ВВС Красной Армии потеряли свыше 1100 самолетов.

Курская битва стала поворотной точкой войны на Восточном фронте. Вермахт больше не смог вести генеральных наступлений. Поражение Германии стало только вопросом времени. Вот почему с июля 1943 года многие стратегически мыслящие немецкие военачальники поняли, что война проиграна.

militaryreview.su

  1. ↑ О. А. Лосик — Начальник Военной академии бронетанковых войск, профессор, генерал-полковник. Из выступления 20 июля 1973 г. в ИВИ МО СССР на научной сессии, посвящённой 30-летию разгрома немецко-фашистских войск на Курской дуге.
  2. ↑ . К 4 июля 1943 года в составе «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» насчитывалось 190 танков и САУ, больше, чем в любой танковой дивизии вермахта (за исключением дивизии «Великая Германия», являющейся на тот момент самым мощным танковым соединением вермахта).
  3. ↑ В 1979—1991 гг. первый заместитель начальника ПГУ КГБ СССР; после отставки руководил группой консультантов Службы внешней разведки России.
  4. ↑ Документ опубликован в «Очерках истории Российской внешней разведки». Указан и его номер — 136/М, что значит «Меркулов», нарком государственной безопасности, и дата — 7 мая 1943 года, когда документ пошел в ГКО
  5. ↑ Швейцарская группа, известная как Lucy, начиная с мая 1941, поставляла в СССР информацию о стратегических планах Германии на Восточном фронте. В том числе были переданы сроки и план операции «Цитадель». Точных сведений об источниках Lucy нет. Существует мнение, что Lucy была каналом, по которому в СССР передавалась информация от британской разведки, полученная в рамках программы «Ультра».
  6. ↑ . Английское правительство делало все возможное для того, чтобы скрыть успехи в расшифровке немецких шифров как от противника, так и от руководства СССР. С этой целью все действия, основанные на данных «Ультра», должны были сопровождаться операциями прикрытия, маскирующими истинный источник информации. Так, для передачи СССР сведений об операции «Цитадель», полученных расшифровкой кода Lorentz, использовалась швейцарская организация Lucy, располагавшая по легенде источником в верхах немецкого руководства.
  7. ↑ Приведен состав задействованных войск в операциях «Кутузов» и «Румянцев» (к началу операций)
  8. ↑ Приведена сумма задействованных войск в операциях «Кутузов» и «Румянцев» (к началу операций)

ru.wikipedia.org

Продолжаем тему Курской дуги…

ПЕРЕД НАСТУПЛЕНИЕМ:

Курская дуга карта
Погрузка боеприпасов к "Тигру"

«Два месяца огромная тень «Цитадели» покрывала Восточный фронт, все наши мысли были заняты только этой операцией. Нас тревожило, что после всей проделанной нами работы по боевой подготовке войск германский генеральный штаб, не желая учитывать горький опыт прошлого года, так неосторожно пускается в опасную авантюру, в которой на карту ставится судьба последних резервов. С каждой неделей становилось все яснее, что выиграть в этой операции мы можем мало, но зато, возможно, очень многое потеряем. Гитлер продолжал откладывать начало наступления под предлогом того, что не были готовы «пантеры», однако из мемуаров Гудериана явствует, что фюрер сомневался в самом замысле операции «Цитадель». На этот раз предчувствие не обмануло его.

Курская дуга карта

Всем известно, что планы и подготовительные мероприятия операций такого масштаба невозможно долго держать в тайне. Русские реагировали на наши действия как раз так, как мы предполагали. Они совершенствовали оборону на вероятных направлениях нашего прорыва, строили несколько оборонительных рубежей и превращали в мощные узлы сопротивления важные в тактическом отношении населенные пункты. Весь район был буквально усеян минами, а у основания выступа сосредоточили очень сильные резервы пехоты и танков. Если бы операция «Цитадель» была начата в апреле или мае, она, вероятно, дала бы значительные результаты, но к июню обстановка коренным образом изменилась. Русские знали, что их ждет, и превратили Курскую дугу в новый Верден.

Курская дуга карта

Если бы даже мы и преодолели минные поля и срезали Курский выступ, мы не многого бы добились. Потери с нашей стороны, конечно, были бы огромными, и мы вряд ли смогли бы что-либо сделать с окруженными в котле многочисленными русскими дивизиями. Что касается резервов русских и упреждения их летнего наступления, то, пожалуй, было более вероятным, что наши собственные резервы перестанут существовать. Вспомните, что заявил генерал Мессими перед наступлением Нивеля в апреле 1917 года{206}: «Орудия вы захватите, пленных и территорию тоже, но понесете огромные потери и не достигнете стратегических результатов».

Курская дуга карта
Похоже проблема с траком

Германское верховное командование совершало точно такую же ошибку, что и за год до этого. Тогда мы штурмовали Сталинград, теперь мы должны были брать превращенный в крепость Курский выступ. В обоих случаях немецкая армия лишалась всех своих преимуществ, связанных с ведением маневренных действий, и должна была вести бои с русскими на выбранных ими позициях. А ведь кампания 1941 и 1942 годов доказала, что наши танковые войска фактически не знали поражений, если они получали возможность свободно маневрировать на огромных просторах России. Вместо того чтобы попытаться создать условия для маневра посредством стратегического отступления и внезапных ударов на спокойных участках фронта, германское командование не придумало ничего лучшего, как бросить наши замечательные танковые дивизии на Курский выступ, ставший к этому времени сильнейшей крепостью в мире.

Курская дуга карта
Район г. Белгород

К середине июня фельдмаршал фон Манштейн и все без исключения его командиры соединений пришли к выводу, что осуществление операции «Цитадель» является безумием. Манштейн решительно настаивал на отказе от наступления, но его не пожелали слушать. Наступление в конце концов было назначено на 4 июля. Для Соединенных Штатов это был праздник Дня Независимости, а для Германии – начало конца.

Курская дуга карта
Танкисты 5-й дивизии СС «Викинг» грузят 88-мм снаряды в «Тигр»

Вообще говоря, план был очень прост: 4-я танковая армия с юга и 9-я армия с север а должны были наступать навстречу друг другу и соединиться восточнее Курска. 4-я армия наносила главный удар по обе стороны Томаровки, имея слева 48-й танковый корпус, а справа танковый корпус СС. В состав танкового корпуса СС входили три танковые дивизии: «Лейбштандарте», «Мертвая голова» и «Рейх». Оперативная группа Кемпф (один танковый и два пехотных корпуса) должна была наступать из района Белгорода в северовосточном направлении, обеспечивая правый фланг войск, наносящих главный удар. В составе 48-го танкового корпуса мы имели 3-ю и 11-ю танковые дивизии и гренадерскую моторизованную дивизию «Великая Германия».

Курская дуга карта

«Великая Германия» была очень сильной дивизией и имела особую организацию. Она располагала примерно 180 танками, 80 из которых составляли батальон «пантер» под командованием подполковника фон Лаухерта, а остальные входили в состав танкового полка. В дивизии было, кроме того, два полка мотопехоты – гренадерский и мотострелковый{207}. Имелся также артиллерийский полк четырехдивизионного состава{208}, дивизион самоходных орудий, противотанковый дивизион, саперный батальон и обычные подразделения связи и обслуживания. В первый и последний раз за всю войну в России дивизии получили перед наступлением отдых в течение нескольких недель и были полностью укомплектованы личным составом и материальной частью. 11-я и 3-я танковые дивизии имели по танковому полку с 80 танками и всю положенную артиллерию.

Таким образом, 48-й танковый корпус располагал примерно 60 самоходными орудиями и более чем 300 танками – такой ударной силы у него уже никогда больше не было.

Курская дуга карта

Местность, на которой должно было развернуться наступление, представляла собой пересеченную множеством речек, ручейков и оврагов широкую равнину с разбросанными по ней в беспорядке населенными пунктами и рощами. Река Пена, протекавшая по этой равнине, имела быстрое течение и крутые берега. К северу местность несколько повышалась, что создавало благоприятные условия для обороны. Проселочные дороги во время дождя становились непроходимыми для всех видов автотранспорта. Густые хлеба затрудняли наблюдение. В общем, если эту местность и нельзя было назвать вполне «танкодоступной», то уж считать ее «танконедоступной» было совершенно неверно.

НА ПОЗИЦИЯХ:

Курская дуга карта
"Тигры" под Курском

Несколько недель пехота находилась на позициях, откуда должно было начаться наступление. Начиная от командиров рот, все офицеры, командовавшие наступающими войсками, «целые дни проводили на этих позициях с целью изучить местность и систему обороны противника. Были приняты все меры предосторожности; чтобы противник не обнаружил танковых частей и не догадался о подготовке наступления, никто из танкистов не носил своей черной формы. План огня и взаимодействие между артиллерией и пехотой были тщательно разработаны. Каждый квадратный метр Курского выступа был сфотографирован с воздуха. Но, хотя эти снимки и давали представление о расположении русских позиций, их длине по фронту и глубине, они не могли вскрыть систему обороны во всех деталях или дать указание на силу оборонявшихся войск, так как русские – большие мастера маскировки. Мы, безусловно, в значительной степени недооценивали их сил{209}.

Курская дуга карта
Виктор Шуберт в башне своего Pz.III перед наступлением на Курской дуге

Особенно серьезная подготовка велась для обеспечения самого тесного взаимодействия между авиацией и наземными войсками. Действительно, ни одно наступление не было так тщательно подготовлено, как это. В дневное время не разрешалось никаких передвижений. Сосредоточение такого большого количества танков и мотопехоты было нелегкой задачей, особенно если учесть, что удобных дорог было мало. Целые ночи напролет штабные офицеры, ответственные за передвижения войск, стояли у дорог и перекрестков для обеспечения безостановочного движения частей. Дожди не позволяли строго выдерживать график, но сосредоточение войск все-таки было закончено вовремя и без какого-либо противодействия со стороны русских.

Курская дуга карта
Pz.Kpfw IV Ausf.G 20-й танковой дивизии, операция "Цитадель", июль 1943г.

В отличие от обычной практики мы должны были начать наступление не на рассвете, а в середине дня. День 4 июля выдался жарким и душным, во всем чувствовалась какаято напряженность. Моральный дух наступающих войск был необычайно высок: они готовы были понести любые потери, но выполнить все поставленные перед ними задачи. К несчастью, задачи им ставились не те, которые нужно было ставить».

Источник: Фридрих Вильгельм фон Меллентин "Танковые сражения 1939-1945 гг."

Курская дуга карта
Экранированный Pz.Kpfw. III в советском селе перед началом операции «Цитадель»

Курская дуга карта
"Фердинанд" из 653-го тяжелого дивизиона истребителей танков накануне "Цитадели". 07.1943г.

Курская дуга карта
Мардер III и панцергренадеры на исходном рубеже перед наступлением

Курская дуга карта
Оберштурмфюрер СС среди солдат перед началом операции "Цитадель" 2 июля 1943г.

Курская дуга карта
Немецкие солдаты из состава войск СС во время операции «Цитадель»

Курская дуга карта
В полной боевой готовности

НАД КАРТОЙ:

Курская дуга карта
Немецкий генерал Эрих фон Манштейн и Герман Брейт у карты военных действий. Белгород. 05.1943г.

Курская дуга карта
Генерал-полковник Гот и генерал-фельдмаршал Манштейн за обсуждением, 21 июня 1943г.

Курская дуга карта
Генерал-фельдмаршал В. Модель изучает карту перед Курской битвой. 06.1943г.

Курская дуга карта
Фельдмаршал Манштейн

Начало здесь:

ЧАСТЬ 1. НЕМЦЫ

НА МАРШЕ. "НЕУДАЧИ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ"

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…)

skaramanga-1972.livejournal.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.