Курская битва техника участвовавшая в ней

Сражение на Курской дуге продолжалась 50 дней. По результатам этой операции стратегическая инициатива окончательно перешла на сторону Красной армии и до окончания войны проводилась в основном в виде наступательных действий с ее стороны.

В день 75-летия начала легендарного сражения сайт телеканала «Звезда» собрал десять малоизвестных фактов о Курской битве.

1. Изначально сражение не планировалось как наступательное

Планируя весенне-летнюю военную кампанию 1943 года, советское командование стояло перед сложным выбором: какой способ действий предпочесть — наступать или обороняться. В своих докладах о ситуации в районе Курской дуги Жуков и Василевский предлагали обескровить противника в оборонительном сражении, а затем перейти в контрнаступление. Ряд военачальников выступили против — Ватутин, Малиновский, Тимошенко, Ворошилов, — однако Сталин поддержал решение об обороне, боясь, что в результате нашего наступления гитлеровцы сумеют прорвать линию фронта. Окончательное решение было принято в конце мая — начале июня, когда стало известно о плане «Цитадель».

Картинка


«Реальный ход событий показал, что решение о преднамеренной обороне было наиболее рациональным видом стратегических действий», — подчеркивает военный историк, кандидат исторических наук Юрий Попов.

2. По численности войск сражение превышало масштабы Сталинградской битвы

Курская битва до сих пор считается одним из крупнейших сражений Второй мировой войны. С обеих сторон в нее было вовлечено более четырех миллионов человек (для сравнения: в ходе Сталинградской битвы на разных этапах боевых действий участвовали чуть более 2,1 миллиона человек). По данным Генштаба Красной армии, только в ходе наступления с 12 июля по 23 августа было разгромлено 35 немецких дивизий, в том числе 22 пехотные, 11 танковых и две моторизованные. Остальные 42 дивизии понесли тяжелые потери и в значительной степени потеряли свою боеспособность. В битве под Курском немецкое командование использовало 20 танковых и моторизованных дивизий из общего числа 26 дивизий, имевшихся в то время на советско-германском фронте. После Курска 13 из них оказались полностью разгромленными.

3. Сведения о планах противника оперативно поступили от разведчиков из-за рубежа


Советской военной разведке удалось своевременно вскрыть подготовку немецкой армии к крупному наступлению на Курской дуге. Зарубежные резидентуры заблаговременно добыли сведения о подготовке Германии к весенне-летней кампании 1943 года. Так, 22 марта резидент ГРУ в Швейцарии Шандор Радо доложил о том, что для «…удара на Курск, возможно, будет использован танковый корпус СС (организация запрещена в РФ — прим. ред.), который в настоящее время получает пополнение». А разведчики в Англии (резидент ГРУ генерал-майор И. А. Скляров) добыли подготовленную для Черчилля аналитическую справку «Оценка возможных германских намерений и действий в русской кампании 1943 года».

«Немцы будут концентрировать силы для устранения Курского выступа», — говорилось в документе.

Таким образом, сведения, добытые разведчиками в начале апреля, заранее раскрыли замысел летней кампании противника и позволили упредить удар врага.

4. Курская дуга стала масштабным боевым крещением для «Смерша»

Органы контрразведки «Смерш» были образованы в апреле 1943 года — за три месяца до начала исторического сражения. «Смерть шпионам!» — так лаконично и в то же время емко определил основную задачу этой специальной службы Сталин. Но смершевцы не только надежно защищали части и соединения Красной армии от вражеских агентов и диверсантов, но и добывали ценную информацию, которая использовалась советским командованием, вели радиоигры с противником, проводили комбинации по выводу на нашу сторону немецкой агентуры. В книге «Огненная дуга»: Курская битва глазами Лубянки», изданной по материалам Центрального архива ФСБ России, рассказывается о целой серии операций чекистов в тот период.


Картинка

Так, с целью дезинформации германского командования управление «Смерш» Центрального фронта и отдел «Смерш» Орловского военного округа провели успешную радиоигру «Опыт». Она продолжалась с мая 1943 по август 1944 года. Работа радиостанции легендировалась от имени разведгруппы агентов абвера и вводила в германское командование в заблуждение относительно планов Красной армии, в том числе и в районе Курска. Всего противнику было передано 92 радиограммы, получена 51. Были вызваны на нашу сторону и обезврежены несколько немецких агентов, получены грузы, сброшенные с самолета (оружие, деньги, фиктивные документы, обмундирование). Это и многое другое способствовало общему успеху стратегической операции под Курском.

5. На Прохоровском поле количество танков сражалось против их качества

У этого населенного пункта завязалось, как считается, самое крупное сражение бронированных машин за все время Второй мировой войны. С обеих сторон в нем приняло участие до 1 200 танков и самоходных орудий.


рмахт имел превосходство над Красной армией за счет большей эффективности своей техники. Скажем, Т-34 обладал лишь 76-миллиметровой пушкой, а Т-70 — и вовсе 45-миллиметровым орудием. У танков «Черчилль III», полученных СССР из Англии, пушка была калибра 57 миллиметров, однако эта машина отличалась невысокой скоростью и слабой маневренностью. В свою очередь, немецкий тяжелый танк T-VIH «Тигр» имел 88-миллиметровую пушку, выстрелом из которой он пробивал броню тридцатьчетверки на дальности до двух километров.

Картинка

Наш же танк мог пробить броню толщиной 61 миллиметр на дальности километра. Кстати, лобовая броня того же Т-IVH достигала толщины 80 миллиметров. Сражаться с надеждой на успех в таких условиях можно было только в ближнем бою, что и было применено, правда, ценой больших потерь. Тем не менее под Прохоровкой вермахт лишился 75% своих танковых ресурсов. Для Германии такие потери стали катастрофой и оказались трудновосполнимыми почти до самого конца войны.

6. Коньяк генерала Катукова не дошел до Рейхстага

В ходе Курской битвы впервые за годы войны советское командование эшелонированно использовало крупные танковые формирования для удержания оборонительной полосы на широком фронте. Одной из армий командовал генерал-лейтенант Михаил Катуков, будущий дважды Герой Советского Союза, маршал бронетанковых войск. Впоследствии в своей книге «На острие главного удара» он, помимо тяжелых моментов своей фронтовой эпопеи, вспоминал и один забавный случай, имеющий отношение к событиям Курской битвы.


«В июне 1941-го, выйдя из госпиталя, я по дороге на фронт заскочил в магазин и купил бутылку коньяку, решив, что разопью ее с боевыми товарищами, как только одержим над гитлеровцами первую победу, — писал фронтовик. — С тех пор эта заветная бутылка путешествовала со мной по всем фронтам. И вот наконец долгожданный день наступил. Приехали на КП. Официантка быстро поджарила яичницу, я достал из чемодана бутылку. Уселись с товарищами за простой дощатый стол. Разлили коньяк, который навевал приятные воспоминания о мирной довоенной жизни. И главный тост — "За победу! На Берлин!"»

7. В небе над Курском врага громили Кожедуб и Маресьев

В ходе Курской битвы многие советские воины проявили героизм.

«Каждый день боев давал множество примеров мужества, отваги, стойкости наших солдат, сержантов и офицеров, — отмечает участник Великой Отечественной войны генерал-полковник в отставке Алексей Кириллович Миронов. — Они осознанно жертвовали собой, стремясь не допустить прохода врага через свой участок обороны».


Свыше 100 тысяч участников тех боев награждены орденами и медалями, 231 стал Героем Советского Союза. 132 соединения и части получили гвардейское звание, а 26 удостоены почетных наименований Орловских, Белгородских, Харьковских и Карачевских. Будущий трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб за время сражения под Курском сбил на своем истребителе 15 вражеских самолетов. Участие в сражениях принимал и Алексей Маресьев. Двадцатого июля 1943 года во время воздушного боя с превосходящими силами противника он спас жизнь двум советским летчикам, уничтожив сразу два вражеских истребителя FW-190. Двадцать четвертого августа 1943 года заместитель командира эскадрильи 63-го гвардейского истребительного авиационного полка старший лейтенант А. П. Маресьев был удостоен звания Героя Советского Союза.

8. Поражение в Курской битве стало шоком для Гитлера

После провала на Курской дуге фюрер был взбешен: он потерял лучшие соединения, еще не зная, что уже осенью ему придется оставить и всю Левобережную Украину. Не изменяя своему характеру, Гитлер тут же возложил вину за Курский провал на фельдмаршалов и генералов, осуществлявших непосредственное командование войсками. Фельдмаршал Эрих фон Манштейн, разрабатывавший и проводивший операцию «Цитадель», впоследствии писал:

«Это было последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С ее неудачей инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому операция "Цитадель" является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте».


Немецкий историк из военно-исторического ведомства бундесвера Манфред Pay писал:

«Иронией истории является то, что советские генералы стали усваивать и развивать искусство оперативного руководства войсками, получившее высокую оценку немецкой стороны, а сами немцы под давлением Гитлера перешли на советские позиции жесткой обороны — по принципу "во что бы то ни стало"».

Кстати, судьба элитных танковых дивизий СС, принимавших участие в сражениях на Курской дуге, — «Лейбштандарта», «Мертвой головы» и «Райха» — в дальнейшем сложилась еще более печально. Все три соединения участвовали в боях с Красной армией в Венгрии, были разгромлены, а остатки пробились в американскую зону оккупации. Однако эсэсовских танкистов выдали советской стороне, и те понесли наказание как военные преступники.

9. Победа на Курской дуге приблизила открытие Второго фронта

В результате разгрома значительных сил вермахта на советско-германском фронте создались более выгодные условия для развертывания действий американо-английских войск в Италии, было положено начало распаду фашистского блока — потерпел крах режим Муссолини, Италия вышла из войны на стороне Германии. Под влиянием побед Красной армии возросли масштабы движения сопротивлений в оккупированных немецкими войсками странах, укрепился авторитет СССР как ведущей силы антигитлеровской коалиции. В августе 1943 года Комитет начальников штабов США подготовил аналитический документ, в котором дал оценку роли СССР в войне.


«Россия занимает доминирующее положение, — отмечалось в докладе, — и является решающим фактором в предстоящем поражении стран оси в Европе».

Картинка

Не случайно президент Рузвельт осознавал всю опасность дальнейшего затягивания открытия Второго фронта. Накануне Тегеранской конференции он говорил своему сыну:

«Если дела в России пойдут и дальше так, как сейчас, то, возможно, будущей весной Второй фронт и не понадобится».

Интересно, что спустя месяц после завершения Курской битвы Рузвельт уже имел свой план расчленения Германии. Он представил его как раз на конференции в Тегеране.

10. Для салюта в честь освобождения Орла и Белгорода израсходовали весь запас холостых снарядов в Москве

В ходе Курской битвы были освобождены два ключевых города страны — Орел и Белгород. Иосиф Сталин распорядился устроить по этому поводу в Москве артиллерийский салют — первый за всю войну. Было подсчитано, что для того чтобы салют был слышен во всем городе, необходимо задействовать около 100 зенитных орудий.


кие огневые средства были, однако в распоряжении организаторов торжественного действа оказалось всего 1 200 холостых снарядов (во время войны их в Московском гарнизоне ПВО в запасе не держали). Поэтому из 100 орудий можно было дать всего по 12 залпов. Правда, в салюте был также задействован кремлевский дивизион горных пушек (24 орудия), холостые снаряды к которым имелись в наличии. Тем не менее эффект от акции мог получиться не таким, как ожидалось. Решением стало увеличение интервала между залпами: в полночь 5 августа стрельба из всех 124 орудий велась через каждые 30 секунд. А чтобы салют был слышен в Москве повсеместно, группы орудий были расставлены на стадионах и пустырях в разных районах столицы.
 

tvzvezda.ru

В планах политического и военного руководства Германии на лето 1943 года советско-германский фронт по-прежнему занимал главное место. Поражения в Московской и Сталинградской битвах подорвали военную мощь третьего рейха и его престиж в глазах союзников, негативно сказались на настроении населения Германии.

Чтобы улучшить внутриполитическое положение страны, предотвратить дальнейший распад фашистского блока, овладеть стратегической инициативой и повернуть ход войны на Востоке в свою пользу, немецкое командование решило провести крупное летнее наступление и разгромить основные силы Красной Армии на центральном участке советско-германского фронта. Отсутствие второго фронта в Европе позволило командованию вермахта перебросить часть сил с Запада на советско-германский фронт.


С лета 1942 года по июль 1943 года количество дивизий противника здесь выросло с 217 (из них немецких 178) до 232 (из них 196 немецких). В Германии вновь была проведена тотальная мобилизация людей и материальных ресурсов. Это дало возможность пополнить войска личным составом, а также боевой техникой, и в первую очередь новыми образцами танков и штурмовых орудий.

Танковые соединения получили значительное количество тяжелых танков Т-VI, средних танков Т-V («Пантера») и самоходных орудий «Фердинанд». На вооружение войск поступили истребитель «Фокке-Вульф-190А», штурмовик «Хенкель-129». Большая часть этих сил и средств была включена в состав армий «Юг» и «Центр», которые должны были решать основные задачи в предстоящей военной кампании. (Вторая мировая война. Актуальные проблемы. М., 1995. С. 267.)

Не имея сил и средств для наступления на широком фронте, немецкое командование решило сконцентрировать свои усилия на одном участке — в районе Курского выступа. 15 апреля 1943 года Гитлер утвердил Директиву № 6, в которой конкретизировались задачи войск в наступательной операции, получившей наименование «Цитадель». Учитывая выгодное положение немецких войск в районе Курского выступа, директива намечала двумя ударами по сходящимся направлениям по основанию этого клина — одним с севера из района южнее Орла, а другой с юга из района Белгорода — окружить и уничтожить советские войска, находящиеся в районе Курска. Этой операции придавалось особое значение. «Я решил, — заявил Гитлер в этом документе, — …осуществить первое в этом году наступление „Цитадель“ Это наступление имеет решающее значение. Оно должно дать нам инициативу на весну и лето. Поэтому все приготовления должны быть осуществлены с большой осторожностью и большой энергией. На направлении главного удара должны использоваться лучшие соединения, лучшее оружие, лучшие командиры и большое количество боеприпасов… Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира… В случае планомерного развития операции начать незамедлительно с ходу наступление на юго-восток („Пантера“) с тем, чтобы использовать замешательство в рядах противника». (Итоги второй мировой войны: Сб. статей. М., 1957. С. 82.)

Свидетельством того, что наступление преследовало далеко идущие цели, являются огромные силы, которые были выделены командованием вермахта для проведения операции. К началу операции «Цитадель» перед Курским выступом противник сосредоточил до 50 лучших дивизий, в том числе 14 танковых и две моторизованных, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, что составляло около 70 процентов танковых, до 30 процентов моторизованных и более 20 процентов пехотных дивизий, действовавших на советско-германском фронте. Немецкие войска, находившиеся на Курском направлении, насчитывали более 900 тысяч солдат и офицеров, около 10 тысяч орудий и минометов, до 2700 танков и штурмовых орудий. Сухопутные войска поддерживались крупными силами авиации — более чем 2 тысячами самолетов. (Ржешевский О. А. Война и история. М, 1984. С. 203.) Под Курск были направлены почти все произведенные в Германии к июлю 1943 года новые танки «Пантера» и «Тигр» и самоходные орудия «Фердинанд», практически неуязвимые для советских 76-миллиметровых дивизионных пушек.

По окончательному варианту плана операции с севера в направлении на Курск должна была наступать 9-я армия генерал-полковник В. Моделя группы армий «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Г. Клюге). Эта ударная группировка имела в своем составе 6 танковых, одну моторизованную и 15 пехотных дивизий: 460 тысяч человек, около 6 тысяч орудий и минометов и до 1200 танков и штурмовых орудий. Для обеспечения левого фланга ударной группировки планировался вспомогательный удар на Малоархангельск.

В полосе группы армий «Юг» намечалось нанести два удара: один силами 4-й танковой армии генерал-полковника Г. Гота вдоль шоссе Обоянь-Курск; другой — оперативной группой «Кемпф» — из района Белгорода на Корочу. Всего в ударной группировке группы армий «Юг» насчитывалось 24 дивизии, в том числе 15 пехотных, 8 танков и одна моторизованная, которые насчитывали 440 тысяч человек, 4 тысяч орудий и минометов, до 1,5 тысяч танков и штурмовых орудий. (Вторая мировая война. Актуальные проблемы. С. 268.)

Советское командование имело сведения о подготовке немецких войск к наступлению. Было принято решение преднамеренно перейти к обороне на Курском выступе в условиях превосходства в силах. В ходе оборонительного сражения обескровить ударные группировки противника и этим создать благоприятные условия для перехода советских войск в контрнаступление. На Курском направлении были сосредоточены крупные силы. В составе Центрального фронта (командующий генерал армии К. К. Рокоссовский), оборонявшего северный фасад Курского выступа, и Воронежского фронта (командующий генерал армии Н. Ф. Ватутин) на южном фасаде была развернута мощная группировка войск, насчитывавшая 1336 тысяч человек, 3306 танков и САУ, 19,3 тысячи орудий и минометов, 2650 боевых самолетов. Общее соотношение сил было на стороне советских войск. Кроме того, на Курском направлении были развернуты крупные стратегические резервы, находившиеся в распоряжении Ставки, ВГК и объединенные в Степной военный округ (с 10 июля 1943 года — Степной фронт, командующий генерал-полковник И. С. Конев). В общей сложности они насчитывали более полумиллиона человек, более 1,5 тысяч танков и САУ, около 7,5 тысяч орудий и минометов (там же, с. 269.)

Была создана сильная, глубоко эшелонированная оборона на глубину 250–300 км, состоящая из восьми оборонительных полос и рубежей.

Советскому командованию стал известен не только день, но и час начала наступления немецких войск. 5 июля, перед рассветом, на районы сосредоточения ударных группировок противника в полосах обоих фронтов советская артиллерия провела мощную артиллерийскую контрподготовку, впервые осуществленную во фронтовом масштабе по заранее разработанному плану. Немецкие соединения понесли потери, хотя огонь, ведущийся по площадям, а не по конкретным целям в известной мере снизил ее эффективность. Фактор внезапности противником был утерян.

В 5 часов 30 минут и в 6 часов утра немецкие соединения из группы армий «Центр» и «Юг» перешли в наступление. На орловском направлении противник ценой больших потерь прорвал главную оборонительную полосу на Ольховатском направлении и вклинился на 6–8 км. Вспомогательный удар немцев на Малоархангельск не имело успеха. Отбивая контратаки советских войск, противник медленно продвигался вперед, но к исходу 9 июля был остановлен, его наступательный порыв полностью истощился, и он перешел к обороне. За 7 дней немецкие войска вклинились в оборону частей фронта на 10–12 км. Окружить советские соединения на четвертый день сражения, как это намечалось планом операции «Цитадель», немецкому командованию не удалось.

Командование Центрального фронта доложило в Ставку ВГК, что «войска Центрального фронта измотали в непрерывных ожесточенных восьмидневных боях врага и остановили его натиск. Первый эта сражения закончился». (Цит. по Истории второй мировой войны 1939–1945. Т.7. М., 1976. С. 149.)

На белгородско-курском направлении Э. Манштейн уже в первый день ввел в сражение большую часть имеющихся у него сил. В них участвовало до 700 танков противника. В первый день боев немецкие соединения вклинились в оборону советских войск на двух участках на глубину 8-10 км, а за два дня им удалось прорвать главную полосу обороны. 7–8 июля ожесточенные бои снова вспыхнули на обоянсксом и корочанском направлениях. Противник на узком участке 7 июля прорвал вторую полосу обороны и вклинился на обоянском направлении на 10–18 км. 8 июля немецкие соединения подверглись контрударам силами резерва Воронежского фронта. 9 июля противник добился некоторого продвижения, но в дальнейшем вынужден был отказаться здесь от продолжения атак. Одновременно несколько продвинулись войска оперативной группы «Кемпф» от Белгорода в направлении Корочи.

9 июля немецкое командование приняло решение перебросить в район Курска еще несколько дивизий и добиться перелома в ходе битвы. Манштейн решил направить удар 4-й танковой армии в район д. Прохоровки, чтобы здесь совершить прорыв к Курску. На этом правлении были сосредоточены основные силы группировки противника. В этот напряженный момент сражения Ставка ВГК приказала командующему Степного фронта выдвинуть на курско-белгородское направление 4-ю гвардейскую, 27-ю и 53-ю армии. 5-я гвардейская танковая и 5-я гвардейская армии, которыми командовали генералы П. А. Ротмистров и А. С. Жадов, были переданы Воронежскому фронту.

10 июля союзные войска высадились в Сицилии, что, несомненно, ухудшило стратегические позиции Германии. Однако высадка союзников не оказала заметного влияния на ход сражения под Курском. 10 июля, когда в ставке вермахта стало известно об этом, последовал приказ Гитлера: операция «Цитадель» будет продолжаться. По свидетельству бывшего начальника генерального штаба сухопутных войск Германии К. Цейтцлера, Гитлер требовал продолжать наступление на Курск даже после 12 июля, когда уже многим генералам вермахта было очевидно, что летнее наступление немецких войск потерпело крах.

На курском направлении продолжались ожесточенные сражения. 10 и 11 июля соединения 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» предприняли наступление в направлении Прохоровки. 12 июля в районе Прохоровки развернулось крупнейшее встречное танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало около 1200 танков и самоходных орудий. Две мощные лавины танков устремились навстречу друг другу. Над полем боя шли ожесточенные воздушные бои. «Более 1 200 танков и самоходных орудий, — пишет американский историк М. Кэйндин, — смешались в гигантском водовороте, окутанном пеленой дыма и пыли, озаренном вспышками танковых орудий… Атака „тридцать четверок“ была проведена столь стремительно, что тщательно разработанные немецкие планы сражения оказались сорванными и немцы так и не получили возможность наладить управление своими частями и подразделениями и дать бой по всем правилам». (От Мюнхена до Токийского залива. Взгляд с Запада. М., 1992. С. 339.) К исходу дня сражение под Прохоровкой закончилось поражением главной группировки противника, который потерял 400 танков, 300 автомашин, свыше 3500 солдат и офицеров. (Самсонов А. М. Вторая мировая война. М., 1985. С. 301.) По образному выражению М. Кэйдина, на узкой полоске земли между рекой Псел и железнодорожной насыпью юго-западнее Прохоровки погребальный звон колоколов оповестил о гибели немецких танковых сил. 12 июля стало днем крушения немецкого наступления на Курск с юга. Попытки немецких войск продолжать наступление носили локальный характер, их наступательный порыв иссяк, 19 июля командование вермахта пришло к выводу, что операция «Цитадель» потерпела крах. В журнале военных действий верховного командования вермахта в этот день сделана запись: «Из-за сильного наступления противника дальнейшее продолжение „Цитадели“ не представляется возможным». (Орлов А., Новоселов Б. Факты против мифов. М., 1986. С. 79–80.)

В ночь на 19 июля в сражение был введен Степной фронт. К исходу 23 июля советские войска своими главными силами вышли на рубеж, который они занимали до начала оборонительного сражения и начали подготовку к контрнаступлению.

К началу наступления на орловском направлении (операция «Кутузов») в составе левого крыла Западного (командующий генерал-полковник В. Д. Соколовский), Брянского (командующий генерал-полковник М. М. Попов) и Центрального фронтов имелось 1 286 тысяч человек, более 21 тысячи орудий и минометов, 2 400 танков и самоходно-артиллерийских установок. Их действия поддерживались более чем 3 тысячами боевых самолетов. Противостоящая им 2-я танковая и 9-я армии группы «Центр» насчитывали до 600 тысяч человек, более 7 тысяч орудий и минометов, около 1 250 танков и штурмовых орудий, свыше 1 100 боевых самолетов.

12 июля войска левого крыла Западного и Брянского фронтов нанесли удар по противнику. Армии правого крыла Центрального фронта перешли в контрнаступление 15 июля. Немецкие войска оказывали упорное сопротивление. Стремясь удержать орловский плацдарм, командование вермахта перебрасывало сюда подкрепление с других участков советско-германского фронта. Но эти меры оказались недостаточными.

3 августа после мощной артиллерийской и авиационной подготовки перешли в наступление войска Воронежского и Степного фронта на белгородско-харьковском направлении (операция «Полковник Румянцев»). В составе обоих фронтов насчитывалось 980,5 тысяч человек, более 12 тысяч орудий и минометов, 2 400 танков и самоход артиллерийских установок и 1 300 самолетов. Общая численность противника в районе Харькова и Белгорода (4-я танковая армия и оперативная группа «Кемпф») с учетом частей усиления и тыла составляла до 300 тысяч человек, свыше 3 тысяч орудий и минометов, до 600 танков и штурмовых орудий и более 1 тысячи самолетов.

Пять советских фронтов, преодолевая сопротивление противника, развивали наступление в 600-километровой полосе. Утром 3 августа соединения Брянского фронта прорвали оборону немцев реке Оптухе и устремились к Орлу. 5 августа Орел был освобожден. В этот же день воинами Степного фронта был освобожден Белгород. Вечером 5 августа Москва салютовала артиллерийскими залпами в честь доблестных войск, освободивших Орел и Белгород. Это был первый за время Великой Отечественной войны салют, отмечавший победу советских войск. Красная Армия продолжала наступление. К 18 августа войска Западного, Брянского и Центрального фронтов очистили от противника орловский выступ, и подошли к немецкому оборонительному рубежу «Хаген» восточнее Брянска. На этом Орловская наступательная операция завершилась.

За 37 дней наступления на орловском направлении советские войска разгромили до 15 немецких дивизий, другие дивизии оказались значительно ослабленными. Советские войска овладели важным орловским плацдармом противника, прикрывавшим брянское направление.

Войска Воронежского фронта к 11 августа завершили рассечение харьковской группировки немцев и охватили ее с трех сторон, создав угрозу ее полного уничтожения. Немецкое командование, чтобы не допустить ее окружения, решило контратаковать советские войска в богодуховском и ахтырском направлениях, сосредоточив западнее Ахтырки и южнее Богодухова крупные резервы — 4 пехотные и 7 танковых и моторизованных дивизий (в том числе три танковые дивизии СО «Райх», «Мертвая голова» и «Викинг»), имевших до 600 танков. Но все попытки врага нанести поражение советским войскам контрударами района южнее Богодухова (11–17 августа), а затем Ахтырки (18-20августа) не удались. Ожесточенные бои в этих районах закончились разгромом группировки противника.

22 августа немецкое командование начало отводить свои войска из района Харькова. 23 августа войска Степного фронта при содействии войск Воронежского и Юго-Западного фронтов освободили Харьков. Москва салютовала освободителям Харькова 20 залпами из 224 орудий.

На этом завершилось контрнаступление советских войск на белгородско-харьковском направлении, в ходе которого армии Воронежского и Степного фронтов продвинулись на 140–150 км и разгромили 15 дивизий противника, из них 4 танковые. Были созданы благоприятные условия для освобождения Левобережной Украины и выхода на Днепр.

Победа советских войск в Курской битве имела большое политическое и военное значение. Сражение под Курском развертывалось на фронте от 400 до 500 километров. В ней участвовали с обеих сторон громадные силы — до 300 дивизий, более 4 млн. человек, свыше 69 тысяч орудий и минометов, более 13 тысяч танков и самоходных орудий, до 12 тысяч боевых самолетов. (Золотарев В. А. Курская битва: взгляд через полвека // Вторая мировая война. Актуальные проблемы. С. 279–280.) По количеству участвующих эта битва превышала самые знаменитые предыдущие сражения. В ходе ожесточенных боев советские войска разгромили 30 отборных дивизий противника, в том числе 7 танковых. Потери танковых войск противника составили 1 300 танков. Главный инспектор бронетанковых войск Германии генерал Г. Гудериан признавал, что «в результате провала наступления „Цитадель“ мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время были выведены из строя». Потери противника в личном составе составили 245 тысяч человек, в том числе 57,7 тысячи безвозвратные. (Там же, с. 281.)

Поражение немцев под Курском развеяло легенду о том, что советские войска могут наступать только зимой, привело к изменению соотношения сил на советско-германском фронте. Ряд немецких генералов считают ее «катастрофой неописуемых размеров» из-за ее влияния на последующий ход событий. (От Мюнхена до Токийского залива. С. 305.) Наступательная стратегия вермахта потерпела полный крах. С этого момента немецкое командование вынуждено было перейти к стратегической обороне. До конца войны немецкие войска не смогли предпринять ни одного крупного наступления оперативно-стратегического замысла. Стратегическая инициатива окончательно перешла в руки советского командования. Глубину поражения вермахта в Курской битве и всю серьезность ее последствий понимали в ставке Гитлера. «Инициатива полностью перешла к русским, — считали там, _ а немецкая армия потеряла возможность восстановить свои потерянные кадры!». («Совершенно секретно! Только для командования!» Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы. М., 1967. С. 637.) Победа под Курском создала благоприятные условия для общего наступления советских войск.

Эта победа Красной Армии была достигнута дорогой-ценой. Потери советских войск значительно превышали немецкие и составил тысячи человек, в том числе 254 тысячи безвозвратные, 6 тысяч танков и 1 600 самолетов. (Золотарев В. А. Указ. соч. С. 280.) Советские воины мужественно сражались как в оборонительных, так и в наступательных операциях. 132 соединения и части получили гвардейские звания, 26 удостоены наименования «Орловские», «Белгородские», «Харьковские» и «Карачаевские».

Значение победы советских войск на Курской дуге выходит далеко за пределы советско-германского фронта. Она оказала огромное воздействие на дальнейший ход второй мировой войны. В результате разгрома значительных сил вермахта и переброски все новых соединений на советско-германский фронт создались благоприятные условия для высадки англо-американских войск в Италии и их продвижения до центральных районов. В результате победы под Курском и выхода советских войск к Днепру завершился коренной перелом не только Великой Отечественной войне, но и во всей второй мировой войне в пользу стран антигитлеровской коалиции.

agesmystery.ru

Курская дуга:
В бою принимали участие 186 немецких и 672 советских танка. СССР потерял 235 танков, а немцы — три!

unnamed

74 года назад на Восточном фронте вермахт начал наступательную операцию на Курской дуге. Однако она не получилась неожиданной – Красная Армия на протяжении нескольких месяцев готовилась к обороне. Военный историк, полковник в отставке Карл-Хайнц Фризер, много лет проработавший в военно-историческом ведомстве Бундесвера, считается лучшим специалистом по событиям на Восточном фронте. Он подробно изучил как немецкие, так и российские документы.

unnamed (1)

Die Welt: Битва под Курском летом 1943 года считается «крупнейшим сражением всех времен». Это утверждение справедливо?

Карл-Хайнц Фризер: Да, превосходная степень в этом случае вполне уместна. В битве на Курской дуге в августе 1943 года с обеих сторон принимали участие четыре миллиона солдат, 69 тысяч орудий, 13 тысяч танков и 12 тысяч самолетов.

unnamed (2)

– Обычно численное превосходство бывает у нападающей стороны. Однако под Курском ситуация обстояла иначе. Вермахт располагал втрое меньшими силами, чем армия Сталина. Почему Гитлер все же решился на нападение?

– Летом 1943-го Германии в последний раз удалось объединить все свои силы на Восточном фронте, потому что в это время войска антигитлеровской коалиции начали свою операцию в Италии. Кроме того, немецкое командование опасалось, что советское наступление летом 1943-го, началом которого должна была стать битва на Курской дуге, будет нарастать, подобно снежной лавине. Поэтому было принято решение о превентивном ударе, пока эта лавина еще не сдвинулась с места.

– Гитлер еще за несколько недель до начала этого наступления решил, что оно будет прервано, если союзники нанесут удар по Италии. Это было стратегически правильное или ошибочное решение?

– Гитлер относился к этому наступлению очень двойственно. Верховное командование сухопутных войск выступало за, Верховное командование вермахта – против. В конце концов, под Курском речь шла о тактико-оперативных, а в Италии о стратегических целях, а именно о предотвращении войны на несколько фронтов. Поэтому Гитлер решился на компромисс: наступление должно было начаться, но незамедлительно прерваться, если ситуация в Италии становилась критической.

– Самой известной частью операции «Цитадель» стало танковое сражение под Прохоровкой 12 июля 1943 года. Действительно ли тогда столкнулись две «стальные лавины»?

– Кое-кто утверждает, что в битве принимали участие 850 советских и 800 немецких танков. Прохоровка, где якобы было уничтожено 400 танков вермахта, считается «кладбищем немецких танковых сил». Однако на самом деле в этом бою принимали участие 186 немецких и 672 советских танка. Красная армия потеряла при этом 235 танков, а немецкие войска – всего три!

unnamed (3)

– Как такое могло быть?

— Советские генералы сделали неправильно все, что только можно было сделать, потому что Сталин, ошибаясь в своих расчетах, очень поджимал их по срокам операции. Таким образом, «атака камикадзе» в исполнении 29-го танкового корпуса окончилась в незамеченной ловушке, устроенной ранее советскими войсками, за которой находились немецкие танки. Русские потеряли 172 из 219 танков. 118 из них были уничтожены полностью. Вечером того дня немецкие солдаты отбуксировали свои поврежденные танки в ремонт, а все поврежденные танки русских взорвали.

– Битва под Прохоровкой окончилась победой советских или немецких сил?

– Все зависит от того, с какой стороны на ситуацию посмотреть. С тактической точки зрения победили немецкие войска, а для советских этот бой обернулся преисподней. С оперативной точки зрения это был успех русских, потому что немецкое наступление было на время остановлено. Но вообще-то Красная Армия изначально планировала уничтожение двух танковых корпусов противника. Поэтому стратегически это тоже была неудача русских, так как под Прохоровкой планировалось развернуть Пятую гвардейскую танковую армию, которая впоследствии должна была играть главную роль в летнем наступлении.

– После высадки британских и американских войск на Сицилии Гитлер отозвал Второй танковый корпус СС с фронта, хотя невозможно было быстро перекинуть его на Сицилию. С точки зрения ведения боя это было совершенно бессмысленно, ведь передислокация танков на юг Италии заняла бы несколько недель. Почему Гитлер все же сделал это?

– Это было не военное, а политическое решение. Гитлер боялся краха своих итальянских союзников.

– Битва под Курском действительно стала переломным моментом Второй мировой войны?

— Нет.

unnamed (4)

– Почему нет?

– Ни Курск, ни Сталинград не стали переломными моментами. Все было решено еще зимой 1941 года в битве под Москвой, окончившейся крахом блицкрига. В затяжной войне у Третьего рейха, испытывавшего, в частности, нехватку горючего, не было шансов против Советского Союза, который к тому же получал поддержку от США и Великобритании. Даже если бы Германия победила в Курской битве, она бы не смогла предотвратить собственного поражения во всей войне.

– Своими исследованиями Вы уже развеяли несколько мифов о Курской битве, господствовавших в бывшем Советском Союзе. Почему именно об этом сражении было сложено так много легенд?

– В советской историографии Курской битве, «величайшему сражению всех времен», поначалу отводилась на удивление незначительная роль. Потому что ошибки, допущенные советским командованием в ходе нее, были просто позорными, а потери ужасающими. По этой причине правду впоследствии подменили мифами.

unnamed (5)

– Как Ваши российские коллеги оценивают Курскую битву сегодня? По-прежнему ли в России доминируют легенды на этот счет? И изменилось ли что-нибудь в восприятии этого вопроса в в эпоху Путина по сравнению с временами Ельцина?

– В последние годы появилось несколько критических публикаций. Автор одной из них, Валерий Замулин, подтвердил огромные потери советских сил под Прохоровкой. Другой автор, Борис Соколов, указал на то, что официальные данные о потерях были сильно занижены. Российский президент Владимир Путин потребовал, впрочем, чтобы российские историки создавали положительный образ Красной Армии. С тех пор эти коллеги, как мне рассказывали источники в Москве, вынуждены «раздваиваться» между «правдой и честью».

© Свен Феликс Келлерхофф для Die Welt (Германия)

andreistp.livejournal.com

Разведка

Важную роль сыграла разведка в исходе битвы. Зимой 1943 года в перехваченной зашифрованной информации постоянно упоминалось о «Цитадели». Анастас Микоян (член политбюро КПСС) утверждает, что Сталину еще 12 апреля поступили данные о проекте «Цитадель».

Английская разведка еще в 1942 году сумела взломать код «Лоренц», которым зашифровывались сообщения 3-его Рейха. Вследствие этого, был перехвачен проект летнего наступления, и информация об общем плане «Цитадель», расположение и структура сил. Эта информация незамедлительно была передана руководству СССР.

Благодаря работе разведгруппы «Дора», советскому командованию стала известна дислокация немецких войск по Восточному фронту, а работа других разведывательных органов давала информацию по другим направлениям фронтов.

Противостояние

Курская битва

Советскому командованию было известно о точном времени начала немецкой операции. Поэтому была проведена необходимая контрподготовка. Штурм Курской дуги гитлеровцы начали 5 июля – это и является датой начала битвы. Главная наступательная атака немцев была в направлении Ольховатка, Малоархангельск и Гнилец.

Командование германскими войсками стремилось попасть в Курск по наикратчайшему пути. Однако российские командиры: Н. Ватутин – Воронежское направление, К. Рокоссовский – Центральное направление, И. Конев – Степное направление фронта, достойно ответили немецкому наступлению.

Курская дуга была курирована со стороны противника талантливыми генералами – это генерал Эрих фон Манштейн и фельдмаршал фон Клюге. Получив отпор на Ольховатке, гитлеровцы попытались прорваться на Понырях, с помощью САУ «Фердинанд». Но здесь они тоже никак не сумели прорвать оборонную мощь Красной Армии.

С 11 июля ожесточенное сражение шло под Прохоровкой. Немцы понесли ощутимые потери техники и людей. Именно под Прохоровкой произошел переломный момент в войне, и 12 июля стал поворотным в этой битве для 3-его Рейха. Немцами был нанесен удар сразу с южного и западного фронтов.

Состоялась одна из глобальных танковых схваток. Гитлеровская армия выдвинула в схватку с юга — 300 танков, с запада – 4 танковые и 1 пехотную дивизии. По другим данным, танковый бой насчитывал с 2-ух сторон около 1200 танков. Разгром немцев настиг к концу дня, движение корпуса СС приостановлено, а их тактика перешла в оборонительную.

В ходе битвы под Прохоровкой, согласно советским данным, 11-12 июля немецкая армия утратила более 3500 человек и 400 танков. Сами немцы оценили потери советской армии в 244 танка. Всего 6 дней длилась операция «Цитадель», в которой немцы пытались наступать.

Использованная техника

Курская битва

Советские средние танки Т-34 (около 70%), тяжелые – КВ-1С, КВ-1, легкие – Т-70, артиллерийские самоходные установки, получившие прозвище «Зверобой» у солдат – СУ-152, а также СУ-76 и СУ -122, встретились в противостоянии с немецкими танками Пантера, Тигр, Pz.I, Pz.II, Pz.III, Pz.IV, которые поддерживались самоходными установками «Элефант» (у нас — «Фердинанд»).

Пробить лобовую броню «Фердинандов» в 200 мм советские орудия были практически не способны, их уничтожали с помощью мин и авиации.

Также штурмовыми орудиями немцев были истребители танков StuG III и JagdPz IV. Гитлер сильно рассчитывал в битве на новую технику, поэтому немцы откладывали наступление на 2 месяца, чтобы выпустить к «Цитадель» 240 «Пантер».

В процессе битвы советские войска получали трофейные немецкие «Пантеры» и «Тигры», брошенные экипажем или сломанные. После ликвидации поломок танки воевали на стороне советского войска.

Список сил Армии СССР (по данным Министерства обороны РФ):

  • 3444 танков;
  • 2172 самолета;
  • 1,3 млн. чел.;
  • 19100 минометов и орудий.

В качестве резервных сил находился Степной фронт насчитывающий: 1,5 тыс. танков, 580 тыс. человек, 700 самолетов, 7,4 тыс. минометов и орудий.

Список сил противников:

  • 2733 танков;
  • 2500 самолетов;
  • 900 тыс. чел.;
  • 10000 минометов и орудий.

Красная Армия располагала численным превосходством к началу Курского сражения. Однако военный потенциал был на стороне гитлеровцев, не по количеству, а по техническому уровню военной техники.

Наступление

Курская битва

С 13 июля немецкая армия перешла в оборону. Красная армия атаковала, отодвигая немцев все дальше, и к 14 июля фронтовая линия подвинулась до 25 км. Потрепав немецкие оборонительные возможности, 18 июля советская армия начала контратаку, с целью разгрома Харьковско-Белгородской группировки немцев. Советский фронт наступательных операций превышал 600 км. 23 июля они достигли рубежа позиций немцев, занимавших до наступления.

К 3 августа советское войско насчитывало: 50 стрелковых дивизий, 2,4 тыс. танков, более 12 тыс. орудий. 5 августа в 18 часов был от немцев освобожден Белгород. С начала августа велось сражение за г. Орел, 6 августа его освободили. 10 августа бойцы советской армии перерезали ж/д дорогу Харьков – Полтава, в ходе наступательной Белгородско-Харьковской операции. 11 августа немцы атаковали в окрестностях Богодухова, ослабив темп боев по обоим фронтам.

Тяжелые бои длились до 14 августа. 17 августа советские войска подступили к Харькову, начав битву на его окраинах. Заключительное наступление немецкие войска осуществили в Ахтырке, но этот прорыв не повлиял на исход битвы. 23 августа завязался интенсивный штурм Харькова.

Непосредственно этот день считается днем освобождения Харькова и окончанием Курской битвы. Несмотря на фактические поединки с остатками немецкого сопротивления, которые длились до 30 августа.

Потери

Курская битва

По разным историческим сводкам потери в Курской битве разнятся. Академик Самсонов А.М. заявляет, что потери в Курском сражении: более 500 тыс. раненых, убитых и пленных, 3,7 тыс. самолётов и 1,5 тыс. танков.

Потери в тяжелой битве на Курской дуге, согласно сведениям из исследований Кривошеева Г.Ф, в Красной армии составили:

  • Убиты, пропали, оказались в плену – 254 470 чел.,
  • Ранены – 608833 чел.

Т.е. всего людские потери составили – 863303 чел., со среднесуточными потерями — 32843 чел.

Потери боевой техники:

  • Танки – 6064 шт.;
  • Самолеты – 1626 шт.,
  • Минометы и орудия – 5244 шт.

Немецкий историк Оверманс Рюдигер утверждает, что потери немецкой армии составили убитыми – 130429 чел. Потери боевой техники составили: танки — 1500 шт.; самолеты – 1696 шт. Согласно советским сведениям, с 5 июля по 5 сентября 1943 г. было уничтожено более 420 тыс. немцев, а также 38,6 тыс. пленных.

Итог

Раздраженный Гитлер вину за провал в Курской битве положил на генералов и фельдмаршалов, которых разжаловал, заменив их более способными. Однако в дальнейшем крупные наступления «Вахта на Рейне» в 1944 г. и операция на Балатоне в 1945 также потерпели неудачу. После поражения в бою на Курской дуге гитлеровцы не достигли в войне ни одной победы.

Поделитесь с друзьями

Выскажите своё мнение

tanksdb.ru

Переломный момент

В апреле — мае 1943 года планы гитлеровского наступления в районе Курска были окончательно готовы. Нацисты сосредоточили против советских войск группировку численностью около 900 тыс. человек, в которую входили порядка 50 дивизий и ряд отдельных подразделений. К имевшейся ранее технике были дополнительно переданы 134 новых танка «Тигр», 190 «Пантер» и 90 штурмовых орудий «Фердинанд». Поддерживать наступление с воздуха должны были силы 4-го и 6-го воздушных флотов.

Советские войска в районе Курского выступа создали восемь мощных рубежей обороны.

Общее количество сил Красной армии на этом участке оценивалось примерно в 1,3 млн человек. Против 2,7 тыс. немецких танков и самоходок советское командование выставило 3,4 тыс. Против 10 тыс. гитлеровских орудий и миномётов — около 19 тыс. советских.

Наступление гитлеровских войск началось утром 5 июля 1943 года. Благодаря полученной от разведки информации перед самым переходом нацистов в атаку советские артиллеристы успели нанести по ним мощный удар. Немцы попытались развернуть наступление в направлении Ольховатки и Понырей, но, продвинувшись всего на несколько километров и встретив ожесточённое сопротивление, перешли к обороне.

Однако нацистское командование не теряло надежды на успех. 10 июля направление главного удара было перенесено в южную часть Курской дуги — на Прохоровку. В атаку на советские позиции выдвинулся 2-й танковый корпус СС и 3-й танковый корпус вермахта.

12 июля под Прохоровкой произошёл самый масштабный в истории встречный танковый бой. По разным оценкам, с обеих сторон в нём участвовало от 1200 до 1500 танков. Силы были примерно равны (до 800 советских танков против 700 немецких). За полдня было подбито около 700 танков с обеих сторон.

Итоги сражения учёные оценивают по-разному. Одни пишут, что советские танкисты смогли перехватить инициативу и оттеснить немцев, другие — что изначально бой для красноармейцев складывался неудачно и победить нацистов удалось преимущественно благодаря наступлению советских войск на других участках фронта. Но с тем, что Прохоровское сражение в конечном итоге стало моментом наивысшего напряжения сил обеих сторон, согласны практически все.

«Это была кульминация Курской битвы. Роль сражения под Прохоровкой заключается не только в огромном количестве принимавшей в нём участие бронетехники, но и в том, что на этом поле немцы были остановлены. Это стало крайней точкой, до которой они смогли дойти. Отсюда началось их отступление», — рассказала в интервью RT директор Государственного военно-исторического музея-заповедника «Прохоровское поле» Наталья Овчарова.

Продвинувшиеся примерно на 35 км войска Манштейна так и не смогли прорвать советскую оборону, и перешедшая в контрнаступление советская армия уже к 23 июля практически повсеместно отбросила их на исходные позиции. При этом, чтобы не дать гитлеровцам перебросить под Курск резервы, советские войска 17—27 июля провели наступательные операции на соседних участках фронта.

Красная армия развила свой успех, развернув наступление на фронте шириной около 600 км: с момента начала войны это было самое масштабное контрнаступление. Под Москвой нацистов отбросили силами двух фронтов, под Сталинградом — трёх, в Курском контрнаступлении принимали участие сразу пять.

«С этого момента фронт покатился на Запад», — подчеркнул Алексей Исаев.

А 5 августа в Москве прогремел первый за войну салют — в честь освобождения Белгорода и Орла.

«С Курской битвы началось наступление, приведшее к освобождению Левобережной Украины, и советские войска устремились к Днепру», — отметил Исаев.

В августе 1943-го немцы сопротивлялись отчаянно. О том, чем они при этом руководствовались, свидетельствует текст опубликованного советским военкором Павлом Трояновским письма, найденного на теле погибшего под Харьковом немецкого ефрейтора, который так и не успел отправить это письмо домой: «Ничего так не жалко, как жалко оставлять Украину. Мы тут жили превосходно. Куры, гуси, сахар, молоко, сало — всего было вдоволь. А сколько мы мобилизовали отсюда восточных рабочих! Фюрер обещал наделить нас, ветеранов войны, земельными наделами на Украине. Земля и климат — прелесть. 30—50 здешних гектаров плюс дешёвая крестьянская сила обеспечили бы всей нашей семье радостную жизнь… Жаль, очень жаль уходить отсюда. Впрочем, говорят, что мы ещё вернемся, и я верю этому…»

Стратегия «щита и меча»

Курская битва, по мнению советских историков, завершилась 23 августа 1943 года. О понесённых в ней потерях учёные спорят до сих пор. 

Считается, что безвозвратные потери советских сил составили около 250 тыс. человек. Что же касается потерь Третьего рейха, то, по советским данным, в ходе боёв на Курской дуге было уничтожено порядка 420 тыс. гитлеровцев и полностью разгромлено 35 нацистских дивизий.

Манштейн и Гудериан в своих воспоминаниях охарактеризовали битву на Курской дуге как решительное поражение гитлеровской армии, поворотный пункт в войне и последнюю попытку рейха сохранить инициативу на Восточном фронте.

«На инициативе вермахта можно было смело ставить крест. Предпосылкой к победе стала стратегия «щита и меча», позволившая советскому командованию успешно скомбинировать оборону и наступление. Итоги битвы сложно переоценить. Если бы гитлеровцы смогли достигнуть целей, поставленных при подготовке «Цитадели», то Восточный фронт, скорее всего, стал бы пассивным и победить нацизм в мировых масштабах было бы гораздо сложнее», — подчеркнул Исаев.

По мнению военного историка и директора Музея войск ПВО Юрия Кнутова, битва на Курской дуге стала первой, в которой советское командование успешно воплотило в жизнь хорошо продуманную схему глубоко эшелонированной обороны. Историк также утверждает, что бронетанковым силам вермахта под Курском был нанесён ущерб, от которого они так и не смогли оправиться до конца войны.

«Что касается международной роли Курской битвы, то она просто огромна. Союзники стали после этого всерьёз задумываться об открытии второго фронта. Турция окончательно похоронила идею о вступлении в войну на стороне Третьего рейха. Охладели отношения между Японией и Германией. Жители оккупированной Европы убедились в том, что помощь близка, и стали принимать активное участие в движении Сопротивления. В самой Германии пошатнулось доверие к Гитлеру. Военные стали осознавать, к чему всё идёт, начались заговоры и покушения… Это был переломный момент во всей Второй мировой войне», — резюмировал Кнутов.

russian.rt.com

Курская битва (она же — битва на Курской дуге) — самое масштабное и самое ключевое сражение в ходе Великой Отечественной и всей Второй мировой. В нем приняли участие 2 миллиона человек, 6 тысяч танков и 4 тысячи самолетов.

Читай также: Великая Отечественная: ТОП-10 ключевых операций

Курская битва продолжалась 49 дней, состояла из трех операций:

  • Курская стратегическая оборонительная (5 — 23 июля);
  • Орловская (12 июля — 18 августа);
  • Белгородско-Харьковская (3 — 23 августа).

Советы задействовали:

  • 1,3 млн человек + в резерве было 0,6 млн;
  • 3444 танков + 1,5 тыс. в резерве;
  • 19100 орудий и минометов + 7,4 тыс. в резерве;
  • 2172 самолетов + 0,5 тыс. в резерве.

На стороне Третьего Рейха сражались:

  • 900 тысяч человек;
  • 2758 танков и САУ (из них 218 в ремонте);
  • 10 тысяч орудий;
  • 2050 самолетов.

Много жизней унесло это сражение. Но немало и боевой техники “уплыло“ на тот свет. В честь 73-й годовщины начала Курской битвы вспоминаем, какие танки тогда воевали.

Советские танки, ПТ-САУ и САУ

Т-34-76

Читай также: Вторая мировая: техника, которая так и осталась на бумаге

Очередная модификация Т-34. Броня:

  • лоб — 45 мм;
  • борт — 40 мм.

Пушка — 76 мм. Т-34-76 являлся самым массовым танком, участвовавшим в Курской битве (70% всех танков).

Т-70

Легкий танк, он же “светлячок“ (жарг. из WoT). Броня — 35-15 мм, пушка — 45 мм. Количество на поле боя – 20-25%.

КВ-1

Тяжеленная машина с 76-миллиметровым дрыном, названная в честь российского революционера и советского военачальника Клима Ворошилова.

КВ-1С

Читай также: Стволы победы: пять видов оружия Великой Отечественной

Он же — “Квас“. Скороходная модификация КВ-1. “Скороходная“ подразумевает уменьшение брони ради повышения маневренности танчика. Экипажу от этого не легче.

СУ-152

Тяжелая самоходно-артиллерийская установка, построенная на базе КВ-1С, вооруженная 152-мм гаубицей. В Курской дуге их было 2 полка, то бишь 24 штуки.

СУ-122

Среднетяжелая самоходка со 122-миллиметровой дудкой. На “расстрел под Курском“ их бросили 7 полков, то есть 84 штуки.

Черчилль

Читай также: Нацистские штучки: четыре гениальных изобретения немцев

На стороне Советов воевали и ленд-лизовские “Черчилли“ — не более пары-тройки десятков. Броня зверьков — 102-76 мм, пушка — 57 мм.

Наземная бронетехника Третьего Рейха

T-III

Полное имя — Panzerkampfwagen III. В народе — PzKpfw III, Panzer III, Pz III. Средний танк, с 37-миллиметровой пушкой. Броня — 30-20 мм. Ничего особенного.

T-IV

Еще один средний танк, но доработанный: броня — 80-30 мм, пушка — 57 мм (некоторые источники твердят, что 75 мм).

T-V Pantera

Читай также: День Победы: ТОП главных полководцев

Первая “кошка“ из семейства немецкой бронетехники. Была солидно бронированным (85 мм) и хорошо вооруженным (пушка 75 мм) “проблемным ребенком“ — любила загораться, ломаться, и часто не доезжала до поля боя.

T-VI Tiger

100 мм лобовой брони и 88-миллиметровое орудие все говорят за себя.

Ferdinand

Читай также: Бумажные танки: безуспешная техника Второй мировой

Самоходная артиллерийская установка, вооруженная 88-мм пушкой. Один из самых сильно вооруженных и мощно бронированных (200 мм) представителей немецкой бронетехники того периода. Выпущено всего чуть-чуть — 91 единица, но и это мизерное количество в те времена успело навести “шороху“: о “Феде“ слагали легенды.

Разумеется, в Курской битве сражались и другие танки. О них, и о том, как проходило сражение, узнай в следующем ролике:

mport.ua

«Курская дуга»: Танк Т-34 против «Тигров» и «Пантер»

И вот пробил час. 5 июля 1943 года началась операция «Цитадель» (кодовое название долго ожидавшегося наступления немецкого вермахта на так называемом Курском выступе). Для советского командования она не стала неожиданностью. Мы хорошо подготовились к встречи противника. Курская битва осталась в истории как сражение до тех пор невиданных по количеству танковых масс.Немецкое командование этой операцией надеялось вырвать инициативу из рук Красной Армии. Оно бросило в бой около 900 тысяч своих солдат, до 2770 танков и штурмовых орудий. С нашей стороны их ждали 1336 тысяч бойцов, 3444 танка и САУ. Эта битва стала поистине сражением новой техники, поскольку с той и с другой стороны были применены новые образцы авиационного, артиллерийского, бронетанкового вооружения. Именно тогда Т-34 впервые встретились в бою с немецкими средними танками Pz. V «Пантера».На южном фасе Курского выступа в составе немецкой группы армий «Юг» наступала 10-я немецкая бригада, насчитывавшая 204 «Пантеры». В составе одной танковой и четырех моторизованных дивизий СС было 133 «Тигра».На северном фасе выступа в группе армий «Центр» в составе 21-й танковой бригады имелось 45 «Тигров».

Их усиливали 90 самоходных установок «Элефант», известных у нас под названием «Фердинанд». В обеих группировках насчитывалось 533 штурмовых орудия.Штурмовыми орудиями в немецкой армии были полностью бронированные машины, по существу безбашенные танки на базе Pz. Ill (позже и на базе Pz. IV). Их 75-мм орудие, такое же как на танке PZ. IV ранних модификаций, имевшее ограниченный угол горизонтальной наводки, устанавливалось в лобовом листе рубки. Их задача — поддержка пехоты непосредственно в ее боевых порядках. Это было весьма ценная идея, тем более, что штурмовые орудия остались оружием артиллерии, т.е. ими управляли артиллеристы. В 1942 г. они получили длинноствольную 75-мм танковую пушку и все больше и больше использовались как противотанковое и, скажем прямо, весьма эффективное средство. В последние годы войны именно на них легла вся тяжесть борьбы с танками, хотя они сохранили свои и название, и организацию. По количеству выпущенных машин (в том числе и на базе PZ. IV) — более 10,5 тысяч — они превосходили самый массовый германский танк — PZ. IV.С нашей стороны около 70 % танков составляли Т-34. Остальное тяжелые КВ-1, KB-1С, легкие Т-70, некоторое количество танков, полученных по ленд-лизу от союзников («Шерманы», «Черчилли») и новые самоходные артиллерийские установки СУ-76, СУ-122, СУ-152, недавно начавшие поступать на вооружение. Именно двум последним выпала доля отличиться в борьбе с новыми немецкими тяжелыми танками. Тогда-то они и получили у наших солдат почетное прозвище «зверобои». Их, впрочем, было очень немного: так, к началу Курской битвы в двух тяжелых самоходных артиллерийских полках насчитывалось всего 24 СУ-152.

12 июля 1943 г. в районе поселка Прохоровка грянуло величайшее танковое сражение Второй мировой войны. В нем участвовало до 1200 танков и самоходных установок с обеих сторон. К исходу дня немецкая танковая группировка, состоявшая из лучших дивизий вермахта: «Великая Германия», «Адольф Гитлер», «Райх», «Мертвая голова», были разбиты и отступили. На поле остались догорать 400 машин. Больше на южном фасе враг не наступал.Курская битва (Курская оборонительная: 5-23 июля. Орловская наступательная: 12 июля — 18 августа, Белгородско-Харьковская наступательная: 2-23 августа, операции) длилась 50 дней. В ней помимо тяжелых людских потерь враг потерял около 1500 танков и штурмовых орудий. Повернуть ход войны в свою пользу ему не удалось. Но и наши потери, в частности, в бронетанковой технике были велики. Они составили более 6 тысяч танков и СУ. Новые немецкие танки в бою оказались крепкими орешками, и поэтому «Пантера» заслуживает хотя бы краткого рассказа о себе.

Конечно, можно говорить о «детский болезнях», недоделках, слабых местах новой машины, но дело не в этом. Недоработки всегда остаются некоторое время и устраняются в ходе серийного производства. Вспомним, что такое же положение было сначала с нашей тридцатьчетверкой.Мы уже говорили, что разработать новый средний танк по образцу Т-34 было поручено двум фирмам: «Даймлер-Бенц» (DB) и MAN. В мае 1942 г. они представили свои проекты. «DB» предложила танк даже внешне напоминавший Т-34 и с той же компоновкой: то есть моторно-трансмиссионное отделение и ведущее колесо заднего расположения, башня сдвинута вперед. Фирма предлагала даже установить дизель-мотор. Отличной от Т-34 была лишь ходовая часть — она состояла из 8 катков (на сторону) большого диаметра, расположенных в шахматном порядке с листовыми рессорами в качестве элемента подвески. Фирма MAN предложила традиционную немецкую компоновку, т.е. двигатель сзади, трансмиссия в передней части корпуса, башня — между ними. В ходовой части те же 8 больших катков в шахматном порядке, но уже с торсионной подвеской, к тому же двойной. Проект фирмы DB обещал более дешевую машину, более простую в изготовлении и обслуживании, однако при переднем расположении башни установить в ней новую длинноствольную пушку фирмы «Рейнметалл» не представлялось возможным. А первым требованием к нового танку была установка мощного вооружения — пушки с большой начальной скоростью бронебойного снаряда.И, действительно, специальная танковая длинноствольная пушка KwK42L/70 была шедевром артиллерийского производства.Бронирование корпуса сконструировано в подражание Т-34. Башня имела вращающийся вместе с ней полик. После выстрела перед открытием затвора полуавтоматической пушки ствол продувался сжатым воздухом. Гильза же падала в специально закрывающийся пенал, где из нее отсасывались пороховые газы.

Таким способом устранялась загазованность боевого отделения. На «Пантере» устанавливался двухпоточный механизм передач и поворота. Гидроприводы облегчали управление танком. Шахматное расположение катков обеспечивало равномерное распределение веса на гусеницы. Катков много и половина из них, к тому же — двойные.На Курской дуге в бой пошли «Пантеры» модификации Pz. VD с боевой массой 43 т. С августа 1943 г. выпускались танки модификации Pz. VA с улучшенной командирской башенкой, усиленной ходовой частью и увеличенной до 110-мм броней башни. С марта 1944 г. и до конца войны выпускалась модификация Pz. VG. На ней толщина верхней бортовой брони была увеличена до 50 мм, отсутствовал смотровой лючек механика-водителя в лобовом листе. Благодаря мощной пушке и отличным оптическим приборам (прицел, приборы наблюдения) «Пантера» могла успешно вести бой с танками противника на расстоянии 1500-2000 м. Это был лучший танк гитлеровского вермахта и грозный противник на поле боя. Часто пишут, что производство «Пантеры» было будто бы весьма трудоемким. Однако проверенные данные говорят, что по затрате человеко-часов на производство одной машины «Пантера» соответствовала в два раза более легкому танку Pz. IV. Всего было выпущено около 6000 «Пантер».Тяжелый танк Pz. VIH — «Тигр» при боевой массе 57 т имел 100-мм лобовую броню и был вооружен 88-мм пушкой длиной ствола 56 калибров. По маневренности он уступал «Пантере», зато в бою являлся еще более грозным противником.

Т-34-85

В конце августа на танковый завод №112 прибыли нарком танкостроения В. А. Малышев, начальник ГБТУ маршал бронетанковых войск Я. Н. Федоренко и ответственные сотрудники наркомата вооружений. На совещании с руководителями завода Малышев сказал, победа в Курской битве досталась нам дорогой ценой. Неприятельские танки вели огонь по нашим с расстояния 1500

м., наши же 76-мм танковые пушки могли поразить «Тигров», «Пантер» на дистанции 500-600 м. «Образно выражаясь, — сказал нарком, — противник имеет руки в полтора километра, а мы всего в полкилометра. Нужно немедленно установить в Т-34 более мощную пушку.»

Примерно в это же время аналогичная задача в отношении тяжелых танков КВ была поставлена перед конструкторами ЧКЗ.

Разработка танковых пушек калибра выше 76 мм, как мы уже говорили, началась в 1940 г. В 1942-1943 гг. над этим работали коллективы В. Г. Грабина и Ф. Ф. Петрова.

С июне 1943 г. Петров представил свою пушку Д-5, а Грабин С-53, ведущими конструкторами которой были Т. И. Сергеев и Г. И. Шабаров. Кроме, того для совместных испытаний были представлены пушки того же калибра: С-50 В. Д. Мешанинова, А. М. Волгевского и В. А. Тюрина и ЛБ-1 А. И. Савина. Была отобрана пушка С-53, но завершающих испытаний она не выдержала. В пушке С-53 были использованы конструктивные решения спроектированной еще до войны пушки Ф-30 для будущего тяжелого танка КВ-3. Пушка Д-5 доказала свои преимущества по сравнению с С-53. Но и ее установка в танке требовала больших переделок. А пока ее решено было установить под маркой Д-5С в новой самоходной установке СУ-85, выпуск которой начался на УЗТМ в августе 1943 г. На заводе №183 разрабатывали новую башню с уширенным погоном диаметром 1600 мм вместо прежних 1420. По первому варианту работы вели конструкторы под руководством В. В. Крылова, по второму — во главе с А. А. Молоштановым и М. А. На6утовским. Группе Молоштанова была предложена новая 85-мм пушка С-53. Однако для ее установки потребовались бы большие изменения в конструкции башни и даже корпуса. Это было признано нецелесообразным.

Летом 1943 г. на гороховецком полигоне под Горьким были испытаны Т-34 с установленной в штатной башне новой пушкой. Результаты были неудовлетворительными. Два человека в башне не могли успешно обслуживать пушку. Значительно уменьшился боекомплект. Для того, чтобы ускорить процесс увязки пушки, по инициативе В. А.Малышева группа Набутовского в октябре 1943 г. была отправлена в ЦАКБ. Набутовский явился к Малышеву, и тот распорядился организовать филиал Морозовского КБ на артиллерийском заводе при котором работало ЦАКБ Грабина. Совместная работа с Грабиным продолжалась недолго. Выяснилось, что под пушку С-53 потребуются большая по размерам башня и уширенный погон. Затем Набутовский направился к Ф. Ф. Петрову. Они вместе пришли к выводу, что его пушка нуждается в такой же переделке башни, что и пушка Грабина. На состоявшемся вскоре совещании, с участием наркома вооружения Д. Ф. Устинова, В. Г. Грабина, Ф. Ф. Петрова, было решено провести сравнительные испытания обеих пушек. По результатам испытаний оба артиллерийских конструкторских бюро создали новую пушку ЗИС-С-53, в которой были устранены недостатки «прародительских» систем. Пушка была испытана и показала отличные результаты (отметим, что работа по созданию новой пушки заняла всего лишь один месяц). Но башня под эту пушку подготовлена не была. Группа Крылова на заводе №112 сконструировала литую башню с погоном 1600 мм под пушку С-53. Однако группа бронирования, руководимая А. Окуневым, установила, что в новой башне ограничен угол вертикальной наводки пушки. Нужно было либо изменить конструкцию башни, либо взять другую пушку.

Грабин же, человек честолюбивый и нетерпеливый, решил «натянуть нос» танкистам, опередив их. Для этого он добился того, чтобы завод №112 выделил ему один из серийных танков Т-34, на котором переделали переднюю часть башни и кое-как впихнули туда новую пушку. Не долго думая, Грабин передал Д. Ф. Устинову и В. А. Малышеву свой проект на утверждение, в соответствии с которым завод №112 должен был начать выпуск опытных образцов модернизированного танка. Однако многие специалисты Научно-танкового комитета (НТК) и Наркомата вооружений законно усомнились в достоинствах «грабинского проекта». Малышев срочно приказал Набутовскому с группой вылететь на завод №112 и разобраться в этом деле. И вот Набутовский на специальном совещании в присутствии Д. Ф. Устинова, Я. Н. Федоренко и В. Г. Грабина подвергают идею последнего уничтожающей критике. «Конечно, — замечает он, -было бы весьма заманчиво поместить новую пушку в танк без существенных переделок. Решение это простое, но абсолютно неприемлемое по той причине, что при такой установке пушки крепление ее окажется слабым, возникнет большой неуравновешенный момент. Кроме того, это создает тесноту в боевом отделении и существенно усложнит работу экипажа. Более того, при попадании снарядов в лобовую броню, пушка вывалится». Набутовский заявил даже, что, приняв этот проект, мы подведем армию. Наступившие молчание нарушил Грабин. «Я — не танкист, — сказал он, — и не могу учесть всего. А для осуществления вашего проекта потребуется много времени, снижение производства». Устинов спросил, сколько времени надо, чтобы представить проект КБ завода №183 на утверждение данного совещания. Набутовский попросил неделю, директор завода №112 К. Э. Рубинчик любезно предоставил ему все свое КБ. Устинов же назначил следующую встречу через три дня. На помощь прибыл А. А. Молоштанов и после трех дней круглосуточной работы техническая документация была готова.

В декабре сормовичи послали два танка с новыми башнями на московский артиллерийский завод, где в них и установили пушки ЗИС-С-53. И после успешных испытаний 15 декабря ГКО принял на вооружение модернизированный танк Т-34-85. Однако дальнейшие испытания выявили ряд недоработок в конструкции пушки.

А время не ждало. Командование Красной Армии планировало на следующий год грандиозные наступательные операции, и новые, лучше вооруженные танки должны были играть в них важную роль.

И на артиллерийском заводе №92 в Горьком вновь собирается совещание, в котором участвуют Д. Ф. Устинов, В. А. Малышев, В. Л. Ванников, Я. Н. Федоренко, Ф. Ф. Петров, В. Г. Грабин и др. Решили пока ставить на танки пушку Д-5Т (танков с этой пушкой в конце 1943 — начале 1944 гг. было выпущено до 500 единиц) и одновременно доработать пушку ЗИС-С-53. Так, наконец, новая пушка ЗИС-С-53 была доведена «до ума».

Первые танки с 85-мм пушкой еще до конца года стал выпускать завод №112. В январе 1944 г. со всей документацией Молоштанов и Набутовский прибыли на завод №183. В марте 1944 г. там начался серийный выпуск Т-34-85. Затем их стал собирать и завод №174 (в 1944 г. «тридцатьчетверку» выпускали эти три завода, так как СТЗ после освобождения Сталинграда не вернулся к производству танков, УЗТМ выпускал только СУ на базе Т-34, а ЧКЗ полностью сосредоточил свои усилия на выпуске тяжелых танков ИС-2 и СУ на их базе — ИСУ-152 и ИСУ-122). Наблюдались некоторые различия по заводам: на некоторых машинах применялись штампованные катки или литые с развитым оребрением, но уже с обрезинкой («напряженка» с резиной, благодаря поставкам из США уменьшилась). Башни несколько отличались формой, числом и местом размещения на их крышах бронеколпаков вентиляторов, поручнями и т.д.

Танки с пушкой Д-5Т отличались от машин с пушкой ЗИС-С-53 прежде всего маской пушки: у первых она была уже. Вместо прицела ТШ-15 (телескопический, шарнирный) на Т-34 с пушкой Д-5Т стоял прицел ТШ-16. Танки с пушкой ЗИС-С-53 имели электропривод поворота башни с управлением как от командира танка, так и от наводчика.

Получив новую 85-мм пушку, Т-34 мог успешно бороться с новыми немецкими танками. К ней помимо осколочно-фугасного и бронебойного был разработан и подкалиберный снаряд. Но, как отметил Ю. Е. Максарев: «В дальнейшем Т-34 уже не мог напрямую, дуэльно поражать новые немецкие танки». Это прежде всего и вызвало появление наших СУ-100 и ИСУ-122. А тридцатьчетверкам в бою помогала маневренность и скорость, превосходство в которых они сохранили. Несмотря на то, что по сравнению с первым образцом, масса Т-34-85 выросла почти на 6 т эти его характеристики практически не изменились.

В 1944 г. на базе Т-34-85 было выпущено несколько сотен огнеметных танков ОТ-34-85. На них вместо пулемета в лобовой части корпуса помещался поршневой огнемет АТО-42 (автоматический танковый огнемет обр. 1942 г.). Он являлся улучшенным вариантом огнемета АТО-41, которым оснащались огнеметные танки на базе Т-34-76, КВ-1 (КВ-8) и KB-1С (КВ-8С). Отличие нового огнемета от предыдущего — в конструкции отдельных узлов и большем количестве баллонов со сжатым воздухом. Дальность огнеметания смесью из 60% мазута и 40% керосина увеличилась до 70 м., а специальной огнесмесью — до 100-130 м. Повысилась и скорострельность — 24-30 огневыстрелов в минуту. Возросла до 200 л емкость баков для огнесмеси. Сохранение на огнеметном танке основного вооружения 85-мм пушки было немалым достижением, т.к. на большинстве огнеметных танков тех времен, как наших, так и иностранных это не удавалось. ОТ-34-85 внешне был неотличим от линейных танков, что очень важно, так как для применения огнемета он должен был подойти близко к цели и не быть «узнанным» противником.

Производство танка Т-34 прекратилось в 1946 г. (смотри ниже данные выпуска танков по годам). Продолжалось лишь до 1948 г. производство самоходных установок СУ-100 на базе Т-34.

____________________________________________________________________________________

ww2history.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.