Крейсерские танки

Общие сведения

Крейсерский танк стал представителем британской концепции танка межвоенного периода (от Первой до Второй мировой войны). Недовольство экспериментами со средними и тяжёлыми танками середины 1930-х годов привело к развитию специализированных быстрых, легко бронированных танков. Британская теория операций с участием бронированной техники предполагала создание двух типов танков — крейсерских, которые использовались в бронированных подразделениях (полках и дивизиях), примером может служить Королевский танковый полк; а также пехотных, входящих в состав батальонов.

Как и морские крейсеры, крейсерские танки должны быть быстрыми и мобильными в военных операциях, независимыми от медленного перемещения пехоты с артиллерией. Недаром другое их название — кавалерийские — было связано с обычной кавалерией, которая быстротой своих действий достигала поставленных задач. Для этого было лёгкая броня и вооружение (пушка), чтобы иметь небольшой вес. Соответственно, не было необходимости в мощном, тяжелом двигателе. Но тогда они становились легкоуязвимыми уже для средних танков Германии.


Крейсерские танки Другим недостатком большинства крейсерских танков был малый калибр пушки. Первые крейсеры были вооружены 40-мм пушкой QF 2 pounder. Этого не всегда хватало для пробития брони танков противника. Позже они были оснащены 57-мм пушкой QF 6 pounder, а спустя некоторое время 76-мм пушкой QF 17 pounder. Таким стал британский средний крейсерский танк «Кромвель», обладающий двигателем, развивающим максимальную скорость около 40 миль в час (64 км/ч) по дорогам.

Следующей машиной в линейке британских крейсерских танков «Комета» — танк с укороченной 76-мм пушкой, поступивший на вооружение в конце Второй мировой войны. По иронии судьбы, несмотря на упор на высокую мобильность, большинство крейсерских танков страдали от механической ненадежности, что наиболее заметно было по танку «Крусейдер» в горячих пустынях Северной Африки. Эта проблема была вызвана недостаточной проверкой конструкции танков при испытаниях.

По советской классификации крейсерские танки можно было бы отнести к лёгким и средним танкам, например танки серии БТ — БТ-2, БТ-5, БТ-7 и т. д. В Германии к таким танкам относятся танки PzKpfw III.

История

В 1936 году британский военный кабинет принял решение создавать два вида танковой техники — тяжелый танк для тесного взаимодействия с пехотой во время наступления и обороны, и мобильный крейсерский танк (на замену среднего) для быстрого перемещения по вражеской территории.


Крейсерские танки В 1934 году конструктор сэр Джон Карден[en] из компании Vickers-Armstrongs представил новый средний танк А9, используя элементы танка Mark III (проект был заброшен из-за финансовых причин). Этот вариант был легче и использовал коммерческий двигатель, что удешевляло его производство. Он был принят в качестве временного варианта и ограниченно выпускался под именем Mk I. С 1937 по 1938 годы было построено 125 танков. Mk I имел легкую броню, достигал скорость 40 км/ч и имел 40-мм пушку QF 2 pounder.

Крейсерский танк Mk II (А10) также был разработан Карденом. Был создан практически в предыдущем дизайне с добавлением 30-мм брони и назывался тяжёлым крейсерским танком (heavy cruiser). Танк был запущен в производство в июле 1938 года. Имел прежнюю пушку, но дополнительно был оборудован пулемётом BESA. К сентябрю 1940 года было выпущено 175 таких танков. Оба танка имели подвеску Кристи.

Следующим крейсерским танком стал Mk III (А13), который использовал подвеску Наффилда компании Nuffield Mechanizations and Aero. Он имел несколько прототипов (E1, E2 и E3) и запущен в производство — к середине 1939 года было выпущено 65 машин. Mk III весил 14,2 тонны, имел экипаж из 4 человек, двигатель мощностью 340 л.с., который обеспечивал максимальную скорость 48 км/ч. На вооружении были вооружены 40-мм пушка QF 2 pounder и пулемет. Его версия Mk IV имела более тяжелую броню и производилась в 1938 году.


В первые годы Второй мировой войны крейсерские танки были весьма распространены и впервые принимали участие в боевых действиях в середине 1941 года во время военной кампании в Ливийской пустыне[en]. Хорошо показал себя танк «Ковенантер» (Mk V), а также «Кавалер» (Mk VII) и «Кромвель» (Mk VIII), которые использовались во время Нормандской операции.

Крейсерские танки В конце войны на вооружение поступил крейсерский танк «Комета» с 76-мм пушкой QF 17 pounder. К этому времени по огневой мощи и бронезащите крейсерские танки стали мало отличаться от средних танков. Также они получили более мощные двигатели и лучшую подвеску. Следующим был создан тяжёлый крейсерский танк «Центурион» (A41), который уже считался средним танком и по западной классификации относился к основным боевым танкам первого поколения. Таким образом «Центурион» стал первым британским основным боевым танком.

См. также

  • Классификация танков
  • Средний танк
  • Тяжёлый танк
  • Сверхтяжёлый танк

Ссылки

  • [pro-tank.ru/bronetehnika-england/kreyserskie-tanki Крейсерские танки Англии Второй мировой войны]
  • [modelist-konstruktor.com/bronekollekcziya/poslednie-krejserskie-tanki ПОСЛЕДНИЕ КРЕЙСЕРСКИЕ ТАНКИ]
  • [tanki-v-boju.ru/krejserskie-kavalerijskie-tanki/ Крейсерские (кавалерийские) танки]

Отрывок, характеризующий Крейсерский танк

– Да, – прошептала Наташа.
– О чем же ты плачешь? Я счастлива за тебя, – сказала княжна Марья, за эти слезы простив уже совершенно радость Наташи.
– Это будет не скоро, когда нибудь. Ты подумай, какое счастие, когда я буду его женой, а ты выйдешь за Nicolas.
– Наташа, я тебя просила не говорить об этом. Будем говорить о тебе.
Они помолчали.
– Только для чего же в Петербург! – вдруг сказала Наташа, и сама же поспешно ответила себе: – Нет, нет, это так надо… Да, Мари? Так надо…

Прошло семь лет после 12 го года. Взволнованное историческое море Европы улеглось в свои берега. Оно казалось затихшим; но таинственные силы, двигающие человечество (таинственные потому, что законы, определяющие их движение, неизвестны нам), продолжали свое действие.
Несмотря на то, что поверхность исторического моря казалась неподвижною, так же непрерывно, как движение времени, двигалось человечество.


агались, разлагались различные группы людских сцеплений; подготовлялись причины образования и разложения государств, перемещений народов.
Историческое море, не как прежде, направлялось порывами от одного берега к другому: оно бурлило в глубине. Исторические лица, не как прежде, носились волнами от одного берега к другому; теперь они, казалось, кружились на одном месте. Исторические лица, прежде во главе войск отражавшие приказаниями войн, походов, сражений движение масс, теперь отражали бурлившее движение политическими и дипломатическими соображениями, законами, трактатами…
Эту деятельность исторических лиц историки называют реакцией.
Описывая деятельность этих исторических лиц, бывших, по их мнению, причиною того, что они называют реакцией, историки строго осуждают их. Все известные люди того времени, от Александра и Наполеона до m me Stael, Фотия, Шеллинга, Фихте, Шатобриана и проч., проходят перед их строгим судом и оправдываются или осуждаются, смотря по тому, содействовали ли они прогрессу или реакции.
В России, по их описанию, в этот период времени тоже происходила реакция, и главным виновником этой реакции был Александр I – тот самый Александр I, который, по их же описаниям, был главным виновником либеральных начинаний своего царствования и спасения России.
В настоящей русской литературе, от гимназиста до ученого историка, нет человека, который не бросил бы своего камушка в Александра I за неправильные поступки его в этот период царствования.
«Он должен был поступить так то и так то.

таком случае он поступил хорошо, в таком дурно. Он прекрасно вел себя в начале царствования и во время 12 го года; но он поступил дурно, дав конституцию Польше, сделав Священный Союз, дав власть Аракчееву, поощряя Голицына и мистицизм, потом поощряя Шишкова и Фотия. Он сделал дурно, занимаясь фронтовой частью армии; он поступил дурно, раскассировав Семеновский полк, и т. д.».
Надо бы исписать десять листов для того, чтобы перечислить все те упреки, которые делают ему историки на основании того знания блага человечества, которым они обладают.
Что значат эти упреки?
Те самые поступки, за которые историки одобряют Александра I, – как то: либеральные начинания царствования, борьба с Наполеоном, твердость, выказанная им в 12 м году, и поход 13 го года, не вытекают ли из одних и тех же источников – условий крови, воспитания, жизни, сделавших личность Александра тем, чем она была, – из которых вытекают и те поступки, за которые историки порицают его, как то: Священный Союз, восстановление Польши, реакция 20 х годов?
В чем же состоит сущность этих упреков?
В том, что такое историческое лицо, как Александр I, лицо, стоявшее на высшей возможной ступени человеческой власти, как бы в фокусе ослепляющего света всех сосредоточивающихся на нем исторических лучей; лицо, подлежавшее тем сильнейшим.

ессор, смолоду занимающийся наукой, то есть читанном книжек, лекций и списыванием этих книжек и лекций в одну тетрадку.
Но если даже предположить, что Александр I пятьдесят лет тому назад ошибался в своем воззрении на то, что есть благо народов, невольно должно предположить, что и историк, судящий Александра, точно так же по прошествии некоторого времени окажется несправедливым, в своем воззрении на то, что есть благо человечества. Предположение это тем более естественно и необходимо, что, следя за развитием истории, мы видим, что с каждым годом, с каждым новым писателем изменяется воззрение на то, что есть благо человечества; так что то, что казалось благом, через десять лет представляется злом; и наоборот. Мало того, одновременно мы находим в истории совершенно противоположные взгляды на то, что было зло и что было благо: одни данную Польше конституцию и Священный Союз ставят в заслугу, другие в укор Александру.
Про деятельность Александра и Наполеона нельзя сказать, чтобы она была полезна или вредна, ибо мы не можем сказать, для чего она полезна и для чего вредна.

ли деятельность эта кому нибудь не нравится, то она не нравится ему только вследствие несовпадения ее с ограниченным пониманием его о том, что есть благо. Представляется ли мне благом сохранение в 12 м году дома моего отца в Москве, или слава русских войск, или процветание Петербургского и других университетов, или свобода Польши, или могущество России, или равновесие Европы, или известного рода европейское просвещение – прогресс, я должен признать, что деятельность всякого исторического лица имела, кроме этих целей, ещь другие, более общие и недоступные мне цели.

wiki-org.ru

ПОСЛЕДНИЕ КРЕЙСЕРСКИЕ ТАНКИВ период с 1937 по 1945 год на вооружении британской армии состояло всего четыре типа пехотных танков. Смена же моделей боевых машин крейсерского типа напоминала калейдоскоп. Так, еще не успела закончиться боевая карьера крейсерского танка Krusader («Моделист-конструктор» № 11 за 1999 г.), как в июне 1941 года началась разработка более мощного тяжелого крейсерского танка. Он получил название Cromwell и индекс А27. Однако в связи с отсутствием предназначавшихся для него двигателей Rolls-Royce Meteor (они все уходили в авиацию) было принято решение установить старый авиамотор Liberty, как и на предшествующих моделях крейсерских танков. Новинка была принята на вооружение под названием Cruiser Tank Mk VII Cavalier (A24).


Корпус и башня танка имели прямоугольную форму без каких-либо рациональных углов наклона и собирались на каркасах из катаных броневых листов с помощью болтовых соединений. Вооружение состояло из 6-фунтовой пушки и спаренного с ней пулемета, другой пулемет устанавливался в лобовом листе корпуса слева от механика-водителя. Ходовая часть имела пять опорных катков и индивидуальную пружинную (свечную) подвеску. Конструктивно Cavalier представлял собой Crusader, но с новыми корпусом и башней.

С лета 1942-го по весну 1943 года на заводе фирмы Nuffield в Бирмингеме было изготовлено 500 танков этого типа.

Из-за большей массы — 26,9 т — Cavalier имел худшие динамические характеристики, чем Crusader. Работавшие с перенапряжением и без того ненадежные двигатели Liberty беспрерывно выходили из строя. По этой причине «кавалиры» в боевые части не попали, а использовались только в учебных целях. Во второй половине 1943 года около 200 таких танков переоборудовали в машины управления для артиллерийских частей танковых дивизий. Они активно участвовали в боевых действиях на Западном фронте в 1944—1945 годах. Небольшая их часть была переделана в БРЭМ.

Временной альтернативой А27 стал также предложенный фирмой English Electrik танк так называемого промежуточного варианта опять-таки с производившимся в больших количествах мотором Liberty. Но в отличие от А24 последний мог применяться в комплексе с новой трансмиссией Merritt-Brown, которая пришла на смену старой планетарной трансмиссии типа Wilson, использовавшейся на английских танках еще во время Первой мировой войны. Танк получил название Centaur, армейское обозначение Cruiser Tank Mk VIII и индекс Военного департамента A27L (L-Liberty). Вариант с двигателем Meteor стали обозначать индексом А27М.


В производстве Centaur участвовало несколько фирм: Leyland, LMS, Harland, Fowler, English Electric и Nuffield. Всего с августа 1942 года по февраль 1944 года было выпущено 3134 Centaur всех модификаций (включая и ЗСУ). Таким образом, этот танк стал самым массовым «тяжелым крейсером» английской армии в период Второй мировой войны.

Первый вариант танка — Centaur I, вооруженный 6-фунтовой пушкой, по сути ничем кроме трансмиссии и ряда мелких деталей не отличался от Cavalier. На Centaur II попытались установить более широкую гусеницу и ведущее колесо с большим числом зубьев. Однако в серийное производство эта модификация не пошла. На Centaur III стали устанавливать 75-мм пушки Мк V или Мк VA. Причем значительная часть машин этой модификации была получена путем переделки из Centaur I. Последняя версия — Centaur IV — представляла собой танк поддержки, вооруженный 95-мм гаубицей, стрелявшей осколочно-фугасными и дымовыми снарядами.

С конца 1943 года, когда удалось развернуть производство двигателей Meteor, началось массовое переоборудование «сенторов» до стандарта «Кромвеля». Отличить эти танки друг от друга можно было только по незначительным деталям. Например, разными были механизмы натяжения гусениц.

«Сенторы», в которых не были заменены двигатели, переоборудовались в машины артиллерийских наблюдателей, БРЭМы, бульдозеры, а также в бронетранспортеры Centaur Kangaroo («Сентор-Кенгуру») и зенитные самоходные установки Centaur АА.

В своем оригинальном виде «сенторы» в боевых действиях не участвовали. Исключение составляют только танки RMASG (Royal Marine Armoured Support Group — «Танковая группа поддержки Королевской морской пехоты»). Вошедшие в нее около 100 танков «Сентор IV» поддерживали действия британской морской пехоты при высадке в Нормандии в июне 1944 года.

Крейсерский танк Cromwell I

Крейсерский танк Cromwell I:

1 — 6-футовая пушка, 2— 7,92-мм спаренный пулемет BESA; 3 — лючок для стрельбы из личного оружия; 4— ящик для снаряжения: 5 — перископические приборы наблюдения механика-водителя; 6 — люк механика-водителя; 7 — вентилятор боевого отделения; 8 — амбразура дымового гранатомета; 9 — перископ; 10 — люк заряжающего; 11 — бронировка окна воз-духопритока; 12 — откидная крышка моторного люка; 13 — откидная крышка люка доступа к радиатору и главному фрикциону; 14— откидная крышка люка доступа к коробке передач; 15 — командирская башенка; 16 — вентилятор отделения управления; 17 — люк пулеметчика; 18 — фара-искатель; 19 — смотровой лючок механика-водителя; 20 — установка курсового пулемета BESA

Из-за трудностей с двигателями Meteor первые танки Cromwell покинули заводские цеха только во второй половине 1943 года. Генеральным подрядчиком по их производству была фирма Leyland. Однако к выпуску этого самого популярного британского крейсерского танка Второй мировой войны привлекались и другие фирмы: Metro, BRCW и Fowler. Танк находился в серийном производстве с 1943 по 1945 год. За это время выпустили 1070 единиц.

Впрочем, как уже упоминалось, значительно большее количество машин этого типа получили путем установки двигателя Meteor в танках Centaur A27L. Следует подчеркнуть, что и сами «кромвели» постоянно модернизировались за счет установки нового вооружения и дополнительной броневой защиты. Так что в своем оригинальном виде до конца войны дошли считанные единицы.

Первый серийный вариант — Cromwell I, как и его предшественники, вооружался 6-фунтовой пушкой. На модели Cromwell II, так и не запущенной в производство, ликвидировали курсовой пулемет, сократили экипаж до четырех человек, установили более широкие гусеницы и новое ведущее колесо. Cromwell III представлял собой Centaur I, на котором двигатель Liberty был заменен на Meteor. Самой массовой модификацией стал Cromwell IV (Centaur I с двигателем Meteor и 75-мм пушкой и Cromwell III с 75-мм пушкой).

Боевая масса танков этой модели не превышала 27,9 т. Экипаж состоял из пяти человек. Вооружение включало в себя 75-мм пушку Mk V или Мк VA, спаренный и курсовой 7,92-мм пулеметы BESA, 7,7-мм зенитный пулемет Bren, перевозившийся внутри танка, и 2-дюймовый миномет для стрельбы дымовыми минами. Боекомплект состоял из 64 артвыстрелов, 4950 патронов к пулеметам BESA, 600 патронов к пулемету Bren и 30 дымовых мин. Лобовая броня башни достигала 76 мм, корпуса — 64 мм.

На танке Cromwell IV, как, впрочем, и на всех других модификациях, уста-наливался 12-цилиндровый, V-образный, карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения Rolls-Royce Meteor мощностью 600 л.с. при 2550 об/мин. Крутящий момент от двигателя с помощью двухдискового главного фрикциона сухого трения передавался на трансмиссию Merritt-Brown Z5, включавшую в себя пятискоростную несинхронизированную коробку передач, планетарные механизмы поворота и колодочные тормоза.

Ходовая часть применительно к одному борту состояла из пяти обрезиненных опорных катков большого диаметра, ведущего колеса заднего расположения и направляющего колеса. Подвеска — индивидуальная пружинная. На 1-, 2-, 4- и 5-м узлах подвески устанавливались гидравлические амортизаторы двухстороннего действия. В каждую гусеницу входило 125 траков шириной 356 мм. Танк развивал максимальную скорость 64 км/ч. Запас хода — 280 км.

Аналогичные характеристики имела и следующая модификация — Cromwell V, представлявшая собой Cromwell I, перевооруженный 75-мм пушкой. Модель Cromwell VW имела сварной корпус (W — welded — сварной). Лобовая броня корпуса и башни была доведена до 101 мм.

Вариант Cromwell VI — это танк Centaur IV с двигателем Meteor, а также Cromwell III и Cromwell V с 95-мм гаубицей.

Cromwell VII — это Cromwell III, Cromwell IV и Cromwell V с увеличенной толщиной брони корпуса и башни (лоб — 101, борт корпуса — 35, борт башни — 75 мм). Масса танка возросла до 29 т. Была усилена подвеска, введены сплошные резиновые бандажи опорных катков. Танк оснастили гусеницей шириной 394 мм. За счет изменения передаточного отношения коробки передач максимальная скорость снизилась до 51 км/ч.

Танк поддержки Cromwell VIII — Cromwell VI с увеличенной до 101 мм лобовой броней, Cromwell I с увеличенной толщиной брони и 95-мм гаубицей.

Помимо линейных модификаций, на базе танка «Кромвель» построили значительное количество специальных машин: командирских и командно-штабных, передовых артиллерийских наблюдателей, БРЭМ и инженерных.

Осенью 1943 года танки «Кромвель» начали поступать в войска, прежде всего в те части, которые должны были участвовать во вторжении на Европейский континент(операция Owerlord, начатая в июне 1944 года).

В первом эшелоне английских войск, принимавших участие в высадке в Нормандии, было три танковых дивизии. Больше всего «кромвелей» имелось в составе 7-й танковой дивизии Desert Rats («Пустынные крысы»). В 22-ю танковую бригаду входили три полка: 1-й и 5-й Королевские танковые полки, 4-й полк йоменов графства Лондон (County of London Yeomanry). В них в общей сложности насчитывалось 130 танков «Кромвель III» и «Кромвель IV» и 15 — «Кромвель VI». Этими машинами укомплектовали и разведывательный полк дивизии — 8-й Королевский Ирландский гусарский полк (The Kings Royal Irisn Hussars).

Рабочее место механика-водителя

Рабочее место механика-водителя:

 

1 — створка крышки посадочного люка механика-водителя; 2,4 — перископические приборы наблюдения; 3 — стеклоблок в крышке смотрового люка; 5 — панель приборов; 6 — рычаг управления дроссельной заслонкой; 7— кнопка регулировки воздушной заслонки; 8 — рычаг управления воздушной заслонкой; 9—рычаг стартера; 10,19— рычаги управления; 11 — педаль акселератора; 12— цилиндр сервомеханизма тормозов; 13—педаль тормоза; 14— сиденье механика-водителя; 15— механизм управления левой гусеницей; 16 — механизм управления правой гусеницей; 17 — сервомеханизм управления главным фрикционом; 18 — педаль главного фрикциона; 20 — рычаг коробки передач; 21 — компас; 22 — контрольная лампа стояночного тормоза; 23 — рукоятка открывания крышки смотрового люка

В Гвардейской и 11-й танковых дивизиях «кромвели» имелись только в разведывательных частях: во 2-м батальоне Уэльской гвардии (Welsh Guards) и во 2-м полку Нортхемптонширских йоменов (Northamptonshire Yeomanry).

Кроме этих частей, они состояли на вооружении штабных эскадронов в дивизиях и бригадах. Наконец, вскоре после высадки в Нормандии в разведывательном полку 6-й воздушно-десантной дивизии легкие танки «Тетрарх» заменили 12-ю «Кромвелями».

В составе этих и некоторых других частей английской армии «кромвели» участвовали в боевых действиях в Европе вплоть до конца войны. На других театрах они практически не применялись.

Помимо английской армии, этими машинами были укомплектованы некоторые танковые части Польских вооруженных сил на Западе, в основном 1-го польского армейского корпуса. Первым получил их 10-й полк конных стрелков 1-й польской танковой дивизии Всего же с 1943 по 1947 год в польские части на Западе поступило 250—300 танков «Сентор»/« Кромвель».

Сто девяносто танков «Кромвель IV» и «Кромвель VI» вошли в состав Чехословацкой танковой бригады, также воевавшей на Западе. После окончания Второй мировой войны эти танки состояли на вооружении чехословацкой армии вплоть до начала 50-х годов.

Что касается самой Великобритании, то небольшое количество танков «Кромвель» участвовало в войне в Корее. В 1953 году их передали из кадровых армейских частей в территориальные войска.

В 1952 году государственные арсеналы в кооперации с фирмой Robinson and Kershaw Ltd. переоборудовали 200 танков в версию Charioteer Mk 7 (FV 4101).

Машины получили массивную сварную двухместную башню с 20-фунтовой (83,8-мм) пушкой, аналогичной примененной на танке Centurion Mk 3, и спаренным пулеметом Диаметр башенного погона в свету был увеличен до 1632 мм. Приборы прицеливания также позаимствовали у танка Centurion. Корпус, моторнотрансмиссионная группа и ходовая часть комплектно заимствованы у танка Cromwell VII, за исключением установки курсового пулемета, амбразура которого была заварена. У танков поздних выпусков пушка оснащалась эжекционным устройством для продувки канала ствола.

Танки «Чариотер» (воин на боевой колеснице) состояли на вооружении британской армии до 1956 года и использовались, главным образом, как противотанковое средство. Позже их передали в территориальные войска и начали продавать другим странам.

Пятьдесят танков закупила Иордания, где они состояли на вооружении двух эскадронов 3-го танкового полка. Впоследствии некоторое количество «чариотеров» иорданцы передали Организации освобождения Палестины, которая использовала их в Ливане в 1976 году. Десять машин этого типа захватила Армия обороны Израиля. Англичане 56 танков поставили в Австрию, а в 1958 году контракт на приобретение «чариотеров» заключила Финляндия. Партия из 35 танков прибыла в эту страну в 1960 году. Они довольно интенсивно эксплуатировались до 1973 года, когда началось их списание. Последним местом службы этих машин стала школа младшего офицерского состава. Там «чариотеры» прослужили до января 1980 года.

Дальнейшим развитием крейсерского танка Cromwell с использованием значительного числа (до 40 процентов) его узлов и агрегатов стал крейсерский танк Comet (А34) — лучший и сильнейший английский танк периода Второй мировой войны, принимавший участие в боевых действиях. Он производился фирмой Leyland с сентября 1944 года.

ПОСЛЕДНИЕ КРЕЙСЕРСКИЕ ТАНКИ

Корпус и башня этой боевой машины — полностью сварной конструкции. Лобовой лист корпуса — такой же, как у Cromwell. Башня имела большие размеры и развитую кормовую нишу. Пушка с начальной скоростью бронебойного снаряда 787 м/с представляла собой укороченный вариант 17-фунтового орудия. Обе пушки стреляли одинаковыми снарядами, но гильзы нового орудия были короче и большего диаметра. Чтобы проще различать снаряды орудий, укороченная пушка именовалась 77-мм, хотя фактически имела калибр 76,2 мм. Ходовая часть танка в основном заимствована у Cromwell.

Первые серийные танки поступили в войска в декабре 1944 года. В составе 11-й танковой дивизии «кометы» приняли участие в отражении германского наступления в Арденнах в январе 1945 года. Освоение танка в войсках облегчалось его конструктивной близостью к «Кромвелю». По своим боевым характеристикам «Комета» уступала немецкой «Пантере», но превосходила Pz.IV.

В начале 1945 года 11-я танковая дивизия была единственным соединением английской армии, полностью вооруженным этими машинами. Другие части получили новые танки позже, многие — уже после окончания боевых действий в Европе. В начале 1949 года «кометы» полностью заменили в войсках танками «Центурион», однако в танковых частях, дислоцированных в Западном Берлине и Гонконге, они эксплуатировались вплоть до 1958 года.

«Кометы» поставлялись в Бирму, Ирландию, ЮАР и Финляндию. Так, на вооружении финской армии с 1960 по 1970 год состояла 41 боевая машина этого типа.

М. КНЯЗЕВ

modelist-konstruktor.com

Типы танков

Танки Первой мировой войны

Первые танки появились в ходе Первой мировой войны. Танк Mark I, впервые использованный англичанами в бою против германской армии, выпускался в двух модификациях: «самка» (англ. Female) — с пулемётным вооружением, и «самец» (англ. Male) — с пулемётом и двумя 57-мм пушками. Впоследствии свои первые танки разработали Франция, Германия и другие государства. Танки того времени распределялись прежде всего по массе: лёгкие, средние и тяжёлые.

Танки 1930—1945 годов

По окончании Первой мировой войны опыта, необходимого для выработки стратегии использования бронетехники, танкостроители и военные не получили. Конструкции танков постепенно усложнялись, их назначение и разнообразие увеличивалось. Появились новые классы танков, а также многократно пересматривались и изменялись пределы боевой массы лёгких и средних танков, которые продолжали постоянно расти.

Советская классификация

Линейные (общего назначения) танки по классификации, принятой в СССР:

Танкетка

К танкеткам относились лёгкие боевые гусеничные одноместные или двухместные, бронированные, вооружённые пулемётом машины 1920—1930-х годов, массой до трёх тонн, предназначавшиеся для разведки и связи (например, Т-27).

Малый танк

К малым танкам относились танки, имевшие массу до 5 т и вооружённые одним или несколькими пулемётами. Малый танк предназначался для ведения разведки в интересах общевойсковых и танковых частей и соединений, а также использовался как средство связи и транспортировки. Большинство малых танков были выполнены плавающими, и поэтому могли применяться при форсировании водных преград. К малым танкам относились Т-37, Т-38 и другие.

Лёгкий танк

К лёгким танкам относились танки, имевшие боевую массу до 15 т (позднее — до 20 т) и вооружённые малокалиберной пушкой и пулемётом, или пулемётами. Лёгкие танки являлись основным средством усиления пехоты или конницы во всех видах общевойскового боя. К лёгким танкам относились Т-18, все модели БТ, Т-26, Т-50, Т-60, Т-70, Т-80, Mk IV, M24 Chaffee, PzKpfw I, PzKpfw II, LT-35, LT-38 и другие.

Средний танк

К средним танкам относились танки, имевшие боевую массу до 30 т и вооружённые пушкой крупного калибра и пулемётами. Средние танки предназначались для усиления пехоты при прорыве сильно укреплённой оборонительной полосы противника. К средним танкам относились Т-28, Т-34, Т-44, Т-111, M4 Sherman, PzKpfw III, PzKpfw IV и другие.

Тяжёлый танк

К тяжёлым танкам относились танки, имевшие боевую массу свыше 30 т (позднее — 40 т) и вооружённые орудием крупного калибра и пулемётами. Существовали также тяжёлые танки с несколькими орудиями разных калибров. Тяжёлые танки предназначались для усиления общевойсковых соединений при прорыве сильно укреплённой обороны противника и атаки его укрепрайонов. К тяжёлым танкам относились все модификации танка КВ, ИС-2, PzKpfw V «Пантера» (по немецкой классификации считалась средним танком — у немцев танки классифицировались по калибру орудий), PzKpfw VI «Тигр», PzKpfw VI Ausf. B «Королевский тигр» и другие.

Специальные танки

К специальным танками относились:

  • Артиллерийские танки, для поддержки линейных танков, имели по сравнению с ними более мощное вооружение.
  • Химические танки, вооружённые огнемётами или оснащённые приборами дымопуска, предназначались для огнеметания по живой силе и огневым точкам противника, а также для постановки дымовых завес, заражения и дегазации местности.
  • Инженерные танки использовались для преодоления различных инженерных заграждений и естественных препятствий.
  • Радиотанки были оснащены аппаратурой для организации радиосвязи командования танковых частей и соединений с вышестоящими штабами.
  • Танки-транспортёры предназначались для снабжения линейных танков боеприпасами и горюче-смазочными материалами в ходе боя, транспортировки пехоты к месту боевых действий и эвакуации раненых.

Франко-британская классификация

В Великобритании и Франции стратегия ведения боя с помощью бронетехники предполагала участие двух групп танков:

Пехотный танк

К пехотным танкам относятся танки непосредственной поддержки пехоты при штурме укреплённых позиций. Невысокие требования к скорости позволили конструкторам оснастить их бронёй более мощной, чем у среднего танка. Его главная цель — подавление или разрушение укреплённых огневых точек, уничтожение вражеских солдат, защита пехоты от контратаки, преодоление защитных укреплений.

По советской классификации пехотные танки можно было бы отнести к средним или тяжёлым танкам. На начало Великой Отечественной войны к пехотным танкам в СССР можно отнести лёгкий танк Т-26, который, однако, даже на тот момент не соответствовал по своим характеристикам защищённости настоящим пехотным танкам; к концу войны — тяжёлый танк прорыва ИС-2. В европейской традиции к пехотным танкам относятся английские «Матильда II» (англ. Matilda II) и «Черчилль» (англ. Churchill).

Крейсерский танк

К крейсерским танкам относятся быстрые танки с лёгкой бронёй и небольшими орудиями, созданные для быстрого проникновения в тыл противника и нанесения урона путём неожиданных атак. На практике в ходе Второй мировой войны эти танки оказались малоэффективными — это было вызвано в первую очередь тем, что командование не умело правильно тактически и стратегически использовать имеющуюся в их распоряжении технику и использовало мобильные и слабобронированные крейсерские танки в роли пехотных, что вызывало огромные потери в технике. Единственной страной, которая успешно применяла чисто крейсерские танки в ходе Второй мировой войны, была Германия. Эффективность была достигнута в связи с высокой выучкой личного состава и грамотной подготовкой командного состава, что позволило германской армии одержать ряд значительных успехов в начале Второй мировой войны.

По советской классификации крейсерские танки можно было бы отнести к лёгким и средним танкам, например танки БТ (БТ-2, БТ-5, БТ-7 и т. д.) и другие. В германской традиции к таким танкам можно отнести танки PzKpfw III. В англо-американской традиции примером крейсерского танка может послужить английский «Крусейдер» (англ. Crusader).

В начале 1930-х годов в СССР начинается производство быстроходных танков. Ряд исследователей относят эти танки к танкам развития прорыва. В рамках этой концепции отличилось КБ завода им. Коминтерна под руководством А. А. Морозова, которое последовательно разрабатывая это направление в танкостроении и создало следующую линейку образцов бронетехники: БТ-2 (1931), БТ-5 (1933), БТ-7 (1934). В дальнейшем, развивая концепцию быстроходного танка, КБ завода им. Коминтерна в 1939 году запустило в производство танк Т-34 обр. 1939 года, который был во многом конструктивным наследником линейки танков БТ. Трофейные танки этого типа использовались вермахтом.

Танки второй половины XX века

Вторая мировая война дала сильнейший толчок развитию танкостроения. Был накоплен богатый опыт ведения войны с участием бронетехники. Разработаны новые крупнокалиберные орудия, новые виды брони, появилась защита от радиации и ОМП, появился стабилизатор наведения и автомат заряжания, а также многое другое (см. Танк). Наряду с изменениями строения и назначения танков и бронетехники изменилась и система их классификации:

  • Лёгкие танки с появлением ракетного вооружения и крупнокалиберных танковых орудий разделились на две группы. Первая группа — средства поддержки пехоты (БМП, БТР и т. д.) и вторая — противотанковые и противовоздушные ракетные комплексы.
  • Улучшение характеристик и изменение тактических качеств средних танков привело к преобразованию среднего танка в «основной боевой танк».
  • Благодаря развитию ракетного вооружения тяжёлые танки практически исчезли. Их заменили самоходные артиллерийские установки (САУ).

Основной боевой танк (ОБТ)

В настоящее время является основой современной танковой армии любой страны. Основное предназначение: усиление пехоты и техники при всех видах общевойскового боя, прорыв укреплённых позиций, уничтожение огневых точек, техники и живой силы противника, быстрая организация оборонительных рубежей. Современные ОБТ имеют мощные пулемёты и орудия, имеют ракетное вооружение, хорошо защищены динамической и активной бронёй. Однако даже тяжело бронированные современные танки очень уязвимы перед современными противотанковыми средствами (ракетное оружие, мины, ручные гранатомёты), что неоднократно показывали локальные конфликты.

Одними из первых ОБТ стали такие танки как PzKpfw VI и Т-34.

Плавающий танк

К плавающим танкам относилась серия советских танков ПТ, например, ПТ-76.

См. также

  • Танк
  • Самоходная артиллерийская установка
  • Боевая машина поддержки танков
  • Быстроходные танки
  • Сверхтяжёлый танк (en:Superheavy tank)

dic.academic.ru

Как известно, в годы Великой Отечественной войны новые образцы техники разрабатывались и предлагались не только официальными конструкторскими бюро. Наркомат обороны регулярно получал те или иные технические предложения от энтузиастов. В подавляющем большинстве случаев их идеи не получали развития и отправлялись в архив за ненадобностью. Одним из самых ярких примеров такого инициативного проекта, не получившего реального продолжения, является «танк-крейсер» инженер-подполковника П.П. Осокина.

По известным данным, П.П. Осокин выступил со своим предложением в области перспективной бронетехники в начале лета 1942 года. На тот момент он служил в одной из частей Уральского военного округа, и потому стал «продвигать» собственную идею именно там. 11 июня изобретатель ознакомил со своим проектом «танка-крейсера» ряд военачальников УВО. О новой разработке он доложил начальнику отдела автобронетанковых войск округа полковнику Евдокимову, другим сотрудникам отдела, а также заместителю командующего ВВС УВО генерал-майору Соколову. Командование военного округа, в целом, одобрило оригинальное предложение П.П. Осокина, но сделало некоторые замечания.

Как позже писал конструктор-энтузиаст, полковник Евдокимов, которому вскоре предстояло ехать в Москву, обещал сообщить вышестоящему командованию о новой разработке. Кроме того, тот мог поспособствовать переводу Осокина в столицу для дальнейшей работы над проектом. Впрочем, даже по прошествии нескольких недель инженер-подполковника так и не вызвали в Москву, и потому он был вынужден писать в вышестоящие органы.

Письмо «наверх» было отправлено специалистам Главного автобронетанкового управления, которым предстояло изучить оригинальное предложение и дать ему соответствующую оценку. Работы по изучению представленных документов начались не позже конца июля 1942 года. Уже в первых числах августа было готово первое заключение, предопределявшее дальнейшую судьбу проекта. Позже появился и официальный ответ от автобронетанкового управления. Забегая вперед, следует сказать, что «танк-крейсер» Осокина не получил одобрения специалистов ГАБТУ.

Предложенный образец бронетехники имел массу проблем и не представлял практической ценности, и потому армия не заинтересовалась им. Тем не менее, оригинальный проект может представлять определенный интерес с точки зрения истории и техники. Рассмотрим «танк-крейсер» и узнаем, что в нем не понравилось военным.

Согласно сохранившимся схемам, проект П.П. Осокина предлагал строительство достаточно сложной бронемашины характерного облика. Крупный образец должен был иметь сочлененную схему и собираться из ряда отдельных элементов-модулей. Одни составляющие предназначались для передвижения машины, тогда как наиболее крупный элемент являлся своеобразным боевым отделением. Судя по известным схемам, «танк-крейсер» мог иметь определенную унификацию с существующими образцами. В частности, корпуса «ходовых модулей» заметным образом напоминали соответствующий агрегат среднего танка Т-34.

В передней и задней частях «крейсера» предусматривалось размещение четырех модулей, отвечавших за подвижность. Каждый из них фактически представлял собой самостоятельный средний танк с собственной силовой установкой, броневым корпусом и ходовой частью. Внешне такие изделия должны были походить на серийный Т-34 и, вероятно, оснащаться схожим корпусом. Тем не менее, предусматривались самые серьезные отличия.

Между двумя «ходовыми модулями» одного борта предлагалось размещать дополнительный корпус значительной длины. С другими корпусами его следовало соединить при помощи шарнирных устройств. На каждом борту такого корпуса требовалось установить по шесть опорных катков, заимствованных у танка. Три находились в передней части и охватывались гусеницей переднего корпуса. Другие три фактически входили в состав ходовой части заднего корпуса. Также предусматривалось использование собственных ведущих колес. Между центральными опорными катками, работавшими с гусеницами, Осокин поместил пару тележек с двумя катками на каждой. Последние лежали прямо на грунте.

Центральные бортовые корпуса «танка-крейсера» предлагалось оснащать собственными двигателями. Каждый из них мог комплектоваться парой авиационных дизельных двигателей М-30 или М-40, что позволяло получить суммарную мощность машины на уровне 6000 л.с. Все четыре двигателя предлагалось соединять с механической трансмиссией. Последняя должна была обеспечивать вращение ведущих колес центрального расположения, заимствованных у серийного Т-34.

Корпус, унифицированный с Т-34, должен был комплектоваться штатной башней с вооружением. Таким образом, по углам «крейсера» в сборе находились четыре полноповоротные башни с 76-мм орудиями и пулеметами винтовочного калибра. Также сохранялись лобовые пулеметные установки корпуса.

Центральные бортовые корпуса П.П. Осокин предложил выполнить заодно с самым крупным агрегатом боевой машины, на котором планировалось разместить ее главное вооружение. Центральный корпус отличался большой длиной и усиленной защитой. Отдельные его броневые листы должны были иметь толщину 125 мм. Такой корпус имел наклонные лобовые листы, вертикальные борта и горизонтальную крышу. На бортах предусматривались крупные полки, фактически являвшиеся крышей бортовых корпусов. Компоновка центрального корпуса была достаточно простой. Все его объемы являлись либо боевым отделением, либо отсеками для боеприпасов.

В передней части центрального корпуса предлагалось поместить рабочие места двух членов экипажа. Один мог следить за дорогой и обстановкой, а второй являлся стрелком. За ними находился погон для крупной башни с двумя орудиями калибром 152 мм. Центральный отсек корпуса представлял собой крупный объем для хранения боекомплекта. За ним предлагалось обустроить открытую площадку для 76-мм зенитного орудия. В корме корпуса конструктор разместил поворотную башню с парой 23-мм зенитных автоматов. По одной открытой установке со спаренными пулеметами планировалось поместить в центре обеих бортовых полок корпуса. В центральных бортовых корпусах предусматривалось по две пулеметные установки для стрельбы в боковую полусферу.

По расчетам инженер-подполковника Осокина, «танк-крейсер» мог иметь более чем крупный боекомплект. Наличие значительных свободных объемов обеспечивало перевозку до 200 выстрелов калибра 152 мм, 580-600 снарядов для 76-мм пушек и 1200 снарядов калибра 23 мм. Крупнокалиберные пулеметы получили боекомплект в 4550 патронов, системы винтовочного калибра – почти 26,5 тыс. патронов.

В одной из схем, подготовленных конструктором-энтузиастом, приводились углы обстрела всего имеющегося вооружения. «Танк-крейсер», несущий 9 пушек и 14 пулеметов, мог вести огонь в любом направлении, как по наземным, так и по воздушным целям. Наличие ряда поворотных башен и башенок обеспечивало одновременный обстрел одних и тех же объектов из нескольких систем. Важной особенностью проекта было наличие развитого зенитного вооружения. Крупный танк с выдающейся огневой мощью рисковал стать приоритетной целью для вражеской авиации, и для борьбы с нею он получил отдельный набор пушек и пулеметов.

Впрочем, за высокие боевые качества пришлось расплачиваться неприемлемыми габаритами и массой. Длина всего «танка-крейсера» в сборе составляла 21,5 м. Ширина – 9,7 м. Высота по верхним устройствам башни главного калибра – целых 4,3 м. Боевая масса, по расчетам конструктора, достигала 270 т. При этом удельная мощность превышала 22,2 л.с. на тонну, что позволяло надеяться на получение приемлемой подвижности.

Наличие нескольких отдельных корпусов и большого количества орудийных башен привело к соответствующему росту численности экипажа. Управлять машиной и ее оружием должны были сразу 30 танкистов. Любопытно, что наличие крупных свободных объемов внутри корпуса позволяло танку брать на борт десант из нескольких десятков человек. При этом, в отличие от других боевых машин своего времени, «танк-крейсер» мог бы перевозить их под защитой брони.

По задумке инженер-подполковника, перспективный сверхтяжелый танк мог бы решать на поле боя достаточно широкий спектр задач. Целями для его орудий могли бы стать бронемашины и укрепления противника, живая сила и незащищенная техника. Развитый комплекс вооружений, включающие ствольные системы разных калибров и разной мощности, обеспечивал значительную гибкость боевой работы в тех или иных условиях.

С определенной точки зрения проект П.П. Осокина выглядел интересным и многообещающим. По мнению его автора, техническое предложение следовало взять в разработку и начать перевооружение Красной Армии. Тем не менее, специалисты ГАБТУ не разделяли его оптимизма. Достаточно быстро они изучили представленный проект и вынесли логичное решение. Место «танка-крейсера» было на бумаге и в архиве, но никак не в сборочных цехах или на полях сражений.

В октябре 1942 года появился официальный документ, подводивший итоги изучению предложения П.П. Осокина. Специалисты отмечали, что «танк-крейсер» имеет ряд принципиально неустранимых недостатков, и потому не может найти места в серийном производстве и армии. Дальнейшая проработка проекта не имела смысла, и от нее можно было отказаться.

Из-за больших размеров и боевой массы «крейсер» признали громоздким и недостаточно маневренным. Неприемлемые габариты также делали танк слишком заметным на поле боя, а кроме того, облегчали работу артиллерии или авиации противника. Машина оказывалась чрезмерно легкой целью. Эта проблема усугублялась не вполне адекватным бронированием. Наконец, проект оказывался неудачным с точки зрения логистики. Для переброски по железной дороге «танк-крейсер» нужно было разбирать на отдельные составляющие. Перед отправкой в бой требовалась обратная сборка. При этом машина могла пройти далеко не под всеми существующими мостами.

Вопросы производства в заключении ГАБТУ не рассматривались, но и в этом плане проект П.П. Осокина не отличался особыми перспективами. Состав агрегатов показывает, что взамен одного сверхтяжелого танка промышленность могла бы построить несколько боевых машин среднего или тяжелого класса. При схожих затратах времени, усилий или денег, армия получила бы большее число боевых машин с приемлемыми характеристиками и возможностями. Естественно, по тем или иным показателям серийные Т-34 или иные танки могли бы уступать «крейсеру» Осокина, но в целом они оказывались куда более выгодным приобретением.

«Танк-крейсер» имел некоторые положительные черты, но характерные минусы полностью их перевешивали. Значительный рост огневой мощи отдельной боевой единицы, способной заменить несколько бронемашин разных типов, был связан с крайней сложностью производства, транспортировки и эксплуатации. Кроме того, недостаточная защита приводила к серьезным рискам: всего пара снарядов или точно сброшенная бомба могла нанести ущерб, схожий с потерей целого танкового подразделения.

Такая боевая бронированная машина не представляла интереса для Красной Армии. Осенью 1942 года Главное автобронетанковое управление вынесло свое решение, и на этом история проекта П.П. Осокина закончилась. Полученные от изобретателя документы, а также бумаги с оценками специалистов, отправились в архив. Там они находились в течение нескольких десятилетий, не имея ни единого шанса вернуться на рассмотрение.

Сравнительно недавно их обнаружили историки. Однако и на этот раз о проекте вспомнили не с целью запуска конструкторских работ. «Танк-крейсер» инженер-подполковника П.П. Осокина стал темой различных публикаций и заметок в профильной литературе, и только благодаря этому получил причитающуюся ему известность. Естественно, интересное предложение от конструктора-энтузиаста, пытавшегося помочь своей армии, теперь нередко становится объектом насмешек.

Во время Великой Отечественной войны все старались сделать свой вклад в общую победу. Некоторые инициативные граждане и военнослужащие пытались предлагать те или иные идеи, способные повлиять на боеспособность Красной Армии, улучшить ее парк техники и т.д. Подобные предложения рассматривались специалистами и порой принимались к реализации. Тем не менее, некоторые чересчур смелые и неоправданные идеи закономерно отправлялись в архив. В их основе лежало благородное желание помочь стране, но это желание не всегда могло пересилить суровые требования реальности.

По материалам:
https://vpk-news.ru/
https://worldoftanks.ru/
https://slovodel.com/
https://shusharmor.livejournal.com/
Шпаковский В.О. Самые известные танки мира. – М.: АСТ, 2017.

topwar.ru

Английское танкостроение, бурно развивавшееся в 20-е годы прошлого века, в первой половине 30-х беспомощно буксовало. В то время армия Великобритании закупала лишь лёгкие танки, да и те в небольших количествах. А с боевыми машинами среднего класса случилось настоящее фиаско. Замена для Medium Tank Mk.II так и не добралась до конвейера. А к моменту, когда достойный сменщик всё-таки появился, сама концепция применения танков у английских военных поменялась. В результате на свет появился крейсерский танк Tank, Cruiser, A9, он же Cruiser Tank Mk.I.

Неудачник из Вулвича

Работа по среднему танку A6, он же «Виккерс 16-тонный», началась в мае 1926 года. Новый средний танк заметно отличался от предшественника, Medium Tank Mk.II, что и не удивительно. Основой для него послужил другой танк, предлагавшийся иностранным покупателям Medium Tank Mk.C. Новая машина имела классическую компоновку с размещением двигателя и трансмиссии в кормовой части.

Характерной особенностью A6 и его «потомков» стали две пулеметные башни в носовой части корпуса. Это решение было заимствовано у тяжелого танка A1E1 Independent. Подразумевалось, что пулеметные башни будут использоваться для борьбы с пехотой, а центральная, орудийная башня, возьмёт на себя танки противника. Также в орудийной башне появился спаренный пулемет, который тоже предназначался для борьбы с пехотой. В связи с этим осколочно-фугасных снарядов для 3-фунтовой (47 мм) танковой пушки в боекомплекте не предусматривалось. Такой подход практиковался англичанами ещё с начала 20-х годов.

Три опытных A6 в 1927–1928 годах были изготовлены фирмой Vickers-Armstrongs. В мае 1929 года Королевский арсенал в Вулвиче (ROF Woolwich) построил ещё 2 улучшенных танка, получивших обозначение Medium Tank Mk.III. Третий экземпляр, отличавшийся измененной подвеской, был построен в феврале 1931 году снова фирмой Vickers-Armstrongs. Танки получились более быстрыми, чем предшественники, имели более высокую огневую мощь и лучшую маневренность огня. Основная их проблема заключалась в том, что ходовая часть получилась неудачной. Как не пытались её модифицировать, она все равно оставалась чересчур слабой для такого шасси.

Проблемы с подвеской А6 были выявлены еще на стадии испытаний. Решать проблему англичане стали двумя путями – эволюционным и революционным. Результатом эволюционного пути стали три вышеупомянутых опытных образца Medium Tank Mk.III.

Что же касается революционного пути, то он предполагал создание совершенно нового танка. Проектировать его стал Королевский арсенал в Вулвиче. Машина, получившая кодовое обозначение A7, создавалась как альтернатива конструкции Vickers. При схожем вооружении и бронировании боевую массу танка решили ограничить 14 тоннами. Ради этого пришлось пожертвовать пулеметными башнями. Вместо них за лобовым листом корпуса, рядом с механиком-водителем, конструкторы разместили стрелка с пулемётом Vickers. Экипаж альтернативного танка сократили до 5 человек, из них 3 располагались в башне. Сама башня стала более простой по конструкции и одновременно более просторной.

Что же касается ходовой части, то сложных путей в Вулвиче искать не стали и развили концепцию ходовой части САУ Birch Gun. Из-за возросшей боевой массы пришлось использовать более мощный двигатель, 120-сильный Armstrong Siddeley воздушного охлаждения.

Опытные образцы A7E1 и A7E2 были готовы в мае 1929 года. Внешне танки отличались друг от друга высотой бортовых экранов. Кроме того, немного отличались кормовые части их корпусов. На A7E1 поставили 4-скоростную коробку передач Armstrong Siddeley, такая же ставилась и на первые два образца Medium Tank Mk.III. A7E2 получил планетарную коробку передач Wilson с гидравлическим приводом.

Для своего времени машины получились если не революционными, то уж точно передовыми. A7 оказался чуть длиннее Medium Tank Mk.III, но при этом выглядел куда более современным. Удачной получилась башня, в которой командир получил удобную командирскую башенку, и орудийная установка. Правда, определённые вопросы вызывал люк стрелка, размещенный прямо в лобовой плите корпуса.

Ещё больше вопросов к танкам появилось на полигоне Mechanical Warfare Experimental Establishment (MWEE) в Фарнборо, где A7E1 и A7E2 испытывались с 1931 года. Там A7E1 получил WD-номер T.816, регистрационный номер MT9639 и полигонный номер MEE383. А7E2, в свою очередь, получил WD-номер T.817, регистрационный номер MT9640 и полигонный номер MEE493. На испытаниях выяснилось, что в своих расчетах создатели нового танка были чересчур оптимистичны. При заявленной скорости 40 км/ч на испытаниях танки не разгонялись быстрее 24 км/ч. Помимо слабого двигателя и массы, достигавшей у A7E2 16,8 тонн, ограничивающим скорость фактором была и подвеска. Рессорная подвеска A7E1 работала совсем плохо, испытания этой машины прекратились довольно быстро. На A7E2 была установлена новая подвеска с вертикальными пружинами. Она показала себя немного лучше, при этом отмечались её частые поломки.

Совместные испытания с A6E3 показали, что этот танк быстрее A7E2, но и к нему имелась целая масса претензий. Скорость в 40 км/ч A6E3 держал очень короткое время. Кстати, на этом танке испытывалась подвеска Vickers-Horstmann. Были планы поставить её и на A7E2, но от них в конце концов отказались. Испытания второго опытного образца продолжались до 1936 года, но к тому времени уже было ясно, что танк явно не удался.

В январе 1934 года были сформированы требования к модернизированному A7. Конструкция корпуса и башни танка в целом устраивала военных, поэтому главным направлением работ конструкторов стало улучшение ситуации с двигателем, трансмиссией и ходовой частью. Устав бороться с двигателями Armstrong Siddeley воздушного охлаждения, конструкторы Королевского арсенала в Вулвиче обратили внимание на продукцию Associated Equipment Company (AEC), одного из ведущих производителей автобусов. Выбор пал на 6-цилиндровый бензиновый двигатель объемом 7,74 литра мощностью 126 лошадиных сил, который ставился на знаменитые «дабл-деккеры» AEC Regent. Интересная деталь – на эти автобусы также ставились планетарные коробки передач Wilson. Одного двигателя для танка оказалось недостаточно, в результате появилась спаренная силовая установка, развивавшая мощность 252 лошадиные силы.

Серьёзно была переделана ходовая часть: каждый опорный каток получил индивидуальную подвеску с вертикальной пружиной в качестве упругого элемента. Одновременно переделке подвергся корпус, наиболее заметным изменением стала расширенная подбашенная коробка и новый люк пулеметчика. Серьезно переделали башню, кроме того, в нее установили новейшую 2-фунтовую (40 мм) танковую пушку. Прорабатывался также вопрос установки вместо нее 3-дюймовой (76 мм) гаубицы. Более удачной стала спаренная пулеметная установка, которую разместили в одной бронировке вместе с пушкой. Переделке подверглись смотровые приборы.

Согласно документам, A7E3 построили в мае 1934 года, но на испытания он поступил только в 1936 году. Как и предыдущие образцы, он оказался выполнен из неброневой стали. По прибытии в Фарнборо танк получил WD-номер T.1340, регистрационный номер BMM 117 и полигонный номер MEE961.К тому времени 2-фунтовую пушку поставили и на A7E2, но эта машина уже явно ушла на второй план.

Первые же испытания A7E3 показали, что машина явно превосходит предшественников. Несмотря на то, что после переделок её боевая масса выросла до 18,2 тонн, за счет более мощного двигателя максимальная скорость танка по шоссе выросла до 39 км/ч, а по проселку до 26 км/ч. Испытатели отмечали, что условия работы экипажа вполне приемлемые. Также оптимистично заявлялось, что при некоторой доработке максимальная скорость танка вырастет до 48 км/ч. Впрочем, подобные заявления выглядят довольно фантастическими. Больше того, после доработок максимальная скорость, и так не дотягивавшая до 40 км/ч, даже чуть упала. Это было связано с работой системы подачи топлива. Самой же большой проблемой оказались многочисленные поломки. Уже после 122 километров пробега у танка в первый раз сломались тормоза, которые в ходе испытаний ломались еще 6 раз. После 274 километров пробега вышла из строя и сама подвеска.

Рассматривалась возможность установки подвески Vickers-Horstmann, которая испытывалась на A6E3. Но от этой идеи пришлось отказаться, поскольку она была слишком громоздкой и тяжелой. В декабре 1936 года с инициативой установки на танк двигателя Liberty L-12 и трансмиссии от танка Кристи выступил полковник Мартель, один из идеологов концепции крейсерских танков. Испытания Christie M1931 (он же Cruiser Tank A13E1) в Англии показали, что эта машина обладает высокой подвижностью. За счет установки мотора и элементов трансмиссии A13E1 Мартель предполагал поднять максимальную скорость нового среднего танка до 61 км/ч. Правда, детальные расчеты показали, что ожидания Мартеля были завышенными. Даже со всеми переделками максимальная скорость танка не превысила бы 56 км/ч. Как и в случае с американским Medium Tank T2, установка более мощного двигателя упиралась в несовершенство ходовой части. Неудивительно, что в 1937 году работы над A7E3 прекратились.

Тем не менее, полным провалом работа над A7E3 не стала. Отработанная на нём идея со спаренной силовой установкой «перекочевала» на пехотный танк A12, более известный как Matilda. Пошла в серию и его подвеска – правда, уже на другой машине, пехотном танке A22, более известном как Churchill. Не пропала и башня, которая в несколько изменённом виде перекочевала на такие танки, как Cruiser Tank Mk.III и Cruiser Tank Mk.IV.

Стоит упомянуть ещё одну машину, которая концептуально была близка к A7E3 и даже использовала некоторые элементы от танков серии A7. Речь идет о Tank, Medium, A8, который с 1933 года разрабатывался фирмой Vickers-Armstrongs. Об этой машине известно немногое, но очевидно, что она также разрабатывалась с учётом опыта испытаний A7E1 и A7E2. Её достаточно большая боевая масса в 17,5 тонн компенсировалась установкой спарки моторов Rolls-Royce Phantom II, которые работали с планетарной коробкой передач Wilson. От A7E2 для этого танка бралась башня с установленной в ней 2-фунтовой пушкой.

Работы по A8 продвинулись до стадии создания деревянного макета и неоднократно переделанных чертежей. Предполагалось, что A8E1 получит WD-номер T.1341 и регистрационный номер BMM118. До изготовления в металле, впрочем, дело не дошло – в 1937 году работы по A8 также были остановлены. В дальнейшем идея английского среднего (позже тяжелого крейсерского) танка эволюционировала в проекты A14 и A16, но эти машины получились ещё тяжелее. Куда более перспективным оказался другой танк, разрабатывавшийся фирмой Vickers-Armstrongs.

Крейсер поневоле

Во все том же 1934 году, когда начались работы по A7E3, в британском Военном министерстве появилась идея создания ещё одного, альтернативного среднего танка. Дело в том, что и A7E1, и A8 оказались тяжелее A6 и Medium Tank Mk.III. При этом первоначальная концепция предполагала, что новые машины будут легче. Увеличившаяся масса означала не только перегрузку, но и лишние расходы. Дело в том, что стоимость танков напрямую зависела от их боевой массы, существовала даже формула «1000 фунтов стерлингов за тонну». В результате появилась идея разработки альтернативного среднего танка, по боевым возможностям схожего с Medium Tank Mk.III, но меньшего размера и с боевой массой 12 тонн.

12-тонный средний танк получил кодовый индекс A9, контракт на разработку которого получила фирма Vickers-Armstrongs. Первоначально работы возглавлял Джон Карден, а после его гибели в декабре 1935 года ведущим инженером стал Лесли Литтл. Задание, надо сказать, было непростым. Толщина брони и вооружение нового танка должны были остаться на уровне Medium Tank MK.III, с тем изменением, что вместо 3-фунтовой пушки основным вооружением должна была стать 2-фунтовая. Башня выполнялась по типу башни A7E3. При этом максимальная скорость танка должна была составлять 40 км/ч. И всего этого нужно было достичь, оставаясь в пределах 12 тонн. При этом было очевидно, что использовавшаяся на предыдущих машинах подвеска новому танку не подойдёт, поскольку она очень плохо себя показывала на высоких скоростях.

Наилучшими характеристиками обладала подвеска Vickers-Horstmann, но и она оказалась не идеальной. Инженеры Vickers разработали иную конструкцию, похожую на подвеску для легких танков Vickers. В одном блоке здесь находились элементы подвески, опорные и поддерживающие катки. В случае поломки можно было довольно быстро заменить сразу весь узел, что в полевых условиях довольно важно.

На каждой тележке крепились два опорных катка диаметром 459 мм, а также один каток диаметром 610 мм. Катки большого диаметра размещались так, что оказывались первыми и последними. Ленивцы имели такой же диаметр, как и большие опорные катки. Получилась достаточно удачная конструкция, которая неплохо распределяла нагрузку на опорную поверхность.

Двигатели Armstrong Siddeley воздушного охлаждения себя дискредитировали, к тому же они были слишком большими. Вместо них было решено использовать 120-сильный двигатель Rolls-Royce Phantom II, тот самый, который планировалось использовать в спаренном варианте в A8. Удельная мощность проектируемого танка составила 10 л.с. на тонну, что для среднего танка тех лет было вполне приемлемо. С мотором работала 5-скоростная механическая коробка передач Meadows No.22. Крайне интересной оказалась схема трансмиссии. Её элементы получились довольно компактными, при этом бортовые передачи заняли значительный объем внутри ведущих колес. Получившаяся конструкция оказалась весьма необычной, но она вполне надежно работала.

Благодаря компактному размещению силовой установки и элементов трансмиссии конструкторам Vickers-Armstrongs удалось уменьшить длину корпуса. Полная длина A9 составила 5791 мм, тогда как длина A6/Medium Mk.III составляла 6550 мм, а A7 – 6833 мм. Кроме того, машина оказалась на 25–30 см ниже предшественников. Разумеется, это не могло не отразиться на боевой массе. В 12 тонн конструкторам всё же вписаться не удалось, но превышение оказалось небольшим – всего на полтонны. При этом танк получил, как и A6, три башни – две пулеметные и одну с орудием. Важным плюсом стало появление гидравлического привода поворота орудийной башни, такое решение впервые применялось в английском танкостроении.

Окончательно проект A9 был утвержден в конце 1935 года, а в апреле 1936 года был построен опытный образец, A9E1. Особенностью этой машины стали пулеметные башни с конусовидными крышами. Отличалась и орудийная башня, имевшая скос в кормовой части. В июне 1936 года танк прибыл в Фарнборо, где получил регистрационный номер BMM 133. Его испытания проходили успешно, но мотор оказался слабоват. Как раз к тому времени появился более мощный автобусный двигатель АЕС объемом 9,6 литров. Танковая версия этого мотора, развивавшая мощность 150 л.с., получила обозначение A179. С этим мотором удельная мощность A9 оказалась ненамного ниже аналогичного показателя A7E3, и при этом на танк не требовалось ставить спарку моторов.

Стоит добавить что Лесли Литтл настаивал на использовании дизельного двигателя. Такой мотор также имелся в линейке AEC, но от него в Военном министерстве отказались. Как показало недалёкое будущее, это была большая ошибка.

В 1936 году опытный танк именовался как Tank, Experimental, Medium, A9E1. А в 1937 году, после того, как полковник Мартель познакомился с советскими танками БТ, появилась идея вместо средних танков делать крейсерские. Эти машины должны были отличаться высокой скоростью передвижения. Именно с этой идеей связана идея установить на A7E3 двигатель и трансмиссию от танка Кристи. Единственным танком, который на тот момент хотя бы приблизительно соответствовал новым требованиям, оказался A9E1.

Разумеется, Cruiser Tank A13 выглядел более удачной машиной, но первый опытный образец A13E2 был построен только к октябрю 1937 года. На этом фоне британское Военное министерство решило не испытывать судьбу и принять на вооружение хоть какой-нибудь танк. В июне 1936 года A9E1 приняли на вооружение как Tank, Cruiser, A9 Mk.I. Опытный A9E1 продолжал использоваться как тестовая лаборатория. В частности, на нем испытывалось возможность подводного хождения. Правда, здесь приключилась неприятность. Танк собирался на каркасе при помощи заклепок и не отличался особой герметичностью. В результате на испытаниях машина быстро набрала воды.

Первый крейсер комом

Принятие на вооружение не означало, что танк пойдет в серию в том же виде, в котором была построена первая опытная машина. Был составлен обширный список изменений, которые требовалось внести в конструкцию, серийный танк прошел через целый ряд метаморфоз. Переделке подверглись и корпус, и башни. Особое внимание было уделено улучшению обзорности. Как оказалась, существовавшая командирская башенка была не очень удачной в этом плане. Вместо нее был сделан двухстворчатый люк, в одну из створок которого был установлен перископическиий прибор Vickers Mk.IV конструкции польского инженера Рудольфа Гундляха. Кормовую нишу башни серийной машины спрямили, на танк установили радиостанцию №9. В пулеметных башнях появились смотровые щели, что тоже улучшило обзорность. Изменилась форма носовой части корпуса, а глушитель переместился с левого крыла на кормовой лист.

Первый контракт на изготовление 50 танков был подписан с Vickers в 1938 году. Делали эти машины на принадлежащем Vickers заводе Elswick Works рядом с городом Ньюкасл-андер-Лайм. Проблемы организационного и производственного характера привели к тому, что первый серийный A9 Mk.I был готов только в январе 1939 года. Тогда же, в январе 1939 года, был построен и первый A13 Mk.I.

Ситуация с производством английских танков в значительной степени объясняет политику премьера Невилля Чемберлена, известную как «умиротворение» Германии. По состоянию на осень 1938 года ситуация с бронетехникой в британской армии была близкой к катастрофической. Новые образцы либо только начинали поступать на вооружение, либо их производство лишь разворачивалось. Со средними же танками дело было и вовсе аховым – ни одного нового образца у англичан не было, а Medium Tank Mk.I/Mk.II снимались с вооружения как морально устаревшие. У Чехословакии и даже у Польши ситуация с танками была лучше! В том числе и по этой причине Чемберлен продолжал «умиротворять» Гитлера. Год, который ему удалось выиграть за счет уступок Германии, позволил Великобритании запустить танковое производство.

Последние Tank, Cruiser, A9 Mk.I завод Elswick Works сдал в феврале 1940 года. Машины получили WD-номера в промежутке T.3493-T.3542 и регистрационные номера HMH848-HMH897.

На стадии подготовки производства стало ясно, что одна только фирма Vickers обеспечить потребности армии в новых машинахх не может. Так в числе производителей танков оказалась судостроительная верфь Harland & Wolff Ltd из Белфаста. С ней был заключён контракт на изготовление 75 танков. Примерно в это же время было принято решение об изготовлении гаубичных танков, получивших обозначение A9 CS Mk.I. Отличались они основным вооружением в виде 3,7-дюймовой (94 мм) гаубицы, имевшей в боекомплекте осколочно-фугасные и дымовые снаряды. Из числа заказанных Harland & Wolff Ltd танков 36 относились именно к этой модификации.

Первый A9 Mk.I производства Harland & Wolff Ltd бы готов в июне 1939 года, последний A9 CS Mk.I удалось сдать только в июле 1940 года. При этом с марта 1940 года в Белфасте стали строить Infantry Tank Mk.II*. К тому времени сменилось обозначение танков: A9 Mk.I стал именоваться Cruiser Tank Mk.I, а гаубичная версия – Cruiser Tank Mk.I CS. Танки производства Harland & Wolff Ltd получили WD-номера T.7196-T.7270. Поначалу предполагалось, что эти танки получат регистрационные номера в интервале PMV552-PMV626, но уже после номера PMV572 их использовать перестали.

В системе вооружения A9 предстояло занимать ту же самую нишу, что и A13. По планам английских военных, всего предполагалось заказать 1500 танков типа Light Cruiser – 488 в резерв, 210 для сил в Египте, а также 855 для основных сил. Всего предполагалось сформировать 4 бронетанковых дивизии. Каждое такое соединение должно было насчитывать 349 танков, из которых 108 относились бы к лёгким танкам, 159 к лёгким крейсерским, 24 к гаубичных крейсерским и 58 к тяжёлым крейсерским. Под тяжелым крейсерским танкам подразумевался A10, версия A9 без пулеметных башен и с усиленной броней.

Для такой системы A9 был, скорее, временным явлением. Машина не обладала ни подвижностью A13, ни бронёй A10. Единственной нишей для неё оставалась роль танка поддержки. Именно по этой причине последние 36 танков Harland & Wolff Ltd были изготовлены в варианте A9 CS Mk.I.

Единственным танковым соединением, которое англичане успели более-менее укомплектовать к началу активных боевых действий на Западе, стала 1-я бронетанковая дивизия. К 20 мая, когда дивизию стали перебрасывать во Францию, она получила 24 A9, из них 18 в модификации A9 CS Mk.I. Англичане пустили в дело почти всё, что было у них на тот период, но быстро выяснилось, что для противодействия немецкому наступлению выделенных сил недостаточно.

Сражаться британским танкистам пришлось не только с немцами, но и с самим танком. Из 11 потерянных A9 4 оказались жертвами технических неисправностей. Впрочем, это был наименьший процент среди крейсерских танков. Главной головной болью для танкистов стал двигатель AEC A179. Ещё одним слабым местом оказались слишком узкие траки, не имеющие развитых грунтозацепов и сложные в эксплуатации. Все 24 A9 так и остались во Франции, став немецкими трофеями. Новые хозяева обозначили машину как Kreuzer Panzerkampfwagen Mk I 741(e), но даже как в качестве учебной интереса для немцев она не представляла. Несколько машин отправились на выставки трофеев, а одна – на полигон в Куммерсдорф.

Фиаско во Франции не означало, что карьера танка, с лета 1940 года именовавшегося как Cruiser Tank Mk.I, закончилась. Другие английские крейсерские танки были не особо лучше, а война продолжалась. 10 июня, после долгих колебаний, в неё вступила Италия, после чего появилась прямая угроза английским владениям в Африке. Понимая, что ситуация накаляется, еще с осени 1939 года англичане начали стягивать дополнительные силы в Египет. Cruiser Tank Mk.I должны были стать самыми совершенными танками, находящимися на вооружении Египетской бронетанковой дивизии. Всего предполагалось послать в Африку 68 танков данного типа. Машины получили тропическую комплектацию. Она включала в себя, среди прочего, противопылевые экраны, при этом ставились они только с левой стороны.

Фактически же сформированная в феврале 1940 года 7-я бронетанковая дивизия к июню имела совсем небольшое количество Cruiser Tank Mk.I. Часть танков в её составе была вооружена только пулемётами, пушки для них прибыли позже. Тем не менее, уже 14 июня состоялся боевой дебют 7-й бронетанковой дивизии. 6 её машин принимали участие в атаке на Форт-Капуццо. Летом 1940 года у обеих воюющих сторон оказалось недостаточно сил для активных боевых действий. В сентябре один Cruiser Tank Mk.I оказался подбит и захвачен итальянцами.

Постепенно 1-й королевский танковый полк стал получать новые машины. К 20-му сентябрю в его составе находилось 17 Cruiser Tank Mk.I, а к 30-м ноября – 20. К этому моменту в Египет стали поступать и другие типы крейсерских танков.

Механические проблемы преследовали английские крейсерские танки и в Северной Африке. Наибольшие неприятности доставляла работа ходовой части, а также сцепление. По состоянию на 1 апреля 1941 года в Северной Африке находилось 66 Cruiser Tank Mk.I и 6 Cruiser Tank MK.I CS. Несмотря на все проблемы, они весьма активно применялись в боевых действиях. Достаточно быстро выяснилось, что идея с пулеметными башнями являлась не самой удачной. По этой причине с некоторых танков их снимали, закрывая отверстия мешками с песком. Снятые башни использовались в качестве средств ПВО.

К 7 сентября в британской армии всё ещё числилось 48 Cruiser Tank Mk.I, из них 38 были на ходу, а 6 – в учебных частях. К тому моменту произошла очередная реформа системы обозначений английских танков. Должна она была коснуться и A9, машину предполагалось переименовать в Krait I. Этого, впрочем, не случилось, поскольку к осени 1941 года эти танки явно устарели. По той же причине не получил новых обозначений целый ряд английских танков.

Насыщение английских войск танками Crusader, Matilda, Valentine и Stuart привело к тому, что ими удалось полностью заменить машины старых типов в первой линии. Cruiser Tank Mk.I к ноябрю 1941 года были переведены в разряд учебных. Правда, совсем из боевых частей они всё равно не пропали, например, 6 машин находились в Тобруке. Ещё дольше продолжалась служба на островах. В составе гарнизона Мальты летом 1943 года всё еще числилось 4 Cruiser Tank Mk.I.

До наших дней сохранилось всего два Cruiser Tank Mk. I. Один из них — танк с WD-номером T.7230, выпущенный Harland & Wolff Ltd в феврале 1940 года. Он оказался одной из последних машин с 2-фунтовой пушкой, после в Белфасте стали строить гаубичные танки.

Несмотря на целый ряд недостатков, Cruiser Tank Mk.I стал для английского танкостроения этапной машиной. Это был первый английский средний танк 30-х годов, который дошёл до стадии серийного производства. Правда, к моменту запуска в серию его концепция уже устарела. Тем не менее, разработанный конструкторами Vickers-Armstrongs танк оказался пригоден к боевым действиям в новой мировой войне.


Источники и литература:

  1. http://tankdevelopment.blogspot.ru
  2. Medium Marks I-III, N.W. Duncan, Profile AFV 12, Profile Publications Limited
  3. British Cruiser Tanks A9 & A10, Peter Brown, Model Centrum Progres, 2017, ISBN 978–83–60672–28–0
  4. Фотоархив автора

warspot.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.