Как расшифровывается танк кв

Тяжёлый танк КВ-1 в экспозиции военного музея на Абердинском полигоне в США.

История создания тяжёлого танка КВ не совсем обычна. В отличие от большинства других боевых машин, включая и ровесника КВ — Т-34, спроектированных по заказу военных, этот танк разрабатывался исключительно в инициативном порядке. Дело было так…

В августе 1938 года Комитет Обороны при СНК СССР принял постановление «О системе танкового вооружения». В этом документе содержалось требование менее чем за год — к июлю 1939 года — разработать новые образцы танков, у которых вооружение, броня, скорость и проходимость развивались бы комплексно и полностью отвечали условиям будущей войны. К созданию тяжёлых танков были подключены ленинградские заводы — Кировский и № 185 им. С. М. Кирова. На первом разрабатывался танк СМК, на втором — Т-100 (см. «Бронеколлекцию» № 1 за 2002 г.). До августа 1938 года заводы, не имея договоров на производство новых машин, вели только эскизное проектирование. Полным ходом работы развернулись лишь после принятия вышеупомянутого постановления, поскольку в нём определялись тактико-технические требования и устанавливались сроки изготовления (по СМК — к 1 мая 1939 года).


В октябре 1938 года в СКБ-2 Кировского завода прибыла группа слушателей Военной академии моторизации и механизации РККА для работы над дипломным проектом. В качестве темы диплома им поручили разработку эскизного проекта машины с одной башней, но в рамках ТТТ к танку СМК.

Общее руководство проектированием возглавили инженеры СКБ-2 Л. Е. Сычёв и А. С. Ермолаев. Отдельными работами руководили Слуцман (приводы управления), К. Е. Кузьмин (корпус), Н. Ф. Шашмурин (трансмиссия), С. В. Федоренко (вооружение). Между дипломниками обязанности были распределены следующим образом: общей компоновкой и вооружением занимались Б. П. Павлов и В. К. Синозерский, ходовой частью — Г. А. Турчанинов, сервоприводами и моторной группой — Л. Н. Переверзев, планетарной трансмиссией — С. М. Красавин и Шпунтов.

Последним, кстати, в процессе проектирования пришлось заниматься даже своего рода промышленным шпионажем. Дело в том, что в ходе работы над планетарной трансмиссией выяснилось, что в СКБ-2 нет никаких исходных материалов для проектирования. Поэтому в ноябре 1938 года Красавин и Шпунтов были командированы на НИБТПолигон в Кубинку, где в это время проводились испытания чехословацкого танка S-II-a (LT-35).

С помощью командования полигона и выделенной группы рабочих они тайно ознакомились с боевой машиной во время нахождения её ночью на стоянке в парке (днём она проходила испытания с чешским экипажем). В результате при проектировании тяжёлого танка была частично заимствована схема планетарной трансмиссии S-II-a — шестиступенчатая коробка передач с реверсом.


9 декабря 1938 года на заседании Комитета Обороны рассматривался проект танка СМК, который был утверждён для изготовления в двухбашенном варианте. Предполагалось построить для испытаний два экземпляра. Но присутствовавшие на этом заседании начальник СКБ-2 Ж. Я. Котин и директор Кировского завода И. М. Зальцман предложили спроектировать и изготовить вместо второго экземпляра СМК однобашенный тяжёлый танк. После всестороннего обсуждения приняли решение «спроектировать и изготовить однобашенный тяжёлый танк, соответствующий по тактико-технической характеристике двухбашенному танку СМК».

Опытный образец тяжёлого танка СМК.

Тактико-технические требования к новой машине и разрешение на её изготовление были утверждены решением Комитета Обороны при СНК СССР № 45сс от 27 февраля 1939 года.

По сравнению с СМК на новом танке предполагалось увеличить толщину брони бортов и кормы корпуса и башни за счёт сокращения общей длины машины. Проектирование силовой установки предполагалось вести под два типа двигателей — бензиновый М-17Ф мощностью 660 л.с. и дизель В-2Ф мощностью 580 л.с. Коробка перемены передач также разрабатывалась в двух вариантах — планетарная и обычная. Вооружение новой боевой машины, несмотря на наличие только одной башни, должно было быть как у танка СМК: 76-мм и 45-мм пушки, два пулемёта ДТ и крупнокалиберный ДК.


К проектированию танка, получившего название КВ («Клим Ворошилов»), Кировский завод приступил 1 февраля 1939 года, не дожидаясь утверждения ТТТ. Ведущим конструктором проекта назначили Н. Л. Духова. Кроме него, в группу вошли инженеры-конструкторы Е. П. Дедов, В. А. Козловский, П. С. Тарапатин, В. И. Торотко, А. С. Шнейдман. Технический проект группа Духова завершила в течение месяца, широко использовав конструкторские решения по корпусу, башне, вооружению, подвеске и многое другое из того, что было заложено в дипломный проект слушателей ВАММ, которых после защиты диплома в марте 1939 года направили на работу в СКБ-2, где они принимали активное участие в проектировании КВ.

В целом новый танк получился короче СМК на 2 м и ниже на 0,5 м. По предварительным расчётам его масса должна была составить 47 т, то есть на 8 т меньше, чем у СМК.

Первый опытный образец танка КВ перед отправкой на НИБТПолигон. Сентябрь 1939 года.

Корпус танка разрабатывался при участии старейшего конструктора Кировского завода К. Е. Кузьмина и инженера-конструктора С. В. Мицкевича. Корпус планировалось выполнить сварным. В самых ответственных местах сварные швы усиливали гужонами.


Особые трудности встретились при проектировании системы охлаждения двигателя. Пришлось обратиться к опытному инженеру-турбинисту Н. М. Синёву, руководившему турбинным СКБ-1 на Кировском заводе. Под его руководством, с участием инженеров Е. П. Дедова, Г. А. Михайлова, А. Н. Стеркина была создана довольно удачная конструкция ребристого радиатора. Его производство организовали тут же, в опытном цехе.

Непросто давалось обеспечение необходимых тяговых свойств тяжёлого танка. Ведущий конструктор Ф. А. Маришкин с группой инженеров, в которую входили Н. Т. Федорчук, А. Д. Гладков, В. А. Козловский, М. И. Креславский, Г. А. Турчанинов, сумели в короткий срок создать достаточно работоспособную трансмиссию. В ходе конструирования наиболее нагруженного узла трансмиссии — бортового редуктора — А. Д. Гладков впервые в отечественном танкостроении применил планетарный ряд, обеспечив компактность этого узла и его надёжную работу.

Индивидуальная торсионная подвеска КВ, которой занимались конструкторы Г. А. Серёгин, Н. В. Цейц и Л. Е. Сычёв, по сравнению с танком СМК была усовершенствована. В процессе её отработки удалось решить ряд сложных проблем по подбору необходимых материалов и организации технологического процесса изготовления торсионных валов. Если торсионы для танка СМК, например, делали из кованых заготовок, то для КВ — методом проката.

Благодаря широкой мелкозвенчатой гусеничной цепи давление на грунт тяжёлого танка КВ удалось снизить до 0,77 кгс/см2, и оно было ниже, чем, например, у танков БТ-7 (0,86) и Т-35 (0,83).


Группа вооружения, куда входили Г. Н. Москвин, Г. Я. Андандонский, Ф. Г. Коробко и А. С. Шнейдман, установила на танк новую 76,2-мм пушку Л-11. С ней была спарена 45-мм пушка 20К. Оба орудия устанавливались в общей маске. В качестве дополнительного вооружения использовались пулемёт ДТ, закреплённый в шаровой опоре в корме башни, и зенитный пулемёт ДТ, установленный на турели основания люка башни. Курсового пулемёта машина не имела. Боекомплект танка состоял из 118 76-мм выстрелов, 50 45-мм и 1008 патронов к пулемётам.

Танк КВ выпуска апреля 1940 года (машина № У-7). Обращают на себя внимание крылья так называемого «авиационного» типа и защитные кожухи над окнами воздухопритока к двигателю.

В целом же танк КВ представлял собой уменьшенный по длине на два опорных катка СМК с одной башней.

Учитывая высокую степень заимствования узлов и агрегатов у СМК, проектирование КВ шло довольно быстро — уже 7 апреля 1939 года технический проект и деревянный макет в натуральную величину были одобрены комиссией под председательством заместителя начальника АБТУ военного инженера 1-го ранга Б. М. Коробкова. В мае на Кировском заводе началось изготовление узлов и деталей, а на Ижорском — корпуса и башни.

В ходе изготовления первого опытного образца технологами и производственниками налаживался выпуск стали новых марок для траков и сложных отливок тяжелонагруженных деталей ходовой части. Металлурги Ижорского завода разработали технологию производства литых броневых башен и других сложных деталей, а также предложили новый тип хромоникелевой молибденовой высокоотпущенной брони (взамен брони высокой твёрдости), обладавшей повышенной стойкостью против действия артиллерийских снарядов.


Танк КВ № У-7. Характерными признаками машин установочной партии были отсутствие шаровой установки курсового пулемёта и наличие фары «боевого света» на лобовом листе корпуса.

5 июня 1939 года АБТУ, учитывая положительный опыт эксплуатации дизельных двигателей В-2 на танках БТ-7М, поставило перед СКБ-2 задачу «установить в танк только дизель В-2, а от установки двигателя М-17 отказаться». Эта машина имела и другие отклонения от утверждённых ТТТ. Так, вместо планетарной коробки передач, рекомендованной АБТУ, была установлена обычная. Пришлось отказаться и от крупнокалиберного пулемёта ДК — из-за размещения в башне двух орудий для него совсем не осталось места.

Сборка первого КВ, получившего заводской индекс У-0 (установочная партия, нулевой образец), завершилась в ночь с 31 августа на 1 сентября. Утром танк совершил первый пробег по двору завода. А уже 5 сентября, после устранения обнаруженных мелких дефектов, опытный образец КВ был отправлен в Москву для показа членам правительства и командованию Красной Армии.


Показ проходил 23–25 сентября 1939 года на НИБТПолигоне в подмосковной Кубинке в присутствии членов правительственной комиссии под председательством наркома обороны К. Е. Ворошилова. В числе членов комиссии были А. И. Микоян, Н. А. Вознесенский, А. А. Жданов, начальник АБТУ комкор Д. Г. Павлов, руководитель НТК АБТУ бригадный инженер И. А. Лебедев, начальник испытательного отдела полигона Е. А. Кульчицкий и другие. От Кировского завода на показ были приглашены директор И. М. Зальцман, главный конструктор Ж. Я. Котин, ведущие конструкторы А. С. Ермолаев и Н. Л. Духов.

Трасса, по которой предстояло пройти опытным машинам, была довольно сложной: широкие рвы, эскарпы, контрэскарпы, крутые подъёмы, косогоры, спуски. На площадке выстроились подготовленные для испытаний танки. Члены комиссии поднялись на смотровую вышку, а экипажи, до этого стоявшие возле машин, заняли свои места. Послышался рокот заводимых моторов — и танки стали выдвигаться на исходный рубеж.

Первым на трассу испытаний вышел 55-тонный двухбашенный танк СМК. Переваливаясь и покачивая высокими башнями, он направился сперва на препятствия — эскарп. Преодолел. Затем также легко прошёл ров, немного задержался на воронках… От комиссии эта машина получила не очень высокий балл. Вслед за СМК двинулся КВ. Он значительно легче преодолел ров и несмотря на свои 47,5 т без видимых усилий взял следующее препятствие, затем легко миновал воронки, чем вызвал одобрение и даже аплодисменты на смотровой вышке.


Механик-водитель КВ на этом показе П. И. Петров вспоминал:

Танк КВ № У-3. Кировский завод, февраль 1940 года. На орудии смонтирована крышка для защиты от попадания внутрь ствола пуль и осколков.

В целом танк произвёл благоприятное впечатление на руководство. 8 октября 1939 года машина вернулась в Ленинград, а 10 ноября, после устранения выявленных в ходе показа и испытаний на НИБТПолигоне недостатков, КВ был передан на полигонно-заводские испытания. В ходе последних, до конца ноября, танк прошёл 485 км (260 км — по шоссе, 100 км — по просёлочным дорогам и 125 км — по пересечённой местности). Было выявлено около 20 различных дефектов, главным образом в конструкции трансмиссии и двигателя.

30 ноября 1939 года началась советско-финская война. По решению военного совета Ленинградского военного округа опытные танки СМК, Т-100 и КВ были сняты с испытаний и отправлены на фронт — для проверки их в реальной боевой обстановке. Из них сформировали роту тяжёлых танков и включили её в состав 91-го танкового батальона 20-й тяжёлой танковой бригады. При этом экипажи машин частично состояли из военных, а частично — из заводских специалистов.

К этому времени стало окончательно ясно, что спаренная установка двух пушек стесняет действия экипажа. Поэтому накануне отправки КВ на Карельский перешеек с него демонтировали 45-мм пушку, установив взамен 7,62-мм пулемёт ДТ. Соответственно изменился и боекомплект машины — теперь он состоял из 116 артвыстрелов и 1890 патронов.


Для проверки боевых качеств новых машин был выбран довольно трудный участок фронта. К нему танки выдвигались через Териоки[1] (ныне Зеленогорск), далее прошли Райволу и вышли в район Бобошино, что недалеко от станции Перкиярви (ныне Кирилловское). Позиция противника находилась между озером Суммаярви и незамерзающим болотом Сунасуо. Финские доты на высотках были вооружены шведскими 37-мм противотанковыми пушками «Бофорс» и пулемётами. Перед ними стояли гранитные надолбы. Тяжёлым танкам предстояло атаковать эти укрепления.

В своём первом бою 18 декабря 1939 года танк КВ проявил себя хорошо. Несмотря на многочисленные попадания, явных поражений брони он не имел. Правда, выстрелом из противотанкового орудия был прострелен ствол танковой пушки. Кроме этого, на корпусе насчитали следы 43 попаданий снарядов. От сотрясений отсоединился топливный насос, закреплённый двумя болтами. В целом же танк оставался вполне работоспособным. Простреленную пушку на следующий день заменили новой, привезённой с Кировского завода. По совпадению именно в этот день — 19 декабря 1939 года — в Москве Председатель Совета Народных Комиссаров В. М. Молотов подписал постановление Комитета Обороны при СНК СССР № 44Зсс, согласно которому танк КВ принимался на вооружение Красной Армии. При этом опытный образец прошёл только 550 км, что ничтожно мало для проверки надёжности новой боевой машины. Однако считалось, что часть узлов и агрегатов танка (подвеска, ходовая часть, элементы трансмиссии и т. д.) прошли испытания на танке СМК.


30 декабря 1939 года нарком тяжёлого машиностроения В. А. Малышев подписал приказ, которым предписывалось:

Опытный образец КВ находился на передовой до начала января 1940 года. Правда, в боях танк больше не участвовал. 2 января машину вернули на завод для использования в качестве образца при изготовлении установочной партии из 20 единиц. При этом первые четыре машины должны были вооружаться 152-мм гаубицами для борьбы с финскими дотами и уничтожения противотанковых препятствий. Таково было требование Военного совета Северо-Западного фронта.

Танк КВ № У-3. На корме башни хорошо видна броневая крышка люка для монтажа и демонтажа орудия.

Проект установки 152-мм гаубицы в танк разрабатывался совместными усилиями СКБ-2 и артиллерийского опытного конструкторского отдела — АОКО (завод № 172 им. Молотова) во главе с Н. В. Куриным. Ведущими инженерами были Н. Н. Ильин и Г. Н. Рыбин. Всего этот коллектив насчитывал около 20 человек. Времени на работу дали мало — всего несколько дней. Поэтому участвовавших в ней конструкторов перевели на казарменное положение и разместили на четвёртом этаже заводоуправления. Первоначально предполагалось установить в башне КВ гаубицу образца 1909/30 г. Однако предпочтение отдали более мощной и современной артсистеме М-10 — 152-мм гаубице образца 1938 г. Для её установки в танк потребовалось разработать новую башню, что и было сделано в СКБ-2 по выданным артиллеристами размерам. Высоту башни с перископом увеличили до 1790 мм. Башня имела наклонные лобовые и вертикальные бортовые листы. Кормовую часть башни выполнили из двух броневых листов, сваренных под углом друг к другу, она оснащалась люком для монтажа и демонтажа гаубицы в полевых условиях, закрывавшимся броневой крышкой, крепившейся на болтах. При этом новая башня (вместе с орудием она получила обозначение МТ-1) имела такой же диаметр погона, что и башня с 76-мм пушкой. Следует отметить, что обозначения КВ-1 и КВ-2 появились только в 1941 году, а до этого применялись названия: «танки с малой башней» и «танки с большой башней».

Первую установку МТ-1 смонтировали на первом же опытном образце КВ У-0 вместо башни с 76-мм орудием, вторую — на первом танке установочной партии У-1. 17 февраля обе машины убыли на Карельский перешеек. Характерной особенностью машины У-1 стало наличие специальной крышки на дульном срезе, предохраняющей канал ствола от пуль и осколков. Перед выстрелом эта крышка должна была открываться с помощью специальной тяги, а затем снова закрываться. Однако при первом же выстреле в тире крышку сорвало, и перед отправкой на фронт её демонтировали. Для защиты же ствола гаубицы от пуль и осколков на него надели специальные броневые кольца толщиной 10 мм (впоследствии такими кольцами оснащались орудийные стволы всех танков КВ-2).

Танк У-2 с башней машины У-0 с 76-мм орудием отправили на фронт 22 февраля, а 29-го числа — танк У-3 с установкой МТ-1. Танк У-4 с МТ-1 был готов к 13 марта 1940 года, но на боевые позиции его отправить не успели — советско-финская война закончилась.

На фронте все КВ и опытный образец танка Т-100 свели в отдельную роту, придававшуюся 13-й легкотанковой и 20-й тяжёлой танковой бригадам. Правда, проверить КВ в боевой обстановке стрельбой по дотам не удалось: главная линия обороны финнов уже была прорвана. Поэтому танки опробовали стрельбой по дотам и надолбам уже после окончания боевых действий. При этом получили хорошие результаты. Вспоминая об этих событиях, командир танка КВ «с большой башней» младший лейтенант З. Ф. Глушак из 20-й танковой бригады рассказывал:

Следует упомянуть о двух проектах на базе танка КВ, разработанных для нужд фронта. Первый — объект 212 — представлял собой 35-т тягач для эвакуации подбитых танков. Ведущим инженером проекта назначили инженера Н. В. Халкиопова. В конце февраля 1940 года проект тягача и его деревянная модель в натуральную величину были рассмотрены представителями АБТУ. Но несмотря на то, что эта машина получила высокую оценку военных, «добро» на её изготовление в металле так и не было получено.

Объект 218 представлял собой дистанционную установку для подрыва мин токами высокой частоты. Генератор токов и другое оборудование предполагалось смонтировать в корпусе танка КВ-2. Полевые испытания генератора, установленного на шасси танка Т-28, прошли в феврале 1940 года и показали неплохие результаты. Вместе с тем, стало ясно, что установка нуждается в доработке.

Компоновка и схема работы оборудования танка-тральщика объект 218 (слева и внизу).

Проектирование «218-го» шло до лета 1941 года, но после начала Великой Отечественной войны было прекращено.

Остальные шесть машин установочной партии (У-5 — У-10) изготовили в апреле — мае 1940 года. Все они имели башни с 76-мм пушками. К этому времени первоначальный годовой план производства КВ — 50 танков — резко увеличили. Начиная с июля и до конца года завод должен был изготовить 230 танков КВ, из них 130 с «малой башней» и 100 с «большой башней». АБТУ РККА, обеспокоенное тем, что танк не проходил полигонных испытаний, а у ранее выпущенных машин обнаружено много недоработок, предложило провести полномасштабные испытания КВ. Так, две машины — У-4 и У-7 в июне прибыли на полигон в подмосковную Кубинку для испытаний. Однако затем проведение испытаний было возложено на Кировский завод, и обе машины вернули обратно. 10 июня 1940 года начались заводские испытания танка У-1 в районе Ленинграда, во время которых машина прошла 2648 км. Во второй половине июля испытывался танк У-21 со 152-мм гаубицей, а в августе — У-7 с 76-мм пушкой. Пробег У-21 и У-7 составил 1631 и 2050 км соответственно. В результате у танков КВ были выявлены существенные недостатки в трансмиссии, ходовой части и двигателе.

Танк У-7 с первым образцом «пониженной» башни перед испытаниями. Сентябрь 1940 года.

Особенно много недочётов оказалось в конструкции трансмиссии, в частности, в коробке передач, надёжность работы которой оставляла желать лучшего. В ходе испытаний наблюдались повышенный износ зубьев шестерён и их поломка, возникали трудности в переключении передач в ходе движения. Кроме того, выяснилось, что при длительном движении танка на четвёртой передаче она и сопряжённая с ней вторая передача выходили из строя. Для устранения этого дефекта, начиная с 31-й машины, в конструкцию коробки передач ввели специальный замок.

Кроме того, отмечалась ненадёжность работы поворотного механизма башни, конструкция которого в основном была заимствована от механизма поворота большой башни танка Т-28 массой около 3 тонн. Масса же башни КВ-1 составляла 7 т, КВ-2 — 12 т, к тому же башни стали более неуравновешенными. В результате возникли проблемы, связанные с большими усилиями на рукоятках ручных механизмов, мощностью электромоторов для поворота башен, а также со скоростью и плавностью наведения орудий. Так, при движении танков КВ по склонам поворот башни КВ-1 в сторону был практически невозможен, не говоря уже о башне КВ-2.

На основании результатов испытаний танков У-1, У-21 и У-7 Кировскому заводу был передан перечень изменений, которые требовалось внести в конструкцию КВ. Однако завод не торопился с устранением выявленных недостатков.

Серийный танк КВ-2. Осень 1940 года.

Возмущённый этим представитель военной приёмки на Кировском заводе военный инженер 3-го ранга Каливода 12 августа 1940 года направил наркому государственного контроля Л. З. Мехлису письмо, в котором, в частности, говорилось:

Серийный танк КВ-1 выпуска октября — декабря 1940 года во дворе Кировского завода.

Серийный танк КВ-1. Хорошо видны обрезиненные поддерживающие катки, характерные для танков довоенного выпуска.

Поднятые в этом письме вопросы были столь серьёзны, что Наркомат госконтроля направил на Кировский завод специальную комиссию, работавшую на заводе с 1 по 10 октября 1940 года и в основном подтвердившую выводы военпреда. 1 ноября Л. З. Мехлис отправил письмо уже непосредственно И. В. Сталину и К. Е. Ворошилову:

Серийный танк КВ-1 выпуска 1941 года с пушкой Ф-32. Судя по прямоугольным дополнительным бакам на надгусеничной полке, эта машина изготовлена после начала войны.

КВ-1 военного выпуска 1941 года. Хорошо видна накладная броня на лобовом листе корпуса.

Судя по этому письму, создалась парадоксальная ситуация: завод, стремясь выполнить план, предъявлял военной приёмке практически небоеспособные танки, а военные, прекрасно об этом осведомлённые, их принимали. Никаких мер по устранению недостатков не предпринималось. СКБ-2 увлечённо занималось проектированием новых супертанков КВ-3, КВ-4, КВ-5, КВ-220 и других. Уже летом 1940 года обсуждался вопрос о разработке танков с более мощным, чем у КВ, бронированием и вооружением. Кировский завод получил задание изготовить такие танки уже в ноябре 1940 года. До совершенствования ли серийных КВ тут было?

Правда, в ноябре в производство запустили «большую пониженную башню» для танка КВ-2, которая отличалась от предыдущей меньшими габаритами, массой и относительной простотой в производстве. Одновременно на всех танках КВ ввели усиленную конструкцию поворотного механизма и новую боеукладку для артвыстрелов и пулемётных дисков. Однако двигатель и коробка передач изменений не претерпели.

Всего до конца 1940 года Кировский завод изготовил 139 КВ-1 и 104 КВ-2 (24 из них с установкой МТ-1), выполнив таким образом плановое задание.

План производства на 1941 год предусматривал выпуск 1200 танков КВ. Из них на Кировском заводе — 1000 (400 КВ-1, 100 КВ-2 и 500 КВ-3) и 200 КВ-1 — на ЧТЗ. В дальнейшем предполагалось оставить на Кировском заводе производство только КВ-3, а КВ-1 и КВ-2 передать на ЧТЗ.

Столь обширный производственный план требовал коренной перестройки и расширения производственной базы. На Кировском заводе были введены в строй новые специальные танковые цехи — сборочный СБ-2 и сдаточный СД-2. Перестроили цех МХ-2, являвшийся основным в танковом производстве. Были расширены и заготовительные цехи — литейные, кузнечные, термические, холодно-штамповочные и другие. В феврале по распоряжению наркома тяжёлого машиностроения А. Ефремова расположенный по соседству механический завод имени Молотова был передан Кировскому заводу.

Главным новшеством машин выпуска 1941 года, по сравнению с танками, изготовленными в 1940 году, стало вооружение их 76-мм пушкой Ф-32 вместо Л-11. Орудие Л-11, разработанное в артиллерийском КБ Кировского завода, имело ряд конструктивных недостатков, и его установка в танки рассматривалась лишь как временная мера. Орудие Ф-32, созданное в КБ завода № 92 (г. Горький) под руководством В. Г. Грабина, отличалось от Л-11 простотой в изготовлении и надёжностью в эксплуатации. Кировский завод должен был в первом полугодии 1940 года изготовить партию из 30 пушек Ф-32 и развернуть валовое производство этих систем с 1 августа 1940 года.

Один из танков КВ установочной партии с экспериментальным образцом 76-мм пушки Ф-27. Горький, весна 1941 года.

Но завод этого решения не выполнил, продолжая отстаивать свою пушку Л-11, пытаясь усовершенствовать и упростить её конструкцию. В апреле кировцы заручились поддержкой В. А. Малышева, который в письме председателю Комитета Обороны положительно отзывался об Л-11, но всё было тщетно. В мае 1940 года начальник АБТУ Д. Г. Павлов докладывал в ЦК ВКП(б):

По плану Кировский завод должен был изготовить и сдать до конца года 130 орудий Ф-32. Однако в 1940 году удалось изготовить только 50 пушек, а устанавливать их в КВ начали с января 1941 года.

Следует отметить, что уже в 1940 году многие военные критиковали КВ за недостаточно мощное вооружение. Ведь на тяжёлом КВ-1 и среднем Т-34 были установлены одинаковые пушки Л-11. А после того как на Т-34 с начала 1941 года стали устанавливаться орудия Ф-34, вооружение КВ-1 стало слабее, чем у среднего танка!

Новые мощные 85-мм и 95-мм танковые пушки начали разрабатываться уже летом 1940 года в КБ завода № 92. Осенью того же года они прошли испытания в башне танка Т-28. В конце 1940 года то же КБ спроектировало 76-мм танковую пушку Ф-27, имевшую баллистику 76-мм зенитного орудия 3К (начальная скорость 813 м/с). Пушка Ф-27 успешно прошла испытания, однако в связи с развёртыванием работ по танку КВ-3 все работы по этой артсистеме были прекращены.

Танк КВ-1 с пушкой Ф-32 и броневыми экранами на башне. Ленинградский фронт, 1941 год.

Помимо модернизации артиллерийского вооружения планом работ на 1941 год предусматривалось улучшение конструкции ряда узлов и агрегатов КВ. В документах Кировского завода этот проект проходит как объект 222. Он представлял собой танк КВ-1 с 90-мм бронёй корпуса и башни, командирской башенкой, новыми смотровым прибором механика-водителя и механизмом поворота башни, планетарной коробкой передач, радиостанцией 10-Р и другими модернизированными агрегатами. Некоторые из этих новинок в конце апреля 1941 года были установлены и испытаны в штатном корпусе танка КВ-1. Запуск в производство новых агрегатов предполагался в мае — августе. Но уже 25 мая главный инженер Кировского завода сообщил в Наркомат тяжёлого машиностроения, что «в связи с переходом танкового производства… на новый тип машины КВ-3, просим из предложенного вами на 1941 год плана оборонных работ исключить следующие, относящиеся к танку КВ, который через три месяца снимается с производства нашего завода:

1. командирская смотровая башенка с круговым обзором;

2. смотровой прибор для водителя танка КВ с горизонтальным обзором в 120° и вертикальным в 250°, с механической очисткой от снега;

3. поворотный механизм башни танка КВ, обеспечивающий поворот башни от мотора при кренах танка до 20° и поворот от руки при усилии не более 10 кг. Скорость поворота башни — 2 об/мин (при вращении от мотора);

4. планетарная трансмиссия в существующих габаритах танка с гарантийным сроком работы до 3000 км».

Таким образом, за месяц до начала войны все работы, связанные с устранением недостатков танков КВ, были свёрнуты, так и не начавшись. Вот так несостоявшийся и, по большому счёту, совершенно не нужный Красной Армии супертанк КВ-3 «переехал» столь необходимую модернизацию серийных КВ.

Танк КВ-1 с 76-мм пушкой Ф-34 на испытаниях. Февраль 1941 года.

Что же касается Челябинского тракторного завода, то ещё в июне 1940 года Кировский завод должен был передать туда один танк КВ и техническую документацию на него, а к августу — и всю технологическую документацию. Кроме того, кировцы обязаны были оказать помощь специалистами, а также организовать производство бронекорпусов на заводе № 78 в Челябинске. Выполнено всё это было только к началу октября, а потому и производство КВ на ЧТЗ до конца 1940 года так и не было развёрнуто. Первую опытную сборку танка КВ на ЧТЗ произвели 31 декабря того же года. Тогда же началось строительство специального танкового цеха, завершить которое до начала войны не успели. Во многом по этой причине к 1 июня 1941 года ЧТЗ изготовил только 25 танков КВ. Всего же усилиями двух заводов к этой дате было выпущено 423 танка КВ-1 и 213 — КВ-2 (из них 46 с «большой башней»).

Уже через четыре дня после нападения Германии на СССР, 26 июня 1941 г., вышел приказ № 25Зсс по Наркомату тяжёлого машиностроения, в котором говорилось:

Танк КВ-1 выпуска 1941 года. Эта машина изготовлена на ЧТЗ, о чём можно судить, например, по двум цилиндрическим топливным бакам на надгусеничной полке.

С 1 июля прекратилось производство танка КВ-2, в этом же месяце поступили в производство усиленные опорные катки и упрощённая башня для КВ-1. Конструкция последней была пересмотрена, часть гнутых деталей заменили прямыми, а также сократили общую длину башни. Штампованные опорные катки заменили литыми, а опорные катки с внутренней амортизацией из-за острого дефицита резины — цельнолитыми. Торсионные валы изготавливались из прокатных заготовок. Отмена ковки при производстве торсионных валов позволила на существовавшем оборудовании увеличить их выпуск в 4–5 раз.

Для укомплектования СКБ-2 инженерами дирекция Кировского завода передала в его состав специалистов СКБ-1 (всего 80 человек), которые до войны занимались проектированием газовых турбин. Всё это позволило значительно быстрее, чем в мирное время, решать многие проблемы, и к середине июля довести выпуск танков КВ до 10 машин в сутки.

В июле 1941 года прекратились поставки дизеля В-2К с харьковского моторного завода № 75, приступившего к эвакуации на Урал. В течение трёх суток конструкторами СКБ-2 была проработана возможность установки в танки КВ-1 карбюраторных двигателей М-17Т, имевшихся на складах Ленинградского фронта. В механосборочном цехе МХ-2 изготовили опытный образец танка, который успешно прошёл заводские испытания. В сентябре 1941 года на ЛКЗ было выпущено 37 танков с карбюраторными двигателями.

В конце июля и начале августа 1941 года вследствие сильной перегрузки кузнечных цехов завода и невозможности из-за этого обеспечить выпуск достаточного количества кованых траков на ЛКЗ развернули работы по изготовлению и испытанию литых траков. В октябре 1941 года из-за необходимости эвакуации кузнечного оборудования на Урал литые траки для танка КВ-1 были пущены в массовое производство.

Танк КВ-1 с упрощённой башней, изготовленный на Кировском заводе в Ленинграде осенью 1941 года.

Помимо серийного производства, завод продолжал вести и некоторые опытные работы. Так, в конце июля была спроектирована установка огнемёта в танке КВ. Эта машина в документах завода проходила как КВ-6. В её разработке участвовали инженеры завода № 174 им. Ворошилова И. А. Аристов, Елагин и другие. Огнемёт на КВ-6 устанавливался справа от водителя в лобовом листе корпуса в специальной бронировке. Дальность действия струи достигала 40–50 м, количество выстрелов составляло 10–12. Испытывали КВ-6 непосредственно на линии фронта, подошедшей к этому времени к пригородам Ленинграда. Количество изготовленных танков неизвестно, по разным источникам их число колеблется от одного до нескольких штук.

Танк КВ-1 с литой башней и корпусом, выпускавшийся заводом № 200. Весна 1942 года.

После захвата немцами Красного Села немецкая артиллерия получила возможность обстреливать Кировский завод. Артиллерийские налёты проводились регулярно то на один, то на другой цех. Предприятие превратилось в завод-фронт, только несколько километров отделяли его от передовой линии немецких войск. По стратегическим соображениям танковое производство перевели в более безопасное место — на Выборгскую сторону, на завод № 371 им. Сталина, где осуществлялись ремонт и восстановление повреждённых танков. Туда же перевозится часть оборудования, направляются инженеры и рабочие-танкостроители, которые приступают к сборке и ремонту машин. В ходе ремонта часть КВ-1 была оснащена дополнительными броневыми листами (или, как называли их в то время, — экранами). Броневые листы толщиной 25–35 мм крепились к бонкам, приваренным на бортах корпуса и башни с помощью болтов.

Производство танков в Ленинграде становится всё более затруднительным. В конце сентября Ижорский завод прекращает поставку новых бронекорпусов и башен, поскольку линия фронта подходит вплотную к территории завода. Завод им. Сталина, по мере израсходования запаса корпусов, башен и двигателей, перешёл только на ремонт боевых машин. 18 октября был собран последний танк КВ в городе на Неве. Всего, начиная с июля 1941 года, на ЛКЗ было изготовлено 444 танка КВ.

После того как в начале сентября Ленинград оказался в кольце блокады, принимается решение об ускорении эвакуации Кировского завода на Урал. Ещё в начале июля туда вывезли всю конструкторско-технологическую документацию, а также направили бригаду конструкторов и технологов во главе с Н. Л. Духовым. Люди считали, что едут в командировку помочь наладить производство тяжёлых танков и вернуться. Даже зимних вещей не брали, думая, что до осени враг будет, безусловно, разгромлен. В течение июля — августа на Урал было отправлено 12 313 вагонов со станками, инструментом и оборудованием. С последними эшелонами до 29 августа, когда прервалось железнодорожное сообщение с Ленинградом, удалось отправить 525 станков. Позже вывоз оборудования и работников завода вёлся судами по Ладожскому озеру и самолётами. До ноября месяца таким образом было вывезено не менее 11 тыс. человек.

Танк КВ-1 с литой башней производства УЗТМ. Манежная площадь в Москве. Январь 1942 года.

Танк КВ-1 с установками КРАСТ-1 (короткая артиллерийская ракетная система танковая). Челябинск, завод № 100, лето 1942 года. На направляющей, смонтированной на надгусеничной полке, виден 82-мм реактивный снаряд.

Постановлением ГКО № 734 от 4 октября 1941 года в составе Наркомата танковой промышленности был создан Уральский комбинат по производству тяжёлых танков КВ, в который вошли ЧТЗ, УЗТМ, Уральский турбинный завод и эвакуированный из Харькова завод № 75. Этим же постановлением ЧТЗ был переименован в Челябинский Кировский завод (ЧКЗ). Впрочем, название «Уральский комбинат по производству тяжёлых танков КВ» не прижилось, вскоре огромный завод получил неофициальное название «Танкоград».

Сборочный цех Челябинского Кировского завода, весна 1942 года. Хорошо видно, что в процессе сборки находятся танки как с литыми башнями, так и со сварными упрощённой формы. Большинство машин имеет также и упрощённую кормовую часть корпуса.

Благодаря принятым мерам осенью 1941 года в Челябинске удалось развернуть массовый выпуск танков КВ. В конце октября из-за отсутствия пушек Ф-32, изготовление которых на Кировском заводе в Ленинграде было прекращено, танки стали вооружать 76-мм орудием ЗИС-5. Это был вариант пушки Ф-34, приспособленный для установки в КВ. ЗИС-5 отличалась от Ф-34 конструкцией элементов люльки и бронемаской.

Для расширения производства бронекорпусов для танков КВ постановлением ГКО от 13 ноября 1941 года на базе цехов завода № 78 им. Орджоникидзе в Челябинске был создан «броневой завод с присвоением ему № 200 и включением в комбинат тяжёлых танков». Его директором назначили М. Попова, до этого возглавлявшего Ижорский завод в Ленинграде. Всё это позволило в ноябре дать фронту 110 танков КВ, а в декабре — 213.

С целью экономии проката и сокращения сварочных работ башни танков после успешных испытаний обстрелом опытных образцов стали изготавливаться литыми. Снарядостойкость таких башен была ниже, чем у сварных. Поэтому толщина стенок литой башни составляла 110 мм, а не 75 мм — как у сварной. Обеспечение боевых машин штампованными траками, которых теперь требовалось сотни тысяч, столкнулось с огромными трудностями — не хватало молотов большой мощности. В результате изучения данной проблемы и проведённых испытаний было решено собирать гусеницы из двух типов траков — цельных с гребнями и составных — из двух половин, которые устанавливались в каждой гусенице поочерёдно. В дальнейшем удалось освоить производство литых траков, не уступавших по своим качествам штампованным. Из-за отсутствия фрикционного материала феродо для главного фрикциона стали применять стальные диски. Такие фрикционы не являлись полноценной заменой, но, тем не менее, они, правда, с некоторыми затруднениями, обеспечивали работу трансмиссии танка. После принятия мер по организации производства дисков с накладками феродо главные фрикционы снова стали выпускаться с этими дисками вместо стальных. В период освоения на ЧКЗ производства дизеля В-2, в ноябре — декабре 1941 года, изготовили 130 танков КВ-1 с карбюраторным двигателем М-17.

В конце 1941 года в СКБ-2 на базе танка КВ-1 были разработаны огнемётный танк КВ-8, химический танк КВ-12, а также совместно с конструкторским бюро УЗТМ — артиллерийская самоходная установка КВ-7 и танк КВ-9. Танк КВ-8 выпускался серийно, химический танк КВ-12 и самоходная установка КВ-7 остались в опытных образцах.

Химический танк КВ-12 (объект 232). Челябинск, завод № 100, весна 1942 года. Хорошо видны резервуары для отравляющих веществ, смонтированные на надгусеничных полках.

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Без его участия не было бы знаменитых тяжелых танков КВ-1 и ИС-2, артиллерийских установок Су-152 и ИСУ-122. В день рождения Жозефа Котина «Защищать Россию» вспоминает знаковые изобретения конструктора.

КВ, или КВ-1

Тяжелый танк с мощным бронированием и 76-мм пушкой впервые использовался в годы советско-финской войны, при прорыве линии Маннергейма. В Великой Отечественной участвовал с первого дня — КВ состоял на вооружении частей западных округов, которые первыми приняли удар сил вермахта, — и использовался на начальном этапе войны.

«Машины КВ ознаменовали совершенно иной уровень вооружений, бронезащиты и веса танков. Немецкие танки вмиг перешли в разряд исключительно противопехотного оружия…», — писал лейтенант вермахта Гельмут Ритген.

А немецкие солдаты прозвали грозную машину русских «призраком» — на тот момент ни один немецкий танк, ни одна противотанковая немецкая пушка не могли противостоять КВ. Справиться с 50-тонным гигантом было под силу лишь 88-мм зенитному орудию, которое гитлеровцы нередко применяли в качестве противотанковой пушки.

КВ-2

КВ-2 был принят на вооружение в 1940-м. Всего с февраля 40-го по июль 41-го Ленинградский Кировский завод выпустил 204 танка.

На боевую машину устанавливалась 152-мм танковая гаубица М-10. Что касается боеприпасов, из-за катастрофической нехватки положенных снарядов применяли буквально все, что попадалось под руку. КВ-2 мог стрелять и бетонобойными снарядами Г-530, и осколочными гаубичными гранатами сталистого чугуна О-530А, и зажигательными снарядами, и старыми фугасными гранатами, и даже шрапнелью.

Однако несмотря на очевидные преимущества боевой машины, большая их часть была потеряна и списана в первые годы войны. Из-за неопытности экипажей, частых поломок трансмиссии и нехватки горючего танк нередко бросали прямо на поле боя.

КВ-85

В связи с появлением немецкого тяжелого танка «Тигр», конструкторское бюро опытного завода №100 под руководством Котина разработало нового гиганта семейства «Клим Ворошилов». КВ-85 с 85-мм танковой пушкой поступил в Красную армию осенью 1943 года и активно использовался в составе танковых полков прорыва до осени 44-го.

КВ-85 серийно выпускался на Челябинском Кировском заводе с августа по октябрь 1943 года. Всего было выпущено 148 боевых машин.

ИС-2

ИС-2 — второй тяжелый танк семейства «Иосиф Сталин», который пришел на смену КВ-85 и ИС-1. От предшественников отличался более мощной броней и вооружением — 122-мм пушкой Д-25Т — которая, наконец, позволила не только соперничать с танками и противотанковым оружием вермахта, но и превзойти его.

«…Установка 122-мм пушек на танки ИС вернула нашим танкам утраченное на время превосходство над противником в артиллерийском вооружении тяжелых танков», — писали в «Отчете Управления самоходной артиллерии-КА».

ИС-2 успешно прошел проверку боями Великой Отечественной и принимал участие в освобождении городов Европы, а модернизированная версия ИС-2 служила советской, а потоми и российской армии вплоть до 1995 года.

СУ-152

СУ-152 была построена на базе тяжелого танка КВ-1С, и в отличие от него прошла более успешный и долгий фронтовой путь. Артиллерийская установка начала войну в сражениях на Курской дуге, а завершила боевую карьеру в конце Великой Отечественной, несмотря на то, что серийно перестала выпускаться еще в январе 1944-го.

ИСУ-152

Самоходная артиллерийская установка на базе танка ИС-1 была принята на вооружение Красной армии в ноябре 1943 года. Серийно выпускалась до 1946-го, а использовалась до 1974 года. Применялась практически во всех аспектах использования самоходной артиллерии, особенно успешно — в качестве истребителя танков.

На одной из „Пантер“, что уже почти выползла на площадь, от удара крупнокалиберного бетонобойного снаряда снесло башню. Второй тяжелый танк вспыхнул огромным костром. А ИСУ-152 тут же покинули позиции, — вспоминал в мемуарах танкист Дмитрий Лоза, участник боев за Вену. — Немецкие танки спешно стали пятиться назад, оставив без поддержки пехоту, которая тут же разбежалась по дворам и переулкам.

ИСУ-122

ИСУ-122 была разработана на базе танка ИС-2. В качестве штурмового орудия и истребителя танков использовалась с марта 1944 года, а на вооружении армии состояла до середины 1960-х.

В послевоенные годы разоруженные установки под названием ИСУ-Т использовались как штабные машины, передвижные артиллерийские наблюдательные посты, или в качестве тягачей передавалась гражданским ведомствам.

defendingrussia.ru

Своё название тяжёлый штурмовой танк КВ-1 получил от имени Клима Ворошилова, Народного комиссара обороны СССР. Инициатором создания этого тяжёлого танка стал комкор Д. Г. Павлов, когда стало понятно, что концепция тяжёлых многобашенных танков исчерпала себя.

В то время, перед войной считалось, что линии эшелонированной обороны с бетонными ДОТами, вроде линии Мажино или линии Маннергейма, непреодолимы. Вот для взламывания таких укреплённых линий и стали проектировать ещё в 1938 году тяжёлый танк КВ. Существовало несколько модификаций танка, КВ-2, КВ 1С (скоростной) и другие.

Все они имели недостатки и в последствии были заменены на танки ИС (Иосиф Сталин), в которых были доработаны конструктивные недостатки КВ.

Но несмотря на это, танк КВ был грозным оружием и наводил страх на немцев.


image

10nebo.ru

История создания

Танк КВ-1

В конце 1938 года в конструкторском бюро Кировского завода в Ленинграде началась разработка тяжёлого танка, защищённого противоснарядной бронёй. Изначально планировалось создать многобашенную машину с тремя башнями, как было принято в тот момент в мировой практике.

В результате появился многобашенный СМК, названный в честь Сергея Мироновича Кирова. На его базе А.С. Ермолаев и Н.Л. Духов создали экспериментальный танк с одной башней, меньшими массой и габаритами. Он оказался дешевле и проще в производстве чем СМК, при этом более защищённым и скоростным.

В августе 1939 года из ворот Лениградского Кировского завода выехал первый танк, получивший название КВ в честь Клима Ворошилова. Название оставалось таким до создания КВ-2, после чего КВ переименовали в КВ-1.

Конструкция и компоновка

Танк КВ-1

Классическая компоновка с одной башней облегчила новинку и сделала её меньше по сравнению с многобашенными тяжёлыми танками других стран. При этом бронезащита оказалась по зубам лишь зенитным 8.8 немецким пушкам, применяемым в качестве противотанковых.

КВ стал инновационным танком, объединив в своей конструкции классическую компоновку, индивидуальную торсионную подвеску, дизельный двигатель и противоснарядное бронирование. По отдельности вышеперечисленные решения применялись на отечественных и зарубежных танках, но никогда не сочетались все вместе.

Можно считать КВ в какой-то степени родоначальником современных тяжёлых танков того времени, задавшего моду во всём мире.

Корпус и башня

Танк КВ-1

Корпус советского танка состоял из катанных броневых плит, соединённых с помощью сварки. Использовались листы брони толщиной 75, 40, 30, 20 миллиметров. Все вертикальные плиты имели толщину 75 миллиметров, лобовые располагались под наклоном для увеличения приведённой толщины брони.

Башня также выполнялась по сварной технологии. Изнутри её погон был размечен в тысячных, что позволяло наводить орудие в горизонтальной плоскости для стрельбы с закрытой позиции.

После своего появления КВ-1 оказался неуязвим для всех немецких орудий за исключением зениток калибра 8.8 см. После сообщений о первых потерях, вызванных пробитием брони, во второй половине 1941 года, инженеры решили поэкспериментировать и установили экраны из брони толщиной 25 мм на башни и борта. Модернизация довела массу до 50 тонн, из-за чего от неё отказались в августе 1941 года.

В передней части корпуса располагались механик-водитель и стрелок радист. Над последним располагался круглый люк.

Дополнительно в днище корпуса расположили аварийный люк для экипажа и небольшие лючки для доступа к боекомплекту, топливным бакам и некоторым узлам.

Внутри башни располагались командир, наводчик и заряжающий, над командиром располагался круглый люк.

Вооружение

Танк КВ-1

Отойдя от концепции двухбашенного танка, разработчики совместили противотанковое и противопехотное вооружение в одной башне.

Для борьбы с вражеской техникой установили пушку Л-11 калибра 76,2 мм. Позже её сменила Ф-32, потом – ЗИС-5.

Для борьбы с живой силой противника КВ получил пулемёт ДТ-29 калибра 7,62 мм. Один из них спарен с пушкой и расположен в маске орудия, другой – в шаровой установке. Предусмотрели и зенитный пулемёт, но большинство танков их не получили.

Двигатель, трансмиссия, ходовая часть

Танк КВ-1

В движение танк приводился дизельным двигателем В-2К, развивающим мощность 500 л.с. Позже мощность повысили на 100 л.с.

Механическая трансмиссия стала одним из главных недостатков. Очень низкая надёжность, более того, часты случаи, когда новая техника, только вышедшая с завода, уже оказывалась с дефектами.

6 опорных катков с каждой стороны получили индивидуальную торсионную подвеску, ход которой ограничивался специальными ограничителями, действующие на балансиры.

Сверху каждая гусеница опиралась на три поддерживающих катка. Изначально они были обрезинены, позже, из-за нехватки резины стали цельнометаллическими.

Подвижность КВ оказалась явно недостаточной, машина развивала 34 км/час по шоссе, на бездорожье заметно меньше из-за удельной мощности в 11,6 л.с./т.

Позже появился облегчённый КВ-1С, призванный исправить недостатки КВ-1 в виде низкой надёжности и плохой подвижности.

Модификации

Вслед за КВ начали появляться танки, созданные на основе решений, отработанных на нём. К тому же, конструкторы пытались уменьшить число критичных недостатков.

  • КВ-2 – тяжёлый танк 1940 года с огромной башней, запоминающийся лишь одним своим видом. Вооружён 152 мм гаубицей М-10, созданной для уничтожения инженерных сооружений противника вроде ДОТов. Гаубица с лёгкостью проламывала броню всех немецких танков.
  • Т-150 – опытный образец 1940 года с увеличенной до 90 мм бронёй.
  • КВ-220 – опытный образец 1940 года с увеличенной до 100 мм бронёй.
  • КВ-8 – огнемётный танк 1941 года, оснащённый огнемётом АТО-41 или АТО-42, размещённым на месте шаровой установки для курсового пулемёта. Вместо привычной пушки калибра 76 мм получил пушку калибра 45 мм.
  • КВ-1С – танк 1942 года массой 42,5 тонн с уменьшенной толщиной брони и лучшей подвижностью.
  • КВ-1К – танк 1942 года с ракетным вооружением в виде системы КАРСТ-1.

Боевое применение

Танк КВ-1

В 1941 году советские войска терпели поражение за поражением, несли огромные потери и отступали. Тем не менее, танки «Клим Ворошилов» стали неприятным сюрпризом для немецких войск, практически неспособных их поразить.

Неуязвимость советских тяжёлых танков позволяла опытным и смелым экипажам творить чудеса. Самым известным боем можно назвать произошедший 19 августа 1941 года. Тогда 5 КВ смогли уничтожить своим огнём 40 вражеских танков, а ещё 3 – тараном. Командовал ротой З. Г. Колобанов, вместе со своим экипажем он уничтожил 22 танка, его танк при этом получил 156 попаданий из пушек противника.

Параллельно отмечалась крайняя ненадёжность, плохая подвижность и слепота экипажа, вызванная неудовлетворительным обзором, что вынудило советских конструкторов создавать новые танки. С появлением немецких тяжёлых танков Тигр броня КВ в одночасье утратила свою несокрушимость и медленный, неповоротливый, полуслепой танк превратился в лёгкую мишень, зачастую не способную даже огрызнуться в ответ.

Эпилог

Не только русские, но и немцы высоко оценивали характеристики КВ в момент его появления. Танк стал родоначальником однобашенных тяжёлых танков с классической компоновкой, одновременно хорошо защищённых и вооружённых.

Очевидно, что господство не могло продолжаться всю войну поскольку появлялась более совершенная техника, но КВ-1 внёс весомый вклад в победу в Великой Отечественной войне и заслуженно стоит рядом с Т-34 в списке легендарной техники.

tanksdb.ru

КВ-1 (Клим Ворошилов)

Советский тяжёлый танк времён Второй мировой войны. Обычно называется просто «КВ»: танк создавался под этим именем, и лишь позже, после появления танка КВ-2, КВ первого образца ретроспективно получил цифровой индекс. Производился с августа 1939 года по август 1942 года. Учавствовал в войне с Финляндией и Великой Отечественной войне.

КВ-1

История создания

Необходимость разработки и создания тяжелого танка, несущего противоснарядное бронирование хорошо осознавалась в СССР. Основываясь на отечественной военной теории, такие танки были просто необходимы для проламывания фронта противника и обеспечении прорыва или преодоления укрепленных районов. Большинство армий развитых стран мира имели свои теории и практики преодоления мощных укрепленных позиций противника, опыт в этом деле был приобретен ещё в ходе Первой Мировой Войны. Такие современные на тот момент укрепленные линии как, например, линия Мажино или линия Маннергейма считались даже теоретически непреступными. Существовало даже ошибочное мнение, что танк КВ создан в ходе Финской кампании специально для прорыва финских долговременных укреплений (линии Маннергейма). На самом деле танк начал создаваться ещё в конце 1938 года, когда стало окончательно ясно, что концепция многобашенного тяжёлого танка, подобного Т-35, является тупиковой. Было очевидно, что наличие большого количества башен не является преимуществом. А гигантские размеры танка лишь утяжеляют его и не позволяют эксплуатировать достаточно толстую броню. Инициатором проектирования танка был начальник АБТУ РККА комкор Д. Г. Павлов.

КВ-1

В конце 1930-х были предприняты попытки создать танк уменьшенных (по сравнению с Т-35) размеров, но с более толстой бронёй. Однако конструкторы так и не решились полностью отказаться от использования нескольких башен: предполагалось, что одна пушка будет бороться с пехотой и подавлять огневые точки, а вторая обязательно должна быть противотанковой — для борьбы с бронетехникой.

Новые танки, спроектированные в рамках этой концепции (СМК и Т-100), были двухбашенными, вооружёнными 76-мм и 45-мм пушками. И лишь в качестве эксперимента создали ещё и уменьшенный вариант СМК — с одной башней. За счёт этого сократилась длина машины (на два опорных катка), что положительно повлияло на динамические характеристики. В отличие от предшественника, КВ (так назвали экспериментальный танк) был оснащён дизельным двигателем. Первый экземпляр танка был построен на Ленинградском Кировском заводе (ЛКЗ) в августе 1939 года. Изначально главным конструктором танка был А. С. Ермолаев, затем — Н. Л. Духов.

30 ноября 1939 года началась Советско-финская война. Военные не упустили шанс подвергнуть испытанию новые тяжёлые танки. За день до начала войны (29 ноября 1939 г.) СМК, Т-100 и КВ были направлены на фронт. Их передали 20-й тяжелотанковой бригаде, вооружённой средними танками Т-28.

Свой первый бой танк КВ принял 17 декабря при прорыве Хоттиненского укрепрайона линии Маннергейма.

Экипаж КВ в первом бою:

-лейтенант Качехин (командир)
-И. Головачев воентехник 2-го ранга (механик-водитель)
-лейтенант Поляков (наводчик)
-К. Ковш (механик-водитель, испытатель Кировского завода)
-А. И. Эстратов (моторист / заряжающий, испытатель Кировского завода)
-П. И. Васильев (трансмиссионщик / радист, испытатель Кировского завода)
Танк с честью прошёл испытания боем: его не смогла поразить ни одна противотанковая пушка противника. Огорчение военных вызвало лишь то, что 76-мм пушка Л-11 оказалась недостаточно сильной для борьбы с ДОТами. Для этой цели пришлось спроектировать новый танк КВ-2, вооружённый 152-мм гаубицей.

По представлению ГАБТУ совместным постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 19 декабря 1939 года (уже через день после испытаний) танк КВ был принят на вооружение. Что же до танков СМК и Т-100, то они также показали себя в довольно хорошо (впрочем, СМК в самом начале боевых действий подорвался на мине), но на вооружение приняты так и не были, поскольку при более высокой огневой мощи они были оснащены менее толстой бронёй, обладали значительными размерами и весом, а также худшими динамическими характеристиками.

Тяжёлый танк КВ-1

Производство

Серийный выпуск танков КВ стартовал в феврале 1940 года на Кировском заводе. В соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 19 июня 1940 года Челябинскому тракторному заводу (ЧТЗ) предписывалось также начать производство КВ. 31 декабря 1940 года на ЧТЗ построили первый КВ. Одновременно на заводе стартовало строительство специального корпуса для сборки КВ.

На 1941 год было запланировано произвести 1200 танков КВ всех модификаций. Из них на Кировском заводе — 1000 шт. (400 КВ-1, 100 КВ-2, 500 КВ-3) и ещё 200 КВ-1 на ЧТЗ. Однако на ЧТЗ до начала войны было построено всего несколько танков. Всего в 1940 году было произведено 243 КВ-1 и КВ-2 (в том числе 104 КВ-2), а в первом полугодии 1941 года — 393 (в том числе 100 КВ-2).

После начала войны и мобилизации промышленности производство танков на Кировском заводе существенно возросло. Выпуску танков КВ был отдан приоритет, поэтому к производству многих узлов и агрегатов для тяжёлых танков подключились ленинградские Ижорский и Металлический заводы, а также другие заводы.

Но уже начиная с июля 1941 года началась эвакуация ЛКЗ в Челябинск. Завод расположился на территории Челябинского тракторного завода. 6 октября 1941 года Челябинский тракторный завод был переименован в Челябинский Кировский завод Наркомтанкопрома. Этот завод, получивший неофициальное название «Танкоград», стал основным производителем тяжёлых танков и САУ в ходе Великой Отечественной войны.

Несмотря на трудности, связанные с эвакуацией и развёртыванием завода на новом месте, во второй половине 1941 года фронт получил 933 танка КВ, в 1942 году их было выпущено уже 2553 (включая КВ-1с и КВ-8).

Помимо этого в блокадном Ленинграде на заводе № 371 в 1942 году из неиспользованных заделов корпусов и башен и агрегатов поставленных с ЧКЗ, построили еще как минимум 67 КВ-1, вооруженных пушками как Ф-32, так и ЗИС-5. Так как эти машины шли только для нужд Ленинградского фронта, отрезанного от «Большой земли», то в отчеты ГАБТУ они не попали. Общий выпуск танков КВ, таким образом, на сегодняшний день можно оценить в 3539 танков.

Конструкция танка

КВ-1 в разрезе

Для 1940 года серийный КВ-1 являлся поистинне новаторской конструкцией, воплотившей в себе самые передовые идеи того времени: индивидуальную торсионную подвеску, надёжное противоснарядное бронирование, дизельный двигатель и одно мощное универсальное орудие в рамках классической компоновки. Хотя по отдельности решения из этого набора довольно часто реализовывались ранее на других зарубежных и отечественных танках, КВ-1 был первой боевой машиной, воплотившей в себе их комбинацию. Некоторые эксперты считают танк КВ этапной машиной в мировом танкостроении, оказавшей значительное влияние на конструирование последующих тяжёлых танков в других странах. Классическая компоновка на серийном советском тяжёлом танке была использована впервые, что позволило КВ-1 получить наиболее высокий уровень защищённости и большой модернизационный потенциал в рамках данной концепции по сравнению с предыдущей серийной моделью тяжёлого танка Т-35 и опытными машинами СМК и Т-100 (все — многобашенного типа). Основой классической компоновки является разделение бронекорпуса от носа к корме последовательно на отделение управления, боевое отделение и моторно-трансмиссионное отделение. Механик-водитель и стрелок-радист располагались в отделении управления, три других члена экипажа были размещены в боевом отделении, которое объединяло среднюю часть бронекорпуса и башню. Там же размещались орудие, боезапас к нему и часть топливных баков. Двигатель и трансмиссия были оборудованы в корме машины.

Броневой корпус и башня

Броневой корпус танка сваривался из катаных броневых плит толщиной 75, 40, 30 и 20 мм. Броневая защита равнопрочная (бронеплиты с толщиной отличной от 75 мм применялись только для горизонтального бронирования машины), противоснарядная. Броневые плиты лобовой части машины монтировались под рациональными углами наклона. Башня серийных КВ производилась в трёх вариантах: литая, сварная с прямоугольной нишей и сварная с закруглённой нишей. Толщина брони у сварных башен была 75 мм, у литых — 95 мм, так как литая броня была менее прочной. В 1941 году сварные башни и бортовые бронеплиты некоторых танков были дополнительно усилены — на них на болтах укрепили 25-мм броневые экраны, причём между основной бронёй и экраном оставался воздушный промежуток, то есть этот вариант КВ-1 по факту получил разнесённое бронирование. Не совсем ясно, зачем это было сделано. Тяжёлые танки немцы начали создавать только в 41 году (тяжелый танк в немецкой теории блицкрига не находил своего применения), поэтому для 1941 года даже штатное бронирование КВ-1 в принципе являлось избыточным (броня КВ не поражалась штатными 37-мм и 50-мм ПТО вермахта, но всё же могла быть пробита 88-мм, 105-мм и 150-мм орудиями). В некоторых источниках ошибочно указывается, что танки производились с катаной бронёй толщиной 100 мм и более — на самом деле эта цифра соответствует сумме толщины основной брони танка и экранов.

Танк КВ-1 с литой башней в танковом музее Бовингтона, Великобритания

Решение об установке «экранов» было принято в конце июня 1941 года, после первых донесений о потерях от огня немецких зениток, однако уже в августе эта программа была прекращена, так как ходовая часть не выдерживала массу машины, возросшую до 50 тонн. Эта проблема была позже частично решена установкой литых опорных катков усиленной конструкции. Экранированные танки эксплуатировались на Северо-Западном и Ленинградском фронтах.

Лобовая часть башни с амбразурой для орудия, образованная пересечением четырёх сфер, отливалась отдельно и сваривалась с остальными бронедеталями башни. Маска орудия представляла собой цилиндрический сегмент гнутой катаной бронеплиты и имела три отверстия — для пушки, спаренного пулемёта и прицела. Башня монтировалась на погон диаметром 1535 мм в броневой крыше боевого отделения и фиксировалась захватами во избежание сваливания при сильном крене или опрокидывании танка. Погон башни размечался в тысячных для стрельбы с закрытых позиций.

Механик-водитель размещался по центру в передней части бронекорпуса танка, слева от него было рабочее место стрелка-радиста. Три члена экипажа размещались в башне: слева от орудия были оборудованы рабочие места наводчика и заряжающего, а справа — командира танка. Посадка и выход экипажа осуществлялись через два круглых люка: один в башне над рабочим местом командира и один на крыше корпуса над рабочим местом стрелка-радиста. Корпус также был оборудован днищевым люком для аварийного покидания экипажем танка и ряд люков, лючков и технологических отверстий для погрузки боекомплекта, доступа к горловинам топливных баков, другим узлам и агрегатам машины.

Вооружение

На танках первых выпусков оборудовалась пушка Л-11 калибра 76,2 мм с боекомплектом 111 выстрелов (по другой информации — 135 или 116). Интересно, что первоначальный проект предусматривал ещё и спаренную с ней 45-мм пушку 20К, хотя бронепробиваемость 76-мм танковой пушки Л-11 практически ни чем не уступала противотанковой 20К. По всей видимости, прочные стереотипы о необходимости иметь 45-мм противотанковую пушку вместе с 76-мм объяснялись её более высокой скорострельностью и большим боекомплектом. Но уже на прототипе, направленном на Карельский перешеек, 45-мм пушку демонтировали и установили вместо неё пулемёт ДТ-29. Впоследствии пушку Л-11 заменили на 76-мм орудие Ф-32 с аналогичной баллистикой, а осенью 1941 года — на орудие ЗИС-5 с большей длиной ствола в 41,6 калибра.

Пушка ЗИС-5 устанавливалась на цапфах в башне и была полностью уравновешена. Сама башня с орудием ЗИС-5 также являлась уравновешенной: её центр масс размещался на геометрической оси вращения. Пушка ЗИС-5 имела вертикальные углы наводки от -5 до +25 град., при фиксированном положении башни она могла наводиться в небольшом секторе горизонтальной наводки (т. н. «ювелирная» наводка). Выстрел осуществлялся посредством ручного механического спуска.

Боекомплект орудия составлял 111 выстрелов унитарного заряжания. Выстрелы укладывались в башне и вдоль обоих бортов боевого отделения.

На танке КВ-1 монтировались три 7,62-мм пулемёта ДТ-29: спаренный с орудием, а также курсовой и кормовой в шаровых установках. Боекомплект ко всем ДТ составлял 2772 патрона. Эти пулемёты устанавливались таким образом, что при необходимости их можно было снять с монтировок и применять вне танка. Также для самообороны экипаж имел несколько ручных гранат Ф-1 и иногда оснащался пистолетом для стрельбы сигнальными ракетами. На каждом пятом КВ устанавливали зенитную турель для ДТ, однако на практике зенитные пулемёты ставили редко.

КВ-1

Двигатель

КВ-1 оборудовался четырёхтактным V-образным 12-цилиндровым дизельным двигателем В-2К мощностью 500 л. с. (382 кВт) при 1800 об/мин, впоследствии из-за общего увеличения массы танка после установки более тяжёлых литых башен, экранов и отмены стружки кромок бронеплит мощность двигателя довели до 600 л. с. (441 кВт). Запуск двигателя осуществлялся стартером СТ-700 мощностью 15 л. с. (11 кВт) или сжатым воздухом из двух резервуаров ёмкостью 5 л в боевом отделении машины. КВ-1 имел плотную компоновку, при которой основные топливные баки объёмом 600—615 л размещались и в боевом, и в моторно-трансмиссионном отделении. Во второй половине 1941 года из-за нехватки дизелей В-2К, которые выпускались в то время только на заводе № 75 в Харькове (с осени того же года начался процесс эвакуации завода на Урал), танки КВ-1 производились с четырёхтактными V-образными 12-цилиндровыми карбюраторными двигателями М-17Т мощностью 500 л. с. Весной 1942 года было издано постановление о переоборудовании всех находящихся в строю танков КВ-1 с двигателями М-17Т обратно на дизель-моторы В-2К — эвакуированный завод № 75 наладил их производство в достаточном количестве на новом месте.

Трансмиссия

Танк КВ-1 оборудовался механической трансмиссией, в состав которой входили:

-многодисковый главный фрикцион сухого трения «стали по феродо»;
-пятиступенчатая коробка передач тракторного типа;
-два многодисковых бортовых фрикциона с трением «сталь по стали»;
-два бортовых планетарных редуктора;
-ленточные плавающие тормоза.
Все приводы управления трансмиссией — механические. При использовании в войсках наибольшее число нареканий и жалоб в адрес завода-изготовителя вызывали именно дефекты и крайне ненадёжная работа трансмиссионной группы, особенно у перегруженных танков КВ выпуска военного времени. Практически все авторитетные печатные источники признают одним из самым существенных недостатков танков серии КВ и машин на его базе низкую надёжность трансмиссии в целом.

Ходовая часть

Подвеска машины — индивидуальная торсионная с внутренней амортизацией для каждого из 6 штампованных двускатных опорных катков малого диаметра по каждому борту. Напротив каждого опорного катка к бронекорпусу приваривались ограничители хода балансиров подвески. Ведущие колёса со съёмными зубчатыми венцами цевочного зацепления размещались сзади, а ленивцы — спереди. Верхняя ветвь гусеницы поддерживалась тремя малыми обрезиненными штампованными поддерживающими катками по каждому борту. В 1941 году технологию производства опорных и поддерживающих катков перевели на литьё, последние лишились резиновых бандажей из-за общей в тот период нехватки резины. Механизм натяжения гусеницы — винтовой; каждая гусеница состояла из 86—90 одногребневых траков шириной 700 мм и шагом 160 мм.

Электрооборудование

Электропроводка в танке КВ-1 была однопроводной, вторым проводом служил бронекорпус машины. Исключение составляла цепь аварийного освещения, которая была двухпроводной. Источниками электроэнергии (рабочее напряжение 24 В) были генератор ГТ-4563А с реле-регулятором РРА-24 мощностью 1 кВт и четыре последовательно соединённые аккумуляторные батареи марки 6-СТЭ-128 общей ёмкостью 256 А·ч. Потребители электроэнергии включали в себя:

-электромотор поворота башни;
-наружное и внутреннее освещение машины, приборы подсветки прицелов и шкал измерительных приборов;
-наружный звуковой сигнал и цепь сигнализации от десанта к экипажу машины;
-контрольно-измерительные приборы (амперметр и вольтметр);
-средства связи — радиостанция и танковое переговорное устройство;
-электрика моторной группы — стартер СТ-700, пусковое реле РС-371 или РС-400 и т. д.

Средства наблюдения и прицелы

Общая обзорность танка КВ-1 ещё в 1940 году оценивалась в докладной записке Л. Мехлису от военинженера Каливоды как крайне неудовлетворительная. Командир машины имел единственный смотровой прибор в башне — панораму ПТК. Механик-водитель в бою осуществлял наблюдение через смотровой прибор с триплексом, который оборудовался броневой заслонкой. Этот смотровой прибор монтировался в бронированном люке-пробке на лобовой бронеплите по продольной осевой линии машины. В спокойной обстановке этот люк-пробка выдвигался вперёд, обеспечивая механику-водителю более удобный непосредственный обзор с его рабочего места.

Для ведения огня КВ-1 оборудовался двумя орудийными прицелами — телескопическим ТОД-6 для стрельбы прямой наводкой и перископическим ПТ-6 для стрельбы с закрытых позиций. Головка перископического прицела защищалась специальным броневым колпаком. Для обеспечения возможности огня в тёмное время суток шкалы прицелов имели приборы подсветки. Курсовой и кормовой пулемёты ДТ могли комплектоваться прицелом ПУ от снайперской винтовки с трёхкратным увеличением.

Средства связи

Средства связи включали в себя радиостанцию 71-ТК-3, позже 10Р или 10РК-26. На ряде танков от нехватки оборудовались авиационные радиостанции 9Р. Танк КВ-1 оборудовался внутренним переговорным устройством ТПУ-4-Бис на 4 абонента.

Радиостанции 10Р или 10РК представляли из себя комплект из передатчика, приёмника и умформеров (одноякорных мотор-генераторов) для их питания, подсоединяемых к бортовой электросети напряжением 24 В.

10Р-симплексная ламповая коротковолновая радиостанция, работающая в диапазоне частот от 3,75 до 6 МГц (соответственно длины волн от 80 до 50 м). На стоянке дальность связи в телефонном (голосовом) режиме достигала 20—25 км, в движении она несколько уменьшалась. Большую дальность связи можно было получить в телеграфном режиме, когда информация передавалась телеграфным ключом азбукой Морзе или иной дискретной системой кодирования. Стабилизация частоты производилась съёмным кварцевым резонатором, плавная подстройка частоты отсутствовала. 10Р разрешала осуществлять связь на двух фиксированных частотах; для их смены применялся другой кварцевый резонатор из 15 пар в комплекте радиостанции.

Радиостанция 10РК являлась технологическим улучшением предыдущей модели 10Р, она стала проще и дешевле в производстве. У этой модели появилась возможность плавного выбора рабочей частоты, число кварцевых резонаторов было уменьшено до 16. Характеристики по дальности связи значительных изменений не претерпели.

Танковое переговорное устройство ТПУ-4-Бис позволяло вести переговоры между членами экипажа танка даже в сильно зашумленной обстановке и подключать шлемофонную гарнитуру (головные телефоны и ларингофоны) к радиостанции для внешней связи.

Тяжёлый танк КВ-1

ТТХ КВ-1 обр. 1940 г.

-Классификация: тяжёлый танк
-Боевая масса, т: 47,5
-Компоновочная схема: классическая
-Экипаж, чел.: 5

Размеры:

-Длина корпуса, мм: 6675
-Ширина корпуса, мм: 3320
-Высота, мм: 2710
-Клиренс, мм: 450

Бронирование:

-Тип брони: стальная катаная гомогенная
-Лоб корпуса (верх), мм/град.: 75 / 30 град.
-Лоб корпуса (середина), мм/град.: 60 / 70 град.
-Лоб корпуса (низ), мм/град.: 75 / 25 град.
-Борт корпуса, мм/град.: 75 / 0 град
-Корма корпуса (верх), мм/град.: 60 / 50 град.
-Корма корпуса (низ), мм/град.: 75 / 0—90 град.
-Днище, мм: 30—40
-Крыша корпуса, мм: 30—40
-Лоб башни, мм/град.: 75 / 20 град.
-Маска орудия, мм/град.: 90
-Борт башни, мм/град.: 75 / 15 град.
-Корма башни, мм/град.: 75 / 15 град
-Крыша башни, мм: 40

Вооружение:

-Калибр и марка пушки: 76-мм Л-11, Ф-32, Ф-34, ЗИС-5
-Тип пушки: нарезная
-Длина ствола, калибров: 41,6 (для ЗИС-5)
-Боекомплект пушки: 90 или 114 (в зависимости от модификации)
-Углы ВН, град.: ?7…+25 град.
-Прицелы: телескопический ТОД-6, перископический ПТ-6
-Пулемёты: 3 х ДТ

Подвижность:

-Тип двигателя: V-образный 12-цилиндровый четырёхтактный дизельный жидкостного охлаждения
-Мощность двигателя, л. с.: 600
-Скорость по шоссе, км/ч: 34
-Запас хода по шоссе, км: 150—225
-Запас хода по пересечённой местности, км: 90—180
-Удельная мощность, л. с./т: 11,6
-Тип подвески: торсионная
-Удельное давление на грунт, кг/кв.см.: 0,77

КВ-1

wartools.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.