Итоги курской битвы

Курская битва, длившаяся с 5 июля до 23 августа 1943 г, вошла в историю как одно из крупнейших событий второй мировой войны. В этой великой битве участвовали с обеих сторон более 4 млн. человек, было привлечено свыше 69 тыс. орудий и минометов, более 13 тыс. танков и самоходных орудий, около 12 тыс. самолетов. "По насыщенности техникой, интенсивности действий войск Курская битва не имеет себе равных", — писал в дни 20-летия битвы бывший командующий Центральным фронтом Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский.

На Курской дуге, где были сосредоточены отлично оснащенные и полностью укомплектованные самые боеспособные дивизии вермахта, фашистская Германия потеряла около 500 тыс. солдат и офицеров, 3 тыс, орудий и минометов, 1500 танков, более 3700 боевых самолетов. Общее соотношение сил и средств на советско-германском фронте существенно изменилось в пользу советских войск, хотя противник перебросил туда из Западной Европы значительное количество резервов и пополнений.


Под обломками гитлеровского плана "Цитадель" на полях сражений южнее Орла и севернее Белгорода потерпела полный крах состряпанная в штабах вермахта теория "стратегии", согласно которой советские войска якобы способны были наступать и одерживать победы только зимой, при содействии "генерала Мороза".

Поражение под Курском вызвало резкое падение морального духа немецко-фашистских войск, подорвало доверие на фронте и в тылу к гитлеровской верхушке и в ее способность обеспечить победу в войне. В связи с этим фашистские власти ужесточили преследования всех лиц, заподозренных в пораженческих настроениях, а вместе с репрессиями усилили пропагандистскую кампанию, в ходе которой ведомство Геббельса всячески стремилось нейтрализовать влияние пораженной германской армии под Курском на моральный дух и настроения солдат и гражданского населения.

Весной и летом 1943 г. советское военное искусство во всех видах военных действий — в обороне, контрнаступлении и общем наступлении — доказало свое полное превосходство над шаблонным искусством германского милитаризма. Мастерство и стойкость советских войск в обороне оказались непреодолимыми для врага; его "тигры", "пантеры" и атакующая пехота буквально расшиблись, натолкнувшись на несокрушимую силу обороны войск Центрального и Воронежского фронтов. А созданные заблаговременные и отчаянно защищаемые немецко-фашистскими войсками орловский и белгородско-харьковский оборонительные "бастионы" были сокрушены советскими войсками в ходе мощного контрнаступления.


Важным результатом борьбы на советско-германском фронте в указанный период явилось завоевание советской авиацией стратегического господства в воздухе. Нараставшая мощь Военно-Воздушных Сил послужила слагаемым последующих побед.

В ходе Курской битвы особенно отчетливо проявились результаты организаторской и руководящей деятельности Коммунистической партии в такой сложной и специфической области военного дела, как партизанское движение. Активные действия советских партизан в тылу ударных группировок противника оказались одним из существенных факторов общего успеха. Советское командование с высоким искусством использовало этот фактор, осуществив не только общую координацию усилий партизан и регулярных войск, но и тесное оперативно-тактическое взаимодействие между ними.

При подготовке и проведении Курской битвы Вооруженные Силы Советского Союза отвлекли на себя основную часть боеспособных войск и стратегических резервов фашистской Германии и тем самым создали благоприятные условия для активных действий англо-американских войск в бассейне Средиземного моря, в частности для овладения ими островом Сицилия.

Начавшееся в районах Орла и Белгорода контрнаступление советских войск переросло без всяких пауз в мощное общее наступление. На огромном пространстве в полосе от Великих Лук до Азовского моря армия Страны Советов, ломая сопротивление врага и нанося ему все возрастающий урон, неудержимо продвигалась вперед. В ходе контрнаступления и общего наступления летом и осенью 1943 г. советские войска нанесли тяжелое поражение группам армий "Центр" и "Юг", освободили Левобережную Украину, Донбасс, Таманский полуостров, ряд областей РСФСР, вступили в восточные районы Белоруссии.


Таковы факты истории. Их реальность и огромное значение признавали и учитывали и союзники и противники Советского Союза. Например, в начале августа 1943 г. президент США в специальном послании главе Советского правительства писал:

"В течение месяца гигантских боев Ваши вооруженные силы своим мастерством, своим мужеством, своей самоотверженностью и своим упорством не только остановили давно замышлявшееся германское наступление, но и начали успешное контрнаступление, имеющее далеко идущие последствия". А еще через несколько дней премьер-министр Великобритании У. Черчилль в очередном своем послании И. В. Сталину дал аналогичную оценку действиям советских войск на Курском дуге, подчеркнув при этом, что "поражения германской армии на этом фронте являются вехами на пути к нашей окончательной победе".

Так на Западе думали и считали во время войны. Но после ее окончания, когда подули искажающие историческую правду леденящие ветры "холодной войны", тот же У. Черчилль стремился всемерно принизить и замолчать огромный вклад советского народа в победу над германским фашизмом.


роль творцов коренного перелома Черчилль "выдвинул" не героев Сталинграда и Курска, истинные заслуги которых он ранее вынужден был признавать, а английских и американских генералов и солдат, действовавших на второстепенных участках второй мировой войны. Например, в январе 1952 г. Черчилль заявил: "Вторая мировая война представляла собой почти непрерывный ряд неудач и поражений до битвы у Эль-Аламейна и высадки войск генерала Эйзенхауэра в Северной Африке… Эти два события изменили весь ход войны".

Полное замалчивание или грубое искажение действительной роли великой победы советского народа в Курской битве остается одним из самых излюбленных приемов буржуазной историографии второй мировой войны. Но факты говорят о другом: именно победа в битве под Курском и последовавший за ней выход советских войск на Днепр завершили коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны и всей второй мировой войны.

Международное значение победы советских войск в Курской битве

— Влияние этой победы перешагнуло пределы советско-германского фронта и оказало величайшее воздействие на всю международную обстановку, которая (в добавление к тому, что произошло после победы советских войск под Сталинградом) продолжала в еще большей мере складываться в пользу стран антигитлеровской коалиции, к явной невыгоде государств фашистской коалиции.

Позорный провал "генерального наступления" гитлеровцев на Курской дуге, вторично после Сталинграда, потряс до основания всю германскую военную машину, заметно приблизив ее полный развал под ударами советских войск.


uot;Если битва под Сталинградом, — указывал И. В. Сталин, — предвещала закат немецко-фашистской армии, то битва под Курском поставила ее перед катастрофой". Умолкли крики фашистских главарей о завоевании Германией мирового господства. Они вынуждены были отказаться от запланированного на 1943 г. вторжения в Швецию (операция "Полярная лиса") с целью ее захвата и порабощения.

Исход Курской битвы в пользу советских войск дал мощный толчок к дальнейшему обострению кризиса внутри фашистской коалиции. Начался ее фактический распад, подтвердивший правильность вывода нашей партии о непрочности этой разбойничьей коалиции и ее неминуемом развале. Германия оказалась не в силах помешать этому, так как ее влияние на своих союзников оказалось сильно подорванным. Союзники же, обескураженные новым гигантским поражением Германии на советско-германском фронте, окончательно утратили веру в благоприятный для них исход войны и усилили поиски выхода из нее.

Кризис гитлеровского блока с особой остротой проявился в Италии, где 25 июля рухнул фашистский режим Муссолини и к власти пришло правительство во главе с маршалом Бадольо, которое под давлением народных масс в октябре 1943 г. объявило войну Германии. Из фашистской коалиции выпал, таким образом, главный гитлеровский союзник, что явилось прямым следствием катастрофических поражений германской и итальянской армий сначала под Сталинградом, а затем на Курской дуге. Очень метко отметила события в Италии газета "Правда", которая 28 июля 1943 г. поместила карикатуру на обанкротившегося фашистского главаря Муссолини с подписью под ней: "Под Орлом аукнулось, в Риме откликнулось".


Крах фашистского режима в Италии способствовал продвижению англо-американских войск в Южной Италии без каких-либо ощутимых потерь в живой силе и технике.

Историческая победа советских войск в Курской битве создала благоприятные условия для дальнейшего укрепления антигитлеровской коалиции, повышения эффективности межсоюзнических отношений трех великих держав — СССР, США и Англии. Хотя западные союзники Советского Союза не оставляли своих надежд на его истощение в войне, вновь не выполнили своего обязательства открыть в 1943 г. второй фронт, но они вынуждены были, учитывая успехи советских войск во второй половине 1943 г., больше считаться со своим советским союзником, его возросшим авторитетом среди народов, боровшихся против фашизма, с влиянием его освободительной программы в мире. Не в силах игнорировать выдающиеся успехи советских войск в Курской битве президент США Ф. Рузвельт в специальном послании И. В. Сталину писал, что "Советский Союз может справедливо гордиться своими героическими победами". Наглядным подтверждением далеко идущих последствий советской победы под Курском служили итоги Московского совещания министров иностранных дел СССР, США и Англии и первой встречи руководителей трех держав на высшем уровне в Тегеране, состоявшихся в последние месяцы 1943 г.


Сокрушительный разгром немецко-фашистских войск в Курской битве оказал неизмеримое воздействие на дальнейший подъем антифашистского движения Сопротивления в оккупированных гитлеровской Германией странах Европы, а также и в странах — участницах фашистской коалиции. Буквально во всех странах антифашистское движение Сопротивления поднялось во второй половине 1943 г – начале 1944 г. на новую, более высокую ступень, стало более организованным и массовым, с преобладанием вооруженных форм борьбы против фашизма. Повсеместно возникали все новые и новые партизанские отряды, а в отдельных странах были созданы подпольные повстанческие армии, руководимые коммунистами.

Конец 1943 г. ознаменовался новым подъемом международного авторитета СССР как главной силы, способной добиться полного разгрома фашистских захватчиков и принести свободу всем угнетенным народам.



biofile.ru

Битва на Курской дуге: с чего все начиналось…

Курская битва была запланирована немецко-фашисткими захватчиками под предводительством Гитлера в ответ на битву под Сталинградом, где они потерпели сокрушительное поражение. Немцы, как обычно, хотели напасть внезапно, но случайно попавшийся в плен сапер-фашист, сдал своих. Он сообщил о том, что ночью пятого июля 1943 года гитлеровцы приступят к операции «Цитадель». Советской армией принимается решение начать битву первыми.


Основным замыслом «Цитадели» было нанесение внезапного удара по России с привлечением мощнейшей техники и самоходных установок. Гитлер не сомневался в своем успехе. Но генеральным штабом советской армии был разработан план, направленный на освобождение российских войск и оборону сражения.

Краткое содержание Курской битвы.

Свое интересное название в виде битвы на курской дуге сражение получило из-за внешней схожести линии фронта с огромной дугой.

Изменить ход Великой Отечественной войны и решить судьбу российских городов, таких как Орел и Белгород, было возложено на армии «Центр», «Юг» и оперативную группу «Кемпф». На оборону Орла были поставлены отряды Центрального фронта, а на оборону Белгорода – Воронежского фронта.

Дата Курской битвы: июль 1943 года.

12 июля 1943 года ознаменовано величайшим танковым сражением на поле под станцией Прохоровка. После проведенного сражения гитлеровцам пришлось сменить нападение на оборону. Этот день стоил им огромных человеческих потерь (около 10 тысяч) и разгрома 400 танков. Далее в районе Орла сражение продолжили Брянский, Центральный и Западный фронта, перейдя на операцию «Кутузов». За три дня, с 16 по 18 июля Центральным фронтом была ликвидирована гитлеровская группировка. В дальнейшем они предались авиационному преследованию и таким образом были отброшены на 150 км. к западу. Российские города Белгород, Орел и Харьков вздохнули свободно.

Итоги Курской битвы (кратко).


  • резкий поворот хода событий Великой Отечественной войны;
  • после того, как фашистам не удалось провернуть свою операцию «Цитадель», на мировом уровне это выглядело как полный разгром немецкой кампании перед Советской Армией;
  • фашисты оказались морально подавлены, пропала все уверенность в своем превосходстве.

Значение Курской битвы.

После мощнейшего танкового сражения, Советская Армия повернула события войны вспять, взяла инициативу в свои руки и продолжила продвижение на Запад, освобождая при этом российские города.

infoogle.ru

Битва под Курском всегда привлекала историков. Она была названа величайшим танковым сражением Второй Мировой, бой, который запечатлел победу Советского Союза и т. д. и т. п. После летних побед 1942 года немцы потерпели крупное поражение в Сталинграде, едва успев вывести свои подразделения с Кавказа на Украину в начале 1943 года. Летом 1943 года весь мир наблюдал новое немецкое наступление, направленное на уничтожение советских войск на Курском выступе.

И Германия и Советский Союз сосредоточили крупные силы для этой битвы, в том числе и самые современные танки и авиацию. Первоначально немцам удалось прорвать оборону, но достигнуть намеченных целей им не удалось, Советы контратаковали на севере и юге Курского выступа свежими силами, в результате чего наступление было отменено.


Результаты битвы представляются советскими историками как великая победа с огромными потерями для немецкой стороны. Согласно популярной версии, быстрые Т-34 побеждали тяжелые «Тигры», тараня их или заходя им во фланги, а Прохоровка стала могилой для немецких бронетанковых соединений.

Насколько реальны такие заявления? К сожалению, как немецкие, так и российские источники в целом соглашаются с этой самой популярной версией.

В настоящее время выпущено несколько книг, полностью разрушающих миф о Курской битве, но первый вклад в разрушение мифа внесло исследование ‘Kursk 1943: A Statistical Analysis» Никласа Зеттерлинга и Андерса Франксона.

Эта книга охватывает все важные аспекты сражения, такие как сосредоточение войск, статистика потерь, эффективность танков и вооружения, оперативные планы и пр. Самое большое преимущество книги заключается в использовании официальных немецких отчетов и статистических данных, касающиеся немецких войск.

Немецкий источники используются для оценки немецких сил и статистики потерь, аналогично и для советской стороны. Это единственный способ обеспечить надежность, использование советских цифр для оценки немецких потерь (и наоборот) приводит к преувеличениям.

Авторы сначала объясняют сложившуюся стратегическую обстановку на Востоке, а затем посвящают главы силам, которые принимали участие в сражении, их состав и общее состояние, потери танков, сражение в воздухе, исход боя и возможные альтернативы для Германии.

Хотя битва под Курском не была победой немецких войск, потери советских войск были больше, примерно 3 советских солдата на 1 немецкого. Немецкие танковые потери были не такими тяжелыми, как постоянно утверждается, не было и советской победы под Прохоровкой.

1)Численность немецких подразделений: советские источники, которые зачастую повторяют западные авторы, завышают численность немецких войск до 900.000 человек, 2.700 — 3.200 танков и штурмовых орудий и 2.800 самолетов.

В реальности цифры были несколько ниже — 780.000 человек, 2.500 танков и САУ, 1.800 самолетов. В общую численность включены военнослужащие, находящиеся в отпусках или временно отсутствующие в своих подразделениях. Также включены раненые или отсутствующие по болезни, но если предположительно они вернуться на службу в течение восьми недель. Таким образом, даже эта число не дает реальную численность подразделений.

Тем не менее очевидно, что силы немецких подразделений были гораздо меньше советских. В сравнении с немцами Советы имели на Центральном, Воронежском и Степном фронтах 1.900.000 человек, 5.128 танков/САУ и 3,549 самолетов (17- й воздушная армия и команды дальней бомбардировочной авиации входят в это число).

2)Потери: Советский Генштаб утверждал, что «в оборонительных боях на Курской дуге с 5 по 15 июля 1943 года немецкие подразделения понесли огромные потери в личном составе и технике. В период их наступления, потери в общей сложности достигли 70.000 человек убитыми и ранеными, 2.952 танка, 195 самоходных орудий, 844 полевых орудия, 1,392 самолета, более 5000 автомобилей были повреждены или полностью разрушены». Похожие цифры оказывается в различных книг, изданных в послевоенное время.

На самом деле немецкие потери за данный период составляют: 55.000 человек (убитые, пропавшие без вести, раненые) и 300 танков/САУ, Советы за этот же период потеряли 177.000 человек и 1.600 танков/САУ.

3) Прохоровка: По ‘официальной версии’ численность сил, которые вступили в бой под Прохоровкой составляли на 12 июля 1943 года около 1.200-1.500 танков (800 советских танков против 400 немецкий или 800 советских против 700 немецких). Это сражение было якобы крупнейшим танковым сражением войны и привели к большим потерям для Советов, но и практически уничтожило немецкие танковые подразделения (уничтожено 400 советских танков и 320 немецких).

На самом деле, число танков под Прохоровкой колеблется от 294 немецких и 616 советских машин, до 429 немецких и 870 советских танков. В результате сражения 334 советских танка были уничтожены, немецкая сторона потеряла 54 танка. Фактически эти цифры должны быть скорректированы, поскольку авторы утверждают, что «некоторые немецкие части были включены в число сражавшихся, хотя они не принимали участия в битве под Прохоровкой, и наоборот, не все советские подразделения, сражавшиеся под Прохоровкой были включены в это число.»

[В своей недавней статье «Прохоровка: истоки и эволюция мифа» Замулин дает следующие цифры: под Прохоровкой сражалось 516 советских танка против 206 немецких машин Второго танкового корпуса СС, южнее немецких танков из III танкового корпуса противостояло 150 советским танкам].

4) Возможные альтернативы: вместо того, чтобы атаковать советские войска под Курском в июле у немцев было два возможных варианта:

а) провести операцию «Цитадель» прежде, чем Советы укрепят оборонительные позиции.

б) мобильная оборона в Украине.

Авторы исследуют обе возможности. При первом варианте действительно, перенос сроков операции на более ранние сроки не давало Советам укрепить район и сосредоточить большое количество подразделений. Однако стоит помнить, что немцы тоже наращивали свои силы, а самое главное, внедряли новые виды вооружения, которые превосходили советские аналоги (новые модификации Pz. IV, StuG III с длинноствольной 75-мм пушкой, танки «Пантера» и «Тигр», истребитель танков «Фердинанд»). Например, на 10 апреля 1943 немцы имели всего 982 единиц бронетехники, тогда как к 30 июня это число возросло до 2.095 единиц.

Второй вариант также неоднозначен. С одной стороны группа армий «Юг» была единственной группой армий на Востоке, имевшая большое количество подвижных соединений, что позволяло ей, по крайней мере в теории, участвовать в подвижной обороне. С другой стороны, это потребовало бы отступления и сдачи территории Советам. Немецких генералов не беспокоил этот аспект, но Гитлер не хотел терять занятые земли и у него были веские причины для этого. Во-первых, Украина имела месторождения угля и железа (Донецкий бассейн) и потеря их значила не только утрату ресурсов, но и значительное усиление экономического и военного потенциала Советского Союза. Кроме того, успешная наступательная операция была необходима по политическим мотивам, так как союзники немцев начали искать пути для выхода из войны.

5) Значение сражения: Курская битва была представлена в качестве второй наиболее важной победой во Второй мировой войне после Сталинграда. В реальности и для Германии и для СССР результаты сражения не имели длительных отрицательных последствий.

Потери немцев в личном составе во время операции «Цитадель» составили только 3% от общих за 1943 год, для Советов потери составили 2,3%. Обе стороны были в состоянии восполнить эти потери.

Немецкие потери в бронетехнике часто называются «чрезмерными», например, Гудериан пишет в своих мемуарах: ‘Операция «Цитадель» провалилась, мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые соединения, которые мы с таким трудом оснащали новой техникой, а также значительные потери в личном составе, теперь сделали все эти соединения недееспособными на долгий срок’

Это, мягко говоря, не совсем так — танковые части не понесли тяжелых, невосполнимых потерь. Общие потери при операции «Цитадель» составили около 300 танков и САУ и их не сложно было заменить, поскольку в июле 1943 года 511 танков и 306 различных самоходных установок были произведены на немецких заводах и и концернах. Немецкий мобильные соединения не были «недееспособными в течение долгого времени» наоборот, они были использованы в контрударах по советским войскам в Украине.

Заключение

Эта книга не только развенчивает один из самых устойчивых мифов Второй мировой войны, но и наполнена интересной статистикой и анализом долгосрочных факторов, которые повлияли на немецкие и советские войска.

В то же время данное исследование это обвинение в плохом состоянии исторических исследований Второй мировой войны — за несколько десятилетий после окончания Второй Мировой войны только несколько трудов наиболее точно отражают действительность, а не повторяют мифы и легенды.

1

http://chris-intel-corner.blogspot.ru/2013/01/book-review-kursk-1943-statistical.html

reich-erwacht.livejournal.com

 

 

КУРСКАЯ БИТВА 1943, оборонительная  (5 – 23 июля) и наступательные (12 июля – 23 августа) операции, проведенные Красной Армией в районе Курского выступа по срыву наступления и разгрому стратегической группировки немецких войск.

Победа Красной Армии под Сталинградом и ее последующее общее наступление зимой 1942/43 г. на огромном пространстве от Балтики до Черного моря, подорвали военную мощь Германии. Чтобы воспрепятствовать упадку морального духа армии и населения  и  росту центробежных тенденций внутри блока агрессоров Гитлер и его генералы решили подготовить и провести на советско-германском фронте крупную наступательную операции. С ее успехом они связывали надежды на возврат утраченной стратегической инициативы и поворот в ходе войны в свою пользу.

Предполагалось, что советские войска первыми перейдут в наступление. Однако в середине апреля Ставка ВГК пересмотрела способ намеченных действий. Причиной тому явились данные советской разведки о том, что немецкое командование планирует провести стратегическое наступление на Курском выступе. Ставка приняла решение измотать противника мощной обороной, затем перейти в контрнаступление и разгромить его ударные силы. Произошел редчайший в истории войн случай, когда сильнейшая сторона, владея стратегической инициативой, преднамеренно предпочла начать боевые действия не наступлением, а обороной. Развитие событий показало, что этот смелый замысел был абсолютно оправдан.

  

К началу курской битвы в составе  Центрального и Воронежского фронтов имелось 1336 тыс. человек, более 19 тыс. орудий и минометов,3444 танка и САУ, 2172 самолета. В тылу Курского выступа был развернут Степной военный округ (с 9 июля – Степной фронт), являвшийся резервом Ставки. Он должен был предотвратить глубокий прорыв как со стороны Орла, так Белгорода, а при переходе в контрнаступление наращивать силу удара из глубины.

Немецкая сторона в состав двух ударных группировок, предназначавшихся для наступления на северном и южном фасе Курского выступа, ввела 50 дивизий, в том числе 16 танковых и моторизованных, что составило около 70 % танковых дивизий вермахта на советско-германском фронте. Всего – 900 тыс. человек, около 10 тыс. орудий и минометов, до 2700 танков и штурмовых орудий, около 2050 самолетов. Важное место в замыслах противника отводилось массированному применению новой боевой техники: танков «тигр» и «пантера», штурмовых орудий «фердинанд», а также новых самолетов «Фоке-Вульф- 190А» и «Хеншель-129».

 

ХОД БИТВЫ. НАКАНУНЕ

С конца марта 1943 г. Ставка советского Верховного Главнокомандования работала над планом стратегического наступления, задача которого состояла в том, чтобы разгромить основные силы группы армий «Юг» и «Центр» и сокрушить вражескую оборону на фронте от Смоленска до Черного моря. Однако в середине апреля на основании данных армейской разведки руководству Красной Армии, стало ясно, что командование вермахта само планирует осуществить удар под основания курского выступа, с целью окружить находящиеся там наши войска.

Замысел наступательной операции под Курском возник в ставке Гитлера сразу после окончания боев под Харьковом в 1943 г. Сама конфигурация фронта в этом районе подталкивала фюрера к нанесению ударов по сходящимся направлениям. В кругах германского командования были и противники такого решения, в частности Гудериан, который, отвечая за производство новых танков для германской армии, придерживался точки зрения, что не следует использовать их в качестве главной ударной силы в большом сражении – это может привести к напрасной растрате сил. Стратегия вермахта на лето 1943 г., по мнению таких генералов, как Гудериан, Манштейн, и ряда других, должна была стать исключительно оборонительной, максимально экономной в плане расхода сил и средств.

Однако основная масса немецких военачальников активно поддерживала наступательные замыслы. Дата операции, получившей кодовое наименование «Цитадель», была определена на 5 июля, а германские войска получили в свое распоряжение большое число новых  танков (Т-VI «Тигр», Т-V «Пантера»). Эти бронированные машины превосходили по своей огневой мощи и бронестойкости основной советский танк Т-34. К началу операции «Цитадель» германские силы групп армий «Центр» и «Юг» получили в свое распоряжение до 130 «тигров» и более чем 200 «пантер». Кроме того, немцы значительно улучшили боевые качества своих старых танков Т-III и Т-IV, оснастив их дополнительными бронированными экранами и поставив на многие машины 88-мм пушку. Всего в ударных группировках вермахта в районе курского выступа к началу наступления находилось около 900 тыс. человек, 2,7 тыс. танков и штурмовых орудия, до 10 тыс. орудий и минометов. На южном крыле выступа сосредотачивались ударные силы группы армий «Юг» под командованием Манштейна, куда входили 4-я танковая армия генерала Гота и группа «Кемпф». На северном крыле действовали войска группы армий «Центр» фон Клюге; ядро ударной группы здесь составляли силы 9-й армии генерала Моделя. Южная германская группа была сильнее северной. Танков у генералов Гота и Кемфа насчитывалось примерно в два раза больше, чем у Моделя.

Ставка ВГК приняла решение не переходить первыми в наступлении, а занять жесткую оборону. Замысел советского командования состоял в том, чтобы вначале обескровить силы противника, выбить его новые танки, и лишь затем, введя в дело свежие резервы, перейти в контрнаступление. Надо сказать, что это был довольно рискованный план. Верховный Главнокомандующий Сталин, его заместитель маршал Жуков, другие представители высшего советского командования хорошо помнили, что еще ни разу с начала войны Красной Армии не удавалось организовать оборону таким образом, чтобы заранее подготовленное немецкое наступление выдохлось на этапе прорыва советских позиций (в начале войны под Белостоком и Минском, затем в октябре 1941 г. под Вязьмой, летом 1942 г. на сталинградском направлении).

Однако Сталин согласился с мнением генералов, советовавших не спешить с началом наступления. Под Курском строилась глубоко эшелонированная оборона, имевшая несколько линий. Она специально создавалась как противотанковая. Кроме того, в тылу Центрального и Воронежского фронтов, занимавших позиции соответственно на северном и южном участках курского выступа, создавался еще один – Степной фронт, призванный стать резервным объединением и вступить в бой в момент перехода Красной Армии в контрнаступление.

Военные заводы страны бесперебойно работали над выпуском танков и самоходных орудий. В войска поступали как традиционные «тридцатьчетверки», так и мощные самоходные орудия СУ-152. Последние могли уже с большим успехом бороться с «Тиграми» и «Пантерами».

В основу организации советской обороны под Курском была положена идея глубокого эшелонирования боевых порядков войск и оборонительных позиций. На Центральном и Воронежском фронтах было возведено 5-6 оборонительных рубежей. Наряду с этим был создан оборонительный рубеж войск Степного военного округа, а по левому берегу р. Дон подготовлен государственный рубеж обороны. Общая глубина инженерного оборудования местности  достигала 250-300 км.

В общей сложности к началу Курской битвы советские войска значительно превосходили противника как в людях, так и в технике. Центральный и Воронежский фронты имели в своем составе около 1,3 млн человек, а стоящий у них за спиной Степной фронт еще дополнительно 500 тыс. чел. В распоряжении всех трех фронтов находилось до 5 тыс. танков и самоходных орудий, 28 тыс. орудий и минометов. Преимущество в авиации также было на советской стороне – 2,6 тыс. у нас против примерно 2 тыс. у немцев.

 

ХОД БИТВЫ. ОБОРОНА

Чем ближе приближалось дата начала операции «Цитадель», тем труднее было скрыть ее подготовку. Уже за несколько дней до начала наступления советское командование получило сигнал, что оно начнется именно 5 июля. Из донесений разведки стало известно, что наступление противника назначено на 3 часа. Штабами Центрального (командующий К.Рокоссовский) и Воронежского (командующий Н.Ватутин) фронтов было принято решение произвести в ночь на 5 июля артиллерийскую контрподготовку. Она началась в 1 час. 10 мин. После того как гул канонады стих, немцы долго не могли прийти в себя. В результате проведенной заранее артиллерийской контрподготовки по районам сосредоточения ударных группировок противника немецкие войска понесли потери и начали наступление на 2,5-3 часа позже запланированного времени. Лишь через некоторое время германские войска смогли начать собственную артиллерийскую и авиационную подготовку. Атака немецких танков и пехотных соединений началась около половины шестого утра.

Немецкое командование преследовало цель таранным ударом прорвать оборону советских войск и выйти к Курску. В полосе Центрального фронта основной удар врага приняли войска 13-й армии. В первый же день немцы ввели здесь в бой до 500 танков. На второй день командование войсками Центрального фронта нанесло по наступавшей группировке контрудар частью сил 13-й и 2-й танковой армий и 19-го танкового корпуса. Наступление немцев здесь было задержано, а 10 июля окончательно сорвано. За шесть дней боев противник вклинился в оборону воск Центрального фронта лишь на 10-12 км.

Первой неожиданностью для германского командования как на южном, так и на северном крыле курского выступа стало то, что советские солдаты не испугались появления на поле боя новых немецких танков «Тигр» и «Пантера».  Более того, советская противотанковая артиллерия и орудия танков, закопанных в землю, открыли эффективный огонь по германским бронированным машинам. И все же толстая броня немецких танков позволила им на некоторых участках пробить советскую оборону и вклиниться в боевые порядки частей Красной Армии. Однако быстрого прорыва не получалось. Преодолев первую оборонительную линию, немецкие танковые подразделения были вынуждены обращаться за помощью к саперам: все пространство между позициями было густо заминировано, а проходы в минных полях хорошо простреливались артиллерией. Пока немецкие танкисты ждали саперов, их боевые машины подвергались массированному огню. Советская авиация сумела удержать за собой господство в воздухе. Все чаще над полем боя появлялись советские штурмовики – знаменитые Ил-2.

Только за первый день боев группировка Моделя, действовавшая на северном крыле курского выступа потеряла до 2/3 из 300 танков, участвовавших в первом ударе. Советские потери также были велики: всего две роты немецких «Тигров», наступавших против сил Центрального фронта, уничтожили за период 5 – 6 июля 111 танков Т-34. К 7 июля немцы, продвинувшись на несколько километров вперед, подошли к крупному населенному пункту Поныри, где завязалось мощное сражение между ударными частями 20, 2 и 9-й немецких танковых дивизий с соединениями советских 2-й танковой и 13-й армий. Итог этого сражения стал крайне неожиданным для немецкого командования. Потеряв до 50 тыс. человек и около 400 танков, северная ударная группировка была вынуждена остановиться. Продвинувшись вперед всего на 10 – 15 км, Модель в итоге растерял ударную мощь своих танковых частей и лишился возможности продолжать наступление.

Тем временем на южном крыле курского выступа события развивались по иному сценарию. К 8 июля ударные подразделения германских моторизованных соединений «Великая Германия», «Райх», «Мертвая голова», лейбштандарта «Адольф Гитлер», нескольких танковых дивизий 4-й танковой армии Гота и группы «Кемпф» сумели вклиниться в советскую оборону до 20 и более км. Наступление первоначально шло в направлении населенного пункта Обоянь, но затем, вследствие сильного противодействия советской 1-й танковой армии, 6-й гвардейской армии и других объединений на этом участке, командующий группой армий «Юг» фон Манштейн принял решение ударить восточнее – в направлении Прохоровки. Именно у этого населенного пункта и завязалось самое большое танковое сражение Второй мировой войны, в котором с обеих сторон приняло участие до ТЫСЯЧИ ДВУХСОТ ТАНКОВ и самоходных орудий.

Сражение под Прохоровкой – понятие во многом собирательное. Судьба противоборствующих сторон решалась не за один день и не на одном поле. Театр боевых действий для советских и немецких танковых соединений представлял местность площадью более 100 кв. км. И тем не менее именно это сражение во многом определило весь последующий ход не только Курской битвы, но и всей летней кампании на Восточном фронте.

9 июня советское командование приняло решение передать из состава Степного фронта на помощь войскам Воронежского фронта 5-ю гвардейскую танковую армию генерала П.Ротмистрова, которому была поставлена задача нанести контрудар по вклинившимся танковым частям противника и заставить их отойти на исходные позиции. Подчеркивалась, необходимость попытки вступить с немецкими танками в ближний бой, чтобы ограничить их преимущества в бронестойкости и огневой мощи башенных орудий.

Сосредоточившись в районе Прохоровки, утром 10 июля советские танки двинулись в атаку. В количественном отношении они превосходили противника в соотношении примерно 3:2, но боевые качества германских танков позволили им уничтожить многие «тридцатьчетверки» еще на подходе к своим позициям. Бои продолжались здесь с утра до самого вечера. Прорвавшиеся вперед советские танки встречались с германскими практически броня к броне. Но этого как раз и добивалось командование 5-й гвардейской армии. Более того, вскоре боевые порядки противников перемешались настолько, что «тигры» и «пантеры» стали подставлять под огонь советских орудий свою боковую броню, которая была не столь прочной, как лобовая. Когда бой к концу 13 июля начал, наконец, затихать, настало время подсчитывать потери. А они были поистине гигантскими. 5-я гвардейская танковая армия практически лишилась своей боевой ударной мощи. Но и немецкие потери не позволили им дальше развивать наступление на прохоровском направлении: у немцев оставалось в строю всего до 250 исправных боевых машин.

Советское командование в спешном порядке перебрасывало к Прохоровке новые силы. Сражения, продолжавшиеся в этом районе 13 и 14 июля, не привели к решительной победе той или другой стороны. Однако противник начал постепенно выдыхаться. В запасе у немцев был 24-й танковый корпус, но посылать его в бой означало лишиться последнего резерва. Потенциал же советской стороны был неизмеримо большим. 15 июля Ставка приняла решение ввести на южном крыле курского выступа силы Степного фронта генерала И.Конева – 27-ю и 53-ю армии при поддержке 4-го гвардейского танкового и 1-го механизированного корпусов. Советские танки в спешном порядке были сосредоточены северо-восточнее Прохоровки и получили приказ 17 июля перейти в наступление. Но участвовать в новом встречном сражении советским танкистам  уже не пришлось. Немецкие части стали постепенно отходить от Прохоровки на свои исходные позиции. В чем дело?

Еще 13 июля Гитлер пригласил к себе в ставку на совещание фельдмаршалов фон Манштейна и фон Клюге. В тот день он приказал продолжить операцию «Цитадель» и не снижать накала боев. Успех под Курском, казалось, был уже не за горами. Однако всего через два дня Гитлера постигло новое разочарование. Его планы рушились. 12 июля перешли в наступление войска Брянского, а затем, с 15 июля Центрального и левого крыла Западного фронтов в общем направлении на Орел (операция «Кутузов»). Немецкая оборона здесь не выдержала и затрещала по швам. Более того, некоторые территориальные успехи на южном крыле курского выступа были сведены на нет после сражения под Прохоровкой.

На совещании в ставке фюрера 13 июля Манштейн попытался убедить Гитлера не прерывать операцию «Цитадель». Фюрер не стал возражать против продолжения атак на южном крыле Курского выступа (хотя на северном крыле выступа сделать это было уже невозможно). Но новые усилия группировки Манштейна не привели к решительному успеху. В итоге 17 июля 1943 г. командование сухопутных войск Германии приказало вывести из состава группы армий «Юг» 2-й танковый корпус СС. Манштейну не оставалось ничего иного, как отступать.

 

ХОД БИТВЫ. НАСТУПЛЕНИЕ

В середине июля 1943 г. началась вторая фаза гигантской битвы под Курском. 12 – 15 июля перешли в наступление Брянский, Центральный и Западные фронты, а 3 августа, после того как войска Воронежского и Степного фронтов отбросили противника на исходные позиции на южном крыле Курского выступа, они приступили к осуществлению Белгородско-Харьковской наступательной операции (операция «Румянцев»). Бои на всех участках продолжали носить чрезвычайно сложный и ожесточенный характер. Положение осложнялось еще и тем, что в полосе наступления Воронежского и Степного фронтов (на юге), а также в полосе Центрального фронта (на севере) главные удары наших войск наносились не по слабому, а по сильному участку вражеской обороны. Такое решение было принято для того, чтобы максимально сократить сроки подготовки к наступательным действиям, застать противника врасплох, т. е. именно в тот момент, когда он был уже измотан, но еще не занял прочную оборону. Прорыв вперед осуществлялся мощными ударными группировками на узких участках фронта с использованием большого количества танков, артиллерии и авиации.

Мужество советских солдат, возросшее мастерство их командиров, грамотное использование в сражениях боевой техники не могло не привести к положительным результатам. Уже 5 августа советские войска освободили Орел и Белгород. В этот день впервые с начала войны в Москве был произведен артиллерийский салют в честь доблестных соединений Красной Армии, одержавших столь блистательную победу. К 23 августа части Красной Армии отбросили противника на запад уже на 140 – 150 км и во второй раз освободили Харьков.

Вермахт потерял в Курской битве 30 отборных дивизий, в том числе 7 танковых; около 500 тыс. солдат убитыми, раненными и пропавшими без вести; 1,5 тыс. танков; более 3 тыс. самолетов; 3 тыс. орудий. Еще большими были потери советских войск: 860 тыс. человек; свыше 6 тыс. танков и САУ; 5 тыс. орудий и минометов, 1,5 тыс. самолетов. Тем не менее соотношение сил на фронте изменилось в пользу Красной Армии. В ее распоряжении находилось несравненно большее количество свежих резервов, чем у вермахта.

Наступление Красной Армии после ввода в бой новых соединений продолжало наращивать свои темпы. На центральном участке фронта начали продвижение к Смоленску войска Западного и Калининского фронтов. Этот старинный русский город, считавшийся еще с XVII в. воротами к Москве, был освобожден 25 сентября. На южном крыле советско-германского фронта части Красной Армии в октябре 1943 г. вышли к Днепру в районе Киева. Захватив с ходу несколько плацдармов на правом берегу реки, советские войска осуществили операцию по освобождению столицы советской Украины. 6 ноября над Киевом взметнулся красный флаг.

Было бы неправильно утверждать, что после победы советских войск в Курской битве дальнейшее наступление Красной Армии развивалось беспрепятственно. Все было намного сложнее. Так, после освобождения Киева противнику удалось нанести мощный контрудар в районе Фастова и Житомира по передовым соединениям 1-го Украинского фронта и причинить нам немалый урон,  приостановив наступление Красной Армии на территории правобережной Украины. Еще более напряженно складывалась ситуация в Восточной Белоруссии. После освобождения Смоленской и Брянской областей советские войска вышли к ноябрю 1943 г. в районы восточнее Витебска, Орши и Могилева. Однако последовавшие затем атаки Западного и Брянского фронтов против занявшей жесткую оборону немецкой группы армий «Центр» не привели к сколько-нибудь значительным результатам. Необходимо было время, чтобы сосредоточить на минском направлении дополнительные силы, дать отдых измотанным в предыдущих боях соединениям и, самое главное, разработать детальный план новой операции по освобождению Белоруссии. Все это произошло уже летом 1944 г.

А в 1943 г.  победы под Курском и затем в битве за Днепр завершили коренной перелом в Великой Отечественной войне. Наступательная стратегия вермахта потерпела окончательный крах. К концу 1943 г. в состоянии войны с державами оси находилось 37 стран. Начался распад фашистского блока. Среди примечательных актов того времени стало учреждение в 1943 г. солдатских и полководческих наград – орденов Славы I, II, и III степени и ордена «Победа», а также в знак освобождения Украины – ордена Богдана Хмельницкого 1, 2 и 3 степеней. Впереди еще предстояла длительная и кровопролитная борьба, но коренной перелом уже произошел.

 

histrf.ru

23 августа Россия отмечает День воинской славы. Ровно 74 года назад, в 1943 году, победой Красной Армии завершилась долгая и страшная Курская битва, длившаяся свыше полутора месяцев — с 5 июля по 23 августа 1943 года. В этой битве, навсегда вошедшей в отечественную и мировую военную историю, гитлеровская армия потерпела очередное сокрушительное поражение от советских войск. Курск и Сталинград — две важнейшие переломные битвы Великой Отечественной войны. Мир еще не знал столь грандиозного и напряженного сражения танковых армий, какое произошло в 1943 году на Курской дуге.

До сих пор наблюдаются достаточно серьезные расхождения в оценке живой силы и вооружения сторон в Курской битве. Так, Министерство обороны РФ называет такую численность личного состава: Красная Армия — 1 млн 336 тыс. военнослужащих, гитлеровская Германия — свыше 900 тыс. военнослужащих. Германские историки обычно говорят о другом соотношении сил — примерно 1,9 млн военнослужащих Красной Армии и 700 тыс. солдат и офицеров германской армии. Это и понятно — германским авторам хочется, чтобы столь впечатляющая победа объяснялась очень существенным численным превосходством советских войск над гитлеровцами.

Итоги курской битвы На самом деле, победа на Курской дуге стала результатом превосходства советских военачальников над асами гитлеровского стратегического планирования. История попытки наступления вермахта на Курском направлении началась с того, что генерал-полковник Курт Цейтцлер, занимавший в 1942-1944 гг. пост начальника генерального штаба сухопутных войск Германии, выступил с предложением организовать наступление на «выступ» Красной Армии, вдававшийся в позиции немецких войск под Курском. Так родился план наступления. Первоначально Адольф Гитлер не соглашался с мнением Цейтцлера, поскольку ряд боевых генералов, включая Вальтера Моделя, рассказывали фюреру о всех сложностях, с которыми германские войска столкнутся в случае реализации проекта. Но в конечном итоге Гитлер принял предложение Цейтцлера. После утверждения плана фюрером наступление германских войск на Курской дуге стало вопросом ближайшего времени.

План операции получил символичное название «Цитадель» — и это не случайно, так как Гитлер хотел подчеркнуть этим названием, что на курском рубеже вермахт обороняет сердце Европы. В операции «Цитадель» Гитлер видел шанс перехватить инициативу и предпринять новое наступление на восток, «отыгравшись» за Сталинград и оттеснив советские войска. К организации операции гитлеровское командование подошло очень серьезно, в том числе и в плане информационной поддержки. Соответствующие указания были даны ведомству пропаганды, поскольку в действующей армии идея наступления становилась все менее популярной. Перед геббельсовскими пропагандистами ставилась задача объяснить личному составу необходимость нового наступления. С другой стороны, в более глобальном масштабе пропагандистское обеспечение операции должно было создать видимость прежней мощи гитлеровских войск, что позволило бы, по мнению гитлеровских штабистов, отсрочить открытие англо-американскими войсками второго фронта в Европе. Итоги курской битвы

Гитлеровскими войсками, принявшими участие в Курской битве, командовали прославленные в боях военачальники Третьего Рейха. На южном (Прохоровском) участке Курской дуги германскими войсками командовал командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн. Талантливый полководец, он имел репутацию лучшего стратега вермахта и пользовался большим доверием фюрера. Группой армий «Центр» командовал генерал-фельдмаршал Ханс Гюнтер фон Клюге, также опытный военачальник. Однако Клюге показал себя противником плана операции «Цитадель», чем заслужил недовольство командования. План «Цитадели» критиковал и генерал-полковник Вальтер Модель, командовавший 9-й армией. Модель настаивал на том, чтобы командование поставило ему большее количество бронетехники, поскольку прекрасно понимал, что расклад сил складывается не в пользу вермахта. Модель требовал от командования и пополнения личным составом подчиненных ему пехотных дивизий.

Итоги курской битвы Против Манштейна, Клюге и Моделя Красная Армия шла в бой под командованием прославленных советских военачальников — маршала Георгия Константиновича Жукова, генерала армии Николая Федоровича Ватутина, генерала армии Ивана Степановича Конева, генерала армии Константина Константиновича Рокоссовского. Курская битва стала наглядным примером конечного превосходства русской армии и русского военного искусства. Это были вынуждены признать и многие выдающиеся германские военачальники. Генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн, руководивший разработкой операции «Цитадель», впоследствии охарактеризовал ее как последнюю попытку Германии сохранить позиции на Восточном фронте. Он также признавал, что Курская битва сыграла решающую роль в войне Германии против Советского Союза. Генерал-полковник Гейнц Вильгельм Гудериан, занимавший во время операции пост генерал-инспектора бронетанковых войск, также подчеркивал, что после провала «Цитадели» инициатива на Восточном фронте полностью перешла к Красной Армии.

Известный военный историк Карл-Хайнц Фризер, посвятивший много времени подробнейшему изучению операции «Цитадель», также солидарен с мнением германских генералов относительно событий на Курской дуге. По мнению историка, битву можно считать той гранью, после которой поражение германских войск в войне на Восточном фронте стало восприниматься и генералитетом, и простыми офицерами и солдатами совершенно в другом свете.

Конечно, о провале всей кампании против Советского Союза ко времени Курской битвы было уже хорошо известно всем, но до Курской битвы еще существовала какая-то надежда. Курск стал откровенным свидетельством приближающегося конца Третьего Рейха. После полного поражения германских войск на Курской дуге Адольф Гитлер был взбешен. Но, не изменяя своему характеру, фюрер тут же возложил всю вину за провал одобренной лично им операции на фельдмаршалов и генералов, осуществлявших непосредственное командование войсками.

Последствия Курской битвы были очень масштабными. По сути, она завершила кардинальный перелом в ходе Великой Отечественной войны, отправной точкой которого стала великая Сталинградская битва. Как известно, Сталинград означал окончательный переход Красной Армии от обороны к стратегическому наступлению на противника. В начале 1943 года была прорвана блокада Ленинграда, развернуто наступление на Северном Кавказе (в том числе освобожден стратегически важный Ростов-на-Дону), начато освобождение Донбасса, а затем и Левобережной Украины.

Колоссально значение Курской битвы и для общих итогов Второй мировой войны. Благодаря победе Красной Армии произошло дальнейшее и очень серьезное ухудшение позиций Германии и ее союзников на всех театрах военных действий. Практически сразу же после начала боев на Курской дуге, войска союзников высадились в Сицилии. Положение фашистской Италии стало катастрофическим. Успеху союзников в Италии способствовали именно действия советских войск на Курской дуге. Красная Армия оттягивала на себя огромные силы гитлеровских войск, не давая германскому командованию возможности перебросить дивизии с Восточного фронта в Италию. В итоге, на юге Европы силы гитлеровцев были недостаточными для того, чтобы успешно противостоять готовящейся высадке англо-американских войск.

Однако, несмотря на очевидную победу Красной Армии в Курской битве и на те последствия, к которым она привела не только для войны на Восточном фронте, но и для всей Второй мировой войны в целом, в наши дни находится большое количество фальсификаторов истории, ставящих своей целью преуменьшить и исказить вклад Советского Союза и Красной Армии в победу над гитлеровской Германии. Первая линия фальсификации пошла еще от тех немецких генералов, офицеров и военных историков, которые объясняли поражение на Курской дуге чистой случайностью. Фактически фальсификаторы недалеко ушли от Адольфа Гитлера, который был уверен, что если бы армиями командовали другие генералы, то вермахт одержал бы победу.

Поражение гитлеровцев в Курской битве обусловливалось не только и не столько человеческим фактором, просчетами командования, сколько целой совокупностью обстоятельств, сложившейся к этому периоду войны. Немаловажную роль играл и героизм советских солдат и офицеров, сравнение с которыми военнослужащие вермахта, при всем их воинском профессионализме и развитом чувстве долга, выиграть не могли. Наши люди сражались на своей земле, за свой народ и свою Родину — и это было главное объяснение тому, что они были готовы драться с врагом до последнего. Тем более, после тех зверств, которые на протяжении двух лет продолжающейся войны творили гитлеровцы на оккупированных территориях.

Вторая линия фальсификации, очень распространенная в последнее время — приписывать победу Красной Армии на Курской дуге успехам англо-американских войск, высадившихся в Сицилии. Мол, союзники, организовав высадку своих дивизий в Италии, отвлекли внимание гитлеровского командования и силы вермахта от Восточного фронта. Одно из достаточно распространенных утверждений фальсификаторов истории — миф о том, что в Италии сражались как раз те гитлеровские дивизии, которых не хватило для победы в Курской битве.

На самом деле, несмотря на первоначальные планы Гитлера направить в Италию с Восточного фронта три дивизии СС, в итоге на Апеннины отправилась только дивизия СС «Лейбштандарт». Причем бронетехника дивизии осталась на Восточном фронте — в распоряжении дивизии «Дас Райх». Вряд ли от присутствия одного лишь пешего личного состава эсэсовской дивизии мог наступить бы кардинальный перелом в Курской битве и гитлеровцы вышли бы из нее победителями.

По сравнению с накалом обстановки на Восточном фронте, в том числе и по сравнению с Курской битвой, бои на Сицилии выглядят очень скромно. Там высадились 13 дивизий, 3 танковые бригады, а также отряды спецназначения союзников. Общая численность высадившихся войск союзников составляла не более 470 тыс. человек. Им противостояли 40 тыс. немецких солдат и около 300 тыс. итальянских военнослужащих, которые были весьма ненадежными и малобоеспособными. Таким образом, войска союзников почти в 10 раз превышали численность гитлеровских войск и относительно боеспособных итальянских частей. Совершенно иная ситуация складывалась на Курской дуге, где, по данным российского военного ведомства, сражались 1,3 млн советских солдат против 900 тыс. немецких солдат.

Этот миф выгоден тем, кто заинтересован в «экспроприации» победы во Второй мировой войне у Советского Союза. Рассуждения о Курской битве, в которой «если бы да кабы» могли бы победить гитлеровцы, прекрасно укладываются в остальную сюжетную линию фальсификации истории Второй мировой войны. Попытка отодвинуть Советский Союз и Красную Армию с позиции настоящего победителя во Второй мировой войне играет на руку США и Великобритании, которые в сочинениях фальсификаторов истории предстают в роли главных борцов с нацизмом, без которых не было бы победы над гитлеровской Германией. Конечно, и США, и Великобритания также внесли огромный вклад в дело победы над Германией и ее союзниками. Он особенно масштабен в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где англо-американские войска противостояли всей мощи Японской империи, а также в Африке, где союзники вели войну против Германии и Италии. Но зачем присваивать себе чужую победу?

Конечно, и для Советского Союза победа в Курской битве далась очень тяжело. Обе стороны понесли колоссальные человеческие потери, по поводу количества которых также существуют многочисленные расхождения. Потери Красной Армии в Курской битве составили 254 470 человек убитыми, пропавшими без вести и попавшими в германский плен. Еще 608 833 человека пришлось на раненых и заболевших. Напомним, что в сражении участвовало, по данным Министерства обороны, 1,3 млн человек, из которых на погибших, пленных, пропавших без вести, больных и раненых приходится более 860 тыс. человек. «В строю» осталось меньшинство участников Курской битвы. Но ценой таких колоссальных потерь Красной Армии все же удалось остановить продвижение гитлеровцев. Примерно такое же соотношение и у гитлеровцев. Из 900 тыс. солдат и офицеров вермахта и СС общие потери, по данным советской стороны, составили примерно 500 тыс. человек.

13 марта 1995 года, в соответствии с федеральным законом «О днях воинской славы (победных днях) России» был установлен День воинской славы России — День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Курской битве в 1943 году. Помянуть в эту памятную дату всех советских воинов — одно из немногих скромных дел, которые мы можем сделать сегодня, по прошествии 74 лет с тех драматических событий. Давно на пенсии люди, родившиеся в далеком 1943 году, но память о тех драматических событиях жива до сих пор.

topwar.ru

 

 

 

«Что дальше?!» Немецкий солдат у разбитого орудия. Курская дуга, 1943 г.

 

Битва на Курской дуге стала одним из важнейших этапов на пути к победе Советского Союза над фашистской Германией. По размаху, напряженности и результатам она стоит в ряду крупнейших битв второй мировой войны. Битва продолжалась менее двух месяцев. За это время на сравнительно небольшой территории произошло ожесточенное столкновение громадных масс войск с привлечением самой современной по тому времени боевой техники. В сражения с обеих сторон было вовлечено более 4 млн. человек, свыше 69 тыс. орудий и минометов, более 13 тыс. танков и самоходных орудий и до 12 тыс. боевых самолетов. Со стороны вермахта в ней участвовало более 100 дивизий, что составляло свыше 43 процентов дивизий, находившихся на советско-германском фронте. Победоносные для Советской Армии танковые сражения явились величайшими во второй мировой войне. «Если битва под Сталинградом предвещала закат немецко-фашистской армии, то битва под Курском поставила ее перед катастрофой».

 

Не сбылись надежды военно-политического руководства «третьего рейха» на успех операции «Цитадель». Советские войска в ходе этой битвы разгромили 30 дивизий, вермахт потерял около 500 тыс. солдат и офицеров, 1,5 тыс. танков, 3 тыс. орудий и более 3,7 тыс. самолетов.

 

Возведение оборонительных рубежей. Курская дуга, 1943 г.

 

Особенно тяжелые поражения были нанесены танковым соединениям гитлеровцев. Из 20 танковых и моторизованных дивизий, принимавших участие в битве под Курском, 7 оказались разгромленными, а остальные понесли значительные потери. Полностью возместить этот урон фашистская Германия уже не могла. Генеральному инспектору бронетанковых войск Германии генерал-полковнику Гудериану пришлось признать:

 

«В результате провала наступления «Цитадель» мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время были выведены из строя. Их своевременное восстановление для ведения оборонительных действий на восточном фронте, а также для организации обороны на Западе, на случай десанта, который союзники грозились высадить следующей весной, было поставлено под вопрос… и уже больше на восточном фронте не было спокойных дней. Инициатива полностью перешла к противнику…».

 

Перед операцией «Цитадель». Справа налево: Г. Клюге, В. Модель, Э. Манштейн. 1943 г

 

Советские войска готовы встретить врага. Курская дуга, 1943 г. (см. комментарии к статье)

 

Провал наступательной стратегии на Востоке заставил командование вермахта изыскивать новые способы ведения войны, с тем чтобы попытаться спасти фашизм от надвигавшегося разгрома. Оно рассчитывало перевести войну в позиционные формы, выиграть время, надеясь внести раскол в антигитлеровскую коалицию. Западногерманский историк В. Хубач пишет: «На восточном фронте немцы сделали последнюю попытку перехватить инициативу, но безуспешно. Неудавшаяся операция «Цитадель» оказалась началом конца немецкой армии. С тех пор немецкий фронт на Востоке так больше и не стабилизировался».

 

Сокрушительный разгром немецко-фашистских армий на Курской дуге свидетельствовал о возросшей экономической, политической и военной мощи Советского Союза. Победа под Курском явилась результатом великого подвига Советских Вооруженных Сил и самоотверженного труда советского народа. Это было новое торжество мудрой политики Коммунистической партии и Советского правительства.

 

Под Курском. На наблюдательном пункте командира 22-го гвардейского стрелкового корпуса. Слева направо: Н. С. Хрущев, командующий 6-й гвардейской армией генерал-лейтенант И. М. Чистяков, командир корпуса генерал-майор Н. Б. Ибянский (июль 1943 г.)

 

Планируя операцию «Цитадель», гитлеровцы возлагали большие надежды на новую технику – танки «тигр» и «пантера», штурмовые орудия «фердинанд», самолеты «Фокке-Вульф-190А». Они полагали, что поступившее в вермахт новое оружие превзойдет советскую боевую технику и обеспечит победу. Однако этого не случилось. Советские конструкторы создали новые образцы танков, самоходно-артиллерийских установок, самолетов, противотанковой артиллерии, которые по своим тактико-техническим данным не уступали, а часто и превосходили подобные системы противника.

 

Сражаясь на Курской дуге, советские воины постоянно ощущали поддержку рабочего класса, колхозного крестьянства, интеллигенции, вооружавших армию превосходной боевой техникой, обеспечивавших ее всем необходимым для победы. Образно говоря, в этой грандиозной битве плечом к плечу с пехотинцем, танкистом, артиллеристом, летчиком, сапером сражались металлист, конструктор, инженер, хлебороб. Ратный подвиг солдат сливался с самоотверженной работой тружеников тыла. Единение тыла и фронта, выкованное Коммунистической партией, создавало незыблемый фундамент боевых успехов Советских Вооруженных Сил. Большая заслуга в разгроме немецко-фашистских войск под Курском принадлежала советским партизанам, развернувшим активные действия в тылу врага.

 

Битва под Курском имела огромное значение для хода и исхода событий на советско-германском фронте в 1943 г. Она создала благоприятные условия для общего наступления Советской Армии.

 

Победа советских войск на Курской дуге имела крупнейшее международное значение. Она оказала большое воздействие на дальнейший ход второй мировой войны. В результате разгрома значительных сил вермахта создались выгодные условия для высадки англо-американских войск в Италии в начале июля 1943 г. Поражение вермахта под Курском прямо повлияло и на замыслы немецко-фашистского командования, связанные с оккупацией Швеции. Ранее разработанный план вторжения гитлеровских войск в эту страну был отменен в связи с тем, что советско-германский фронт поглотил все резервы врага. Еще 14 июня 1943 г. шведский посланник в Москве заявил: «Швеция прекрасно понимает, что если она до сих пор остается вне войны, то только благодаря военным успехам СССР. Швеция признательна за это Советскому Союзу и прямо об этом говорит».

 

Возросшие потери на фронтах, особенно на Востоке, тяжелые последствия тотальной мобилизации и растущее освободительное движение в странах Европы сказались на внутренней обстановке в Германии, на моральном состоянии немецких солдат и всего населения. В стране усиливалось недоверие к правительству, участились критические высказывания в адрес фашистской партии и государственного руководства, росло сомнение в достижении победы. Гитлер пошел на дальнейшее усиление репрессий для укрепления «внутреннего фронта». Но ни кровавый террор гестапо, ни колоссальные усилия пропагандистской машины Геббельса не могли нейтрализовать то влияние, которое оказало поражение под Курском на моральный дух населения и солдат вермахта.

 

Под Курском. Прямой наводкой по наступающему врагу

 

Огромные потери боевой техники и вооружения предъявили новые требования к военной промышленности Германии и еще больше осложнили положение с людскими ресурсами. Привлечение в промышленность, сельское хозяйство и транспорт иностранных рабочих, которым гитлеровский «новый порядок» был глубоко враждебен, подрывало тыл фашистского государства.

 

После поражения в Курской битве еще больше ослабло влияние Германии на государства фашистского блока, ухудшилось внутриполитическое положение стран-сателлитов, усилилась внешнеполитическая изоляция рейха. Катастрофический для фашистской верхушки итог Курской битвы предопределил дальнейшее охлаждение отношений между Германией и нейтральными странами. Эти страны сократили поставки сырья и материалов «третьему рейху».

 

Победа Советской Армии в битве на Курской дуге еще выше подняла авторитет Советского Союза как решающей силы, противостоящей фашизму. Весь мир с надеждой смотрел на социалистическую державу и ее армию, несущую человечеству избавление от нацистской чумы.

 

Победоносное завершение Курской битвы усилило борьбу народов порабощенной Европы за свободу и независимость, активизировало деятельность многочисленных групп движения Сопротивления, в том числе и в самой Германии. Под влиянием побед на Курской дуге народы стран антифашистской коалиции стали еще решительнее выступать с требованием о быстрейшем открытии второго фронта в Европе.

 

Успехи Советской Армии отразились на позиции правящих кругов США и Англии. В самый разгар Курской битвы президент Рузвельт в специальном послании главе Советского правительства писал: «В течение месяца гигантских боев Ваши вооруженные силы своим мастерством, своим мужеством, своей самоотверженностью и своим упорством не только остановили давно замышлявшееся германское наступление, но и начали успешное контрнаступление, имеющее далеко идущие последствия…»

 

Советский Союз может справедливо гордиться своими героическими победами. В Курской битве с новой силой проявилось превосходство советского военного руководства и военного искусства. Она показала, что Советские Вооруженные Силы представляют собой хорошо слаженный организм, в котором гармонически сочетаются все виды и рода войск.

 

Оборона советских войск под Курском выдержала суровые испытания и достигла своих целей. Советская Армия обогатилась опытом организации глубоко эшелонированной обороны, устойчивой в противотанковом и противовоздушном отношении, а также опытом решительного маневра силами и средствами. Широко использовались заранее созданные стратегические резервы, большинство которых было включено в специально созданный Степной округ (фронт). Его войска увеличивали глубину обороны в стратегическом масштабе и приняли активное участие в оборонительном сражении и в контрнаступлении. Впервые в Великой Отечественной войне общая глубина оперативного построения фронтов в обороне достигала 50–70 км. Возросли массирование сил и средств на направлениях ожидаемых ударов противника, а также общие оперативные плотности войск в обороне. Значительно возросла стойкость обороны за счет насыщения войск боевой техникой и вооружением.

 

Противотанковая оборона достигала глубины до 35 км, увеличилась плотность артиллерийского противотанкового огня, более широкое применение нашли заграждения, минирование, противотанковые резервы и подвижные отряды заграждения.

 

Пленные немцы после краха операции «Цитадель». 1943 г.

 

Большую роль в повышении устойчивости обороны играл маневр вторыми эшелонами и резервами, который осуществлялся из глубины и вдоль фронта. Так, например, в ходе оборонительной операции на Воронежском фронте перегруппировкой были охвачены около 35 процентов всех стрелковых дивизий, свыше 40 процентов частей истребительно-противотанковой артиллерии и почти все отдельные танковые и механизированные бригады.

 

В битве на Курской дуге Советские Вооруженные Силы в третий раз в ходе Великой Отечественной войны успешно осуществили стратегическое контрнаступление. Если подготовка контрнаступления под Москвой и Сталинградом протекала в обстановке тяжелых оборонительных боев с превосходящими силами противника, то под Курском сложились иные условия. Благодаря успехам советской военной экономики и целенаправленным организационным мероприятиям по подготовке резервов соотношение сил уже к началу оборонительного сражения сложилось в пользу Советской Армии.

 

В ходе контрнаступления советские войска показали высокое искусство в организации и ведении наступательных операций в летних условиях. Правильный выбор момента перехода от обороны в контрнаступление, тесное оперативно-стратегическое взаимодействие пяти фронтов, успешный прорыв заблаговременно подготовленной обороны противника, умелое ведение одновременного наступления на широком фронте с нанесением ударов на нескольких направлениях, массированное использование бронетанковых войск, авиации и артиллерии – все это имело громадное значение для разгрома стратегических группировок вермахта.

 

В контрнаступлении впервые за время войны стали создаваться вторые эшелоны фронтов в составе одной-двух общевойсковых армий (Воронежский фронт) и мощные группировки подвижных войск. Это позволяло командующим фронтами наращивать удары первого эшелона и развивать успех в глубину или в сторону флангов, прорывать промежуточные оборонительные рубежи, а также отражать сильные контрудары гитлеровских войск.

 

В битве под Курском обогатилось военное искусство всех видов вооруженных сил и родов войск. В обороне артиллерия более решительно массировалась на направлении главных ударов противника, что обеспечивало по сравнению с предыдущими оборонительными операциями создание более высоких оперативных плотностей. Возросла роль артиллерии в контрнаступлении. Плотность орудий и минометов на направлении главного удара наступающих войск достигала 150 – 230 стволов, а максимальная до 250 стволов на километр фронта.

 

В Курской битве советские танковые войска успешно решали самые сложные и разнообразные задачи как в обороне, так и в наступлении. Если до лета 1943 г. танковые корпуса и армии применялись в оборонительных операциях преимущественно для нанесения контрударов, то в битве под Курском они, кроме того, использовались для удержания оборонительных рубежей. Этим достигалась большая глубина оперативной обороны и повышалась ее устойчивость.

 

В ходе контрнаступления бронетанковые и механизированные войска использовались массированно, являясь основным средством командующих фронтами и армиями в завершении прорыва вражеской обороны и развитии тактического успеха в оперативный. Вместе с тем опыт боевых действий в Орловской операции показал нецелесообразность использования танковых корпусов и армий для прорыва позиционной обороны, так как при выполнении этих задач они несли большие потери. На Белгородско-харьковском направлении завершение прорыва тактической зоны обороны было осуществлено передовыми танковыми бригадами, а главные силы танковых армий и корпусов применялись для действий в оперативной глубине.

 

На новую ступень поднялось советское военное искусство в применении авиации. В битве на Курской дуге более решительно осуществлялось массирование сил фронтовой авиации и авиации дальнего действия на главных направлениях, улучшилось их взаимодействие с сухопутными войсками.

 

В полном объеме была применена новая форма использования авиации в контрнаступлении – авиационное наступление, в котором штурмовая и бомбардировочная авиация непрерывно воздействовали на вражеские группировки и объекты, оказывая поддержку наземным войскам. В Курской битве советская авиация окончательно завоевала стратегическое господство в воздухе и тем самым содействовала созданию благоприятных условий для проведения последующих наступательных операций.

 

В битве под Курском успешно выдержали проверку организационные формы родов войск и специальных войск. Танковые армии новой организации, а также артиллерийские корпуса и другие формирования сыграли важную роль в завоевании победы.

 

В сражении на Курской дуге советское командование продемонстрировало творческий, новаторский подход к решению важнейших задач стратегии, оперативного искусства и тактики, свое превосходство над военной школой гитлеровцев.

 

Органы стратегического, фронтового, армейского и войскового тыла приобрели большой опыт всестороннего обеспечения войск. Характерной особенностью организации тыла являлось приближение тыловых частей и учреждений к линии фронта. Это обеспечивало бесперебойное снабжение войск материальными средствами и своевременную эвакуацию раненых и больных.

 

Громадный размах и напряженность боевых действий потребовали большого количества материальных средств, прежде всего боеприпасов и горючего. За период Курской битвы войскам Центрального, Воронежского, Степного, Брянского, Юго-Западного и левого крыла Западного фронтов железнодорожным транспортом было подано из центральных баз и складов 141 354 вагона с боеприпасами, горючим, продовольствием и другими материальными средствами. Воздушным транспортом только войскам Центрального фронта было доставлено 1828 тонн различных снабженческих грузов.

 

Медицинская служба фронтов, армий и соединений обогатилась опытом проведения профилактических и санитарно-гигиенических мероприятий, умелого маневра силами и средствами медико-санитарных учреждений, широкого применения специализированной медицинской помощи. Несмотря на значительные потери, которые несли войска, многие раненые уже в ходе Курской битвы благодаря усилиям военных медиков возвратились в строй.

 

Гитлеровские стратеги для планирования, организации и ведения операции «Цитадель» использовали старые, ставшие шаблоном способы и методы, которые не соответствовали новой обстановке и были хорошо известны советскому командованию. Это признается рядом буржуазных историков. Так, английский историк А. Кларк в работе «Барбаросса» отмечает, что немецко-фашистское командование снова делало ставку на молниеносный удар с широким применением новой боевой техники: Юнкерсы, короткая интенсивная артподготовка, тесное взаимодействие массы танков и пехоты… без должного учета изменившихся условий, за исключением простого арифметического увеличения соответствующих компонентов». Западногерманский историк В. Гёрлитц пишет, что наступление на Курск в основе своей осуществлялось «в соответствии со схемой предыдущих сражений – танковые клинья действовали с целью охвата с двух направлений».

 

Реакционные буржуазные исследователи второй мировой войны приложили немало усилий, чтобы извратить события под Курском. Они стараются реабилитировать командование вермахта, затушевать его промахи и всю вину за провал операции «Цитадель» возложить на Гитлера и его ближайших сподвижников. Это положение было выдвинуто сразу же после окончания войны и упорно отстаивается до настоящего времени. Так, бывший начальник генерального штаба сухопутных сил генерал-полковник Гальдер еще в 1949 г. в работе «Гитлер как полководец», умышленно искажая факты, утверждал, будто весной 1943 г. при выработке плана войны на советско-германском фронте «командующие группами армий и армиями и военные советники Гитлера из главного командования сухопутных сил безуспешно пытались для преодоления большой оперативной угрозы, создавшейся на Востоке, направить его на единственный путь, обещавший успех, – на путь гибкого оперативного руководства, которое, подобно искусству фехтования, заключается в быстром чередовании прикрытия и нанесения удара и компенсирует недостаток сил искусным оперативным руководством и высокими боевыми качествами войск…».

 

Документы свидетельствуют, что просчеты в планировании вооруженной борьбы на советско-германском фронте допустило как политическое, так и военное руководство Германии. Не справилась со своими задачами и разведывательная служба вермахта. Утверждения о непричастности немецкого генералитета к выработке важнейших политических и военных решений противоречат фактам.

 

Не выдерживает критики и тезис о том, что наступление гитлеровских войск под Курском имело ограниченные цели и что провал операции «Цитадель» не может рассматриваться как явление стратегического значения.

 

В последние годы появились работы, в которых дается довольно близкая к объективной оценка ряда событий Курской битвы. Американский историк М. Кейдин в книге «Тигры» горят» характеризует Курскую битву как «величайшее сухопутное сражение, какое когда-либо имело место в истории», и не соглашается с мнением многих исследователей на Западе, что она преследовала ограниченные, вспомогательные» цели. «История глубоко сомневается, – пишет автор, – в немецких утверждениях, будто они не верили в будущее. Все решалось под Курском. То, что случилось там, определяло будущий ход событий». Эта же мысль отражена в аннотации к книге, где отмечается, что битва под Курском «сломала хребет немецкой армии в 1943 году и изменила весь ход второй мировой войны… Немногие за пределами России понимают всю чудовищность этого ошеломительного столкновения. Фактически даже сегодня Советы испытывают горечь, так как они видят, как западные историки умаляют значение русского триумфа под Курском».

 

Почему же последняя попытка немецко-фашистского командования осуществить крупное победоносное наступление на Востоке и вернуть утраченную стратегическую инициативу потерпела крах? Главными причинами провала операции «Цитадель» явились все более крепнущая экономическая, политическая и военная мощь Советского Союза, превосходство советского военного искусства, беспредельный героизм и мужество советских воинов. В 1943 г. советская военная экономика дала боевой техники и вооружения больше, чем промышленность фашистской Германии, использовавшей ресурсы порабощенных стран Европы.

 

Но рост военного могущества Советского государства и его Вооруженных Сил игнорировали нацистские политические и военные руководители. Недооценка возможностей Советского Союза и переоценка собственных сил явились выражением авантюризма фашистской стратегии.

 

С чисто военной точки зрения полный провал операции «Цитадель» в известной мере обусловливался тем, что вермахту не удалось достичь внезапности удара. Благодаря четкой работе всех видов разведки, в том числе и воздушной, советское командование знало о готовящемся наступлении и приняло необходимые меры. Военное руководство вермахта полагало, что мощным танковым таранам, поддержанным массированными действиями авиации, не способна противостоять никакая оборона. Но эти прогнозы оказались необоснованными, танки ценой огромных потерь лишь незначительно вклинились в советскую оборону к северу и югу от Курска и завязли в обороне.

 

Важной причиной краха операции «Цитадель» явилась скрытность подготовки советских войск как к оборонительному сражению, так и к контрнаступлению. Фашистское руководство не имело полного представления о планах советского командования. В подготовленной 3 июля, то есть накануне немецкого наступления под Курском, отделом изучения армий Востока «Оценке действий противника при проведении операции «Цитадель» нет даже упоминания о возможности перехода в контрнаступление советских войск против ударных группировок вермахта.

 

О крупных просчетах немецко-фашистской разведки в оценке сил Советской Армии, сосредоточенных в районе Курского выступа, убедительно свидетельствует отчетная карта оперативного отдела генерального штаба сухопутных сил немецкой армии, подготовленная 4 июля 1943 г. На ней даже сведения о советских войсках, развернутых в первом оперативном эшелоне, отражены неточно. Совсем отрывочные данные немецкая разведка имела о резервах, находившихся на курском направлении.

 

В начале июля положение на советско-германском фронте и возможные решения советского командования оценивались политическими и военными руководителями Германии, по существу, с прежних позиций. Они твердо верили в возможность крупной победы.

 

В сражениях под Курском советские воины проявили мужество, стойкость и массовый героизм. Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили величие их подвига. На знаменах многих соединений и частей засверкали боевые ордена, 132 соединения и части получили гвардейское звание, 26 соединений и частей удостоены почетных наименований Орловских, Белгородских, Харьковских и Карачевских. Более 100 тыс. солдат, сержантов, офицеров и генералов были награждены орденами и медалями, свыше 180 человек удостоены звания Героя Советского Союза, в том числе рядовой В. Е. Бреусов, командир дивизии генерал-майор Л.Н. Гуртьев, командир взвода лейтенант В. В. Женченко, комсорг батальона лейтенант Н. М. Зверинцев, командир батареи капитан Г.И. Игишев, рядовой А.М. Ломакин, помкомвзвода старший сержант X.М. Мухамадиев, командир отделения сержант В. П. Петрищев, командир орудия младший сержант А. И. Петров, старший сержант Г. П. Пеликанов, сержант В. Ф. Черненко и другие.

 

Победа советских войск на Курской дуге свидетельствовала о возросшей роли партийно-политической работы. Командиры и политработники, партийные и комсомольские организации помогли личному составу понять значение предстоящих боев, их роль в победе над врагом. Личным примером коммунисты увлекали за собой бойцов. Политорганы принимали меры, чтобы сохранить и пополнить парторганизации в подразделениях. Это обеспечивало непрерывное партийное влияние на весь личный состав.

 

Важным средством мобилизации воинов на боевые подвиги являлась пропаганда передового опыта, популяризация отличившихся в боях частей и подразделений. Большой вдохновляющей силой обладали приказы Верховного Главнокомандующего с объявлением благодарности личному составу отличившихся войск – они широко пропагандировались в частях и соединениях, зачитывались на митингах, распространялись с помощью листовок. Выписки из приказов вручались каждому воину.

 

Повышению морального духа советских воинов, уверенности в победе способствовала своевременная информация личного состава о событиях в мире и в стране, об успехах советских войск и поражениях противника. Политорганы, партийные организации, проводя активную работу по воспитанию личного состава, сыграли важную роль в достижении побед в оборонительных и наступательных боях. Вместе с командирами они высоко держали знамя партии, были носителями ее духа, дисциплины, стойкости и мужества. Мобилизовывали и вдохновляли воинов на разгром врага.

 

«Гигантская битва на Орловско-Курской дуге летом 1943 года, – отмечал Л. И. Брежнев, – сломала хребет гитлеровской Германии и испепелила ее ударные бронетанковые войска. Всему миру стало ясным превосходство нашей армии в боевом мастерстве, в вооружении, в стратегическом руководстве».

 

 

Победа Советской Армии в битве под Курском открыла новые возможности для борьбы с немецким фашизмом и освобождения временно захваченных врагом советских земель. Прочно удерживая стратегическую инициативу. Советские Вооруженные Силы все шире развертывали общее наступление.

 

 

 

Ссылки по теме:

  • Монумент Курской битве
  • Танковый Армагеддон 1941
  • Битвы и Сражения

 

 

www.pomnivoinu.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.