Год выпуска т 34

Военный журнал

Танки

Самолеты

Танк Т-34Танк Т-34 создан на базе опытного среднего А-32 и принят на вооружение в декабре 1939 года. Конструкция тридцатьчетверки знаменует собой качественный скачок в отечественном и мировом танкостроении. В машине впервые органично сочетаются противоснарядное бронирование, мощное вооружение и надежная ходовая часть. Противоснарядное бронирование обеспечивается не только применением катаных броневых листов большой толщины, но и рациональным их наклоном. При этом соединение листов осуществлялось методом ручной сварки, которая в ходе производства была заменена автоматической сваркой. Танк вооружался 76,2-мм пушкой Л-11, которая была вскоре была заменена более мощной пушкой Ф-32, а затем и Ф-34. Таким образом, по вооружению он соответствовал тяжелому танку КВ-1.


Высокая подвижность обеспечивалась мощным дизельным двигателем и широкими гусеницами. Высокая технологичность конструкции позволила наладить серийное производство Т-34 на семи различных по оснащению машиностроительных заводах. В ходе Великой Отечественной войны наряду с увеличением количества выпускаемых танков, решалась задача по усовершенствованию их конструкции и упрощению технологии изготовления. Сложные для производства первоначальные образцы сварной и литой башни были заменены более простой литой шестигранной башней. Увеличение срока службы двигателя было достигнуто созданием высокоэффективных воздухоочистителей, усовершенствованием системы смазки и введением всережимного регулятора. Замена главного фрикциона более совершенным и введение пятиступенчатой коробки передач вместо четырехступенчатой способствовало повышению средней скорости движения. Более прочные гусеницы и литые опорные катки повысили надежность ходовой части. Таким образом, была повышена надежность танка в целом при одновременном снижении трудоемкости изготовления. Всего в годы войны было выпущено боле 52 тысяч танков Т-34, которые приняли участие во всех сражениях.

Танк Т-34

История создания танка Т-34


13 октября 1937 года Харьковскому паровозостроительному заводу имени Коминтерна (завод № 183) были выданы тактико-технические требования на проектирование и изготовление нового колесно-гусеничного танка БТ-20. Для выполнения этой задачи решением 8-го Главного управления Наркомата оборонной промышленности на заводе создали специальное ОКБ, подчиненное непосредственно главному инженеру. Он получил заводское обозначение А-20. В ходе его проектирования был разработан еще один танк, практически идентичный А-20 по массогабаритным характеристикам. Главным его отличием стало отсутствие привода колесного хода.

Танк Т-34

В результате 4 мая 1938 года на заседании Комитета Обороны СССР были представлены два проекта: колесно-гусеничного танка А-20 и гусеничного А-32. В августе оба они рассматривались на заседании Главного военного совета, были одобрены и в первой половине следующего года выполнены в металле.


Танк Т-34

По своим техническим данным и внешнему виду танк А-32 незначительно отличался от А-20. Он оказался на 1 тонну тяжелее (боевая масса — 19 т), имел такие же габаритные размеры и форму корпуса и башни. Аналогичной была и силовая установка — дизель В-2. Основные отличия заключались в отсутствии привода колесного хода толщине брони (30-мм вместо 25-мм у А-20), 76-мм пушке (на первом образце поначалу установили 45-мм), наличие в ходовой части пяти опорных катков на один борт.

Танк Т-34

Совместные испытания обоих машин проводились в июле — августе 1939 года на полигоне в Харькове и выявили сходство их тактико-технических характеристик, в первую очередь динамических. Максимальная скорость боевых машин на гусеницах была одинаковой — 65 км/ч; средние скорости также примерно равные, причем эксплуатационные скорости танка А-20 на колесах и гусеницах существенно не различались. По результатам испытаний был сделан вывод, что А-32, имевший запас по увеличению массы, целесообразно защищать более мощной броней, соответственно повысив прочность отдельных деталей. Новый танк получил обозначение А-34.


Танк Т-34

В октябре — ноябре 1939 года велись испытания двух машин А-32, догруженных на 6830 кг (до массы А-34). На основании этих испытании 19 декабря танк А-34 приняли на вооружение Красной Армии под индексом Т-34. Официальные лица Наркомата обороны почти до самого начала войны не имели твердого мнения о танке Т-34, уже принятом на вооружение. Руководство завода № 183 не согласилось с мнением заказчика и обжаловало это решение в главке и наркомате, предложив продолжать производство и давать армии танки Т-34 с исправлениями и сокращенным до 1000 км (с 3000) гарантийным пробегом. Точку в споре поставил К. Е. Ворошилов, согласившись с мнением завода. Однако главный недостаток, отмеченный в отчете специалистов НИБТ Полигона — теснота так и не был исправлен.

Танк Т-34

В первоначальном виде танк Т-34 выпуска 1940 года отличался очень высоким качеством обработки броневых поверхностей. В военное время им пришлось пожертвовать ради массового производства боевой машины. Первоначальный производственный план на 1940 год предусматривал выпуск 150 серийных Т-34, но уже в июне это число возросло до 600. Причем производство предполагалось развернуть как на заводе № 183, так и на Сталинградском тракторном (СТЗ), который должен был изготовить 100 машин. Однако план этот оказался далек от реальности: к 15 сентября 1940 года на ХПЗ изготовили только 3 серийных танка, а сталинградские танки Т-34 покинули заводские цеха только в 1941 году.


Танк Т-34

Первые три серийные машины в ноябре-декабре 1940 года подверглись интенсивным испытаниям стрельбой и пробегом по маршруту Харьков-Кубинка-Смоленск-Киев-Харьков. Испытания проводили офицеры НИБТПолигона. Они выявили так много конструктивных недостатков, что усомнились в боеспособности испытываемых машин. ГАБТУ представило отрицательный отчет. Помимо того, что броневые листы устанавливались под большими углами наклона, по толщине брони танк Т-34 выпуска 1940 года превосходил большинство средних машин того времени. Одним из основных недостатков была короткоствольная пушка Л-11.

Танк Т-34 Танк Т-34
Маска пушки Л-11 Маска пушки Ф-34

Первоначально в танк ставили 76-мм пушку Л-11 с длиной ствола в 30,5 калибра, а начиная с февраля 1941 года наряду с Л-11 стали устанавливать 76-мм пушку Ф-34 с длиной ствола в 41 калибр. При этом изменения затронули лишь броневую маску качающейся части пушки. К концу лета 1941 года танки Т-34 выпускались только с пушкой Ф-34, которая производилась на заводе № 92 в Горьком. После начала Великой Отечественной войны постановлением ГКО № 1 к производству танков Т-34 подключался завод «Красное Сормово» (завод № 112 Наркомсудпрома). При этом сормовичам разрешили устанавливать на танки авиадеталей, привезенных из Харькова.

Танк Т-34

Таким образом осенью 1941 года единственным крупным производителем танков Т-34 остался СТЗ. При этом выпуск максимально возможного числа комплектующих постарались развернуть в Сталинграде. Броневой прокат поступал с завода «Красный Октябрь», бронекорпуса сваривались на Сталинградской судоверфи (завод № 264), пушки поставлял завод «Баррикады». Таким образом, в городе был организован практически полный цикл производства. Так же обстояли дела и в Горьком, и в Нижнем Тагиле.

Следует отметить, что каждый завод-изготовитель вносил в конструкцию машины некоторые изменения и дополнения в соответствии со своими технологическими возможностями, поэтому танки Т-34 разных заводов имели свои характерный внешний облик.


Танк Т-34 Танк Т-34
Танк Т-34

Всего за это время было изготовлено 35312 танков Т-34, включая 1170 огнеметных.

Существует таблица производства Т-34, которая несколько отличается по количеству выпущенных танков:

wikiwar.ru

Производство

В 1941 году производили знаменитую модификацию на трех заводах: в Харькове, Сталинграде и на «Красном Сормово» в Горьком. В начале войны, 25 июня, в Совете народных комиссаров СССР приняли постановление, согласно которому советская промышленность должна была значительно увеличить выпуск танков.


Фактически создавалась новая система производства. Ведущая роль в ней отводилась заводу № 183 в Харькове и его конструкторскому бюро. Военные предполагали, что другие объекты промышленности, выпускавшие танк Т-34/76 и вносившие изменения в его конструкцию, будут консультироваться именно с этим предприятием. На практике все вышло иначе. Сумятица войны, эвакуация харьковского завода в Нижний Тагил и другие обстоятельства привели к тому, что неизменными остались только тактико-технические характеристики модели. В остальных деталях продукция разных заводов могла несколько отличаться. Название модификации, однако, было общим. Номер 76 приняли из-за характерной 76-мм пушки.

танк т 34 76

Появление в армии

Военное время заставило несколько упростить и модернизировать производство согласно изменившимся конъюнктурным условиям. В сентябре 1941 года, после лихорадки первых месяцев войны, танк Т-34-76 начал массово поступать в действующую армию. Меньше всего этой военной техники оказалось на северо-западном театре военных действий.

Во-первых, данный ТВД еще долгое время был лишь второстепенным (основные события разворачивались на московском направлении). Во-вторых, Ленинградский фронт оказался изолированным от остальной территории СССР. Отправка танков в блокированный город на Неве являлась чрезвычайно трудным делом. В итоге парк Ленфронта в основном состоял не из массового Т-34/76, а из легких Т-26 и тяжелых КВ («Клим Ворошилов»).

Из тракторов — в танки


К 1 октября на Западном фронте было 566 танков (65 из которых были Т-34/76). Как видно из этих цифр, доля модификации пока оставалась незначительной. Больше всего танк Т-34/76 выпускали и производили в 1943 году, когда он стал самым массовым и узнаваемым советским танком. Ближе к концу войны его вытеснила следующая модификация — Т-34/85.

Осенью 1941 года основным производителем танков стал Сталинградский завод. В довоенное время он создавался как тракторный. В ходе сталинской индустриализации появилось несколько таких предприятий, и все они строились с оглядкой на возможный вооруженный конфликт. Если в мирное время Сталинградский завод производил тракторы, то после нападения Германии он, благодаря особенностям производства, был быстро переквалифицирован в танковый. На место сельскохозяйственной техники пришла техника военная.

подъем танка т 34 76

Испытание зимой

Впервые Т-34/76 заявил о себе как о универсальном танке осенью 1941 года. В те дни немцы всеми своими силами рвались к Москве. В вермахте надеялись на блицкриг и бросали в бой все новые и новые резервы. Советские войска отступали к столице. Бои шли уже в 80 километрах от Москвы. Тем временем очень рано (в октябре) выпал снег и появился снежный покров. В этих условиях легкие танки Т-60 и Т-40С потеряли способность маневрировать. Тяжелые модели страдали от недостатков своей КПП и трансмиссии. В результате на самом решающем этапе войны было решено сделать основным танком Т-34/76. По весу эта машина считалась средней.


Для своего времени советский танк Т-34/76 образца 1941 года был эффективной и качественной техникой. Особенную гордость конструкторов вызывал дизельный двигатель В-2. Противоснарядная броня (важнейший защитный элемент танка) выполняла все поставленные перед ней задачи и надежно оберегала экипаж из 4 человек. Артсистема Ф-34 отличалась скоростной стрельбой, позволяющей быстро расправляться с противником. Именно эти три характеристики заботили специалистов в первую очередь. Остальные особенности танка менялись в самую последнюю очередь.

Герои-танкисты

Танкисты, воевавшие на Т-34/76, прославили себя таким большим количеством подвигов, что перечислить их все просто невозможно. Вот лишь некоторые примеры храбрости экипажей во время битвы за Москву. Сержант Кафорин продолжал вести огонь по противнику, даже когда все его товарищи погибли, а танк был подбит. На следующий день он пересел на другую машину, уничтожил два взвода пехоты, пулеметное гнездо и вражеский командный пункт. В последний раз сержанта Кафорина подбили в деревне Козлово. Он отстреливался, пока не сгорел вместе с танком.

Точно так же в охваченных огнем машинах сражались экипажи лейтенанта Тимербаева и политрука Мамонтова. Командир танковой роты капитан Васильев был ранен, но продолжал отстреливаться. Ему чудом удалось выбраться из машины за несколько минут до взрыва. Позже Васильев получил заслуженное звание Героя Советского Союза. Также особенным упорством отличались красноармейцы 28-й танковой бригады.

танк т 34 76 образца 1941 года

Оборона Москвы

Бронетанковые войска сыграли исключительно важную роль в срыве решающего немецкого наступления на Москву. Они действовали в засадах, перехватывали и обороняли важнейшие пути к столице, удерживая дороги вплоть до подхода подкреплений. При этом командование часто не знало, как обращаться с танками. Сказывалась неопытность и непонимание реалий новейшей техники, в то время как личный состав красноармейцев, наоборот, поражал противника своей смелостью и упорством.

В этот период наиболее эффективно действовала группа, в которую входили пять танковых бригад (тбр): 1-я гвардейская, 27, 28, 23 и 33 тбр. Они подчинялись 16-й армии и прикрывали волоколамское направление. Удары по немцам наносились в основном из засад. Показателен случай, произошедший 16 ноября в подмосковном местечке Сычи. Советские войска заняли оборону в деревне. Танки скрылись в засаде. Вскоре противник попытался установить контроль над Сычами. 80 немецких танков смяли отряды красноармейской пехоты и мотострелковую бригаду. В самый ответственный момент из засады появились советские машины, которые восстановили статус-кво. В бою были уничтожены почти все германские танки и еще две пехотные роты.

танк т 34 76 модель

Модель 1943 года

Основные бои 1943 года проходили в районе южнорусских степей, где имелся простор для ведения маневренных военных действий и использования большой массы техники. Именно тогда основным советским стал танк Т-34/76. Модель перестала выпускаться в Сталинграде. Вместо этого ее производство было перенесено в Омск, Челябинск и Свердловск.

К середине войны завершилась очередная (пусть и незначительная) модернизация Т-34/76. Появились штампованные и шестигранные башни, была внедрена новая коробка передач. В каждом конструкторском бюро ломали голову над тем, как увеличить валовое производство машины, при этом сохранив качество ее функционирования. По сути же, накануне Курской битвы танк Т-34/76 образца 1943 года оставался незначительной модификацией своего предшественника, появившегося в начале войны.

танк т 34 76 образца 1943 года

Недостатки

Между тем в ходе боевых действий во время контрнаступления Красной Армии стали проявляться существенные конструкторские просчеты, которыми отличался советский танк Т-34/76. Его качество стало уступать немецким конкурентам вскоре после поражения вермахта под Сталинградом. В рейхе поняли, что стране пора подготовиться к длительной тотальной войне (а не блицкригу). За счет ухудшения благосостояния населения еще больше ресурсов начало поступать в военные бюджеты. Появились новые модификации немецкой техники.

Первостепенной проблемой для Т-34/76 стала недостаточная маневренность танка. Без нее модель становилась крайне уязвимой. Причиной изъяна была недостаточная быстрота управления трансмиссией. Уже танк Т-34/76 образца 1942 года имел 4-скоростную КПП, в то время как зарубежные машины – 5-6-скоростные. Кроме того, советские коробки переключения передач отличались трудностью в работе. От механика-водителя требовалось много умений и сил для того, чтобы совладать с ней, в то время как немецкие танкисты о таких неудобствах не знали.

Новые противники

Готовясь к важнейшей Курской битве, советское командование рассчитывало на то, что отечественные танки справятся с новыми немецкими моделями без каких-либо серьезных, революционных изменений в своей конструкции. Эту уверенность подкрепляли новые подкалиберные бронебойные боеприпасы, которые появились на вооружении Красной Армии в апреле 1943 года. Однако к тому времени Т-34/76 стали регулярно проигрывать дуэли со своими главными противниками в лице немецких «Пантер».

Курская дуга окончательно развеяла иллюзии Кремля. Новейшие «Тигры», «Фердинанды» и «Пантеры» оказались намного лучше советской техники, отставшей от них на два-три года. Кажется, что такая разница незначительна. На самом деле во время войны технический прогресс в армии набрал колоссальную скорость, из-за чего даже самое малое отставание от противника могло стать роковым.

советский танк т 34 76

Работа над ошибками

Все вышеперечисленные проблемы танка Т-34/76 стали самым серьезным вызовом для советских конструкторов. Работа над ошибками началась незамедлительно. Первым к производству новых коробок переключения передач приступил завод в Свердловске. Появились новые 5-скоростные КПП, а прежние 4-скоростные модернизировались. В производстве приступили к использованию улучшенной износостойкой стали. Также специалисты опробовали новую конструкцию трансмиссии (были обновлены подшипники, узлы передачи и т. д.). Свердловской команде изобретателей удалось внедрить в производство сервопривод главного фрикциона, который заметно облегчил работу механика-водителя.

Модернизированная ходовая часть оказалась еще одним улучшением, которым обзавелся обновленный танк Т-34/76. Фото машин из разных серий внешне могут и не отличаться, но самая главная их разница заключалась во внутреннем устройстве. Были усилены диски опорных катков и ленивец, повышена надежность конструкции и т. д. Кроме того, все танки стали проходить дополнительные заводские испытания.

Снова в деле

В июле 1943 года впервые стали сказываться те улучшения, которые за последние несколько месяцев претерпел танк Т-34/76. Интересные факты оставило после себя знаменитое сражение под Прохоровкой. 5-я гвардейская танковая армия совершила невиданный доселе марш-бросок.

За три дня корпуса с минимальными потерями в личном составе прошли около 350 километров. Совершенно неожиданно для немцев эти соединения навязали бой и сорвали атаку немцев. Противник потерял около четверти своих танков.

танк т 34 76 образца 1942 года

Конец эксплуатации

Другим серьезным испытанием для советской техники стало белорусское наступление 1944 года. Раньше здесь, как и в северо-западной России, появлялись новости о нахождении в болотах утонувших военных машин. В том числе несколько раз производился подъем танка Т-34/76.

В Белоруссии технике приходилось двигаться по песчаным и грунтовым дорогам не самого высокого качества или даже по лесам и топям. При этом времени на техническое обслуживание катастрофически не хватало. Вопреки сложностям новая трансмиссия Т-34/76 справилась со своей задачей и выдержала вояж в 1000 километров (50-70 километров в сутки).

После Белорусской операции эта модель окончательно уступила место следующей, 85-й модификации. Последний сохранившийся танк Т-34/76 был обнаружен на дне реки Дон в Воронежской области. Его подняли на поверхность в июле 2016 года. Находка будет выставлена в музее.

fb.ru

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ТАНКА Т-34

Начиная с 1931 г. на вооружение Красной Армии поступали колесно-гусеничные быстроходные танки типа БТ (БТ-2, БТ-5, БТ-7 и др.), созданные на базе опытного американского танка М1931 конструктора Уолтера Кристи. Эти танки были предназначены для укомплектования самостоятельных танковых и механизированных соединений. С учетом опыта, накопленного в эксплуатации и боевых действиях серийных и опытных танков серии БТ Главное автобронетанковое управление (ГАБТУ) в 1937 г. танковому КБ Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ) им. Коминтерна (завод N 183) выдало задание на проектирование нового колесно-гусеничного танка, способного в будущем заменить танки БТ, получившего впоследствии индекс А-20. Рабочее проектирование было начато в конце 1937 г. в конструкторском отделе, возглавляемом М.И.Кошкиным, предварительная проработка была выполнена под руководством А.Фирсова, который в 1937 году был репрессирован. Новый танк предполагалось вооружить 45 мм танковой пушкой, установить 30 мм броневую защиту. В качестве силовой установки на танке предусматривалось использовать дизельный двигатель В-2, который должен был уменьшить уязвимость танка от огня противника и снизить пожароопасность машины. В отличии от БТ-7, у которого с каждого борта было по одному ведущему колесу, на танке А-20 пришлось делать ведущими по три колеса с каждого борта из-за возросшей до 18 тонн массы машины. Это усложнило и утяжелило конструкцию машины.

Работы по танковому дизелю в Советском Союзе были начаты в начале 30-х годов на базе авиационных в отделе нефтяных двигателей Центрального института авиационного моторостроения, которым заведовал А.Д.Чаромский, и в Украинском научно-исследовательском институте двигателей внутреннего сгорания, который возглавлял Я.М.Майер. В дальнейшем к работе по двигателю был привлечен Харьковский завод. В результате работы на заводе N 75 в 1934 году был создан быстроходный дизель БД-2, основные конструктивные решения двигателя были заложены конструктором Я.Е.Вихманом, отдел возглавлял К.Ф.Челпан. Танковый дизель отличался от авиационного возможностью работы в основном на переменных режимах, с неустановившейся нагрузкой и частым выходом на отдельные частоты вращения, при наличии пыли, повышенном сопротивлении на пути входа воздуха и выпуска отработавших газов. В марте 1935 г. два танка БТ-5 с дизельными двигателями БД-2 были продемонстрированы высшему руководству Советского Союза в Кремле, где получили положительную оценку. В дальнейшем при содействии сотрудников ЦИАН Г.П.Чупахина и М.П.Поддубного на заводе N 183 была доработана конструкция дизелей БД-2 и в декабре 1936 г. они были установлены на танке БТ-7 и прошли полигонные испытания. В 1937 г. в связи с введением литерных обозначений военных изделий двигателю БД-2 был присвоен индекс В-2.

В конструкции этого двигателя было заложено много прогрессивных решений — непосредственный впрыск топлива, штампованный алюминиевый поршень, 4 клапана в каждом цилиндре, несущие силовые шпильки, литая алюминиевая головка и др. В 1939 г. новый дизель В-2 прошел 100-часовые государственные испытания и в декабре был принят к серийному производству. В 1939 г. дизельное производство было выделено в самостоятельный завод N 75, который возглавляли Д.Е.Кочетков и Т.П.Чупахин, начальником конструкторского бюро был назначен И.Я.Трашутин. Первым серийным танком, оснащенным дизельным двигателем В-2 стал БТ-7М, который пошел в серию в 1939 г.Из-за сложности конструкции колесно-гусеничного танка А-20 в КБ завода N183 приступили к разработке инициативного варианта чисто гусеничного танка с противоснарядным бронированием. При этом резко упращалась конструкция машины, значительно снижался ее вес, что давало возможность в дальнейшем повысить броневую защиту танка и усилить вооружение. Первоначально же это не было сделано для того, чтобы обе машины имели одинаковый вес и испытывались в равных условиях.

4 мая 1938 года на заседании Комитета Обороны СССР был рассмотрен проект колесно-гусеничного танка А-20. Корпусу этого танка была придана рациональная форма, он был сварен из катаных броневых листов, башня сварная конической формы. По результатам рассмотрения проекта было высказано пожелание разработать и изготовить схожий, но лучший по бронированию танк на «чисто» гусеничном ходу А-32, разработка которого велась на заводе N 183 в инициативном порядке с учетом опыта боевого применения танков в гражданской войне в Испании и проектирования танков с противоснарядным бронированием.

В связи с усилением противотанковой артиллерии в 1936 году были начаты работы по созданию первых в мировой практике танков с противоснарядным бронированием. Первым отечественным танком с противоснарядным бронированием стал Т-46-5 (объект 11), созданный в 1938 году на Ленинградском заводе опытного машиностроения имени Кирова (завод N 185). Танк при боевом весе в 22 тонны имел 60 мм броневую защиту и литую башню.
Летом 1938 года технические проекты обоих танков — заказанного А-20 и инициативного А-32 были закончены. Их рассмотрение состоялось в августе на Главном военном совете. Большенство присутствующих военноначальников усиленно защищали колесно-гусеничный танк и общее мнение совета явно клонилось в пользу А-20. В это время, по воспоминаниям Я.И.Барана, вмешался И.В.Сталин и предложил наряду с разработкой танка А-20 вести разработку и строительство инициативного варианта А-32, для того что бы провести сравнительные испытания обеих машин.

В конце 1938 г. оба проекта были утверждены Главным военным советом. Срочная разработка чертежей обоих танков потребовала привлечение сотен специалистов, в связи с этим в начале 1939 года были объеденены все танковые бюро завода N183 в единое конструкторское бюро, создав, как выразился М.И.Кошкин, «мощный конструкторский кулак» . Одновременно было прповедено слияние всех опытных цехов в один. Главным конструктором объединенного КБ был назначен М.И.Кошкин, его заместителями — А.А.Морозов, Н.А.Кучеренко, А.В.Колесников и В.М.Дорошенко. В мае 1939 года опытные образцы А-20 и А-32 были изготовлены и предъявлены на испытания. Председателем Государственной комиссии по испытаниям был назначен В.Н.Черняев.

При близкой массе и сохранении основных технических решений, принятых в проекте А-20, этот вариант имел усиленную броневую защиту (30 мм вместо 25 мм у А-20). Позднее 45-мм пушка на А-32 была заменена 76-мм пушкой Л-10 со стволом длиной 26 калибров, которую с 1938 г. стали устанавливать на танках Т-28. Проведенные испытания подтвердили высокие характеристики новых танков. В то же время выявилось отсутствие преимуществ колесно-гусеничного А-20 по скорости хода (максимальная скорость обеих машин составила 65 км/час), а превосходство А-32 в броневой защите и вооружении подкреплялось не только значительно меньшей трудоемкостью производства, но и наличием резерва по увеличению массы танка. Комиссия затруднялась назвать какой нибудь один образец для дальнейших работ. Комиссия затруднялась назвать какой нибудь один вариант для дальнейших работ. В результате в заключении было написано, что оба танка успешно выдержали испытания и вопрос выбора одного повис в воздухе. Даже попытка М.И.Кошкина решить его с командованием Автобронетанкового управление не увенчалась успехом. В сентябре 1939 года был организован генеральный показ танковой техники командованию Красной Армии на подмосковном полигоне, который стал поворотным в судьбе танка А-32. Предпочтение было отдано А-32, который после доработки с целью дальнейшего усиления броневой защиты и прочности конструкции успешно прошел испытания осенью 1939 г.

Скоростной танк А-32 имел сварной корпус из катаных броневых листов, которые имели рациональные углы наклона и сварную башню с наклонными боковыми листами. На танке была установлена 45мм танковая пушка образца 1934 г. и спаренный с ней пулемет ДТ, курсовой пулемет ДТ устанавливался в лобовом листе корпуса. Для наблюдения из танка были установлены два перископа и три щели со стеклоблоками. Танк А-32 был также, как и А-20, оснащен четырехтактным двенадцатицилиндровым V-образным дизелем В-2 жидкостного охлаждения. Механическая силовая передача танка состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения (сталь по стали), четырехскоростной коробки передач с прямозубыми шестернями и передвижными каретками переключения передач, многодисковых бортовых фрикционов сухого трения (сталь по стали) и однорядных бортовых передач. Гусеничный движитель имел 5 на сторону опорных катков большого диаметра с резиновыми шинами, ведущее колесо — заднего расположения, с шестью роликами для закрепления с гребнями траков. На танке А-32 использовался червячный механизм натяжения гусеничных цепей и крупнозвенчатая цепь, состоящая из гребневых и гладких траков, которые располагались последовательно. Танк имел индивидуальную подвеску со спиральными пружинами, которые располагались в бортовых нишах корпуса. Электрооборудование А-32 было выполнено по однопроводной схеме с номинальным напряжением питания 12 и 24 В. Для внутренней связи использовалось танковое переговорное устройство ТПУ-2.

Осенью 1939 года опытный танк А-32 был модернизирован, его вес был доведен до 24 т, имитировалось усиление броневой защиты навешиванием дополнительного груза и он был оснащен 76,2 мм танковой пушкой Л-10, созданной на Ленинградском Кировском заводе.
19 декабря 1939 г. Комитетом Обороны при СНК СССР было издано Постанвление о изготовлении двух опытных образцов гусеничного танка на базе А-32 с толщиной брони 45-мм и с 76-мм танковой пушкой. Этот танк в последствии получил индекс Т-34 (А-34). Толщина брони Т-34 была доведена до 45 мм, установлена 76-мм пушка Л-11 со стволом длиной 30,5 калибра, а масса возросла до 26 т. При выпуске чертежей машины особое внимание уделялось дальнейшему упрощению конструкции машин. В этом большую помощь оказали КБ специалисты технологического бюро во главе с С.В.Ратиновым и Сталинградского тракторного завода, совместное взаимодействие конструкторов и технологов позволило создать технологичную конструкцию, пригодную для массового производства. Изготовление двух опытных Т-34 началось на заводе N 183 в январе 1940 г. 5 марта 1940 г. два опытных Т-34 впервые вышли за пределы завода и совершили пробег по маршруту Харьков — Москва, в пробеге принимал участие М.И.Кошкин. 17 марта машины были продемонстрированы в Кремле высшему руководству страны. После показа машин на Ивановской площаде в Кремле были начаты их полигонные испытания. Танк Т-34 подвергали испытаниям по бронестойкости, его обстреливали прямой наводкой фугасными и бронебойными снарядами. В июне 1940 года оба танка отправили на поверженную линию Маннергейма для преодоления реальных противотанковых препятсвий, а затем через Минск и Киев на родной завод в Харьков. 31 марта было подписано решение ЦК ВКП(б) о серийном производстве танка на заводе N183. До конца года планировалось выпустить 200 танков Т-34. В июле план был увеличен до 600 штук: ХПЗ должен был изготовить 500, а Сталинградский тракторный завод (СТЗ) — 100 танков Т-34. Но серийное производство танка Т-34 двигалось со сбоями, в частности потому, что специалисты испытательного полигона дали отрицательный отзыв о машине, который был включен в отчет по испытаниям ГАБТУ. Заместитель наркома обороны маршал Г.Кулик, утвердивший отчет ГАБТУ практически приостановил производство и приемку танков Т-34. В результате, к 15 сентября 1940 года было выпущено лишь три серийных экземпляра. После доработки танка по замечаниям полигона, Т-34 пошел в серию и к 1 января 1940 г. ХПЗ выпустил 115 машин.

В сентябре 1940 г. ХПЗ был выпущен первый серийный танк. Однако результаты полигонных испытаний Т-34 были признаны ГАБТУ неудовлетворительными, производство и приемка танка остановлены. Лишь с большим трудом Наркомату среднего машиностроения, в ведении которого к тому времени находилось производство танков, удалось добиться возобновления приемки Т-34, сократив гарантийный пробег до 1000 км. План выпуска танков Т-34 в 1940 г. не был выполнен: ХПЗ сдал только 115 машин, а СТЗ — ни одной.
Принявший после смерти М.И.Кошкина (умер 26 сентября 1940 г.) руководство КБ ХПЗ А.А.Морозов сумел не только преодолеть возникшие проблемы, но и повысить его огневую мощь, оснастив танк пушкой Ф-34, существенно превосходившей пушку Л-11. Значительно вырос и выпуск Т-34 — первое полугодие 1941 г. двумя заводами было изготовлено 1110 машин.
Танк Т-34 стал выдающимся достижением отечественного танкостроения. Его отличали надежность конструкции, высокая технологичность, сильное вооружение, мощное бронирование и хорошая подвижность. За создание танка М.И.Кошкин (посмертно), А.А.Морозов и Н.А.Кучеренко были удостоены Государственной премии СССР.

ww2history.ru

История создания Т-34 тесно связана с историей создания А-20.

После того, как основой для будущего танка был выбран А-32, ему приказали увеличить броню до 45 мм. Но металл зря расходовать не стали и сначала проверили его ходовые характеристики, просто погрузив балласт, соответствующий массе дополнительных бронелистов.

Год выпуска т 34

Новый танк с возросшей броней получил заводское обозначение А-34. В октябре-ноябре 1939 года весь завод трудился не покладая рук. Правительство жестко поставило задачу построить 2 образца танка к 7 ноября, чтобы они смогли принять участие в параде. Однако танки так и не построили вовремя. Основные трудности заключались в изготовке броневых листов. При сгибе в определенных местах появлялись трещины. Большие размеры (по тем временам) цельных бронелистов также значительно усложняли работу над ними.

Год выпуска т 34

Тем временем 19 декабря закончились испытания догруженного А-32. В этот же день вышло постановление «О принятии на вооружение РККА танков, бронемашин, артиллерийских тягачей и о производстве их в 1940 г.

Выписка из этого постановления про А-32 (Т-32):

Год выпуска т 34

Позже одним из условий принятия этого танка на вооружение стало преодоление 2000-километрового пробега. Первый А-34 (будущий Т-34) сошел с конвейера завода в январе 1940 года, а второй в феврале. И тут же они были отправлены на заводские испытания пробегом. Однако уже после 250 км у первого сломался двигатель, что еще замедлило “наматывание” пробега.

К концу февраля первая машина прошла 650 км, а вторая — 350. Стало ясно, что к марту “намотать” 2 тыс. км каждой машине не удастся, а ведь именно на март назначены гос.испытания. Было созвано экстренное собрание на заводе, на котором решили, что танки отправятся своим ходом в Москву. Так они и километраж “намотают”, и успеют вовремя. Главой экспедиции был назначен главный инженер и конструктор машины — Михаил Ильич Кошкин.

В ночь на 5-ое и 6-ое марта колонна отправилась в путь. В нее входили 2 танка А-34 и два тягача “Ворошиловец”, один из которых был оборудован под спальные места, а другой — для множества запасных частей и топлива. Маршрут был строго “секретным”, обходил все населенные пункты и мосты.Первая поломка была уже примерно через 80 км после начала пробега. У одного из танков сломался фрикцион, что делало движение танка невозможным. Кошкин решил не ждать, пока танк починят, а принял решение двигаться дальше, предварительно вызвав с завода бригаду для ремонта.

Первый танк прибыл в Москву 12 марта, а уже 17-го марта оба танка были представлены правительству на Ивановской площади Кремля. Этот беспрецедентный перегон тяжело сказался на здоровье конструктора Кошкина. Он заболел пневмонией и умер 26 сентября 1940 года в санатории “Занки”, где проходил лечение.

Сталин лично одобрил машину и сказал обеспечить всем необходимым ХТЗ для серийного производства танка. Танк был принят на вооружение 7 июня 1940 года и выпускался до 1958 года. В Российской Федерации официально танк сняли с вооружения лишь в 1993 году. Некоторые модификации танка до сих пор состоят на вооружении ряда стран Африки, Юго-Восточной Азии и Латинской Америки.

Вооружение танка Т-34

Так как первоначальную пушку Л-11 достаточно быстро сменила Ф-34, остановимся на характеристиках именно Ф-34.

Масса орудия, кг – Около 1700

Боекомплект, сн. — 77

Начальная скорость полета бронебойного снаряда, м/с, — 662

Начальная скорость полета подкалиберного снаряда, м/с, — 950

Начальная скорость полета Оскол.-Фугас. снаряда, м/с, — 680

Прицельная дальность, м, — 1500

Углы вертикальной наводки, град.: -5° +28°

Год выпуска т 34

Бронепробиваемость:

Градусы наклона измеряются по отношению к горизонтальной поверхности.

Бронебойный, На расстоянии 500 м, мм/град. — 84/90°

Бронебойный, На расстоянии 1,5 км, мм/град. — 69/90°

Подкалиберный, На расстоянии 500 м, мм/град. — 100+/90°

Скорострельность, выстр./мин – до 5

Дополнительное вооружение:

Два пулемета ДТ. Один спарен с орудием, второй — курсовой.

Тактико-Технические Характеристики танка Т-34

Масса, т — 25,6

Экипаж, ч — 4.Командир (он же наводчик), Заряжающий, Стрелок-Радист, Механик-Водитель.

Длина корпуса, мм — 5920

Ширина корпуса, мм — 3000

Высота, мм — 2405

Год выпуска т 34

Бронирование

Градусы наклона измерены по отношению к вертикали.

Лоб корпуса (верх), мм/град. 45 / 60°

Лоб корпуса (низ), мм/град. 45 / 53°

Борт корпуса (верх), мм/град. 40 / 40°

Борт корпуса (низ), мм/град. 45 / 0°

Корма корпуса (верх), мм/град. 40 / 47°

Корма корпуса (низ), мм/град. 40 / 45°

Днище, мм 13—16

Крыша корпуса, мм 16—20

Лоб башни, мм/град. 45

Маска орудия, мм/град. 40

Борт башни, мм/град. 45 / 30°

Корма башни, мм/град. 45 / 30°

Крыша башни, мм 15 / 84°

Ходовые качества

Мощность двигателя, л. с. — 500

Максимальная скорость, км/ч — 54(По другим данным — 48).

Запас хода по шоссе, км — 300

Удельная мощность, л. с./т — 19,5

Преодолеваемый подъём, град. — 36°

Боевое применение Т-34

Первый свой боевой опыт Т-34 получил в Великой Отечественной войне. К началу войны было выпущено чуть больше тысячи машин, в приграничных округах находилось 926 «тридцатьчетверок».

Встреча с новыми советскими танками (Т-34 и КВ) стала для немецких войск настоящим сюрпризом. По своим боевым характеристикам Т-34 превосходил практически все имевшиеся на тот момент танки вермахта, однако неудовлетворительное знание экипажами новой техники, тактические просчеты в использовании танков, дефицит боеприпасов, топлива и ремонтно-эксплуатационных средств сводили все преимущества на нет.

В хаосе первых месяцев войны большинство машин было попросту брошено из-за поломок или нехватки топлива. Да и в целом удельный вес «тридцатьчетверок» на фоне БТ-7 и Т-26 был весьма низок.

Ситуация изменилась осенью 1941-го года, когда количество Т-34 в войсках существенно возросло и они стали представлять для немецких танков гораздо более серьезную угрозу, о чем говорят многочисленные свидетельства противоположной стороны.

К концу 1941 года Т-34 становится уже основным советским танком, играя ключевую роль во всех крупных сражениях. Начиная с 1942 года «тридцатьчетверок» выпускается больше, чем всех остальных советских танков вместе взятых.

На Т-34 воевали такие признанные танковые асы, как Д.Ф. Лавриненко (52 уничтоженных немецких танка за 2,5 месяца – лучший результат среди советских танкистов), В.А. Бочковский, Н.Д.Моисеев, К.М. Самохин, А.Ф. Бурда и другие.

Вплоть до битвы на Курской дуге Т-34 продолжал превосходить практически все немецкие танки, однако летом 1943 года ситуация изменилась. Появление новых немецких танков и ПТ-САУ значительно ослабило позиции Т-34, что в конечном счете привело к появлению модификации Т-34-85, постепенно ставшей вытеснять из войск Т-34 с 76-миллиметровой пушкой.

К началу 1945 года Т-34-76 в войсках уже практически не осталось. Некоторое их количество приняло участие в разгроме японской армии.

Т-34 в кино

Несмотря на очень большое число выпущенных Т-34-76, после войны экземпляров этого танка сохранилось мало. Поэтому в фильмах этот танк практически всегда заменяет модификация Т-34-85, как это было, например, в знаменитом сериале «4 танкиста и собака» или в фильме «Горячий снег».

Подлинные экземпляры Т-34-76 присутствуют в следующих кинофильмах:

• «Два бойца»

• «Иван Никулин — русский матрос»;

• «Великий перелом» (были показаны Т-34-76 обр. 1942 года с командирской башенкой и без неё);

• «Жаворонок» (для этого фильма специально реконструировали Т-34-76 на студии Ленфильм).

До сих пор в Свердловской области Вы можете увидеть много танков Т-34, в том числе в музее в Верхней Пышме.

Год выпуска т 34

В военторге «Патриот» вы можете заказать форму Великой Отечественной Войны, знаки различия танковых войск и погоны танкистов ВОВ. А также купить шлемофон танкиста.

patriot66.com

Цитата сообщения Konctanciya О танке Т-34, и товарище Сталине

Если внимательно поизучать историю создания военной техники да наложить её на общую историю тех лет, то и вся история тех лет становится более выпуклой, объёмной и цельной. Потому, что в истории создания оружия, в датах и документах иной раз лучше видно всю возню, вплоть до предательства своей страны, тех лет. Если посмотреть на биографии тех, кто создавал оружие Победы, и тех, кто заваливал армию хламом при Тухачевских, то получится интересная картинка. До 37-го часто были спецы старой, «дореволюционной» школы, с «настоящим высшим образованием», о «потере» которой так стенают сегодня «разоблачители сталинизму». А после— молодняк, комсомольцы, «директора кондитерских фабрик». Это были уже «сталинские спецы», которые после войны создавали уже и ракетно-ядерное оружие.

Конструкторы же танков БТ и Т-26, «спецы» старой школы, просто переделывали и модернизировали лицензионные американские «Кристи» да английские «Викерсы». Они же создавали странные трёх и пятибашенные танки Т-28 и Т-35 («похожие» на английские М-III образца 32 года), с такой же бронёй, как и у лёгких танков и танкеток. Но Т-34 и «КВ» с «ИСами» создавали выходцы уже из советской школы, и эти танки определили будущее развитие всего мирового танкостроения. Теперь уже Запад и весь мир «копировали» наши танки. И сделали это «сталинские спецы».

«Т-34»

Вернёмся к некоторым мифам, связанным с оружием Победы. В советское время появилась сказочка о том, что в 1939 году комсомольцы-конструкторы Кошкина М.И., получив заказ от Наркомата Обороны на изготовление среднего, колёсно-гусеничного танка, с противоснарядной бронёй и пушкой 45 мм, умудрились «тайно» и «полулегально» изготовить ещё и гусеничный вариант подобной машины, с более толстой бронёй и пушкой 76 мм—Т-34. Но на самом-то деле в начале сентября 1938 года комиссия АБТУ РККА под председательством военинженера 1-го ранга Я.Л. Сквирского обязала завод N 183 разработать и изготовить один вариант колесно-гусеничного танка (А-20) с 45-мм пушкой и два гусеничных танка с 76-мм пушками. Т.е. это был заказ заводу от государства в лице Авто Броне Танкового Управления РККА.

С одной стороны этот миф запустили для того, чтобы скрыть след «дела Тухачевского» в истории Т-34. С другой — косвенно показали косность и отсталость «любимцев» Сталина, «красных конников» Ворошилова и Буденного, которые якобы ратовали за создание «кавалерийских» танков типа БТ. А заодно пнули и Сталина, что «мешал» развитию РККА, слушая своих «любимцев», а не «великих стратегов» тухачевских.

В книгах М. Барятинского «Т-34. Лучший танк второй мировой» и «Т-34 в бою» говорится, что в 1937 году Харьковскому паровозостроительному заводу, где с января 37-го главным конструктором одного из трёх танковых КБ (КБ-190) был М.И. Кошкин, была поставлена задача разрабатывать модификации всё того же БТ-7. Танка лёгкого и колёсно-гусеничного, сделанного по лицензии с американского «Кристи». Танка абсолютно тупикового, не имеющего перспектив ни в увеличении толщины брони, ни в увеличении калибра пушки. Кошкин стал упираться и эту работу сорвал, доказывая, что необходимо разрабатывать более мощный, но более простой в изготовлении и эксплуатации средний танк на гусеничном ходу, с опорными катками не тракторного типа как у («среднего») Т-28. Необходим танк принципиально новый, а не пытаться бесконечно «модернизировать» всё те же легкие БТ, пытаясь сделать из них «средний».

Как ни «странно», но Кошкина за «саботаж» и срыв госзаказа не посадили и не расстреляли в том самом «страшном 37-м». Также Кошкин заодно «сорвал» работу по разработке модификации танка БТ— БТ-ИС, которую проводила на этом же заводе группа адъюнкта ВАММ им. Сталина военинженера 3-го ранга А.Я. Дика, прикомандированного к КБ Кошкина на ХПЗ. Видимо у Кошкина нашлись грамотные «покровители» в наркомате среднего машиностроения? Или он изначально действовал по заказу сверху? Похоже, шла подковерная борьба между сторонниками вечной «модернизации» лёгкого БТ (а по сути, топтание на месте и пустая трата «народных» государственных средств) и сторонниками принципиально нового (прорывного) танка среднего класса, отличавшегося от монстров с тремя башнями, типа Т-28.

В итоге в сент. 37-го ХПЗ было предложено изготовить к 1939 году образцы всё того же, колёсно-гусеничного типа, танка БТ-20, с «усиленной» по сравнению с БТ-7 бронёй аж на 3—5 мм и тяжелее на целую тонну. (Отличался этот танк, как и БТ-ИС, от БТ-7 только внешним видом корпуса, имел наклонные листы лобовой и бортовой брони, был уже похож «издалека», на будущую тридцатьчетверку, но движитель оставался всё тот, же колесно-гусеничный).

Для этого на ХПЗ сформировали отдельное усиленное ОКБ во главе с А.Я. Диком, подчинённое непосредственно главному инженеру завода. Прикомандировали 40 с лишним военных слушателей-дипломников из ВАММ и АБТУ, и привлекли конструкторов завода во главе с Морозовым А.А.. Кошкина в этом ОКБ не было (видимо сам отказался работать с колесно-гусеничной машиной, или его отстранили?)

Дальше история тёмная. После того, как в ноябре 37-го это ОКБ прекратило своё существование, и по заводу прошла волна арестов «саботажников и вредителей» вплоть до директора завода И.П. Бондаренко, главного инженера, главного металлурга, начальника дизельного отдела и прочих специалистов, М.И. Кошкин уже с новым руководством завода организовывает новое КБ. Практически с тем же составом конструкторов. Хорошо бы полистать те уголовные дела. Но в результате такой странной чистки от «врагов народа» на заводе, получившем госзаказ на новый танк, работы по техническому проекту этого БТ-20 были сорваны на полтора месяца.

Проект всё же утвердили в АБТУ и рассмотрели на заседании Комитета обороны примерно 30 марта 1938 года, в протоколе которого записали: «Предложение т. Павлова (нач. АБТУ и в будущем командующего ЗапОВО в июне 41-го) о создании заводом N183 гусеничного танка признать целесообразным с усилением бронирования в лобовой части до 30 мм. Башню танка приспособить для установки 76-мм орудия…».

Однако 13 мая 1938 года начальник АБТУ Д. Г. Павлов утвердил уточнённые ТТХ всё того же колёсно-гусеничного БТ-20, правда с утолщённой бронёй и с увеличенными углами наклона корпуса и башни. Масса танка доросла до 16,5 т и он, наконец, стал «средним».

Кошкин, похоже, не переставал биться за гусеничный вариант среднего танка всё это время и в августе 1938 Комитет обороны СССР принял постановление «О системе танкового вооружения», где было сказано, что к июлю 1939 года необходимо разработать образцы танков, у которых пушка, броня и подвижность должны полностью отвечать условиям будущеё войны. И вот тогда-то, в сентябре 1938 года, ХПЗ и получил задание на разработку двух новых образцов. Одного колесно-гусеничного А-20, и гусеничный вариант А-20Г. Лобовая броня у этих машин была всё ещё 20 мм. В начале 1939 года все три заводских танковых КБ были слиты в одно, и главным конструктором стал Кошкин М.И.. Уже через три (!) месяца, к маю 1939 года первые образцы были готовы. К 23 августа 39-го танки прошли заводские и полигонные испытания. А-20Г назвали А-32, и бортовая броня его была уже 30 мм и вот это и была та самая «самодеятельность» команды Кошкина. Также А-32 отличался от А-20 более широкой гусеницей, шириной корпуса на 15 см, имел на один опорный каток больше и значит, имел запас по весу. При этом за счет отсутствия на танке механизмов и приводов для движения на колесах, располагавшихся вдоль бортов, вес А-32 отличался от веса А-20 всего на тонну. А-32 прошел положенный испытательный пробег на гусеницах в 3121 км, и А-20 2931 км (плюс ещё 1308 км на колесах).

23 сентября 39-го эти образцы были показаны уже на полигоне в Кубинке. Присутствовали Ворошилов К.Е. — нарком обороны, Жданов, Микоян, Вознесенский, Павлов Д.Г.—начальник АБТУ, и конструкторы танков. Также испытывались и представлялись новые КВ, СМК, Т-100, и модернизированные БТ-7М, Т-26. По результатам испытаний, и в связи с тем, что А-32 имел запас по весу и уже имел борта толщиной 30 мм, было предложено увеличить лобовую броню А-32 до 45 мм. На заводе спешно стали собирать новые, с усиленной броней Т-32. Гусеница и корпус этих машин стали ещё шире. И 19 декабря 1939 года уже вышло постановление КО при СНК СССР № 443сс «О принятии на вооружение РККА танков, бронемашин, арттягачей и о производстве их в 1940 году», в котором появилось имя—Т-34.

Уже в январе-феврале 1940 года были собраны первые две машины Т-34 и сразу начаты заводские испытания (у одной люк выступающей вперёд рубки механика был над головой, а у другой люк был перед механиком). А на 17 марта(!) уже был назначен правительственный показ в Кремле Сталину. Однако из-за частых поломок тех же новых дизельных двигателей танки не успевали накрутить положенные 3000 км пробега.

Потом была история с перегоном этих гусеничных образцов в Москву своим ходом в марте 1940 года, с поломками и ремонтом в пути одного из танков. Но утром 17-го марта танки стояли на Ивановской площади в Кремле. К ним подошли Сталин, Молотов, Ворошилов, Калинин, Берия и др. Начальник АБТУ Д.Г.Павлов представил машины Сталину. После показательных пробежек по брусчатке, танки остановились на прежнем месте. Танки вождю понравились, и он дал команду оказать необходимую помощь заводу по устранению имеющихся у танков недостатков, на которые ему настойчиво указывали замнаркома обороны по вооружению Г.И. Кулик и начальник АБТУ Д.Г.Павлов. При этом Павлов очень смело говорил Сталину: «Мы дорого заплатим за выпуск недостаточно боеспособных машин».

После показа Сталину танки обстреляли на полигоне из 45-мм пушки (основного калибра противотанковой артиллерии тех лет всех стран Европы) со 100 метров и «манекен остался цел», броня выдержала и двигатель не заглох. Это было в 20-х числах марта 1940 года. 31-го марта было совещание у наркома Ворошилова с Куликом, Павловым, Лихачевым (наркомом среднего машиностроения), Кошкиным и был подписан протокол о постановке Т-34 (с люком в лобовом листе перед механиком-водителем) в серию, в Харькове и на СТЗ, на изготовление 600 штук Т-34 в 1940 году. Недостатки было решено устранять в ходе производства. Но осенью этого же 1940-го, в Кубинке испытали закупленные в Германии два Т-III. И хотя, после сравнительных испытаний, по вооружению (37 мм против 76 мм у Т-34) и бронезащите Т-34 превосходил немецкий танк, но по комфорту, шуму двигателя, плавности хода, и даже скорости по гравийке—УСТУПИЛ!?!

ГАБТУ Д.Г. Павлова представило отчет о сравнительных испытаниях замнаркому по вооружению маршалу Г.И. Кулику. Тот отчет утвердил и приостановил производство и приёмку Т-34, до устранения «всех недостатков» (какие честные и принципиальные были у нас генералы тогда!). Вмешался К.Е. Ворошилов: «Машины продолжать делать, сдавать в армию. Заводской пробег ограничить до 1000 км…» (тот самый «туповатый конник»). При этом все знали, что война будет не сегодня-завтра. Месяцы выкраивали. Павлов входил в военный совет страны, но был ну очень «принципиальный офицер». Может за эту «смелость и принципиальность» Сталин и согласился с назначением героя советского союза Д.Г.Павлова на «главный» округ—ЗапОВО? А вот то, как Павлов смело и принципиально накомандовал в этом округе, сдав Минск на пятый день, стало уже фактом истории. При этом сам Павлов был профессиональным танкистом, воевал на танках в Испании, получил героя Советского Союза за эту войну. О его предложении создать гусеничный танк с противоснарядным бронированием с установкой на этот танк 76 мм пушки (калибр пушек тяжелых танков тех лет!) даже записали в протоколе заседания КО при СНК СССР в марте 1938 года, за два года до этого. Т. е., Павлов лучше других должен был понимать, что за танк перед ним. И именно этот человек делал всё от него зависящее, чтобы сорвать приемку этого танка на вооружение.

Но на самом деле М.И. Кошкин не является отцом Т-34. Скорее он его «отчим», или «двоюродный» отец. Своё деятельность конструктора танков Кошкин начинал на Кировском заводе, в КБ средних и тяжелых танков. В этом КБ он работал над «средними» танками Т-28, Т-29 с противопульной бронёй. Т-29 уже отличался от Т-28 типом шасси, катками и экспериментальной торсионной подвеской, вместо пружинной. Потом этот тип подвески (торсионы) применялись на тяжелых танках «КВ», «ИС». Затем Кошкина переводят в Харьков, в КБ лёгких танков, и видимо с перспективой начала работ по конструированию именно «средних», но на базе лёгкого «БТ». Ему пришлось, выполняя заказ армии, делая лёгкий колесно-гусеничный танк БТ-20 (А-20), добиться того, чтобы хотя бы на его базе сделать гусеничный вариант этой машины—А-20Г, и довести её до того самого Т-34. Рожденный из чертежей лёгкого танка, Т-34 имел проблемы с «теснотой» в танке и прочие недостатки. Также от лёгкого «БТ» Кошкину досталась и шасси (на некоторые Т-34 даже ставили катки от танка «БТ», хотя они были уже необходимых расчетных) и пружинная подвеска. Практически параллельно с «созданием и модернизацией» Т-34, Кошкин проектировал и другой средний танк, Т-34М, имевший другие катки шасси, аналогичные каткам от тяжелых «КВ», с торсионной подвеской, а не пружинной (пример «универсализации» танкового производства, что потом вовсю применяли немцы в производстве своих танков во время Войны), более просторную шестигранную башню с командирской башенкой (её потом поставили на Т-34 в 42-м году). Этот танк даже утвердил Комитет обороны в январе 1941 года. В мае 41-го уже изготовили на Мариупольском металлургическом заводе полсотни этих башен, изготовили первые бронекорпуса, катки, торсионную подвеску (на Т-34 так и осталась «подвеска от БТ»). Но двигатель для него так и не сделали. А начавшаяся война поставила крест на этой модели. Хоть Кошкинское КБ и занималось интенсивной разработкой нового, «родного» танка Т-34М, более «лучшего», но начавшаяся Война потребовала наращивания уже поставленных на конвейер машин, тех, какие есть. А потом всю войну шла постоянная переделка и улучшение Т-34. Её модернизацией занимались на каждом заводе, где собирали Т-34, постоянно добиваясь снижения себестоимости танка. Но всё равно упор делался, прежде всего, на наращивание количества выпускаемых танков и бросание их в бой, особенно осенью-зимой 41-го. «Комфортом» занялись позже.

В 1942 году «кошкинцы» пытались опять предложить армии новый средний танк на замену Т-34 (имевшего кучу «недостатков»), Т-43, с шасси уже аналогичным шасси Т-34, но другим корпусом и более крупной башней, с перспективой установки орудия более крупного калибра. Но Сталин просто запретил работы над этим танком, дав команду все силы направить на улучшение уже существующего Т-34. Барятинский удивлен таким решением. Мол, если бы ставший после Кошкина главным конструктором Морозов А.А. «назвал» новый танк «Иосиф Сталин», как Котин с Духовым, создавшие новый танк «ИС» на смену «КВ», то Сталин наверняка дал бы разрешение на производство Т-43. Как будто Сталин был красной девицей, млеющей от подобной лести. При этом Барятинский сам же приводит результаты проведённых испытаний и заключения комиссий по среднему Т-43 всё с той же 76 мм пушкой, и вариантов среднего Т-34 с более толстой бронёй и 76 мм пушкой большей длины. Всё равно выходило, что при встрече с тяжёлыми «Пантерами» и «Тиграми», появившимися уже в том же 42-м, это ничего не давало. Для борьбы с немецким «зверинцем» на равных необходим был совершенно новый тяжёлый танк аналогичного класса и желательно с более мощным орудием. А на уже существующую и отработанную Т-34 проще и дешевле было поставить новую башню от Т-43 с 85 мм пушкой для борьбы с основным танком Pz-IV и прочей бронетехникой. Поэтому Сталин и согласился заменить тяжёлые «КВ» на аналогичные им, но более мощные «ИСы», но не разрешил менять средние Т-34 на средние же Т-43, так как это ничего не давало в принципе, но приводило к ненужным затратам. По этому пути как раз пришлось пойти немцам. Они тратили время и средства на разработку совершенно новых «супертанков» (против чего Гитлер решительно высказывался перед Войной и на что пошел уже в ходе войны), не имея возможности бесконечно модернизировать свои уже существующие Pz-III, Pz-IV. А история с применением «универсальных» катков для танков, продолжилась, но только после Войны. После Т-34 были Т-44, Т-54, Т-55, имевшие один тип однорядного катка. Конструкторские Бюро тяжелых танков с двухрядными катками, на Урале, создавали Т-62. КБ в Харькове, куда после Войны вернулись «кошкинцы», во главе с Морозовым, создали Т-64 также с двумя рядами катков, как хотели ещё в 1941 году, на Т-34М.

Так что история с Т-34, это как раз пример дальновидности её создателей, заложивших огромный задел для будущих модернизаций, без существенных затрат, на основной базе танка. А также, пример мудрости и экономического расчета главы страны, выбирающего между хорошим и «лучшим» (что иногда враг хорошему). И не дававшего конструкторам «отвлекаться» на перспективные, но разорительный в тот момент для страны образцы. Вот об этом и говорил Сталин конструктору Морозову А.А.: «Вы создали неплохую машину (Т-43). Но в настоящее время у нашей армии уже есть хороший танк Т-34. Сейчас задача состоит в том, чтобы повысить его боевые качества, увеличивать выпуск. Пока завод и КБ не выполнят этих требований действующей армии, нужно запретить отвлекать конструкторов на новые разработки». Потом сделаете свой замечательный танк. А сейчас фронту нужен Т-34.

Подобные решения принимались и после войны, с копированием американской очередной «летающей крепости» В-29. Когда Туполев заявил, что у него готов проект своего двухкилевого бомбардировщика большой дальности, «семинарист-недоучка» приказал просто скопировать уже летающий В-29. Это давало выигрыш во времени в гонке на выживание с Америкой. А уж потом как-нибудь разберёмся с «авторскими правами» и своими новыми самолётами. Так достаточно быстро появился ТУ-4, а конструкторы Туполева занялись проектированием уже реактивных машин. Или история о том, как Королёв на приёме у Сталина пытался помечтать о полетах на Марс. Но «недалёкий Вождь» не оценил мечты Великого Конструктора и запретил ему даже думать о космонавтике и космических кораблях!

Когда разные авторы пытаются на таких примерах показать, мягко говоря «недальновидность» тирана, душившего полёт мысли наших конструкторов новой техники (танков, самолётов, ракет), то не мешало бы им параллельно давать комментарии о том, в каком экономическом состоянии находилась в этот момент страна. И что было бы со страной, если бы вместо работы с ракетой под «бомбу», Королёв возился бы с полётом на Марс. Дали бы американцы нашим конструкторам время на этот «полет мысли»?

www.liveinternet.ru

Рождение Т-34.

Экипаж 5 ТП 112СД возле танка Т-34На протяжении февраля-марта 1940 г, два прототипа Т-34 своим ходом совершили переход из Харькова в Москву. В пробеге непосредственное участие приняли главный конструктор М. Кошкин и конструктор Александр Алексадрович Морозов. Тяжелобольной, Кошкин не раз сам садился за рычаги Т-34. Болезнь прогрессировала и 26.09.40 г М.Кошкин умер. Посмертно за его вклад в создание Т-34 он был награжден Государственной премией.

17 марта 1940г Т-34 в числе других видов военной техники были представлены руководству государства и армии. Танки в целом произвели благоприятное впечатление, и было решено начать производство новых машин на ХПЗ № 183. Плановое задание в 150 машин установленное изначально, вскоре был увеличено в четыре раза. Но из-за производственных трудностей до 1941 года смогли изготовить только 115 средних танка. В сороковом году себестоимость Т-34 составила 429 596 рублей в соответствии с отчетами ХПЗ и 510 000 рублей по сведениям Наркомата среднего машиностроения.

Начало производства.

Танк Т-34 опытный образецЗимой 1940 года, три серийных Т-34 отправились в пробег Харьков-Кубинка-Смоленск для выявления конструктивных недоработок. Офицеры НИИ БТ проводившие испытания обнаружили столько недостатков, что представленный ими отчет не оставил замнаркома обороны маршалу Г.К. Кулику ничего иного как отдать приказ остановить изготовление и приемку Т-34. Взамен было решено ускорить разработку нового среднего танка А-43, с торсионной подвеской и улучшенным бронированием.

Начальник АБТУ Я.Федоров, с которым был согласен Г.К. Кулик, вовсе предлагал оставить в производстве БТ-7M и ускорить работы по Т-50. Руководство харьковского завода, было несогласно со столь нелесной оценкой и предложением поставить крест на своем детище и настояло на продолжении производства, предложив временно снизить втрое гарантийный пробег машины, которая должна была составить тысячу километров. Спор прекратил Ворошилов, который хотя на тот момент и лишился высокой должности наркома, но как будучи членом Политбюро ЦК и как старый большевик не утратил своего влияния, как Сталина, так и на председателя совнаркома Молотова. Именно его рекомендация позволила продолжить производство Т-34, пока его не в производстве сменит Т-43М.

Т-34, седьмой опытный образецНе прошло и полгода, как вторая мировая война показала правильность этого решения. Т-34, производство которых было развернуто в Сталинграде и Харькове, позволило в короткое время организовать их выпуск на предприятиях в тыловых районах в военный период. Начиная с момента освоения в производстве и вплоть до начала войны, новый Т-34 был изготовлен в количестве около 1225 штук. С началом мобилизации промышленности, производство танка подключился горьковский завод «Красное Сормово» (зав. №112 ).

Оценка машины.

В соответствии со штатами 1940 года, «тридцатьчетверки» должны были входить в все вновь организованные механизированные корпуса. В составе каждой из двух танковых дивизий мехкорпуса должно было входить 375 танков, из которых средних танков – 210. В каждой мехдивизии 275 танков, из них семнадцать Т-34. Остальные – легкие танки Т-26 и БТ, в танковые дивизии вошло еще 63 тяжелых танков КВ. Из этого следует, что только для пополнения техникой, согласно штату тридцати вновь сформированным корпусам требовалось не много немало 8760 средних танков новой конструкции.

Танк Т-34 с десантом К серьезным недостаткам танка Т-34, выявленным еще в довоенное время, относили плохой обзор, загруженность командира, не позволяющая ему осуществлять управление танком на протяжении боя. Стесненность экипажа, конструктивная «сырость» узлов и агрегатов. Но будем справедливы, доводка конструкции у тех, же немцев занимала, куда большее время. Танки, на доводку которых потратили сопоставимое время надежностью конструкции или завершенностью конструкции не отличались. Осенью сорок первого года, в условиях крайнего дефицита двигателей В-2, некоторая часть Т-34 оборудовали карбюраторным мотором М-17. Хотя Т-34 несколько терял в средней скорости. Несколько десятков машин, вместо штатного орудия оборудовали 57-мм пушкой. Данные танки несли службу в составе двадцать первой танковой бригады, которая участвовала в обороне Москвы на протяжении осени сорок первого года.

Решение достаточно спорное, поскольку осколочное действие трехдюймового снаряда было гораздо выше, чем пятидесяти семи миллиметрового. Качество снарядов 57-мм снарядов хромало, а БС штатной пушки Т-34 оказалось вполне достаточно для немецких боевых машин. Вопрос об оснащении Т-34 57-мм пушкой, быстро потерял актуальность, поскольку вскоре выпуск таких орудий был и прекращен.

Танк Т-34 шестигранная башняВысокая себестоимость машины, на протяжении сорок первого года, была снижена примерно в два раза, до 249256 руб. Подавляющая часть Т-34 выпуска сорокового года потеряна в сражениях сорок первого. Тогда как танки, выпущенные на протяжении сорок первого — сорок второго годов использовались довольно долгое время. Наиболее долго- на Ленинградском фронте- тамошние Т-34 участвовали в Выборгском наступлении лет сорок четвертого года. На протяжении сорок второго года промышленность изготовила 12 527 машин для фронта. При этом себестоимость удалось еще снизить:

ХПЗ(№183)

«Красное Сормово»

зав.№112

УЗТМ №173
165 810 209 700 273 800 312 700

Главным образом себестоимость Т-34 снижали за счет упрощения машины в производстве. Только в сорок первом году, внесли несколько тысяч улучшений, для упрощения конструкции и технологии производства. Кроме того не следует забывать о широком применении в процессе производства малоквалифицированного труда. 

Интересный факт. В сорок втором году ГАБТУ отказалось оплачивать Т-34 изготовленные заводом «Красное Сормово», по причине большого процента брака. Для разрешения конфликта, руководству завода пришлось обратиться непосредственно к Л.Берия. А вообще, даже И. Сталин как дал объективную оценку продукции этого-то завода «Сормовскими уродами».

Танки в Т-34 заводских цехахТ-34, которые изготовили в 1942 году, отличались от машин предыдущих лет выпуска, не только с виду. Что обусловлено условиями производства: производство разворачивалось в условиях эвакуации, когда предприятия начинали работать буквально под отрытым небом; подавляющую часть занятых рабочих составляли женщины и дети- рабочие мало квалифицированные: примерно 50% — женщины, 15%-старики и 15% дети; не выполнились необходимые для производства технологии.

Все это определило снижение боевых качеств машин 1942-43гг выпуска. Нередко масса Т-34 была выше паспортной, а двигатели развивали гораздо меньшую мощность. С конвейера сходили танки массой в 31-32 тонны, с двигателем мощностью в 320-360л.с. Тогда как по паспорту полагалось иметь вес в 28,5 тонн и двигатель в пятьсот лошадиных сил. Как следствие танки Т-34 развивали скорость по шоссе около тридцати пяти километров в час вместо положенных пятидесяти. Проблем добавляла КПП. Нередко танки Т-34 могли двигаться только на второй или четвертой передаче, на остальных мотор попросту глох. Снизился межремонтный ресурс.

Теме не менее, утверждение, что танк Т-34 был плох, не соответствует истине. Недостатков не был лишен не один из танков Второй мировой войны. Дело в следующем. Если одни нации могли производить бронетехнику в практически мирных, а то и мирных условиях, то СССР разворачивал производство в условиях эвакуации. И поэтому находился в наихудших условиях среди государств – участников Второй мировой войны. 

Например, даже танковая промышленность Германии, не говоря уже ос союзниках, находилась в гораздо более выигрышных условиях. Прагу, в которой выпускали танки и самоходки для немецкой армии, вообще не бомбили, а последняя продукция покинула цеха уже в сорок пятом году во время Пражского восстания.

Поэтому офицеры военной приемки не могли проводить жесткую политику выбраковки Т-34, не соответствующих паспортным характеристикам. Фронт требовал танков, и такие действия могли лишь поспособствовать противнику. В сорок втором году, серьезно встал вопрос самого существования государства, и поэтому выбора особо и не было. 

На Т-34, выпуска сорок второго года, устанавливали башни разной формы. Если поначалу, башни первых танков незначительно отличались друг от башен выпуска сорок первого года, то к концу года Т-34 получили литую башню.

Танки Т-34 в заводских цехуНе соответствует действительности утверждение, что на Т-34 вместо броневой стали использовалась едва не котельную сталь. Правда состоит в том, что из-за дефицита брони, некоторое количество машин имели в структуре бронекорпуса детали из нестандартной брони. В некоторых случаях Т-34 имели катки двух, а иногда и трех типов. Качество брони несколько снизилось вследствие утраты месторождений никеля и марганца, которые были расположены на оккупированной Украине. Но вскоре качество брони удалось повысить до приемлемого, благодаря поставкам из Заполярья. Кроме того исправлению ситуации помогли поставки по ленд-лизу меди, алюминия никеля и других материалов которые были в устойчивом дефиците.

Центры производства.

Всего на протяжении 1940-44гг. промышленность выпустила 350312 Т-34 с 76-мм пушкой. Из них 1170 танков вооруженных огнеметом. Колебания цены в сорок третьем году колебалась от 136 до 141 тысяч рублей на заводе №183 и до 210 700 руб. на заводе №174. Танк Т-34 с 76-мм пушкой выпускался на следующих заводах:

  • Харьковский завод (эвакуирован в Нижний Тагил, сохранил номер и получил наименование УТЗ им. Коминтерна);
  • «Красное Сормово», завод №112 в г.Горький;
  • УЗТМ, в городе Свердловск;
  • Сталинградский тракторный (до конца 04.1942г);
  • ЧТЗ.

  Заключение.

Танки Т-34 выпущенные в сорок втором — сорок третьем году находились в составе танковых частей до конца войны и принимали участие в наступательных операциях того периода. В сорок пятом году часть этих танков была переброшена на Дальний Восток и в Забайкалье. Там Т-34 участвовали в Маньжурской операции. Окончательно танки этой модификации выведены из штатов в конце сороковых годов. 

Описание конструкции танка Т-34.  

Корпуса. 

Харьковские корпуса.    Бронекорпус танка Т-34 на протяжении производства подвергся множеству изменений. Броня для корпуса поступала с г.Мариуполь. Кромки броневых листов соединялись между собой «в четверть», что обеспечивало плотное соединение. Сварка, исключительно ручная, по своему качеству вызывала много нареканий, ходя с виду, выглядела весьма неплохо. Если принять за некую точку отчета появление первого бронекорпуса опытной серии, тогда изменения в конструкцию внесли в мае 1940г.

Первоначально технология производства представляла собой следующий цикл – отпуск бронелиста, термообработка предваряющая гибку листа, обработка торцов, шлифовка поверхностей, штамповка, закалка. Достаточно сложный процесс, который давал много брака. Для упрощения, мариупольские инженеры, рекомендовали разделить лобовой лист на два листа, соединив их балкой. Балку изготавливали штамповкой из бронелиста. И это привело к увеличению веса танка Т-34 на сто килограмм. 

Глубокая выштамповка над люком мехвода, в некоторых случаях заменялась отдельной деталью и приваривалась к лобовому листу. Сварные соединения полностью заменили клепанные в конце лета 1940г. Данный тип бронекорпуса выпускали на протяжении срока производства до эвакуации, и был эталоном для других заводов.

Сталинградские корпуса. Первоначально бронекорпуса собирали из тех же деталей, что и корпуса харьковского производства. Однако отличия все же имелись. Так жалюзи на верхних крышках МО, заменили более простыми по конструкции решетками. Вторым нововведением был буксирный крюк сначала без фиксатора троса, потом с фиксатором. Крюк крепили вначале заклепками, а впоследствии сваркой.

Выштамповку над люком сделали значительно меньше. Одни из трех приборов наблюдения убрали, а оставшиеся два направили вперед. Для уменьшения резко возросшей мертвой зоны мехводу добавили прибор кругового обзора.

После того как Мариупольский завод отправился в эвакуацию основным подрядчиком по производству бронекорпусов стал завод №264. Техническое оснащение завода (Сталинградская судоверфь) не позволяла вести раскрой бронелиста в требуемом количестве по мариупольской технологии. Для исправления ситуации пришлось ввести соединение бронелистов «в шип». Соединение «в четверть» осталось только при соединении крыши БО с лобовым листом. 

Люк трансмиссионного отделения танка Т-34 только литой. Внешне такие люки отличались только тем, что были немного выше и шире, хотя размеры выреза люка остались прежними. Незначительно изменился люк мехвода, вырез под приборы наблюдения стал более пологим. «Подкову» шаровой установки, заменили кольцом.

На следующем этапе изменений отказались от соединения «в шип» крыши корпуса с бортовыми листами. Данный тип бронекорпуса встречается на поздних танках Т-34. Для этого типа корпуса характерно крепление бронезащиты выхлопных патрубков при помощи восьми болтов, а не семи как было ранее.

Сормовские корпуса. Производство бронекорпусов на «Красном Сормово» со сборки с харьковских комплектующих. Ранние сормовские корпуса внешне не отличимы от харьковских. С начала освоения производства бронекорпусов Т-34 начаты работы по адаптации технологии под местные условия. Подобный подход нашел понимание со стороны руководства и соответствующим постановлением наркомата обороны заводу были развязаны руки в этом направлении. Заводу было разрешено вносить любые изменения в ТУ и чертежи при условии не нарушения узловой совместимости.

Тем не менее, в октябре цеха покинули только двадцать танков Т-34. Эти машины оснащались карбюраторными моторами М-17, отличались ли они внешне от дизельных танков неизвестно. Все машины были с корпусами раннего типа, комплектующие для них поставляли для них заводы-смежники.

Первые отличия были сродни отличиям в  бронекорпусах  сталинградского типа, хотя и не аналогичные. Самое заметное отличие — круглый люк доступа к трансмиссии и прямой нижний лист кормы. Большие петли верхнего кормового, который перекрывал нижний лист- наиболее яркое отличие сормовских танков Т-34. Данные петли расположили в небольшом вырезе, геометрические размеры которого были не постоянны, а иногда этот вырез вовсе отсутствовал.

В отличии от своих сталинградских коллег, сормовчане использовали соединение характерной треугольной формы для соединения крыши БО с верхним лобовым листом, а также нижнего лобового с днищем. Также характерную треугольную форму имел выступ предохранявшей прибор наблюдения, установленный на лобовом листе. Сетка, закрывающая жалюзи крепили при помощи трех петель. Разработано и устанавливалось на серийные танки Т-34 буксирное приспособление, для буксировки артиллерийского орудия за танком. Это было сугубо сормовское нововведение.

На следующем этапе, отказались от выштамповки над люком мехвода, а также третьего прибора наблюдения. Также в это время появилась бронемаска пулемета. После отработки нового способа установки орудия появилась возможность отказаться от заднего люка в башне. Еще одной характерной особенностью было множество приваренных к корпусу металлических планок, служивших, по мнению конструкторов от заклинивания узлов танка Т-34 фрагментами снарядов. А также множество разных поручней скоб. 

В сорок третьем году было принято принципиальное решение унифицировать корпуса Т-34. Начались поставки кроя с Урала и корпуса танков различных заводов стали более похожими между собой . Круглый люк в корме увеличили в диаметре и сместили вправо. После освоения автоматической сварки при производстве бронекорпусов Т-34, отказались от шипового соединения листов.

Уральские корпуса. Пройдя несколько этапов эволюции, Нижний Тагил наладил выпуск бронекорпусов нового типа. Основная заслуга в этом принадлежит введению автоматической сварки, а именно институту Патона который эвакуировали на УВЗ. Применение автоматической сварки, для которой предпочтительны прямые длинные швы, обусловило отказ от шипового соединения бронедеталей, за исключением лба корпуса с бортами танка.

К выпуску бронекорпусов УЗТМ подключился весной 1942 года. В начальный период, часть корпусов изготавливали по упрощенной технологии, что было связано с технологическими проблемами. Летом текущего года, задача значительно усложнилась — от завода требовалось наладить выпуск Т-34 целиком. Так же, в этот период к программе производства среднего танка подключился Челябинский завод.

Конструкторская документация по танку Т-34 на оба завода была доставлена из Нового Тагила, тогда как в Омск как из Нижнего Тагила, так и со Свердловска. Как следствие всего этого, так и того что УЗТМ ( и не он единственный) отправлял комплектующие для остальных заводов, бронекорпуса этих заводов не имели хорошо узнаваемых черт, в отличие от предыдущих. 

Известно только о нескольких внешних особенностях. Например, поручни «сборной конструкции», челябинских танков, наподобие тех, что устанавливали на КВ. Но такие, же поручни иногда встречаются и на машинах выпуска других заводов, за исключением омского. Сетка жалюзи, помимо штамповки, выпускалась гнутой, что более характерно для УЗТМ.

Точно известно, что ЧКЗ с 10.10.42г. стал устанавливать кронштейн крепления танковой печи, с 22.10.42г. поручни для десантников, а с января защита пулемета стала закрывать ствол полностью, а не треть. К лобовой балке танка Т-34 приваливали табличку с номером, очень часто только по ней можно определить достоверно место изготовления машины. 

Башни Т-34.

Харьковские башни. Башен первого серийного варианта выпустили всего около 10 штук, две из них предназначены танков, которые собрали для показа членам правительства. Револьверные порты, как и приборы наблюдения, расположены точно по оси башни. Башенный люк плоский с прибором для кругового наблюдения в центре. Некоторые из этих танков Т-34 использовали для целей обучения, а некоторые отправили в армию.

Башни следующей серии уже отличались по своей конструкции. Военные требовали увеличения внутреннего объема, для чего пришлось сместить линию сгиба бортового листа. Как следствие, приборы наблюдения переместились на плоскость направленную под несбольшим углом вперед. Т-34 с такими башнями выпустили около 16 штук в период конец августа — начало сентября 1941 года. Другое требование военных – перенести рацию в корпус из башни выполнили в процессе производства.

На следующем этапе увеличили люк над головой командира, который получил выштамповку. Бронедетали башни выпускал завод в Мариуполе. Здесь же была освоена литая башня. Литая башня была тяжелее на 200 кг, но не имела каких либо преимуществ по противоснарядной стойкости. Основное достоинство – сокращение цикла производства, увеличение выпуска танков Т-34.

Наиболее заметное отличие этого типа — в кормовой нише ликвидировали скос верхней крышки и задний люк для установки пушки увеличенного размера. Бронировка приборов наблюдения Т-34 вначале выполнялась заодно с башней, затем от нее отказались в целях унификации с башней сварной конструкции. В верхнем люке был убран прибор кругового обзора, дыру под который заваривали заглушкой.

Выпуск сварных и литых башен проходил параллельно. При монтаже в башню пушки Ф-34 по обе стороны маски приваривали защитные гребни.

Одновременно утверждены новые изменения. Диаметр башенного кольца Т-34 изменен 1764 на 1785 миллиметра, а высота самой башни увеличена на тринадцать. По обе стороны маски появились литые гребни. Введены петли вентилятора, а также крепление на шести болтах комового люка. В башнях Т-34 раннего выпуска петли к крышке крепили клепками, а к крыше башни болтами для возможности демонтажа. Башни такого вида выпускались минимально до июня 1941 года.

Последние Т-34, которые были изготовлены в Харькове, не имели выреза в люке под прибор кругового наблюдения, а также только один наблюдательный прибор по борту. Начиная с октября 1941 года Харьковский завод начал свою работу на Урале.  

Сормово. Изготовление башен «Красным Сормово» началось аналогично другим заводам, с использования комплектующих из Мариуполя. Однако развитое литейное производство позволило почти сразу перейти к изготовлению собственных башен собственной конструкции. Помимо собственного производства в программе задействованы заводы-смежники Кузнецкий, Кулебакский, Магнитогорский меткомбинаты, а также Новотагильский метзавод.

Башни Сормовского завода отличались от таковых мариупольского более рациональными формами, прежде всего обводов передней части, они были сильнее заострены, а также формой литьевого стыка. Данная мера аналогична «косынкам» сталинградского завода. Вероятно, с февраля сорок второго года башни Т-34 стали комплектовать люком увеличенной толщины с выштамповкой, к этому же времени относят и усиление бронирования маски пушки.

От люка в корме решено было отказаться. Демонтаж пушки в войсковых условиях проводили редко, а кормовой люк увеличивал временные затраты на производство. Предварительно был отработан метод установки пушки Т-34 без кормового люка, как в заводских, так и полевых условиях.

С марта сормовские тридцатьчетверки выпускались без кормового люка, но с бонками удержания домкрата и двумя упорами под гребнями маски. Защитная планка дополняла упоры и предотвращала соскальзывание башни вперед при установке. В средине сорок второго на башне и корпусе установили поручни.

В это же время для командирской панорамы Т-34 и наблюдательного прибора на крыше принята литая бронировка. На передней части стали наносить литьевой номер вначале из трех цифр, затем из четырех. Башни этого типа сохранились в производстве до сорок третьего, уже, когда другие заводы перешли на шестигранные.

Нижний Тагил.  Первые Т-34 собранные в Нижнем Тагиле комплектовали башнями, собранными из мариупольских деталей. Процесс освоения собственных, был осложнен утратой при эвакуации технической документации. Данный эпизод не раз упоминается в мемуаристике, вполне вероятно так оно и было. Так что документацию пришлось восстанавливать в предельно сжатые сроки.

Заформовать целиком башню на имевшихся формовочных столах не представлялось возможным. До получения необходимого для этого оборудования решили формовать из нескольких элементов. Полученная башня Т-34 отличалась от предыдущей рядом новшеств опробованных в Сталинграде, так и собственных нововведений.

Т-34 этого периода комплектовали башнями Кулебакского производства и по ряду свидетельств производства УЗТМ. Башня Нижнего Тагила содержала ряд ясно видимых отличий, таких как:

  • бронировка бортовых наблюдательных приборов, которая обеспечивала больший угол обзора;
  • форма среза верхней части пушечной маски;
  • более длинные накладки маски пушки танка Т-34.

Данный тип находился в производстве с начала и вплоть до зимы сорок второго года, когда ей на смену пришла башня шестигранной формы. В виде исключения, на ремонтных Т-34 могли использоваться детали более поздних лет выпуска.

Часть Т-34 с ранними башнями комплектовали 57-мм пушкой, довольно много башен использовали в качестве ДОТ. Существовали башни, выпущенные для бронекатеров и бронепоездов, со своими незначительными отличиями в конструкции. 

Сталинградское производство. Первоначально сталинградские башни изготавливали из приведенных из Мариуполя деталей, и по виду они не должны отличаться от харьковских. В конце лета сорок второго в производство были внедрены улучшения разработанные, но не внедренные из-за эвакуации в харьковском производстве. Дефицитный прибор наблюдения для заряжающего нередко не устанавливался вовсе, а на его место ставили заглушку. Крышка вентилятора стала откидываться на петле вперед, затем ее сменила неподвижная крышка крестообразной формы.

До самой осени сорок второго конфигурация башен оставалась прежней. С сентября сорок второго, были начаты работы по отработке нового варианта раскроя бронелиста для башен и корпусов, которые были завершены к концу года. Применительно к башням Т-34 этот метод предусматривал отказ от изгиба бортовых листов в кормовой части.

Главной особенностью этих башен было:

  • увеличен размер задней стенки Т-34, которую крепили 8 болтами;
  • крышка вентилятора крестообразной формы;
  • бронировка бортовых наблюдательных приборов улучшающая обзор (вплоть до выработки задела использовались оба типа бронировки);
  • три детали нижней задней части танковой башни, вместо двух;
  • характерной формы прибор наблюдения башенного стрелка.

Некоторые Т-34 имели люк с выштамповкой увеличенной толщины (вплоть до выработки задела использовались оба типа люков). Петли люка приваривали для упрощения конструкции, хотя это усложняло его демонтаж.

На следующем этапе изменений задняя стенка башни сделана несъемной, подобно сормовским Т-34. На корпуса Т-34 приваривали упоры, в задней части бонки для домкратов, в случае необходимости подъема башни для демонтажа пушки. Данный вариант пошел в серию с мая сорок второго.

Орудийная маска вместо правой и левой частей состояла из верхней части с изгибом, а также плоской нижней части. Передняя часть также стала плоской, в следствии чего появилась выступающая нижняя скула. Щиток орудийной маски более короткий в нижней части. Масок существовало два типа:

  • маска первого типа с меньшим углом наклона (существовала недолго);
  • маска с укороченным щитком, выпуска начиная с весны сорок второго.

Помимо Т-34 с сварными башнями, СТЗ выпускал Т-34 с литыми. Поначалу эти башни производили в Мариуполе. Затем, с конца сорок первого поступали башни предположительно Кулебакского завода. Производство собственных литых башен освоено летом сорок второго года, в июле машины с литыми башнями стали покидать заводские цеха. Существовало два варианта — первый имел более округлые очертания скул, а второй внешне повторял сварную башню.

На этом развитие сормовских башен было прекращено. 

Шестигранные башни Сормовского завода.

К выпуску шестигранных башен зав.№112 приспел только лишь к 1943 г. Комплектуя партию танков переходной серии башнями уральского производства ( штампованными и литыми), Сормово осваивало производство собственной башни оригинальной формы.

Характерной особенностью башен сормовского производства является достаточно топорная обрезка литников. Наблюдательная башенка командира танка изготавливалась полосы металла, свернутого в кольцо.

Башенка цилиндрической формы с фаской вверху. Сварной шов закрыт накладкой. Данная примета характерна для всех башенок такого типа. Характерными являются также приливы вокруг оружейных портов. Внешним отличием командирских башенок огнеметных машин являлся ввод антенны в задней части стенки.

Шестигранные башни зав.№122 выпускал нескольких видов, потому что еще зимой сорок четвертого года освоил производство Т-34-85. На крышах поздних шестигранных башен, которые выпускали вместе с башнями Т-34-85, отсутствовали рым-болты, которые заменили на крючья, приваренные к бортам башни, аналогично Т-34-85.

Штампованные башни.

Башни этого типа своим появлением обязаны приказу ГКО об увеличении в два раза выпуск башен на УЗТМ к октябрю сорок второго года. Форсировать  производство литых башен не позволяли производственные мощности. Поэтому было принято решение необычное решение — задействовать для их производства 100000 т. пресс фирмы «Шлеман». 

Под управлением главного инженера Горлицкого Л.Е. коллективом конструкторов спроектирована штампованная башня. Предварительно предполагалось употребить его штамповки из 60 мм проката, однако в виду его острого дефицита, для производства башни стали использовать 45 мм.

Обстрел башни показал, что по снарядной стойкости башни нового образца даже превосходили литые.
С 1.10.1942 года штампованные башни, совместно с литыми пошли на комплектацию машин собственного производства.

С декабря текущего года внутреннее пространство башни несколько увеличили. Объемы выпуска штампованных башен позволили отправлять часть продукции зав. «Красное Сормово» и №183.

Все перемены, введенные в литых башнях, реализовали и в штампованных. Это касается перемычки между двумя люками, а также рым-болтов и наблюдательной башенки оборудованной люком с двумя створками.

Типичным для штампованных башен Т-34 являлось размещение бронеколпака вентилятора — вперед прорезь, а также углубления для наблюдательных приборов на крыше.

После свертывания программы выпуска на УЗТМ танков Т-34 заводам — смежников отправлено от 2050 до 2062 башен литых и штампованных.

ww2tanki.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.