Атомный танк

Атомный танк

В середине 1950-х годов в рамках работ по созданию танка, применимого в условиях ядерной войны, конструкторы из американской компании Chrysler представили необычный проект танка под обозначением TV-8.
Конструкция танка TV-8 – модульная, нижнюю часть можно отделить от основного корпуса для облегчения транспортировки. Кроме того, в отличие от большинства танков, где команда располагается в корпусе, а вращающаяся башня находится выше, у TV-8 весь экипаж, и орудие с пулеметами, и двигатель — все расположено в массивной башне. Танк предполагал наличие экипажа из четырёх человек, но при необходимости им могли управлять всего два человека — водитель и стрелок.

Атомный танк

Сперва предполагалось, что в кормовой части башни будет электрогенератор, который будет питать два двигателя гусеничных движителей, потом рассматривали вариант газотурбинного двигателя, наконец остановились на паровом двигателе, получающем тепло от небольшого атомного реактора, установленного, опять же, в башне.
Танк Chrysler TV-8 был оснащен 90-миллиметровым орудием T208 с гидроцилиндрами.


еприпасы хранились за стальной переборкой, которая отделяла их от отсека экипажа. Два коаксиальных пулемета 30 калибра были расположены впереди, а на крыше находился пулемет 50 калибра, который управляется с пульта дистанционного управления.

Атомный танк

Танк TV-8 был оборудован внешними видеокамерами, которые ретранслировали изображение на экраны в отсеке экипажа. Это было сделано, чтобы экипаж видел окружающую обстановку без необходимости открывать любые люки. Также это должно было защитить экипаж от вспышки тактического ядерного взрыва.
Броня танка состоял из двух слоев вокруг боевого отделения. Внешняя часть была многослойной броней, которая должна была защитить внутренний слой путем отвода струи разрывающихся на ней кумулятивных снарядов. Изогнутая форма башни должна была обеспечивать ее сильную рикошетность. Внутренний слой брони представлял из себя традиционную толстую металлическую обшивку.

Атомный танк

Несмотря на свои 25 тонн веса, танк Chrysler TV-8 мог плавать. Движение по воде должно было производиться с помощью реактивных водометов.
Проект по созданию танка Chrysler TV-8 так и не был реализован. Компания Chrysler не смогла убедить американских военных, что этот необычный танк имеет какие-либо заметные преимущества по сравнению с традиционными боевыми машинами. В 1956 году проект TV-8 был свернут.


Тактико-технические характеристики танка Chrysler TV-8
Боевая масса: 25 тонн;
Экипаж: 4 человека;
Размеры: длина — 8,9 м; ширина – 3,4 м; высота — 2,9 м;
Вооружение: 90-мм орудие Т208; коаксиальный пулемет 0,3 калибра (спаренный), с дистанционным управлением пулемет 0,5 калибра;
Двигатель: Chrysler V-8 паровой двигатель, работающий от атомного реактора, расположенного в башне

zonwar.ru

http://www.popmech.r…578426_full.jpg

Корни этой истории уходят, разумеется, в эпоху атомной романтики – в середину 1950-х. В 1955 году Ефим Павлович Славский – один из корифеев атомной промышленности СССР, будущий глава Минсредмаша, прослуживший на этом посту от Никиты Сергеевича до Михаила Сергеевича, – посетил ленинградский Кировский завод. Именно в беседе с директором ЛКЗ И.М. Синевым впервые прозвучало предложение о разработке мобильной атомной электростанции, которая могла бы питать электроэнергией гражданские и военные объекты, расположенные в отдаленных районах Крайнего Севера и Сибири.
  
Рельсы и гусеницы


Предложение Славского стало руководством к действию, и уже вскоре ЛКЗ в кооперации с Ярославским паровозостроительным заводом подготовил проекты атомного энергопоезда – передвижной АЭС (ПАЭС) небольшой мощности для транспортировки по железной дороге. Предусматривались два варианта – одноконтурная схема c газотурбинной установкой и схема с использованием паротурбинной уста-новки самого локомотива. Вслед за этим к разработке идеи подключились и другие предприятия. По итогам обсуждения зеленый свет был дан проекту Ю.А. Сергеева и Д.Л. Бродера из обнинского Физико-энергетического института (ныне ФГУП «ГНЦ РФ – ФЭИ»). Видимо посчитав, что рельсовый вариант ограничит ареал действия ПАЭС лишь территориями, охваченными железнодорожной сетью, ученые предложили поставить свою электростанцию на гусеницы, сделав ее практически вездеходной.
  
Эскизный проект станции появился в 1957 году, а уже два года спустя было произведено специальное оборудование для постройки опытных образцов ТЭС-3 (транспортируемой электростанции).

В те времена практически все в атомной индустрии приходилось делать «с нуля», однако опыт создания ядерных реакторов для транс-порт-ных нужд (например, для ледокола «Ленин») уже существовал, и на него можно было бы опереться.

Одним из главных факторов, которые приходилось учитывать авторам проекта при выборе тех или иных инженерных решений, была, разумеется, безопасность. С этой точки зрения оптимальной была признана схема малогабаритного двухконтурного водо-водяного реактора. Вырабатываемое реактором тепло отбиралось водой под давлением 130 атм при температуре на входе в реактор 275°С и на выходе – 300°С. Через теплообменник тепло передавалось рабочему телу, в качестве которого также выступала вода. Образовавшийся пар приводил в движение турбину генератора.


Активная зона реактора была спроектирована в виде цилиндра высотой 600 и диаметром 660 мм. Внутри помещались 74 тепловыделяющие сборки. В качестве топливной композиции решили применить интерметаллид (химическое соединение металлов) UAl3, залитый силумином (SiAl). Сборки представляли собой два коаксиальных кольца с этой топливной композицией. Подобная схема была разработана специально для ТЭС-3.

В 1960 году созданное энергетическое оборудование смонтировали на гусеничном шасси, позаимствованном у последнего советского тяжелого танка Т-10, который производился с середины 1950-х до середины 1960-х годов. Правда, для ПАЭС базу пришлось удлинить, так что энергосамоход (так стали называть вездеходы, перевозящие атомную электростанцию) имел десять катков против семи у танка.
  
Энергосамоходы

Но даже при такой модернизации разместить всю энергоустановку на одной машине было невозможно. ТЭС-3 представляла собой комплекс из четырех энергосамоходов.

Первый энергосамоход нес на себе ядерный реактор с транспортируемой биозащитой и специальный воздушный радиатор для снятия остаточного охлаждения.


второй машине монтировались парогенераторы, компенсатор объема, а также циркуляционные насосы для подпитки первого контура. Собственно выработка электроэнергии была функцией третьего энергосамохода, где размещался турбогенератор с оборудованием конденсатно-питательного тракта. Четвертая машина играла роль пункта управления ПАЭС, а также имела резервное энергетическое оборудование. Здесь находились пульт и главный щит со средствами пуска, пусковой дизель-генератор и блок аккумуляторных батарей.

В дизайне энергосамоходов первую скрипку играли лапидарность и прагматизм. Поскольку ТЭС-3 предполагалось эксплуатировать преимущественно в районах Крайнего Севера, оборудование помещалось внутрь утепленных кузовов так называемого вагонного типа. В поперечном сечении они представляли собой шестиугольник неправильной формы, который можно описать как трапецию, поставленную на прямоугольник, что невольно вызывает ассоциацию с гробом.

ПАЭС предназначалась для функционирования только в стационарном режиме, работать «на ходу» она не могла. Чтобы запустить станцию, требовалось расставить энергосамоходы в нужном порядке и соединить их трубопроводами для теплоносителя и рабочего тела, а также электрическими кабелями. И именно на стационарный режим работы была спроектирована биозащита ПАЭС.

Система биозащиты состояла из двух частей: транспортируемой и стационарной. Транспортируемая биозащита перевозилась вместе с реактором. Активная зона реактора помещалась в своего рода свинцовый «стакан», который находился внутри бака. Когда ТЭС-3 работала, бак заливался водой. Слой воды резко снижал активацию нейтронами стенок бака биозащиты, кузова, рамы и прочих металлических частей энергосамохода. После окончания кампании (периода работы электростанции на одной заправке) воду сливали и транспортировка осуществлялась при пустом баке.


Под стационарной биозащитой понимались своего рода боксы из земли или бетона, которые перед пуском ПАЭС требовалось возводить вокруг энергосамоходов, несущих на себе реактор и парогенераторы.
  
Дела так и не нашлось

В августе 1960 года собранную ПАЭС доставили в Обнинск, на испытательную площадку Физико-энергетического института. Меньше чем через год, 7 июня 1961 года, реактор достиг критичности, а 13 октября состоялся энергетический пуск станции. Испытания продолжались до 1965 года, когда реактор отработал свою первую кампанию. Однако на этом история советской мобильной АЭС фактически закончилась. Дело в том, что параллельно знаменитый обнинский институт разрабатывал еще один проект в области малой атомной энергетики. Им стала плавучая АЭС «Север» с аналогичным реактором. Как и ТЭС-3, «Север» проектировался преимущественно для нужд энергообеспечения военных объектов. И вот в начале 1967 года Министерство обороны СССР решило отказаться от плавучей атомной станции.


одно были остановлены работы и по наземной мобильной энергоустановке: ПАЭС была переведена в стояночный режим. В конце 1960-х появилась надежда на то, что детищу обнинских ученых все-таки найдется практическое применение. Предполагалось, что атомная станция могла бы использоваться в нефтедобыче в тех случаях, когда в нефтеносные слои требуется закачать большое количество горячей воды, чтобы поднять ископаемое сырье ближе к поверхности. Рассматривали, к примеру, возможность такого использования ПАЭС на скважинах в районе города Грозного. Но даже послужить кипятильником для нужд чеченских нефтяников станции не удалось. Хозяйственная эксплуатация ТЭС-3 была признана нецелесообразной, и в 1969 году энергоустановку пол-ностью законсервировали. Навсегда.
  
Для экстремальных условий

Как это ни удивительно, но с кончиной обнинской ПАЭС история советских мобильных атомных электростанций не прекратилась. Другой проект, о котором несомненно стоит рассказать, представляет собой весьма курьезный пример советского энергетического долгостроя. Начало ему было положено еще в начале 1960-х, но некий осязаемый результат он принес лишь в горбачевскую эпоху и вскоре был «убит» резко усилившейся после чернобыльской катастрофы радиофобией. Речь идет о белорусском проекте «Памир 630Д».

В определенном смысле можно сказать, что ТЭС-3 и «Памир» соединяют родственные связи. Ведь одним из основателей белорусской ядерной энергетики стал А.К. Красин – бывший директор ФЭИ, принимавший непо-средственное участие в проектировании первой в мире АЭС в Обнинске, Белоярской АЭС и ТЭС-3. В 1960 году его пригласили в Минск, где ученый вскоре был избран академиком АН БССР и назначен директором отделения атомной энергетики Энергетического института белорусской Академии наук. В 1965 году отделение было преобразовано в Институт ядерной энергетики (ныне Объединенный институт энергетических и ядерных исследований «Сосны» НАН).


В одну из поездок в Москву Красин узнал о существовании государственного заказа на проектирование передвижной атомной электростанции мощностью 500–800 кВт. Наибольший интерес к такого рода энергоустановке проявляли военные: им требовался компактный и автономный источник электричества для объектов, находящихся в отдаленных и отличающихся суровым климатом районах страны – там, где нет ни железных дорог, ни ЛЭП и куда довольно сложно доставить большое количество обычного топлива. Речь могла идти об электропитании радиолокаторных станций или пусковых установок ракет.

С учетом предстоящего использования в экстремальных климатических условиях к проекту предъявлялись особые требования. Станция должна была работать при большом разбросе температур (от –50 до +35°С), а также при высокой влажности. Заказчик требовал, чтобы управление энергоустановкой было максимально автоматизировано. При этом станция должна была вписываться в железнодорожные габариты О-2Т и в габариты грузовых кабин самолетов и вертолетов с размерами 30х4,4х4,4 м.


одолжительность кампании АЭС определялась в не менее чем 10 000 часов при времени непрерывной работы не более 2000 часов. Время развертывания станции должно было составлять не более шести часов, а демонтаж необходимо было уложить в 30 часов.
Кроме того, проектировщикам следовало придумать, как снизить расходование воды, которая в условиях тундры ненамного доступнее солярки. Именно это последнее требование, практически исключавшее применение водяного реактора, во многом определило судьбу «Памира-630Д».

Оранжевый дым

Генеральным конструктором и главным идейным вдохновителем проекта стал В.Б. Нестеренко, ныне член-корреспондент белорусской Национальной академии наук. Именно ему принадлежит идея использовать в реакторе для «Памира» не воду или расплавленный натрий, а жидкую тетраокись азота (N2O4) – причем одновременно в качестве теплоносителя и рабочего тела, так как реактор мыслился одноконтурным, без теплообменника.

Тетраоксись азота была выбрана, естественно, не случайно, так как это соединение обладает весьма интересными термодинамическими свойствами, такими как высокая теплопроводность и теплоемкость, а также низкая температура испарения. Его переход из жидкого в газообразное состояние сопровождается химической реакцией диссоциации, когда молекула тетраокиси азота распадается сначала на две молекулы диокиси азота (2NO2), а затем на две молекулы окиси азота и одну молекулу кислорода (2NO+O2). При увеличении количества молекул объем газа или его давление резко возрастают.
В реакторе, таким образом, стало возможным реализовать замкнутый газожидкостный цикл, который давал реактору преимущества в эффективности и компактности.


Осенью 1963 года белорусские ученые представили свой проект мобильной атомной станции на рассмотрение научно-технического совета Государственного комитета по использованию атомной энергии СССР. Тогда же на суд членов НТС были вынесены аналогичные проекты ФЭИ, ИАЭ им. Курчатова и ОКБМ (Горький). Предпочтение отдали белорусскому проекту, однако лишь десять лет спустя, в 1973 году, в ИЯЭ АН БССР было создано специальное конструкторское бюро с опытным производством, которое приступило к конструированию и стендовым испытаниям узлов будущего реактора.

Одной из самых главных инженерных задач, которую предстояло решать создателям «Памира-630Д», стала отработка устойчивого термодинамического цикла с участием теплоносителя и рабочего тела нетрадиционного типа. Для этого применялся, например, стенд «Вихрь-2», представлявший собой фактически турбогенераторный блок будущей станции. В нем нагрев тетраоксида азота производился с помощью турбореактивного авиадвигателя ВК-1 с форсажной камерой.
Отдельную проблему представляла собой высокая коррозионная агрессивность тетраоксида азота, особенно в местах фазовых переходов – кипения и конденсации. Если же в контур турбогенератора попала бы вода, N2O4, прореагировав с ней, немедленно дала бы азотную кислоту со всеми ее известными свойствами. Противники проекта так и говорили порой, что, дескать, белорусские ядерщики намерены растворить в кислоте активную зону реактора. Частично проблема высокой агрессивности тетраоксида азота была решена добавлением в теплоноситель 10% обычной моноокиси азота. Этот раствор получил название «нитрин».

Тем не менее применение тетраоксида азота увеличивало опасность использования всего ядерного реактора, особенно если вспомнить, что речь идет о мобильном варианте АЭС. Подтверждением тому стала гибель одного из сотрудников КБ. Во время опыта из разорвавшегося трубопровода вырвалось оранжевое облачко. Находившийся поблизости человек ненамеренно вдохнул ядовитый газ, который, прореагировав с водой в легких, превратился в азотную кислоту. Спасти несчастного не удалось.
  
Зачем снимать колеса?

Впрочем, проектировщики «Памира-630Д» внедрили в свой проект ряд конструктивных решений, которые были призваны повысить безопасность всей системы. Во-первых, все процессы внутри установки, начиная от пуска реактора, управлялись и контролировались с помощью бортовых ЭВМ. Два компьютера работали параллельно, а третий находился в «горячем» резерве. Во-вторых, была реализована система аварийного охлаждения реактора за счет пассивного перетекания пара через реактор из части высокого давления в часть конденсатора. Наличие большого количества жидкого теплоносителя в технологическом контуре позволяло в случае, например, обесточивания эффективно отводить тепло от реактора. В-третьих, важным «страховочным» элементом конструкции стал материал замедлителя, в качестве которого был выбран гидрид циркония. При аварийном повышении температуры гидрид циркония разлагается, и выделяемый водород переводит реактор в глубоко подкритичное состояние. Реакция деления прекращается.

За экспериментами и испытаниями шли годы, и те, кто задумывал «Памир» в начале 1960-х годов, смогли увидеть свое детище в металле лишь в первой половине 1980-х. Как и в случае с ТЭС-3, белорусским конструкторам понадобилось несколько машин для размещения на них своей ПАЭС. Реакторный блок монтировался на трехосном полуприцепе МАЗ-9994 грузоподъемностью 65 т, в роли тягача для которого выступал МАЗ-796. Кроме реактора с биозащитой в этом блоке размещались система аварийного расхолаживания, шкаф распределительного устройства собственных нужд и два автономных дизель-генератора по 16 кВт. Такая же связка МАЗ-767 – МАЗ-994 везла на себе и турбогенераторный блок с оборудованием электростанции.
Дополнительно в кузовах КРАЗов передвигались элементы системы автоматизированного управления защиты и контроля. Еще один такой грузовик перевозил вспомогательный энергоблок с двумя стокиловаттными дизель-генераторами. Итого пять машин.
«Памир-630Д», как и ТЭС-3, был рассчитан на стационарную работу. По прибытии на место дислокации монтажные бригады устанавливали рядом реакторный и турбогенераторный блоки и соединяли их трубопроводами с герметичными сочленениями. Блоки управления и резервная энергоустановка ставились не ближе 150 м от реактора, чтобы обеспечить радиационную безопасность персонала. С реакторного и турбогенераторного блока снимали колеса (прицепы устанавливались на домкратах) и отвозили их в безопасную зону. Все это, конечно, в проекте, ибо реальность оказалась иной.
  
Реактор, которого испугались

Электрический пуск первого реактора состоялся 24 ноября 1985 года, а спустя пять месяцев случился Чернобыль. Нет, проект не был немедленно закрыт, и в общей сложности экспериментальный образец ПАЭС отработал на разных режимах нагрузки 2975 часов. Однако, когда на волне охватившей страну и мир радиофобии вдруг стало известно, что в 6 км от Минска стоит ядерный реактор экспериментальной конструкции, случился масштабный скандал. Совмин СССР тут же создал комиссию, которой предстояло изучить вопрос о целесообразности дальнейших работ по «Памиру-630Д». В том же 1986 году Горбачевым был отправлен в отставку легендарный глава Средмаша 88-летний Е.П. Славский, покровительствовавший проектам мобильных АЭС. И нет ничего удивительного в том, что в феврале 1988 года согласно решению Совмина СССР и АН БССР проект «Памир-630Д» прекратил свое существование. Одним из главных мотивов, как значилось в документе, стала «недостаточная научная обоснованность выбора теплоносителя».    

forum.worldoftanks.ru

Американские разработки

Итак, концепция атомных танков начала развиваться в США на конференции Question Mark III в Детройте в июне 1954 года. Предполагалось, что ядерный реактор сделает запас хода практически неограниченным и позволит технике быть боеспособной даже после длительных маршей. Разрабатывалось два варианта, в первом предлагалась специальная машина, подающая питание другим во время длительной езды. Второй вариант предполагал создание танка с атомным реактором внутри, защищённым со всех сторон мощной бронёй.

TV-1 и TV-8

Атомный танк

В результате проработки второго результата, появился проект TV-1 массой 70 тонн и лобовой бронёй 350 мм. Силовая установка состояла из реактора и турбины, и была способна работать более 500 часов без заправки. Вооружался танк 105-мм пушкой T140 и несколькими пулемётами.

Атомный танк

В августе 1955 года провели конференцию под номером Question Mark IV, на которой появился усовершенствованный и облегчённый проект R32, отличающийся уменьшенной на 20 тонн массой, расположенной под большим углом 120 мм бронёй и 90 мм пушкой Т208. Танк был защищён на уровне современных ему средних танков, зато обладал запасом хода более 4000 без дозаправки. Как и в случае с предшественником, дело ограничилось проектом.

Планировалось переоборудовать М103 в ядерный танк для различных испытаний, но машину так и не построили.

Атомный танк

Также в США создали интересный атомный танк Chrysler TV-8, предусматривающий размещение экипажа и большинства механизмов вместе с ядерным реактором внутри огромной башни, установленной на максимально уменьшенный корпус с приводящими в движение электродвигателями внутри. Справедливости ради стоит заметить, что первая версия танка оснащалась 300 сильным восьмицилиндровым дизельным двигателем, вращающим генератор. Помимо необычного внешнего вида, TV-8 должен был плавать благодаря водоизмещению башни. Вооружался он 90 мм пушкой Т208 и 2 7,62 пулемётами. Очень прогрессивным для своего времени решением стала установка камер внешнего вида, призванных спасти глаза экипажа от вспышек взрывов снаружи.

Атомный танк

Советские разработки

В СССР также велись работы, хоть и менее активно. Иногда считается, что на базе Т-10 был создан советский атомный танк, построенный в металле и прошедший испытания, но это неверно. В 1961 года построили и сдали в эксплуатацию ТЭС-3, являющуюся транспортабельной атомной электростанцией, передвигавшейся на удлинённом шасси тяжёлого танка и обеспечивающей питание самой себя вместе с питанием военных и гражданских объектов в районах Крайнего Севера и Сибири.

Стоит упомянуть ещё раз так называемый танк для атомной войны Объект 279, на деле вряд ли способный выдержать взрыв и защитить свой экипаж.

Также иногда вспоминаются некий танк с ядерными снарядами. Наверное, им можно назвать Т-64А, с установленной в башне пусковой установкой, способной стрелять как обычными ТУРС, так и тактическими ракетами с ядерным зарядом. Эта боевая машина получила название Таран, обладала массой 37 тонн, экипажем из 3 человек и предназначалась для выведения из строя вражеских сил с недосягаемой для них дистанции.

Несмотря на обилие проектов, атомный танк так и не был создан. Почему? Хотя бы потому, что малейшее повреждение в бою превращало его в небольшую ядерную бомбу, с гарантией уничтожавшую свой экипаж и союзников вокруг. Даже без повреждений приходилось постоянно менять экипаж, чтобы избежать чрезмерного облучения. Такие недостатки оказались критичными и даже в наше время нет возможности их преодолеть.

Поделитесь с друзьями

Выскажите своё мнение

tanksdb.ru

Броня крепка на 300 миллиметров

И такой тяжелый танк массой в 60 тонн был спроектирован к 1957 году в СКБ-2 Кировского завода Ленинграда (КЗЛ) под руководством главного конструктора генерал-майора Жозефа Яковлевича Котина. Его тут же и справедливо назвали атомным. Причем, львиную долю его веса составляла броня, местами доходившая до 305 миллиметров. Именно поэтому внутреннее пространство для экипажа было гораздо меньшим, чем у тяжелых танков аналогичной массы.

Атомный танк воплощал в себе новую тактику ведения Третьей мировой войны и более «вегетарианскую» эпоху, когда человеческая жизнь хоть чего-то стоила. Именно заботой об экипаже этой бронемашины были продиктованы некоторые тактико-технические этого танка. Например, в случае необходимости, герметически закрывающиеся люк башни и казенная часть орудия исключали попадания во внутреннее пространство машины даже пылинки, не говоря уже о радиоактивных газах и химических средствах заражения. Исключалась для танкистов и бактериологическая опасность.

Так, даже борта корпуса были защищены почти в два раза более толстой броней, чем немецкие «Тигры». Она доходила на 279-м до 182 мм. Лобовая броня корпуса вообще имела невиданную толщину — от 258 до 269 мм. Это превышало параметры даже такого циклопической немецкой разработки Третьего рейха, как тяжелейший монстр в истории танкостроения, словно в шутку названный его разработчиком Фердинандом Порше Maus («Мышь»). При массе машины в 189 тонн ее лобовая броня составляла 200 мм. Тогда как у атомного танка она прикрывалась просто непробиваемой 305-миллиметровой высоколегированной сталью. Причем, корпус советского чудо-танка имел форму черепашьего панциря — стреляй, не стреляй, а снаряды просто соскальзывали с нее и летели дальше. Кроме того, корпус гиганта был прикрыт еще и противокумулятивными экранами.

танк

Эх, снарядов маловато!

Такая конфигурация была выбрана ведущим конструктором СКБ-2 КЗЛ Львом Сергеевичем Трояновым неслучайно: ведь танк не просто был назван атомным — он был предназначен для ведения боевых действий непосредственно вблизи ядерного взрыва. Причем, практически плоский корпус исключал опрокидывание машины даже под воздействием чудовищной ударной волны. Броня танка выдерживала лобовое попадание в него даже 90-миллиметрового кумулятивного снаряда, а также выстрел с близкого расстояния бронебойным зарядом из 122-миллиметровой пушки. И не только в лоб — такие попадания выдерживал и борт.

Кстати, для такого тяжеловеса он имел весьма недурную скорость по шоссе — 55 км/час. А будучи неуязвимым, сам железный богатырь мог доставить противнику массу неприятностей: его орудие имело калибр 130 мм., и с легкостью прошибало любую существующую на тот момент броню. Правда, запас снарядов наводил на пессимистические размышления — их в танке по инструкции размещалось всего лишь 24. В распоряжении четырех членов экипажа, кроме орудия, был еще и крупнокалиберный пулемет.

Еще одной особенностью Проекта 279 стали его гусеницы — их было аж четыре. Другими словами, атомный танк в принципе не мог застрять — даже на полном бездорожье, благодаря еще и низкому удельному давлению на грунт. И с успехом преодолевал и грязь, и глубокий снег, и даже противотанковые ежи и надолбы. На испытаниях в 1959 году в присутствии представителей ВПК и Минобороны военным понравилось все, особенно толщина брони атомного танка и его полная защищенность от всего. Но вот боекомплект поверг генералов в уныние. Не впечатлила их и сложность в эксплуатации ходовой части, а также предельно низкая способность маневрировать.

И от проекта отказались. Танк так и остался изготовленным в одном-единственном экземпляре, который сегодня экспонируется в Кубинке — в Бронетанковом музее. А два других недостроенных опытных образца пошли на переплавку.

танк

Летающий танк

Еще одной экзотической разработкой наших военных инженеров стал А-40 или, как его еще называли, «КТ» («Крылья танка»). В соответствии с альтернативным названием, он мог даже… летать. Проектировать «КТ» (а именно речь идет о планере для отечественного Т-60) начали еще 75 лет назад — в 1941 году. Для того, чтобы танк поднять в воздух, к нему крепился планер, который затем брался на буксир тяжелым бомбардировщиком ТБ-3. Додумался до такого нестандартного решения не кто иной, как Олег Константинович Антонов, трудившийся тогда в Планерном управлении главным инженером при Наркомате авиационной промышленности.

Понятно, что при весе почти в восемь тонн (вместе с планером) танк, оснащенный крыльями, мог лететь за бомбардировщиком со скоростью всего 130 км/час. Тем не менее, главное, чему его хотели научить, — приземляться в нужном месте, заранее отцепившись от БТ-3. Планировалось, что после приземления два члена экипажа снимут с Т-60 все ставшее ненужным летное «обмундирование» и будут готовы к боевым действиям, имея в своем распоряжении орудие калибра 20 мм и пулемет. Доставлять Т-60 должны были окруженным частям РККА или партизанам, а также такой способ транспортировки хотели использовать для экстренной переброски машин на нужные участки фронта.

танк

Испытания летающего танка прошли в августе-сентябре 1942 года. Увы, но, в силу малой скорости, планер только-только держался на высоте сорока метров над землей из-за плохой обтекаемости и своей довольно солидной массы. Шла война, и в то время подобные прожекты были не ко двору. Приветствовались лишь те разработки, которые могли стать боевыми машинами в самое ближайшее время.

По этой причине проект свернули. Это произошло феврале 1943 года, когда Олег Антонов работал уже в КБ Александра Сергеевича Яковлева — его заместителем. Другим немаловажным моментом, из-за которого прекратили работы по А-40, стало условие транспортировки вместе с танком его боекомплекта — этот вопрос так и остался открытым. Летающий танк также был изготовлен всего в одном экземпляре. Но и он не был единственным проектом наших конструкторов. Таких разработок были десятки, если не сотни. Благо талантливых инженеров в нашей стране всегда хватало.

Смотрите также: Со дна реки подняли редкую версию танка Т-34

Атомный танк

ribalych.ru

С появлением и развитием в 1950-х годах ядерной энергетики, в США и других странах велась активная работа по внедрению их в различных областях как гражданского, так и военного применения: появились проекты атомных поездов, судов, самолётов, ракет, и так далее. В то время эти идеи выглядели, как минимум, не менее амбициозно, чем установка реактора на подводных лодках или ледоколах. Не осталась в стороне и Армия США, рассматривавшая реакторы в качестве перспективной силовой установки для наземной военной техники.

Впервые концепция атомного танка в США прорабатывалась в ходе конференции Question Mark III, посвящённой перспективам развития бронетехники и проводившейся в Детройте в июне 1954 года. Помимо проекта, предлагавшего использование ядерного реактора на мобильном бронированном шасси для питания колонн техники во время марш-бросков, что позволило бы бронетехнике вступать в бой, имея полный запас хода, были представлены и концепции танка с индивидуальной ядерной энергетической установкой. Первый проект, получивший обозначение TV-1[1], представлял собой 70-тонную боевую машину, вооружённую 105-мм пушкой T140 и защищённую 350-мм лобовой бронёй. Реактор позволял приводившей танк турбине, работавшей на перегретом атмосферном воздухе, работать на полной мощности в течение 500 часов без замены топлива[2].

Ко времени следующей конференции, Question Mark IV, проводившейся в августе 1955 года, развитие атомных реакторов позволило значительно уменьшить их размер, а следовательно и массу танка. Представленный на конференции проект под обозначением R32 предполагал создание уже 50-тонного танка, вооружённого 90-мм гладкоствольной пушкой T208 и защищённого в лобовой проекции 120-мм бронёй, расположенной под наклоном в 60° к вертикали. Реактор обеспечивал танку расчётный запас хода более 4 000 миль[3]. R32 был сочтён более перспективным, чем первоначальный вариант атомного танка, и рассматривался даже в качестве возможной замены для находившегося в производстве танка M48, несмотря на очевидные недостатки, такие как крайне высокая стоимость машины и необходимость регулярной замены экипажей, чтобы исключить получение ими опасной дозы радиационного облучения[4]. Однако и R32 не вышел за стадию эскизного проекта. Постепенно интерес армии к атомным танкам угас, однако работы в этом направлении продолжались, по меньшей мере, до 1959 года. Ни один из проектов атомных танков не дошёл даже до стадии постройки опытного образца, как остался на бумаге и проект переоборудования тяжёлого танка M103 в опытную машину для испытаний ядерного реактора на танковом шасси[3].

ru-wiki.org

14. Итальянское самоходное орудие (Италия)

Итальянское самоходное орудие (Италия)
Эксперты считают, что итальянское самоходное орудие использовалось для обстрела австрийских укреплений в Альпах в ходе Первой мировой войны

Итальянское самоходное орудие было изобретено примерно в то же время, что и Царь-танк. Но, в отличие от последнего, оно успешно использовалось в Первой мировой войне.

Итальянское самоходное орудие – один из самых загадочных танков в истории. Информации о нём сохранилось очень немного. Достоверно известно, что необычный танк имел большие размеры, на нём была установлена пушка, стрелявшая снарядами калибра 305 миллиметров. Дальность стрельбы достигала 17,5 километров. Предположительно, итальянское самоходное орудие применялось при обстреле австрийских укреплений, расположенных в Альпах. О дальнейшей судьбе этой машины, к сожалению, ничего не известно.

13. Гусеничная машина Tracklayer Best 75 (США)

Гусеничная машина Tracklayer Best 75 (США)
Гусеничная машина Tracklayer Best 75 (США) не была допущена к серийному производству из-за плохой управляемости

Дословно название этой модели переводится как «рельсоукладчик». Её американские военные разработали в 1916 году, узнав о масштабах использования танков в Первой мировой войне. Авторство проекта принадлежит компании C.L. Best, поэтому странную машину часто называют танком Беста.

По сути, она являлась трактором того же производства. Сверху на неё были наложены бронированный корпус, башня, пара пулемётов и пушка. Больше всего этот танк напоминает перевёрнутую вверх дном лодку. Жаль, но военная комиссия решила не допускать машину Беста к серийному производству. Экспертам не понравились малый угол обзора, тонкая броня и плохая управляемость. Последнее замечание справедливо, ведь ездить Tracklayer Best 75 мог только по прямой линии с незначительными отклонениями.

12. Атомный танк Chrysler TV-8 (США)

Атомный танк Chrysler TV-8 (США)
Для питания Chrysler TV-8 должен был использоваться малый ядерный реактор

Атомный танк TV-8 был спроектирован компанией Chrysler в 1955 году. Он имел сразу несколько отличительных особенностей. Мощная неподвижная башня была жёстко закреплена на облегчённом шасси цельным монолитом. Кроме того, инженеры решили, что танк будет питаться от маленького атомного реактора, находящегося прямо в башне. Наконец, в корпус планировалось вмонтировать телевизионные камеры, чтобы экипаж машины не ослеп при нахождении вблизи от эпицентра ядерного взрыва.

Танк TV-8 считался машиной, пригодной для ведения боевых действий в условиях атомной войны. Машина должна была быть оборудована парой пулемётов калибром 7,62 миллиметра и 90-миллиметровой пушкой. Понятно, что проект впечатлил руководство, но при ближайшем рассмотрении было выявлено несколько весомых недостатков. Во-первых, создание маленького атомного реактора было трудновыполнимой задачей. А во-вторых, в случае попадания врага в этот реактор последствия были бы плачевными как для членов экипажа, так и для военной техники, находящейся вблизи от TV-8, не говоря уже о солдатах. В итоге дело не дошло даже до создания прототипа, и проект был забыт.

11. Landkreuzer P-1000 Ratte или «Крыса» (Германия)

Landkreuzer P-1000 Ratte или «Крыса» (Германия)
39 метров в длину, 11 в ширину и 1000 тонн чистого веса — всё это танк

Это интересно: Масса в 1 тысячу тонн, 39 метров в длину и 11 метров в высоту. Если бы сверхмассивный танк Ratte в 40-х годах прошлого века таки был построен, он стал бы самым крупным в истории. Причём этот рекорд бы не был побит и до нашего времени. Немецкое военное руководство, однако, предпочло не развивать проект, для реализации которого потребовалось бы невероятное количество ресурсов. Дело в том, что «Крыса» не смогла бы обеспечить немецкой армии серьёзного превосходства на поле боя. Поэтому дальше чертежей и эскизов дело не дошло.

Планировалось вооружить танк парой корабельных орудий с калибром 280 миллиметров, 128-миллиметровой пушкой и 8–10 пулёметами. Отметим, что чёткого представления касательно типа двигателей для такого монстра на стадии проектирования не было. Рассматривались возможности установки 8 дизельных моторов или 2 судовых.

10. Бронированный квадроцикл (Великобритания)

Бронированный квадроцикл (Великобритания)
Бронированный квадроцикл имел мощность всего в 2 лошадиных силы

Если бы Голливуд начал снимать фильмы о несокрушимом Джеймсе Бонде в 1899 году, британский бронированный квадроцикл точно стал бы одним из средств передвижения агента 007. Мощность двигателя этого четырёхколёсного транспортного средства – менее 2 лошадиных сил. Водитель должен был сидеть на велосипедном седле. Из вооружения присутствовала пулемётная пушка.

Отметим, что броня квадроцикла защищала только торс и голову водителя, причём лишь спереди. Проходимость такой машины была крайне низкой, поэтому её так и не начали выпускать серийно.

9. 1K17 «Сжатие» (Россия)

1K17 «Сжатие» (Россия)
Лазерный комплекс 1K17 «Сжатие» предназначался для выведения из строя оптических и электронных приборов противника

«Сжатие» – российский самоходный лазерный комплекс, предназначенный для противодействия оптическим и электронным приборам вражеской стороны. Конечно, он не мог стрелять из лазерных орудий, как в «Звёздных войнах», но значимость этой машины была очень высокой.

Это интересно: Комплекс 1К17 был оборудован системой поиска и автоматического наведения лазеров на вражеские ракеты, самолёты и бронированную технику. Другими словами, если бы во время войны любой из вышеперечисленных объектов оказался под прицелом 1К17, он не смог бы вести точный огонь в обратном направлении.

Танк также был оснащён зенитным орудием, которое позволяло бы ему уничтожать оказавшиеся поблизости вражеские силы.

Опытный образец военного комплекса был собран в конце 1990 года. После успешного прохождения государственных испытаний 1К17 был рекомендован к принятию на вооружение. К сожалению, до серийного производства дело не дошло. Высокая стоимость комплекса, распад Советского Союза и резкое сокращение финансирования оборонных программ заставили Минобороны РФ отказаться от его выпуска.

8. Tortuga (Венесуэла)

Tortuga (Венесуэла)
Венесуэльский танк

Этот танк был выпущен в 1934 году в Венесуэле. Цель создания машины была довольно странной – устрашение соседней Колумбии. Правда, устрашение вышло сомнительным. Достаточно упомянуть, что слово «tortuga» в переводе с испанского языка означает «черепаха». Броню танка в форме пирамиды закрепили на полноприводный шестиколёсный грузовик Ford. В башне же было установлено единственное орудие – 7-миллиметровый пулемёт серии Mark 4B. В общей сложности в Венесуэле было выпушено 7 «черепах».

7. Kugelpanzer или танк-шар (Германия)

Kugelpanzer или танк-шар (Германия)
Танк-шар сохранился в единственном экземпляре

Об этой машине, единственный экземпляр которой хранится в бронетанковом музее Кубинки, практически ничего не известно. Масса танка составляла 1,8 тонны, произведён он был в нацистской Германии фирмой Krupp. Машина была захвачена советской армией в 1945 году. По одной версии, это произошло в Маньчжурии, по другой – на немецком полигоне. В кабине находилась радиостанция, какое-либо вооружение отсутствовало. Корпус был цельным, попасть в него можно было через небольшой люк. Двигатель танка-шара – одноцилиндровый, мотоциклетный. Предполагается, что странная машина предназначалась для корректировки направления артиллерийских ударов.

6. Танк Боба Семпла (Новая Зеландия)

Танк Боба Семпла (Новая Зеландия)
Новая Зеландия, не имея достаточной производственной мощности, также захотела создать свой танк

Узнав о грандиозных танковых баталиях на полях Второй мировой войны, получить свой собственный танк захотела и Новая Зеландия. В сороковых годах прошлого века новозеландцы, не имевшие достаточной производственной базы, собрали небольшую бронированную машину. Она выглядела как трактор, облеплённый металлом, и имела 7 лёгких пулемётов Bren калибра 7,62 миллиметра. Получился, конечно, не самый эффективный танк в мире, однако он был рабочим. Боевую машину назвали в честь Боба Сэмпла, тогдашнего министра строительства страны.

Это интересно: Массовое производство танка так и не началось по причине множественных конструктивных недостатков. Тем не менее, поднять боевой дух новозеландцев он сумел.

5. Царь-танк (Россия)

Царь-танк (Россия)
Царь-танк при испытаниях увяз в грязи и остался там на 8 лет. А потом его разобрали на металлолом

Сначала были Царь-колокол и Царь-пушка, потом – Царь-танк и Царь-бомба. И если последняя попала в историю как мощнейший снаряд, когда-либо испытанный человеком, то Царь-танк оказался менее успешным изобретением. Он был очень громоздким и неэффективным на практике. Разработал машину инженер Николай Лебеденко незадолго до начала Первой мировой.

Примечательно, что этот агрегат являлся скорее даже не танком, а огромной колёсной боевой машиной. Её ходовая часть состояла из пары огромных передних колёс диаметром в 9 метров, которые были дополнены полутораметровым задним валиком. Центральная часть с неподвижной пулемётной рубкой была подвешена над поверхностью земли на 8-метровой высоте. Ширина Царь-танка достигала 12 метров, крайние точки планировалось усилить установкой пулемётов. Лебеденко собирался дополнить конструкцию ещё и мощной пулемётной башней.

В 1915 году инженер представил свой проект царю Николаю II. Тот был восхищён и, естественно, одобрил идею. К сожалению, во время лесных испытаний задний вал прототипа прочно увяз в грязи. Вытащить его оказалось непосильной задачей даже для мощнейших трофейных двигателей «Майбах», снятых с подбитого немецкого дирижабля. Огромный танк оставили ржаветь в лесу. На 8 лет о нём забыли, а в 1923 году машину банально разобрали на металлолом.

4. Танк-амфибия Джона Кристи (США)

Танк-амфибия Джона Кристи (США)
Танк-амфибия на испытании успешно переплыл реку Гудзон

Построенная изобретателем Джоном Уолтером Кристи в 1921 году плавающая машина  предназначалась для перевозки военных орудий или другого груза в местах боевых действий. Помимо этого, из установленного на ней орудия можно было вести прицельный огонь. С обеих сторон корпуса над гусеницами были закреплены поплавки из бальзы, спрятанные в кожухах из тонких стальных листов.

75-миллиметровое орудие размещалось на особой подвижной раме. Конструкция позволяла перемещать его вперёд, что обеспечивало равномерное распределение массы и отсутствие крена при плавании. В боевом же положении пушка сдвигалась назад, чтобы предоставить свободное пространство для отката и обслуживания орудия.

Танк-амфибия был выпущен в единственном экземпляре. 12 июня 1921 года состоялась демонстрация новой машины, на которой она успешно переплыла через реку Гудзон. Тем не менее, Департамент вооружений амфибией не заинтересовался.

3. A7V (Германия)

A7V (Германия)
A7V — танк, потерпевший поражение в первом танковом бою в истории

Танк A7V был спроектирован и выпущен малой партией в 20 машин в конце Первой мировой войны для противодействия британской армии. По сути, он представлял собой огромную стальную коробку, установленную поверх шасси тягача. Единственное преимущество А7V – достаточно хорошее вооружение (8 пулемётов). Жаль, но большинство танков этой серии так и не смогло побывать на поле боя. Экипажи некоторых из них теряли сознание от жары внутри корпуса, другие машины банально увязали в грязи. Низкая проходимость стала главным недостатком А7V.

Это интересно: Первое в истории танковое сражение произошло 21 марта 1918 года на берегу канала Сен-Кантен. Три A7V встретились с тремя английскими МK-IV, выехавшими из леса. Бой был внезапным для обеих сторон. По сути, его вело лишь по одному танку с каждой стороны (2 английских машины были пулемётными, а 2 немецких остановились в невыгодном положении). Пушечный британский танк успешно маневрировал и стрелял из разных позиций. После 3 точных попаданий в гусеницу A7V масляный радиатор немецкой машины вышел из строя. Экипаж увёл танк в сторону и покинул его. А англичане получили основание считать себя победителями первого танкового противостояния.

2. Летающий танк А-40 (Россия)

Летающий танк А-40 (Россия)
Летающий танк А-40 совершил один-единственный полёт, после чего проект был признан бесперспективным

Летающий танк А-40 (другое название – «крылатый танк») был создан известным советским авиаконструктором Антоновым. Базой для него послужила отлично себя зарекомендовавшая модель Т-60. Гибрид танка и планёра предназначался для быстрой доставки боевой машины в нужное место по воздуху с целью оказания помощи партизанам. Интересно, что экипаж имел возможность управлять полётом планера, находясь внутри машины. После совершения посадки планёр быстро отделялся, а А-40 трансформировался в стандартный Т-60.

Это интересно: Чтобы поднять над землёй 8-тонную махину, нужно было лишить танк большинства боеприпасов. Это делало А-40 бесполезным в условиях ведения реальных боевых действий. Дальше создания прототипа дело не пошло, а единственный полёт танк А-40 совершил в сентябре 1942 года.

1. Sherman Flail Crab (США)

Sherman Flail Crab (США)
43 мощные стальные цепи были закреплены на вращающемся барабане

Главной задачей «Краба» была очистка минных полей. На специальном вращающемся барабане (специально выдвинутом вперёд) были закреплены 43 толстые металлические цепи. Мины при контакте с цепями детонировали, не причиняя никакого вреда самому танку. По краям барабана конструкторы также установили острые диски. При вращении они разрезали ограждения из колючей проволоки. Специальный экран защищал переднюю часть машины от пыли и грязи.

Минный трал был очень широким, благодаря чему по проложенному им пути могли беспрепятственно следовать танки и грузовые автомобили. На более поздние аналоги «Краба» устанавливалось дополнительное устройство, позволявшее автоматически поддерживать заданную высоту трала над поверхностью при передвижении по ямам и выбоинам.

Некоторые из рассмотренных в статье танков считаются удачными экспериментами, некоторые – провальными. Но каждый из них по-своему уникален и имеет не так уж и много аналогов в истории военной техники. Из допущенных ошибок проектировщики извлекли ценный опыт, позволивший сделать следующие модели более совершенными.

www.publy.ru

США

С появлением и развитием в 1950-х годах ядерной энергетики, в США и других странах велась активная работа по внедрению их в различных областях как гражданского, так и военного применения: появились проекты атомных поездов, судов, самолётов, ракет, и так далее. В то время эти идеи выглядели, как минимум, не менее дико, чем установка реактора на подводных лодках или ледоколах. Не осталась в стороне и Армия США, рассматривавшая реакторы в качестве перспективной силовой установки для наземной военной техники.

Впервые концепция атомного танка в США прорабатывалась в ходе конференции Question Mark III, посвящённой перспективам развития бронетехники и проводившейся в Детройте в июне 1954 года. Помимо проекта, предлагавшего использование ядерного реактора на мобильном бронированном шасси для питания колонн техники во время марш-бросков, что позволило бы бронетехнике вступать в бой, имея полный запас хода, были представлены и концепции танка с индивидуальной ядерной энергетической установкой. Первый проект, получивший обозначение TV-1[1], представлял собой 70-тонную боевую машину, вооружённую 105-мм пушкой T140 и защищённую 350-мм лобовой бронёй. Реактор позволял приводившей танк турбине, работавшей на перегретом атмосферном воздухе, работать на полной мощности в течение 500 часов без замены топлива[2].

Ко времени следующей конференции, Question Mark IV, проводившейся в августе 1955 года, развитие атомных реакторов позволило значительно уменьшить их размер, а следовательно и массу танка. Представленный на конференции проект под обозначением R32 предполагал создание уже 50-тонного танка, вооружённого 90-мм гладкоствольной пушкой T208 и защищённого в лобовой проекции 120-мм бронёй, расположенной под наклоном в 60° к вертикали, что примерно соответствовало уровню защиты обычных средних танков того периода. Реактор обеспечивал танку расчётный запас хода более 4 000 миль[3]. R32 был сочтён более перспективным, чем первоначальный вариант атомного танка, и рассматривался даже в качестве возможной замены для находившегося в производстве танка M48, несмотря на очевидные недостатки, такие как крайне высокая стоимость машины и необходимость регулярной замены экипажей, чтобы исключить получение ими опасной дозы радиационного облучения[4]. Однако и R32 не вышел за стадию эскизного проекта. Постепенно интерес армии к атомным танкам угас, однако работы в этом направлении продолжались, по меньшей мере, до 1959 года. Ни один из проектов атомных танков не дошёл даже до стадии постройки опытного образца, как остался на бумаге и проект переоборудования тяжёлого танка M103 в опытную машину для испытаний ядерного реактора на танковом шасси[3].

СССР

В СССР проекты атомных танков не разрабатывались. Называемый порой в прессе «атомным танком», ТЭС-3 в действительности представляла собой перевозимую на гусеничном шасси атомную электростанцию для отдалённых районов Крайнего Севера[5].

Общие проблемы концепции

Главной проблемой концепции танка с атомным двигателем было то, что большой запас хода не означал высокой автономности машины. Лимитирующим фактором становился запас боеприпасов, смазочных материалов для механических частей, ресурс гусеничных лент. В результате, как таковая элиминация из состава танковых частей машин-заправщиков и упрощение снабжения атомных танков горючими материалами на практике не приводила к сколь-нибудь существенному повышению автономности. В то же время, стоимость танков с атомным двигателем была бы значительно выше обычных. Для их обслуживания и ремонта требовался бы специально обученный персонал и особые ремонтные машины и оборудование. Кроме того, повреждение танка со значительной вероятностью привело бы к радиоактивному заражению местности.

Атомные танки в искусстве

  • Атомные танки присутствовали в романе братьев Стругацких «Обитаемый остров».
  • В серии произведений фантаста Фёдора Березина «Чёрный корабль» описан мир, в котором война ведется с использованием мегамашин, в том числе и танков с ядерной силовой установкой.

Литература

  • R. P. Hunnicutt. Firepower. A History of the American Heavy Tank. — Новато, Калифорния: Presidio Press, 1988. — 224 с. — ISBN 0-89141-304-9.

Отрывок, характеризующий Атомный танк

– On fera du chemin cette fois ci. Oh! quand il s’en mele lui meme ca chauffe… Nom de Dieu… Le voila!.. Vive l’Empereur! Les voila donc les Steppes de l’Asie! Vilain pays tout de meme. Au revoir, Beauche; je te reserve le plus beau palais de Moscou. Au revoir! Bonne chance… L’as tu vu, l’Empereur? Vive l’Empereur!.. preur! Si on me fait gouverneur aux Indes, Gerard, je te fais ministre du Cachemire, c’est arrete. Vive l’Empereur! Vive! vive! vive! Les gredins de Cosaques, comme ils filent. Vive l’Empereur! Le voila! Le vois tu? Je l’ai vu deux fois comme jete vois. Le petit caporal… Je l’ai vu donner la croix a l’un des vieux… Vive l’Empereur!.. [Теперь походим! О! как он сам возьмется, дело закипит. Ей богу… Вот он… Ура, император! Так вот они, азиатские степи… Однако скверная страна. До свиданья, Боше. Я тебе оставлю лучший дворец в Москве. До свиданья, желаю успеха. Видел императора? Ура! Ежели меня сделают губернатором в Индии, я тебя сделаю министром Кашмира… Ура! Император вот он! Видишь его? Я его два раза как тебя видел. Маленький капрал… Я видел, как он навесил крест одному из стариков… Ура, император!] – говорили голоса старых и молодых людей, самых разнообразных характеров и положений в обществе. На всех лицах этих людей было одно общее выражение радости о начале давно ожидаемого похода и восторга и преданности к человеку в сером сюртуке, стоявшему на горе.
13 го июня Наполеону подали небольшую чистокровную арабскую лошадь, и он сел и поехал галопом к одному из мостов через Неман, непрестанно оглушаемый восторженными криками, которые он, очевидно, переносил только потому, что нельзя было запретить им криками этими выражать свою любовь к нему; но крики эти, сопутствующие ему везде, тяготили его и отвлекали его от военной заботы, охватившей его с того времени, как он присоединился к войску. Он проехал по одному из качавшихся на лодках мостов на ту сторону, круто повернул влево и галопом поехал по направлению к Ковно, предшествуемый замиравшими от счастия, восторженными гвардейскими конными егерями, расчищая дорогу по войскам, скакавшим впереди его. Подъехав к широкой реке Вилии, он остановился подле польского уланского полка, стоявшего на берегу.
– Виват! – также восторженно кричали поляки, расстроивая фронт и давя друг друга, для того чтобы увидать его. Наполеон осмотрел реку, слез с лошади и сел на бревно, лежавшее на берегу. По бессловесному знаку ему подали трубу, он положил ее на спину подбежавшего счастливого пажа и стал смотреть на ту сторону. Потом он углубился в рассматриванье листа карты, разложенного между бревнами. Не поднимая головы, он сказал что то, и двое его адъютантов поскакали к польским уланам.
– Что? Что он сказал? – слышалось в рядах польских улан, когда один адъютант подскакал к ним.
Было приказано, отыскав брод, перейти на ту сторону. Польский уланский полковник, красивый старый человек, раскрасневшись и путаясь в словах от волнения, спросил у адъютанта, позволено ли ему будет переплыть с своими уланами реку, не отыскивая брода. Он с очевидным страхом за отказ, как мальчик, который просит позволения сесть на лошадь, просил, чтобы ему позволили переплыть реку в глазах императора. Адъютант сказал, что, вероятно, император не будет недоволен этим излишним усердием.
Как только адъютант сказал это, старый усатый офицер с счастливым лицом и блестящими глазами, подняв кверху саблю, прокричал: «Виват! – и, скомандовав уланам следовать за собой, дал шпоры лошади и подскакал к реке. Он злобно толкнул замявшуюся под собой лошадь и бухнулся в воду, направляясь вглубь к быстрине течения. Сотни уланов поскакали за ним. Было холодно и жутко на середине и на быстрине теченья. Уланы цеплялись друг за друга, сваливались с лошадей, лошади некоторые тонули, тонули и люди, остальные старались плыть кто на седле, кто держась за гриву. Они старались плыть вперед на ту сторону и, несмотря на то, что за полверсты была переправа, гордились тем, что они плывут и тонут в этой реке под взглядами человека, сидевшего на бревне и даже не смотревшего на то, что они делали. Когда вернувшийся адъютант, выбрав удобную минуту, позволил себе обратить внимание императора на преданность поляков к его особе, маленький человек в сером сюртуке встал и, подозвав к себе Бертье, стал ходить с ним взад и вперед по берегу, отдавая ему приказания и изредка недовольно взглядывая на тонувших улан, развлекавших его внимание.
Для него было не ново убеждение в том, что присутствие его на всех концах мира, от Африки до степей Московии, одинаково поражает и повергает людей в безумие самозабвения. Он велел подать себе лошадь и поехал в свою стоянку.
Человек сорок улан потонуло в реке, несмотря на высланные на помощь лодки. Большинство прибилось назад к этому берегу. Полковник и несколько человек переплыли реку и с трудом вылезли на тот берег. Но как только они вылезли в обшлепнувшемся на них, стекающем ручьями мокром платье, они закричали: «Виват!», восторженно глядя на то место, где стоял Наполеон, но где его уже не было, и в ту минуту считали себя счастливыми.
Ввечеру Наполеон между двумя распоряжениями – одно о том, чтобы как можно скорее доставить заготовленные фальшивые русские ассигнации для ввоза в Россию, и другое о том, чтобы расстрелять саксонца, в перехваченном письме которого найдены сведения о распоряжениях по французской армии, – сделал третье распоряжение – о причислении бросившегося без нужды в реку польского полковника к когорте чести (Legion d’honneur), которой Наполеон был главою.
Qnos vult perdere – dementat. [Кого хочет погубить – лишит разума (лат.) ]

Русский император между тем более месяца уже жил в Вильне, делая смотры и маневры. Ничто не было готово для войны, которой все ожидали и для приготовления к которой император приехал из Петербурга. Общего плана действий не было. Колебания о том, какой план из всех тех, которые предлагались, должен быть принят, только еще более усилились после месячного пребывания императора в главной квартире. В трех армиях был в каждой отдельный главнокомандующий, но общего начальника над всеми армиями не было, и император не принимал на себя этого звания.

wiki-org.ru

Этот танк советских времён выглядит как самая настоящая летающая тарелка, только с боевой башней и на гусеницах, причём гусениц у этого тяжёлого танка не две, а четыре. Таинственный «объект 279» был прототипом тяжелого танка, разработанном в КБ ленинградского Кировского завода в 1957 году. Изначально он был задуман как тяжелый танк прорыва, который должен возглавлять механизированные отряды, при этом танк обладал улучшенный проходимостью в условиях бездорожья по сравнению с обычными танками благодаря уникальной системе 4-гусеничного привода. Несмотря на 60-тонный вес, объект 279 был удивительно быстрым. Это обеспечила установка мощного дизельного двигателя 2DG-8М в 1000 лошадиных сил, который позволял развить максимальную скорость в 55 км/ч. Полного бака топлива должно было хватить на то, чтобы проехать 300 км. Помимо четырех гусениц, особенностью объекта 279 был тонколистовой изогнутый экран, который окружал весь танк. Схема бронирования вместе с противокумулятивным экраном должна была выдерживать попадание 122-миллиметрового бронебойного и 90-мм кумулятивного снарядов. Под экраном экипаж был дополнительно защищен броней, толщина которой доходила до 269 мм. Необычная эллипсообразная форма корпуса также была придумана неспроста – она была специально разработана, чтобы танк выдержал ударную волну ядерного взрыва. В отличие от T28 — супертяжелого танка армии США, — который был безбашенным и, по сути, являлся самоходной противотанковой артиллерийской установкой, у объекта 279 была полноценная поворотная башня. Максимальная толщина литой брони башни составляла 319 мм, причем она также была оснащена дополнительными антиосколочными и противофугасными защитными экранами. Танк был оснащен химической, биологической, радиологической и противоядерной защитой экипажа. Была предусмотрена также автоматическая система пожаротушения, обогрева и кондиционирования воздуха для боевого отделения. Экипаж объекта 279 состоял из четырех человек: командира, водителя, наводчика и заряжающего.

www.youtube.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.