Активная защита

Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 5(31) за 2017 г.

Активная защита

Александр Лузан

Избрание Дональда Трампа президентом США мало что изменило во взаимоотношениях Америки и России, как в политической, так и, особенно, в военной областях, если даже не усугубило их. С нами продолжают разговаривать только с позиции силы, ужесточают санкции. США демонстрируют вседозволенность, гегемонизм, воздействуют на другие страны и регионы, в том числе военным путем.

Так, в апреле 2017 года из акватории Средиземного моря США был нанесен удар 59 крылатыми ракетами морского базирования по сирийской авиабазе «Шайрат». Удар по суверенной стране, без санкций Совбеза ООН, без согласования с Россией, чьи Воздушно-космические силы легитимно размещаются в этом регионе.
Значительную напряженность в мире вызывают испытательные запуски баллистических ракет Пхеньяном в районе Корейского полуострова и проводимые теми же США совместно с Южной Кореей и Японией бесконечные военные маневры, провоцирующие КНДР на эти запуски.


рессивной политике США, практически ввергающей мировое сообщество в новый политический кризис, даны соответствующие оценки, в том числе Президентом РФ. Присоединяясь к ним, хотелось бы провести некоторый не политический, а военный и военно-технический анализ складывающейся ситуации и попытаться извлечь из нее некоторые полезные для нас уроки.

Концепция «быстрого глобального удара»

В сложившейся ситуации еще более значимой представляется концепция «быстрого глобального удара», развиваемая США. Суть ее сводится к нарушению баланса стратегических ядерных сил сдерживания (СЯС), поддерживаемого между США и Российской Федерацией, еще до начала агрессии или в самом ее начале путем уничтожения большей части российских СЯС высокоточными средствами поражения в обычном (безъядерном) оснащении. Стимулом для разработки концепции «быстрого глобального удара» послужили успехи, достигнутые США и другими странами НАТО в ходе агрессии против Ирака и, особенно, против Югославии, в том числе эффективность апробированных разведывательно-ударных боевых систем и результативность масштабного применения крылатых ракет.
Как в концепции «быстрого глобального удара», так и в превентивных ударах, подобных сирийскому, основным средством поражения были выбраны именно крылатые ракеты.
Носителями таких ракет могут быть как военно-морские надводные или подводные средства, так и пилотируемая авиация.


 исключено также применение КР и с наземных пусковых установок, особенно с учетом продвижения НАТО на Восток и развертывания на территории Румынии и Польши элементов системы ПРО «Иджис-Эшор», в состав которых входят универсальные пусковые установки, способные запускать кроме ракет-перехватчиков также и крылатые ракеты. Таким образом, в понимании США крылатые ракеты большого радиуса действия с боевыми частями в обычном снаряжении, летящие на предельно малых высотах, являются основным носителем боевого потенциала и превентивным средством нападения, что необходимо учитывать.
В перспективе носителями боевого потенциала при «быстром глобальном ударе» рассматриваются и другие средства и ударные платформы, в том числе гиперзвуковые крылатые ракеты (ГЗКР) и воздушно-космические системы (ВКС).
ГЗКР способны в планирующем полете преодолевать большие расстояния, измеряемые многими тысячами километров, на гиперзвуковой скорости (как минимум в три — пять раз превышающей скорость звука) и наносить удар по выбранным целям с большой точностью. Подобные средства разрабатываются не только в США, но и в других странах.
ВКС, практические испытания прототипа которых в США уже начались, предполагается использовать для быстрого и эффективного уничтожения спутников и других космических объектов противника. Но, кроме того, ВКС могут нести на борту ядерные и обычные средства поражения и применяться для нанесения ударов по стратегически важным наземным целям, что также необходимо учитывать.
Справедливости ради следует напомнить, что изысканием способов нарушения стратегического баланса СЯС США занимались и ранее, еще в 70-е годы прошлого столетия, но тогда ставка делалась на превентивное нанесение ядерных ударов межконтинентальными ракетами по местам базирования наших СЯС, чтобы исключить или максимально снизить мощность ответного удара.

я парирования этих угроз нашей страной предпринимались необходимые меры. «Конструкторским бюро машиностроения» (КБМ) под руководством легендарного С. П. Непобедимого успешно разрабатывалась система защиты шахтных пусковых установок МБР и КП РВСН, причем не как классическая система ПРО, а как уникальное российское «ноу-хау», не превзойденное до сих пор.
Об этом недавно впервые рассказал Главный конструктор этой системы, ныне Генеральный конструктор АО «НПК „КБМ“» доктор технических наук, заслуженный конструктор РФ В. М. Кашин. Он поведал также о том, что, несмотря на огромные затраты, понесенные государством на создание опытного образца этой системы и исключительно высокие результаты испытаний (фактическое поражение практически 90% мишеней, доставлявшихся на полигон реальными пусками МБР), в 1994 году работы были прекращены, «чтобы не провоцировать США на выход из Договора по ПРО».
США из Договора по ПРО все-таки вышли и начали интенсивно создавать и развертывать систему стратегической ПРО на своей территории и в других странах мира.

оме того, они начали интенсивно разрабатывать концепцию теперь уже неядерного «быстрого глобального удара», направленного на решение фактически тех же задач, что позволило снизить порог ответственности и повысить вероятность реализации новой концепции.
Разработка концепции «быстрого глобального удара», расширение номенклатуры и диапазонов применения высокоточного оружия, отработка способов создания и применения разведывательно-ударных боевых систем не остались без внимания у руководства России и ее Вооруженных сил.
Еще в 2013 году Президент РФ в послании Федеральному собранию отмечал: «Появление оружия неядерного быстрого глобального удара в сочетании с системой ПРО может свести на нет все ранее достигнутые договоренности в области ограничения и сокращения стратегических ядерных вооружений, привести к нарушению так называемого стратегического баланса сил…».
Президент Международного центра геополитического анализа генерал-полковник Л. Г. Ивашов так прокомментировал разрабатываемую американцами концепцию «быстрого глобального удара»: «… Наш стратегический ядерный потенциал перестает быть гарантом безопасности. Мы можем «достать» Америку только баллистическими ракетами, а они имеют возможность наносить удары по нашей территории не только баллистическими, но и крылатыми ракетами, которых у них в арсенале тысячи. В быстром глобальном ударе, даже без применения ядерного оружия, может быть уничтожено до 70% наших ракетно-ядерных средств. При этом американские стратегические ядерные силы достаточно надежно защищены системой ПРО».
Высокая точность и боевая эффективность современных средств поражения различного базирования и различных диапазонов дальностей, а также высокая стоимость их производства и использования привели к появлению еще одной существенной особенности их боевого применения.

и средства поражения применяются теперь, как правило, для нанесения ударов не по площадям и большим территориям, а по конкретно выбранным малоразмерным, но критически значимым объектам военной и административно-промышленной структуры, т. е. по стратегически важным объектам. Это увеличивает ущерб, наносимый обороняющейся стороне, и в то же время сокращает расход дорогостоящих высокоточных средств, необходимых для поражения той или иной цели.
Даже классическое оружие, изначально разрабатывавшееся для поражения («накрытия») площадных целей, такое как реактивные системы залпового огня (РСЗО), сегодня дорабатывается для применения высокоточных боеприпасов, в частности для борьбы с бронетанковой техникой на поле боя и в тактической глубине. Предвидя такие тенденции развития средств нападения, в Советском Союзе еще в 70–80-е годы прошлого столетия было принято решение о разработке ряда средств активной защиты объектов и систем оружия, в том числе комплексы активной защиты танков («Дрозд», «Дрозд-2», «Арена»). Подобные системы начинают использоваться и в других армиях.
Таким образом, появление высокоточных средств поражения точечных и малоразмерных объектов потребовало создания адекватных индивидуальных средств активной защиты этих объектов, даже таких, как отдельный танк.

нако средств специальной защиты существенно более значимых стратегически важных объектов до сих пор не создано и специализированных систем активной защиты не развернуто. Концепция их защиты в современных условиях должным образом не отработана
Но ведь к стратегически важным объектам относятся места базирования и стартовые позиции межконтинентальных баллистических ракет и командные пункты различных уровней Ракетных войск стратегического назначения, сил и средств ВМФ, авиации (триада наших СЯС), атомные электростанции, химические производства, ракетно-ядерные объекты и структуры оперативно-тактического уровня, водохранилища, плотины, важнейшие военные и административно-промышленные объекты.
Результаты войн и военных конфликтов последнего периода (Югославия, Ирак, Ливия, Афганистан и др.) однозначно показывают, что традиционные способы ведения боевых действий силами и средствами ПВО для решения современных задач высокоэффективной защиты критически значимых объектов от ударов современных СВКН недостаточны и малоэффективны. Разговоры о прикрытии таких объектов в «общей системе обороны» или выделение для их прикрытия устаревших одноканальных зенитных ракетных систем или маломощных средств ближнего действия сегодня не выдерживают критики.

Задачи активной защиты объектов

В этой связи представляется весьма важным и актуальным предложение о разработке и создании специализированных современных систем активной защиты стратегически важных объектов, в первую очередь от средств «быстрого глобального удара».


кие системы активной защиты однозначно должны быть созданы в короткие сроки и с минимальными затратами, что крайне важно для сохранения стратегического баланса.
Высокоэффективная система активной защиты особо важных объектов (САЗ ОВО) должна обеспечивать решение как минимум следующих основных боевых задач:

  • автономное обнаружение СВКН, в том числе высокоточного оружия в полете, и выдачу целеуказания по ним средствам поражения;
  • эффективное поражение участвующих в нанесении ударов по прикрываемому объекту СВКН (носителей ВТО и самого ВТО различного назначения и базирования в полете);
  • обеспечение боевой устойчивости («живучести») при воздействии по ней специальных средств поражения;
  • сохранение высокой эффективности поражения СВКН и ВТО при воздействии на средства РЭС различного рода помех (помехозащищенность средств и помехоустойчивость системы);
  • создание помех и снижение эффективности (радиуса действия и точности) навигационным системам космического базирования типа GPS и при возможности бортовым радиоэлектронным средствам СВКН.

Каждая система активной защиты должна представлять собой автоматизированную разведывательно-огневую группировку входящих в нее средств ПРО-ПВО на мобильных или контейнерных (стационарных) платформах и создаваться как модульная, функционально-адаптированная, учитывающая специфические особенности самого объекта и окружающей инфраструктуры. С точки зрения обмена информацией она должна иметь открытую архитектуру и может являться одним из звеньев общей системы ПРО-ПВО фронта (военного округа), театра военных действий или страны.


Предпочтительная структура и особенности системы

Исходя из основных боевых задач, которые должна решать комплексная система активной защиты, а также анализа результатов исследований и сложившейся к настоящему времени ситуации, представляется, что в состав системы и ее структуру должны входить (рис.1):

  • подсистема защиты от ударов СВКН;
  • подсистема РЭП GPS;
  • комплексный узел разведки СВКН;
  • группа боевого управления (командный пункт системы);
  • подсистема борьбы с наземным противником, охраны и обороны.
  • Кроме того, в состав САЗ ОВО должна входить группа технического обслуживания.

Активная защита

При создании структуры САЗ ОВО особое внимание должно быть обращено на выбор зенитных ракетных средств, составляющих основу подсистемы защиты от ударов СВКН, да и системы защиты в целом. Безусловная необходимость парирования угроз «быстрого глобального удара» выдвигает как первоочередную задачу эффективную борьбу с дальнобойными крылатыми ракетами, летящими в боевой зоне на предельно малых высотах. В обозримый период именно такие ракеты будут являться основным носителем боевого потенциала «быстрого глобального удара».


о подтверждают и боевые действия, ведущиеся в настоящее время на Ближнем Востоке, боевое применение дальнобойных КР типа «Калибр» Россией и типа «Томагавк» США.
Использование КР предельно малых высот в боевой зоне существенно усложняет борьбу с ними средствами ПРО-ПВО. Дело в том, что любые СВКН могут быть обнаружены классическими средствами ПРО-ПВО только в пределах радиогоризонта. При принятой (штатной) высоте антенных систем РЛС (порядка 2–3 метра) и высоте полета крылатых ракет 15 метров (в условиях среднепересеченной местности полет КР на более низких высотах практически невозможен) дальность радиогоризонта составляет 17–24 км (при нулевых углах закрытия). Тогда, с учетом времени реакции ЗРС, ЗРК САЗ, дальняя граница зоны их поражения не может превышать 15–20 километров, что недостаточно для обеспечения эффективной защиты прикрываемого объекта от наряда назначенных для его поражения КР.
Выходом из этого положения может быть расширение радиогоризонта за счет применения в средствах ПРО-ПВО высокоподнятых антенных систем (рис.2). Так, подъем антенной системы ЗРС на высоту 24 метра позволяет увеличить дальность радиогоризонта до 35–37 километров и расширить тем самым зону поражения на 40% и более. На сегодняшний день высокоподнятые антенные системы имеют только ЗРС средней дальности «Бук-М2» и ЗРС дальнего действия семейства С-300П (ЗРС С-300ПМ2 «Фаворит), которые и могут претендовать на применение в составе САЗ ОВО.
Исследования и эксперименты, в том числе с проведением опытных боевых стрельб, показывают, что достаточно эффективно и с минимальными финансовыми и временными затратами решить эту задачу предпочтительно с помощью современной многоканальной ЗРС средней дальности (ЗРС СД) «Бук-М2».

и полете крылатой ракеты типа «Томагавк» на высоте 15 м «Бук-М2» обеспечивает ее поражение на дальности 30–35 км, что в 2 раза больше, чем у других зенитных ракетных средств со штатной высотой подъема антенных систем. Это достигается за счет введения в состав ЗРС «Бук-М2» радиолокатора подсвета и наведения (РПН). Антенные системы и приемно-передающие устройства РПН размещены на мобильном телескопическом подъемно-поворотном устройстве, поднимающем их на высоту более 22 м в течение 2 мин. (электрический центр антенной системы над землей — 24 м).

Активная защита
Предпочтение ЗРС «Бук-М2» отдано потому, что дальность поражения КР на предельно малой высоте системой С-300ПМ2 всего на 6% больше, но время развертывания вышек для подъема антенных систем в ЗРС С-300ПМ2 почти в 20 раза больше, а ее стоимость — в 7,8 раза выше, чем у телескопических подъемно-поворотных устройств ЗРС «Бук-М2». Кроме того, вышки, которыми комплектуется ЗРС С-300ПМ2, серийно производились и поставлялись из-за рубежа (г. Краматорск, Украина), а телескопические подъемно-поворотные устройства ЗРС «Бук-М2» производятся в России.
Вероятность поражения крылатой ракеты одной ЗУР в системе «Бук-М2» не хуже, чем у ЗРС семейства С-300П, хотя в последней используется более тяжелая и дорогая ракета. Это достигается за счет точного наведения ЗУР в ЗРС «Бук-М2», а также реализации в этом комплексе режима распознавания (автоматического определения) типа цели и адаптации боевого снаряжения ЗУР для максимально эффективного поражения распознанной цели. Этот же режим позволяет сократить средний расход ракет на одну сбитую цель.
Современный многоканальный ЗРС средней дальности «Бук-М2» обеспечивает эффективное поражение всех типов аэродинамических целей, действующих под прикрытием активных и пассивных помех, а также способен вести борьбу с баллистическими ракетами тактического и оперативно-тактического классов. Максимальная скорость поражаемых целей составляет до 1200 м/с, а минимальная эффективная отражающая поверхность — менее 0,1 м2. Но самой главной особенностью ЗРС «Бук-М2», ее «изюминкой», являются значительно расширенные возможности по борьбе с современными крылатыми ракетами, летящими на предельно малых высотах, за счет, как уже указывалось, введения в состав ЗРС радиолокатора подсвета и наведения (РПН) с высокоподнятой антенной системой.
Стрельбовый комплекс ЗРС «Бук-М2» может быть представлен в двух вариантах: в составе многоканального радиолокатора подсвета и наведения и двух пускозаряжающих установок (ПЗУ) и в составе самоходной огневой установки (СОУ) и одной-двух пускозаряжающих установок.
Всего в составе ЗРС может быть до шести стрельбовых комплексов (до шести РПН или СОУ в любом сочетании), каждый из которых обеспечивает обстрел одновременно до 4-х аэродинамических целей. Полномасштабный ЗРС средней дальности «Бук-М2», представляющий собой зенитный ракетный дивизион (зрдн), за пролет зоны поражения способен поразить до 24–36 крылатых ракет.
По американским нормативам, выработанным в результате проведенных расчетных оценок и реального боевого применения КР «Томагавк», для поражения объекта типа «аэродром» или «среднее предприятие» (с учетом возможного противодействия сил и средств ПВО) требуется от 8–10 до 15–20 крылатых ракет. Потребный расход этого оружия для поражения целей типа «группа подвижных МБР грунтового базирования» или «полевой лагерь» с уничтожением до 70% находящегося в нем личного состава может составить от 4–6 до 10–12 ракет.
Таким образом, зенитный ракетный дивизион «Бук-М2» способен эффективно отражать любой ожидаемый налет наряда низколетящих крылатых ракет, действующих на предельно малых высотах. Ни у нас в стране, ни за рубежом зенитные ракетные системы «Бук-М2» аналогов не имеют.
В связи с этим ЗРС СД «Бук-М2» необходимо считать базовым средством для построения высокоэффективных САЗ ОВО и целесообразно рассмотреть вопрос о расширении его серийного производства и оснащения им как войск ПВО Сухопутных войск в модификации «Бук-М2», так и войск ПВО ВКО в модификации «Бук-М2–1». Следует напомнить, что в модификации «Бук-М2–1» боевые средства ЗРС размещены на колесных шасси, ЗРС специально разрабатывалась для ЗРВ Войск ПВО страны, успешно прошла Государственные испытания, принята на вооружение, но Минобороны до сих пор не востребована и серийно не производилась. На базе этой модификации ЗРС возможно создание системы в контейнерном исполнении в короткие сроки при незначительных финансовых затратах.
Применение в САЗ ОВО предлагаемых зенитных ракетных средств обеспечивает наиболее оптимальную конфигурацию по критерию «стоимость – эффективность», позволяет в короткие сроки реализовать САЗ на платформе серийных систем вооружения. Более мощные системы ПВО нового поколения для решения задач активной защиты избыточны по целому ряду характеристик, при этом существенно увеличивают стоимость комплекта САЗ ОВО.
Предлагаемая САЗ ОВО должна быть не только высокоэффективной, но и обладать высокой боевой устойчивостью при воздействии по ней специальных средств борьбы, назначаемых для ее поражения в начальный период боевых действий (например, специального эшелона подавления средств ПВО типа «Дикая ласка»). Сохранение боевых характеристик («выживаемость») должно обеспечить САЗ надежное отражение последующих основных ударов СВКН по прикрываемому объекту. Это наглядно подтвердили результаты действий США и других стран НАТО против Югославии, где масштабы применения противорадиолокационных ракет (ПРР) по средствам ПВО имели беспрецедентный размах.
Задачу «выживаемости» удалось решить за счет использования средств ПВО в определенной комбинации, т. е. создания на основе однородных (моногамных) ЗРК и ЗРС комбинированных (полигамных) зенитных ракетных систем (боевых модулей) путем их информационно-технического совмещения и обеспечения функционирования в едином информационно-управляющем пространстве, а также управления с единого командного пункта.
Такие полигамные боевые модули позволяют значительно увеличить устойчивость САЗ от ударов ПРР, сохранить ее способность надежно оборонять прикрываемый объект от последующих основных ударов СВКН и в целом поднять эффективность их поражения в типовых налетах (таких, как по Югославии или Ливии) до уровня 0,9 и более.
Практически полигамный боевой модуль, защищенный от ударов ПРР, удалось создать путем введения в состав ЗРС «Бук-М2» боевых машин ЗРК «Тор-М2» (две БМ ЗРК «Тор-М2» вместо двух СОУ и двух ПЗУ ЗРС «Бук-М2» соответственно). При этом БМ ЗРК «Тор-М2» сопрягаются между собой и с КП САЗ с помощью цифровых телекодовых каналов связи, образуя единый информационно-боевой модуль. Бортовые СОЦ двух БМ ЗРК «Тор-М2» совместно обеспечивают автономный просмотр воздушного пространства в секторе 0–64 град. в угломестной плоскости и формирование изодальностной зоны обнаружения, гарантированно позволяющей обнаруживать ПРР в полете при использовании ими всех возможных траекторий и поражать их на дальностях, обеспечивающих сохранность боевых средств ЗРС «Бук-М2».

Активная защита
Расчеты и фрагменты натурных испытаний показывают, что полигамное применение даже средств ПВО предыдущего поколения — «Бук-М1–2» и «Тор-М1» в едином информационно-управляющем пространстве позволяет повысить эффективность группировки более чем в 2,5 раза, а устойчивость от поражения ПРР — в 8–12 раз. Прогноз показывает, что совместное боевое применение средств нового поколения «Бук-М2» и «Тор-М2» позволит достигнуть еще более высоких результатов и сохранить за такими средствами полигамного состава статус современного оружия до 2030-35 годов.
Если будут приняты на вооружение новые боевые средства — гиперзвуковые крылатые ракеты (ГЗКР) или воздушно-космические системы (ВКС) — в состав САЗ ОВО могут быть введены боевые средства ЗРС С-300В4М: пусковая установка типа 9А82М с ЗУР 9М82МВ, обеспечивающая сверхвысотный и заатмосферный перехват указанных целей и дальнее поражение барражирующих постановщиков активных помех (ПАП), а также (при необходимости) многоканальная станция наведения ракет 9С32М (рис.3). Открытая архитектура построения САЗ ОВО позволяет безболезненно решить эти задачи и обеспечить перманентное поддержание высокой эффективности системы.
Следует также отметить, что существенно повысить выживаемость САЗ при массированном воздействии по ним ПРР возможно только с помощью ЗРК «Тор-М2». В силу заложенных в него технических особенностей ЗРПК «Панцирь-С1» указанных задач решить принципиально не может.
САЗ ОВО должна обеспечивать автономный режим функционирования, в том числе своевременную разведку всех типов приоритетных СВКН, действующих во всем диапазоне высот полета, в том числе предельно малых, и во всем диапазоне углов возможных траекторий полета ПРР и другого ВТО воздушного базирования. С этой целью в состав системы защиты предлагается включить комплексный узел разведки и целеуказания (УРЦ). Опыт подсказывает, что в состав УРЦ должны входить РЛС разведки воздушных целей, обеспечивающие работу в боевом, дежурно-боевом и дежурном режимах, а также средства пассивной радиолокации (радиотехнической разведки), средства приема информации от РЛС на воздушных носителях и средства обработки радиолокационной информации (ПОРИ). Конкретные типы РЛС и других средств выбираются в зависимости от решаемых САЗ ОВО задач (прикрытие мобильного или стационарного объекта) и оперативной подчиненности (ПВО ВКС, войска ПВО СВ, военные командования и др.).
Систему связи и обмена данными УРЦ и САЗ ОВО в целом, как показывает опыт создания автоматизированных группировок ПВО в ГСВГ, не имевших аналогов в мировой практике, необходимо иметь открытого типа, предусмотрев в ней «шлюзовые» средства получения информации от СПРН, региональных соединений и частей ВКО и ПВО военных командований. Должны быть также проработаны вопросы его интеграции в системы ПВО на региональном и общегосударственном уровне.
В состав САЗ ОВО должны входить средства, обеспечивающие создание (постановку) помех и снижение эффективности (радиуса действия и точности) навигационным системам космического базирования типа GPS, используемым США для высокоточного наведения «Томагавков» и другого ВТО на назначенные цели, а при возможности и необходимости — и бортовым радиоэлектронным средствам пилотируемых и беспилотных СВКН (средства РЭБ). Ранее подразделения и части РЭБ, входившие в состав Войск ПВО, применялись достаточно автономно, а из войск ПВО Сухопутных войск были изъяты, включены в состав СВ как самостоятельный род войск и использовались также практически автономно. Это далеко не всегда обеспечивало их эффективное применения при решении общих задач.
Вместе с тем, возможности средств РЭБ по совместной борьбе с СВКН, особенно при скоординированных действиях совместно с ЗРС (ЗРК) САЗ ОВО в едином информационно-управляющем пространстве оценены недостаточно, серьезных исследований по этому поводу не проводилось, хотя вклад средств РЭБ в повышение эффективности систем защиты ожидаем.
Однако, информация по составу и построению подсистемы РЭБ, в том числе противодействующим СВКН, использующим данные системы GPS, конфиденциальна и должна рассматриваться и обсуждаться при формировании тактико-технических заданий на конкретные САЗ.
Это же относится и к подсистеме защиты ОВО от террористических актов и нападений наземного противника. Но не из-за конфиденциальности, а скорее сообразно особенности построения такой подсистемы защиты в зависимости от дислокации самого объекта прикрытия в том или ином регионе, в той или иной структуре. Однако такая подсистема в САЗ ОВО должна быть и функционировать в едином информационно-управляющем пространстве вместе с другими средствами. Вот в этой подсистеме возможно применение и ЗРПК типа «Панцирь-С1».

Некоторые выводы

Хотелось бы еще раз акцентировать внимание на том, что в современных условиях создание и развертывание высокоэффективных систем активной защиты особо важных объектов, особенно районов базирования СЯС — первоочередных потенциальных целей для «быстрого глобального удара» — весьма актуально.
Проведенный анализ показывает, что САЗ ОВО предпочтительно создавать на базе современной многоканальной ЗРС средней дальности «Бук-М2» (в модификациях «Бук-М2» и «Бук-М2–1»), дополненной боевыми машинами многоканального ЗРК малой дальности «Тор-М2». Эти средства, работающие в едином информационно-управляющем пространстве и, по сути, представляющие собой единую полигамную зенитную ракетную систему, обеспечивают высокоэффективную борьбу с крылатыми ракетами «быстрого глобального удара» и самозащиту от ударов противорадиолокационных ракет.
Предложения по созданию высокоэффективных систем защиты базируются на применении серийно выпускаемого вооружения и фактически не требуют значительных дополнительных финансовых и материальных затрат. 

Об авторе:

Лузан Александр Григорьевич, доктор технических наук, лауреат Государственной премии РФ, генерал- лейтенант в отставке

arsenal-otechestva.ru

В Российской Федерации

Как появилась активная броня танка? Её разработали и внедрили советские создатели вооружения. Понятие активной защиты железных машин впервые было озвучено в одном из тульских КБ, примерно в 1950 году. Первый комплекс инновационного изобретения «Дрозд» был установлен на танке Т-55АД, который получила армия в 1983 году.

активна броня

Вообще «Дрозд» — это первая в мире конструкция, принятая на вооружение и выпускавшаяся серийно. Её рабочие характеристики позволяли использовать танк без ограничений.

Кстати, активная броня значительно (в два раза и более) повышает выносливость железных гигантов.

В 1980 году система «Дрозд» была модернизирована и получила индекс «Дрозд-2». Вместе с тем была разработана активная защита «Арена», но в связи с развалом постсоветского пространства она не пошла в серию так же, как и обновлённый комплекс.

Изобретение активной брони «Арена» способствовало решению некоторых проблем. К примеру, ранее при уничтожении атакующего боезаряда своя пехота поражалась осколками реактивной гранаты либо ПТУРС и антиракеты. А теперь разлёт осколков (сверху вниз) и траектория перемещения защитного блока рассчитывались так, чтобы полностью ликвидировать зону сплошного поражения и одновременно гарантировать уничтожение атакующей ракеты.

Сегодня над платформой «Армата» работает Коломенское КБМ КАЗ. Специалисты усиленно трудятся над комплексом «Афганит». Рассказывают, будто конструкция в своём составе будет иметь РЛС миллиметрового диапазона, а для ликвидации целей будет применяться ударное ядро взамен традиционного пространственного осколочного потока.

Перехватываемая цель, по всей видимости, будет перемещаться с максимальной скоростью 1700 м/с.

Зарубежные разработки

А в каких ещё странах разрабатывалась активная броня танка? Её создавали во Франции, США, Германии и Израиле. Но СССР внезапно развалился, и все эти попытки потеряли свою актуальность. Кроме того, военные бюджеты были сокращены, а это повлекло за собой многочисленные похороны уникальных проектов.

Можно отметить лишь единственное исключение – украинскую систему «Заслон». Именно она была доведена до уровня действующих образцов. Конечно, к апрелю 2010 года конструкция ещё не успела пройти государственное тестирование и поступить на вооружение украинской армии, но она весьма активно рекламировалась на экспорт.

активная броня

Интересно, а как работает активная броня? Например, комплекс «Заслон» обладает любопытными особенностями – противоракетные боезаряды не отстреливаются, а подавляются прямо на поверхности военной машины. Также, по заявлению разработчиков, решён вопрос ликвидации боезарядов, штурмующих сверху. Более того, под влиянием эшелонированного осколочного потока и взрывной волны, боезаряды с металлической цельной оболочкой (БОПС) меняют свой путь. Они либо встречаются с базовым бронированием под невыгодным углом, либо уходят за пределы зоны экранируемого объекта. Именно эти нюансы помещают данную систему в разряд защитных универсальных средств.

Когда бывает активна броня, мы разберёмся далее, а сейчас обратим внимание на Запад. В 2004-2006 годах в западных странах начались усиленные разработки активных защитных комплексов. Американцы также ускорили создание таких систем: они вынуждены были бороться с постоянными обстрелами военных колонн из РПГ-7 в Ираке. Кроме того, ливанская вторая война с сосредоточенным использованием ПТУРС и гранатомётов подпортила нервишки руководству США.

Известно, что если в Америке система Quick Kill требует ещё внушительной доработки, то в Израиле уже находятся в рабочем состоянии Trophy и Iron Fist. Когда завершилась война 2006 года, специалисты задумали оснастить танк «Меркава-4» комплексом активной защиты (КАЗ) «Трофи» (производство Израиль). Данная система способна уничтожать угрожающие машине снаряды ПТРК/РПГ. Именно поэтому Mk.4 является первым иностранным ОБТ с КАЗ.

Необходимо отметить, что на первые танки активная защита не устанавливалась всего лишь из-за недостаточного финансирования. Серийное производство «железных колоссов», оборудованных КАЗ «Трофи», обозначавшихся «Меркава Mk.4M», началось в последних месяцах 2008 года. И уже в 2009 году они начали поступать в армию.

Вообще уникальность этого израильского комплекса заключается в автоматической перезарядке. Кроме того, он может поражать одновременно несколько объектов.

Проблемы

Многие говорят, что если есть активна броня танка, он выйдет победителем из любой переделки. Но у всех систем защиты есть общие недочёты. Неясно, как комплекс будет работать при внушительной тряске. Многие ПТУРы (к примеру, FGM-148 Javelin) попадают в крышу танка, в обход защищённого периметра. Взрыв в нескольких метрах от «железного гиганта», возможно, повредит оборудование, размещённое на крыше. Наверняка выйдет из строя и защитная система.

активная броня принцип действия

Также конечная производительность устройства с необходимостью перезарядки не позволяет защищаться от множественных атак с одной стороны. Именно эту особенность учли при разработке РПГ-30, оснащённую передовым боезарядом, который обеспечивает работу защитного устройства на расстоянии безопасном для реактивной гранаты.

Т-62

А давайте теперь выясним, что собой представляет танк Т-62 с активной бронёй? Вообще Т-62 («Объект 166») – средний советский танк. Он сконструирован на базе танка Т-55. Его изготавливали в СССР с 1961 по 1975 год. Это первая в мире машина с гладкоствольным орудием калибра 115 мм и весом среднего танка при максимальном уровне бронирования (концепция базовой военной машины).

История создания

На вооружении Советского Союза в 1950-х годах находился Т-54/55 – базовый средний танк. Машина постоянно совершенствовалась, повышалась её огневая мощь, но её нарезная 100-мм пушка Д-10Т оставалась прежней.

До 1961 года Д-10Т воевала лишь малокалиберными бронебойными снарядами и к 1950 году уже не могла обеспечить эффективное поражение нового среднего танка М48 (производство США). А западные танки в то время уже работали подкалиберными боезарядами с отъединяющимся поддоном и не вращающимися кумулятивными боезарядами, пробивающими броню советского танка на обычных дистанциях боя.

Над созданием Т-62 трудились две группы советских специалистов-танкостроителей 1950-х годов. Первая занималась разработкой нового оружия для средних танков, а вторая воплощала в жизнь инициативные проекты КБ Уралвагонзавода – создавала перспективный средний танк для замены Т-54/55.

Интересно, что в 1958 году в КБ Уралвагонзавода были завершены работы по многообещающему танку «Объект 140». Инициатором завершения проекта был Л. Н. Карцев, занимавший пост главного конструктора завода. Именно он счёл новую машину слишком нетехнологичной и сложной в эксплуатации.

активная броня т 90

Предвидя такой исход, эксперты параллельно разрабатывали танк «Объект 165», который являлся неким гибридом, состоявшим из башни и корпуса «Объекта 140», боевого участка «Объекта 150» и моторно-трансмиссионной части и ходового механизма Т-55. Заводское тестирование изделия было завершено в 1958 году: по его итогам Министерство обороны утвердило проект второй версии «Объекта 165», ещё более приближённой по строению к серийному Т-55.

Кроме «Объекта 165» в 1950-х годах разрабатывалось большое количество иных подающих большие надежды средних танков. Они на вооружении должны были иметь новую нарезную 100-мм пушку Д-54 (У-8ТС), созданную в 1953 году. По сравнению с Д-10, Д-54 имела бронепробиваемость большую на 25%, а первичная скорость её бронебойной ракеты была увеличена с 895 до 1015 м/с. Но и эти параметры считались недостаточными для успешной борьбы с западными танками, а более современных типов снарядов ещё не существовало.

Необходимо отметить, что со стороны военных поступали серьёзные возражения по поводу наличия на Д-54 дульного тормоза. Это устройство при стрельбе способствовало образованию снежного, пылевого либо песчаного облака, демаскирующего танк и мешающего наблюдению за итогами пальбы. К тому же у многих возникали опасения, что дульная волна будет негативно влиять на танковый десант и пехоту сопровождения.

Базовый танк с активной бронёй Т-72Б

Интересно, а что собой представляет танк Т-72Б с активной броней? Это изделие версии 1985 года. Оно от предков отличается наличием системы ракетного координируемого вооружения и мощным броневым экранированием башни. Кроме этого, данная машина оснащена навесной динамичной защитой, сооружённой из 227 контейнеров, более половины из которых размещено на башне.

Активная защита

Известно, что танк с активной броней Т-72Б проектировался в период модернизации Т-72А. Машина является третьим поколением ОБТ: она оснащена динамической охраной «Контакт», усовершенствованной СУО (имеет двухплоскостной стабилизатор пушки 2Э42-2 для пальбы на ходу) и системой координируемого оружия 9К120 «Свирь» (оснащена устройством наведения 1К13-49). Модернизация башни повлекла за собой увеличение веса до 44,5 тонны.

Т-90

А чем хороша активная броня Т-90? Известно, что Т-90 «Владимир» — базовый военный танк России. Его создали в конце 1980-х годов как глубокое улучшение танка Т-72Б, именуемое «Т-72Б модернизированный». Но в 1992 году он поступил в армию уже под индексом Т-90.

Когда Поткина В. И. (главного проектировщика танка) не стало, правительство РФ решило Т-90 присвоить имя «Владимир».

Кстати, в период с 2001 по 2010 годы Т-90 считался самым продаваемым новым ОБТ на мировом рынке.

Интересно, что в 2010 году машина Т-90 закупалась по контрактам для армии РФ по цене 70 миллионов рублей. К 2011 году стоимость Т-90 повысилась и составила 118 миллионов рублей. С конца 2011 года закупка Т-90 для российских войск была прекращена.

9 сентября 2011 года в Нижнем Тагиле на международной выставке был показан публично Т-90СМ, новый экспортный образец танка Т-90.

Активное заступничество

А у Т-90 защита активна? Броня традиционная у него имеется, есть и динамическая защита. Кроме того, эта машина оборудована активной защитой, сооружённой из системы оптическо-электронного подавления «Штора-1». Данное устройство предназначено для защиты от поражения железного гиганта противотанковыми координируемыми ракетами и сконструировано из станции «Штора-1» и прибора, образующего завесу.

Кстати, «Штора-1» предназначена для защиты от ракет, оснащённых самозарядной системой наведения. Она сконструирована из пары модуляторов, двух прожекторов инфракрасных ОТШУ-1-7 и пульта управления.

Всем известно, что когда защита активна, броня непробиваема. Устройство, образующее завесу, противодействует управляемым боезарядам, которые оснащены самозарядным наведением по лучу лазера либо лазерным самонаведением. Это устройство также препятствует работе лазерных дальномеров и образованию дымовой завесы.

т 62 с активной броней

Данная структура состоит из набора индикаторов лазерного излучения, сконструированного из двух датчиков грубого и двух – точного нахождения направления, прибора координирования и двенадцати пусковых систем гранат, наполненных аэрозолем.

Это действительно уникальное изобретение — активная броня. Принцип действия её состоит в следующем: если обнаружено облучение танка лазерным излучением, система, образующая завесы, определяет направление исходящей опасности и оповещает экипаж. Далее, либо по указанию командира экипажа, либо автоматически осуществляется отстрел аэрозольной гранаты, которая создаёт аэрозольное облако, нейтрализующее лазерное излучение, нарушая действие систем наведения ракеты. Кроме того, новоявленное облако маскирует железную машину, превращаясь в дымовую завесу.

«Афганит»

Итак, продолжаем дальше рассматривать, что же такое активная броня. «Афганит» — система активной обороны (КАЗ) танка. Его создали специалисты России в 2010-х годах.

Данное устройство защищает тяжёлую бронированную технику от кумулятивных противотанковых ракет (ПТУР и КС) и подкалиберных боезарядов.

Сконструировано из радиолокационного агрегата, оптическо-электронных датчиков и приборов лазерного прицеливания, пары блоков преобразования, пульта управления, вычислителя, комплекта кабелей, распределительной коробки, защитного оружия в установочных шахтах.

Противоснарядная защита в основном находится под башней на корпусе, поэтому она трудноуязвима для большинства боезарядов, в отличие от иных КАЗ. У этого устройства радарные приборы продублированы. Оно оснащено системой постановки помех и имеет возможность ликвидировать боеприпасы, используя зенитный пулемёт и базовый АФАР радар. Кстати, такая схема защиты, фактически, также может считаться отдельным самостоятельным комплексом.

активная броня афганит

Создатели «Афганита» приобрели патент RU 2263268 на устройство обороны, работающей по принципу «ядерного удара», что позволяет сбивать перспективные ракеты со скоростями до 3000 м/с. Сегодня (до окончания государственного тестирования) внимание уделяется варианту со скоростью цели до 1700 м/с. Такой аппарат сможет перехватывать практически любой боезаряд, перемещающийся с максимальной скоростью.

В первую очередь «Афганит» является ударным ядром, запускаемым с отстреливаемого боезаряда сперва по направлению крепления контейнера ракеты (прямо), далее в каком угодно направлении. Устройство способно эффективно разрушать атакующие мишени всех типов. В башне также имеются укрытые от боковых воздействий два вида боеприпасов, необходимых для постановки помех, которые маскируют танк в момент атаки от различных современных противотанковых ракет.

Кстати, радар АФАР является самостоятельной системой.

Принцип манипуляций

Пошагово система действует следующим образом:

  • Используются данные, полученные по каналам связи, которые скрыты от противника, от различных средств обнаружения и стойкие к помехам. Система опирается на личные инструменты наведения и обнаружения.
  • Обнаружение угроз через ЛРС. На моделях «Афганит» для Т-14 и Т-15 угрозы отслеживаются через ЛРС панорамного обзора типа АФАР с внушительной дальностью обнаружения.
  • Устанавливается тип угрозы в рамках исполнения задач ближней защиты инструментами КАЗ.

Последовательность перехвата:

  • Угроза атакуется средствами ПВО (Т-15 использует орудие 30 мм и ПТУР с зенитными ракетами, а Т-14 — зенитный пулемёт 12,7 мм).
  • Создание помех средствами уничтожения прицельных устройств, атакующих систем. Уничтожение ведётся силами КАЗ.
  • Перехват контрбоезарядами. Перехват действует в диаметре до двадцати метров (нейтрализует также и подкалиберные снаряды).

В пусковых трубах «Афганит», расположенных под башней, могут быть размещены как большие ракеты, так и сборные (по два-три боеприпаса в каждой). Последний вариант отвечает логике подготовительного отстрела перехватчика с последующим запрограммированным целевым выстрелом ударным ядром.

Официально выявлено, что верхняя полусфера закамуфлирована КАЗ, поэтому существует вероятность использования программного подрыва. Потенциально такие перехватчики размещаются в кассетных противотанковых БЧ РСЗО калибром около 200 мм.

Кстати, два типа боезарядов, прикреплённые к крыше, могут быть как причинами помех, так и средством уничтожения малоценных боезарядов, атакующих массово. Кроме того, в крыше один из боеприпасов может выполнять функцию гранаты длительного прикрытия помехами либо гранаты с помехами иных частотных диапазонов.

При этом нужно учитывать наличие тотального покрытия Т-14 и Т-15, которое весьма эффективно защищает от кассетных снарядов.

Мы надеемся, что данная статья поможет вам в более глубоком изучении активной защиты танков.

fb.ru

Активная защита — разновидность защиты боевой машины (БМ), применяемая в активном режиме на летательных аппаратах (ЛА), бронетехнике и так далее.

Представляет собой расположенные на ЛА, танке или иной бронированной машине систему, которая при обнаружении приближающегося к танку противотанкового боеприпаса (ракеты ПТУР, гранаты РПГ и тому подобное) ставит помехи (как электромагнитные, так и кинетические), уничтожающие, или, по меньшей мере, сильно ослабляющие действие атакующего боевого припаса. Применение систем активной защиты позволяет значительно (в два — три раза и более) повысить живучесть танков. В литературе встречаются наименования — комплекс активной защиты (КАЗ), система активной защиты (САЗ).

Система включает в свой состав РЛС[уточнить] (современные системы обнаружения пуска ракет, работающие в ультрафиолетовом диапазоне (именно в этом диапазоне хорошо различима работа реактивных двигателей), устанавливаются на некоторые летательные аппараты и на наземную технику, однако пока это только опытные образцы). Система предупреждает экипаж о пуске в его сторону, автоматически разворачивается вооружение, и срабатывает автоматическая система постановки завесы — перед снарядом выстреливается аэрозольное облако, позволяющее закрыть цель в инфракрасном и оптическом диапазоне.

Система оптико-электронного подавления, установленная на башне танка, включает прожектора, которые испускают в оптическом и инфракрасном диапазонах модулированное излучение, которое на дистанции 2–2,5 км приводит к подавлению работы оптико-электронных координаторов систем наведения ПТУР. Координаторы получают ложные сигналы от этих прожекторов, и на ракету поступают неверные команды, отчего она либо врезается в землю, либо пролетает мимо.

В системе с отстреливаемыми защитными зарядами устройство, совмещённое с РЛС локального действия, даёт команду на отстрел специальных зарядов, которые при сближении со снарядом взрываются, формируя облако осколков, поражающих приближающийся боеприпас.

Российская система оптико-электронного подавления «Штора-1» хорошо работает по устаревшим комплексам Milan, HOT, TOW первых модификаций, «Малютка», «Фагот», «Фаланга», «Конкурс» и др. Но на новых системах (напр. TOW-2A) помимо ксеноновой лампы в корме ракеты установлен инфракрасный излучатель со своим модулятором, также воспринимаемый координатором комплекса, поэтому данная система становится неэффективна. И на перспективных машинах, например на модернизированных танках Т-90СМ, она не ставится.

Пионерами в разработке и внедрении систем активной защиты танков стали советские танкостроители. Идея активной защиты танка впервые была сформулирована в одном из тульских КБ в конце 1950-х гг . Первый комплекс активной защиты «Дрозд» устанавливался на танке Т-55АД, был принят на вооружение в 1983 году. «Дрозд» — первый в мире комплекс, принятый на вооружение и выпускавшийся серийно. Эксплуатационные характеристики комплекса не накладывали ограничений на условия применения танка.

Конец 1980-х — опытно-конструкторские работы по созданию КАЗ «Барьер»[2]. В конце 1980-х годов КАЗ «Дрозд» был модернизирован и получил индекс «Дрозд-2». В это же время был создан комплекс активной защиты «Арена», но [источник не указан 1676 дней]. В комплексе активной защиты «Арена» была сделана попытка решить проблему поражения своей пехоты при уничтожении атакующего боеприпаса осколками самой противоракеты и ПТУРС или реактивной гранаты. Траектория полета защитного блока и разлет осколков (по направлению сверху вниз) рассчитаны таким образом, чтобы свести к минимуму зону сплошного поражения и при этом гарантировать уничтожение или серьёзное повреждение атакующей ракеты.

в силу экономического развала на постсоветском пространстве он, как и комплекс Дрозд-2, в серию не пошёл

«Комплект для городского боя»[уточнить], разработанным Уралвагонзаводом, предназначены для модернизации танков (Т-72 и пр.). В этом случае живучесть машин на поле боя вырастет многократно.[3]

Последним по времени является разрабатываемый, в рамках работы над платформой «Армата», Коломенским КБМ КАЗ «Афганит». По слухам, комплекс будет иметь в своем составе РЛС миллиметрового диапазона, для уничтожения целей будет применены контрбоеприпасы, разрушающие ракету подрывом на удалении 3–5 м, имеющие ударное ядро, в отличие от традиционного пространственного потока осколков. Максимальная скорость перехватываемой цели должна составить 1700 м/с.

В прошлом году сообщалось, что боевые машины семейства «Армата» получат ультрафиолетовые пеленгаторы, которые позволяют перехватывать противотанковые ракеты, реактивные снаряды и гранаты. В их основе лежат ультрафиолетовые фотокатоды, обнаруживают цели по ионизированному воздушному следу от работающего двигателя. На основании полученных данных комплекс активной защиты «Арматы» собьет цель с помощью специального снаряда или расстреляет его из крупнокалиберного пулемета. Подобные РЛС установлены на российских истребителях пятого поколения.

В это же время разработкой подобных систем начали заниматься во Франции, Германии, США и Израиле. Но грянувший распад СССР сделал все эти попытки малоактуальными, а последующие сокращения военных бюджетов практически окончательно похоронили эти проекты.

Единственным исключением служит доведённая до уровня действующих образцов украинская система «Заслон». Устанавливается (несерийные образцы) на Т-64БВ вооружённых сил Украины, активно рекламируется на экспорт. КАЗ «Заслон» обладает интересными особенностями — противоракетные боеприпасы не отстреливаются, а инициируются прямо на поверхности боевой машины. Также, по заявлению разработчиков, решена проблема уничтожения боеприпасов, атакующих сверху. Более того, под воздействием взрывной волны и высокоскоростного эшелонированного потока осколков, боеприпасы с цельным металлическим корпусом (БОПС) меняют свою траекторию и либо уходят за пределы зоны защищаемого объекта, либо встречаются с основным бронированием под невыгодным углом. Это ставит данную систему в разряд универсальных защитных средств.

Некоторый прогресс в плане активных защитных систем на Западе наметился в 2004—2006 годах. Постоянные обстрелы колонн американских войск из РПГ-7 в Ираке и вторая ливанская война с массированным применением ПТУРС и гранатометов последних разработок заставили американцев ускорить разработки. Но если в США доведение системы Quick Kill (англ. Quick Kill) требует ещё серьёзной работы[когда?], то в Израиле существует в рабочем состоянии два таких КАЗ: Трофи (Trophy) и Айрон фист (Iron Fist). После войны 2006 года было принято решение об оснащении израильских «Меркава 4» КАЗ «Трофи», предназначенной для уничтожения угрожающих танку снарядов ПТРК/РПГ, что сделало Mk.4 первым зарубежным ОТ с активной защитой. Следует отметить, что танк изначально имел возможность установки активной защиты, но вследствие недостаточного финансирования не оснащался ею. Серийное производство танков, оснащённых КАЗ «Трофи», получивших обозначение «Меркава Mk.4M», началось в конце 2008 года[4], а весной 2009 они начали поступать в войска[5][6].

Уникальность этой израильской системы заключается в автоматической перезарядке и, по заявлению производителей, в возможности поражать одновременно несколько целей[источник не указан 1586 дней].

У всех систем активной защиты есть общие недостатки. Например, непонятно, как система будет действовать при сильной тряске. Многие ПТУРы (например, FGM-148 Javelin) бьют в крышу танка, в обход защищённой зоны. А разрыв в нескольких метрах от танка, вероятно, повредит расположенное на крыше оборудование, включая и защитную систему. Помимо этого, применение системы активной защиты практически исключают взаимодействие танка с сопровождающей его пехотой[7].

Конечная производительность системы с необходимостью перезарядки не позволяет отражать множественные атаки с одного направления. Эта особенность учтена при создании РПГ-30 с лидирующим снарядом, призванным обеспечить срабатывание системы защиты танка на безопасном для реактивной гранаты расстоянии.

dir.md

Принцип действия

Система включает в свой состав РЛС[уточнить] (современные системы обнаружения пуска ракет, работающие в ультрафиолетовом диапазоне (именно в этом диапазоне хорошо различима работа реактивных двигателей), устанавливаются на некоторые летательные аппараты и на наземную технику, однако пока это только опытные образцы). Система предупреждает экипаж о пуске, в его сторону может автоматически развернуться вооружение, и срабатывает автоматическая система постановки завесы — перед ним выстреливается аэрозольное облако, позволяющее закрыть цель в инфракрасном и оптическом диапазоне.

Имеются разновидности по принципу воздействию:

  • Система оптико-электронного подавления;
  • Системы с отстреливаемыми (либо неотстреливаемыми) защитными зарядами.

Система оптико-электронного подавления, установленная на башне танка, включает прожектора, которые испускают в оптическом и инфракрасном диапазонах модулированное излучение, которое на дистанции 2–2,5 км приводит к подавлению работы оптико-электронных координаторов систем наведения ПТУР. Координаторы получают ложные сигналы от этих прожекторов, и на ракету поступают неверные команды, отчего она либо врезается в землю, либо пролетает мимо.

В системе с отстреливаемыми защитными зарядами устройство, совмещённое с РЛС локального действия, даёт команду на отстрел специальных зарядов, которые при сближении со снарядом взрываются, формируя облако осколков, поражающих приближающийся боеприпас.

Система оптико-электронного подавления

Российская система оптико-электронного подавления «Штора-1» хорошо работает по устаревшим комплексам Milan, HOT, TOW первых модификаций, «Малютка», «Фагот», «Фаланга», «Конкурс» и др. Но на новых системах (напр. TOW-2A) помимо ксеноновой лампы в корме ракеты установлен инфракрасный излучатель со своим модулятором, также воспринимаемый координатором комплекса, поэтому данная система становится неэффективна. И на перспективных машинах, например на модернизированных танках Т-90СМ, она не ставится.

В России

Пионерами в разработке и внедрении систем активной защиты танков стали советские танкостроители. Идея активной защиты танка впервые была сформулирована в одном из тульских КБ в конце 1950-х гг . Первый комплекс активной защиты «Дрозд» устанавливался на танке Т-55АД, был принят на вооружение в 1983 году. «Дрозд» — первый в мире комплекс, принятый на вооружение и выпускавшийся серийно. Эксплуатационные характеристики комплекса не накладывали ограничений на условия применения танка.

В 1960-х — комплексы активной защиты «Дождь» и «Азот»[1]. Активная защита

Конец 1980-х — опытно-конструкторские работы по созданию КАЗ «Барьер»[2]. В конце 1980-х годов КАЗ «Дрозд» был модернизирован и получил индекс «Дрозд-2». В это же время был создан комплекс активной защиты «Арена», но в силу экономического развала на постсоветском пространстве он, как и комплекс Дрозд-2, в серию не пошёлК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1678 дней]. В комплексе активной защиты «Арена» была сделана попытка решить проблему поражения своей пехоты при уничтожении атакующего боеприпаса осколками самой противоракеты и ПТУРС или реактивной гранаты. Траектория полета защитного блока и разлет осколков (по направлению сверху вниз) рассчитаны таким образом, чтобы свести к минимуму зону сплошного поражения и при этом гарантировать уничтожение или серьёзное повреждение атакующей ракеты.

«Комплект для городского боя»[уточнить], разработанным Уралвагонзаводом, предназначены для модернизации танков (Т-72 и пр.). В этом случае живучесть машин на поле боя вырастет многократно.[3]

Последним по времени является разрабатываемый, в рамках работы над платформой «Армата», Коломенским КБМ КАЗ «Афганит». По слухам, комплекс будет иметь в своем составе РЛС миллиметрового диапазона, для уничтожения целей будет применены контрбоеприпасы, разрушающие ракету подрывом на удалении 3–5 м, имеющие ударное ядро, в отличие от традиционного пространственного потока осколков. Максимальная скорость перехватываемой цели должна составить 1700 м/с.

Зарубежные разработки

В это же время разработкой подобных систем начали заниматься во Франции, Германии, США и Израиле. Но грянувший развал СССР сделал все эти попытки малоактуальными, а последующие сокращения военных бюджетов практически окончательно похоронили эти проекты.

Единственным исключением служит доведённая до уровня действующих образцов украинская система «Заслон». Устанавливается (несерийные образцы) на Т-64БВ вооружённых сил Украины, активно рекламируется на экспорт. КАЗ «Заслон» обладает интересными особенностями — противоракетные боеприпасы не отстреливаются, а инициируются прямо на поверхности боевой машины. Также, по заявлению разработчиков, решена проблема уничтожения боеприпасов, атакующих сверху. Более того, под воздействием взрывной волны и высокоскоростного эшелонированного потока осколков, боеприпасы с цельным металлическим корпусом (БОПС) меняют свою траекторию и либо уходят за пределы зоны защищаемого объекта, либо встречаются с основным бронированием под невыгодным углом. Это ставит данную систему в разряд универсальных защитных средств.

Некоторый прогресс в плане активных защитных систем на Западе наметился в 2004—2006 годах. Постоянные обстрелы колонн американских войск из РПГ-7 в Ираке и вторая ливанская война с массированным применением ПТУРС и гранатометов последних разработок заставили американцев ускорить разработки. Но если в США доведение системы Quick Kill (англ. Quick Kill) требует ещё серьёзной работы[когда?], то в Израиле существует в рабочем состоянии два таких КАЗ: Трофи (Trophy) и Айрон фист (Iron Fist). После войны 2006 года было принято решение об оснащении израильских «Меркава 4» КАЗ «Трофи», предназначенной для уничтожения угрожающих танку снарядов ПТРК/РПГ, что сделало Mk.4 первым зарубежным ОБТ с активной защитой. Следует отметить, что танк изначально имел возможность установки активной защиты, но вследствие недостаточного финансирования не оснащался ею. Серийное производство танков, оснащённых КАЗ «Трофи», получивших обозначение «Меркава Mk.4M», началось в конце 2008 года[4], а весной 2009 они начали поступать в войска[5][6].

Уникальность этой израильской системы заключается в автоматической перезарядке и, по заявлению производителей, в возможности поражать одновременно несколько целейК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1588 дней].

Проблемы

У всех систем активной защиты есть общие недостатки. Например, непонятно, как система будет действовать при сильной тряске. Многие ПТУРы (например, FGM-148 Javelin) бьют в крышу танка, в обход защищённой зоны. А разрыв в нескольких метрах от танка, вероятно, повредит расположенное на крыше оборудование, включая и защитную систему. Помимо этого, применение системы активной защиты практически исключают взаимодействие танка с сопровождающей его пехотой[7].

Также, конечная производительность системы с необходимостью перезарядки не позволяет отражать множественные атаки с одного направления. Эта особенность учтена при создании РПГ-30 с лидирующим снарядом, призванным обеспечить срабатывание системы защиты танка на безопасном для реактивной гранаты расстоянии.

См. также

  • Средства инфракрасного противодействия

Литература

  • MacNeil M. [www.journal.forces.gc.ca/vol13/no2/doc/MacNeill-Pages1725-eng.pdf Active Protection Systems: A Potential Jackpot to Future Army Operations] (англ.) // Canadian Military Journal. — 2013. — Т. 13, № 02. — С. 17-25.
  • Paolo Valpolini Active Armoured Vehicle Protection,or an Extra Seven Tonnes? (англ.) // Armada International : журнал. — 2015. — № 01. — С. 10-14.

Ссылки

  • [armor.kiev.ua/ptur/azt/T-55drozd.html АКТИВНАЯ ЗАЩИТА ТАНКА] // armor.kiev.ua
  • [arms-tass.su/?page=article&cid=25&aid=77688 Израильская система активной защиты танков «Трофи», как и любая другая подобная система, преодолимы]. АРМС-ТАСС (12 ноября 2009). Проверено 27 июня 2014.

Примечания

Отрывок, характеризующий Активная защита

Княжна Марья пожала его руку. Он чуть заметно поморщился от пожатия ее руки. Он молчал, и она не знала, что говорить. Она поняла то, что случилось с ним за два дня. В словах, в тоне его, в особенности во взгляде этом – холодном, почти враждебном взгляде – чувствовалась страшная для живого человека отчужденность от всего мирского. Он, видимо, с трудом понимал теперь все живое; но вместе с тем чувствовалось, что он не понимал живого не потому, чтобы он был лишен силы понимания, но потому, что он понимал что то другое, такое, чего не понимали и не могли понять живые и что поглощало его всего.
– Да, вот как странно судьба свела нас! – сказал он, прерывая молчание и указывая на Наташу. – Она все ходит за мной.
Княжна Марья слушала и не понимала того, что он говорил. Он, чуткий, нежный князь Андрей, как мог он говорить это при той, которую он любил и которая его любила! Ежели бы он думал жить, то не таким холодно оскорбительным тоном он сказал бы это. Ежели бы он не знал, что умрет, то как же ему не жалко было ее, как он мог при ней говорить это! Одно объяснение только могло быть этому, это то, что ему было все равно, и все равно оттого, что что то другое, важнейшее, было открыто ему.
Разговор был холодный, несвязный и прерывался беспрестанно.
– Мари проехала через Рязань, – сказала Наташа. Князь Андрей не заметил, что она называла его сестру Мари. А Наташа, при нем назвав ее так, в первый раз сама это заметила.
– Ну что же? – сказал он.
– Ей рассказывали, что Москва вся сгорела, совершенно, что будто бы…
Наташа остановилась: нельзя было говорить. Он, очевидно, делал усилия, чтобы слушать, и все таки не мог.
– Да, сгорела, говорят, – сказал он. – Это очень жалко, – и он стал смотреть вперед, пальцами рассеянно расправляя усы.
– А ты встретилась с графом Николаем, Мари? – сказал вдруг князь Андрей, видимо желая сделать им приятное. – Он писал сюда, что ты ему очень полюбилась, – продолжал он просто, спокойно, видимо не в силах понимать всего того сложного значения, которое имели его слова для живых людей. – Ежели бы ты его полюбила тоже, то было бы очень хорошо… чтобы вы женились, – прибавил он несколько скорее, как бы обрадованный словами, которые он долго искал и нашел наконец. Княжна Марья слышала его слова, но они не имели для нее никакого другого значения, кроме того, что они доказывали то, как страшно далек он был теперь от всего живого.
– Что обо мне говорить! – сказала она спокойно и взглянула на Наташу. Наташа, чувствуя на себе ее взгляд, не смотрела на нее. Опять все молчали.
– Andre, ты хоч… – вдруг сказала княжна Марья содрогнувшимся голосом, – ты хочешь видеть Николушку? Он все время вспоминал о тебе.
Князь Андрей чуть заметно улыбнулся в первый раз, но княжна Марья, так знавшая его лицо, с ужасом поняла, что это была улыбка не радости, не нежности к сыну, но тихой, кроткой насмешки над тем, что княжна Марья употребляла, по ее мнению, последнее средство для приведения его в чувства.
– Да, я очень рад Николушке. Он здоров?

Когда привели к князю Андрею Николушку, испуганно смотревшего на отца, но не плакавшего, потому что никто не плакал, князь Андрей поцеловал его и, очевидно, не знал, что говорить с ним.
Когда Николушку уводили, княжна Марья подошла еще раз к брату, поцеловала его и, не в силах удерживаться более, заплакала.
Он пристально посмотрел на нее.
– Ты об Николушке? – сказал он.
Княжна Марья, плача, утвердительно нагнула голову.
– Мари, ты знаешь Еван… – но он вдруг замолчал.
– Что ты говоришь?
– Ничего. Не надо плакать здесь, – сказал он, тем же холодным взглядом глядя на нее.

Когда княжна Марья заплакала, он понял, что она плакала о том, что Николушка останется без отца. С большим усилием над собой он постарался вернуться назад в жизнь и перенесся на их точку зрения.
«Да, им это должно казаться жалко! – подумал он. – А как это просто!»
«Птицы небесные ни сеют, ни жнут, но отец ваш питает их», – сказал он сам себе и хотел то же сказать княжне. «Но нет, они поймут это по своему, они не поймут! Этого они не могут понимать, что все эти чувства, которыми они дорожат, все наши, все эти мысли, которые кажутся нам так важны, что они – не нужны. Мы не можем понимать друг друга». – И он замолчал.

Маленькому сыну князя Андрея было семь лет. Он едва умел читать, он ничего не знал. Он многое пережил после этого дня, приобретая знания, наблюдательность, опытность; но ежели бы он владел тогда всеми этими после приобретенными способностями, он не мог бы лучше, глубже понять все значение той сцены, которую он видел между отцом, княжной Марьей и Наташей, чем он ее понял теперь. Он все понял и, не плача, вышел из комнаты, молча подошел к Наташе, вышедшей за ним, застенчиво взглянул на нее задумчивыми прекрасными глазами; приподнятая румяная верхняя губа его дрогнула, он прислонился к ней головой и заплакал.
С этого дня он избегал Десаля, избегал ласкавшую его графиню и либо сидел один, либо робко подходил к княжне Марье и к Наташе, которую он, казалось, полюбил еще больше своей тетки, и тихо и застенчиво ласкался к ним.
Княжна Марья, выйдя от князя Андрея, поняла вполне все то, что сказало ей лицо Наташи. Она не говорила больше с Наташей о надежде на спасение его жизни. Она чередовалась с нею у его дивана и не плакала больше, но беспрестанно молилась, обращаясь душою к тому вечному, непостижимому, которого присутствие так ощутительно было теперь над умиравшим человеком.

Князь Андрей не только знал, что он умрет, но он чувствовал, что он умирает, что он уже умер наполовину. Он испытывал сознание отчужденности от всего земного и радостной и странной легкости бытия. Он, не торопясь и не тревожась, ожидал того, что предстояло ему. То грозное, вечное, неведомое и далекое, присутствие которого он не переставал ощущать в продолжение всей своей жизни, теперь для него было близкое и – по той странной легкости бытия, которую он испытывал, – почти понятное и ощущаемое.
Прежде он боялся конца. Он два раза испытал это страшное мучительное чувство страха смерти, конца, и теперь уже не понимал его.
Первый раз он испытал это чувство тогда, когда граната волчком вертелась перед ним и он смотрел на жнивье, на кусты, на небо и знал, что перед ним была смерть. Когда он очнулся после раны и в душе его, мгновенно, как бы освобожденный от удерживавшего его гнета жизни, распустился этот цветок любви, вечной, свободной, не зависящей от этой жизни, он уже не боялся смерти и не думал о ней.
Чем больше он, в те часы страдальческого уединения и полубреда, которые он провел после своей раны, вдумывался в новое, открытое ему начало вечной любви, тем более он, сам не чувствуя того, отрекался от земной жизни. Всё, всех любить, всегда жертвовать собой для любви, значило никого не любить, значило не жить этою земною жизнию. И чем больше он проникался этим началом любви, тем больше он отрекался от жизни и тем совершеннее уничтожал ту страшную преграду, которая без любви стоит между жизнью и смертью. Когда он, это первое время, вспоминал о том, что ему надо было умереть, он говорил себе: ну что ж, тем лучше.
Но после той ночи в Мытищах, когда в полубреду перед ним явилась та, которую он желал, и когда он, прижав к своим губам ее руку, заплакал тихими, радостными слезами, любовь к одной женщине незаметно закралась в его сердце и опять привязала его к жизни. И радостные и тревожные мысли стали приходить ему. Вспоминая ту минуту на перевязочном пункте, когда он увидал Курагина, он теперь не мог возвратиться к тому чувству: его мучил вопрос о том, жив ли он? И он не смел спросить этого.

Болезнь его шла своим физическим порядком, но то, что Наташа называла: это сделалось с ним, случилось с ним два дня перед приездом княжны Марьи. Это была та последняя нравственная борьба между жизнью и смертью, в которой смерть одержала победу. Это было неожиданное сознание того, что он еще дорожил жизнью, представлявшейся ему в любви к Наташе, и последний, покоренный припадок ужаса перед неведомым.
Это было вечером. Он был, как обыкновенно после обеда, в легком лихорадочном состоянии, и мысли его были чрезвычайно ясны. Соня сидела у стола. Он задремал. Вдруг ощущение счастья охватило его.
«А, это она вошла!» – подумал он.
Действительно, на месте Сони сидела только что неслышными шагами вошедшая Наташа.
С тех пор как она стала ходить за ним, он всегда испытывал это физическое ощущение ее близости. Она сидела на кресле, боком к нему, заслоняя собой от него свет свечи, и вязала чулок. (Она выучилась вязать чулки с тех пор, как раз князь Андрей сказал ей, что никто так не умеет ходить за больными, как старые няни, которые вяжут чулки, и что в вязании чулка есть что то успокоительное.) Тонкие пальцы ее быстро перебирали изредка сталкивающиеся спицы, и задумчивый профиль ее опущенного лица был ясно виден ему. Она сделала движенье – клубок скатился с ее колен. Она вздрогнула, оглянулась на него и, заслоняя свечу рукой, осторожным, гибким и точным движением изогнулась, подняла клубок и села в прежнее положение.
Он смотрел на нее, не шевелясь, и видел, что ей нужно было после своего движения вздохнуть во всю грудь, но она не решалась этого сделать и осторожно переводила дыханье.
В Троицкой лавре они говорили о прошедшем, и он сказал ей, что, ежели бы он был жив, он бы благодарил вечно бога за свою рану, которая свела его опять с нею; но с тех пор они никогда не говорили о будущем.
«Могло или не могло это быть? – думал он теперь, глядя на нее и прислушиваясь к легкому стальному звуку спиц. – Неужели только затем так странно свела меня с нею судьба, чтобы мне умереть?.. Неужели мне открылась истина жизни только для того, чтобы я жил во лжи? Я люблю ее больше всего в мире. Но что же делать мне, ежели я люблю ее?» – сказал он, и он вдруг невольно застонал, по привычке, которую он приобрел во время своих страданий.
Услыхав этот звук, Наташа положила чулок, перегнулась ближе к нему и вдруг, заметив его светящиеся глаза, подошла к нему легким шагом и нагнулась.
– Вы не спите?
– Нет, я давно смотрю на вас; я почувствовал, когда вы вошли. Никто, как вы, но дает мне той мягкой тишины… того света. Мне так и хочется плакать от радости.
Наташа ближе придвинулась к нему. Лицо ее сияло восторженною радостью.

wiki-org.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.