Немецкая самоходка фердинанд

танк фердинанд

«Фердина́нд» (нем. Ferdinand) — немецкая тяжёлая самоходно-артиллерийская установка (САУ) периода Второй мировой войны класса истребителей танков. Также называлась «Элефант» (нем. Elefant — слон), 8,8 cm PaK 43/2 Sfl L/71 Panzerjäger Tiger (P), Sturmgeschütz mit 8,8 cm PaK 43/2 и Sd.Kfz.184. Эта боевая машина, вооружённая 88-мм пушкой, является одним из самых сильно вооружённых и мощно бронированных представителей немецкой бронетехники того периода.

 САУ «Фердинанд» была разработана в 1942—1943 годах, являясь во многом импровизацией на базе шасси не принятого на вооружение тяжёлого танка Tiger (P) разработки Фердинанда Порше. Дебютом «Фердинанда» стала Курская битва, где бронирование этой САУ продемонстрировало свою малую уязвимость для огня советской основной противотанковой и танковой артиллерии. В дальнейшем эти машины участвовали в боях на Восточном фронте и в Италии, закончив свой боевой путь в пригородах Берлина. В Красной армии «Фердинандом» часто называли любую немецкую самоходную артиллерийскую установку.


Немецкая самоходка фердинанд

http://serkoff.narod.ru/elifant-014.jpg

 

http://serkoff.narod.ru/elifant-001.jpg

http://serkoff.narod.ru/elifant-002.jpg

http://serkoff.narod.ru/elifant-003.jpg

http://serkoff.narod.ru/elifant-006.jpg

http://serkoff.narod.ru/elifant-007.jpg

http://serkoff.narod.ru/elifant-014.jpg

История создания «Фердинанда» тесно переплетена с историей создания знаменитого танка «Тигр I». Этот танк

разрабатывался двумя конкурирующими конструкторскими бюро — «Порше» и «Хеншель». Зимой 1942 года началось изготовление опытных образцов танков, получивших название VK 4501 (P) («Порше») и VK 4501 (H) («Хеншель»).


апреля 1942 года (в день рождения фюрера) опытные образцы были продемонстрированы Гитлеру, проведя показательные стрельбы. Оба образца показали близкие результаты, и решение о выборе образца для серийного производства не было принято. Гитлер настаивал на параллельном производстве обоих типов, военное руководство склонялось к машине Хеншеля. В апреле — июне испытания были продолжены, параллельно фирма «Нибелунгенверке» начала сборку первых серийных «Тигров» Порше. 23 июня 1942 года на совещании у Гитлера было решено иметь в серийном производстве только один тип тяжёлого танка, которым стала машина фирмы «Хеншель». Причиной этого считаются проблемы с электромеханической трансмиссией танка Порше, малый запас хода танка, необходимость разворачивания серийного производства двигателей для танка. Определённую роль сыграл и конфликт Фердинанда Порше и немецкого Управления Вооружений.

Несмотря на принятое решение, Порше не прекращал работы над совершенствованием своего танка. 21 июня 1942 года рейхсминистерство вооружения и боеприпасов на основании личного распоряжения Гитлера дало указание об установке на танк мощной 88-мм пушки с длиной ствола 71 калибр. Однако, установка данной пушки в существующую башню оказалась невозможной, о чём руководство завода «Нибелунгенверке» сообщило 10 сентября 1942 года. Параллельно также по инициативе Гитлера прорабатывался вопрос об установке на шасси танка трофейной французской 210-мм мортиры в неподвижной рубке.


Ещё в марте 1942 года Гитлер приказал создать тяжёлую противотанковую САУ, вооружённую мощной 88-мм пушкой PaK 43. 22 сентября 1942 года фюрер высказался о необходимости переделки шасси «Тигра» Порше в такую установку, одновременно усилив лобовое бронирование до 200 мм. Официально Порше был уведомлён о переделке танка в самоходное орудие 29 сентября, однако проигнорировал это указание, надеясь на принятие на вооружение своего танка с новой башней для размещения длинноствольной 88-мм пушки. Однако, 14 октября 1942 года Гитлер потребовал немедленно начать работы по переделке шасси танков Порше в противотанковые САУ[2]. Для ускорения работ к проектированию штурмовых орудий была привлечена фирма «Алкетт», имевшая большой опыт в данной области.
Немецкая самоходка фердинанд

При проектировании «Фердинанда» Порше использовал опыт создания двух экспериментальных САУ 12,8 cm K 40 (Sf) auf VK3001 (H). Эти тяжёлые машины, вооружённые 128-мм зенитными пушками, проходили войсковые испытания в 1942 году. Проект «конверсии» танков в САУ делался КБ «Порше» и фирмой «Алкетт» в большой спешке, что не лучшим образом отразилось на конструкции машины — в частности, по причинам технологического характера (необходимость изготовления выреза в 200-мм броне, к тому же ослаблявшего лобовую плиту) построенные самоходки не имели предусмотренного проектом курсового пулемёта и наклонного расположения листов дополнительного бронирования.


рпус исходного танка подвергался минимальным изменениям, главным образом, в кормовой части; в то же время, общая компоновка машины подверглась существенным переделкам. Поскольку новое орудие имело значительную длину ствола, бронированную рубку с пушкой было решено установить в кормовой части корпуса, ранее занятой двигателями и генераторами, которые, в свою очередь, были перемещены в середину корпуса. Механик-водитель и радист, оставшиеся на своих местах в передней части корпуса, оказывались таким образом «отрезанными» от всего остального экипажа. Вместо не доведённых и не находящихся в серийном производстве двигателей Порше были установлены двигатели «Майбах», что привело к необходимости полной переделки системы охлаждения. Также, были заново спроектированы бензобаки увеличенной ёмкости. 28 декабря 1942 года проект САУ был рассмотрен и в целом одобрен (в ходе обсуждения проекта были высказаны требования к снижению веса машины, которые были удовлетворены рядом мероприятий, в частности уменьшением боекомплекта).

В январе 1943 года на фирме «Нибелунгенверке» началась переделка танковых шасси в САУ. К весне 1943 года первые машины начали поступать на фронт. В знак уважения к создателю Гитлер в феврале 1943 года приказал присвоить новым самоходкам его имя.

Классификация — истребитель танков
Боевая масса — 65,0 т.

Компоновочная схема —

отделение управления и трансмиссионное спереди, моторное посередине, боевое сзади
Экипаж — 6 чел.


Немецкая самоходка фердинанд

Выдержки из протокола осмотра штурмовых орудий «Фердинанд», оставленных на поле боя северо-восточнее ст. Поныри

Немецкая самоходка фердинанд

Всего на поле боя северо- восточнее ст. Поныри остались 21 штурмовое орудие «Фердинанд», три 150-мм штурмовых танка «Медведь» (так именуется в советских отчетах «Brummbar», восемь средних танков Pz III и Pz IV, три из которых имели короткоствольные орудия, а также два командирских танка и несколько изуродованных взрывами и исправных танкеток «Борхард» с дистанционным управлением (так именовались «Боргуард» B IV).

Большая часть «Фердинандов» обнаружены на минном поле, начиненном фугасами из трофейных крупнокалиберных снарядов и авиабомб, почему более половины машин имели большие повреждения ходовой части (разорванные гусеницы, разрушенные опорные катки). Пять машин имели повреждения ходовой части, вызванные попаданием снарядов калибра 76-мм и более. Два «Фердинанда» были обезоружены из-за прострела стволов их орудий советскими снарядами и пулями противотанковых ружей. Одна машина была разрушена прямым попаданием авиабомбы с бомбардировщика «Петляков» и одна — попаданием 203-мм снаряда в крышу боевого отделения. Лишь один «Фердинанд» имел пробоину в левом борту, сделанную 76-мм бронебойным снарядом (7 танков Т-34 и 4 76-мм дивизионных орудия обстреливали его со всех направлений с дистанции 200-400 м), да один «Фердинанд», не имея повреждений ходовой части, был подожжен бутылкой КС, брошенной пехотинцами.


Наибольшее количество «Фердинандов», имевших повреждение ходовой части была подожжена своими экипажами при отходе во время контратаки советской пехоты и танков. Те же машины, экипажи которых не успели отойти и оказывали сопротивление советской пехоте, также поджигались бутылками КС.

Немецкая самоходка фердинанд

Длина корпуса — 8140 мм
Ширина корпуса — 3380 мм
Высота — 2970 мм

Вооружение
Калибр и марка пушки  —  88-мм StuK 43
Тип пушки  —  Нарезная
Длина ствола, калибров  —   71
Боекомплект пушки  —  50-55

Прицелы   —  перископический Sfl ZF 1a
Пулемёты  —  1 × 7,92 MG-34

Тип двигателя   —  два V-образных 12-цилиндровых карбюраторных
Мощность двигателя  —  2×265 л. с.
Скорость по шоссе — 20км/ч на испытаниях в СССР 35 км/ч
Скорость по пересечённой местности — 10—15км/ч по мягкой пахоте 5-10
Запас хода по шоссе -150км
Запас хода по пересечённой местности — 90км
Удельная мощность —  8,2 л. с./т


Тип подвески  — торсионная
Преодолеваемый подъём —  22°град.
Преодолеваемая стенка —  0,78 м
Преодолеваемый ров — 2,64 м
Преодолеваемый брод — 1,0м

Броневой корпус и рубка

Броневой корпус САУ, доставшийся ей «в наследство» от тяжёлого танка, был собран из листов катаной поверхностно закалённой брони толщиной 100 мм (лоб), 80 мм (верхняя часть борта и корма) и 60 мм (нижняя часть борта). В лобовой части бронирование было усилено дополнительным 100-мм листом, крепившемся на болтах с пулестойкой головкой, таким образом, бронирование в лобовой части корпуса достигало 200 мм. Броня не имела рациональных углов наклона. Бортовые листы соединялись с лобовыми и кормовыми «в шип», снаружи и изнутри все стыки сваривались аустенитными электродами. Днище машины имело толщину 20 мм, его передняя часть (длиной 1350 мм) дополнительно усиливалась приклёпанным 30-мм броневым листом. В передней части корпуса находилось два люка над местами механика-водителя и радиста, с отверстиями для смотровых приборов. На крыше центральной части корпуса размещались жалюзи, через которые осуществлялся забор и отведение воздуха для охлаждения двигателей (через центральную и боковые жалюзи соответственно).


Немецкая самоходка фердинанд

В бортах и корме рубки имелись лючки с заглушками для ведения огня из личного оружия (по одному в бортах и три в корме). Также, в корме рубки размещалась большая круглая бронедверь, использовавшаяся для замены орудия, а также для аварийного покидания машины экипажем, кроме того, в центре самой бронедвери имелся лючок, предназначенный для погрузки боекомплекта. Ещё два люка, предназначенных для посадки/высадки экипажа, находилось на крыше рубки. Также на крыше рубки имелись лючок для установки перископического прицела, два лючка для установки приборов наблюдения, а также вентилятор.

Вооружение

Основным вооружением САУ являлась 88-мм нарезная пушка StuK 43 (в ряде источников PaK 43) с длиной ствола в 71 калибр. Это орудие являлось специально приспособленным для установки на «Фердинанд» вариантом противотанковой пушки PaK 43. Орудие массой 2200 кг оснащалось мощным двухкамерным дульным тормозом и устанавливалось в лобовой части рубки в специальной шаровой маске. Испытания обстрелом показали, что схема бронировки маски оказалась не очень удачной — в щели проникали мелкие осколки. Для исправления этого недостатка были установлены дополнительные щитки. В походном положении ствол орудия покоился на специальном креплении. Орудие имело два противооткатных устройства, расположенных по бокам орудия в верхней части ствола, а также вертикальный полуавтоматический клиновой затвор. Механизмы наведения располагались слева, у сиденья наводчика. Наведение орудия осуществлялось при помощи монокулярного перископического прицела SFlZF1a/Rblf36, имеющего увеличение 5х и поле зрения 8°.


Немецкая самоходка фердинанд

Орудие «Фердинанда» имело весьма мощную баллистику и на момент своего появления являлось сильнейшим среди танковых и самоходных орудий. До самого конца войны оно с лёгкостью поражало все типы танков и САУ противника. Лишь лобовое бронирование тяжёлых танков ИС-2 и M26 «Першинг» на определённых дистанциях и курсовых углах защищало их от орудия «Фердинанда».

В первый же день наступления Ferdinand’ы были выведены из строя в связи с техническими проблемами (несколько было потеряно из-за вспыхнувших пожаров в топливопроводах), недостатка обученного технического персонала, но что ещё более важно, отсутствия вооружения для обороны на близких расстояниях. Многие Ferdinand были также уничтожены собственными экипажами после того, как они были обездвижены (повреждены в бою или из-за технических неполадок) или советской пехотой, а также огнём тяжёлых советских 152мм. самоходных установок СУ-152 «Зверобой». Есть записи, указывающие на то, что некоторые экипажи вели огонь по пехоте из 7,92мм. пулемёта, используя для этого ствол основного орудия, а другие устанавливали пулемёт под орудийным стволом. Временным решением проблемы обороны против вражеской пехоты стало оборудование сзади надстройки площадок для танковых гренадёров, но единственным результатом этого нововведения стали большие потери среди них.


м не менее, в ходе Курского наступления, до ноября 1943 года, Ferdinand’ы из sPzJagAbt 653 уничтожили 320 советских танков, потеряв при этом только 13 своих машин. В целом 656 sPanzerjager Regiment уничтожил в ходе наступления 502 советских танка и 100 других машин. Ferdinand’ы оказались очень эффективным оружием, если использовались из-за линии фронта.

«В течение первого дня операции мы успешно поражали бункера, пехоту, позиции полевой и противотанковой артиллерии. В течение 3-х часов наши орудия (Ferdinand’ы) обстреливались массированным вражеским огнём, и доказали, что прекрасно противостоят ему. К вечеру первого дня был уничтожен первый вражеский танк, в то время как остальные отступили. Расчёты вражеской полевой и противотанковой артиллерии разбежались после нескольких неэффективных залпов по нашим Ferdinand’ам. На счету нашего полка (656 sPanzerjager Regiment) на сегодня числится большое количество уничтоженных вражеских укреплений, артиллерийских позиций, а также 120 танков…»

Из рапорта командира взвода Boehm’а от 19 июля 1943 года.

После Курского наступления, командиры экипажей написали подробные рапорты о неполадках с которыми они столкнулись в ходе эксплуатации Ferdinand. Главной проблемой было отсутствие встроенного пулемёта для обороны против вражеской пехоты, делавшей Ferdinand беспомощным против атак вражеской пехоты и истребительных подразделений. Из прочих недостатков назывались жёсткозакреплённое орудие (без возможности поворота даже на несколько градусов), система управления (Porsche-VK4501(P)) и недостаток мощности (соотношение вес/мощность двигателя).

Немецкая самоходка фердинанд

В октябре 1943 года 50 уцелевших Ferdinand были отосланы обратно на завод для капитального ремонта и запланированной модернизации.

Модернизация включала в себя установку в корпус 7,92мм. пулемёта MG34 улучшение бронезащиты, установку более широких гусениц и командирской башенки (с танков Panzer III) для улучшения обзорности. Большинство Ferdinand частично покрывались антимагнитной пастой Zimmerit. Модернизация была проведена в феврале-марте 1944 года на заводе компании Nibelungenwerke в Австрии, и модифицированные Ferdinand были переименованы в Elephant. Официально новое название было присвоено согласно приказу от 1 мая 1944 года. После модернизации 48 Elephant были сгруппированы в 653-ем schwere Heeres Panzerjager Abteilung и часть из них в апреле 1944 года была переправлена в Италию, где принял участие в боях у Nettuno, Anzio и Cisternaа. В апреле 1944 года часть Ferdinand’ов из sPzJagAbt 653 была переправлена Восточный фронт.

Осенью 1944 года все оставшиеся Elephant были включены в состав вновь сформированного подразделения — 614-й schwere Heeres Panzerjager Kompanie, а 653-й schwere Heeres Panzerjager Abteilung был переоснащён Jagdtiger. sPzJagAbt 614, имевший в своём составе 13-14 Ferdinand’ов, принимал участие в боях на Восточном фронте вплоть до начала 1945 года и, возможно, все оставшиеся на ходу машины впоследствии приняли свойпоследний бой в составе Kampfgruppe «Ritter» в Zossen’е в середине апреля 1945 года.

Спасибо


feldgrau.info

Были у немцев лучшие в мире САУ или нет — вопрос спорный, но то, что им удалось создать одну, оставившую о себе неизгладимую память у всех советских воинов, — это точно. Речь идет о тяжелом самоходном орудии «Фердинанд». Дело дошло до того, что, начиная со второй половины 1943 года, почти в каждом боевом донесении советские войска уничтожали как минимум одну такую САУ. Если просуммировать потери «Фердинандов» по советским донесениям, то за войну их уничтожили несколько тысяч штук. Пикантность ситуации состоит в том, что немцы за всю войну выпустили их всего 90 штук, и еще 4 БРЭМ на их базе. Трудно найти образец бронетехники времен Второй Мировой войны, выпущенный в столь малом количестве и при этом так прославившийся. В «Фердинанды» записывали все немецкие самоходки, но наиболее часто — «Мардеры» и «Штуги». Примерно такая же ситуация была с немецким «Тигром»: с ним часто путали средний танк Pz-IV с длинной пушкой. Но здесь было хотя бы сходство силуэтов, а вот какое сходство у «Фердинанда» и, например, StuG 40 — большой вопрос.

Так каким был «Фердинанд», и почему он так широко известен со времен Курской битвы? Мы не будем вдаваться в технические детали и вопросы разработки конструкции, ибо это уже написано в десятках иных изданий, а обратим пристальное внимание на бои на северном фасе Курской дуги, где были массированно применены эти чрезвычайно мощные машины.

Боевая рубка САУ собиралась из листов кованной цементованной брони, переданной из запасов германского ВМФ. Лобовая броня рубки имела толщину 200 мм, бортовая и кормовая — 85 мм. Толщина даже бортовой брони делала САУ практически неуязвимой для огня почти всей советской артиллерии образца 1943 года на расстоянии свыше 400 м. Вооружение самоходки состояло из 8,8-см орудия StuK 43 (в некоторых источниках ошибочно приводится ее полевой вариант PaK 43/2) с длиной ствола 71 калибр, ее дульная энергия в полтора раза превышала таковую у пушки тяжелого танка «Тигр». Пушка «Фердинанда» пробивала все советские танки со всех углов атаки на всех дистанциях действительного огня. Единственная причина, по которой случалось непробитие брони при попадании, — рикошет. Всякое иное попадание вызывало пробитие брони, что в большинстве случаев означало выведение советского танка из строя и частичную или полную гибель его экипажа. Вот такое серьезное оружие появилось у немцев незадолго до начала операции «Цитадель».

Формирование подразделений САУ «Фердинанд» началось 1 апреля 1943 года. Всего было решено сформировать два тяжелых батальона (дивизиона).

Первый из них, получивший номер 653 (Schwere PanzerJager Abteilung 653), формировался на основе 197-го дивизиона штурмовых орудий StuG III. Согласно новому штату, дивизион должен был иметь 45 САУ «Фердинанд». Эта часть была выбрана не случайно: личный состав дивизиона имел большой боевой опыт и участвовал в боях на Востоке с лета 1941 года по январь 1943 года. К маю 653-й батальон был полностью укомплектован согласно штату. Однако в начале мая 1943 года вся материальная часть была передана на укомплектование 654-го батальона, формировавшегося во Франции в городе Руан. К середине мая 653-й батальон был снова укомплектован почти по штату и имел в своем составе 40 САУ, после прохождения курса учений на полигоне Нойзейдель, 9–12 июня 1943 года, батальон одиннадцатью эшелонами убыл на Восточный фронт.

654-й тяжелый батальон истребителей танков был сформирован на базе 654-го противотанкового дивизиона в конце апреля 1943 года. Боевого опыта у его личного состава, воевавшего прежде с ПТО PaK 35/36, а затем на САУ «Мардер II», было гораздо меньше, чем у коллег из 653-го батальона. До 28 апреля батальон находился в Австрии, с 30 апреля в Руане. После проведения итоговых учений, в период с 13 по 15 июня, батальон четырнадцатью эшелонами убыл на Восточный фронт.

Согласно штату военного времени (K. St.N.№ 1148c от 31.03.43) тяжелый батальон истребителей танков включал в себя: командование батальона, штабную роту (взвода: управления, саперный, санитарный, зенитный), три роты «Фердинандов» (в каждой роте 2 машины штаба роты, и три взвода по 4 машины; т. е. 14 машин в роте), ремонтно-эвакуационную роту, автотранспортную роту. Всего: 45 САУ «Фердинанд», 1 санитарный БТР Sd.Kfz.251/8, 6 зенитных Sd.Kfz 7/1, 15 полугусеничных тягачей Sd.Kfz 9 (18-тонн), грузовые и легковые автомобили.

Штатная структура батальонов немного различалась. Начать надо с того, что в состав 653-го батальона входили 1,2 и 3-я роты, в 654-й — 5,6 и 7-я роты. 4-я рота куда-то «выпала». Нумерация машин в батальонах соответствовала немецким стандартам: так например, обе машины штаба 5-й роты имели номера 501 и 502, номера машин 1-го взвода с 511 по 514 включительно; 2-го взвода 521 — 524; 3-го 531 — 534 соответственно. Но если мы внимательно рассмотрим боевой состав каждого батальона (дивизиона), мы увидим, что в «боевой» численности подразделений всего 42 САУ. А по штату 45. Куда же делись еще по три САУ из каждого батальона? Вот тут-то и сказывается разница в организации импровизированных танкоистребительных дивизионов: если в 653-м батальоне 3 машины были выведены в резервную группу, то в 654-м батальоне 3 «лишние» машины были организованы в штабную группу, имевшую нестандартные тактические номера: II-01, II-02, II-03.

Оба батальона (дивизиона) вошли в состав 656-го танкового полка, штаб которого немцы сформировали еще 8 июня 1943 года. Соединение получилось весьма мощным: кроме 90 САУ «Фердинанд» в его состав входили 216-й батальон штурмовых танков (Sturmpanzer Abteilung 216), и две роты радиоуправляемых танкеток ВIV «Богвард» (313-я и 314-я). Полк должен был послужить тараном немецкого наступления по направлению ст. Поныри — Малоархангельск.

25 июня «Фердинанды» стали выдвигаться к линии фронта. К 4 июля 1943 года 656-й полк был развернут следующим образом: к западу от железной дороги Орел — Курск 654-й батальон (р-н Архангельское), к востоку 653-й батальон (р-н Глазунова), за ними три роты 216-го батальона (всего 45 «Бруммбаров»). Каждому батальону «Фердинандов» придавалось по роте радиоуправляемых танкеток B IV.

5 июля 656-й танковый полк перешел в наступление, поддерживая части 86-й и 292-й немецких пехотных дивизий. Однако, таранного удара не получилось: 653-й батальон в первый же день увяз в тяжелейших боях у высоты 257,7, которую немцы прозвали «Танковая». Мало того, что на высоте были вкопаны по самую башню тридцатьчетверки, так еще высота была прикрыта мощнейшими минными полями. В первый же день на минах подорвалось 10 САУ батальона. Тяжелые потери были и в личном составе. Подорвавшись на противопехотной мине, получил тяжелые ранения командир 1-й роты, гауптман Шпильман. Выяснив направление удара, ураганный огонь открыла и советская артиллерия. В результате, к 17:00 5 июля на ходу осталось всего 12 «Фердинандов»! Остальные получили повреждения разной степени тяжести. Остатки батальона в течение следующих двух дней продолжали вести бои по овладению ст. Поныри.

Атака 654-го батальона получилась еще более провальной. 6-я рота батальона по ошибке наскочила на собственное минное поле. В течение буквально нескольких минут большая часть «Фердинандов» подорвалась на собственных минах. Обнаружив чудовищные немецкие машины, еле ползущие на наши позиции, советская артиллерия открыла по ним сосредоточенный огонь. Результатом явилось то, что немецкая пехота, поддерживавшая атаку 6-й роты, понесла большие потери и залегла, оставив САУ без прикрытия. Четыре «Фердинанда» из 6-й роты все же смогли выйти к советским позициям, и там, по воспоминаниям немецких самоходчиков, их «атаковали несколько храбрых русских солдат, оставшихся в окопах и вооруженных огнеметами, а с правого фланга, с линии железной дороги открыла огонь артиллерия, но увидев, что это неэффективно, русские солдаты организованно отошли».

5-я и 7-я роты тоже достигли первой линии окопов, потеряв около 30% машин на минах и попав под сильный артобстрел. При этом был смертельно ранен осколком снаряда командир 654-го батальона майор Ноак.

После занятия первой линии траншей, остатки 654-го батальона двинулись в направлении Понырей. При этом часть машин опять подорвалась на минах, а «Фердинанд» № 531 из 5-й роты, будучи обездвижен фланговым огнем советской артиллерии, был добит и сгорел. В сумерках батальон достиг холмов севернее Понырей, где остановился на ночевку и перегруппировку. В батальоне на ходу осталось 20 машин.

6 июля из-за проблем с горючим 654-й батальон пошел в атаку только в 14:00. Однако из-за сильного огня советской артиллерии немецкая пехота понесла серьезные потери, отошла назад и атака захлебнулась. В этот день 654-й батальон доносил «о большом количестве русских танков, прибывших для усиления обороны». Согласно вечерней сводке, экипажи САУ уничтожили 15 советских танков Т-34, причем 8 из них записали на счет экипажа под командованием гауптмана Людерса, а 5 — лейтенанта Петерса. На ходу осталось 17 машин.

На следующий день остатки 653-го и 654-го батальонов были оттянуты к Бузулуку, где составили корпусной резерв. Два дня были посвящены ремонту машин. 8 июля несколько «Фердинандов» и «Бруммбаров» участвовали в неудачной атаке на ст. Поныри.

В то же время (8 июля) штаб советского Центрального фронта получает первое донесение от начальника артиллерии 13-й армии о подорвавшемся на мине «Фердинанде». Уже через два дня из Москвы в штаб фронта прибыла группа из пяти офицеров ГАУ КА специально для изучения этого образца. Однако им не повезло, к этому моменту местность, где стояла поврежденная САУ была занята немцами.

Главные события развивались 9–10 июля 1943 года. После многих безуспешных атак на ст. Поныри немцы поменяли направление удара. С северо-востока, через совхоз «1 мая» нанесла удар импровизированная боевая группа под командованием майора Калль. Состав этой группы впечатляет: 505-й батальон тяжелых танков (ок. 40 танков «Тигр»), 654-й и часть машин 653-го батальона (всего 44 «Фердинанда»), 216-й батальон штурмовых танков (38 САУ «Бруммбар»), дивизион штурмовых орудий (20 StuG 40 и StuH 42), 17 танков Pz.Kpfw III и Pz.Kpfw IV. Непосредственно за этой армадой должны были двигаться танки 2-й ТД и мотопехота на БТР.

Таким образом, на фронте в 3 км, немцы сосредоточили около 150 боевых машин, не считая второго эшелона. Из машин первого эшелона более половины — тяжелые. По донесениям наших артиллеристов немцы впервые здесь применили новое атакующее построение «в линию» — с «Фердинандами», которые шли впереди. Машины 654-го и 653-го батальонов действовали, выстроившись в два эшелона. В линии первого эшелона наступали 30 машин, во втором эшелоне двигалась еще одна рота (14 машин) с интервалом 120–150 м. Командиры рот находились в общей линии на штабных машинах, несших флажок на антенне.

В первый же день этой группе легко удалось прорваться через совхоз «1 мая» к поселку Горелое. Здесь наши артиллеристы сделали воистину гениальный ход: видя неуязвимость для артиллерии новейших германских бронированных чудовищ, их пропустили на огромное минное поле, начиненное вперемешку противотанковыми минами и фугасами из трофейных боеприпасов, и затем открыли ураганный огонь по шедшей за «Фердинандами» «свите» из средних танков и штурмовых орудий. В итоге вся ударная группа понесла ощутимые потери и вынуждена была отойти.

На следующий день, 10 июля, группа майора Калль нанес новый мощный удар и отдельные машины прорвались к окраине ст. Поныри. Прорвавшимися машинами были тяжелые САУ «Фердинанд».

По описаниям наших солдат «Фердинанды» наступали, ведя огонь из орудия с коротких остановок с дистанции от одного до двух с половиной километров: очень большой дистанции для бронетехники того времени. Подвергнувшись сосредоточенному огню, или обнаружив заминированный участок местности, они отходили задним ходом к какому-нибудь укрытию, стараясь всегда быть обращенными к советским позициям толстой лобовой броней, абсолютно неуязвимой для нашей артиллерии.

11 июля ударная группа майора Калль была расформирована, 505-й тяжелый танковый батальон и танки 2-й ТД были переброшены против нашей 70-й армии в район Кутырки — Теплое. В районе ст. Поныри оставались лишь подразделения 654-го батальона и 216-го дивизиона штурмовых танков, пытавшиеся эвакуировать в тыл поврежденную матчасть. Но эвакуировать 65-тонные «Фердинанды» в течение 12–13 июля не удалось, а 14 июля советские войска начали массированное контрнаступление от станции Поныри в направлении совхоза «1 мая». К середине дня немецкие войска были вынуждены отойти. Наши танкисты, поддерживающие атаку пехоты, понесли тяжелые потери, в основном не от огня немцев, а потому, что рота танков Т-34 и Т-70 выскочила на то же мощное минное поле, на котором за четыре дня до этого подорвались «Фердинанды» 654-го батальона.

15 июля (то есть уже на следующий день) подбитая и уничтоженная у станции Поныри немецкая техника была осмотрена и изучена представителями ГАУ КА и НИБТ полигона. Всего на поле боя северо-восточнее ст. Поныри (18 км2) осталось 21 САУ «Фердинанд», три штурмовых танка «Бруммбар» (в советских документах — «Медведь»), восемь танков Pz-III и Pz-IV, два командирских танка, и несколько радиоуправляемых танкеток В IV «Богвард».

Большая часть «Фердинандов» была обнаружена на минном поле у поселка Горелое. Больше половины осмотренных машин имели повреждения ходовой части от воздействия противотанковых мин и фугасов. 5 машин имели повреждения ходовой части от попаданий снарядов калибра 76-мм и выше. Два «Фердинанда» имели простреленные орудия, один из них получил аж 8 попаданий в ствол орудия. Одна машина была полностью разрушена попаданием авиабомбы с советского бомбардировщика Пе-2, одна уничтожена попаданием 203-мм снаряда в крышу рубки. И лишь один «Фердинанд» имел снарядную пробоину в левом борту, сделанную 76-мм бронебойным снарядом, 7 танков Т-34 и батарея ЗИС-3 обстреливали его со всех сторон, с дистанции 200–400 м. И еще один «Фердинанд», не имевший внешних повреждений корпуса, был нашей пехотой сожжен бутылкой с КС. Несколько «Фердинандов», лишенных возможности двигаться своим ходом, были уничтожены своими экипажами.

Основная же часть 653-го батальона действовала в полосе обороны нашей 70-й армии. Безвозвратные потери за время боев с 5 по 15 июля составили 8 машин. Причем одну наши войска захватили совершенно исправной, да еще и вместе с экипажем. Произошло это следующим образом: в ходе отражения одной из немецких атак в районе поселка Теплое 11–12 июля, наступающие немецкие войска подверглись массированному артиллерийскому обстрелу дивизиона корпусной артиллерии, батареи новейших советских САУ СУ-152 и двух ИПТАП, после чего противник оставил на поле боя 4 «Фердинанда». Несмотря на такой массированный обстрел, ни одна немецкая САУ не имела пробития брони: две машины имели снарядные повреждения ходовой части, одна была сильно разрушена огнем крупнокалиберной артиллерии (возможно, СУ-152) — у нее был сдвинут с места лобовой лист. А четвертая (№ 333), стремясь выйти из под обстрела, двигалась задним ходом и, попав на песчаный участок, просто «села» на брюхо. Экипаж попытался было подкопать машину, но тут на них напоролись атакующие советские пехотинцы 129-й стрелковой дивизии и немцы предпочли сдаться в плен. Тут наши столкнулись с той же проблемой, которая уже давно тяготила умы командования немецких 654-го и 653-го батальонов: чем эту махину вытаскивать с поля боя? Вытягивание «бегемота из болота» затянулось аж до 2 августа, когда усилиями четырех тракторов С-60 и С-65 «Фердинанда», наконец, вытянули на твердый грунт. Но в ходе его дальнейшей транспортировки к железнодорожной станции один из бензиновых двигателей САУ вышел из строя. Дальнейшая судьба машины неизвестна.

С началом советского контрнаступления «Фердинанды» попали в свою стихию. Так, 12–14 июля 24 самоходки 653-го батальона поддерживали части 53-й пехотной дивизии в районе Березовец. При этом, отражая атаку советских танков у поселка Красная Нива экипаж только одного «Фердинанда» лейтенанта Тирета доложил об уничтожении 22 танков Т-34.

15 июля 654-й батальон отбил атаку наших танков со стороны Малоархангельск — Бузулук, при этом 6-я рота доложила об уничтожении 13 советских боевых машин. В последующем остатки батальонов оттянули в Орел. К 30 июля все «Фердинанды» были выведены с фронта, и по приказу штаба 9-й армии отправлены в Карачев.

В ходе операции «Цитадель» 656-й танковый полк ежедневно докладывал о наличии боеспособных «Фердинандов» по радио. Согласно этим докладам на 7 июля в строю было 37 «Фердинандов», 8 июля — 26, 9 июля — 13, 10 июля — 24, 11 июля — 12, 12 июля — 24, 13 июля — 24, 14 июля — 13 штук. Эти данные плохо соотносятся с немецкими же данными по боевому составу ударных групп в которые входили 653-й и 654-й батальоны. Немцы признают безвозвратно потерянными 19 «Фердинандов», кроме того, еще 4 машины были потеряны «из-за короткого замыкания и последующего за этим пожара». Следовательно, 656-й полк потерял 23 машины. Кроме того, есть нестыковки с советскими данными, которые фотодокументально свидетельствуют об уничтожении 21 САУ «Фердинанд».

Возможно, немцы попытались, как это часто бывало, списать несколько машин в безвозвратные потери задним числом, ибо, по их данным, с момента перехода советских войск в наступление безвозвратные потери составили 20 «Фердинандов» (сюда по-видимому входят и какие-то из 4 сгоревших по техническим причинам машин). Таким образом, по немецким данным, общие безвозвратные потери 656-го полка с 5 июля по 1 августа 1943 года составили 39 «Фердинандов». Как бы там ни было, это в общем подтверждается документами, и, в основном, соответствует советским данным.

Если потери «Фердинандов» и по немецким, и по советским совпадают (разница лишь в датах), то дальше начинается «ненаучная фантастика». Командование 656-го полка заявляет, что за период с 5 июля по 15 июля 1943 года полком выведено из строя 502 вражеских танка и САУ, 20 противотанковых и около 100 других орудий. Особенно отличился на поприще уничтожения советской бронетехники 653-й батальон, записавший себе в уничтоженные 320 советских танков, а также большое количество орудий и автомобилей.

Попытаемся разобраться с потерями советской артиллерии. За период с 5 по 15 июля 1943 года Центральный фронт под командованием К. Рокоссовского потерял 433 орудия всех типов. Это данные по целому фронту, занимавшему весьма протяженную полосу обороны, поэтому данные по 120-ти уничтоженным орудиям на одном маленьком «пятачке» кажутся явно завышенными. Кроме того, очень интересно сравнить заявленное количество уничтоженной советской бронетехники с реальной ее убылью. Итак: к 5 июля танковые части 13-й армии насчитывали в своем составе 215 танков и 32 САУ, еще 827 бронеединиц числилось во 2-й ТА и 19-м ТК, находившемся в резерве фронта. Большая их часть была введена в бой именно в полосе обороны 13-й армии, где немцы наносили свой главный удар. Потери 2-й ТА за период с 5 по 15 июля составили 270 танков Т-34 и Т-70 сгоревшими и подбитыми, потери 19-го ТК — 115 машин, 13-й армии (с учетом всех пополнений) — 132 машины. Следовательно, из задействованных в полосе 13-й армии 1129 танков и САУ общие потери составили 517 машин, причем больше половины из них были восстановлены уже в ходе боев (безвозвратные потери составили 219 машин). Если же учесть, что полоса обороны 13-й армии в разные дни операции составляла от 80 до 160 км, а «Фердинанды» действовали на фронте от 4 до 8 км, становится понятно, что «нащелкать» такое количество советской бронетехники на таком узком участке было просто нереально. А если мы учтем еще и то, что против Центрального фронта действовали несколько танковых дивизий, а также 505-й тяжелотанковый батальон «Тигров», дивизионы штурмовых орудий, САУ «Мардер» и «Хорниссе», а также артиллерия, то видно, что результаты 656-го полка бессовестно раздуты. Впрочем, подобная картина получается и при проверке результативности тяжелых танковых батальонов «Тигров» и «Королевских Тигров», да и вообще всех немецких танковых частей. Справедливости ради надо сказать, что подобной «правдивостью» грешили боевые донесения и советских, и американских, и английских войск.

Так в чем же причина такой известности «тяжелого штурмового орудия», или, если угодно, «тяжелого истребителя танков Фердинанд»?

Несомненно, творение Фердинанда Порше было своеобразным шедевром технической мысли. В огромной САУ были применены многие технические решения (уникальная ходовая часть, комбинированная силовая установка, расположение БО и т. д.) не имевшие аналогов в танкостроении. Вместе с тем многочисленные технические «изюминки» проекта были слабо приспособлены для войсковой эксплуатации, а феноменальная бронезащита и мощнейшее вооружение, покупались за счет отвратительной подвижности, малого запаса хода, сложностью машины в эксплуатации и отсутствием концепции применения такой техники. Это все так, но не это было причиной такого «испуга» перед творением Порше, что советским артиллеристам и танкистам почти в каждом боевом донесении мерещились толпы «Фердинандов» даже после того, как немцы все оставшиеся в живых САУ вывезли с восточного фронта в Италию и вплоть до боев в Польше в они на Восточном фронте не участвовали.

Несмотря на все свои несовершенства и «детские болезни», САУ «Фердинанд» оказалась страшным противником. Ее броня не пробивалась. Просто не пробивалась. Совсем. Ничем. Можно представить себе, что чувствовали и что думали советские танкисты и артиллеристы: лупишь по ней, выпускаешь снаряд за снарядом, а она словно заговоренная, прет и прет на тебя.

Многие современные исследователи в качестве основной причины неудачного дебюта «Фердинандов» называют отсутствие противопехотного вооружения этой САУ. Дескать, не было у машины пулеметов и САУ были беспомощны против советской пехоты. Но если проанализировать причины потерь САУ Фердинанд, то становится ясно, что роль пехоты в деле уничтожения «Фердинандов» была просто ничтожной, подавляющее большинство машин было подорвано на минных полях, еще некоторая часть была уничтожена артиллерией.

Таким образом, вопреки бытующему мнению, что в больших потерях на Курской дуге САУ «Фердинанд» виноват В. Модель, который якобы «не знал» как их правильно применить, можно сказать, что основными причинами таких высоких потерь этих САУ явились тактически грамотные действия советских командиров, стойкость и храбрость наших солдат и офицеров, а также немного военной удачи.

Иной читатель возразит, почему мы не говорим о боях в Галиции, где с апреля 1944 года участвовали слегка модернизированные «Элефанты» (которых от прежних «Фердинандов» отличали незначительные улучшения, вроде курсового пулемета и командирской башенки)? Отвечаем: потому что там их судьба была не лучше. До июля они, сведенные в 653-й батальон, вели бои местного значения. После начала крупного советского наступления, батальон был брошен на помощь немецкой дивизии СС «Хоэнштауфен», но напоролся на засаду советских танков и противотанковой артиллерии и 19 машин были сразу уничтожены. Остатки батальона (12 машин) были сведены в 614-ю отдельную тяжелую роту, которая приняла бои под Вюнсдорфом, Цоссеном и Берлином.

Номер САУ Характер повреждения Причина повреждения Примечание
731 Разрушена гусеница Подорвана на мине САУ отремонтирована и отправлена в Москву на выставку трофейного имущества
522 Разрушена гусеница, повреждены опорные катки Подорвана на фугасе, воспламенилось топливо Машина сгорела
523 Разрушена гусеница, повреждены опорные катки Подорвана на фугасе, подожжена экипажем Машина сгорела
734 Разрушена нижняя ветвь гусеницы Подорвана на фугасе, воспламенилось топливо Машина сгорела
II-02 Сорвана правая гусеница, разрушены опорные катки Подорвана на мине, подожжена бутылкой КС Машина сгорела
I-02 Сорвана левая гусеница, разрушен опорный каток Подорвана на мине и подожжена Машина сгорела
514 Разрушена гусеница, поврежден опорный каток Подорвана на мине, подожжена Машина сгорела
502 Сорван ленивец Подорвана на фугасе Машина испытывалась обстрелом
501 Сорвана гусеница Подорвана на мине Машина отремонтирована и доставлена на НИБТ полигон
712 Разрушено правое ведущее колесо Попадание снаряда Экипаж машину покинул. Пожар потушен
732 Разрушена третья каретка Попадание снаряда и поджег бутылкой КС Машина сгорела
524 Разорвана гусеница Подорвана на мине, подожжена Машина сгорела
II-03 Разрушена гусеница Снарядное попадание, поджег бутылкой КС Машина сгорела
113 или 713 Разрушены оба ленивца Снарядные попадания. Орудие подожжено Машина сгорела
601 Разрушена правая гусеница Снарядное попадание, орудие подожжено снаружи Машина сгорела
701 Разрушено боевое отделение попадание снаряда 203-мм в люк командира —
602 Пробоина в левом борту у бензобака 76-мм снаряд танковой или дивизионной пушки Машина сгорела
II-01 Орудие сгорело Подожжено бутылкой КС Машина сгорела
150061 Разрушены ленивец и гусеница, прострелен ствол орудия Снарядные попадания в ходовую часть и пушку Экипаж взят в плен
723 Разрушена гусеница, орудие заклинено Снарядные попадания в ходовую часть и маску —
? Полное разрушение Прямое попадание с бомбардировщика «Петляков»

topwar.ru


САУ "Фердинанд"

Немецкая самоходка фердинандСвоим появлением на свет самая знаменитая немецкая самоходка периода Второй мировой войны "Фердинанд" обязана, с одной стороны, интригам вокруг тяжелого танка VK 4501 (Р), а с другой — появлению 88-мм противотанковой пушки Pak 43. Танк VK 4501 (Р) — попросту говоря "Тигр" конструкции доктора Порше — был показан Гитлеру 20 апреля 1942 года, одновременно с его конкурентом VK 4501(1-1) — "Тигром" фирмы Henschel. По мнению Гитлера, в серийное производство должны были быть запущены обе машины, чему всячески противилось Управление вооружений,работники которого терпеть не могли строптивого любимца фюрера — доктора Порше.

Испытания не выявили очевидных преимуществ одной машины перед другой, но готовность к производству "Тигра" у Порше была выше — к 6 июня 1942 года к сдаче в войска были готовы первые 16 танков VK 4501 (Р), для которых на фирме Krupp заканчивалась сборка башен. Фирма Henschel могла сдать к этому сроку только одну машину, и ту без башни. Первый батальон, оснащенный "тиграми" Порше, предполагалось сформировать к августу 1942 года и отправить под Сталинград, но внезапно Управление вооружений остановило все работы по танку на месяц.

Управленцы воспользовались указанием Гитлера о создании штурмового орудия на базе танков PZ.IV и VK 4501, вооруженного новейшей 88-мм противотанковой пушкой Pak 43/2 с длиной ствола в 71 калибр. С подачи Управления вооружений и было решено переделать все 92 готовых и находящихся в сборке в цехах завода Nibelungenwerke шасси VK 4501 (Р) в штурмовые орудия.

В сентябре 1942 года работа началась. Проектирование велось фирмой Porsche совместно с конструкторами берлинского завода Alkett. Поскольку броневая рубка должна была располагаться в кормовой части, компоновку шасси пришлось изменить, разместив двигатели и генераторы в середине корпуса. Первоначально планировалось собирать новые САУ в Берлине, но от этого пришлось отказаться по причине сложностей, связанных с перевозкой по железной дороге, и из-за нежелания приостанавливать выпуск штурмовых орудий StuG III — основной продукции завода Alkett. В результате сборка САУ, получившей официальное обозначение 8,8 cm Pak 43/2 Sfl L/71 Panzerjager Tiger(P) Sd.Kfz. 184 и название Ferdinand (присвоено лично Гитлером в феврале 1943 года в знак уважения к доктору Фердинанду Порше), производилась на заводе Nibelungenwerke.

Лобовые 100-мм листы корпуса танка Tiger(P) были усилены тоже 100-мм броневыми листами, закрепленными на корпусе болтами с пулестойкой головкой. Таким образом лобовую броню корпуса довели до 200 мм. Аналогичную толщину имел и лобовой лист рубки. Толщина бортовых и кормового листов достигала 80 мм (по другим данным 85 мм). Броневые листы рубки соединялись "в шип" и усиливались шпонками, а затем обваривались. Рубка крепилась к корпусу скобами и болтами с пулестойкой головкой.Немецкая самоходка фердинанд

 В передней части корпуса располагались места механика-водителя и радиста. За ними, в центре машины, параллельно друг другу устанавливались два 12-цилиндровых карбюраторных V-образных двигателя жидкостного охлаждения Maybach HL 120TRM мощностью 265 л.с. (при 2600 об/мин) каждый. Двигатели приводили во вращение роторы двух генераторов Siemens Тур aGV мощностью по 260 кВт, которые, в свою очередь, снабжали электроэнергией два тяговых электродвигателя Siemens D1495aAC мощностью 230 кВт каждый, установленных в кормовой части машины под боевым отделением. Крутящий момент от электродвигателей с помощью электромеханических бортовых передач передавался на ведущие колеса кормового расположения. В аварийном режиме или в случае боевых повреждений одной из ветвей электропитания предусматривалось ее дублирование.

Ходовая часть "Фердинанда" применительно к одному борту состояла из шести опорных катков с внутренней амортизацией, сблокированных попарно в три тележки с оригинальной, очень сложной, но высокоэффективной поршевской схемой подвески с продольными торсионами, опробованной еще на опытном шасси VK 3001(Р). Ведущее колесо имело съемные зубчатые венцы с 19 зубьями каждый. Направляющее колесо также имело зубчатые венцы, что исключало холостую перемотку гусениц.
Каждая гусеница состояла из 109 траков шириной 640 мм.

В рубке, в цапфах специального станка, была установлена 88-мм пушка Pak 43/2 (в самоходном варианте — StuK 43) с длиной ствола 71 калибр, разработанная на основе зенитной пушки Flak 41. Горизонтальный угол наведения не превышал сектора 28°. Угол возвышения +14°, склонения -8°. Масса орудия 2200 кг. Амбразура в лобовом листе рубки прикрывалась массивной литой маской грушевидной формы, соединенной со станком. Однако конструкция маски оказалась не слишком удачной и не обеспечивала полной защиты от пулевых свинцовых брызг и мелких осколков, проникавших внутрь корпуса через щели между маской и лобовым листом. Поэтому на масках большей части "фердинандов" укрепили броневые щитки. В боекомплект пушки входили 50 унитарных выстрелов, размещенных на стенках рубки. В кормовой части рубки находился круглый люк, предназначенный для демонтажа пушки.

По немецким данным, бронебойный снаряд PzGr 39/43 массой 10,16 кг и начальной скоростью 1000 м/с пробивал на дистанции 1000 м 165-мм броню (при угле встречи 90°), а подкалиберный снаряд PzGr 40/43 массой 7,5 кг и начальной скоростью 1130 м/с — 193-мм, что обеспечивало "Фердинанду" безусловное поражение любого из существовавших тогда танков.

Сборка первой машины началась 16 февраля, а последний -девяностый "Фердинанд" покинул заводские цехи 8 мая 1943 года. В апреле первая серийная машина проходила испытания на Куммерсдорфском полигоне.Немецкая самоходка фердинанд

Боевое крещение "фердинанды" приняли в ходе операции "Цитадель" в составе 656-го полка истребителей танков, в который входили 653-й и 654-й дивизионы (schwere Panzerjager Abteilung — sPz.Jager Abt.). К началу сражения в первом имелось 45, а во втором — 44 "Фердинанда". Оба дивизиона находились в оперативном подчинении 41-го танкового корпуса, участвовали в тяжелых боях на северном фасе Курской дуги в районе станции Поныри (654-й дивизион) и поселка Теплое (653-й дивизион).

Особенно тяжелые потери понес 654-й дивизион в основном на минных полях. На поле боя остался 21 "Фердинанд". Подбитая и уничтоженная в районе станции Поныри немецкая техника обследовалась 15 июля 1943 года представителями ГАУ и НИБТПолигона Красной Армии. Большая часть "фердинандов" находилась на минном поле, начиненном фугасами из трофейных крупнокалиберных снарядов и авиабомб. Более половины машин имели повреждения ходовой части: разорванные гусеницы, разрушенные опорные катки и т.д. У пяти "Фердинандов" повреждения ходовой части были вызваны попаданиями снарядов калибра 76-мм и более. У двух немецких САУ стволы орудий оказались прострелены снарядами и пулями противотанковых ружей. Одна машина была разрушена прямым попаданием авиабомбы, а еще одна — попаданием 203-мм гаубичного снаряда в крышу рубки.

Лишь одна САУ этого типа, которая обстреливалась с разных направлений семью танками Т-34 и батареей 76-мм орудий, имела пробоину в борту, в районе ведущего колеса. Еще один "Фердинанд", не имевший повреждений корпуса и ходовой части, был подожжен бутылкой с зажигательной смесью, брошенной нашими пехотинцами.

Единственным достойным противником тяжелых немецких самоходок оказалась советская СУ-152. Полк СУ-152 обстрелял 8 июля 1943 года атакующие "фердинанды" 653-го дивизиона, подбив при этом четыре вражеские машины. Всего же в июле — августе 1943 года немцы потеряли 39 "Фердинандов". Последние трофеи достались Красной Армии на подступах к Орлу — на железнодорожной станции было захвачено несколько подготовленных к эвакуации поврежденных штурмовых орудий.

Первые бои "фердинандов" на Курской дуге стали, по существу, и последними, где эти САУ использовались в массовом количестве. С тактической точки зрения их применение оставляло желать лучшего. Созданные для истребления советских средних и тяжелых танков на больших дистанциях, они применялись в качестве передового "броневого щита", вслепую тараня инженерные заграждения и противотанковую оборону, неся при этом большие потери. Вместе с тем, моральный эффект появления на советско-германском фронте во многом неуязвимых немецких самоходок был очень большим. Появились "фердинандомания" и "фердинандобоязнь". Судя по мемуарной литературе, не было в Красной Армии бойца, который не подбил или, в крайнем случае, не участвовал в бою с "Фердинандами". Они ползли на наши позиции на всех фронтах, начиная с 1943 года (а иногда даже и раньше) и вплоть до конца войны. Количество же "подбитых" "фердинандов" приближается к нескольким тысячам. Объяснить подобный феномен можно тем, что большинство красноармейцев плохо разбиралось во всяких там "мардерах", "бизонах" и "насхорнах" и называло любую немецкую самоходку "Фердинандом", что свидетельствует о том, насколько велика была его "популярность" у наших бойцов. Ну а, кроме того, за подбитый "Фердинанд" без разговоров давали орден.

После бесславного завершения операции "Цитадель" оставшиеся в строю "фердинанды" были переброшены в Житомир и Днепропетровск, где начался их текущий ремонт и замена орудий, вызванная сильным разгаром стволов. В конце августа личный состав 654-го дивизиона отправили во Францию для переформирования и перевооружения. При этом свои САУ он передал в 653-й дивизион, который в октябре — ноябре принимал участие в оборонительных боях в районе Никополя и Днепропетровска. В декабре дивизион покинул передний край и был отправлен в Австрию.

За период с 5 июля (начало операции "Цитадель") по 5 ноября 1943 года "фердинанды" 656-го полка подбили 582 советских танка, 344 противотанковые пушки, 133 орудия, 103 противотанковые ружья, три самолета, три бронеавтомобиля и три САУ (J.Ledwoch. Ferdinand/Elefant. — Warszawa, 1997).

В период с января по март 1944 года на заводе Nibelungenwerke проводилась модернизация 47 оставшихся к тому времени "фердинандов". В лобовой броне корпуса справа была смонтирована шаровая установка пулемета MG 34. На крыше рубки появилась командирская башенка, заимствованная у штурмового орудия StuG 40. Щиток на стволе орудия развернули "задом наперед" для лучшего его крепления, а также оснастили щитками те САУ, которые его не имели. Боекомплект довели до 55 выстрелов. Название машины изменили на Elefant (слон). Впрочем, вплоть до конца войны самоходку чаще называли привычным именем "Фердинанд".Немецкая самоходка фердинанд

В конце февраля 1944 года 1-ю роту 653-го дивизиона отправили в Италию, где она участвовала в боях под Анцио, а в мае-июне 1944 года — под Римом. В конце июня роту, в которой оставалось два исправных "Элефанта", перебросили в Австрию.

В апреле 1944 года 653-й дивизион в составе двух рот был отправлен на Восточный фронт, в район Тернополя. Там в ходе боев дивизион потерял 14 машин, но 11 из них удалось отремонтировать и вновь ввести в строй. В июле в дивизионе, отступавшем уже по территории Польши, имелось 33 исправных самоходных орудия. Впрочем, 18 июля 653-й дивизион без разведки и подготовки был брошен в бой на выручку 9-й танковой дивизии СС Hohenstaufen и уже через сутки количество боевых машин в его строю уменьшилось более чем вдвое. Советские войска весьма удачно применяли против "элефантов" свои тяжелые САУ и 57-мм противотанковые пушки. Часть немецких машин была лишь повреждена и вполне подлежала восстановлению, но ввиду невозможности эвакуации их подорвали или подожгли собственные экипажи. Остатки дивизиона-12 боеспособных машин — 3 августа отвели к Кракову. В октябре 1944 года в дивизион начали поступать САУ Jagdtiger, a оставшиеся в строю "элефанты" были сведены в 614-ю тяжелую противотанковую роту.
До начала 1945 года рота находилась в

резерве 4-й танковой армии, а 25 февраля ее перебросили в район Вюнсдорфа для усиления противотанковой обороны. В конце апреля "элефанты" провели последние бои в Вюнсдорфе и Цоссене в составе так называемой группы Риттера (капитан Риттер был командиром 614-й батареи).
В окруженном Берлине последние два самоходных орудия "Элефант" были подбиты в районе площади Карла-Августа и церкви Св.Троицы.

До наших дней сохранилось две САУ этого типа. В Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке экспонируется "Фердинанд", захваченный Красной Армией в ходе Курской битвы, а в музее Абердинского полигона в США- "Элефант", который достался американцам в Италии, под Анцио.
 

Комментарии

Немецкая самоходка фердинанд Немецкая самоходка фердинанд

1  2 

1  2 

Немецкая самоходка фердинанд RSS лента комментариев этой записи
Немецкая самоходка фердинанд Обновить список комментариев

vspomniv.ru

Panzerjager Tiger (P) mit 8,8 cm PaK43/2 «Ferdinand» (с начала 1944 — «Elefant»), Sd.Kfz.184 — немецкая тяжёлая противотанковая самоходно-артиллерийская установка (САУ) периода Второй мировой войны. Эта боевая машина, вооружённая 88-мм пушкой, является одним из самых сильно вооружённых и мощно бронированных представителей немецкой бронетехники того периода. Несмотря на свою малочисленность, Фердинанд является самым известным представителем класса самоходных орудий, и с ним связано большое количество легенд.

САУ «Фердинанд» была разработана в 1942—1943 годах, являясь во многом импровизацией на базе шасси не принятого на вооружение тяжёлого танка Tiger конструкции доктора Фердинанда Порше. Изначально САУ имела хороший потенциал, однако тактика применения и неблагоприятные условия местности, на которой применялись «Фердинанды», во многом помешала реализовать преимущества этой САУ. Фердинанды участвовали в боях на северном фасе Курской дуги, на осенних боях 1943 на Восточном фронте, в Италии и на западной Украине в 1944, а оставшиеся в строю немногочисленные САУ — в боевых действиях в Польше и Германии в 1945. В Советской Армии «Фердинандом» часто называли любую немецкую самоходную артиллерийскую установку.

История создания

История создания «Фердинанда» тесно переплетена с историей создания знаменитого танка «Тигр I». Этот танк разрабатывался двумя конкурирующими конструкторскими бюро — «Порше» и «Хеншель». Зимой 1942 года началось изготовление опытных образцов танков, получивших название VK 4501 (P) («Порше») и VK 4501 (H) («Хеншель»). 20 апреля 1942 года (в день рождения фюрера) опытные образцы были продемонстрированы Гитлеру, проведя показательные стрельбы. Оба образца показали близкие результаты, и решение о выборе образца для серийного производства не было принято. Гитлер настаивал на параллельном производстве обоих типов, военное руководство склонялось к машине Хеншеля. В апреле — июне испытания были продолжены, параллельно фирма «Нибелунгенверке» начала сборку первых серийных «Тигров» Порше. 23 июня 1942 года на совещании у Гитлера было решено иметь в серийном производстве только один тип тяжёлого танка, которым стала машина фирмы «Хеншель». Причиной этого считаются проблемы с электромеханической трансмиссией танка Порше, малый запас хода танка, необходимость разворачивания серийного производства двигателей для танка. Определённую роль сыграл и конфликт Фердинанда Порше и немецкого Управления Вооружений.

Несмотря на то, что военные отдали предпочтение «Тигру» фирмы «Хеншель», не прекращались работы и над VK 4501 (Р). Так, 21 июня 1942 года Ф. Порше получил указание вооружить свой танк более мошной 88-мм пушкой с длиной ствола в 71 калибр, созданной на основе зенитки Пак 41. Это задание было выдано рейхсминистерством вооружения и боеприпасов на основе личного распоряжения фюрера, который никак не хотел отказаться от очень ему понравившегося танка своего любимца Порше. Однако выполнить это не удалось, и 10 сентября 1942 года руководство завода «Нибелунгенверке» направило письмо в рейхсминистерство. в котором сообщало о невозможности установки на VK 4501 (Р) башни с 88-мм пушкой с длиной ствола в 71 калибр. Параллельно с этой задачей, конструкторское бюро Порше рассматривало вариант вооружения своего «Тигра» трофейной французской 210-мм мортирой в неподвижной рубке. Эта идея также принадлежала А. Гитлеру, который высказывался о необходимости иметь на вооружении панцерваффе самоходные артиллерийские установки больших калибров, необходимые для поддержки танковых частей.

На совещании 22 сентября 1942 года, где среди прочих вопросов поднималась и судьба VK 4501 (Р), Гитлер высказался о необходимости переделки этого шасси в тяжелое штурмовое орудие, вооруженное 88-мм пушкой с длиной ствола в 71 калибр или 210-мм французской мортирой, установленных в неподвижной рубке. Кроме того, фюрер высказал пожелание об усилении лобовой брони машины до 200 мм — такая защита не пробивалась даже орудием «Тигра». При этом он предлагал использовать для этого «плиты морской брони». Однако никакого официального решения о судьбе VK 4501 (Р) на этом совещании не принималось. Лишь спустя неделю. 29 сентября, последовало официальнее указание фирме Порше от управления вооружений сухопутных войск о переделке танка его конструкции в «тяжелое штурмовое орудие». Однако конструктор мягко сказать проигнорировал это, так как еще не оставлял надежды увидеть свой танк на вооружении. Тем более что 10 октября 1942 года фирмы «Крупп» и «Рейнметалл» получили распоряжение о разработке башни с 88-мм пушкой в 71 калибр для ее установке на шасси танков «Тигр» Порше и «Хеншель». Однако на заседании 14 октября 1942 года А. Гитлер потребовал, не ожидая завершения проектирования, немедленно начать работы по разработке и производству штурмовых орудий с 88-мм пушками на шасси танков VK 4501 (Р) и Pz.IV.

Для ускорения работ по переделке «Тигра» Порше была привлечена фирма «Алкетт» (Almerkische Kettenfabrik или сокращенно Alkett) в пригороде Берлина Шпандау — единственная в Рейхе, имевшая опыт изготовления штурмовых орудий. А на заводе «Нибелунгенверке» под руководством Ф. Порше в спешном порядке перерабатывали конструкцию силовой установки и электротрансмиссии для установки в новую самоходку. При этом кроме вооружения — 88-мм пушка и толщины брони в лобовой части — 200 мм, ограничивалась только боевая масса машины — не более 65 тонн. Остальные характеристики остааляли на усмотрение проектировщиков. Несмотря на заявление Порше о готовности начать серийный выпуск «тигров» с 12 мая 1942 года, заводы «Нибелунгенверке» и «Обердонау» были готовы к производству VK 4501 (Р) лишь к концу июля — потребовалось время на отработку технологического процесса, необходимой документации, инструмента и приспособлений. Но. несмотря на это, к началу августа на этих предприятиях имелся задел для сборки нескольких десятков шасси (бронекорпуса, раскрой броневых листов, детали ходовой части). После принятия решения о переделке «Тигра» конструкции Ф. Порше в тяжелое штурмовое орудие работы по сборке корпусов и шасси активизировались. В середине октября 1942 года два шасси (№ 15010 и 15011) передали фирме «Алкетт» для облегчения проектирования новой машины.

Проект переделки, разработанный «Алкеттом», был готов 30 ноября 1942 года (во всяком случае, именно эта дата стоит на эскизном проекте нового штурмового орудия). 11 декабря 1942 года его рассмотрели на заседании представителей рейхсминистерства вооружения и боеприпасов и управления вооружений сухопутных войск. Самой значительной переделке подверглась общая компоновка машины. Большой вылет ствола артсистемы не позволял установить рубку с вооружением на месте боевого отделения танка VK 4501 (Р) в передней части корпуса. Поэтому была принята схема с кормовым расположением рубки с пушкой, для чего пришлось сдвинуть вперед двигатели силовой установки с генераторами, которые оказались в середине корпуса. Из-за этого механик-водитель и радист оказались «отрезанными» от остального экипажа, находящегося в рубке. Пришлось отказаться и от использования двигателей воздушного охлаждения Тур 101 конструкции Ф. Порше, установленных на VK4501 (Р) — они оказались достаточно капризными, к тому же не находившимися в серийном производстве. В результате пришлось прибегнуть к установке проверенных и надежных двигателей «Майбах» (Maybach HL 120TRM) мощностью 265 л.с., что потребовало полной переделки системы охлаждения (такие двигатели ставились на танки Pz.III и штурмовые орудия StuG III). Кроме того, для повышения запаса хода пришлось заново спроектировать бензобаки увеличенной емкости.

Проект в целом получил одобрение, правда, военные потребовали уменьшить массу машины до 65 т, как планировалось по заданию. 28 декабря 1942 года рассматривался переделанный и упрощенный проект тяжелого штурмового орудия на шасси «Тигра» Порше. Согласно приведенных представителями «Алкетта» более точных расчетов, боевая масса машины должна была составить 68,57 т: переделанный корпус, включая 1000 л горючего — 46,48 т, броневая рубка — 13,55 т, пушка с установкой броневым шарообразным щитком — 3,53 т, дополнительная защита лобовой части и передней части днища — 2,13 т, укладки боеприпасов и снаряды — 1,25 т и экипаж с инструментами и запасными частями -около 1,63 т. Некоторые инженеры и «Нибелунгенверке». и «Алкетта» опасались, что ходовая часть, рассчитанная на 55-тонную боевую машину, может не выдержать дополнительной массы. В результате обсуждения было принято решение облегчить самоходку за счет уменьшения боекомплекта, изъятия пулемета в лобовом листе рубки, части инструмента и запасных частей, а также дополнительной 30-мм брони на нижнем переднем листе корпуса. В результате этих мероприятий удалось уложиться в заданный 65 т, проект был одобрен и рекомендован к серийному производству. Одновременно поступило указание об изготовлении 90 таких машин и формировании из них двух батальонов.

Инспекторы управления вооружения сухопутных сил в апреле 1943 года приняли 30 «Фердинандов», оставшиеся 60 машин были приняты в мае. Один из них остался в распоряжении военной приемки (WafPruef) на «Нибелунгенверке» для испытания и проверки вооружения, а 89 передали в распоряжение управления артиллерийско-технического имущества сухопутных сил. Там «фердинанды» получат и боеприпасы, инструменты, запасные части и радиостанции. 29 машин передали в войска в апреле. 56 — в мае, остальные 5 отправили в июне, когда подразделения уже выдвигались к линии фронта. 1 мая 1943 года фирма «Нибелунгенверке» получила заказ на изготовление пяти машин на шасси «Тигра» Порше, предназначенных для эвакуации поврежденных или застрявших «фердинандов». Проект, получивший обозначение Bergepanzer Tiger (Р), был закончен в начале июля 1943 года. Он представлял собой шасси «Фердинанда», но без дополнительной брони, в кормовой части которого располагалась небольшая рубка в форме усеченной пирамиды с люками и шаровой пулеметной установкой в лобовом листе. Машина не имела никакого оборудования, кроме 10-тонной лебедки, которая могла монтироваться на корпусе снаружи.

Список официальных названий САУ

  • StuG mit der 8,8 cm lang — совещание фюрера 22 ноября 1942
  • StuG 8,8 cm K. auf Fgst. Tiger (P) — 15.12.42
  • Tiger-Sturmgeschutz
  • Sturmgeschutz auf Fgst. Porsche Tiger mit der langen 8,8 cm
  • Предложение имени «Ferdinand» для 8,8 cm StuK 43/1 auf Fgst Tiger P1
  • Ferdinand (StuK43/1 auf Tiger)
  • StuG 8,8 cm K. auf Fgst. Tiger P (Ferdinand)
  • Panzerjager Tiger (P) Sd.Kfz.184
  • 8,8 cm Pz.Jg. 43/2 L/71 Tiger P
  • Panzerjager Tiger (P)
  • Ferdinand
  • Tiger (P) Sd.Kfz.184
  • Panzerjager Ferdinand
  • StuG 8,8 cm PaK43/2 (Sf.) Sd.Kfz.184
  • StuG m. 8,8 cm PaK43/2 auf Fgst. Tiger P (Ferdinand)
  • Предложение имени «Elefant» для 8,8 cm StuG Porsche
  • Elefant
  • schwere Panzerjager VI (P) 8,8 cm PaK43/2 L/71 «Elefant» (fruher Ferdinand)
  • Panzerjager Tiger (P) mit 8,8 cm PaK43/2 Sd.Kfz.184
  • Elefant 8,8 cm StuG mit 8,8 cm PaK43/2 Sd.Kfz.184

Модификации

29 ноября 1943 года А. Гитлер предложил ОКН изменить названия образцов бронетанковой техники. Его предложения о наименовании были приняты, и узаконены приказом от 1 февраля 1944 года, и продублированы приказом от 27 февраля 1944 года. В соответствии с этими документами «Фердинанд» получил новое обозначение — «Элефант» 8,8-см штурмовое орудие Порше» (Elefant fur 8,8 cm Sturmgeschutz Porsche). Из дат проведения модернизация видно, что изменение названия самоходки произошло случайно, но ко времени, так как отремонтированные «Фердинанды» вернулись в строй. Это облегчило различие между машинами: первоначальный вариант машины назывался «Фердинанд», а модернизированный — «Элефант». В ходе боев лета-осени 1943 года во внешнем виде «Фердинандов» произошли некоторые изменения. Так, на лобовом листе рубки появились желобки для стока дождевой воды, на некоторых машинах ящик ЗИП и домкрат с деревянным брусом для него перенесли на корму машины, а на верхнем лобовом листе корпуса стали крепить запасные траки.

В период с января по апрель 1944 года оставшиеся в строю «Фердинанды» прошли модернизацию. В первую очередь, их оснастили курсовым пулеметом MG-34, смонтированным в лобовом листе корпуса. Несмотря на то, что «Фердинанды» предполагалось использовать для борьбы с танками противника на дальних дистанциях, боевой опыт показал необходимость в пулемете для обороны самоходки в ближнем бою, особенно если машина была подбита или подорвалась на фугасе. Например, во время боев на Курской дуге, некоторые экипажи практиковали стрельбу из ручного пулемета MG-34 даже через ствол орудия.

Кроме того, для улучшения обзорности на месте люка командира самоходки установили башенку с семью смотровыми перископическими приборами (башенка была полностью заимствована у штурмового орудия StuG42). Кроме этого, на самоходках усилили крепление крыльев, заварили бортовые смотровые приборы механика-водителя и стрелка-радиста (реальная эффективность этих приборов оказалась близкой к нулю), упразднили передние фары, перенесли установку ящика ЗИП, домкрата и запасных траков на корму корпуса, увеличили боекомплект на пять выстрелов, установили новые съемные решетки на моторно-трансмиссиониое отделение (новые решетки обеспечивали защиту от бутылок КС, активно использовавшихся пехотой Красной Армии для борьбы с танками и САУ противника). Кроме того, самоходки получили циммеритное покрытие, защищавшее броню машин от магнитных мин и гранат противника.

Отличия между «Фердинандом» и «Элефантом». На «Элефанте» имелась курсовая пулеметная установка, прикрытая дополнительной накладной броней. Домкрат и деревянная подставка для него перенесены в корму. Передние подкрылки усилены стальными профилями. С передних подкрылков сняты крепления для запасных траков. Демонтированы передние фары. Над смотровыми приборами механика-водителя установлен солнцезащитный козырек. На крыше рубки смонтирована командирская башенка по типу командирской башенки штурмового орудия StuG III. На лобовой стенке рубки приварены желоба для стока дождевой воды.

Боевое применение

Формирование подразделений на «Фердинандах» началось 1 апреля 1943 года, когда 197-й дивизион штурмовых орудий StuG III, находившийся в учебном лагере Брук-он-Лейте в Австрии получил приказ о реорганизации в 653-й тяжелый батальон истребителей танков (scwere Panzeijager Abteilung 653), который по штату должен был иметь на вооружении 45 САУ «Фердинанд». 197-й-й дивизион имел кадровый состав, действовавший на советско-германском фронте с лета 1941-го по январь 1943 года и имевший богатый боевой опыт. В ходе формирования будущие экипажи самоходок были направлены на завод «Нибелунгенверке», где проходили обучение и участвовали в сборке «Фердинандов». В конце апреля 653-й батальон имел на вооружении 45 машин, однако в первых числах мая по приказу командования их передали на укомплектование 654-го батальона, формировавшегося в Руане. К середине мая 653-й батальон насчитывал уже 40 «Фердинандов» и усиленно занимался боевой подготовкой. 24 и 25 мая батальон посетил генерал-инспектор танковых войск Г. Гудериан, который провел учения на полигоне в Нойзейдель (Neusiedel). В ходе их проведения «Фердинанды» прошли 42 км, кроме того, отрабатывалось взаимодействие с ротой радиоупрааляемых транспортеров взрывчатки BIV «Borgward», которые предназначались для проделывания проходов в минных полях. 9-12 июня 1943 года 653-й батальон тяжелых истребителей танков 11 железнодорожными эшелонами убыл с австрийской станции Пандорф на советско-германский фронт. Они проследовали через Модлин, Брест, Минск, Брянск. Карачев и Орел, разгрузившись на станции Змиевка (в 35 км южнее Орла). 654-й тяжелый батальон истребителей танков начал свое формирование в конце апреля 1943 года на базе 654-го противотанкового дивизиона, сформированного еще в конце августа 1939 года. Сначала дивизион имел на вооружении 37-мм пушки Рак35/36, затем получил САУ «Мардер II». Он участвовал во французской кампании и боях на советско-германском фронте.Сначала батальон должен был получить 88-мм противотанковыми САУ «Хорниссе» (Hornisse), но в последний момент решение переменили, и батальон стали готовить на «Фердинанды». До 28 апреля он находился в Австрии, а к 30 апреля 1943 года его перебросили во Францию, в Руан. В середине мая из 653-го батальона прибыли первые «Фердинанды». Разгрузившись, они проследовали через город, вызвав панику: «характерный шум работающих двигателей приняли за воздушный налет авиации союзников». А прохождение машин по старому мосту через Сену вызвало его проседание на 2 см. Батальон расположился на аэродроме недалеко от Руана, где проходило обучение экипажей. В конце мая прибыл последний, 45-й «Фердинанд», а 6 июня в присутствии Г. Гудериана прошло учение «Фердинандов» совместно с частями 24-й танковой дивизии. При этом Гудериан сказал, что основная задача батальона состоит в том, чтобы «обеспечить прорыв хорошо укрепленных позиций противника и открыть путь танковым частям во вражеский тыл».

Курская Дуга, лето 1943

Прибыв на фронт, 653 и 654-й батальоны вошли в состав 656-го танкового полка (Panzer Regiment 656), штаб которого сформировали еше 8 июня 1943 года. Помимо 653 и 654-го тяжелых батальонов истребителей танков в его состав включили 216-й батальон штурмовых танков, (Sturmpanzer Abteilung 216) вооруженный «Бруммбарами»(Sturmpanzer IV «Brummbar»), а также две роты (213 и 214-ю) радиоуправляемых транспортеров B4. Полк входил в состав 9-й полевой армии и должен был обеспечить прорыв советской обороны в направлении станции Поныри — Малоархангельск. С 25 июня «Фердинанды» начали выдвигаться к линии фронта. Все перемещения осуществлялись только ночью по специально разработанному маршруту. Находившиеся на нем мосты были усилены и помечены литерой F. Для маскировки выдвижения «Фердинандов» над зоной сосредоточения летали самолеты люфтваффе. К 4 июля 656-й танковый полк развернулся следующим образом: к западу от железной дороги Орел — Курск 654-й батальон (район Архангельское), к востоку 653-й батальон (район Глазунова), а за ними — три роты 216-го батальона. Каждому батальону «Фердинандов» придавалась рота радиоуправляемых транспортеров взрывчатки «Боргвард». Таким образом, 656-й полк действовал на фронте до 8 км.

5 июля 1943 года в 3:40, после артиллерийской и авиационной подготовки, 653 и 654-й батальоны, поддерживая части 86 и 292-й пехотных дивизий, двинулись вперед двумя эшелонами — две роты в первом, одна во втором. 653-й батальон в первый день вел тяжелые бои у советских позиций в районе высоты 257,7, которую немцы прозвали «Танковая высота». Действия затруднялись огромным количеством минных полей, в которых «боргварды» не успевали проделывать проходы. В результате, в самом начале боя более 10 «Фердинандов» подорвались на минах, получив повреждения катков и траков. Тяжелые потери были и в личном составе экипажей. Так, при осмотре своей поврежденной машины подорвался на противопехотной мине и был тяжело ранен командир 1-й роты гауптман Шпильман. Вскоре к минам добавился огонь советской артиллерии, который оказался довольно эффективным. В результате, к 17:00 5 июля на ходу осталось всего 12 «Фердинандов» из 45. В течение следующих двух дней — 6 и 7 июля — остатки 653-го батальона участвовали в боях по овладению станцией Поныри.

Начало атаки 654-го батальона оказалось еще более неудачным. Приданные саперы подготовили по два прохода через свои минные поля для 6 и 7-й рот (5-я шла во втором эшелоне за 7-й). Однако, когда «Фердинанды» начали движение, 6-я рота и приданный ей взвод «боргвардов» попали на необозначенное на картах немецкое минное поле. В результате часть B4 сдетонировали, при этом уничтожив несколько своих машин управления. В течение нескольких минут большая часть «Фердинандов» 6-й роты подорвалась на минах и вышла из строя. Советская артиллерия открыла по самоходкам ураганный огонь, который заставил залечь поднявшуюся в атаку немецкую пехоту. Несколько саперов под прикрытием орудий «Фердинандов» сумели расчистить путь, и четыре оставшихся на ходу машины 6-й роты сумели выйти к первой линии советских траншей. Заняв первую линию траншей и дождавшись своей пехоты, остатки 654-го батальона двинулись дальше, в сторону Понырей. При этом часть машин подорвалась на минах, а «Фердинанд» №531 был подбит артиллерийским огнем и сгорел. В сумерках, достигнув холмов севернее Понырей — и выполнил задачу дня — батальон остановился на отдых и перегруппировку.

Из-за проблем с подвозом горючего и, главным образом, боеприпасов, 6 июля «Фердинанды» вступили в бой лишь в 14:00. Однако из-за сильного артогня немецкая пехота понесла большие потери и отстала, атака захлебнулась.

На следующий день остатки 653 и 654-го батальонов оттянули к Бузулуку в качестве корпусного резерва, 8 июля 1943 года 6 «Фердинандов» и несколько «Бруммбаров» участвовали в атаке на Поныри, но безрезультатно. В 6.00 9 июля боевая группа майора Кагль (505-й тяжелый танковый батальон «Тигров», 654 (и часть машин 653-го), 216-й батальоны и дивизион штурмовых орудий) начала очередной штурм Понырей. По свидетельству экипажа одного из «Фердинандов», «сопротивление противника было просто ужасающим», и, несмотря на то, что группа вышла на окраину населенного пункта, развить успех не удалось. После этого 653 и 654-й батальоны отвели в резерв в район Бузулук — Малоархангельск.

С началом советского контрнаступления все имеющиеся в строю «Фердинанды» активно использовались в боях.Так, 12-14 июля 24 самоходки 653-го батальона поддерживали части 53-й пехотной дивизии в районе Березовец. При этом, отражая атаку советских танков у Красной Нивы экипаж «Фердинанда» лейтенанта Тирета доложил об уничтожении 22 из них.15 июля 654-й батальон отбил атаку танков со стороны Мало-Архангельск — Бузулук, при этом 6-я рота в своем боевом донесении сообщала об уничтожении 13 боевых машин противника. В последующем остатки батальонов оттянули в Орел, хотя 6-я рота 654-го батальона поддерживала отход 383-й пехотной дивизии. В ходе советского наступления, начавшегося 12 июля 1943 года, было потеряно еще 20 «Фердинандов» (по состоянию на 1 августа). Большинство из них были взорваны собственными экипажами из-за невозможности эвакуировать после выхода из строя по боевым и техническим причинам.Итого общие безвозвратные потери 653 и 654-го батальонов в ходе операции «Цитадель» составили 39 «Фердинандов». При этом штаб 656-го танкового полка донес, что за этот период он вывел из строя 502 вражеских танка и САУ, 20 противотанковых и около 100 других орудий. К 30 июля все «Фердинанды» были выведены с фронта, и по приказу штаба 9-й армии отправлены в Карачев — самоходки по железной дороге, а остальная матчасть своим ходом.

В начале августа 654-й батальон передал 19 своих оставшихся Фердинадов в 653-й батальон, и без техники убыл во Францию для пополнения (в апреле 1944 654-й батальон получил свои первые Ягдпантеры).

653-й же батальон с 50-ю Фердинандами в ускоренном темпе устранял повреждения техники в Днепропетровске. 19 сентября 1943 батальон получил приказ предоставить все 14 боеспособных на тот момент САУ для обороны Днепра. После ряда тяжелейших боёв в районе Никополь-Кривой Рог, остатки батальона — 7 Фердинандов — получили приказ вернуться в Австрию на ремонт и отдых. Однако ситуация на фронте и погодные условия — не позволила батальону выйти из боёв до 10 января 1944.

Италия, 1944

В связи со сложной ситуацие на фронте, сложившейся в Италии в начале 1944, 11 Фердинандов, отремонтированных к тому времени, были сведены в 1-ю роту иотправлены в Анцио. По прибытии они были прикомандированы к 216-му батальон штурмовых орудий и вошли в состав 508-го тяжелого танкового батальона, вооруженного танками Тигр. Перед батальоном была поставлена задача сбросить войска союзников с занимаемых плацдармов. Однако мягкий итальянский грунт мало подходил для Фердинандов и Тигров, и многие машины просто увязали в нем, при этом их было невозможно эвакуировать из-за сильнейшего огня артиллерии. Вскоре Элефанты (переименованные недавно приказом Фюрера) были переведены в резерв, и прикрывали отход германских войск. Однако и здесь их постигла неудача — несколько машин было выведено из строя американскими истребителями-бомбардировщиками. Остаткам роты — 5 Элефантам — пришлось перемещаться только по ночам, естественно, ни о какой боевой эффективности речи и не шло. 6 августа последние 3 Элефанта 1-й роты прибыли в Вену для отдыха и ремонта.

Восточный фронт, 1944-45

В это время 2-я и 3-я роты батальона с 30-ю Элефантами в апреле 1944 была направлена на Украину, в район Львова, на помощь окруженным в районе Тарнополя войскам. Однако в условиях весенней распутицы действия многотонных монстров были серьёзно осложнены, и после потери 3-х САУ батальон был отозван в резерв до лучших времён.

13 июля в южной Польше началась т.н. Львовско-Сандомирская операция советской армии. Большая часть войск группы армий «Северная Украина» была направлена севернее, на помощь сильно постадавшей группе армий «Центр». В результате советские танковые клинья легко вспарывали германскую оборону. Бои в составе группы армий «Северная Украина» ещё раз наглядно продемонстрировали все слабые стороны Элефантов: под непрерывным давлением наступающей советской армии, батальон не мог успешно эвакуировать подбитые машины. Ни о каком серьёзном ремонте не могло быть и речи. При этом во время отступления приходилось постоянно искать мосты, которые смогли бы выдержать тяжелые машины, и Элефантам приходилось наматывать лишние километры, теряя по пути всё больше и больше машин из-за технических неисправностей. Всего в ходе летних боёв на батальон безвозвратно потерял 19 САУ Элефант.

Остатки 653-го батальона были выведены в Краков в августе, тогда же было принято решение: все боеспособные Элефанты собрать во 2-й роте, а 1-ю и 3-ю отвести во Францию и переформировать на новую САУ Ягдтигр. 2-я рота с 14-ю САУ отправилось в Польшу в сентябре 1944. 15-го декабря 1944 она была переименована в 614-ю отдельную тяжелую роту истребителей танков, и в январе приняла участие в отражении Висло-Одерского наступления советской армии. И опять, при плохих погодных условиях, недостаточном снабжении, при полном господстве советских ВВС в воздухе, количество боеспособных САУ сократилось до конца января всего до 4-х. Все они были отправлены в район Берлина для ремонта, котрый сильно затянулся в условиях хаоса последних месяцев войны в Европе.

К началу боёв за Берлин немцы успели отремонтировать всего две САУ, которые приняли участие в последних боях и были захвачены советскими и польскими солдатами 1 мая 1945 в Берлине на площади Карла-Августа.

Фотографии и рисунки

Panzerjager Tiger (P) в наше время

В Советском Союзе в разное время имелось не менее восьми трофейных комплектных «Фердинандов»:

  • №331 — Захвачен 15-18 июля 1943г. около п. Александровка, р-он Подмаслово. Погрузился правой гусеницей в мягкий грунт. Атака нашей пехоты помешала экипажу уничтожить свою машину.
  • №333 — Захвачен бойцами 129-й Орловской стрелковой дивизии в период 15-18 июля 1943г. около п. Александровка, р-он Подмаслово. Недалеко днем позже будет захвачен Фердинанд №331.
  • №II02 — захвачен в районе ст. Поныри — с/х «1-е Мая». Эту САУ осматривал Рокоссовский.
  • №501 — захвачен в районе ст. Поныри — с/х «1-е Мая».
  • №502 — захвачен в районе ст. Поныри — с/х «1-е Мая». САУ подорвалась на мине, сорван ленивец. Позднее испытывлась обстрелом.
  • №624 — Захвачен 12 июля 1943г в районе Теплое — Ольховатка. При выходе из боя засел на рыхлом грунте. Машина была доставлена на выставку в ЦПКиО им. М.Горького в г. Москве
  • Ещё один сильно повреждённый Фердинанд захвачен на платформе ж/д станции Орёл 2 августа 1943г, и ещё одна неустановленная машина.

Одна САУ была расстреляна под Понырями в июле — августе 1943 года при испытании её брони; ещё одна — расстреляна осенью 1944 года при испытании новых образцов вооружения. В конце 1945 года в распоряжении различных организаций имелось шесть САУ. Они использовались для проведения различных испытаний, часть машин была в итоге разобрана с целью изучения конструкции. В итоге все они, кроме одной, были сданы на слом, как и все машины, захваченные в сильно повреждённом состоянии.

До настоящего времени сохранилась единственная САУ Фердинанд.

Фердинанд №501 из состава штаба 1./s.Pz.Jg.Abt.654, т.н. «Kommando Noak», названной по имени командира 654-го батальона Maj. Karl-Heinz Noak. САУ подорвалась на мине в районе ж/д станции Поныри — Совхоз «1-е Мая». Незначительно повреждена ходовая. САУ отремонтирована и отправлена на испытания в НИИБТ в г.Кубинка. До настоящего времени дошла в приличном состоянии, правда в советское время была разграблена изнутри.

Камуфляж типичен для 654-го батальона — тёмно-желтый (Dunkelgelb RAL 7028) фон с нанесённой «сеткой» из тёмнозелёного (Olivgrün RAL 6003) либо красно-коричневого (Rotbraun RAL 8017). Маркировка белого цвета — тактический номер 501 и буква на левом подкрылке N, обозначающая принадлежность к тактической группе «Ноак».

«Фердинанд» из музея Кубинки

Элефант №102 из состава 1./s.Pz.Jg.Abt.653, т.н. «Kommando Ulbricht», названной по имени её командира Hptm. Hellmut Ulbricht. Эта командирская САУ была брошена на дороге Cisterna-Cori в Италии 24 мая 1944г. из-за невозможности эвакуации после пожара в моторном отделении. Позднее обнаружена американскими войсками, и вывезена в США. Выставлена на полигоне Музея БТТ в г.Абердин, США. После того, как «Элефант» прибыл в США, специалистами был проведён внешний косметический ремонт и покраска. Внутри работы не проводились, т.к. САУ сильно выгорела. В этом состоянии Элефант простоял под открытым небом несколько десятков лет, и только в конце 1990-ых был приведён в сносное состояние — был восстановлен первоначальный камуфляж. Правда, циммеритовое покрытие американцы повторить не смогли или не захотели.

Камуфляж типичен для 1-й роты на итальянском ТВД — тёмно-желтый (Dunkelgelb RAL 7028) фон с нанесёнными хаотично мелкими пятнами тёмнозелёного (Olivgrün RAL 6003) и красно-коричневого (Rotbraun RAL 8017). Маркировка белого цвета — тактический номер 102 и буква U, обозначающая принадлежность к тактической группе «Ульбрихт».

САУ несёт на себе отметки боевых повреждений — ясно видны попадания в маску орудия, в лобовую броню рубки.

«Элефант» из Абердинского музея

wiki.wargaming.net


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.